30%
18+
Утерянная блажь

Бесплатный фрагмент - Утерянная блажь

Книга 1

Объем: 312 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Об авторе

Что я могу поведать Вам о себе? Я обычный человек, просто может моя жизнь была более наполнена тяжелыми моментами и не была такой, как у других.

Я ходила в детский садик, школу, институт, много работала, есть ребёнок. Есть что вспомнить, и то, что очень хочется забыть, но это путь, который проходит почти каждый из нас, не так ли?!

Главное моё отличие — это окружение, я выросла среди друзей гораздо старше себя. Будучи девочкой от природы, я увлекалась машинками и играми в войнушку.

Меня окружали люди не самых чистых помыслов, манер и жизненных предпочтений, но меня лелеяли, словно ангела. Только, говорят, не всё то золото, что блестит, и всё не вечно. Поверьте, когда-то с вами может приключится что-то страшное, а где-то за углом может ожидать и что-то невероятно прекрасное.

Я такая, какая есть, и отчасти потому что в жизни помимо друзей у меня было много тех, кто меня жестоко предавал и это сказалось на мне больше, чем мне того хотелось бы.

Мне отдельно хочется поблагодарить чудесную, талантливую художницу Н. Ю. Орехову, чьи работы Вы сможете увидеть на страницах моей книги… А также мою любимую маму, которая никогда не верила в то, что я смогу опубликовать данное произведение, чем подстёгивала меня во что бы то ни стало закончить его.

Я много лет хотела предать огласке данную историю даже не ради подруги, которая занимает центральное место в этом произведении, а чтобы поделиться собственной болью…

Пролог

Эта история о девочке, девушке, женщине. О том, как она выросла и что повлияло на её жизнь. О её любви, ненависти, грусти и страхах. Эта история покажет Вам пример, как живут некоторые люди среди нас, которых мы не замечаем, которых мы не хотим видеть.

Мы не хотим видеть этих людей, мы не хотим видеть их проблем, мы даже не задумываемся о том, что это могут быть наши друзья, коллеги и даже родственники.

Никто из нас не хочет замечать очевидных вещей только потому, что тогда это станет правдой. Горькой правдой, показывающей нам, что жизнь, как и мир, совсем не идеальна.

Никто не хочет видеть боль других людей и их проблем, всем хватает своей жизни, и крепость, построенная из иллюзий, куда важней, чем правда. Трепетно храня и оберегая свои иллюзии, или просто плывя по течению, мы теряем самое важное.

Самое важное в жизни — это время, время, потраченное не с тем, кто может просто внезапно уйти из вашей жизни. Каждый в большинстве своём безропотно наблюдает, как время, подобно песку, ускользает сквозь пальцы… Мы способны опомниться, только лишь потеряв любимых и важных людей, ощутив в полной мере утрату.

Задумайтесь, пока не поздно, о том, как живёте Вы сами, читая историю, попробуйте переложить её на себя. Подумайте, как Вы поступили бы в той или иной ситуации, что сделали бы именно Вы?!

Прочитав историю до конца, ответьте, пожалуйста, самому себе на один вопрос: «Виновата ли эта девочка в том, что так сложилась её жизнь?».

Для справок и ответов

Информация о героях будет обновляться и добавляться по ходу развития истории.

Персонажи будут появляться постепенно всё новые и новые, и скучать Вам не придётся.

Со временем будут добавлены интересные факты про жизнь и даты смерти некоторых персонажей.

Осталось только набраться терпения в ожидании самой истории и мне смелости, чтобы дописать её до конца. Удачи нам с тобой, мой дорогой читатель!

Глава 1

Предыстория…

Суббота 15.10.2011

Ну, что я могу Вам рассказать? С чего мне начать свой рассказ? Давайте начнём с того дня, в котором мне было так хорошо и одинаково плохо.

Давайте начнём с этой субботы. Сегодняшним днём я начну свою историю и закончу её лишь спустя несколько лет.

Сегодня моя жизнь вновь разделилась на «до» и «после», … и я пока не знаю, как мне пережить всё это.

Наступил новый день моей уже новой жизни… Новая, прекрасная жизнь ожидает меня где-то там, впереди. И прошлое останется где-то далеко позади.

Как много «нового» в моей жизни происходит, как многого я жду, и где-то в глубине души ведь знаю, что не имею права на это. Только не тогда, когда я всё это сделала, не тогда, когда досрочно ушло столько людей, но я тоже человек и просто хочу жить.

