электронная
200
6+
В стране потерянных вещей

Бесплатный фрагмент - В стране потерянных вещей

Сказочная повесть

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-8770-7

Глава 1. Странная находка

— Безделушкин, принимай груз!

— Ну вот опять, — ворчал Безделушкин, шаркая к двери, — ни днем ни ночью покоя нет!

— Ну что ты всё ворчишь, — приветливо засмеялся юноша с чересчур большими ушами, — надо было тебя Ворчушкиным назвать.

— Смейся, смейся, Ушастик, ведь они так голову когда-нибудь потеряют. Ну, что на этот раз?

— Не знаю, что-то тяжелое. Я еще не смотрел. Ладно, побегу, мне к шефу надо успеть, пока он не уехал. Будь здоров, не кашляй!

«Ворчушкин, Ворчушкин… Как тут не будешь Ворчушкиным? — бормотал Безделушкин, неся коробку на склад потерянных вещей.- И возраст дает о себе знать, все-таки двести лет на днях».

Безделушкин расчесал серебряной расчесочкой пышные усы, которыми особенно гордился, и принялся за работу.

«Так, что у нас здесь, посмотрим. Плюшевый медведь… Ну, это обычное явление: вырастают, а любимые игрушки теряют. Дневник… Тут тоже все ясно: двоечник нарочно потерял. Ничего интересного. Пара перчаток, старый зонтик… А вот это интересно! — Безделушкин даже подпрыгнул от удивления. — Что это может быть?»

И он выудил из коробки довольно увесистый минерал приятного перламутрового цвета. Что это не обычный булыжник, Безделушкин понял сразу — несмотря на свой дурной характер, он был замечательным специалистом. Его наметанный глаз сразу мог отличить вещь, которая никому уже не нужна, от вещи, которую будут искать, и искать долго и упорно.

Безделушкин положил камень на стол и задумался. Камень начал излучать слабое розовое свечение. Безделушкин отошел. Камень перестал светиться. «А может, ты таишь в себе опасность? Вдруг тебя надо уничтожить от греха подальше?» — размышлял озадаченный завскладом. Камень загорелся красным. «Вот те раз! Ты что же, мысли читаешь?!»

Безделушкин засуетился. Бежать, бежать к Наход Находычу! За триста пятьдесят лет он столько всего повидал, его ничем не удивишь, точно решит что делать. Безделушкин завернул артефакт в полотенце, накинул куртку и, хлопнув дверью, выбежал на улицу.

Глава 2. «Ну куда он мог деться?!»

А тем временем в городе Снежинске на бульваре Семи ветров, в доме восемь, квартире номер пять хмурый Иван Петрович Зябликов озадаченно смотрел на свою коллекцию минералов и повторял, как попугай, одно и то же: «Ну куда он мог деться?!»

Вася Зябликов, десяти лет от роду, стоял рядом и сочувствующе молчал, искоса поглядывая на отца.

— Нефрит здесь! Хризолит здесь! А вот на этом самом месте, между ними, он должен лежать. Всегда лежал! Нет! Я решительно не понимаю! Вася!

Вася вскинул брови.

— Ты брал эмоционит? Хотя что я говорю… Моя коллекция минералов — редчайшая в мире. Кодовый замок разработал сам профессор Сторожилкин, не мог ты его открыть. Ну куда он мог деться?! Решительно не понимаю…

«Не мог, а открыл, — проносилось в голове у Васи в это время.- Прости, прости, милый папочка!.. Но ведь я не знал, не знал, что так всё получится…»

Если бы самоедство и правда съедало изнутри, от Зябликова-младшего остались бы уже одни тапочки.

В комнату вошла уютная Вера Антоновна Зябликова.

— Вася, Ваня! Ну какие вопросы решаются на голодный желудок! С самого завтрака тут торчите, а уже второй час!

— Вера, Вера, ты не понимаешь! Какой может быть обед, эмоционит пропал! Э-мо-ци-о-нит! Сколько усилий я приложил, чтобы его найти, — распалялся папа, — он бесценный! Мне сказочно повезло. Это просто чудо, что прошлый владелец был дилетант и согласился обменять его на необработанный алмаз и два изумруда. А еще думал, что провел меня! Ха-ха-ха!

