электронная
50
12+
В руках Всемогущего

Бесплатный фрагмент - В руках Всемогущего

Объем:
464 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-1323-1

Книга первая.
Системлянки

В пути

Я Господь,

Святой Израилев,

Спаситель твой,

Дорог ты в очах Моих!

Не бойся, Я с тобой,

От начала дней Я тот же,

Я возлюбил тебя,

Выкуп за тебя отдал!

Я — Господь,

Я — Творец,

Я — Господь,

Выкуп за тебя отдал!

Я Господь,

Сотворил тебя для славы,

Искупил тебя,

Обратись ко Мне, ты Мой!

Торжествуйте небеса,

Господь соделал это!

Восклицайте, глубины земли!

Я — Господь, иного нет,

Я — Творец, Бог твой,

Я — Господь,

Выкуп за тебя отдал!

Глава 1. Новость

«Всё, что произошло сегодня, непостижимо… Я не могу этого принять, это выше моего понимания! Может, я сплю, и это всё мне снится? Как жить дальше? Что меня ждёт? И не только меня, но и всех нас?» — Фэйлин чувствовала, что находится в каком-то оцепенении, хотелось кричать, но не было слов, а только полная растерянность. Ей казалось, что почва уходит из-под ног, что мир вокруг рушится и нет никакого объяснения происходящему! С такими мыслями она повернула ручку двери, ведущей в сад, окружавший дом, в котором она жила вместе со своими подругами: Тэлиэн Стелни, Эндертой Тэзинт, Дальетой Кейнеш и Кэтиринной Кэврин. Фэйлин не заметила, как прошла по тропинке и попала внутрь. Она не знала, где сейчас её подруги. Ей очень не хотелось остаться в такой момент одной. К счастью, оказалось, что все были дома, хотя так случалось не часто. Являясь частной спасательной командой, они проводили время вместе в основном, находясь на выполнении очередного задания. А в остальное время каждая из них занималась, чем хотела.

Лиэн в этот момент оживлённо беседовала с Кэтиринной в гостиной, Дальета что-то делала в своей комнате, а Эндерта была поглощена научными исследованиями в области новых технологий.

— Наша любимая королева сегодня умерла!!! Это конец! — Фэйлин казалось, что она говорит громко, но её голос прозвучал едва слышно.

— Что? — Лиэн повернула голову и пристально посмотрела на Фэйлин, как будто услышала что-то непонятное. — Что ты сказала про королеву, Эф-ли?

Но Фэйлин не могла продолжать, ужасное напряжение сковывало её, и она молча смотрела на Ли-эн с таким видом, будто заблудилась в лесу.

— Эф-ли, ты неважно выглядишь, тебе принести воды?

— Эф-ли, присядь на диван, я могу принести успокоительное, если хочешь? — с участием обратилась к ней Кэтиринна. — Всё будет хорошо! Ничто не может напугать нас, ведь мы столько пережили вместе и никогда не отчаивались! Что могло случиться? — Кэтиринна покачала головой. — Мы не должны быть такими чувствительными ко всему!

Лиэн обняла Фэйлин за плечи и проводила до кресла.

— Рассказывай, что могло так тебя потрясти? — спросила она.

— Королева Лаония Иволга сегодня умерла! — на этот раз Фэйлин удалось выжать из себя несколько слов. — Её больше нет… Её больше нет, — повторяла она.

Наконец она разрыдалась, и выглядела совершенно безутешной.

Кэтиринна и Лиэн молча смотрели друг на друга, и, казалось, им тоже передались чувства потерянности и недоумения, которые поначалу охватили Фэйлин.

— Что она такое говорит, может ли это быть правдой? — Кэтиринна посмотрела на плачущую Фэйлин, потом снова на Лиэн.

— Если вы мне не верите, можете включить любые новости, уверена, что сейчас везде говорят об этом! — проговорила Фэйлин, всхлипывая.

Лиэн быстро протянула руку к пульту, и, спустя несколько минут, они услышали всё, чтобы убедиться, что Фэйлин не шутит.

— Тело Первой Главной королевы Солнечной системы Лаонии Иволги нашли сегодня в начале девятого часа в парке, окружающем её резиденцию. Неизвестный нанёс удар по голове чем-то тяжёлым. Смерть наступила мгновенно. Беспрецедентный случай в истории Галактики. Уже были сделаны неоднократные попытки оживления королевы с использованием последних достижений в области науки и магии… Но никаких положительных результатов не было достигнуто…

Казалось, даже сам диктор не был в состоянии передать эту новость спокойным ровным голосом.

— Далли, Энди! Идите сюда немедленно! — закричала Лиэн.

— Они тебя не слышат! Далли скорей всего в электронные игры играет, а Эндерта слишком занята, чтобы прислушиваться. Я схожу за ними, — Кэтиринна быстрыми шагами направилась по лестнице на второй этаж. Через пять минут Эндерта и Дальета спустились в гостиную.

— Что случилась? Почему Кэтиринна такая взволнованная? — поинтересовалась Эндерта.

— Вы отвлекаете меня на самом интересном месте! Что ещё могло случиться, из-за чего нужно было меня сюда звать? — недовольным тоном спросила Дальета.

Лиэн молча указала в сторону телевизора.

В течение минуты тишину нарушал только голос диктора, сообщавшего все основные подробности трагедии. По мере постижения смысла сказанного и до остальных подруг дошла очередь, чтобы измениться в лице.

— Но это невозможно! А как же бессмертие? У нас самая передовая галактика. У нас смерти нет и быть не может!!! — Дальета была глубоко обескуражена.

— Ты же видишь своими глазами, что она есть! — возразила Фэйлин, которая к этому времени уже немного успокоилась и могла говорить. Придётся поверить, что она существует и вполне реальна!

— Я отказываюсь в это верить! — продолжала Дальета стоять на своём. — Это на планете Земля есть смерть! Уж не знаю, почему она там есть… А у нас здесь, в нашей галактике и нашей планетной системе, смерти уже давно не существует, а есть много жизней, чтобы их проживать в своё удовольствие! Мне очень жаль жителей земли, что они такие бедные, живут только лет семьдесят, а потом вынуждены умирать. Я не могу с этим согласиться, я гражданка своей страны и знаю, что кому-кому, а мне смерть не грозит! Вот! — Дальета удовлетворённо замолчала. Но было видно, что она сильно обеспокоена, хоть и делает вид, что это её не очень волнует.

— Далли, но ведь это не шутки! Это правда! Фэйлин права! — возразила Эндерта, внимательно наблюдавшая за реакцией остальных. — Я не могу выразить, что я сейчас чувствую! Я тоже хочу разрыдаться, как это сделала Фэйлин. Вы только представьте, что это не фантазия диктора! Если королевы Лаонии больше нет, то… что будет с нами?!

— И не только с нами, но и со всей Солнечной системой! — добавила Кэтиринна упавшим голосом.

— Девочки, я думаю, что нам нужно всё это немедленно обсудить, — предложила Лиэн.

— Ты думаешь, что мы можем сейчас что-то обсуждать, Ти-эл? — Эндерта выглядела очень подавленной.

— Да, думаю, именно сейчас, по горячим следам! А эмоции мы всегда успеем выразить! Нужно держать себя в руках! — Лиэн пыталась увещевать подруг. Но никто из них, включая её саму, не воспринимал этих слов. Все были в шоке.

— И всё-таки нам нужно решить один вопрос, — продолжала Лиэн, — мы не можем сейчас опустить руки и плакать. Вспомните, сколько всего мы пережили в прошлом! Неужели сейчас мы позволим нашим чувствам полностью лишить нас здравого рассудка?

— Вот с этим я согласна! — Дальета проявила несвойственную ей серьёзность. — Итак, что будем обсуждать?

— Мы будем обсуждать только один вопрос, — проговорила Лиэн, — он звучит так: «ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ ТЕПЕРЬ?»

— Какой замечательный вопрос! Очень оригинальный! — сказала Дальета с иронией в голосе.

— Далли, твоя ирония сейчас совершенно неуместна, — одёрнула её Фэйлин. — Речь идёт о глобальной проблеме, касающейся не только нас. Просто я не понимаю, почему мы не можем сначала прийти в себя, а потом проводить это совещание.

— Потому что если мы потеряем время, то может стать поздно, — серьёзно сказала Лиэн. — У меня есть одно предложение, и, если ни у кого больше никаких других предложений нет, предлагаю связаться с Дальятин.

— Хорошо, позвоним ей, может, она захочет с нами поговорить, — пожала плечами Эндерта. — Фэйлин, только у тебя есть её номер, звони ей прямо сейчас!

Фэйлин собралась с духом и набрала номер принцессы. Она не представляла, как та будет реагировать, ведь она всего три часа назад лишилась своей модельной матери. Возможно, она вообще не захочет с ней разговаривать! Фэйлин сама была в таком состоянии, что даже не смогла бы высказать ей свои соболезнования. К своему удивлению, после нескольких длинных гудков, она услышала в трубке взволнованный голос Дальятин:

— Фэйлин, как хорошо, что ты позвонила! Я только что сама собиралась тебе звонить! Нам необходимо встретиться немедленно! Прилетайте, я жду вас через двадцать минут!

— Делли, но… как… мы, конечно, постараемся! — Фэйлин была растеряна ещё больше, она ждала, что услышит горестные всхлипывания, но вместо этого почувствовала в голосе Дальятин уверенность и решительность.

— Ну, что? — остальные подруги вопросительно смотрели на неё.

— Она хочет, чтобы мы сейчас же к ней прилетели!

— Замечательно, иду заводить двигатель! — Эндерта направилась к самолёту.

— Будем верить в лучшее, если даже Дальятин держится, то тем более мы! — сказала Кэтиринна, стараясь ободрить остальных. После чего они вместе вышли из дома, чтобы сесть в самолёт, готовый к взлёту.

Менее чем через пятнадцать минут они совершили посадку в малонаселённой части Главной планеты Аронии, на 365 линии, 1534 секторе, где у принцессы была квартира. В ней Дальятин проводила большую часть времени, стараясь, чтобы этот адрес был известен немногим. Она ценила возможность уединиться, что было крайне проблематично сделать во дворце.

— Девочки, я очень рада вас видеть! Я хочу вам сказать, чтобы вы не отчаивались после всего услышанного! — Дальятин улыбалась, глядя на них ясными зелёными глазами. Длинные каштановые волосы обрамляли лицо принцессы, делая его особенно выразительным. Она не выглядела поникшей или убитой горем, напротив её стройная осанка и участливый взгляд будто подтверждали, что действительно есть надежда на лучшее.

— Но тебе ли это говорить нам? Ведь эта трагедия коснулась тебя намного больше, чем нас! — удивлённо произнесла Фэйлин.

— Да? Мы что-то не понимаем! Может быть, ты хочешь нам сейчас сказать, что это неправда и королева Лаония в полном порядке? Мы гораздо охотнее поверим этому, чем тому, о чём слышим во всех средствах массовой информации! — проговорила Лиэн с надеждой. — Всё, что мы слышим, совершенно не укладывается в нашем сознании!

— Нет, то, что вы слышали, действительно является правдой. Королева Лаония Иволга, моя модельная мама, умерла, — спокойно ответила Дальятин. — Вы знаете, мне бы очень хотелось вам рассказать о многом, но это потребует достаточно продолжительного времени. А я хочу вам сказать, что его у вас нет. Наверно, вы и сами это понимаете?

— Мы понимаем, — ответила ей Лиэн, — понимаем, что королева Лаония была нашей единственной защитой и теперь её нет. Поэтому мы не знаем, что нам делать!

— Ну, не всё так плохо, как вам кажется, — мягко сказала Дальятин, — у вас есть другая защита! Но я не могу сейчас вам о ней рассказывать, скоро вы сами всё поймёте. Извините, что я даже не предлагаю вам сесть. Наверно, это покажется вам негостеприимным… Главное, что я сейчас хочу вам сказать, — вам необходимо срочно улетать отсюда! Вы находитесь в опасности, даже сейчас!

— Какой смысл улетать, если на любой планете Солнечной системы будет то же самое? — удивились подруги. — Лария найдёт нас где угодно! Теперь, когда не стало королевы Лаонии, исчезла единственная сдерживающая сила, могущая остановить её замыслы. Я уверена, что опасность угрожает не только нам…

— Я понимаю, поэтому улетайте немедленно из Солнечной системы куда угодно. Никому, даже мне, не говорите о том, куда решите лететь. И… не возвращайтесь сейчас домой, я дам вам свой корабль, полетите на нём!

Дальятин говорила настолько серьёзно, что никому не пришло в голову ей возражать.

— Я уже позаботилась о том, чтобы в корабле было всё необходимое, что может вам понадобиться в длительном полёте. А сам корабль, поверьте, не уступает вашему, — добавила она, видя сомнение на лицах своих гостей. — Я провожу вас. Но прежде хочу вам дать кое-что.

Всё происходящее было для подруг необычным, хотя они много всего повидали за годы работы в частной спасательной команде. Даже Дальета, никогда не упускавшая возможности вставить какое-нибудь замечание, вела себя удивительно тихо. Они молча смотрели, как Дальятин на минуту удалилась в другую комнату и принесла им небольшой пакет.

— Вот, возьмите, посмотрите уже в полёте! — сказала она, протягивая его Лиэн.

— Спасибо, мы очень благодарны за твою заботу о нас, мы рады, что кто-то думает о нас! — растерянно промолвила Лиэн. — Позволь нам хотя бы обнять тебя на прощание, ведь, возможно, мы не встретимся много лет!

— Да, конечно! Мне тоже очень грустно с вами расставаться, зная, что вы будете неизвестно где и неизвестно сколько. Но я верю, что наступит день, когда мы снова встретимся! — обнадёживающе проговорила Дальятин.

Они по очереди обнялись, поцеловали Дальятин и уныло направились к самолёту, чтобы лететь в Космопорт, где их уже ждал полностью готовый к полёту космический корабль.

— Может, не стоило тебе отдавать нам свой корабль? — поинтересовалась напоследок Эндерта. — Мы могли бы и на своём полететь.

— Нет, мой корабль лучше вашего. И, к тому же, вы так расстроены, что можете упустить из виду что-нибудь важное, а у вас серьёзный путь, и совершенно нет времени на обдумывание деталей, — успокоила их Дальятин. Она проводила их с улыбкой к самолёту, дождалась, пока они заняли свои места, а Эндерта — место пилота, а затем сказала им слова, повергшие их в ещё большее удивление и недоумение.

— Теперь, когда вы сели, разрешите мне помолиться о вас, чтобы Господь, Творец неба и земли, благословил вас в полёте!

— А что это значит? — поинтересовалась Дальета. — Какое странное предложение! Мы слышим такое впервые!

Лиэн, Эндерта и Кэтиринна были в неменьшем удивлении, они вопросительно смотрели на Дальятин, ожидая, что она как-то пояснит сказанное. Только у Фэйлин, единственной из всех пятерых, кто видел королеву Лаонию перед её смертью, возникли смутные догадки, что это может значить. Но необычные, не поддающиеся разумному объяснению события этого вечера совершенно выбили её из колеи. Она молча сидела в кресле и смотрела на Дальятин, сознавая, что ей известно нечто такое, чего они пока не понимают, и этот полёт будет отличаться от всех тех, которые им приходилось совершать на протяжении двухсот лет их работы.

Дальятин тем временем, не вдаваясь ни в какие пояснения и пропустив, как казалось, вопрос Дальеты мимо ушей, произнесла:

— Дорогой Господь, благодарю Тебя, что у меня есть подруги. Я прошу, помоги им в дороге, они очень нуждаются в Тебе, пошли им спокойствие и рассудительность! Во имя Иисуса. Аминь.

После её слов никто больше ничего не сказал. Растерянные, грустные и обескураженные, подруги помахали принцессе из самолёта, после чего Эндерта завела двигатель, и они оказались в воздухе.

Глава 2. Книга

Фэйлин проснулась и обнаружила себя в каюте чужого корабля. Произошедшие за последние двадцать четыре часа события стали постепенно вырисовываться в её сознании. Вот она оказалась среди приглашённых на торжественный вечер во дворец Солнечной системы, резиденцию королев Лаонии Иволги и Лаонии Снежной. Как бывшая принцесса, наследница Фанталии, одной из трёхсот планет Солнечной системы, она регулярно бывала во дворце, иногда по приглашению на какой-то праздник, иногда для разговора с королевой Лаонией. Та часто давала ей необыкновенно ценные советы и никогда не ошибалась. Королева Лаония обладала силой, которой не было равных в Солнечной системе, да, наверно, и во всей Галактике. Она предвидела события будущего, могла читать чужие мысли, обладала другими сверхъестественными способностями, имела совершенную внешность. Если бы ей пришлось в одиночку противостоять целой армии, то и тогда, без сомнения, победа была бы за ней. Она была для всех безусловным авторитетом и обладала огромной силой, хотя пользовалась ей всегда с мудростью и во благо своим подданным. Её влияние сдерживало силы зла, и в Солнечной системе сохранялось равновесие. У Фэйлин и её подруг в связи с их работой было много врагов, которые мечтали о том, чтобы уничтожить их. Но подруги знали, что у них есть могущественный защитник в лице королевы Лаонии. А сейчас эта защита исчезла, и Фэйлин чувствовала себя впервые в жизни совершенно беспомощной и абсолютно незащищённой. К тому же, ей не давала покоя мысль о том, как королева Лаония могла позволить кому-то себя убить. Ведь ей было очень легко избавиться от любого врага. Она не могла не знать о том, что кто-то имеет против неё злой умысел. Она имела тысячи возможностей позаботиться о своей безопасности. Кроме того, Фэйлин была совершенно непонятна реакция дочери Лаонии, принцессы Дальятин. Она, казалось, совершенно не горевала из-за смерти своей модельной матери и проявляла удивительную стойкость и самообладание.

Теперь, когда королевы Лаонии Иволги не стало, Солнечной системой будет управлять её сестра, Вторая Главная королева Лаония Снежная. Поэтому происшедшее, конечно, не вызовет кризиса власти. После Лаонии Снежной трон займёт Дальятин вместе со своей сестрой Алирентан, дочерью королевы Лаонии Снежной. Так что в этом смысле ничего непоправимого не случилось. Солнечная система не имеет недостатка в наследниках для своего престола. Хотя и никто другой не будет иметь той силы, которой обладала Лаония Иволга. Но вопрос в другом. Почему королева Лаония позволила убить себя?! Надо сказать, что в Солнечной системе смерть считалась почти побеждённым явлением. Девяносто девять процентов её граждан с ней не сталкивалось, и существовали возможности спасти человека даже в самом критическом состоянии. То, что случилось с королевой Лаонией, казалось, противоречило всякому здравому смыслу!

Вместе с тем, внимание Фэйлин привлёк один эпизод, который был на какое-то время забыт ей, но теперь вспомнился с удивительной ясностью. Вчера вечером, когда все гости были в сборе, королева Лаония потрясла всех странной речью. Она говорила о том, что их жизнь не соответствует какой-то книге, какому-то закону, что необходимо привести свою жизнь в порядок, что они живут совершенно неправильно! Это было очень странно слышать из её уст! Особенно Фэйлин удивляло то, что королева говорила это не как имеющая власть, а очень мягко, в тоне увещевания и призыва. Многие из присутствовавших возражали ей, и это тоже было очень странно, учитывая её статус. Именно после своей речи королева Лаония попросила всех временно покинуть дворец, а час спустя Фэйлин стало известно о её смерти. Да, всё это было более чем странно!

И теперь они оказались в корабле Дальятин, в полёте. Им пришлось стартовать ночью. Принцесса позаботилась, чтобы у них было разрешение на вылет. Без её содействия их и в космопорт бы не пустили!

Фэйлин оглядела свою каюту. Она имела очень комфортабельный вид и во многих отношениях значительно превосходила каюты на их собственном корабле. Стены были отделаны под серебро и украшены картинами. В шкафах она обнаружила массу одежды, убедившись таким образом, что в этом чужом для них корабле есть всё необходимое, что может им пригодиться в течение длительного полёта. Ведь они отправились в путь внезапно и не имели возможности взять с собой свои вещи. Они оставили в Солнечной системе всё своё имущество и теперь даже не знали, смогут ли вернуться назад. Они не знали, куда летят и зачем… Словом, Фэйлин почувствовала полную неопределённость во всех сферах своей жизни. Это было очень неприятно, но её утешало то, что она не одна. «Как хорошо, когда у тебя есть друзья!» — подумала она.

В каюту Фэйлин постучали, затем дверь приоткрылась, так как не была заперта, и в проёме показалась худощавая фигурка Далли. Быстро взглянув на Фэйлин, она спросила:

— Ты не спишь?

— Да нет, заходи! — ответила Фэйлин.

Дальета прошла внутрь и с любопытством оглядела помещение.

— Корабль ничего, вполне удобный… Здесь, даже есть бассейн и тренажёрный зал! Мы будем совершать наш полёт в комфорте, — Дальета выглядела вполне повеселевшей с прошлого вечера. Вообще не в её привычках было о чём-то долго беспокоиться. На первый взгляд, она имела довольно хрупкий вид, но подруги знали, что она очень стойко противостояла любым жизненным неурядицам, и её отношение к жизни казалось даже слишком лёгким. Фэйлин по характеру была противоположной Дальете, поэтому её привлекало то, чем не обладала она сама.

— Далли, думаю, что корабль действительно очень хороший, но я была бы рада, если бы мы оказались в нём при лучших обстоятельствах! — ответила Фэйлин. — Думаю, нам нужно как можно скорее собраться и решить, куда мы летим, и… посмотреть, что за свёрток нам дала Дальятин.

— Подумаешь, можно подумать мы первый раз летим неизвестно куда! — парировала Дальета. — Я люблю неизвестность! Это гораздо интереснее, чем сидеть дома или проводить время за привычными делами.

— Наверно, ты хотела сказать за привычными развлечениями! — иронично уточнила Фэйлин.

— Возможно, но это ничего не меняет. Мне всегда нравилась наша работа своим разнообразием! — заметила Дальета.

— Да, но сейчас мы не на задании, а в бегах, причём до сих пор не знаем, куда держим путь! Но, что самое печальное, мы никогда больше не увидим королеву Лаонию, никто никогда больше не даст нам безошибочных советов! — вздохнула она.

— Да, королева Лаония была настоящая королева, кто-кто а она действительно всегда знала, что делает! — согласилась Далли.

— Это-то и странно, как она могла допустить такое! — проговорила Фэйлин с болью в голосе.

— Я тоже не понимаю и, честно говоря, не хочу этого делать! — сказала Дальета. — Я не могу этого принять. Впервые в жизни я столкнулась с тем, чего совершенно не понимаю!

Внезапно их разговор прервал голос Лиэн, доносившийся из встроенного в стене динамика:

— Девочки, через пятнадцать минут собираемся в столовой!

— Если наш командир говорит, надо слушаться! — пошутила Фэйлин.

Дальета не возражала, поскольку твёрдо усвоила за годы их работы одно правило. Невозможно сделать никакого даже мало-мальски значимого дела в команде, если не иметь должной организованности. Она была совершенно неорганизованной и склонной к беспорядку, если это касалось её частной жизни, но когда это было связано с работой, она воспринимала все указания как должное. Фэйлин, напротив, иногда очень раздражали слова Лиэн о том, что они должны делать и куда идти, но она тоже сознавала их необходимость. Кроме того, за годы, проведённые вместе, подруги смогли убедиться, что если кто-то из них и способен организовать работу, то это Лиэн. Они очень нуждались в том, кто обладал бы достаточным самообладанием и рассудительностью, чтобы направить их в дни полной неопределённости и мрачных предположений. И Лиэн это неизменно делала на протяжении двухсот лет.