Любовь — чудесная игра,

Прекрасней пьесы быть не может.

Любовь одна нам всем нужна,

Плывёт она издалека…

Какое счастье — полюбить,

Но счастье больше — быть любимой.

Stasia S. ©

А я всё больше и больше убеждаюсь в том, что очень даже хорошо иметь дом за городом. Тут практически всегда свежий, а что самое главное для меня и моей семьи — весьма чистый воздух. Иногда, правда, разве что автомобили соседей проезжают мимо нашего дома и своими выхлопными газами на время портят этот чудесный воздух, но на самом деле это мелочь.

Это такая мелочь по сравнению с тем, что Павла больше нет. На этот раз он действительно навсегда исчез из моей жизни. Возможно, часть меня ещё жалеет о том, что было и чего не было, но я смирюсь…

Что со мной сделал этот страшный человек… Что он со мной сделал? Что сделал с моей жизнью? По большей части я жалею не о том, что он мёртв, а лишь о том, что этого не случилось раньше. Почему этого не произошло до нашего с ним знакомства? Почему наши судьбы в какой-то момент переплелись? Почему мне было суждено его встретить? За что кто-то там сверху так меня наказал?

Ужасное чувство, будто сердце упало куда-то вниз и больше не бьётся, давно прошло, но, с другой стороны, я не знаю, почему так когда-то боялась. Меня больше не преследуют призраки прошлого, как раньше.

Я перестала вздрагивать каждый раз, когда слышу его имя… К счастью, а, может быть, и, к сожалению, я больше не плачу, дни и ночи напролёт вспоминая о нём. У меня не осталось больше слёз, чтобы оплакивать то, что было так давно.

Порой мне кажется, что это было даже не со мной. Может, это всего лишь случай, сыгравший со мной злую шутку. Быть может, я всё придумала в переплетении снов, но боль от щипка говорит мне — правда! Впрочем, прочтите и решите сами, может, это всё всего лишь блажь, кто знает…

Прошло уже несколько месяцев после того, как наконец закончился этот кошмар. но кажется, всего пару часов… Несколько месяцев лёгкой жизни, без страха, без обмана, без всего того, что дал мне этот человек, если, конечно, его можно так назвать. Впрочем, если посмотреть с другой стороны, порой кажется, что прошла целая вечность.

Не знаю, как это всё объяснить, но это так — такова реальность нашего бытия. Мне пришлось пережить это, но я до сих пор не понимаю, как мне это удалось. Я не понимаю, как не сошла с ума. Возможно кто-то меня не поймёт, возможно кто-то осудит. Всему виной оказалась банальная психология — стокгольмский синдром, если хотите.

Мы все по-разному пониманием свою любовь и также по-разному любим, но когда мы теряем эту любовь, каждый из нас проходит один и тот же путь с одной лишь разницей. Кто-то найдёт выход к новой любви, кто-то останется один, а кто-то выхода не найдёт вовсе… И какова твоя судьба, ты никогда не узнаешь, пока, к сожалению, не столкнёшься с этой бедой…

Блажь океана как рай — недоступна,

Покрывало любви ненависть скроет.

Я тебя не ждала, и любви не дарила.

Это просто игра, ты должен понять.

В тени любовь казалась раем,

А оказалось — просто блажь.

Stasia S. ©

После на просторах Интернета я нашла стих в кино… Главный герой произнёс эти строки в фильме, но мне так запало в душу. Кажется, прямо в точку. Эти строки глубоко внутри столкнулись со стеной, что много лет ограждала мои воспоминания.

Сжигает ночь остатки дня,

Сжигает часть моей души,

И тогда лунный свет проникает в меня

И спасти от гибели тёмной спешит.


Ложатся облака повязкой на глаза,

И вот уже нет пути назад.

Ночь вонзает острый нож

В прикрытую дневную ложь.


Глаза закрыты, и на устах улыбка.

Всё неподвижно, зыбко,

И в темноте украдкой

Жизнь превращается в загадку.

Ник Пауэлл («Невидимый», 2007 г.)

Наверное, я уже давно смирилась со смертью Павла, но буду помнить о нём всегда. У меня на глазах всегда будет напоминание. Я всегда буду помнить, что меня связывало и связывает до сих пор с этим ужасным человеком.

В чём виноват мой ребёнок — ни в чём. Лишь невинная маленькая девочка, ставшая причиной раздора. Хм, а я снова беременна, и снова не от мужа.