— Иван Петрович, прекрати истерику, я прошу! Давай валерьянки накапаю.

— Вера, ну Вера! — Иван Петрович истерику прекращать не собирался. — Эмоционит существует уже пять веков. Его создал случайно алхимик-неудачник и выбросил, так как думал, что очередной раз вместо золота получилась ерунда. Но он не знал, что создал, сотворил камень, который впитывает и воспроизводит с помощью цвета эмоции. Это редчайшее, редчайшее явление, уникальное в своем роде! — меряя шагами комнату и потрясая пальцем, вещал папа. — С помощью цветовых таблиц, которые разработал самый первый владелец путем многолетних наблюдений, можно определить любую эмоцию. Этот камень стольким людям помог! А ведь мы часто сами не понимаем, что чувствуем на самом деле, и можем только догадываться, что чувствуют другие, причем не всегда успешно. В этом корень всех проблем! Через неделю я должен был дать эмоционит доктору Успокойкину для важной работы. Он хочет помочь одному маленькому мальчику, который чахнет не по дням, а по часам, и никто не знает из-за чего. Как я могу успокоиться?

— Ваня, если ты не возьмешь себя в руки, Успокойкину придется лечить тебя. Ты у меня умница, а неделя — это не так уж мало. Мы придумаем что-нибудь!

«Неделя, неделя, неделя… — мысли в голове Васи сменили направление. — Неделя, чтобы помочь папе и исправить роковую ошибку!»

Глава 3. «Этого не может быть, потому что этого
не может быть никогда!»

Но вернемся к Безделушкину. Вот он несется по Находкинску, бережно прижимая к груди таинственный сверток.

«Подождите, какой Находкинск! Находка есть. Охотск есть. А Находкинска нет! Вы что-то путаете, уважаемый!» — уже слышу я возмущенные голоса любознательных читателей, тщетно изучающих политическую карту на стене.

Э-э, да не там ищете, вот… Большая карта мира волшебства и чародейства. Масштаб 1:5000. Видите, южнее моря Радости, на 30 градусов восточнее страны Сладкоежек, раскинулась она, страна потерянных вещей. А Находкинск — ее административный центр. Страна совсем небольшая, ее можно пройти вдоль и поперек за один день. Домики там сплошь маленькие и утопают в зелени. Каждый домик не похож на соседний, потому что жители страны считают: нет ничего хуже одинаковых, серых, похожих друг на друга домов, и людей, кстати, тоже. Так можно и самому потеряться. А потерять себя — это не то же самое, как потерять, скажем, старый зонтик, тут уже ничем не поможешь. Поэтому у каждого находчанина есть отличительная особенность: у кого-то большие, очень милые уши (с Ушастиком вы уже немного знакомы), кто-то рыжий и в веснушках, третий носит смешную шляпу, четвертый… Впрочем, вам еще удастся разглядеть этих необычных человечков поближе. Днем на улицах царит небывалое оживление — это курьеры торопятся доставить в срок потерянные вещи на сортировочные станции, ведь медлительность в этом деле недопустима. Мало ли, вдруг найдется что-то такое… Мэром Находкинска ни много ни мало триста пятьдесят лет является Наход Находыч, и именно к нему в дверь барабанит сейчас взволнованный и запыхавшийся Безделушкин.

— Наход Находыч! Это я, Безделушкин! Наход Находыч!

Тишина.

— Наход На…

Дверь неожиданно открывается, и Безделушкин, не удержав равновесия, вваливается в комнату.

— Безделушкин, ты так барабанишь, будто конец света наступает, ей-богу, — позевывая, сказал старичок с лучиками морщинок вокруг глаз.

Глядя на него, Безделушкин невольно улыбнулся — выглядел Наход Находыч презабавно. На нем была фланелевая пижама в медвежатах, на голове ночной колпак с кисточкой, а на ногах большие пушистые тапочки. Этот наряд совсем не вязался с седой бородой до пояса, которую он периодически поглаживал.

— Наход Находыч, у меня вот что! — и Безделушкин бухнул на стол эмоционит.

— Ты меня в выходной день, в шесть утра ради камня поднял? Ты не переработал, дружок? — заботливо поинтересовался Наход Находыч, щупая лоб Безделушкина.

Эмоционит при этом засветился фиолетовым цветом.