Спустя непродолжительное время все пятеро собрались в столовой за завтраком. И сама Фэйлин, и её подруги, как и другие жители Солнечной системы, имели приятную внешность и выглядели лет на семнадцать-восемнадцать. На самом же деле каждой из них было около двухсот тридцати. Лиэн, их командир, была немного выше ростом, чем остальные, худощавая, с длинными светлыми волосами. Она имела серьёзное, сосредоточенное лицо с чётко очерченными, немного резковатыми чертами. Её светло-серые глаза смотрели на окружающий мир твёрдо и пристально. Она любила порядок и всё стремилась разложить по полочкам, даже тогда, когда это казалось невозможным. Её прагматизм иногда сковывал их, и тогда обстановку разряжала Далли своей непоколебимой весёлостью и склонностью к иронии. Голубые глаза и лимонного цвета волосы до плеч придавали её облику особую живость. Кэтиринна была ростом чуть ниже Лиэн, со светло-русыми кудрявыми волосами и мягким внимательным взглядом светло-карих глаз. Её спокойное уравновешенное поведение и обдуманные высказывания делали их общение приятным. Эндерта выделялась среди подруг своей яркой внешностью. Тёмно-зелёные глаза, пышные светло-розовые волосы до плеч и более объёмная фигура в сочетании с эмоциональностью и прямолинейностью привлекали к ней внимание. Сама же Фэйлин была среднего роста и хрупкого телосложения. У неё были длинные тёмно-русые волосы, мягкий овал лица и тёмно-серые глаза. А взгляд — лёгкий, немного отстранённый. Время от времени она выглядела молчаливой, а иногда, наоборот, могла говорить очень много, высказывая неожиданные идеи.

Обычно во время утренней трапезы на корабле (дома им редко удавалось завтракать вместе) они беседовали о чём-либо, но на этот раз разговор не клеился, и каждая была погружена в свои мысли. Когда все поели, Лиэн произнесла:

— А теперь предлагаю обсудить наше положение! У кого-то есть какие-то возражения?

Возражений не было. Только Кэтиринна предложила:

— Может, сначала посмотрим, что нам Дальятин передала?

— Мне уже не терпится узнать, что это такое! — поддержала её Эндерта.

— Хорошо, с этого и начнём, — согласилась с ними Лиэн.

Они принесли небольшой пакет, положили его на стол и вытащили из него свёрток. Развернув его, они обнаружили в нём книгу и флэшку.

— Что это за книга? — с любопытством спросила Дальета.

— Библия! — проговорила Кэтиринна.

Все с интересом стали рассматривать её и вертеть в руках. Название им ни о чём не говорило, точнее не говорило всем, кроме Фэйлин. Последняя имела некоторое представление о Библии, поскольку было время, когда она жила на планете Земля.

— Оригинально! — сказала Дальета. — Наверно, принцессе Дальятин хотелось, чтобы мы не скучали дорогой. Очень мило с её стороны!

— Подожди, это не просто книга, это книга, которая говорит о Боге! — произнесла Фэйлин. — Это очень серьёзная книга, её стоит прочитать!

— Я очень рада, конечно, — согласилась Лиэн, — мы обязательно прочитаем, но нам уже сейчас надо решить, куда мы полетим! Боюсь, что эта книга нам мало поможет в этом вопросе!

— Хорошо, давайте подумаем, куда мы могли бы полететь! — проговорила Дальета. — Предлагаю полететь в Викторию.

— Не думаю, что это лучший вариант, — возразила Кэтиринна. — Система Виктория очень похожа на нашу и находится близко к нам. Нас там быстро найдут. Давайте куда-нибудь подальше, куда-нибудь, где можно успокоиться на некоторое время!

— Например, в Евксинту! — предложила Эндерта.

— Нет, там тоже не спокойно и близко! — не согласилась Лиэн.

Тут Фэйлин пришла в голову хорошая идея:

— А что, если на Асонтилли полететь? Планеты блуждающие, малонаселённые, нас на них никто не найдёт, и в голову никому, скорее всего, не придёт, что мы можем на них забраться!

— Идея интересная, во всяком случае, лучше, чем все остальные! — поддержала Эндерта. — Только есть одна трудность, не всегда удаётся установить их местонахождение. Нам может понадобиться не один месяц, прежде чем мы узнаем координаты хотя бы одной их них. А потом ещё есть проблема: не всегда удаётся правильно рассчитать скорость полёта и расстояние, чтобы приземлиться. Может случиться, что мы будем гоняться за этими планетами и играть с ними в прятки!

— Ну, вот и поиграем! — обрадовалась Далли. — Это будет весело!

— Насчёт «весело» я не уверена, но вот если нам действительно удастся выловить хотя бы одну из пар Асонтилли, то мы и правда будем в одном из наиболее недосягаемых мест нашей Галактики! — призналась Эндерта. — Придётся набраться терпения! Если же вдруг нам не повезёт, тогда мы можем приземлиться на планете какой-нибудь из систем Левогалактической территории, наиболее удалённой от нашей. Главное для нас сейчас — улететь как можно дальше от Солнечной системы.

Эндерта являлась пилотом корабля и имела обширные знания в области астрономии и физики. Она могла произвести необходимые расчеты и знала всё о космических кораблях, управлении ими, скорости движения, маршруте и тех опасностях, которые могли подстерегать в открытом космосе. Подруги доверяли её опыту, поскольку она занималась этим многие годы, всегда принимала верные решения. Часто благодаря ей им удавалось выходить из очень затруднительных ситуаций. Она обладала способностью действовать решительно, когда этого требовала обстановка, и, хотя иногда могла вести себя немного импульсивно, остальные подруги чрезвычайно ценили её.

— Думаю, что нам лучше всего остановиться пока на этом варианте! — сказала Лиэн. Все с этим согласились.

— А теперь давайте всё-таки вернёмся к Библии, — предложила Фэйлин. — Если принцесса Дальятин нам её дала, значит, она очень хотела и ожидала, что мы будем её читать. Вот только как это делать, нас пятеро, а она одна!

— А что там у нас на флэшке! Давайте посмотрим! — спохватилась Кэтиринна.

Они открыли флэшку и обнаружили, что на ней та же Библия, только в электронном варианте. Это решило проблему.

— Будем читать каждый день, а потом обсудим то, что узнаем! Может быть, мы поймём что-нибудь в этой запутанной истории! — выразила надежду Лиэн. Остальные подруги поддержали её. Только Дальета засомневалась:

— Я не люблю читать, я не осилю такую толстую книгу!

— Но ведь ты училась в школе, ты закончила двадцать классов! Вспомни, как ты это делала раньше! — напомнили ей подруги.

— Да, видимо, придётся поднапрячь память, давно это было, двести с лишним лет назад! — призналась Далли.

На этом они закончили разговор и разошлись по каютам. Каждой было о чём подумать.

Первой нарушила покой Дальета. Прочитав первые несколько глав Библии, она написала подругам сообщение следующего содержания: «Это что-то невообразимое, я ничего не понимаю, у меня столько вопросов! Во-первых, я не понимаю, зачем было сажать столь плохое дерево? Во-вторых, почему Бог не мог простить Адама и Еву, ведь они просто сделали ошибку? Это, по-моему, несправедливо! В-третьих, я что-то не поняла насчёт бессмертия, это что? Обман? В-четвёртых, мне не понятно, чем Богу не понравилась жертва Каина? И вообще я не понимаю действий Бога, я не считаю их справедливыми! Если вы поняли больше, чем я, напишите мне об этом!»

Вскоре ей пришли следующие ответы:

Кэтиринна: «Далли, я поняла примерно столько же, сколько и ты, я тоже не понимаю, почему всё было так!»

Лиэн: «И я ничего не понимаю!»

Эндерта: «С вами солидарна».

Фэйлин: «Боюсь, что тоже ничем помочь не могу».

Через некоторое время Лиэн написала: «Я посмотрела флэшку, и на ней есть какие-то комментарии, советую и вам их прочитать!»

Вечером подруги вновь собрались в столовой, уже за ужином, и стали обмениваться впечатлениями от прочитанного, делясь друг с другом тем, что им удалось понять.

— Давайте по порядку! — предложила Лиэн. — Первый вопрос, зачем Богу понадобилось сажать в Эдеме столь опасное дерево. Оно ведь принесло людям только горе!

— Горе им, по-моему, принесло не дерево, а их собственный выбор! — заметила Кэтиринна.

— Я тоже так думаю, — поддержала её Фэйлин. — Смотрите, если бы этого дерева в саду не было, то как бы Бог узнал, что люди ему послушны, ведь они вообще не знали, что такое зло, они были совершенными, счастливыми, делали только то, что Богу было угодно. Наверно, Творец хотел их испытать?

— Хорошее испытание! — Далли возмутилась. — Оно обошлось людям очень дорого, без него было бы намного лучше!

— Не скажи! — возразила Эндерта. — Бог хотел дать людям свободу, а она предполагает возможность делать выбор, даже неправильный! Какое удовольствие было бы Богу смотреть на людей, которые верны Ему только потому, что у них нет другого выбора, это были бы роботы, а не люди!

— Наверно, ты права! — неуверенно сказала Далли.

— А я думаю, что это единственное разумное объяснение! — заключила Лиэн. — Перейдём к следующему вопросу. Он звучит так: если Бог позволил Адаму и Еве совершить такую ужасную ошибку, потому что не хотел лишать их свободы выбора, то почему бы Ему было их не простить! Ведь их можно понять!

Но на этот вопрос никто их них не смог ответить, и они пришли к выводу, что надо продолжить чтение дальше. Возможно, это станет ясно из дальнейшего повествования. Поскольку время было уже позднее, они пожелали друг другу спокойной ночи и вновь разошлись по своим каютам.

Глава 3. В поисках истины

Прошло два месяца. Их корабль, носивший название «Серебризон», пересёк границы Солнечной системы. Они также успели миновать системы Викторию и Евксинту, не заходя на их территории. И теперь оказались в пустынных и необитаемых уголках Галактики. Планеты Асонтилли, на которые они держали путь, являлись попарно блуждающими. Их насчитывалось восемь пар. Не имея постоянной орбиты, они могли оказаться в самом неожиданном месте Галактики. Чтобы попасть на любую из этих планет, подругам было необходимо сначала выяснить координаты самой ближайшей. Это было довольно непросто, потому что приборы могли уловить приближающийся объект только с определённого расстояния. Поэтому приходилось ориентироваться на последнее известное место нахождения планет. Эти данные имелись в компьютере корабля, и компьютерная программа сама скорректировала оптимальный для корабля курс. Поскольку планеты непрестанно перемещалась, их корабль, конечно, не сможет достичь их, следуя в заданном программой направлении, однако у них будет шанс оказаться в зоне досягаемости этих планет для приборов «Серебризон». А уже тогда у них появится возможность определить точные координаты, направление и скорость их движения. В прошлом подругам уже доводилось побывать на одной из пар Асонтилли, когда они держали путь из системы Аксейнос в Солнечную. Тогда им повезло, и они самым неожиданным для себя образом оказались на планете Асонтилли-Лоди, где нашли временный приют, поскольку их корабль тогда нуждался в ремонте. Они, конечно, надеялись, что им снова повезёт, однако рассчитывать только лишь на одно везение было весьма ненадёжно. За двести лет работы в спасательной команде они привыкли находить разумный баланс между трезвым расчетом и надеждой на чудо.

Их команда была очень хорошо организована. Каждая из пятерых подруг могла делать что-то такое, чего не могли другие. Им приходилось бывать на разных заданиях, и всегда в конце их ждал успех. Во многом этому способствовало покровительство королевы Лаонии Иволги, а также тот факт, что первые сто шестьдесят лет работы Фэйлин являлась наследницей планеты Фонталия и имела много связей с другими принцессами, которых было в Солнечной системе около трёхсот. Впоследствии она передумала, решив, что не хочет связывать себя с государственными делами, и отказалась от трона, уступив его другой претендентке. Но у неё по-прежнему было много друзей почти на каждой планете Солнечной системы и даже в некоторых других системах Галактики. Это очень облегчало их работу, связанную с постоянными перелётами и путешествиями.

Кэтиринна имела очень хорошее медицинское образование и могла поставить диагноз, оказать помощь, а при необходимости даже сделать операцию. Она обладала очень мягким, дипломатичным характером и часто предотвращала возможные конфликты в их команде. Эндерта, как уже говорилось, была прекрасным пилотом и могла управлять практически любой техникой, включая космический корабль. Также она могла в случае необходимости создавать что-то своё, и часто её разработки очень помогали им. Лиэн являлась хорошим руководителем, имела уравновешенный характер и отлично владела собой в экстремальных ситуациях. Дальета обладала актёрским талантом, могла в случае необходимости отвлечь внимание врагов, пока остальные, делали в это время другую часть работы. Фэйлин часто приходили в голову оригинальные идеи, которые задавали направление их работе. Её проницательность позволяла ей иногда увидеть в ином свете какое-то событие или обстоятельство, что порой побуждало их принимать самые неожиданные решения. Однако теперь они чувствовали, что их жизнь непоправимо меняется, как будто со смертью Главной королевы, канули в прошлое и все их привычные дела и жизненные установки. Что-то новое должно было появиться в их жизни, но что?!

Ожидания, что они быстро прочитают Библию и узнают, что им хотела сказать Дальятин, не оправдались. Чтение Библии заняло намного больше времени, чем они думали. И, по-прежнему, большая часть прочитанного была им не ясна. Они читали истории о грехопадении, о первых людях, о призвании Авраама и израильского народа, о построении святилища, о жертвоприношениях и пророках. Они дошли до конца Ветхого Завета, а затем приступили к Новому, но совершенно не понимали смысла написанного. Их обсуждения ни к чему не приводили. Вопросов появлялось гораздо больше чем ответов. В конце концов, они вообще перестали видеть какой-либо смысл в том, чтобы читать Библию.

— Не понимаю, на что рассчитывала Дальятин, когда дала нам эту книгу! Неужели она думает, что нам станет легче от того, что мы её прочитаем? Думаю, что если бы она дала нам прочитать какую-нибудь весёлую историю, это бы нам гораздо больше помогло! Хоть настроение бы улучшилось! — высказалась Дальета.

— У тебя проблемы с настроением? — спросила Эндерта. — Что-то не помню такого за все годы, сколько тебя знаю (а знаю я тебя ещё со школы), чтобы тебя можно было чем-то обеспокоить!

— Не то, чтобы я была обеспокоена, — ответила Далли, — но мне хочется определённости. И её у меня нет с тех пор, как я стала читать Библию!

— Какую определённость ты имеешь ввиду? — поинтересовалась Кэтиринна. — По-моему, мы не в том положении, чтобы о ней вообще говорить.

— Я имею ввиду определённость в мыслях! — продолжала Дальета. — Раньше мне всё в этой жизни было понятно, я знала, чего хочу и что для меня хорошо. А сейчас у меня в голове полный хаос. Я перестала понимать, что мне нужно. Всё кажется каким-то бессмысленным и странным.

— Так-так, если даже Далли не знает, что ей нужно, то пора что-то делать! — заметила Эндерта. — Далли, неужели тебя перестали интересовать компьютерные игры?! Они ведь такие интересные!

— Не знаю, что со мной, но мне, действительно, не интересно теперь в них играть! — грустно сказала Дальета. — Я вообще не знаю теперь, что мне интересно!

— Да, это очень печально! — согласилась Кэтиринна. — А где у нас Фэйлин и Лиэн, неужели они до сих пор спят, что-то не похоже на них!

— Я их сегодня ещё не видела! — Эндерта огляделась вокруг. — Пойду, загляну в их каюты!

Эндерта вышла из главного отсека, в котором подруги в этот момент находились, и направилась в заднюю часть корабля, где располагались каюты пассажиров. Она застала Лиэн и Фэйлин за оживлённой беседой.

— Доброе утро, девочки! Как дела? — поинтересовалась она.

Лиэн повернула голову и тихо сказала:

— Энди, у Фэйлин мысль появилась, надо всё обсудить!

— Это хорошо! — обрадовалась Эндерта. — А то Далли совсем плоха!

— Что ты имеешь в виду! У Дальеты депрессия? Не может быть! — удивилась Лиэн.

— Может, тебе показалось? — с сомнением спросила Фэйлин.

— Видимо, может! — пожала плечами Эндерта. — С тех пор, как умерла королева Лаония, похоже, всё стало возможным!

— В таком случае немедленно идём в главный отсек! — заключила Лиэн. — Обсудим этот вопрос. Я не могу позволить, чтобы кто-то из нашей команды впал в уныние! Это совершенно не похоже на нас!

— Ну, ты преувеличиваешь! — заметила Фэйлин. — Я много раз в прошлом впадала в уныние!

— Ты исключение, ты слишком чувствительно на всё реагируешь! Наверно, из-за того, что жила на Земле! — предположила Лиэн. — Но нам это никогда не было свойственно!

Они быстро прошли по коридору и оказались в главном отсеке.

— Итак, к чему мы пришли? Подведём промежуточный итог! — Лиэн вопросительно посмотрела на всех.

— Мы ни к чему не пришли! Вот всё, что я могу сказать! — ответила Дальета.

— Это не совсем так! — не согласилась с ней Лиэн.

— У меня есть, что сказать, вернее, предложить! — заявила Фэйлин.

— Говори! — обрадовались подруги.

— Ну… — замялась Фэйлин. — Это несколько неожиданное предложение, я не знаю, понравится ли оно вам!

— Говори уже! — поторопила её Далли.

— В общем, сегодня мне пришло в голову, что нам нужно помолиться. Я предлагаю это сделать! — сказала Фэйлин.

— А какой в этом смысл? — поинтересовалась Дальета.

— Ну, такой, что если мы ничего не понимаем, то, может, после молитвы поймём… — предположила Фэйлин. — В любом случае мы ничего не потеряем. Вы ведь обратили внимание, что в Библии все молятся. Наверно, в этом есть какой-то смысл!

— Смысл есть! Только нам он пока не ясен! — заметила Лиэн. — Но давайте помолимся! У нас был пример принцессы Дальятин! Кто будет молиться?

— Ты! — предложили ей подруги.

— А я-то почему? Я никогда этого не делала! — удивилась Лиэн.

— Ты командир, сама это решила! — улыбаясь, заметила Эндерта. — Вот и бери ответственность на себя!

— Хорошо. Я попробую, — смущённо произнесла Лиэн. — Признаюсь честно, очень неловко я себя чувствую!

— Ничего, ничего! Здесь все свои! — успокоила её Фэйлин.

Лиэн опустила голову и тихо сказала:

— Боже! Мы никогда к Тебе ещё не обращались, но Ты видишь, у нас ничего не получается! Мы не понимаем, о чём говорит Твоё Слово! Наверно, мы очень глупые! Пожалуйста, помоги нам понять, что нам делать дальше и как относиться к тому, что мы читаем! Также помоги Дальете понять, что ей нужно! Аминь.

Остальные мысленно повторили за ней. И казалось, что ничего особенного не произошло.

— И это всё? — сказала Далли с недоумением.

— Похоже, что всё! — подвела итог Лиэн.

— И что дальше! — не успокаивалась Дальета. — Где результат?

— Подожди немного! Наверно, он появится со временем! — предположила Фэйлин. — Давайте пока просто поговорим! У меня есть один вопрос!

— У меня тоже, только намного больше, чем один! — призналась Кэтиринна.

— Давайте сядем, возьмём Библию и обсудим всё ещё раз! — предложила Лиэн.

Они сели за стол, и, удобно устроившись в креслах, принялись за обсуждение.

— Вот, смотрите, что здесь написано! — сказала Фэйлин. — «…не оставляй в живых колдунью» (Исх. 22:18), и «…не должно быть среди вас ни прорицателя, ни колдуна, ни гадателя, ни чародея, ни заклинателя, ни тех, кто вопрошает духов, или знахаря, или того, кто вызывает мёртвых. Ибо всякий, кто это делает, мерзок Господу…» Что вы на это скажете?

Подруги переглянулись. Дело в том, что волшебство являлось неотъемлемой частью их культуры. Оно использовалось во всём, начиная от бытовых нужд и кончая политикой. Волшебство преподавалось в школах и высших образовательных учреждениях, ему обучали детей, едва они только появлялись на свет, с его помощью делались лекарства, принимались решения, велись войны, и трудно было даже представить их жизнь без него. Они часто прибегали к нему в своей работе. И, конечно, все их королевы в обязательном порядке должны были быть волшебницами. Все принцессы получали углублённое образование в этой области. И Фэйлин, конечно, не была исключением, её знания часто использовались ими в работе.

Утверждение Библии бросало вызов всему их жизненному укладу. Но это было ещё не всё. Фэйлин продолжала:

— А вот, посмотрите, что здесь написано! «Всё, что может рука твоя делать, по силам делай, потому что в могиле, куда ты пойдёшь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости» (Екл. 9:10).

Все жители Солнечной системы были твёрдо убеждены в том, что смерти нет, а есть перерождение и множество жизней. Если человека не удавалось спасти с помощью научной медицины или волшебства, и он всё-таки умирал, что само по себе было большой редкостью, то всё равно предполагалось, что он просто перейдёт в другую жизнь, и это было своего рода утешением для людей. Реальность, с которой они столкнулись при чтении Библии, обескураживала их. Они не могли понять, как это вообще возможно, это противоречило всему, что они до этого знали.

— Мне это не нравится, может, это не правда?! — предположила Далли.

— Я не склонна делать слишком поспешные выводы, — заметила Лиэн, — но мы не можем не учитывать тот факт, что это может оказаться правдой. Мне хотелось бы знать точно. Думаю, ошибаться в таких вопросах не стоит.

— Но, если это правда, тогда вся наша Галактика противоречит воле Бога! — проговорила Кэтиринна.

— Это только малая часть всего, что меня смущает в Библии! — заявила Дальета.

— Подожди, нам пока и этого достаточно, иначе совсем голова кругом пойдёт! — предупредила Эндерта.

— Интересно, если всё это так, то что Бог сделает с нашей Галактикой? — спросила Кэтиринна.

— Думаю, Он её уничтожит, как Содом и Гоморру! — сказала Фэйлин.

— Но тогда, уже давно пора это сделать, чего же Он ждёт столько времени? — заявила Дальета.

— Я не знаю, может быть, Он хочет, чтобы мы изменились! — предположила Фэйлин, которой вспомнилось последнее обращение королевы Лаонии Иволги к своим подданным, перед тем, как она была убита.

— Ты шутишь?! — возмутилась Дальета. — Это невозможно. Даже если я и поверю, что это правда, и нет других жизней, и что магия — это плохо, я всё равно буду жить так, как привыкла, потому, что я так хочу!

— Ты уже не можешь жить так, как привыкла! — возразила Эндерта. — Боюсь, что перемены неизбежны в любом случае.

— Но если это так, не лучше ли, чтобы перемены были в лучшую сторону? — заметила Лиэн.

— Я тоже так думаю, — поддержала её Фэйлин, — вот только как этого достичь, не понимаю! Вы только представьте себе: жить, зная, что у тебя есть только одна единственная жизнь и больше ничего не будет! Знать, что ты обратишься в прах и только то, что ты успел сделать сейчас, у тебя и останется! И при том пользоваться этим будут другие, потому что после смерти тебе уже ничего не будет нужно! Не иметь мыслей, чувств, попасть в небытие, как будто тебя никогда и не было… эта перспектива ужасна!

— Хорошо ещё, что мы живём полторы тысячи лет и не стареем, а бедные жители Земли… Про них без слёз и говорить невозможно! Живут каких-то семьдесят лет, да ещё половину из них проводят в немощи! — добавила Кэтиринна.

— Да уж, безрадостная перспектива! — согласилась Лиэн.

— И вы хотите, чтобы я жила с такими мыслями! — сказала Далли. — Да уж лучше я буду верить в то, во что привыкла!

— Вряд ли тебе это удастся! Ты уже в это не веришь, потому что новое вошло в твою жизнь. Тебе придется выбирать: или жить с этим и постоянно страшиться, или что-то поменять в своей жизни, чтобы она пришла в согласие со всем, что тебе теперь известно! — возразила Фэйлин.

— Хорошо! Как, скажи, ты собираешься жить без магии? — Далли перешла в наступление. — Ты понимаешь, что тогда мы просто не выживем, мы даже первую помощь не окажем, мы ничего не сможем!

— Я не знаю, — призналась Фэйлин.