Павлик погиб, пусть для всех он трагически погиб, но я всегда буду помнить правду о его кончине. Мы всё переиграли, как бы мерзко мне это ни было… Правда уйдёт со мной в могилу…, — так я думала. Я хотела всё забыть.

Мы все хотели забыть, пока однажды утром я не проснулась в слезах после очередного кошмара. Я решила написать обо всём этом книгу… Не знаю, что из этого вышло, надеюсь только, что меня поймут.

А что сейчас со мной? Сижу возле дома, читая нашу любимую со Стаськой книгу — «Невинные дамские шалости» Татьяны Поляковой.

Хотя, по правде, как всегда отвлекаюсь на родные мысли… Смотрю на дочку, но, к сожалению, всё больше начинаю пугаться. Меня пугает то, как она появилась на свет, но не само её рождение. Я очень люблю свою девочку.

После смерти её отца прошло так мало времени, а я начинаю замечать серьёзные сходства с ним родного чада. Порой даже кажется, что она становится его полной копией внешне. Я лишь надеюсь, что она не унаследовала проблем с психикой.

Иногда мне уже кажется, что я потихоньку начинаю сходить с ума, но что поделаешь — такова реалия нашей жизни. Ведь есть же такое выражение — не я такая, а жизнь такая. Порой мы ничего не можем в ней изменить.

Дочь снова мучает наших животных. Котик и бобик бегают вокруг и тявкают, и мяукают. До чего же ей нравится мучить животных — прям вся в меня. Мы их не калечим, конечно, лишь тискаем. :)

Надо будет Лешему с Альфи дать чем-нибудь полакомиться — ведь они оба уже такие старенькие, мне их жаль. Мне всегда хотелось открыть приют для животных, но всё упиралось в деньги…

Я отвлеклась…, а в холодильнике ещё сметана со вчерашнего обеда оставалась… Вот так вопрос и будет решён. Чем не лакомство для четвероногих, не правда ли?

А книга всё-таки походит на мою жизнь, или это моя жизнь походит на эту книгу? Всё так перемешалось, и я уже так запуталась, что не могу разобрать, что с чего было списано и зачем…

Отдельные моменты чуть ли не в мельчайших подробностях встречаются в этой детективной книге. Но это сказка — выдумка, а тут реальная жизнь.

Куда катится этот мир? Неужели я чем-то заслужила то, что со мной случилось. Чем я могла так прогневить Бога. Что я сделала? За что я вынуждена была так страдать?

То, что уже произошло — не изменишь. А как мне теперь жить дальше с тем грузом проблем и неприятностей, что свалился на мою голову? Как простить себя? Как мне принять и отпустить то, что случилось по моей вине?

Как теперь жить с тем, что я натворила? После того что случилось, что я пережила, возможно, я стала тем, кем быть не хотела больше всего на свете… Чудовище — теперь моё второе имя?!.

Хотя для кого чудовище? Для родных и близких я всё та же милая добрая и счастливая Лерка. Если бы я была одна, то давно бы наложила на себя руки. Но у меня есть дочь, и скоро будет ещё и сын.

Про бедного, несчастного мужа я вообще молчу, мой муж меня безмерно любит — я же его всегда только использовала. Хотя может и нет, он помог мне в самую тяжёлую минуту. Он помог мне тогда, когда мне больше не к кому было обратиться.

К мужу у меня всегда были чувства сродни дружеским, но не больше, я не люблю его, но тем не менее очень к нему привязана. Ах, если только ещё чувство вины держит меня рядом с ним…

Я очень признательна мужу за всё, что он для меня сделал. За его любовь, доверие, доброту и тепло… Я уважаю его за то, как он относится к моей дочери, к нашей Ди-Ди. За его трогательное отношение к ней.

Не знаю, как было бы, что было бы, если муж узнает, что на самом деле тогда случилось. Что я сделала… Мне очень жаль, что я не могу с ним этим поделиться — боюсь, что он меня никогда не поймёт… В общем, сказать «весело» — ничего не сказать. Как я только докатилась до такой жизни? Ведь всё же хорошо было…

Ах, Павел, Павел, несмотря ни на что — я же его любила, но он предал меня. А, может быть, я его? Моя любовь к Павлу была необычной, тяжёлой, пугающей и явно ненормальной… Может, я внушила себе эти чувства, потому что боялась за свою жизнь? Может, мне просто показалось?!

Может быть, я действительно к нему что-то чувствовала… я до сих пор не знаю… Может быть, это психологическое? Прочтите мой рассказ, и Вы поймёте меня, а может и нет, кто знает…

Мы сможем простить ради любви, принять всё и вся, быть рядом и в горе, и в радости, но предательство принять невозможно… Его невозможно однажды простить.