О! — Наход Находыч обошел несколько раз вокруг стола, потрогал минерал. Еще раз обошел вокруг стола. — Отк-к-куда это у тебя? — произнес он наконец, заикаясь.

— Ну, как обычно, мне рано утром Ушастик доставил груз потерянных вещей. Согласно инструкции я начал производить опись того, что находилось в коробке, и обнаружил в ней… — начал доклад по всей форме Безделушкин.

— Ясно, ясно, — перебил его Наход Находыч, — но эмоционит не может быть в потерянных вещах. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда, это нонсенс! Эмоционит не простой булыжник, и владельцы прикладывают невероятные усилия для его сохранности. А чтобы вот так банально потерять… А значит… Постой, постой… Надо проверить. Где мой универсальный измеритель поверхностей волшебных предметов?

— Что? — произнес вслух Безделушкин, а про себя подумал: «По-моему, старичок сбрендил», — и тут же покраснел от такой неподобающей мысли.

Наход Находыч проявил несвойственную для его возраста прыть, взлетел по стремянке наверх и стащил со шкафа небольшой чемоданчик. Достал из него какую-то плоскую штуку и прикоснулся ею к эмоциониту.

— Так и есть, смотри! Этого я и боялся… Понимаешь, Безделушкин, нормальная температура эмоционита тридцать шесть целых шесть десятых градуса, такая же, как у человека. Я измерил температуру камня в данный момент, и вот видишь — тридцать пять градусов. Эмоционит стремительно холодеет, он превращается в обычный камень! Я читал про это в книге волшебных знаний. Эмоционит тесно связан с владельцем, поэтому его можно отдавать, менять, дарить, продавать, но только с добровольного согласия хозяина. Если минерал украсть или завладеть им обманным путем, эмоции настоящего владельца будут настолько отрицательны, что эмоционит не сможет их вынести и полностью потеряет свои свойства, превратившись в холодный булыжник, каких полно у нас под ногами. Чуешь, чем пахнет? Эмоционит не просто так потеряли, что-то тут неладно.

— Ну так это, того… не так уж и страшно, — попытался успокоить мэра Безделушкин. — Эмоционитом больше, эмоционитом меньше, не катастрофа ведь.

— Если бы, если бы… — Наход Находыч совсем сошел с лица. — Если эмоционит превратится в камень и попадет в руки волшебника, знающего нужное заклинание, тот сможет превратить его в такое… На, прочитай лучше сам.

Наход Находыч достал с полки книгу в старинном кожаном переплете, полистал и ткнул пальцем в нужном месте.

Безделушкин забегал глазами по строчкам:

«Когда эмоционит достигнет критической температуры и превратится в обычный камень, его структура настолько изменится, что путем магических заклинаний (которые мы не приводим здесь в целях безопасности) его можно настроить так, что он будет не читать эмоции, а внушать их. Эмоции могут быть любые — гнев, радость, печаль, страх и прочее. Радиус воздействия эмоционита в таких случаях колеблется от одного метра до нескольких километров, в зависимости от силы волшебства….»

— Теперь ты понимаешь, что будет, если эмоционитом сможет завладеть какой-нибудь злой волшебник?

— Но в наше мирное время не осталось злых волшебников, всех извели или перевоспитали, — самоуверенно заявил Безделушкин, — а значит, бояться нечего!

— Всех, да не всех! Один всё-таки остался… и давненько я о нем уже не слышал. Сдается мне, что в этой истории замешан именно он.

Глава 4. «Ну я попал!»

Хмурый Вася Зябликов брел по Снежинску куда глаза глядят. Глаза его глядели преимущественно под ноги: вдруг среди обычных, ничем не примечательных камней найдется потерянный им эмоционит. «Это не он, и это не он, это тоже не он, — бубнил Вася, пиная булыжники.- Я дурак, осел, болван, садовая голова, вместо мозгов у меня такие же камни!» Как диафильм, Вася снова и снова прокручивал в голове ужасные события, произошедшие с ним накануне, когда он вышел из школы и услышал:

— Василий Иванович Зябликов?

— Да, — обернулся удивленно Вася.

— Мы с вами не знакомы, — поспешно добавил мужчина в пальто и шляпе, — разрешите представиться: Иннокентий Григорьевич Зловский. Для друзей просто дядя Кеша.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.