— Вот и я понятия не имею, как мы можем измениться! — заключила Дальета.

— Знаете, что? — Лиэн выразительно обвела взглядом всех присутствующих. — Давайте пока оставим этот разговор, мы ещё не прочитали Новый Завет. Может, в нём мы что-то лучшее увидим!

Согласившись, что дальнейший разговор бесполезен, они отправились в свои каюты.

А Фэйлин снова вспомнилось, как королева Лаония Иволга в своей последней речи говорила о необходимости перемен для всех жителей Солнечной системы. Почти все присутствовавшие там возражали ей, а она продолжала спокойно говорить, и её лицо выражало полную уверенность и ясность.

Глава 4. Ответ на молитву

В эту ночь сон не шёл к Фэйлин, она долго ворочалась, в её голове звучали обрывки разговора. Как она может изменить свою жизнь, как ей вообще дальше жить? Если даже Далли, которую вообще сложно чем-то задеть, не может равнодушно отнестись к тому, что они узнали из Библии, то у неё нет шансов чувствовать себя так, как будто ничего не случилось! Она испытывала внутренний дискомфорт и беспокойство. Ей пришло в голову, что хорошо было бы снова помолиться. Она никогда раньше так не делала, но сейчас у неё возникло чувство, что именно этого ей не хватает. Фэйлин выбралась из-под одеяла, встала на колени рядом с кроватью и обратилась к Богу со следующими словами:

— Господи, мне очень тяжело, я не знаю, как дальше жить! Со смертью королевы Лаонии, я чувствую себя осиротевшей. Она была для меня примером во всём, и теперь я не знаю, на кого мне смотреть! Я хочу понять, почему она так поступила, зачем ей было позволять кому-то лишить её жизни! Я понимаю, что она читала Библию и это оказало на неё влияние. Но я не понимаю многого из того, о чём говорится в Твоём слове. Мои подруги тоже не понимают. Я вижу, что моя жизнь не соответствует Твоему слову. Но я не представляю, как могу изменить свою жизнь, потому что тогда… это будет совсем другая жизнь, о которой я ничего не знаю! Пожалуйста, помоги мне и моим подругам найти ответ на этот вопрос! Аминь.

Фэйлин встала с колен и почувствовала, что ей стало легче. «Пожалуй, теперь можно и поспать», — подумала она, снова забираясь в постель, и действительно очень скоро её глаза закрылись сами собой, и она уснула. Однако спокойно спать ей в эту ночь всё-таки не удалось. Около трёх часов ночи её разбудил звучащий из динамика громкий крик Эндерты:

— Девочки, срочно в главный отсек! Прямо перед нами пояс астероидов, нам грозит столкновение с ними!

«Это что, сон?! Никогда ещё не было такого!» — подумала Фэйлин, вскакивая, и поспешно выбежала в коридор прямо в пижаме.

— Что случалось? — спросила заспанная Дальета, высовываясь из своей каюты.

— На нас летит астероид!

— Какой ещё астероид?! Хватит шутить!

— Да никто не шутит, скорее в главный отсек!

Когда они прибежали туда, то увидели Лиэн, Эндерту и Кэтиринну, которые выглядели крайне озабоченными и громко разговаривали.

— Этого просто не может быть, у нас автоматическое управление, компьютер улавливает все опасные объекты задолго до того, как мы приблизимся к ним, и меняет направление движение корабля так, чтобы облететь их на безопасном расстоянии! — возбуждённо говорила Эндерта.

— Может, он вышел из строя! — Лиэн недоумевала.

— Такого не бывало ни разу за всю историю наших полётов! — продолжала Эндерта. — Даже если корабль не поменял курс, мы всё равно должны были быть предупреждены, что перед нами находятся астероиды. Мы тогда могли бы сами скорректировать программу полёта. Но сейчас слишком поздно, мы приблизились к ним на недопустимое расстояние! Столкновение неизбежно!

— Очень весело! — проговорила Далли. — И что мы будем делать?!

— Не знаю, — в отчаянии покачала головой Эндерта. — Впервые в жизни я не знаю, что делать!

— Энди, не говори так, это очень странно слышать от тебя! — испугалась Кэтиринна.

— Но я, правда, не знаю! Нас окружают астероиды! Откуда они могли взяться, я не представляю. Единственное, что я могу предложить, это лететь прямо через них и надеяться, что они нас не заденут, что практически невозможно… или заденут так, чтобы мы могли потом отремонтировать корабль или эвакуироваться с него в челноке.

— Ну, если это всё, что мы можем сделать, то предлагаю, поудобнее устроиться в креслах, пристегнуть ремни безопасности и … — Далли осеклась, её смутило выражение лица Эндерты, которая явно не была расположена шутить.

«Дорогой Господь, — сказала Фэйлин в мыслях, — помоги нам!»

А дальше стало происходить невообразимое. Их корабль ужасно затрясся, погас свет, завыла сирена, сигнализирующая об опасности, в сочетании с сильным грохотом. Они попадали на пол, тщетно пытаясь за что-нибудь ухватиться, но в темноте это было практически невозможно сделать. Зажав уши, обхватив голову руками, они забились в угол, где в ужасе ожидали, что их корабль вот-вот разорвёт на части. Трудно сказать, сколько времени всё это продолжалось, казалось, что прошло несколько часов. Всё это время они не могли сказать друг другу ни слова из-за страшного шума и были уверены, что их полёту пришёл конец. Однако в какой-то момент шум и тряска как будто стали спадать. Фэйлин разжала уши и проговорила:

— А зря, Далли, мы тебя не послушали, надо было пристегнуть ремни!

— А ведь и правда стало тише! — сказала Кэтиринна.

— Подождите ещё, может это временное затишье! — заметила Лиэн.

— Интересно, что с кораблём? — произнесла Эндерта. — Если бы мы врезались, то почувствовали бы удар, но, похоже, нас просто сильно болтало, может быть, мы задели краем один из астероидов, но это вряд ли! Если опасность миновала, то свет скоро будет восстановлен. «Серебризон» оснащён новейшей системой безопасности, и большую часть поломок она может сама устранять, без нашего вмешательства!

— Энди, я больше не доверяю системе управления кораблём, — проговорила Кэтиринна, — садись-ка сама за штурвал!

— Это не смешно, — сказала Эндарта в ответ, — в «Серебризон» не предусмотрена возможность управления его человеком. Я могу только задать цель полёта и время от времени вносить некоторые корректировки в программу. Думаю, причина случившегося не в корабле, а в чём-то другом.

— А ведь и правда, тихо стало! — заметила Фэйлин.

— Да, шума не слышно, и уже не трясёт, — согласились с ней остальные.

Они осторожно поднялись и на ощупь пробрались к экранам компьютера, чтобы посмотреть, что произошло. Каково же было их удивление, когда они увидели, что их корабль продолжает лететь как ни в чём не бывало, и на нём не зафиксировано никаких существенных повреждений. Минуту спустя, загорелся свет.

— Очень интересно, как это могло быть?! Я была на сто процентов уверена, что имеются повреждения! — проговорила Эндерта. — Я ничего не понимаю!

— Думаю, нам есть, за что благодарить Бога! — сказала Фэйлин. — Я молилась, и вы видите, произошло чудо, мы отделались лишь синяками и ушибами, а корабль оказался в полном порядке!

— Да уж! — согласились с ней подруги. — Мы ещё никогда не видели ничего подобного, хотя нам и раньше везло, но чтобы так!!!

После всего случившегося они почувствовали себя очень усталыми. Они не имели возможности увидеть рассвет, поскольку находились в космосе, но по времени уже наступило утро. Они, можно сказать, не спали большую часть ночи, но пережитый шок, давал о себе знать тем, что спать им не хотелось. Они просто просидели несколько часов в главном отсеке, наблюдая за показаниями приборов и отчётом об их полёте, отражающемся на экранах компьютеров. Каждая из них была погружена в свои мысли и хранила молчание. Первой его нарушила Фэйлин. После своих молитв она не могла не видеть Божьей руки во всём случившемся и понимала, что им следует быть признательными Богу за Его милость к ним.

— Может, сейчас вместе Библию почитаем, всё равно уже сегодня не уснём! — предложила она.

— Ну, давайте, почитаем, — нехотя согласилась Дальета.

— Ты думаешь, мы после такой ночи сможем лучше её понять? — поинтересовалась Кэтиринна.

— Не знаю, давайте попробуем! — ответила Фэйлин. Она сходила за Библией, открыла её на Новом завете и принялась вслух читать Евангелие от Матфея. Остальные слушали её молча, стараясь уловить смысл. Так, не спеша, они дошли до Нагорной проповеди Иисуса Христа, и вот здесь у них снова появилась тема для горячего обсуждения.

— Я не представляю, как можно жить по таким принципам! — заявила Далли. — Вы только посмотрите, о чём нам Фэйлин читает! «…не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду… Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного…» (Мтф. 5:39—40, 44—45). Вы только представьте себе, что мы бы пришли к своим врагам и сказали: «Делайте с нами, что хотите, мы не будем оказывать сопротивления, мы вас любим!» Да наши враги ответили бы нам: «Как хорошо! Эти ненормальные теперь в наших руках! Мы сделаем с ними, что захотим, сотрём их в порошок!» Вы только представьте, что мы попали бы в руки Ларии. Она бы нашла, как использовать нас в своих грязных делах! Мы бы и слова сказать не успели, как оказались бы в рабстве!

— Далли, думаю, ты не совсем понимаешь смысл прочитанного! — подумав, сказала Фэйлин. — Вспомни, что говорится в псалме сорок пятом, который мы уже читали: «Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах, посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля и горы двинулись в сердце морей» (Пс. 45:1—3). Заметь, происшедшее с нами сегодня доказывает тот факт, что Бог может позаботиться о нашей безопасности даже тогда, когда мы совершенно бессильны что-либо сделать для этого сами!

— Ну, может быть, ты и права в каком-то смысле… — замялась Дальета.

— Думаю, что Фэйлин действительно права, — поддержала её Лиэн. — Посмотри сама, Бог предлагает нам отказаться от наших несовершенных попыток самим себя защищать для того, чтобы Он Сам смог сделать это лучше нас. Заметь, если бы мы сегодня смогли что-то предпринять для защиты от астероидов, вряд ли бы добились лучших результатов, чем те которые у нас есть: мы целы и невредимы. А ведь мы совершенно ничего не делали!

— Хорошо, — сказала Дальета, — о защите мне более или менее понятно, а как насчёт любви к врагам? Как ты собираешься их любить, интересно? По-моему, это просто опасно!

— Допустим, — продолжала Фэйлин, — ты хочешь одержать победу над своим врагом и решаешь вместо привычного метода борьбы с ним — нападения, сопротивления — хорошо к нему относиться, желать ему доброго, молиться за него, не мстить, заботиться о нём. Как ты думаешь, долго после этого он будет оставаться твоим врагом, не станет ли после этого он тебе другом?

— Это, конечно, может произойти, но далеко не всегда! — заметила Эндерта.

— Даже если он не станет другом, — продолжала Фэйлин, — Бог может Сам вести с ним борьбу, и победа будет одержана, только не нашими силами! Вот о чём здесь, по-моему, речь! Речь о том, кто действует, мы или Бог. Библия предлагает нам путь решения любых проблем нетрадиционным, можно сказать, для нас способом: решать их не своими усилиями, а с Божьей помощью. Но поскольку Бог помогает нам, Он ставит условия, при которых Он согласен действовать в нашей жизни! То есть Он говорит, что нам следует делать и чего не следует, и если мы слушаемся Его, то Он оказывает мощное вмешательство в нашу жизнь и решает наши проблемы, в том числе и с врагами!

— Это, конечно, хорошо, — заметила Лиэн. — Но решать Он их будет по-Своему, не так как мы этого ждём и, может быть, даже хотим! Из всего, что мы до сих пор читали в Библии, я вижу одно совершенно ясно, Бог ставит Свои условия и всё делает так, как угодно Ему!

— Вот именно! — подключилась Далли. — А если мне не нравятся эти условия! Я не хочу любить врагов… я не хочу их прощать, я не уверена, что то, как Бог решит мои проблемы, будет соответствовать моим желаниям! И что мне делать?

— Смотрите, что написано дальше, — Лиэн взяла Библию из рук Фэйлин и стала читать сама. — «…Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их!» (Матф. 7:3—14). Вы видите, оказывается, жить по этим принципам, значит, идти узким путём, который находят лишь немногие, а большинство идёт другим, широким путём… в погибель!

На этом Лиэн замолчала, пытаясь осмыслить сказанное, а затем произнесла:

— То есть, Библия говорит нам, что есть два возможных пути: один ведёт к жизни, он узкий, его находят лишь немногие, он связан с неудобствами, и есть путь широкий, пространный, с виду более привлекательный, которого конец — смерть…

— Вот это мне и не нравится, — не успокаивалась Далли. — Я хочу идти к жизни, я люблю жизнь, но мне нравится такой путь, который мне приятен. А то, что мне предлагает Библия, понятия не имею, как достичь! Я хочу, чтобы к жизни вёл широкий путь, по нему идти удобнее!

— «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мтф. 6:19—21), — прочитала Лиэн. — По-моему, здесь ответ на твой вопрос Далли. Ты хочешь идти широким путём, он кажется тебе приятным, а Библия говорит обратное. Она говорит, что этот путь изначально ненадёжен, так как на нём есть воры и ржавчина. То, что тебе нравится здесь, может быть потеряно! В общем, мне ясно, если мы делаем то, что говорит нам Бог, Он нас вознаградит за это, а если мы делаем, что сами хотим, то не избежим разочарований! Библия ставит нас перед выбором: или путь Бога, на первый взгляд непривлекательный и неудобный, но ведущий к лучшему, к вечной награде, или путь наш собственный, более желанный для нас, но на нём мы будем терпеть разочарование и в конечном итоге ни к чему хорошему не придём. Ты, Далли, ищешь третий путь, но его не существует!

— Спасибо за радостную новость! — Далли была разочарована. — Как у тебя всё просто, Лиэн! А что в конечном итоге это лучшее, что оно собой представляет?

— Давайте это завтра обсудим, — заключила Лиэн. — Мы, действительно, уже очень устали. Но я наконец-то увидела прогресс в понимании Библии, и вот это действительно хорошая новость!

Подруги в очередной раз пожелали друг другу хорошего сна, и отправились в свои каюты, отдохнуть и подумать. Бессонная ночь сказывалась на их способности анализировать, поэтому они решили, что, несмотря на непривычное время суток, им всё же лучше немного поспать. Фэйлин почувствовала, что этот разговор внёс существенный вклад в понимание ею прочитанного в Библии. «Это ещё один ответ на молитву», — подумала она. И, несмотря на усталость, ей стало легко и радостно от этой мысли.

Глава 5. О новой жизни

Два пути, один из которых ведёт к вечной радости и счастью, а второй к вечной гибели и горю… «Я не хочу погибнуть!» — подумала Фэйлин. Её мысли снова и снова возвращались к тому, на чём закончился их последний разговор. Она проснулась, села и, уставившись в стенку напротив, думала о том, что она хочет теперь от своей жизни. Вот уже третий месяц, как они в полёте, и пройдёт ещё не один, прежде чем они достигнут цели и смогут приземлиться хоть на какой-то планете. Но она чувствовала, что не может спокойно проводить дни за привычными занятиями. Она была уверена, что всё случившееся с ними не является случайностью. Их разговор и ужасное ночное происшествие, закончившегося в итоге на удивление благополучно, не выходили у неё из головы, и она хотела понять смысл случившегося. Им стали открываться некоторые духовные истины, записанные в Библии, но она осознавала, что пока им не ясно самое главное. Да, они уже поняли, что их жизнь требует перемен, однако вопрос Далли, как это осуществить практически, продолжал оставаться открытым. Она не представляла, как должна выглядеть её новая жизнь. Кроме того, ей было чрезвычайно жалко Далли, которая испытывала серьёзный внутренний конфликт и никак не могла смириться даже с самой мыслью, что в её жизни что-то может быть не так. Дальета всегда была уверена, что она на своём месте, и испытываемые ею теперь переживания были совершенно новыми для неё, как, впрочем, и для всех них. Однако Далли переживала это острее, потому что всегда очень любила свободу и не терпела никаких ограничений кроме самых необходимых, как уже говорилось, преимущественно в сфере работы. Свою частную свободу она охраняла всеми возможными способами и никому не позволяла себя ущемлять ни в чём. Теперь же она столкнулась с силой, которая намного превосходила её возможности и бросала вызов всей её жизни. В детстве и подростковом возрасте Дальету часто наказывали за непослушание школьным правилам, и даже помещали в Лиандовый дворец на целые недели. Она всегда была склонна к разного рода бунтам, и этот дух снова и снова проявлялся в ней. Теперь это стало особенно видно при чтении Библии.

«И всё-таки должен быть выход! Я уверена в этом!» — Фэйлин сказала это себе и снова принялась искать ответ в Библии. Теперь уже она читала Евангелие от Иоанна.

Дойдя до третьей главы она была поражена тем, что в ней было сказано, во-первых, о рождении свыше, а во-вторых, о вере в Иисуса Христа!

«…Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Иоан. 3:5) и «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную»! (Иоан. 3:16).

«Значит, чтобы жить новой жизнью, необходимо рождение свыше! Вот оно что! — Фэйлин была очень обрадована. — Значит, это зависит не от меня! Значит, вечная жизнь всё-таки существует, только в иной форме, чем мы все считали! Она даётся каждому, кто верит в Сына и пережил рождение свыше! В таком случае очень важно пережить это рождение!» Благодаря сделанному открытию, её радости не было предела. Она поспешила в каюту Дальеты, чтобы рассказать ей о нём.

— Далли! — Фэйлин увидела, что та ещё спит. «Хорошо, подождём», — подумала она и присела на стул. Пока подруга спала, Фэйлин всматривалась в её безмятежное лицо с закрытыми глазами и думала о том, как она обрадуется, узнав, что нет необходимости ломать голову над тем, как изменить жизнь к лучшему. Лучшее уже само, можно сказать, стоит на пороге, нужно только протянуть руку и взять.

— Фэйлин, рада тебя видеть! Тебе не спится? — спросила Дальета, когда, проснувшись, увидела Фэйлин, сидящую напротив неё. — Ты что-то хотела?

— Да, я хотела поделиться с тобой радостной новостью! Вчера ты спросила, как достичь лучшего, и я могу тебе сказать!

— Это очень хорошо, — Далли села на кровати, — слушаю тебя очень, очень внимательно!

— Ну, в общем, если ты веришь, что Иисус умер за тебя, принимаешь то, что Он сделал, то наследуешь вечную жизнь, и тебе даётся новое рождение от Духа Святого! Вот что я только что поняла! — выпалила Фэйлин радостно. — Если ты переживёшь новое рождение, то сможешь жить новой жизнью!

— Интересная идея, я подумаю над ней, — сказала Дальета. Похоже, она не была слишком этим воодушевлена. — Ценю твоё внимание. Пошли завтракать, вернее, обедать, завтрак, мы уже пропустили.

— Хорошо, пошли! — Фэйлин была несколько разочарована реакцией подруги. Хотя этого следовало ожидать.

Когда все пятеро собрались в столовой, Фэйлин рассказала о своём открытии Лиэн, Эндерте и Кэтиринне. Они внимательно выслушали всё сказанное ей и переглянулись.

— Знаешь, Эф-ли, — мягким тоном произнесла Лиэн, — я не очень понимаю, чему ты радуешься. Для меня, например, здесь, больше вопросов, чем ответов. Что такое в твоём понимании рождение свыше? Как ты себе его представляешь, как ты вообще собираешься его переживать? По-моему, здесь всё очень неопределённо. Я бы не стала так легко относиться к этому вопросу, думаю, что он довольно сложный.

Фэйлин решила не сдаваться, она снова открыла третью главу и, найдя восьмой стих, прочитала:

— «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рождённым от Духа» (Ин. 3:8), — Фэйлин посмотрела на подруг. — Я полагаю, это означает, что рождение от Духа, перемены, будут происходить постепенно и незаметно под влиянием этого Духа. Мы не можем сами заставить себя родиться, рождение — это процесс, который не зависит от нас, тем не менее он происходит. Так здесь написано. Значит, нам нужно подождать, когда это случится!

— Подождать мы можем, конечно, у нас вообще вагон времени, — с усмешкой заметила Далли. — Энди, что ты можешь сказать по поводу длительности нашего полёта?

— Наши приборы не зафиксировали планет Асонтилли поблизости, возможно, нам придётся изменить свои планы, хотя, впрочем, рано говорить, мы летим ещё очень недолго, — ответила Эндерта.

— Хорошо, но вернёмся, лучше, к теме нашего разговора, — напомнила Кэтиринна, которая всё это время внимательно слушала. — Фэйлин, ты удивляешь меня, ты единственная из нас, которая понимает это место в Библии. Мне кажется, что ты права. И, заметьте, у нас и правда есть повод радоваться! Нам дарована вечная жизнь! Вот ответ на волновавший нас вопрос!

— А что значит верить в Иисуса? — Лиэн, как всегда стремилась досконально во всём разобраться. В отличие от Фэйлин, она не отличалась эмоциональностью. — Вечная жизнь дарована на условии веры, а что значит верить в Иисуса, скажите мне?

— Ну, наверно, верить, что Он умер за нас! — предположила Фэйлин.

— Думаю, нам поможет понять это следующий текст, — Кэтиринна пролистала несколько страниц вперёд. — Я открыла Библию случайно на этом месте, но оно было до настоящего времени мне неясным, а теперь в свете сказанного я, кажется, начинаю понимать, вот, послушайте: «Ибо Христос, когда мы были ещё немощны, в определённое время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрёт за праведника, разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были ещё грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасёмся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасёмся жизнью Его» (Рим. 5:6—10). И далее в двадцать первом стихе: «Дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим» (Рим. 5:21). Вы видите, здесь описано, что означала смерть Иисуса для жителей земли. Они были грешниками и заслуживали смерть, но Иисус умер за них и таким образом принял на себя наказание за их грехи — Божий гнев, для того, чтобы их спасти! Если мы верим в это, то это и есть то условие, на котором нам даруется вечная жизнь! Помните, в самом начале, когда мы стали читать Библию, у нас появился вопрос, почему Бог не дал Адаму и Еве второго шанса. Но теперь мне ясно, что второй шанс был им дан благодаря жертве Иисуса!

— Хорошо, я верю, что Иисус умер за меня, но моя жизнь от этого не меняется, — заметила Лиэн. — Я по-прежнему не понимаю, как достичь тех перемен, о которых говорит Библия! Всё это хорошо, что вы с Фэйлин сейчас сказали, но есть, на мой взгляд, некоторое недостающее звено. Ты сама только что прочитала, что благодать воцарилась через праведность к жизни вечной, заметь, через праведность! А если я не достигла этой праведности? Что мне делать тогда, как её достичь? Позицию Фэйлин я поняла. Она предложила подождать, якобы всё само собой произойдёт. Но я не уверена, что что-то может просто так произойти, тем более такие серьёзные перемены в жизни и характере, которые требует от нас Библия! Что вы на это скажете?

— Давайте Библию ещё почитаем и всё-таки подождём! — Фэйлин не знала, что ещё сказать.

— Хорошо, — Лиэн была очень спокойна, — почитаем, подождём, посмотрим, ведь у нас вагон времени, правда, Далли?

— Что Далли? — Дальета удивилась. — Я вообще молчу.

— Знаете что, а почему бы нам просто не порадоваться тому, что сделал для нас Иисус! — Фэйлин чувствовала, что их разговор не должен заканчиваться на этой ноте. — Ведь Его жертва на кресте превосходит по своей глубине и значимости всё, что мы когда-либо видели в своей жизни! Никто никогда не делал ничего подобного. Это любовь, о которой мы ничего не знаем! Неужели сам этот факт не может и не должен произвести на нас должного впечатления?