Я даже не задумывалась об этом, но, тем не менее я снова беременна, и беременна не от мужа. Никак не могу решиться, чтобы сказать мужу правду — не хочу причинять ему такую боль. Этот ребёнок заслуживает право на жизнь, и я дам ему то, чего точно бы не дал ему родной отец в том мире, в котором мне не было места.

Павел, к примеру, был просто не способен быть отцом… Отличный пример тому его сыночек. Мальчик был испорчен на корню, и это очень поздно выяснилось — я бы сказала просто — слишком поздно… Чуть раньше и его бы можно было спасти… Их обоих ещё можно было когда-то спасти…

Мне пора помолчать, чтобы самой набраться мужества и сил начать эту историю с самого начала. Вы все узнаете меня, мою жизнь и то, что я сделала…

Главная героиня
Котик Валерия Александровна
02.05.1986

Знакомство

Четверг 19.06.2003

Всем привет, меня зовут Лера, в девичестве я Котик Валерия Александровна. Родилась 02 мая 1986 года. Эта история началась со мной чуть больше восьми лет назад, как принято — в четверг, конечно же, это произошло после дождичка с утра.

В этот день я приняла решение, которое возможно, и сыграло со мной злую шутку, но возможно, что не прими я его, всё это всё равно бы случилось. Потому что судьба написана сотнями лет назад, задолго до появления меня и Вас.

Должна Вам сообщить, что сейчас, в момент написания этой книги — первой из её частей — идёт осень 2011 года, октябрь-ноябрь, если быть точной. Вы сможете следить за временем истории из названия главы. Вы всё узнаете обо мне и моей жизни. Узнаете даже очень личные вещи, о которых не принято говорить. Просто мне нечего скрывать.

Я буду оговариваться в книге на то, как живу сейчас, что думаю, и как воспринимаю эту жизнь, но тогда… Тогда, восемь лет назад, всё было по-другому. Мне было семнадцать лет и мир был устроен совершенно иначе, по крайней мере, в ещё подростковой головке. И так тихонечко начнём…

Тогда, 19 июня 2003 года, я начала свой новый дневник. Именно с него я решила начать свой рассказ. Именно с него началась моя новая жизнь.

В тот день моя жизнь изменилась навсегда, хотя я ещё не понимала этого, я не знала, как это мне ещё аукнется. Почему мы не замечаем никаких предвестников? Или, быть может, просто не хотим, кто знает?! Кто знает…

Я веду свой дневник много лет, начала я ещё в детском садике, в общем как научилась писать. Сначала я относилась к этой затее с неким задорным любопытством и забавой. Это поначалу, но уже совсем скоро я подружилась с идеей и мой личный дневник стал моей подружкой и жилеткой. Порой мне казалось, — он мой единственный друг в этом мире, который никогда не предаст.

Кто ведёт дневник, наверняка думает по отношению к этой заветной тетрадке что-то похожее на мои чувства. С годами я лишь меняю тетради, подписывая их: «том №1-н», №2-а, 3-и… Тогда я начинала 44-й.

Я выбрала эту дату неслучайно, ведь с этого дня всё началось. Моя жизнь навсегда изменилась. Мне хочется рассказать Вам о себе, и о своей жизни, в надежде, что меня услышат и поймут. Быть может, меня, конечно, осудят, но все живут так, как могут. Один шаг в никуда и всё — ваша жизнь ничего не стоит. Кто знает, когда и где ты повернёшь не туда.

Случайный шаг изменит однажды вашу жизнь навсегда. Случай — это всего лишь шаг. Один единственный миг — и никто не скажет тебе, что пошло не так…, а главное, когда ты так жестоко ошибся?!.

Я не знаю, кому принадлежат эти строки на самом деле, но я нашла их на просторах Интернета. Надеюсь, никто не обидится, что я взяла их без разрешения в свою книгу…

Если реальный автор когда-нибудь найдётся и сможет подтвердить свои права, я буду рада сделать на него ссылку в своей книге. В настоящее время я видела эти строки в сети «Вконтакте», «Одноклассники» и «Facebook», а ещё на огромном количестве ресурсов, и на каждом из них авторство приписывают себе абсолютно разные люди, и, простите, у меня нет возможности указать всех «желающих».

Но строчки простые засели мне в душу,

Жаль лишь сама написать не смогла.