— Наверно, ты права, — в который раз поддержала Фэйлин Кэтиринна. — Мы тут говорим о рождении свыше и о переменах. Но главное, на что Библия обращает наше внимание, — это подвиг Иисуса на кресте, о котором мы никогда ничего прежде не знали. Фэйлин хочет сказать, что одно это может стать для нас поводом для размышлений и переживаний, ведь эта жертва была принесена, чтобы нас спасти! Почему бы нам действительно не осмыслить, как должен любить нас Бог, если Он отдал за нас Сына?!

— Вы знаете, в таких случаях мне хочется что-нибудь спеть, — заметила Фэйлин.

— Музыка — это хорошо, — согласилась с ней Лиэн. — Вот только есть одна загвоздка… Я тут послушала запись на флэшке, которую нам Дальятин в пакете вместе с Библией передала. Вы обратили внимание, что там за музыка?

Никто, как оказалось, кроме неё не слушал, и Лиэн продолжала:

— Далли, ты какую музыку обычно слушаешь? Хотя можно и не спрашивать, я и так знаю, что ты любишь рэп. Хорошо, а ты Фэйлин любишь, кажется, соул? А Кэ-рин и Энди, да и я — рок? Так вот, в дополнение к сказанному, хочу вам сообщить, если вы ещё не поняли, что слушать эти музыкальные стили также греховно, как и заниматься волшебством. Я послушала лекцию на эту тему, тоже на флэшке. Дальятин, видимо, знала, что этот вопрос обязательно возникнет, поэтому скинула на флэшку помимо Библии ещё много разных материалов. Многое я ещё не включала, что-то я пробовала послушать, но выключила, так как поняла, что сначала нам необходимо прочитать Библию, а уж потом что-то ещё. Но музыка меня заинтересовала. Так что знайте, порадоваться вы больше под привычные песни не сможете!

— Как это не сможем! — Дальета была обескуражена. — Я со своим рэпом не намерена расставаться!

— Ну, можешь не расставаться, — пожала плечами Лиэн, — просто я сказала, что эти музыкальные стили тоже противоречат Библии и не могут быть совместимы с христианской жизнью, о которой мы в последнее время так много говорим.

— Хорошо, — проговорила Фэйлин, — а на флэшке-то ты что услышала?

— Могу включить, если хотите! — И, поскольку никто не возражал, Лиэн нажала на кнопку плеера.

Музыка, которая зазвучала в помещении, где находились подруги, оказалась удивительно спокойной, величественной и простой. Она была совершенно не похожа на ту дикую, сопровождающуюся жёстким ритмом, вызывающую музыку, которую они привыкли слушать. В этой музыке они услышали гармонию, умиротворённость, радость и выразительность. Тексты песен говорили им о Боге, Его любви, жертве Иисуса, праведности и прославляли Творца. Это была необычная для них музыка, возвышавшая мысли и направляющая ко всему чистому и святому. Однако, вместе с тем, они поняли, что для того, чтобы к ней привыкнуть, понадобится время. Слишком сильно ещё было влияние их прежних музыкальных предпочтений, и они чувствовали, что их восприятие не может адаптироваться сразу. Прослушав, таким образом, с противоречивыми чувствами восхищения и недоумения несколько песен, они решили, что для первого раза хватит. Когда в столовой снова стало тихо, первой высказала свои мысли по поводу услышанных песен Далли:

— И вы хотите, чтобы я всё время это слушала? Я так не смогу! Это не согласуется с моими вкусами в музыке!

— Да, музыка совершенно другая! — согласилась Кэтиринна. — Но красивая!

— Думаю, мы к ней привыкнем, если захотим! — сказала Лиэн с оптимизмом.

— Но это будет не просто, — заметила Эндерта.

Но больше всех была удручена Фэйлин. У неё был друг в одной известной в Солнечной системе музыкальной группе, и теперь она понимала, что не сможет больше со спокойной совестью слушать то, что он пел. Это было очень болезненно для неё. Ведь она знала его много лет и, хотя уже давно не видела его, часто включала его песни. Теперь же мысль о том, что она не сможет больше услышать его голос, была очень нелёгкой. «О, если бы он смог спеть что-нибудь о Боге! Спеть в приемлемом стиле! — подумала она. — Как это было бы здорово!» Ей пришло в голову, что им следует опять помолиться, и она поделилась этой мыслью с подругами. Те были не против, и она произнесла:

— Дорогой Господь! Мы благодарны Тебе, что Ты открываешь для нас истины Твоего слова! Сегодня мы поняли смысл Твоей жертвы на кресте! Спасибо, что Ты спас нас! Мы просим, помоги нам изменить свою жизнь! Особым образом помоги Далли, Ты видишь, ей трудно принять то, что Ты говоришь! Дай нам желание перестать делать то, что противоречит Твоей воле и дай нам любовь к новой для нас музыке! Научи нас радоваться, слушая её. Прошу Тебя также за Сиэнта, я не знаю, где он сейчас, но ты сохрани его и его друзей по группе, в которой он поёт, дай ему узнать Твою любовь, которую Ты сегодня открыл нам! Во имя Иисуса. Аминь.

После этого Лиэн, Далли и Эндерта удалились в свои каюты, а Фэйлин подойдя к Кэтиринне, сказала ей:

— Кэ-рин, у меня с тобой ещё никогда не было такого взаимопонимания, как сегодня, мне так приятно!

— Я тоже рада, Эф-ли! Может, вместе Библию почитаем или потренируемся слушать христианскую музыку?

— Пошли в мою каюту, думаю, вдвоём мы лучше всё поймём!

Глава 6. О любви

Зайдя в каюту, Кэтиринна сказала:

— У меня есть один вопрос! Как мы можем достичь тех перемен, о которых говорит Библия?

— Мы ведь только что это обсуждали, зачем ты меня снова об этом спрашиваешь? Я знаю столько же, сколько и ты, — удивилась Фэйлин.

— Нет, я не совсем то имею в виду, что ты подумала. Я хочу сказать, надеюсь, ты поймёшь меня, можем ли мы достичь какого-то успеха, если просто будем делать то, что является правильным? Не кажется ли тебе, что это нам ничего не даст?!

— Будем надеяться на лучшее! — ответила Фэйлин.

— Ты можешь сколько угодно надеяться на лучшее, но если ты идёшь в неверном направлении, ты всё равно не достигнешь желаемой цели! Во всяком случае, я вижу это из своего опыта в других сферах жизни. Никогда ничего не получается, если ты это делаешь без желания и глубокого осознания, что тебе это действительно нужно! Насколько мы вообще хотим, чтобы наша жизнь изменилась?

— Ты меня об этом спрашиваешь? — переспросила Фэйлин.

— Да, это и к тебе вопрос, и, думаю, к каждой из нас. Ты заметила, что наша Далли на каждое утверждение реагирует сопротивлением. И её можно понять. Думаю, что и Лиэн, и Эндерта имеют точно такое же отношение, просто они не так прямолинейны в высказываниях. Я сама чувствую: то, что говорит Далли, мне очень близко. Я не уверена, что хочу перемен в своей жизни, просто не вижу другого выбора, поэтому я вынуждена признавать, что они мне нужны. Но, даже признавая этот факт умом, я сильно сомневаюсь, что это поможет мне их достичь. Надеюсь, ты понимаешь, о чём я говорю…

Кэтиринна замолчала. Фэйлин тоже какое-то время старалась осмыслить слова подруги, а затем произнесла:

— Ты хочешь сказать, что на одном признании какого-то факта далеко не уедешь?

— Да, если быть краткой, то именно это, — подтвердила Кэтиринна. — Нужно нечто большее, чем просто согласиться с тем, что Иисус умер за нас, и теперь мы должны покаяться и жить по-другому. Я понимаю умом, что совершённое Им на кресте — это огромная жертва, но мои чувства остаются холодными, если можно так выразиться. Я не чувствую в своём сердце того отклика, который бы должен был быть, когда я думаю обо всём этом. Я не могу произвести в себе сама этот отклик, но без него мои попытки что-то делать правильно вряд ли помогут мне. Каким образом я могу действительно глубоко проникнуться всем этим? Так, чтобы мне самой захотелось измениться?

— Ты права, если мы что-то хотим всем сердцем, мы стремимся к этому, прилагаем усилия, эта цель желанна для нас! А если мы просто узнали, что было бы лучше сделать то-то и то-то, а в противном случае у нас могут быть проблемы, это не лучший стимул! — согласилась Фэйлин. — Но давай откроем Библию, вот, к примеру, псалом 44:1—5. «Учение. Сынов Кореевых. Песнь любви. Излилось из сердца моего слово благое, я говорю: песнь моя о Царе, язык мой — трость скорописца. Ты прекраснее сынов человеческих, благодать излилась из уст Твоих, посему благословил Тебя Бог навеки. Препояшь Себя по бедру мечом Твоим, Сильный, славою Твоею и красотою Твоею, и в сём украшении Твоём поспеши, воссядь на колесницу ради истины, и кротости, и правды, и десница Твоя покажет Тебе дивные дела», — Фэйлин открыла страницу практически наугад. — Заметь, написавший эти слова называет их песней любви, он называет Бога Царём, восхищается Его красотой и силой, он хочет, чтобы Бог показал дивные дела, желает Его явления, желает торжества истины, кротости и правды! Вот другое место, псалом 100:1—3. «Милость и суд буду петь, Тебе, Господи, буду петь. Буду размышлять о пути непорочном: когда Ты придёшь ко мне? Буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего. Не положу перед очами моими вещи непотребной…» Здесь видны любовь к Богу и желание Ему угодить, которое является совершенно искренним! Никто не заставляет человека, поющего эти псалмы, «ходить непорочным», но это является для него чем-то естественным и неотъемлемым. У него есть мотив быть непорочным — это любовь к Богу! Я так понимаю, что рождение свыше и означает, что человек обретает эту любовь!

— Но никто не может заставить меня кого-то любить, — заметила Кэтиринна, — даже я сама не могу себя заставить кого-то любить, если бы и захотела!

— Правильно, любовь приходит незаметно, мы даже не знаем, когда и как это происходит. Я могу сказать только одно совершенно точно — невозможно любить того, кого ты совершенно не знаешь. У меня может быть чувство симпатии, уважения, желание лучше узнать того или иного человека, но любить я буду того, кого хорошо знаю и с кем моя жизнь прочно связана. Любовь не может быть чем-то случайным. Думаю, если говорить о любви к Богу, это тоже справедливо!

На какое-то время в каюте воцарилась тишина. Фэйлин сидела задумавшись, она не знала, что ещё сказать в продолжение затронутой ими темы. Но и уходить ей тоже не хотелось. Кэтиринна не стала ей мешать, и, взяв в руки Библию, занялась чтением.

После смерти Главной королевы Лаонии Иволги, после того как они так неожиданно для себя оказались в столь длительном полёте и, что ещё более неожиданно и странно, стали читать Библию, у Фэйлин появилось много причин, чтобы размышлять о своей жизни, своём прошлом, о прошлом своих подруг и обо всём, что окружало её.

Фэйлин взглянула на Кэтиринну… Перед её мысленным взглядом предстали и остальные её подруги: Далли, Эндерта, Лиэн. Она знала их с самого детства, и ни у одной из них не было другой семьи, кроме друг друга. Родители Фэйлин остались на Земле, а модельные родители её подруг отправились в систему Арелания, когда их модельным детям было лет пять-шесть. И с тех пор все они жили и воспитывались в детском общежитии, пока не выросли и не создали свою команду…

Дело в том, что в Солнечной системе не существовало семьи в том виде, как это было на планете Земля. Здесь имели место два понятия. Модельный союз и модельный брак. Первый из них подразумевал близкие отношения без создания семьи. А второй, модельный брак, в противоположность ему означал совместное проживание с целью воспитания детей, но без близких отношений. Конечно, можно было их объединить, но мало кто это делал. Модельный союз мог заключаться на любой срок, который оговаривался сразу же, он оформлялся в дневнике модельных союзов и был очень удобен для легкомысленных отношений. А модельный брак был просто гражданской обязанностью, которую никто не спешил исполнять. Поэтому его откладывали на самое позднее время. Результатом этого была ситуация, когда модельные дети, взятые на воспитание, не успевали вырасти, а родителям нужно было покинуть Солнечную систему и отправиться в Ареланию.

Таким образом, подруги Фэйлин, а также модельный брат Кэтиринны Тойен лишились своих модельных родителей в раннем возрасте и совершенно их не помнили.

Теперь, когда времени на размышления было очень много, Фэйлин снова и снова возвращалась к одной и той же мысли: её сильно смущало то, какие отношения в сфере семьи и брака существовали в её государстве. Принятое в их обществе сильно противоречило Священному писанию. Правда, на планете Земля, откуда Фэйлин была родом, тоже всё было плохо — разводы, внебрачные отношения, брошенные дети и т. д. Но там, по крайней мере, у большинства людей всё-таки было понимание, что это неправильно. А в Солнечной системе такие отношения были узаконены и считались нормой. Фактически, в Солнечной системе вообще отсутствовал институт семьи и брака. Чтобы как-то компенсировать это, его заменили понятиями «модельная семья», «модельный союз», «модельный брак», то есть некоторое подобие настоящей семьи, настоящих брачных отношений. В свете того, что говорилось об этом в Библии, Фэйлин понимала, что это безнравственно. Но никогда раньше ей не приходило в голову так думать, ведь все так жили. Это соответствовало законам Солнечной системы, которые Фэйлин считала вполне хорошими и справедливыми. Теперь же всё представлялось ей с точностью до наоборот. Хорошее и справедливое по её предыдущим понятиям превратилось в нечто совершенно аморальное и вызывающее отвращение. «Как это странно, — думала она, — ты живёшь себе и думаешь, что всё, что тебя окружает, к чему ты привык, — правильно, хорошо и понятно. А потом вдруг оказывается, что это и неправильно, и нехорошо, и непонятно вообще, как ты раньше мог так думать. Если на законодательном уровне закреплены какие-то нормы поведения, это ещё не значит, что они действительно приемлемы!» Такое противоречие сильно беспокоило её в последнее время. «Взять, к примеру, мои отношения с Сиэнтом, — продолжала она свою мысль, — модельный союз с ним представлялся совершенно естественным и очень счастливым событием в моей жизни, а теперь я понимаю, что в свете Библии это было ни что иное, как блуд. Теперь мне вообще не ясно, как относиться ко многим и многим вещам в своей жизни!» Этот внутренний конфликт был для Фэйлин очень тяжёлым. Она изо всех сил пыталась хоть за что-нибудь зацепиться в своей прошлой жизни, найти в ней что-то такое, что было бы действительно хорошим, а не только казалось таковым. Она понимала, что в её жизни было слишком много поддельного, что принималось за настоящее. Только сейчас она поняла, что постоянно искала чего-то более глубокого, чем то, что имела. Но каждый раз ей приходилось убеждать себя в том, что получаемое ею и есть то, что она ищет, хотя это было совсем не так. «Мне придётся пересматривать всю свою жизнь, и пройдёт много времени, прежде чем я смогу выработать правильное и устойчивое отношение ко всему…» — такой напрашивался у неё вывод.

Фэйлин снова взглянула на Кэтиринну. Ей представились многие картины их прошлого. Вот, они все вместе гуляют после школы, вместе летят на самолёте, встречают Далли из Лиандового дворца. Позднее, уже работая в команде, где только они не побывали вместе! И на разных планетах, и под водой, и на суше, и в воздухе, и в плену, и на балах у принцесс, подружек Фэйлин… Их жизнь казалась такой интересной и насыщенной событиями. Что ещё нужно, чтобы чувствовать себя счастливым? Но Фэйлин только сейчас осознала, что никогда не была по-настоящему счастлива, в её жизни постоянно ощущалась нехватка чего-то очень важного. Но одно она поняла совершенно точно сейчас. Поняла то, что было правдой на все сто процентов, это её любовь к своим подругам. Она поняла, что их многолетняя дружба, их отношение друг к другу, пережитые вместе события, необыкновенно важны для неё. Если бы она переживала то же самое в одиночку, это не имело бы для неё такой значимости. Но именно ощущение, что они — одна команда, одна семья, вдохновляло её и наполняло смыслом все события её жизни. «Наверно, если бы не было их — Далли, Энди, Кэтиринны и Лиэн — моя жизнь действительно была бы совершенно пустой, но с ними, она имеет какое-то значение, — подумала она. — Я действительно очень, очень люблю моих подруг, я знаю их всю свою жизнь в Солнечной системе». Думая об этом, Фэйлин почувствовала некоторое утешение. Это значит, что после смерти Главной королевы, у неё осталось что-то ещё в жизни, что является для неё своего рода опорой. Её мысли снова вернулись к Библии. Она вдруг осознала, что всего несколько минут назад они с Кэтиринной говорили о любви к Богу, о том, что невозможно ничего делать без любви и невозможно любить того, кого не знаешь! Она узнала о Боге совсем недавно и пока имела лишь теоретические представления о христианской жизни. Но в этот момент она вдруг осознала, какой прекрасной может и должна являться христианская жизнь, если она основана на любви. Отношения между людьми, описанные в Библии, очень похожи на те, какие имеют самые близкие друзья. Поэтому ей стало, наконец, понятно, чего требует от людей Священное писание — любви друг к другу. Но самое главное, что любовь к Богу также является следствием продолжительных и глубоких отношений с Ним как с другом и именно в результате таких отношений, появляется вера, способная выдержать любые испытания.

Фэйлин доверяла своим подругам. Она точно знала, что если Эндерта сидит за штурвалом корабля, значит, до цели они долетят, что бы ни случилось. Она знала также совершенно точно, что если ей нужно с кем-то поделиться своими чувствами, то Кэтиринна сможет лучше всех понять её. Если что-то будет беспокоить её и приводить в уныние, она подойдёт к Дальете, и та ей обязательно скажет что-нибудь такое, отчего проблема покажется ей ничего не значащим пустяком, и она снова сможет смеяться. А если события развиваются так быстро, что невозможно ничего понять, то Лиэн в два счёта всё разложит по полочкам. Она знала об этом так хорошо по одной причине — она убеждалась в этом постоянно на протяжении двухсот лет. Поэтому у неё никогда не возникало никаких сомнений: случись что-нибудь с ней, и её подруги придут на помощь обязательно. Она также знала, что никогда не сможет их оставить, потому что они стали частью её самой, как сёстры. И случись с ними беда, она тоже сделает со своей стороны всё, чтобы помочь им. Поэтому, думая сейчас об отношениях с Богом и ближними, о которых говорилось в Библии, она поняла, что совсем не трудно достичь их, это лишь вопрос времени. Если только она будет продолжать проявлять горячую заинтересованность в этом новом для неё аспекте жизни, читать, думать и молиться, то наступит такое время, когда она сможет сказать Богу о том, что ей совершенно не трудно жить так, как Он хочет, потому что любовь к Нему станет совершенно естественной для неё.

Пока Фэйлин сидела, погружённая в свои мысли, Кэтиринна увлечённо читала Библию. Фэйлин попробовала заглянуть ей через плечо, но так и не смогла разглядеть, что именно так заинтересовало её подругу. Зато в голову ей пришла новая мысль, которую она поспешила высказать:

— Почему бы нам не устроить сегодня вечер воспоминаний!

— Каких воспоминаний? — Кэтиринна оторвала взгляд от страниц и посмотрела на Фэйлин.

— Любых, у нас столько времени, давайте вспомним разные события, которые мы пережили на протяжении многих лет…

— О, это слишком много! — перебила Кэтиринна со смехом. — Может, возьмём какой-нибудь период, например последние тридцать лет или пятьдесят.

— Какая разница, просто вспомним, что вспомнится! Думаю, это будет весело! — радостно произнесла Фэйлин.

— Даже слишком! — согласилась Кэтиринна. Она положила Библию на стол, поместив закладку на той странице, где остановилась. — Есть ещё кое-что, что нужно будет сегодня обсудить, — добавила она многозначительно. А затем нажала кнопку плэйера и в каюте зазвучала музыка, которую они принялись внимательно слушать.

Глава 7. Открытие

Когда вечером подруги собрались к ужину, Фэйлин и Кэтиринна сказали им о своём желании устроить вечер воспоминаний. Это вызвало бурный отклик у остальных, из-за чего они почти забыли об ужине.

— Предлагаю вспомнить о том, как мы попали в плен к капитану Серфенду! — предложила Далли.

— Нашла, что вспоминать! — не согласилась Лиэн. — Вот наше путешествие на Кара-Дэниз, это действительно событие!

— Подождите-ка, я что-то не помню, а на Кара-Дэниз мы зачем летали? — спросила Кэтиринна.

— Мы искали Лайзеген, — поспешила ответить Фэйлин. — Но там её не оказалось, и мы полетели дальше, а потом наш корабль захватили стингиорты, мы каким-то образом, уже не помню каким, от них убежали, потом мы попали случайно на Аксейнос, там мы нашли Лайзеген и оказались в очень не хорошем состоянии, вернее вы, потому что мне, тоже уже не помню как, удалось прилететь к вам на помощь на нашем корабле, потом мы едва оттуда улетели, и в аварийном состоянии приземлились на Асонтилли-Лоди. А потом всё было хорошо. Нас приняла королева Лоди. Кстати, кто из нас помнит, как её зовут? Прошло почти пятьдесят лет с тех пор, я совершенно забыла многие детали и имена. Королеву Аксейноса, которая, как оказалось, была в сговоре с Ларией, звали, кажется, Аордона. А потом мы починили корабль и благополучно вернулись в Солнечную систему вместе с Лайзеген. Затем прилетели в систему Викторию, и для нас королева Сирьевел устроила большой праздник, потому что мы нашли и вернули её дочь, которую она не видела двадцать лет. И теперь она, Лайзеген, стала королевой Виктории!

— Спасибо, Фэйлин, за напоминание! — поблагодарила Лиэн. — Думаю, нам нет необходимости помнить всех по именам. А на Кара-Дэнизе мы были не один раз.

— Кто помнит, зачем мы туда во второй раз летали? — спросила Кэтиринна.

— Лиэн точно помнит! — сказала Далли.

Лиэн задумалась, но с удивлением обнаружила, что сам факт их вторичного присутствия в этой системе она помнит хорошо, но причины, по которым им понадобилось туда отправиться, совершенно забылись.

— Эх, лучше бы я молчала про Кара-Дэниз, дайте мне время, я обязательно скажу, что мы там делали! — ответила она.

— Что мы всё про отдалённые системы вспоминаем? Можно подумать в Солнечной системе у нас ничего не происходило! — заметила Эндерта.

— Мне больше всего запомнилось, как мы оказались захваченными стингиортами, возглавляемыми Сэрфэндом, которые привезли нас на Зинтелию и сдали Ларии. И сколько мы потом бродили по её пещере, прекрасно зная, что выхода из неё нет! — с готовностью произнесла Далли.

— Знаешь, Далли, это было не самое удачное из того, что с нами случалось, — заметила Кэтиринна. — Если бы тогда королева Лаония не вмешалась сверхъестественным образом и не освободила нас, были бы мы сейчас у Ларии в полном подчинении, жили бы на её территории и даже себя бы не помнили! Страшно представить! — лицо Кэтиринны на миг изобразило ужас от мысли, что это могло бы быть.

— Но ведь всё хорошо закончилось, — не унималась Далли. — Зато, мы на своём опыте узнали, что значит заблудиться в подземной пещере, а потом всё-таки выбраться из неё. Это ещё никому не удавалось до нас!

— Далли, в этом нет никакой нашей заслуги, — напомнила Лиэн, — а только помощь королевы Лаонии. Она вмешалась. Если бы она этого не сделала, нас бы сейчас не было, вернее это были бы уже не мы. Все, кто попадает на территорию Ларии, становятся её рабами на всю жизнь. И помочь им уже никто не может. Более того, они осуществляют её планы. Например, её слуги, которых все очень хорошо знают — Далья, Мейлоден, Лайманта, Лейорен — не всегда были такими ужасными злодеями, которые похищают людей, обманывают и убивают. Они тоже когда-то были нормальными людьми, гражданами Солнечной системы. Мало кто знает об этом, но я как-то поинтересовалась и узнала их истории. Они, конечно, проявили безрассудство со своей стороны, когда поверили Ларии, но, уверена, что они не предполагали, что станут такими! И заметь, теперь королевы Лаонии Иволги больше нет, чтобы вмешиваться в дела Ларии и останавливать её. Не думаю, что её сестра Лаония Снежная имеет такую же силу!

— Но мы ведь улетели из Солнечной системы, так что беспокоиться не из-за чего! — Далли во всём видела позитивное, даже когда иное было совершенно очевидно.

— А ты не думаешь, что когда-нибудь мы туда вернёмся! — напомнила Эндерта.

— Так ведь это ещё не скоро будет! — не сдавалась Далли. — Зачем беспокоиться о том, что будет неизвестно когда!

— Логично.

Как обычно взгляд Дальеты на многие вещи обескураживал своей простотой.

— А вы знаете, что происходящее у нас в Солнечной системе скоро случится на Земле, только в более ужасных масштабах? — внезапно спросила молчавшая до этого Фэйлин.

— Как это? — удивились подруги.

— Поскольку я жила когда-то на Земле, то мне до сих пор интересно то, что на ней происходит. Поэтому я слушала новости с Земли, когда мы ещё находились в Солнечной системе, — пояснила Фэйлин. — Конечно, то, что показывают у нас в новостях с Земли, — это совсем не то, что показывают на Земле в новостях… — с грустной усмешкой добавила она. — До того, как я начала читать Библию, я не могла понять смысла происходящих на Земле событий и их взаимосвязи с тем, что я вижу у нас. А теперь мне стала видна полная картина. Из Библии мы знаем, что сатана, бывший осеняющий херувим, за своё отступничество от Бога был изгнан на Землю. В результате на Земле есть грех, и люди там очень страдают. Они имеют тяжёлую жизнь, которая заканчивается смертью, хотя Библия и даёт им надежду на спасение и вечную жизнь. Библия также говорит, что сатана сошёл в сильной ярости, зная, что ему осталось не много времени. Поэтому он желает установить на Земле своё царство, чтобы полностью контролировать живущих на ней людей. Тоже самое он, как я теперь понимаю, пытается делать и у нас через Ларию и её слуг. Но у нас это ему пока не удавалось, потому что было противодействие в лице королевы Лаонии. Теперь, когда её не стало, я не знаю, что будет у нас… — Фэйлин на минуту замолчала, собираясь с мыслями. — Зато, я знаю, что будет у них, — продолжала она. — Библия очень ясно говорит об этом. Перед самым возвращением Иисуса на Землю на ней будет установлен такой мировой порядок, когда каждый её житель будет полностью подконтролен сатане, за исключением тех, кто останется верным Богу. Именно этих верных Богу людей Иисус и придёт забрать к Себе. Им придётся очень тяжело. Но всё-таки они будут спасены, если выдержат всё до конца. А те, кто не будет поддерживать отношения с Богом и соблюдать то, что Он повелел в Своём слове, будут рабами у сатаны.

— Звучит ужасно! — проговорила Эндерта.

— Кстати, вот об этом я и хотела поговорить, — воспользовавшись паузой, вставила Кэтиринна. — Я сегодня читала книгу Откровение и тоже много чего поняла наконец. А Фэйлин опередила мои мысли!

— А каким образом будет установлен этот мировой порядок? — поинтересовалась Лиэн, которую всегда больше интересовали факты, нежели эмоции.

— Дело в том, — продолжала Фэйлин, — что скоро на Земле произойдёт и уже происходит много бедствий и катастроф, а также, по всей видимости, будет война. И многие люди почувствуют себя очень беспомощными. На Земле будет страшно жить. Поэтому в целях их личной безопасности, а также для того, чтобы всегда быть на связи, иметь более удобную и комфортную жизнь и по разным другим причинам, которые покажутся чрезвычайно убедительными, каждому человеку будет предложено имплантировать чип в руку или голову. Таким образом, где бы они не находились, они будут постоянно поддерживать связь с государством. Также с помощью этих чипов можно будет воздействовать на их разум и следить за всем, что они делают! Вам это ничего не напоминает?

— Напоминает! — тут же отреагировала Далли. — Это то, чем у нас Лария занимается уже почти тысячу лет! Правда она использует не чипы, а магию.

— А королева Лаония противостояла ей тоже с помощью магии! — заметила Лиэн. — Это противоречит Библии, где любое волшебство названо мерзостью в глазах Бога. Поэтому она и позволила себя убить, так как не хотела пользоваться запрещённым методом борьбы со злом!!!

Казалось, Лиэн сама была взволнована собственными словами. Все переглянулись. Это было открытием для них. Подобные мысли уже смутно приходили им на ум, но сейчас Лиэн высказала их очень чётко и определённо. Действительно, сомнений не оставалось. Причины, по которым королева Лаония могла позволить, чтобы её убили, стали очевидными. Теперь им действительно было над чем задуматься, ведь королева решила пожертвовать своей жизнью, но остаться верной тому, что она узнала из Библии, хотя это противоречило всей её жизни. Её пример имел огромный вес в глазах подруг. Она сделала свой выбор в пользу Библии, чего бы это ей не стоило, она выбрала лучше умереть, но остаться верной принципу. И её поступок подталкивал их к тому, чтобы и им сделать такой же выбор. Однажды и для них наступит момент для принятия окончательного решения. Но пока у них было время, чтобы обо всём подумать.

— Я не ожидала, что сейчас скажу именно это, — продолжала Лиэн, — мне в голову внезапно пришла такая мысль. Но вернёмся к разговору о Земле и новом мировом порядке. Вы сказали, что представители сатаны воспользуются электронными устройствами, чтобы иметь полную власть над людьми! Кэтиринна, ты говоришь, что где-то в Библии об этом прямо написано?

— Да! И сегодня я как раз об этом читала после обеда! — оживлённо ответила Кэтиринна, открывая место в Священном писании, где у неё лежала закладка. Затем она прочитала вслух: «И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр. 13:16—17). А ещё в следующей главе есть такое предупреждение: «И третий ангел последовал за ним, говоря громким голосом: кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело своё и руку свою, тот будет пить вино ярости Божией…» (Откр. 14:9—10).

— Вы заметили, что те, кто не примут это начертание, не смогут совершать никаких юридически значимых действий, включая даже самые элементарные — куплю-продажу. Если человек откажется принять это начертание, он будет лишён возможности нормально жить в обществе, которое будет существовать в то время, — сказала Лиэн. — Кто всё-таки не захочет принимать начертание, должен будет очень верить, что Бог позаботится о нём, несмотря ни на что!

— А если вернуться к нам, — заметила Эндерта, — легко ли нам сейчас, когда нет королевы Лаонии Иволги, поверить, что Солнечная система не будет уничтожена Ларией и что она не сделает там с помощью своих агентов свой мировой порядок, как это будет на Земле? Ведь мы так привыкли, что в случае чего всегда можно обратиться за помощью к королеве Лаонии!

— Для этого умная принцесса Дальятин и дала нам в руки Библию, чтобы мы привыкали надеяться на Бога, а не на человека, — проговорила Кэтиринна. — Тем более, что королева Лаония всё равно не стала бы управлять Солнечной системой вечно, через триста лет закончился бы срок её правления, она улетела бы в систему Ареланию и таким образом всё равно бы нас покинула. Не думаю, что она стала бы нарушать Высший закон Солнечной системы, согласно которому предельный срок правления любой королевы не может превышать тысячу лет.

— Ты права, — согласились с ней остальные подруги, — нам действительно когда-то пришлось бы с этим фактом так или иначе столкнуться.

— У меня вопрос, — прервала их рассуждения Далли. — Почему люди на Земле не видят того, что им угрожает такая опасность? У них ведь есть возможность узнать об этом и принять какие-то меры!

— Далли, ты не понимаешь сути дела! — принялась объяснять Кэтиринна. — Вот ты, например, почему сидишь сейчас в этом корабле? Потому что знаешь, что ты не сильнее Ларии, поэтому ты бежишь! А они куда побегут с Земли, они не умеют летать на космических кораблях по разным планетным системам, как мы. Да и мы за пределами нашей системы тоже можем столкнуться с агентами Ларии, как это было в Аксэйносе, и в Кара-Дэнизе, и в Виктории и в других местах. Но нам, по крайней мере, можно куда-то полететь, если мы считаем, что где-то опасно находиться, а они… куда полетят? Их единственная защита в Боге, но мало кто из них хочет читать Библию и учиться доверять Богу. Поэтому многие погибнут, приняв начертание зверя! Вот ты, например, Библию с удовольствием читаешь?

— Нет, — призналась Далли.

— Вот именно, ты не хочешь жить, как в ней написано. И жителям Земли тоже не хочется ничего менять в своей жизни. Время идёт и скоро у них не останется его совсем, чтобы принять решение обратиться к Богу за помощью! Из них сделают биологических роботов, и они не смогут самостоятельно принимать никаких решений, кроме тех, которые нужны сатане. А те, кто будут пытаться своими силами сопротивляться такому мировому порядку обречены! Ты ведь тоже не можешь ничего сделать, чтобы помешать Ларии, тебе даже в голову такое не придёт! А жители Земли к тому же ещё и наивные! Они верят тому, что им говорят. Многие из них наверняка бросятся на амбразуру и погибнут!

— Пытаясь без Божьей помощи противиться новому мировому порядку, а другие — потому что согласны на него, сделав тем самым окончательный выбор против Бога, — добавила Фэйлин.

Далли, наверно, впервые в жизни было нечего сказать, поэтому она попробовала сменить тему их разговора:

— Мы ведь хотели провести вечер воспоминаний, а что получилось? Может, всё-таки вспомним, зачем мы второй раз полетели в Кара-Дениз?

— Какая нам теперь разница, зачем мы туда летели! — воскликнула Эндерта. — Меня, например, гораздо больше беспокоит, что мы будем дальше делать. Поступок нашей королевы очень меня волнует! Мы ничем не можем помочь жителям Земли, зато можем помочь нашей галактике узнать о Боге. Но для этого сначала мы должны узнать Его сами. И то, что сделала королева Лаония Иволга, заставляет меня пересмотреть мою жизнь и принять жертву Иисуса за мои грехи! Не знаю как вы, но я хочу принять такое решение как можно быстрее!

— Энди, если ты примешь такое решение из нас первой, мы будем очень уважать тебя за это! — ободрила её Лиэн. — Но давайте всё-таки поужинаем, а то мы целый час сидим, и всё остыло. Так можно и вовсе без ужина остаться!

— Ну, мы ведь не расстроимся из-за этого! — заметила Кэтиринна.

— Я очень даже расстроюсь, — сказала Фэйлин со смехом. Но в глубине души она чувствовала, что ей совершенно не смешно после их разговора. У неё тоже не выходил из головы поступок королевы Лаонии Иволги.

Глава 8. Покаяние

Пожелав подругам хорошего сна, Фэйлин вернулась в свою каюту. Она почувствовала, что к горлу подкатываются слёзы. Никогда раньше она не представляла себе так ясно, как теперь, что сделала королева Лаония! Сказанное Лиэн позволило ей увидеть это отчётливо, а последние слова Эндерты ещё более усилили впечатление. Королева Лаония прекрасно знала, что её ждёт, она знала всё о том человеке, который напал на неё в саду, она знала и время, и место, но сознательно сделала этот выбор! Она могла бы не ходить в этот сад, могла бы позвать охранников, чтобы те задержали убийцу, ей самой было совсем не трудно без всякой посторонней помощи обезоружить этого человека, она могла его уничтожить одним только взглядом на него, ей это ничего не стоило… Но видимо всё-таки стоило! Она хотела, чтобы её поступок показал всем, что она не желает поступать вопреки той вере, которую обрела, читая Библию. У неё было много вариантов, как поступить, но она выбрала именно такой, зная, что это повлияет на многих!

Фэйлин села на полу рядом со своей кроватью и уткнулась лицом в одеяло. Она вспомнила свои многократные аудиенции с королевой Лаонией Иволгой, их разговоры. Лицо королевы, её взгляд стояли у неё перед глазами. Она много раз обращалась к королеве Лаонии за советом и помощью, когда не знала, как поступить. Часто она спрашивала о том, нужно ли им как команде браться за то или иное задание. Обычно королева давала ей такие ответы, которые Фэйлин не понимала сразу, ей приходилось думать над её словами. Но когда проходило время, она всегда убеждалась, что ответ был верным. Именно ей они обязаны направлением своих действий, которое в итоге приводило всегда к успеху. Фэйлин чувствовала себя в безопасности благодаря её покровительству. У королевы Лаонии было удивительно красивое, можно сказать, идеальное лицо, очень выразительный взгляд, и весь её облик был настолько прекрасным, что это казалось чем-то невероятным. «Наверно, первые люди в Эдеме после своего сотворения были такими же красивыми! — пришла ей в голову мысль. — А ведь она теперь может удостоиться вечной жизни! Ведь её поступок и всё её поведение накануне свидетельствуют о покаянии и принятии спасения!» Эта мысль немного утешила Фэйлин. Но ей по-прежнему было очень трудно смириться с тем, что она больше не увидит королеву Лаонию в Солнечной системе. Слёзы катились по её лицу, она не могла ничего с этим поделать. «Господи, ведь Ты допустил, чтобы всё было именно так! — проговорила она. — Поступок королевы Лаонии имеет смысл, она это сделала не случайно, это был её выбор ради нас». Одна за другой мысли проносились в голове у Фэйлин. «Она не могла сделать это бездумно, она хотела, чтобы мы поняли её! Она хотела для нас спасения! Она произнесла речь, в которой рассказала всем, присутствовавшим на том балу, о Боге и спасении, предложенном Им, о том, что наша жизнь не соответствует Его закону. Но никто ничего не понял, все противились её словам, и тогда она решила, что самым красноречивым свидетельством будет её смерть! Да уж, сложно найти что-то более убедительное! Но ведь она только хотела, чтобы мы поняли Божий план для нашего спасения. Библия говорит, что есть жертва, с которой ничто не может сравниться — это жертва Иисуса Христа на кресте. По своей глубине она превосходит всё, что может только помыслить человек! Если я не могу спокойно относиться к поступку королевы Лаонии, то уж тем более я не могу остаться равнодушной к жертве Иисуса! Если она была для меня воплощением красоты, справедливости и мудрости, то тем более Бог!» — Фэйлин почувствовала, что то место в её душе, которое всегда занимала королева Лаония Иволга, теперь может и должно принадлежать Богу. По-другому просто не получится. Совершённое королевой Лаонией невозможно забыть или проигнорировать, а это, в свою очередь, побуждает её сделать тот же выбор. «Если королева Лаония предпочла умереть, чтобы дать нам понять, как важно обратиться к Богу, то я не могу не принять этого. Я хочу сделать этот выбор!» — подумала она, вытирая слёзы.

Иисус умер не просто для того, чтобы привлечь внимание людей к Себе или показать, как Он нас любит, но главная цель Его смерти на кресте — искупить грехи, чтобы примирить с Собой людей. Он желает изменить жизнь каждого человека, принявшего Его жертву. И если мы её принимаем, то Он становится нашим Царём и Господином нашей жизни. Мы больше не принадлежим себе, но Он управляет нашей жизнью. «Теперь, когда больше нет королевы Лаонии, я знаю, к Кому мне обращаться за помощью и руководством, Иисус отныне будет моим Царём!» — Фэйлин поняла, что с этого дня её жизнь изменится навсегда.

Она встала на колени и произнесла: «Дорогой Господь, я отдаю свою жизнь Тебе, я хочу, чтобы Ты управлял ею! Королева Лаония была моей королевой, и это её последнее желание, чтобы все мы пришли к Тебе в покаянии, и я хочу исполнить это желание, потому что оно совпадает с Твоим желанием обо мне. Я прошу, прости мне мои грехи, я принимаю Твою жертву за меня. Очисти мою жизнь, измени её по Своему усмотрению! Я хочу отныне исполнять Твою волю! Аминь».

После того, как Фэйлин сказала эти слова, она почувствовала, что ей стало намного легче, как будто камень с души свалился. Она почувствовала, что она действительно сделала со своей стороны всё, чтобы королева Лаония была рада, если бы смогла узнать об этом. Но ещё больше Фэйлин была рада тому, что её выбор соответствует воле Бога, и Он доволен её решением. Теперь у неё нет нужды ощущать себя одинокой. Да, королевы Лаонии Иволги больше нет, но, во-первых, есть надежда увидеть её среди спасённых, а, во-вторых, Фэйлин почувствовала сама себя спасённой и оправданной. Она почувствовала, что у неё начинается новая жизнь, и есть Тот, Кто наполняет эту жизнь и руководит ей. Эта радость отличалась от всего, что Фэйлин когда-либо переживала. Казалось, свет озарил её каюту и весь корабль, на котором она находилась. Свет присутствия Бога. И ей хотелось петь и танцевать. Их маленький корабль с пятью пассажирами на борту обрёл такую значимость в глазах неба, какой не имела, может быть, целая планета! И если Бог вошёл в её жизнь, уж конечно и её подруги не останутся одни!

Фэйлин вдруг вспомнила, сколько её друзей и знакомых в Солнечной системе ничего не знают о том, что жизнь может наполниться совершенно иным смыслом, и скольким из них она могла бы рассказать о своей радости. Ей внезапно очень захотелось обратно в Солнечную систему. Сиэнт, Аверен, Теалима, Рианфол, Кефал — её знакомые из музыкальной группы, Черелин Кейлинэс и Мелеринда Веертен — подруги из Универсальной женской армии, её преемница, наследница Фонталии Эстенданта Лэйс, её подруги — принцессы, а также рядовые жители, с которыми ей приходилось дружить и общаться, этот список можно продолжать и продолжать!

«Если бы можно было повернуть корабль назад! — подумала она. Даже страх перед Ларией больше не одолевал её. — Бог гораздо сильнее Ларии, и мы на самом деле могли бы вернуться назад в Солнечную систему! Так могло бы быть, если бы мы все доверяли Богу! Но, к сожалению, пока это невозможно, пока мы не можем так поступить, потому что ещё не все из нас приняли решение последовать за Богом, как я сегодня. Эндерта решила это для себя. По крайней мере, это следует из произнесённых ею сегодня слов. Кэтиринне и Лиэн ещё нужно время. А Далли — очень много времени, если она вообще когда-нибудь согласится! Поэтому нам придётся лететь туда, куда мы летим, и будь, что будет…»

Всего несколько часов назад они с Кэтиринной говорили о том, что без любви ничто не имеет смысла. И даже принятое ею сегодня решение — только начало. Она может принять правильное решение, но научиться жить в соответствии с этим решением и быть направляемой именно любовью, а не чем-то другим — для этого ей тоже потребуется время. Теперь Фэйлин поняла, почему принцесса Дальятин посадила их в свой корабль и отправила в это путешествие. Прежде, чем они долетят до цели пройдёт много времени, и ещё больше его пройдёт прежде, чем они смогут всё-таки вернуться обратно в Солнечную систему. А им это и нужно. Как много она поняла сегодня! Всего несколько дней назад она молилась и говорила Богу, что ей не ясно, почему всё так происходит и что им делать дальше. Совсем недавно она не понимала, о чём говорит Библия, и задавала много вопросов. А теперь она так ясно увидела ответы на все свои вопросы. «Спасибо, Господи! — проговорила она. — Как быстро Ты нам ответил!»

Глава 9. В надежде на чудо

День проходил за днём, неделя за неделей и месяц за месяцем. Время, когда подруги бурно обсуждали вопросы, возникавшие при чтении Библии, закончилось. Каждая из них что-то для себя решила, и они не пытались ни в чём убеждать друг друга. Фэйлин очень давно знала своих подруг и понимала, что ни одну из них нельзя убедить в чём-то, пока она сама не придёт к этому. Она знала, что самое важное — это сохранение их дружеского единства, которое у них всегда было, тем более, что именно о таком единстве говорится в Библии. Неужели теперь, после того, как она приняла решение жить христианской жизнью и служить Богу, она будет как-то иначе относиться к своим подругам только потому, что они такого решения ещё не приняли! Она не хотела спрашивать их ни о чём, потому что уважала их право выбора. Каждая из них была важна для неё как личность, поэтому она желала, чтобы, принимая решение, они не испытывали никакого давления со стороны кого-либо, включая её. Однако если говорить о ней самой, то Фэйлин чувствовала, что стала другой. Каждый день, просыпаясь утром, она благодарила Бога за то, что Он показал ей, что можно жить новой жизнью, совершенно отличной от прежней.

Она молилась, чтобы Бог и её подругам даровал такое понимание. Она переживала за них, особенно за Далли, и сама ничего не могла сделать. Однако в глубине души Фэйлин чувствовала, что её подруги обязательно придут к верному решению. Она знала, что они умные и рассудительные девушки и даже Далли при всём её кажущемся легкомыслии способна поступать правильно. В конце концов, не зря же она провела столько времени в Лиандовом дворце за нарушение школьных правил и правил детского общежития!

Что касается Лиэн и Кэтиринны, то Фэйлин была глубоко убеждена, что они всё прекрасно понимают на уровне разума, просто им необходимо время, чтобы привыкнуть к этим идеям. Эндерта была более эмоциональной, поэтому первой высказала своё желание обратиться к Богу, но потом, немного остыв, она, видимо, тоже решила, что нужно всё обдумать. Фэйлин не винила своих подруг за то, что они слишком медлят. Она знала, что когда наступит время, они могут быть ещё более решительными в этом вопросе, чем она. А то, что она сама приняла такое решение, — совсем не её заслуга. Просто Бог использовал поступок королевы Лаонии, чтобы подвести её к такому решению, зная о её отношении к королеве. Как бывшая принцесса Фонталии, она, конечно же, знала королеву Лаонию и общалась с ней больше, чем её подруги. Естественно, что её реакция на происшедшее тоже была более острой.

И всё-таки их размеренной жизни на корабле должен был скоро наступить конец. Несколько дней назад Эндерта объявила им, что приборы наконец-то зафиксировали приближение планет Асонтилли. Их разделяло расстояние двух недель полёта. Поэтому психологически они готовились к тому, что скоро смогут ступить на землю. Их полёт продлился девять месяцев. За это время они уже очень соскучились по земле, природе, людям, городам и т. д. Фэйлин не терпелось выйти из корабля. Конечно, здесь тоже было по-своему хорошо: удобные каюты, тренажерный зал, даже бассейн. Ведь это был личный корабль принцессы Дальятин. Но какими бы он не отличался удобствами, всё равно хотелось увидеть настоящий свет, а не искусственный, увидеть зелень, животных, услышать птиц. Правда, Фэйлин не знала, какая флора и фауна на той планете, где им предстоит приземляться. Но всё равно это лучше, чем корабль, который уже успел порядком надоесть.

Библию она читала каждый день, и узнала много других подробностей, кроме тех, которые они обсуждали все вместе. Она надеялась, что их приземление на новой планете не помешает ей продолжать изучение Священного писания. Большую роль в её понимании Библии сыграли материалы, а также музыка, которые находились на флэшке, переданной им Дальятин. Но главное, что Сам Бог открывал ей верное понимание многих вопросов, когда она просила Его об этом в молитве.

— Доброе утро, Фэйлин! — радостно сказала Эндерта, увидев Фэйлин в главном отсеке.

— Ты разве с нами завтракать не собираешься, Энди? — спросила Фэйлин недоумённо.

— Нет, я очень занята, у меня столько идей по поводу нашего пребывания на новой планете! Я сделала запрос, и результаты очень интересные! Нам понадобится новое оборудование, есть смысл использовать мои новые разработки, которые я давно мечтала применить в деле, но не было подходящей возможности. Давление, состав атмосферы, пища имеют некоторые существенные отличия. Поэтому у меня есть целая программа, как уже сейчас подготовиться к этим новым условиям! Ты ведь не хочешь упасть в обморок сразу после выхода из корабля! Ещё я узнала, что среднегалактический язык там тоже имеет некоторую специфику, думаю, есть необходимость пройти курсы по освоению местного диалекта. Иначе мы долго будем объяснять, кто мы такие и зачем к ним прилетели. Ты ведь помнишь, как нам было не сладко, кода мы приземлялись на планетах новых систем, не обращая внимания на эти особенности. Тем более, столь длительный период времени, проведённый в полёте, тоже сказывается. Мы отвыкли от людей!

— Хорошо, хорошо! — поспешила согласиться Фэйлин с подругой. — Не буду тебя отвлекать! Пойду, посмотрю, как там Далли, Кэтиринна и Лиэн…

Она заглянула в столовую. Там сидела только Далли, причём со стаканом сока в одной руке и с электронными играми в другой, а также с плеером в ушах. Из плеера доносилась её любимая музыка в стиле рэп. Фэйлин обратила внимание, что Далли была одета в мини-юбку, топ с глубоким вырезом, а на лице макияж, который она обычно делала, когда отправлялась вечером в эфэйр-район, — сиреневые ресницы, такая же помада и блёстки на волосах.

Фэйлин почувствовала, что ей не по себе. Она сделала глубокий вдох, помахала Далли рукой и села напротив неё за стол.

Далли была так поглощена своими занятиями, что даже не заметила присутствия Фэйлин. В этот момент в столовую зашли Лиэн и Кэтиринна.

— Так-так, Далли снова стала самой собой! — проговорила Лиэн с усмешкой.

— Зачем это она так разоделась, здесь ведь корабль, а не … — Кэтиринна не успела договорить, поскольку Далли, как оказалось, всё-таки услышала, что разговор о ней, и, выключив плеер, поспешила вставить своё слово:

— Мне надоело это однообразие, я соскучилась по своей жизни, скоро мы прилетим, и я намерена сразу отправиться в ближайший…

— Далли, на Асонтилли-Анерт вряд ли есть эфэйр-районы, это тебе не Главная планета Солнечной системы! — попытались урезонить её подруги.

— Неважно, везде есть подобные районы! — не согласилась Далли.

— Далли, мы с тобой туда не пойдём, а если ты одна пойдёшь, можешь потеряться, не занимайся глупостями! — Кэтиринна сделала ещё одну попытку увещевать её.

— Да оставьте её в покое, пусть идёт, куда хочет! — произнесла Лиэн. — Мы ведь ещё даже не прилетели. Мы, может быть, вообще в поле приземлимся, так что она забудет об этой ерунде.

— Хотелось бы надеяться, — сказала Кэтиринна.

Фэйлин молчала, потому что вид Дальеты привёл её в глубокую печаль. Она так надеялась, что Далли примет решение изменить свою жизнь! Но, казалось, что всё без толку: она делала, что хотела, а то впечатление, которое поначалу производила на неё Библия, было забыто. «Дорогой Господь, коснись её сердца, пожалуйста!» — молилась она в своих мыслях.

— Однако ко дню нашего приземления, Далли, приведи внешний вид в порядок, нам проблемы не нужны. Вот когда мы уже устроимся на новом месте и решим, чем мы там будем заниматься, тогда можешь делать, что угодно, в пределах разумного, конечно, — продолжила Лиэн.

— Без проблем! — согласилась Далли. — Меня только удивляет, что вы так на меня смотрите? Можно подумать, вы сами никогда в эфэйр-районах не бывали!

— Разумеется, бывали, — согласилась Лиэн. — Только после знакомства с Библией у меня пропало желание туда ходить… Уверена, что Фэйлин, Эндерта и Кэтиринна меня поддержат в намерении туда больше не ходить. Правда?

У Фэйлин отлегло от сердца.

— Конечно, поддержим… то есть, поддержу! — поспешила заверить она.

Кэтиринна молча кивнула, а Эндерта, по-прежнему, была занята и не слышала разговора.

— А я попрошу мне о Библии больше не говорить! Я ужасно устала от подобных разговоров! — высказалась Далли.

— А кто о ней говорит? — удивилась Лиэн. — Ты сама мне вопрос задала, на который я ответила.

— Давайте сменим тему нашего разговора! — предложила Кэтиринна. — Поговорим, к примеру, о том, как хорошо будет оказаться среди людей. Надеюсь, конечно, что мы сразу приземлимся в космопорте и не придётся добираться до населённых пунктов, пробираясь через дикие места, как это было, когда мы прилетели на Аксейнос.

— О, Аксейнос, это вообще отдельный разговор. Очень мрачная система! — заметила Фэйлин.

— Нам очень желательно приземлиться в космопорте, — сказала Лиэн, — потому что мы не очень-то приспособлены к переходам по джунглям и пустынным местам с дикими животными.

— Почему? — спросила Далли.

— У нас на корабле нет оружия. Никакого, — Лиэн говорила предельно серьёзно.

— Правда? — удивилась Далли.

— Дальятин, видимо, решила, что ко времени нашего прилёта мы уже не будем в нём нуждаться.

— Не поняла? — Далли была искренно удивлена.

— Ну, нет на корабле у Дальятин оружия, — продолжала Лиэн. — На нашем корабле оно было, а у Дальятин его нет. Мы ведь поспешно улетали и не проверяли, что здесь есть и что ещё взять с собой…

— Но это не разумно! — теперь уже Далли говорила серьёзно. — Когда это мы без оружия в такие путешествия отправлялись?!

— Дело в том, что Иисус сказал, что нельзя брать в руки оружие, — вставила Фэйлин. — Наверно, Дальятин этим руководствовалась. Я так предполагаю.

— А как мы должны защищаться? Мало ли кто может напасть на нас! — не унималась Дальета.

— Ну, видимо, предполагается, что Бог будет защищать нас сам, — сказала Фэйлин.

Далли была так обескуражена, что даже забыла, что ничего не хотела слышать о Библии.

— А если я не верю, что Бог будет меня защищать, что мне делать? — поинтересовалась Дальета.

— Ну, оставайся жить на корабле, запасов пищи лет на десять тебе хватит, а к тому времени ты, может, уже и поверишь! — пошутила Кэтиринна.

— Это не смешно, — сказала Дальета.

— Где твоё чувство юмора, Далли? — спросила Лиэн.

— А вы все верите, что Бог вам поможет? — продолжала Далли.

— Я верю, что мы приземлимся в космопорте, — неуверенно сказала Лиэн.

— А я верю, что Господь нам поможет… как-нибудь… — произнесла Фэйлин.

— Ладно, давайте прекратим этот бессмысленный разговор, — предложила Лиэн. — Прилетим и увидим, что делать. В крайнем случае Эндерта что-нибудь придумает. Конечно, лазерные лучи мы нигде уже не сможем достать, но какое-нибудь средство для обеспечения нашей безопасности, я уверена, Эндерта сможет сделать. В конце-концов, у нас бывали в прошлом и такие ситуации, находился же выход!

Никто не нашёл, что ещё сказать, поэтому все в молчании принялись завтракать. Когда с едой было покончено, Фэйлин тихонько встала и пошла в свою каюту, несмотря на то, что подруги уговаривали её составить им компанию в освоении местного диалекта среднегалактического, принятого на Асонтилли-Анерт, куда они скоро должны были приземлиться.

Зайдя в каюту Фэйлин схватилась за голову и сидела так в продолжении нескольких минут. Потом она открыла Библию, и ей встретилось несколько отрывков, которые привели её в ещё большую скорбь. В послании к Римлянам 1:18 она прочитала: «А на всякое безбожие и нечестие людей, которые угнетают истину своим нечестием, гнев Божий уже открывается предостережением с неба. Ибо всё, что возможно людям знать о Боге, представлено им явно: Сам Бог сделал это для них очевидным. Так что незримое в Нём — вечная сила Его и Божественность — от сотворения мира были ясно видимы разуму во всём созданном Им, не снимается поэтому с тех людей вина. Узнав о Боге, они не прославили и не возблагодарили Его как Бога, а предались вместо этого бесплодным умствованиям, и бесчувственные сердца их во тьму погрузились». А также во Втором послании к Фессалоникийцам 2:10 — такие слова: «Гибнут же они потому, что не возлюбили истину, которая только и могла спасти их. Поэтому отдаёт их Бог во власть заблуждения, и они верят лжи. Кончается это тем, что осуждены будут все, кто, возлюбив нечестие, не поверил истине». И в послании к Евреям 10:26: «Если же и после того, как познали истину, упорствуем мы во грехе, не может уже быть для нас больше никакой жертвы за грех, а только страшное ожидание суда остаётся и ярость огня, готового пожрать всех противящихся Богу».

«Неужели мои подруги погибнут?! — задавалась вопросом Фэйлин. — Мы все вместе начинали читать Библию, но покаялась только я. Все остальные остались в том, в чём были. Хотя Лиэн, Кэтиринна и Эндерта и стараются теперь вести более нравственный образ жизни, но видно, что они делают это своими силами, они не отдали свою жизнь Иисусу, не приняли Его жертвы и не имеют близкого общения с Ним как с другом. Они полагаются на свой человеческий ум, хотя и стараются теперь иногда учитывать то, что им известно из Библии. Но этого недостаточно! А о Далли и говорить нечего, она ничего слышать не хочет о том, чтобы покаяться и изменить свой образ жизни!»

Эти мысли очень удручали Фэйлин. Она так хотела, чтобы её подруги спаслись! Неужели всё было напрасно?! «Дорогой Господь, пожалуйста, спаси моих подруг! — молилась она. — Я не могу смириться с тем, что они погибнут!»

Фэйлин вспомнились слова из 34 главы книги Исход: «И прошёл Господь пред лицом его и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину, и преступление, и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и детях детей, до третьего и четвёртого рода…» и Исаии 45:22: «Ко Мне обратитесь и будете спасены, все концы земли, ибо я Бог и нет иного», 55:6: «Ищите Господа, когда можно найти Его, призывайте Его, когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его, к Богу нашему, ибо Он многомилостив». А также Первое послание Иоанна 4:7: «Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него».

Все эти стихи говорили об одном, что Бог очень любит людей, милостив к ним, терпелив и желает простить. Фэйлин почувствовала, что не должна терять надежды на обращение своих подруг. Раз она молится за них, значит, Господь обязательно поможет им прийти к покаянию. Эти мысли успокоили её. «Теперь можно заняться изучением среднегалактического», — решила она.

Глава 10. Испытание

Наконец наступил долгожданный день их приземления на планете Асонтилли-Анерт. Всё было приготовлено. Подруги расположились в креслах, одетые в комбинезоны и пристегнутые ремнями безопасности. Эндерта внимательно следила за показаниями приборов. Она уже около часа пыталась связаться с космопортом планеты. Почему-то ей это не удавалось.

— У них что, только один единственный космопорт? — поинтересовалась Далли.

— Судя по данным, предоставленным об этой планете, на Анерте должно быть три космопорта. Конечно, эта информация могла и устареть… — смущённо ответила Эндерта.

— Конечно, устарела, их, наверно, там теперь четыре! И это цивилизованная страна! — возмущалась Дальета.

— Подождите, может быть, ещё удастся с кем-нибудь связаться, — успокоила их Лиэн. Никто из них не горел желанием приземляться, где попало!

Через четверть часа им всё-таки удалось получить ответ одного из космопортов, где им разрешили произвести посадку.

— Ну, наконец-то, давно бы так! — обрадовалась Дальета.

— Я же говорила, что нечего беспокоиться, — напомнила Лиэн.

— Теперь мы можем расслабиться, — произнесла Кэтиринна.

Фэйлин сидела задумавшись. Она не представляла, что они будут делать на Асонтилли. Обычно они никогда не прилетали в ту или иную систему просто так, всегда была какая-то цель. А в этот раз они просто убегали из Солнечной системы. Будущее казалось весьма неопределённым. Однако она верила, что Бог всё усмотрит.

Их посадка длилась чуть больше часа. Когда корабль занял устойчивое положение на приготовленном для него месте и стих шум двигателей, они с нетерпением встали со своих мест и направились к выходу. Сейчас они наконец-то увидят дневной свет! И им не нужно волноваться о том, как добраться до жилых районов, их приземление произошло в надлежащем месте, а о прибытии известно. Сначала они должны будут зарегистрироваться в космопорте, а потом смогут вернуться на корабль за вещами.

Когда они переступили порог корабля и с чувством удовлетворения стали спускаться по трапу, внизу их уже ждала группа людей.

— Нас даже встречают! — обрадовалась Кэтиринна.

— С чего вдруг к нам столько внимания? — недоумевала Лиэн.

Однако их радость длилась недолго. Едва они ступили на землю, их окружили люди в форме и прозвучали слова:

— Вы арестованы по подозрению в шпионаже! Следуйте за нами!

— Что!!! — все были обескуражены.

— Мы частная спасательная команда, у нас есть удостоверения… — попыталась, было, объяснить Лиэн.

— Мы ничего плохого не делали и делать не собираемся! — проговорила Кэтиринна в отчаянии.

— Вот пройдём с нами в отделение и выясним, кто вы такие!

— Эх! Фэйлин, зачем ты отказалась от трона! Сейчас бы мы могли требовать аудиенции с королевой планеты, если бы ты оставалась принцессой Фонталии! — с сожалением сказала Дальета, когда их посадили в машину.

— Если они не верят тому, что мы спасательная команда, то с чего они должны верить, что я принцесса, даже если бы я ей до сих пор была? — возразила ей Фэйлин. — Когда в Аксейносе нас… не знаю даже каким словом назвать… в общем всё, что было с нами в Аксейносе, было сделано с санкции королевы Аордоны. И никто не посмотрел, что я была тогда принцессой!

— Эх! Оказаться бы сейчас в Фонталии, полетать бы на эстате! — помечтала Далли.

— Ну, это уже лучше, чем пойти в эфэйр-район, но всё равно ни то, ни другое тебе в ближайшее время не удастся, — заметила Эндерта.

— И зачем было нам сюда лететь столько времени, если здесь нас ждёт тоже самое, что и в Солнечной системе! — вздохнула Кэтиринна. — Уверена, это дело рук Ларии!

— Ну почему такой пессимизм? Всё равно лучше уж посидеть в тюрьме на Анерте, чем на Зинтелии у Ларии оказаться!

— А я уверена, что Лария ничего не смогла бы с нами сделать! — сказала Фэйлин.

— Ты в своём уме? — уточнила Далли.

— Да.

— С трудом верится… — скептически заметила она.

Но Фэйлин решила, что должна сейчас обязательно озвучить свои мысли:

— Я думаю, что если бы полгода назад, когда мы вместе прочитали Библию и много обсуждали то, что узнали из неё, мы все приняли план Бога для нас, то сейчас бы с нами ничего этого не случилось. Более того, мы могли бы уже тогда повернуть корабль назад в Солнечную систему! Эндерта, ты помнишь свою первую реакцию, когда мы поняли, почему королева Лаония позволила, чтобы её убили. Ты тогда сказала, что поступок нашей королевы очень тебя волнует, что мы ничем не можем помочь жителям Земли, зато можем помочь нашей галактике узнать о Боге, но для этого сначала должны узнать Его сами… Ещё ты сказала, что то, что сделала королева Лаония Иволга, заставляет тебя пересмотреть свою жизнь и принять жертву Иисуса за твои грехи и что ты хочешь принять такое решение как можно быстрее… Ты помнишь об этом?

Эндерта смутилась.

— Нет, я уже не помню, а я именно так сказала?

— Да, это твои слова, они произвели на меня большое впечатление в тот вечер, и я сделала то, о чём ты сказала. Но я совершенно не заметила, чтобы ты сама так поступила… к сожалению… — Фэйлин замолчала.

— Какая у Фэйлин хорошая память! — заметила Далли.

— А откуда у тебя уверенность, что если бы мы так сделали, то Лария не смогла бы больше повредить нам? — серьёзно спросила Лиэн.

— Ну, сама посуди. Лария использует магию, чтобы осуществлять свои планы. Другими словами она служит сатане и использует его силу. Королева Лаония отказалась пользоваться подобными методами. Она решила обратиться за помощью к Богу…

— Поэтому её убили, какая замечательная перспектива! — не унималась Дальета.

— В Библии есть много примеров, когда Бог допускает смерть верных Ему людей, но все они умирают спасёнными и получат в награду жизнь вечную через воскресение праведных. Зато их подвиг вдохновляет тех, кому ещё предстоит столкнуться с испытаниями веры. Однако в Библии есть много и других примеров, когда Бог явным образом вмешивался и защищал Своих детей. Например, когда друзей Даниила бросили в раскалённую печь, они остались живы, огонь не повредил им. Когда самого Даниила бросили в львиный ров, он остался жив, так как львы его не тронули. А когда апостола Павла посадили в тюрьму вместе с Силой, то двери темницы распахнулись и оковы упали…

— Ты хочешь сказать, что если мы обратимся к Богу, то сможем освободиться? Может быть, нас и так освободят?

— Не знаю, что будет и как, но уверена, что Бог может изменить эту ситуацию к лучшему! — заявила Фэйлин.

— Может быть, ты хочешь сказать, что и Ларию Он может остановить? — поинтересовалась Дальета.

— Я уверена в этом, — твёрдо произнесла Фэйлин. — По сравнению с силой Бога, сила Ларии — ничто!

— Это интересно… — Далли не успела договорить, так как машина остановилась, и им было сказано выходить. После этого продолжить разговор им больше не удалось. Их развели по разным камерам для допроса.

Фэйлин огляделась и грустно вздохнула. Ей предложили сесть.

— Итак, согласно паспорту, вас зовут Фэйлин Кэйнт, вы гражданка Солнечной системы?

— Да.

— Работаете в частной спасательной команде.

— Да.

— Являетесь бывшей принцессой Фонталии.

— Да.

— Почему тогда ваш корабль зарегистрирован не на вас?

— Потому что нам его дала принцесса Дальятин.

— Это не ответ. Если вы являетесь частной спасательной командой, вы должны иметь свой корабль, зарегистрированный на данное юридическое лицо. Корабль не ваш. Вы прилетели сюда на чужом корабле, и ваши права на этот корабль ничем не подтверждаются. Если вы прибыли сюда как частная спасательная команда у вас должно быть разрешение на посещение системы в связи с определённым заданием, заверенное администрацией Главной страны Солнечной системы, или хотя бы администрацией одной из планет. У вас ничего этого нет. Ваши удостоверения и паспорта не являются доказательствами, так как их легко подделать. Все ваши документы будут направлены на экспертизу. В чём цель вашего прилёта на Анерт?

— У нас нет никакой цели, мы прилетели не в связи с заданием, а по личным причинам, о которых не обязаны вам рассказывать. Поскольку решение было принято уже в полёте, мы не имели возможности оформлять никаких документов для прилёта. Это вполне допустимо согласно нормам Среднегалактического права, — сказала Фэйлин.

— У нас есть основания подозревать вас в шпионаже, поэтому такой ответ нас не удовлетворяет, ваши слова ничем не подтверждаются. Вы не можете сформулировать цель вашего прилёта на Асонтилли. В Солнечную систему будет направлен запрос, а пока вы останетесь под арестом.

Фэйлин снова отвели в камеру и закрыли за ней дверь. Она села на скамейку и печально уставилась в серую, обшарпанную стенку. В камере она была не одна, на соседних скамейках расположилось ещё несколько человек. Но никому не было до неё никакого дела. Фэйлин охватило уныние. Неужели они так и будут сидеть здесь, да ещё и по отдельности! Разумеется, никто не даст им находиться в одной камере, ведь они могут договориться. Какая нелепость, ничего глупее, чем то, в чём их подозревают, и придумать невозможно! Это просто абсурд!

Но, к сожалению, она ничего не могла с этим поделать. «Господи, мы не хотим здесь находиться, выпусти нас отсюда!» — взмолилась она. В конце концов, по-хорошему они не должны находиться здесь дольше того периода, в течение которого из Солнечной системы придёт подтверждение, что они действительно те, за кого себя выдают. Но на это уйдёт, возможно, несколько месяцев. Фэйлин не очень хорошо представляла, каким образом Асонтилли поддерживают связь с другими системами Галактики. Поэтому им придётся набраться терпения и ждать. А если Лария снова вмешается, и результаты запроса окажутся сфальсифицированными? Что ей мешает это сделать теперь? Фэйлин не имела никакого представления о том, что сейчас происходит в Солнечной системе. «В конце концов, верю я или нет в то, что Бог контролирует всё? — этот вопрос она задала уже себе. — Если я в это верю, значит, я не могу позволять таким мыслям одолевать меня!» Чтобы как-то себя отвлечь, она стала напевать себе под нос песню «Ты, Господь, моя отрада, моя надежда». Так она заснула, а когда проснулась, то долго не могла сообразить, где находится. Казалось, что она должна проснуться, как ни в чём не бывало, в своей каюте на корабле. Но реальность была совершенно другой.

Фэйлин очень не хватало поддержки со стороны подруг. «Дорогой Господь, ну какой смысл нашего пребывания здесь! Мы же просто теряем время!» — сказала она Богу в своих мыслях. И тут ей пришло в голову, что раз уж она находится здесь, то могла бы рассказать своим соседям по камере о том, что она узнала из Библии. Правда она не представляла с чего начать и решила, что просто подождёт благоприятного момента. Такой момент настал очень скоро. Одна из её соседок, тёмноволосая женщина лет тридцати со смуглым, немного грубоватым лицом, изъявила желание познакомиться с ней.

— Привет! Как тебя зовут? Как ты здесь оказалась? — спросила она.

— Меня зовут Фэйлин, — ответила Фэйлин. — А тебя?

— Эмертен. Я с Анерта, а ты прилетела, судя по акценту, откуда-то издалека?

— Да, я из Солнечной системы. Я ничего не сделала, мы вышли из нашего корабля, на котором прилетели, и нас тут же арестовали.

— Так здесь все просто так сидят, чему ты удивляешься!

— То есть как это «просто так»? — не поняла Фэйлин. — Может быть, вы просто не признаёте своей вины?

— Но ведь ты тоже её не признаёшь! — возразила ей Эмертен.

— Но я действительно ничего не сделала! — Фэйлин поняла, что разговор зашёл в тупик.

— Скажи лучше, что ты вчера пела вечером? — неожиданно спросила Эмертен. Я не понимаю того языка, на котором у вас в Солнечной системе говорят.

На этот раз Фэйлин обрадовалась вопросу, и тут же стала переводить песню с системного на среднегалактический. Это, в свою очередь, вызвало у Эмертен искренний интерес и много вопросов. Фэйлин вспомнила, как они сами задавались огромным количеством вопросов, когда впервые открыли Библию в начале своего полёта девять месяцев назад. Ей также вспомнилось, как она предложила помолиться о том, чтобы лучше понимать Библию, и как им было неловко обращаться к Богу в первый раз! А потом произошёл сначала один разговор, потом другой, этот странный случай с астероидами… За один день они смогли коснуться стольких важных тем!

— Давай помолимся о том, чтобы Бог помог нам освободиться отсюда, ведь расследования по нашим делам ещё продолжаются, пусть с нас снимут все обвинения! — воодушевлённо предложила она.

Эмертен согласилась, они взялись за руки и произнесли следующие слова: «Господь, помоги нам выйти отсюда, ты знаешь все причины, почему мы здесь, даруй, чтобы нас перестали обвинять в том, чего мы не делали! Пожалуйста, вмешайся в эту ситуацию и помоги нам!» «А если даже я и виновата, — добавила Эмертен, — то пусть суд будет справедливым!»

Фэйлин была рада. Она знала, что Богу известны малейшие подробности жизни каждого человека, и более того все его мысли и побуждения. Если Эмертен обвиняется несправедливо, то Господь обязательно за неё вступится. Конечно, бывает и такое, когда Господь позволяет человеку быть преследуемым за то, что не является преступлением. Ей вспомнились слова из Евангелия от Матфея: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царствие Небесное» (Мтф. 5:10). Но она была уверена, что к Эмертен они не относятся. Зато это ещё лучше объясняло, почему Бог допустил смерть королевы Лаонии.

Эмертен улыбнулась, глядя на Фэйлин, у неё появилась надежда на лучшее. И Фэйлин почувствовала, что даже в её пребывании в этом, казалось бы, совершенно безрадостном месте, есть благословение от Бога.

Глава 11. Самое важное решение

Со дня их ареста прошло три недели. За это время Фэйлин успела пообщаться со многими соседями по камере. Её несколько раз допрашивали, причём, вопросы, которые ей задавали, казались совершенно бессмысленными и обескураживающими. Её попытки объяснить, что принцесса Дальятин, их подруга, дала им свой корабль просто так, чтобы они на нём летели, куда захотят, выглядело чем-то невероятным и неправдоподобным, хотя ничего другого она не могла сказать. Но всё же было хорошее в её пребывании в неволе — она ещё нескольким людям смогла рассказать о Боге. Каждый раз это приводило её собеседников к вдохновению, и у них появлялась вера в то, что всё будет хорошо в их жизни и Бог обязательно поможет им. Кое-кто даже раскаялся и признал вину, кого-то выпустили из-под ареста в связи с недоказанностью совершения ими преступления, кому-то изменили меру пресечения на более мягкую. Среди них была и Эмертен. Все, кому удалось освободиться, были благодарны Фэйлин за молитвы и поддержку. Однако Фэйлин ничего не было известно о том, как чувствуют себя в это время её подруги и где находятся, она их больше не видела с тех пор, как попала сюда. Это её очень угнетало. У неё появилось искушение думать, что Бог помнит о всех, кроме неё и её подруг. Казалось, что прошло не три недели, а три месяца или даже года. Конечно, с ними происходило много всего за годы их работы в спасательной команде, но чтобы в тюрьме оказаться… Такого Фэйлин не могла припомнить! Фэйлин стало казаться, что она обречена провести здесь всю оставшуюся жизнь, что Бог никогда не вмешается, что Он хочет, чтобы она здесь находилась. И самое тяжёлое — Фэйлин чувствовала, что Бог желает, чтобы она с этим смирилась! Смиряться было невыносимо трудно. Но эта мысль не давала ей покоя. В конце концов, она сказала Богу: «Хорошо, если Ты считаешь, что мне и моим подругам нужно здесь находиться, пусть так будет, в конце концов, Тебе виднее, что для нас лучше. Это ты — Царь вселенной, и если Тебе угодно, чтобы мы здесь были, то, что мы можем с этим поделать! Если нас обвинят на суде и приговорят к заключению, значит так нам и надо! Но Ты всё равно будешь моим Богом, потому что жить без Тебя я уже не могу! Я верю, что и здесь, в тюрьме, ты можешь нас благословить!» После этих слов Фэйлин успокоилась и почувствовала себя намного лучше.

Спустя несколько дней её попросили выйти и отвели в кабинет, где до этого допрашивали. «Сколько можно!» — подумала она с досадой. Однако ситуация приняла настолько неожиданный оборот, что Фэйлин не сразу поняла смысл сказанных ей слов.

— Вы освобождаетесь под подписку о невыезде!

Что? Она ведь только что смирилась, что её обвинят в преступлении и ей придётся провести здесь долгие годы! И, уж конечно, никто не подумает изменить меру пресечения, если её считают таким опасным преступником! Как это может быть? Не ослышалась ли она?!

— Поскольку на корабле, на котором вы прилетели сюда, не было обнаружено никакого оружия и ничего, что могло бы быть использовано в качестве оружия, принято решение освободить вас. Вы не можете покинуть Анерт до окончания расследования. Когда из Солнечной системы придёт ответ на запрос, тогда точно будет известно, что с вами делать дальше. Если подозрения не подтвердятся и вы действительно те, за кого себя выдаёте, вы будете полностью свободны.

Фэйлин не помнила себя от радости. «Господи, спасибо! Спасибо!» — говорила она в своих мыслях. — Ты утвердил справедливость! Ты не забыл о нас!» Больше всего ей хотелось увидеть сейчас своих подруг. Когда она вышла на улицу, они уже стояли там. Фэйлин бросилась к ним навстречу и чуть не сбила их с ног.

— Как я рада вас видеть! На свободе!!!

— Фэйлин, ты меня задушишь! — пожаловалась Лиэн. — Вот лучше Далли…

— Так, Фэйлин, ты почему так долго! Мы тебя уже целый час тут ждём! — сказала Далли, когда наступила её очередь обниматься.

— Мы уже заждались! — подтвердила Кэтиринна.

— У нас для тебя радостная новость! — поспешила сказать Эндерта.

— Какая? — поинтересовалась Фэйлин.

— Давайте сначала уйдём с территории тюрьмы, место слишком мрачное для радостных новостей! — предложила Лиэн.

— Думаю, это хорошая идея! — согласилась Дальета.

Разговаривая, подруги прошли мимо охраны. Их никто не останавливал. Они миновали ворота, где их также пропустили, и, сами того не замечая, отошли довольно далеко, даже не разбирая, куда они идут. Оказалось, что они находятся за пределами каких бы то ни было населённых пунктов. Вдали виднелись горы, покрытые лесом. А сами они оказались на вершине холма, откуда открывался замечательный вид: внизу располагалось озеро с прекрасной голубой водой, в которой плескались рыбки, а в отдалении ещё несколько более мелких озёр. Повсюду росли необычные деревья и пели птицы, которых они никогда до этого не видели. Местное солнце ярко светило и даже припекало, а воздух казался очень чистым и свежим.

— Какое счастье, что мы здесь! — проговорила Дальета.

— Здесь почти как в Фонталии! — произнесла Фэйлин.

— Как будто мы никуда не улетали, а в Солнечной системе решили взять отпуск и прилетели на одну из курортных планет! — подхватила Кэтиринна.

— Здесь только эстата не хватает! — вздохнула Далли.

— Опять ты со своими эстатами! — сделала ей замечание Эндерта.

— Вы мне какую-то радостную новость хотели сказать! — напомнила Фэйлин.

— Да, — спохватилась Кэтиринна, — хотели! Как же тебе это сказать?

— Да уж скажите как-нибудь… — с нетерпением ответила Фэйлин.

— А давайте помолимся, Фэйлин сама всё поймёт! — предложила Лиэн.

— Вот ты и будешь молиться, — заявила Далли.

— Хорошо, — Лиэн не возражала.

Они встали под тень высокого раскидистого дерева и взялись за руки. А Лиэн сказала:

— Дорогой Господь! Спасибо, что Ты обратил нас к Себе, и мы покаялись. Время, проведённое в тюрьме, стало для нас самым важным, потому что мы смогли задуматься о своей жизни и понять, что мы нуждаемся в Тебе! Спасибо, что Ты услышал нас и даровал нам свободу! Даровал нам быть с Тобой и друг с другом. Спасибо, что мы находимся сегодня в этом чудесном месте и можем говорить Тебе слова благодарности! Прости нас за то, что мы так долго колебались в своём решении отдать свою жизнь Тебе, чтобы Ты мог изменить её к лучшему и очистить от греха. Мы действительно делали много такого, что огорчало Тебя и нарушало твой закон, изложенный в Библии. Но теперь мы больше не хотим жить так! Мы верим, что ты даровал нам силу поступать правильно. И благодарим Тебя за то, что ты очистил сердце каждой из нас! Аминь».

Какое-то время они молча стояли и смотрели друг на друга. Казалось, что они даже выглядят теперь по-другому. В их глазах светились радость и мир, и даже у Далли лицо приобрело спокойное и кроткое выражение, чего никогда ещё не было!

— Так не хочется уходить! Давайте проведём этот день здесь, — предложила Эндерта.

— А есть мы что будем? — поинтересовалась Фэйлин.

— Ну, может быть, найдём плоды какие-нибудь, — предположила Кэтиринна.

— Хорошо, пойдём, поищем! — обрадовалась Дальета.

— А какой сегодня день недели? — вдруг спросила Лиэн.

— Суббота, кажется… — предположила Эндерта.

— Не «кажется», а точно суббота, — заверила их Кэтиринна. — А что?

— Да так, вспомнила, что Библия говорит, что это особенный день, — заметила Лиэн.

— И что в нём особенного? — удивилась Дальета.

— В этот день не нужно заниматься никакими делами, кроме общения с Богом! Это день освобождения от всех забот! — вспомнила Фэйлин.

— Да, я тоже об этом читала, — согласилась Кэтиринна.

— И что? Ты предлагаешь нам голодом весь день сидеть? — поинтересовалась Дальета.

— А давайте посмотрим, может быть, Бог решит и эту проблему! — предложила Лиэн. — Удивительно, что нас освободили в день освобождения… Хотя я уже ничему не удивляюсь!

Они стали спускаться к озеру. Дул прохладный ветерок, повсюду росли цветы и порхали бабочки. В Солнечной системе на разных планетах им доводилось видеть много самых разнообразных растений и животных. Им было с чем сравнивать увиденное. Природа на Анерте была действительно очень красивой! Их длительное пребывание на корабле, а потом ещё в тюрьме повлияло на их внешний вид, он был бледный и осунувшийся. Однако хорошее настроение, огромная радость от освобождения, встречи и сделанного выбора — служить Богу — почти совершенно стёрли эти следы. Если ещё провести время в таком чудесном месте, как это, то неприятные события, происходившие с ними в последнее время, уже и вовсе не вспомнятся! «Хотя, нет, — подумала Фэйлин, — лучше всё-таки не забывать, ведь это был для нас ценный опыт, именно через эти неприятные события обратились к Богу мои подруги!»

— Как вы думаете, не было бы лучше, если бы мы повернули назад в Солнечную систему? — задала вопрос Фэйлин.

— Я рада, что мы здесь, — сказала Дальета. — Правда, радоваться я начала только сегодня, зато как!!!

— Думаю, мы правильно поступили, что прилетели сюда, — подумав, ответила Лиэн. — Мы не готовы были возвращаться в Солнечную систему. Нам о многом необходимо было подумать и кое-что пережить, я имею в виду наше заключение. Наверно, если бы этого с нами не произошло, мы ещё не скоро пришли бы к покаянию, если бы вообще пришли… В тюрьме всё встало на свои места! То, что мы читали, о чём думали и разговаривали на корабле, вдруг открылось в новом свете! Мы поняли, насколько надёжное основание предлагает Библия. В условиях полной неопределённости именно вера дала нам надежду на лучшее. Когда всё хорошо, об этом как-то не думаешь, но когда постигает неудача и какие-то обескураживающие события, то всё, написанное в Библии, как будто оживает и становится очень востребованным. Думаю, мы не зря сюда прилетели. А вернуться в Солнечную систему мы ещё успеем. Давайте лучше подумаем, чем мы будем здесь заниматься…

— Пусть сначала с нас снимут все обвинения, расследование-то ещё продолжается, — заметила Кэтиринна.

— Думаю, всё закончится хорошо! — высказалась Эндерта.

— Я имею в виду цель нашего пребывания здесь, — продолжала Лиэн. — Мне кажется, что нашей работе в Спасательной команде пришло время закончиться!

— Почему? — удивилась Дальета.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила Эндерта. — Чем мы можем ещё заниматься?

Лиэн серьёзно обвела взглядом своих подруг, задумчиво посмотрела на озеро, а затем произнесла:

— Мы не можем больше быть спасательной командой. У нас нет сейчас заданий в Солнечной системе, а попадём мы туда ещё не скоро. Также мы не можем использовать те методы работы, которые раньше были для нас приемлемыми. Ты, Далли, не можешь вводить никого в заблуждение своей игрой, в том числе и врагов, потому что это равноценно обману, а Библия называет обман грехом и запрещает любые нечестные действия. Ты, Фэйлин, не можешь использовать магию ни в каком виде, и всё твоё образование в этой области тебе нужно забыть. Все наши уловки, которыми мы пользовались в работе, больше не могут быть для нас приемлемыми. Это касается и электронных приборов, и химических веществ, к которым мы прибегали многократно в прошлом, чтобы обезвредить врагов. Также мы не можем пользоваться никаким оружием, в том числе и приёмами рукопашной борьбы. Фэйлин, забудь, чему тебя как принцессу обучали в универсальной женской армии. Мы вообще ничем теперь не можем пользоваться… — подвела она итог. — А ещё нам придётся пересмотреть нашу личную жизнь. Она тоже противоречит Библии. Мы вступаем в модельные союзы, когда нам это удобно, а когда нам удобно, мы их прекращаем, часто досрочно. И потом мы даже не вспоминаем о них. Но Библия говорит, что у человека может быть только один спутник жизни! Согласно Библии мы ведём безнравственную жизнь. Мы летим куда-то, потом возвращаемся, и каждый раз мы рвём связь с кем-то, с кем заключали модельный союз. А про Далли я вообще молчу. Она, когда бывает на Главной планете, занимается только тем, что развлекается в эфэйр-районах. Думаю, дальше продолжать нет смысла…

— Но мы же покаялись, — вставила Эндерта. — За что ты так Далли, она ведь не единственная, кто из нас посещала эфэйр-район!

— Я помню о своих прошлых модельных союзах! Например, о Сиэнте я до сих пор вспоминаю, — добавила Фэйлин.

— Пусть так, но это ничего не меняет, — продолжала Лиэн. — Теперь мы не можем больше так жить, и наша работа в спасательной команде в том виде, в котором она была всё это время, несовместима с христианской жизнью.

— И чем мы теперь будем заниматься? — спросила Эндерта с грустью. — Неужели мы теперь перестанем быть командой?

— Нет. Думаю, что нет, — уверенно сказала Лиэн.

— Так, это уже лучше! — обрадовалась Кэтиринна.

— У меня есть только одна идея, чем мы можем теперь заниматься, согласитесь вы или нет, решать вам, — произнесла Лиэн.

— Какая? — спросила Фэйлин.

— Поскольку мы все приняли христианскую веру, нам необходимо рассказывать о ней другим людям, которые ещё никогда не слышали о Боге. Я предлагаю нам быть командой миссионеров, а начать с этой планеты. Думаю, у нас есть всё, чтобы заниматься миссионерской деятельностью!

Какое-то время Фэйлин, Дальета, Кэтиринна и Эндерта обдумывали предложение своей подруги. Наконец, Кэтиринна сказала:

— Пожалуй, это единственное, что мы можем теперь делать, а наш опыт работы в спасательной команде пригодится нам. Правда, нам не хватает опыта христианской жизни, но это поправимо. А в Солнечной системе у нас действительно очень много друзей, которым бы хотелось рассказать о вере. Я бы очень хотела увидеть многих…

— А с личной жизнью-то мы как вопрос будем решать? — поинтересовалась Далли. — Заключать на всю жизнь один-единственный модельный союз? И кто согласится на это?

— Вот вернёмся в Солнечную систему и увидим! — заверила её Кэтиринна.

— Ой! Я что-то нашла! — воскликнула неожиданно Фэйлин.

— Ягоды какие-то! Надеюсь, съедобные, а то очень есть хочется, уже давно время обеда! — подхватила Далли, срывая горсть с куста. — Вкусные!

— Вот видите, я же говорила, что найдётся для нас в субботу еда! — обрадовалась Лиэн. — Думаю, нам нет необходимости переживать обо всём, о чём мы сейчас говорили. Бог любит нас, Он дал нам свободу от греха и из тюрьмы освободил! Давайте будем сегодня просто радоваться! Наступит время, когда мы вернёмся в Солнечную систему и увидим, как Бог решит все наши проблемы. И никто, даже Лария, не сможет помешать Ему в этом!

Анерт

Глава 1. Изо

Широкое золотистое поле простиралось вперед насколько хватало взгляда. Небо затянули серые облака и, казалось, скоро пойдёт дождь. Но воздух оставался тёплым, дул лёгкий ветерок и слышались голоса птиц, летавших совсем невысоко над головой. «Почему они так раскричались?» — подумала Фэйлин. Она посмотрела на свою спутницу, рыжеволосую девочку лет семи. Изоэла, так её звали, пыталась ей что-то сказать. Но Фэйлин лишь покачала головой в знак того, что ей по-прежнему непонятны слова. Девочка помахала рукой в сторону неба, а затем указала на тропинку ведущую в деревню Изо. «Наверно, нам действительно, следует поторопиться», — решила Фэйлин, догадываясь, что девочка намекает на собирающийся дождь. До Изо отсюда около часа ходьбы. Далеко же они сегодня зашли! Но Фэйлин не особенно волновалась, поскольку Изоэла хорошо знала эту местность. Это были родные для неё места. Конечно, не будет ничего приятного, если их застанет здесь ливень, но если вспомнить некоторые планеты Солнечной системы с их непредсказуемыми осадками, то, пожалуй, Анерт не самый плохой вариант!

Фэйлин взяла Изоэлу за руку и позволила ей быть своим проводником. Она ещё ни разу не уходила так далеко от деревни и не была уверена, что правильно запомнила весь путь, которым они шли. Изоэла, напротив, чувствовала себя уверенно, и было видно, что ей очень нравится её роль. Она ещё несколько раз пробовала что-то сказать Фэйлин, но всё кончалось одинаково, ей приходилось объясняться знаками.

Вернуться в деревню до дождя они все-таки не успели, в последние двадцать минут пути их окатило тёплым летним дождиком.

— Эф-ли, сколько тебя можно ждать! — возмутилась Лиэн, едва только Фэйлин зашла в ворота. Далли, Эндерта и Кэтиринна стояли рядом с ней во дворе под навесом. — Ты разве забыла, что у нас важный разговор запланирован на этот вечер!

— Насчёт «важного» я не слышала, только о просто разговоре… — попыталась оправдаться Фэйлин. — Мне очень хотелось прогуляться и… мы с Изоэлой зашли немного дальше, чем собирались. А она не знает среднегалактического, как вы понимаете, и мне трудно было ей объяснить, что пора поворачивать назад. Когда мы увидели, что собирается дождь, мы тут же пошли обратно, но в такую погоду не так просто идти по тропинкам: грязно, скользко… К тому же я подумала, что в дождь вы будете сидеть дома… и отмените этот разговор… — прибавила она неуверенно.

— Разговор важный, отменять его никто не собирался, а ты думаешь только о себе, — парировала Лиэн, укоризненно глядя на Фэйлин. — Мы под крышей стоим, и дождь нам не помеха. За то, что ты заставила нас ждать, я лишаю тебя права голоса сегодня!

— Так, это ещё что за придирки, Ти-эл! Кто тебе дал такое право! — раздражённо проговорила Фэйлин. — Что-то я не поняла!

— Девочки не ссорьтесь, это же глупо! — Кэтиринна выглядела внешне спокойно, но в её голосе чувствовалась тревога.

— Лиэн, ну что ты так?! — попыталась увещевать её Эндерта. — Эф-ли, ты промокла, иди в дом, погрейся!

— Пожалуй, я так и сделаю! — сказала Фэйлин и, оставив их одних во дворе, зашла в большой бревенчатый дом. В конце-концов, какой смысл ей присутствовать при разговоре, если её лишили права голоса! Изоэла зашла вместе с ней. Хотя девочка и не понимала их языка, ей было ясно, что подруги не поладили. Её милое, покрытое веснушками лицо стало грустным.

— Изойлин, Изоэла, идите к столу, все уже давно поужинали, одни вы остались! — позвала Изондина, высокая статная женщина со смуглой кожей и огненно красными волосами. Она, как всегда, была очень добра и обходительна. Фэйлин обрадовалась тёплому отношению этого, казалось бы, совсем постороннего для неё человека. Она радостно подошла к столу и вместе с Изоэлой принялась за еду. На душе у неё было неспокойно из-за неприятного разговора с Лиэн. Но она старалась не думать об этом. К тому же ей не хотелось, чтобы эти люди узнали о том, что её отношения с подругами не всегда бывают ровными и гладкими. В доме было достаточно тепло, так что одежда Фэйлин быстро высохла, и, поскольку время было уже довольно позднее и начинало темнеть, Фэйлин отправилась в комнату для гостей, которую в доме выделили специально для них и решила лечь спать пораньше.

Изоэла была младшей дочерью Изондины и Изоэра, супружеской пары, которая согласилась принять у себя Фэйлин и её подруг после того, как они оказались на Анерте. Фэйлин улыбнулась, вспоминая, как произошла эта встреча. В тот день, когда их освободили из заключения, они целый день благодарили Бога и радовались этому событию. И Господь удивительным образом благословил их. Они постарались уйти как можно дальше от города, стараясь держаться вдоль дороги. Пока они гуляли по лесу, собирали ягоды, любовались цветами, слушали пение птиц, совершенно не думая, куда они пойдут и где будут ночевать, на их пути встретилась эта девочка и отвела в свою деревню. Близился уже вечер, когда она оказалась перед ними, и это было не иначе как ещё одно благословение, потому что идти им было совершенно некуда. Фэйлин удивлялась, как они могли быть такими беспечными, но, видимо, радость от освобождения перекрывала все рациональные мысли, и они просто не способны были в тот день думать о своём положении. Родители девочки были чрезвычайно добры к ним и позволили пожить у них до того времени, когда разрешится вопрос с возвращением им корабля и всех их вещей, включая деньги.

Дом, в котором они остановились, был весьма просторным, а семья, приютившая их — довольно многочисленной. Мать, отец и семеро детей, из которых Изоэла, как уже говорилось, была самой младшей. Своими рыжими волосами она походила на Изондину. Другие дети были тёмноволосыми в своего отца. На Анерте, в отличие от Солнечной системы, существовало семейное сходство!

Девочка очень привязалась к Фэйлин, и пока остальные дети более старшего возраста помогали родителям по хозяйству, она постоянно ходила за Фэйлин, хотя даже языка не знала и поговорить не могла. Причина, почему этой девочке так нравилось быть с ней рядом, для Фэйлин оставалась загадкой. Но в глубине души ей было приятно, что кто-то проявляет к ней столько внимания. Изоэле было семь лет, остальные дети, ещё четыре сестры и два брата, Изонделла, Изоэмма, Изоанта, Изоанна, Изоав и Изоон, были старше и постоянно занимались какой-то работой. И сам дом, и жизнь в деревне Изо были очень простыми и не шли ни в какое сравнение с теми удобствами, которыми подруги пользовались в Солнечной системе. Им было сложно привыкнуть к жизни вдали от цивилизованного мира, к отсутствию современных средств связи, компьютеров, телевизоров, машин и тому подобного. Сразу после их прихода в деревню они обнаружили, что здесь почти никто не знал среднегалактического языка, не говоря уже о системном. Из всех детей Изондины и Изоэра образование имела только Изонделла, самая старшая. В деревне не было школы, и у семьи хватило средств отправить в город на учёбу только её. Но даже ей не удалось закончить все классы, хотя она очень мечтала об этом. Ей пришлось вернуться домой и заниматься ведением большого хозяйства вместе со всеми остальными членами их семьи. Дело осложнялось ещё и тем, что из семерых детей пять были девочками и не могли выполнять тяжёлой работы в поле. Поскольку в деревнях на Анерте в семьях обычно бывало много детей, то дома сразу строили с тем расчётом, чтобы всем хватало места, поэтому для подруг нашлась запасная комната, в чём им опять же повезло!

Когда Изондина и Изоэр узнали, откуда прилетели и кем являлись Фэйлин и её подруги, они очень обрадовались, так как это сулило возможность для всей семьи получить образование. Они договорились, что Фэйлин, Эндерта, Дальета, Кэтиринна и Лиэн могут жить у них сколько нужно, но всё это время будут давать их детям уроки. И подруги распределили между собой эти роли. Фэйлин взяла на себя обязанность заниматься с ними среднегалактическим языком, Эндерта и Кэтиринна — точными науками, Далли — среднегалактической культурой, а Лиэн — среднегалактическим правом. Таким образом, каждый день они проводили несколько часов, занимаясь этой работой. Это было довольно нелегко, поскольку говорить они могли только через переводчика, в качестве которого выступала Изонделла.

В этой деревне, как, впрочем, и в других деревнях на Анерте, была одна особенность. Все её жители должны были носить имя, первые буквы которого начинались по названию деревни, таким образом по имени можно было определить место жительства человека. Все, кто поселялся в той или иной деревне, приехав из какой-либо другой местности, должны были изменить первые несколько букв своего имени. Для Фэйлин и её подруг это было очень необычно. У них теперь тоже появились новые имена. Фэйлин стала Изойлин, Далли — Изольетой, Лиэн, у которой полное имя было Тэлиен, — Изолиен, Кэтиринна стала Изоринной, а Эндерта — Изоэртой. Из-за абсолютно одинакового начала всех имён они долго не могли привыкнуть, как к кому обращаться. Наедине они, конечно, продолжали называть друг друга привычными именами. Сама Фэйлин была рада, по крайней мере, тому, что Изойлин всё-таки лучше, чем Фен, имя, которое ей дали в Универсальной женской армии Солнечной системы, когда она проходила там специальный курс для принцесс много лет назад…

Однако по мере того, как мысли Фэйлин возвращались к неприятному разговору с Лиэн, состоявшемуся полчаса назад, улыбка постепенно сошла с её лица, и его покрыла тень озабоченности. Фэйлин почувствовала, что спать ей расхотелось. Вместо этого она задумалась о своих словах и реакции Лиэн. Как она могла забыть о их разговоре? Ведь она столько раз обещала самой себе, что будет более внимательной к другим. Конечно, Лиэн предупредила, что им необходимо обсудить нечто важное сегодня вечером. Фэйлин совершенно забыла об этом, отправляясь на прогулку, а вспомнила только, когда увидела стоявших во дворе подруг. Зачем было проводить разговор во дворе, неужели нельзя здесь, в гостевой комнате поговорить?! Но Фэйлин понимала, что это просто попытка оправдать себя. Она действительно поступила очень невнимательно, а теперь пыталась обвинить во всём Лиэн. Конечно, Лиэн могла бы и помягче с ней поговорить. Но, с другой стороны, если бы это ей пришлось ждать, как она сама бы реагировала? Наверно, тоже могла бы и не сдержать своего негодования… В общем, Фэйлин снова убедилась в том, насколько она эгоистична и сосредоточена на самой себе… А ещё называет себя христианкой… И как она легко находит для себя оправдание, когда захочет… даже если и не права!

Фэйлин попыталась представить, о чём могли сейчас говорить её подруги. Наверняка, это вопрос о том, как им быть… Ведь они находятся здесь и ничего не знают о том, что дальше происходит с их делом. Находится ли их корабль в течение последних шести месяцев под арестом? Пришёл ли ответ на запрос из Солнечной системы? Когда у них появится возможность получить назад свои вещи или воспользоваться деньгами? Это вызывало определённое беспокойство. Но ещё неспокойнее они чувствовали себя при мысли о новой встрече с представителями местных властей. После всего случившегося им не хотелось появляться на виду, поскольку они боялись, что решение в отношении них изменится и они снова окажутся в тюрьме. Возможно, конечно, что их опасения безосновательны, но им очень не хотелось больше рисковать…

Это был страх! А ведь они совсем недавно были уверены, что теперь им ничего не страшно! Но вот прошло каких-то полгода, и от былой уверенности почти ничего не осталось! Она почувствовала себя очень слабой… очень… Сейчас ей хотелось бы снова открыть Библию и прочитать какой-нибудь ободряющий стих, дающий надежду… Но, увы, Библия тоже осталась на корабле, а от флэшки им не было никакой пользы здесь, в этой глуши, так как открыть её было совершенно не на чем! Конечно, общий смысл учения Библии Фэйлин помнила хорошо, и даже некоторые тексты, но невозможность ежедневно читать Библию очень сильно сказывалась на её духовном состоянии! «Может быть, это одна из причин того, что мы стали ссориться? — подумала она. — Когда мы летели на корабле, могли каждый день открывать Священное писание и читать сколько угодно, мы вели себя намного сдержаннее… Во всяком случае, я точно была намного сдержаннее…»

Дверь в гостевую комнату неожиданно скрипнула. Мысли Фэйлин прервало появление Далли. Вид у неё был хмурый. Она быстро пересекла комнату и со всего маху плюхнулась на свою кровать… И тут же вскочила. Кровать была довольно жёсткой и привыкшая к удобным креслам Далли скривила лицо.

— Ну, что вы решили? — встревожено спросила Фэйлин.

— Ничего, — покачала Далли головой. — Мы сказали Лиэн, что она могла бы и не выговаривать тебе… и что без тебя этот разговор не имеет смысла! А потом пришли Изоон с Изоавом (в последнее время у них большие успехи в освоении среднегалактического) и спросили, что мы здесь делаем. Мы поговорили с ними минут десять и, когда кончился дождь, пошли гулять в деревню. В общем, ничего хорошего. Они сказали, что я и Лиэн — девушки, о которых они давно мечтали, и предложили нам никуда не улетать с Анерта, выйти за них замуж и поселиться здесь навсегда…

— А что Эндерта и Кэтиринна им не нравятся? — перебила её Фэйлин со смехом.

— Ну, видимо, нет, — пожала плечами Далли.

— И что вы им ответили?

— Ну, что мы могли им ответить?! — нахмурилась Далли. — То, что мы их старше на двести лет, не имеем ни малейшего желания жить на Анерте постоянно, что мы обязательно вернёмся в Солнечную систему, когда получим назад свой корабль…

— А они, что?

— Ничего. Сказали, что им очень жаль и ушли печальные, а мы решили ещё прогуляться по деревне… Думаю, скоро местное население нас возненавидит. Мы слишком отличаемся от них и привлекаем к себе много внимания, — уныло ответила Далли.

— А Энди, Кэ-рин и Лиэн где? — задала Фэйлин ещё один вопрос.

— Они тоже сейчас придут, просто, мне надоело всё это, и я ушла раньше… Фэйлин, не спрашивай меня больше, я не в настроении… — сказала Далли. — Давай завтра поговорим.

— Хорошо, завтра так завтра, — сказала Фэйлин и тоже почувствовала себя весьма безрадостно. Куда они катятся? Как теперь общаться с этими юношами, которые совершенно не понимают, как обстоят дела. Может, они пошутили? Конечно, они, будучи системлянками, выглядят лет на шестнадцать-семнадцать, и создаётся иллюзия, что они ровесники Изоона и Изоава. Но ведь им намного больше, и у них нет ничего общего с ними. Те даже среднегалактический язык начали только-только понимать и уже делают подобные предложения! Что же будет дальше? Для Фэйлин они были, как дети! А ещё Изонделла изъявила сегодня желание оставить родительский дом и родную планету и полететь с ними в Солнечную систему. Если она не оставит свою идею, как после этого к ним будут относиться Изондина и Изоэр? И Изоэмма с Изоантой тоже последние дни очень сухо стали с ними разговаривать! Если бы не уроки, то, наверно, они бы совсем перестали общаться… А местные жители смотрят на них явно не по-доброму! Зачем только Лиэн, Эндерта и Кэтиринна ходят по деревне и лишний раз попадаются им на глаза! А ещё их особенное поведение по субботам, когда они отказываются делать какую-либо работу и уходят в лес, тоже вызывает подозрения! Кроме того, они отказываются участвовать в местном религиозном культе поклонения идолам! Их только за это уже можно прогнать отсюда! А они, прилетев, наивно думали, что смогут обратить эту планету к Богу! Уж лучше, действительно, пойти и показаться на глаза представителям власти, чем ждать, что захочет предпринять против них это совершенно чуждое и непредсказуемое местное население… И как только Изондина и Изоэр их терпят!

С такими мыслями Фэйлин закрыла глаза, стараясь не обращать внимание на свою жёсткую постель. Ей было легче привыкнуть к ней, чем Далли. Ведь не зря же она провела время в Универсальной женской армии, где принцесс приучали терпеть самые разнообразные неудобства! Когда остальные три подруги переступили порог комнаты, она их шагов уже не слышала. Лиэн, посмотрев в сторону Фэйлин, грустно вздохнула и тоже улеглась спать, а Эндерта и Кэтиринна ещё долго сидели, разговаривая друг с другом еле слышным шепотом.

Глава 2. Решение

Утром Фэйлин проснулась на удивление рано, ещё затемно. Первое, о чём она подумала, было то, что она забыла помолиться вчера перед сном. Наверняка, то же самое можно было бы сказать и об остальных её подругах. Никто из них вчера не молился перед сном! «Так, вот это уже совершенно никуда не годится!» — сказала Фэйлин самой себе, и сон у неё как рукой сняло. Она выскользнула из-под одеяла, быстро оделась и отправилась во двор, радуясь в душе, что все обитатели дома ещё спят и никто её не видит. Дойдя до массивных ворот, она хотела, было, открыть их, чтобы отправиться прогуляться куда-нибудь за пределы деревни, но поняла, что ей одной с ними не справиться. Слишком тяжёлый был у них засов. Оставшись во дворе, Фэйлин зашла под навес, где они должны были разговаривать друг с другом прошлым вечером и, убедившись, что вокруг тихо и никто не должен в ближайшее время нарушить её уединение, обратилась к Богу с молитвой:

— О Боже! Прости нас и особенно меня за то, что мы так отдалились от Тебя в последнее время! Мы забываем молиться, мы не читаем Твоё слово, так как наша Библия осталась на корабле, а он находится под арестом! Мы не знаем, что нам теперь делать! Местные жители настроены против нас, они хотят, чтобы мы поклонялись их богам, они смотрят с подозрительностью на наше поведение по субботам… А двое детей Изондины и Изоэра делают нам глупые предложения, на которые мы не знаем, что и ответить… Боже, помоги нам понять, что мы должны дальше делать! Мы не хотим сидеть здесь и ждать, когда вся деревня восстанет против нас. А ведь мы так хотели рассказать им о Твоей любви! Но мы вообще ничего им не сказали до сих пор, а они воспринимают нас как своих врагов! Только Изондина с Изоэром доброжелательны к нам, потому что они всегда мечтали о том, чтобы их дети учились. Но мы переживаем о том, что и они в конечном итоге могут поддаться общей атмосфере и выгонят нас из своего дома… и тогда, куда мы пойдём? Мы не хотим снова оказаться в тюрьме, а Лария, наверняка, постаралась, чтобы ответ из Солнечной системы никогда до нас не дошёл… Неужели мы обречены теперь вечно скитаться по этой планете! Мы хотим домой! Боже, помоги нам как-нибудь!

На минуту Фэйлин замолчала, опустив голову и уставившись в серое дощатое покрытие, которым была устлана земля под навесом. Ей стало стыдно перед Богом за свои слова. Неужели всемогущий Бог, который знает обо всем задолго до того, как она решит Ему об этом рассказать, не мог давным-давно помочь им, если бы счёл это необходимым. Наверно, проблема в них самих! Это они что-то делают неправильно, поэтому Бог не вмешивается и позволяет ситуации развиваться подобным образом! Это они где-то совершили ошибку, которая привела к тому, что они оказались в таком положении! Неожиданно для самой себя Фэйлин смогла увидеть происходящее с ними совершенно другими глазами. Во-первых, она сама только что сказала, что они проявляют удивительную забывчивость, когда дело касается молитвы. Чего же они в таком случае хотят? Ведь в Священном писании ясно сказано «не имеете, потому что не просите» (Иак. 4:2). Во-вторых, они сами виноваты в том, что сидят и ничего не предпринимают. Они просто обязаны на что-то решиться! В конце концов, может их дело уже давно разрешено, а они сидят тут, трясутся от страха и ничего об этом не знают! Они должны были проповедовать жителям деревни, а вместо этого погрязли в изучении с ними разных наук и упустили из виду главную цель своего пребывания на Анерте. Они оправдывают себя тем, что у них нет Библии, но сами же ничего не предпринимают для того, чтобы вернуть её себе. А может им разрешат забрать её, если они попросят? Ведь они даже не пытались спрашивать об этом! Вместо того, чтобы собраться вместе и принять решение, они ссорятся друг с другом и только тянут время. И она внесла вчера во всё это свой вклад, не придя вовремя и сорвав их совещание!

— О, Боже! — вновь проговорила Фэйлин, подняв голову вверх. — Это мы виноваты, что оказались в такой ситуации! Прости нас! Помоги нам вновь объединиться и почувствовать себя одной командой, помоги нам больше не ссориться и принять решение. Помоги нам выяснить, что с нашим делом! И если всё по-прежнему и мы не можем воспользоваться нашими вещами и кораблём, то пусть хотя бы мы сможем забрать нашу Библию! Помоги нам, наконец, сказать правду жителям этой деревни о нашей вере и подлинной цели нашего пребывания здесь. Мы, конечно, рады помочь им в получении образования, но и это тоже необходимо делать совсем по-другому! Помоги нам создать школу в этой деревне, в которую могли бы ходить все местные дети, а мы могли бы заняться более важными делами!

Фэйлин была так поглощена молитвой, что не заметила, что к ней подошла Лиэн, которая тоже только что встала и вышла во двор. Несколько минут Лиэн стояла поодаль, слушая, что говорит Фэйлин, а потом и сама преклонила колени в тихой молитве. Когда Лиэн закончила, она посмотрела на Фэйлин и сказала:

— Пожалуйста, прости меня за вчерашнее. Я действительно вела себя слишком резко и опрометчиво. Как я вообще могла подумать, что мы можем без тебя что-то решать! Это было очень глупо с моей стороны!

— Нет, это я виновата! Я забыла о нашем совещании, опоздала, вынудила вас ждать меня так долго! Это я прошу у тебя прощение за вчерашнее! — Фэйлин была обрадована возможностью признать, наконец, свою ошибку перед Лиэн. На душе у неё снова стало хорошо.

Лиэн улыбнулась.

— В таком случае нам необходимо сейчас же всё выяснить! Я пойду, разбужу Энди, Далли и Кэ-рин!

— Может, не стоит их будить? — засомневалась Фэйлин.

— Стоит! Нам нужно принять решение немедленно! — Лиэн была уверена в том, что делает.

Когда спустя десять минут во дворе появилась заспанная Далли и чуть более бодрые Эндерта и Кэтиринна, Лиэн, не дав никому опомниться, произнесла:

— Мы должны как можно скорее встретиться со следователем и узнать, в каком состоянии наше дело. Может, нас уже потеряли. Ведь никто не знает точно, где мы находимся. Хотя, думаю, при желании они могли бы это выяснить, ведь Изо — это ближайшая деревня, в которую мы могли пойти. У кого-то есть возражения?

Возражений не было, поэтому Лиэн продолжала:

— Все мы одновременно уйти не можем, потому что нужно проводить время с детьми Изондины. Кто из нас хотел бы взять это на себя?

Лиэн обвела взглядом подруг. Далли, казалось, ещё не проснулась окончательно. Эндерта и Кэтиринна стояли задумавшись. На лице у Фэйлин было сомнение. В общем, никто не хотел брать на себя эту обязанность, так как ещё очень свежи были в памяти воспоминания об их трёхнедельном заключении.

— Хорошо. В таком случае я схожу сама. Как вы на это смотрите? — произнесла Лиэн.

Все смотрели положительно.

— В таком случае разговор окончен, — подвела итог Лиэн.

— И это всё? И мы не могли это решить раньше? — в голосе Кэтиринны чувствовалось недоумение. — Это так быстро, чего же мы ждали, что собирались обсуждать? Нам хватило пяти минут…

— Даже меньше, чем пяти, — уточнила Эндерта.

— Думаю, так всегда бывает, когда Бог отвечает на молитву, а мы готовы сотрудничать с Ним! — радостно заметила Фэйлин.

В этот момент во дворе появилась Изондина. Обычно она вставала первой, чтобы отнести корм животным. Увидев всех подруг в сборе в столь раннее время, она не скрыла своего удивления.

— Вы уже встали? Вы уверены, что не хотите больше спать? — её голос звучал бодро, однако слова она выговаривала с трудом. В отличие от остальных членов своей большой семьи она владела немного среднегалактическим языком, хотя и не так хорошо, как Изонделла, её старшая дочь.

— Нет, не уверены, я хочу спать! — тут же отреагировала Далли.

— Изольета сегодня не в духе! — пошутила Эндерта.

— Она и вчера была не в духе! — заметила Кэтиринна.

Лиэн тем временем обратилась к Изондине. Она хотела как можно скорее обо всём договориться.

— Изондина, мне нужно на некоторое время отлучиться в город. Девочки останутся здесь и позанимаются с твоими детьми, пока меня не будет. Я хочу выяснить, что с нашим кораблём.

— Мне будет очень жаль, если вы нас покинете! — ответила Изондина, выражение её лица стало серьёзным. — Но я вынуждена вас предупредить. В последнее время я слышу много недовольства в ваш адрес со стороны жителей Изо. Не знаю, сколько ещё времени я смогу оставлять вас в моём доме, но чувствую, что в любой момент может назреть скандал. Поэтому, если вы сможете уйти хотя бы на время, пока всё не утихнет, это было бы лучше для вас.

По её лицу было видно, что она действительно очень сожалеет.

— Ещё раз хочу вас заверить в том, что это не моё желание. Мои дети очень рады вам, особенно Изонделла и Изоэла. Они уже стали немного говорить на среднегалактическом. Это меня очень радует. Но обстоятельства вынуждают меня… — добавила она.

— Это для нас не новость, мы и сами видим, что нам пора покинуть деревню, — согласилась Лиэн. — Я выясню, что с кораблём, и вернусь. Даже если всё будет по-старому, мы всё равно поищем для себя другое место на этой планете.

— Договорились, — произнесла Изондина, и было видно, что ей неприятно. — Не ходи в город одна, возьми с собой Изонделлу!

— А кто будет уроки переводить? Ты занята, да и слов многих не знаешь… Изонделла нужна здесь, пусть хотя бы ещё на несколько дней для твоих детей продлится возможность учиться… — возразила Лиэн. — Нет, я вполне могу одна всё выяснить, Изонделла мне объяснит, как добраться…

— Может, тогда хотя бы Изоав проводит тебя до города, это не близко… — пыталась уговорить её Изондина.

— Нет, не надо. У него найдутся здесь дела поважнее. Спасибо за помощь, — Лиэн как всегда была уверена в себе.

Фэйлин почувствовала угрызения совести. Сначала они согласились, что именно Лиэн займётся выяснением вопроса о судьбе их дела. Теперь они позволяют ей уйти в город одной, а сами остаются здесь. Не должны ли они как-то помочь Лиэн? Может быть, составить ей компанию? Или хотя бы уговорить её принять помощь от Изондины? Хорошо ли, что они идут на поводу у Лиэн в этом вопросе? Фэйлин не знала, что будет правильно, поэтому не решалась спорить с Лиэн, зная о том, что её так просто не переубедить.

С этими мыслями Фэйлин отправилась завтракать. А Далли по-прежнему ныла, что хочет спать. В конце концов, Фэйлин не выдержала:

— Далли, ты мне напоминаешь изнеженную принцессу из сказки, которую вытащили из дворца, поместили в непривычные для неё условия, где нет удобств, и теперь ты всем недовольна…

— Сама ты принцесса! — отмахнулась Далли.

— Я — бывшая! А, кроме того, ты сама знаешь, каково это быть принцессой в Солнечной системе. Одна Универсальная женская армия Солнечной системы (УЖАСС) чего стоит, не многие дочери королев соглашаются ими быть… — Фэйлин закончила на полуслове, видя, что Далли не обращает на неё никакого внимания. Есть ли какой-то смысл ей что-то говорить?! Фэйлин и сама понимала, что Анерт сильно отличается от Солнечной системы. Здесь недоступно многое, к чему они привыкли у себя дома, и она тоже страдает от этого. Есть ли у неё вообще право делать Дальете замечания? Она и сама иногда сетует на неудобства, просто чаще не вслух. Конечно, в Солнечной системе они бывали в разных ситуациях, но там была одна существенная особенность. Там всё происходило быстро. Все вопросы решались быстро. Сказано — сделано. В самолёт сели, двигатель завели, и вот ты уже в любой точке планеты. А если нужно, то и космический корабль всегда под рукой, и сотовая связь, и все достижения науки и техники. И, казалось, нет ничего невозможного. И Далли всегда была весёлой. И у Эндерты всегда была куча идей. И Кэтиринна была милой и обаятельной. А теперь даже она иногда выходит из себя. Может атмосфера Анерта содержит в себе какие-то элементы, которые на них действуют так нехорошо? Фэйлин не знала.

Когда после завтрака Изоэмма, Изоанта, Изоанна, Изоав и Изоон расположились в комнате, чтобы слушать очередной урок, Изонделла приготовилась переводить, а Изоэла, которая была ещё слишком мала, чтобы участвовать, ждала, когда с ней позанимаются отдельно, Лиэн объявила, что ей пора.

— Надеюсь, что мне удастся быстро всё выяснить. Не теряйте меня, — сказала она.

— Ти-эл, ты уверена, что тебе нужно одной всё это делать? — попробовала отговорить её Фэйлин.

— Конечно, уверена. Зачем вам идти, если я всего лишь хочу узнать, как обстоят дела, — в голосе Лиэн чувствовалась лёгкая озабоченность. — Когда я вернусь, тогда мы вместе решим, что дальше делать. Молитесь за меня и за то, чтобы нам разрешили забрать вещи с корабля!

Последние слова Лиэн сказала на системном, чтобы её поняли только подруги. Они ничего не говорили пока о своей вере здесь, и Лиэн, очевидно, считала, что данный момент не является подходящим, чтобы начинать рассказывать. Она улыбнулась на прощание всем присутствующим и вышла из комнаты. Через минуту они услышали звук закрывающихся ворот.

Изондина дала Лиэн деньги, чтобы добраться до города, а Изонделла объяснила, по какой дороге она должна идти. Если ей повезёт, то её подвезёт кто-нибудь. Если всё будет хорошо, то, возможно, вечером она вернётся. И почему всё же она не захотела, чтобы кто-нибудь отправился вместе с ней или хотя бы проводил? Фэйлин чувствовала, что они по-прежнему мыслят так, как будто находятся в Солнечной системе, где всё просто. Как ей хотелось оказаться дома, в Солнечной системе!

Подруги тем временем приступили к своим занятиям. Первый урок был посвящён особенностям среднегалактической культуры.

— Кто может сказать, в чём они выражаются? — спросила Дальета, с важным видом обведя взглядом окружающих. — Я вчера рассказывала об этом, вы должны помнить!

— Культура системы Виктория характеризуется двумя основными направлениями. Первое обусловлено её близким расположением к Солнечной системе, поэтому викторийцы имеют сходное мировоззрение по целому ряду вопросов. Второе направление выражает уникальность этой системы, связанное с тем, что продолжительность жизни людей в этой системе составляет только триста лет… а также монархической формой правления с неограниченной властью королевы и … — начала Изоэмма не очень уверенно. Ей было шестнадцать, и она была второй по старшинству дочерью Изондины.

Фэйлин вспомнила, как они искали Лайзеген, дочь королевы Сирьевел Викторийской. Тогда они тоже вынуждены были долго отсутствовать в Солнечной системе. И тоже наверняка скучали по дому, когда задержались на несколько месяцев на Асонтилли-Лоди. Но тогда у них была радость, что они выполнили задание. А сейчас они явно не справились со своим заданием здесь на Анерте. Они хотели быть миссионерами, а в результате сидят здесь и находят тысячи причин, чтобы не говорить никому о своей вере. «Боже, помоги Лиэн всё выяснить, пусть она хотя бы сможет забрать Библию с корабля!» — взмолилась она.

— …особенностью культуры в Виктории является очень сильное влияние традиций не только в политике, но и в моде, религии, частной жизни людей и так далее…

Глава 3. Первый шаг

— Сколько можно отсутствовать? — встревожено проговорила Кэтиринна. Прошло три дня, а о Лиэн ничего не было слышно.

— Это ещё не срок, — попыталась успокоить подруг Эндерта. Был уже вечер, и они собрались в комнате для гостей. Но чувство тревоги за Лиэн не давало им уснуть.

— Мы, кажется, опять не молились сегодня! — напомнила Фэйлин.

— Да, не молились, — согласилась Дальета.

— Давайте помолимся! — предложила Фэйлин.

— Мы сами виноваты, не надо было отпускать её одну, — посетовала Кэтиринна.

— Мне тоже приходили в голову подобные мысли, — проговорила Фэйлин. — Но что поделаешь, что мы так поздно спохватились!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.