Личный Дневник


Под кучей бумажек и книг

Хранится мой личный дневник.

В нём тайны хранятся из снов,

В нём немножечко матерных слов…


Он лучший мой друг и учитель,

Секретов он вечный хранитель…

Дневник не продаст, не осудит,

Что так часто делают люди.


Хочу я остаться одна…

И прореветь до утра…

Он не будет меня утешать, —

Я спокойно могу рассказать:


Что я ему не нужна,

Что он издевался тогда…

Под кучей бумажек и книг

Хранится мой личный дневник…


Все тайны заснут вечным сном.

И под грязным дождём

Я буду секреты свои вспоминать,

А только дневник сможет

Мои мысли читать…!

(Истинный автор неизвестен…)

Глава 2

Начало конца…

Четверг 19.06.2003 — 22.06.2003 Воскресенье

Возможно, для обычных людей это было вполне обычное, ничего не значащее утро четверга. Вполне обычный будничный рабочий день, но для меня он таковым ещё не был.

Всё вокруг касаемо работы было мне ещё чуждым. Я ещё не до конца понимала смысл работы. Даже, наверно, смысл этого слова был мне ещё чужд.

Я не думала ещё о работе, как о способе себя прокормить. Не думала о том, как живут люди вокруг. Пока я воспринимала эту самую работу только как материальную доплату к деньгам из родительского пожертвования на карманные расходы.

Я ещё не работала, если, конечно, не считать, то, что я временами стояла возле метро и раздавала всякие разные рекламные флаеры. Хотя это занятие могло бы вполне сойти за работу, но не за настоящую, конечно.

Стоять у метро и раздавать листовки — тоже труд, только в то время я не считала раздачу каких-то бумажек за работу, не понимала смысла. Не понимала, что я раздавала флаеры и за это получала деньги. То есть то, за что мне платили деньги, смысл труда.

Что такое труд я поняла только, когда действительно сама начала зарабатывать деньги… Только до этого ещё очень-очень далеко, слишком многое ещё произойдёт, пока я всё пойму.

А тогда — постояла, раздала и получила деньги — купила журнал, конфет и всё. Всё крутилось всегда вокруг меня, точнее, я так хотела… Хотела, чтобы так было всегда, но я выросла…

В этот день, сегодня, я, как ни странно, проснулась довольно рано для самой себя, было всего около одиннадцати. Может быть, чуть-чуть побольше, может, уже была почти половина двенадцатого.

Я валялась в кровати и пыталась вспомнить, вышел уже наконец новый номер «COSMOPOLITAN» или ещё нет?

Не дай Бог, если я его уже пропустила… Это будет вселенская катастрофа.

Когда у меня ещё не было нового номера, то я начинала очень волноваться по этому поводу… Прямо вплоть до истерики. Пыталась в самые короткие сроки его обязательно купить и как можно скорее прочитать.

В то время я вполне реально считала, что мир непременно рухнет, если я его не прочту. К сожалению, у меня не всегда были деньги на то, чтобы купить журнал, и я была вынуждена брать — просить их у мамы или у папы…

Впрочем, иногда я брала очередной номер журнала у Али. Алина Зайкова — это моя лучшая подружка, мы с ней соседки, вместе ходили в детский садик, вместе мучились, типо учились в школе…

С самого раннего детства мы делали всё вместе. И я надеялась, точнее тогда я была даже очень уверена, что так будет всегда, но я жестоко ошибалась…

Сейчас, восемь лет спустя, её нет рядом, просто нет. Алины нет, и мне очень её не хватает. Ты никогда не знаешь, когда жизнь человека оборвётся… За что, зачем, почему?

Такие простые, но громкие и дикие слова долгое время не дают мне покоя, но об этом после. Нам предстоит обзор как минимум восьми лет моей жизни. И поверьте мне, это были не самые простые годы.

А сейчас вернёмся к 19 июня 2003 года, я валялась в кровати под простынкой и пыталась вспомнить, какой сегодня уже день — день недели.

Для меня дни летели настолько быстро, что порой казалось — я не успеваю жить. Мне искренне казалось, что я прожигаю свою жизнь.

И какой сейчас день (вот дожила!) — не помню, среда или четверг? Не дай Бог журнал уже вышел, а я не переживу, если его уже раскупили… Да, я такая…, что со мной поделаешь.

Стянув с тумбочки мобильник, я посмотрела на дату и вздохнула с облегчением — четверг. Четверг, а это значит, что журнал уже вышел…

Оставалось только сходить и купить журнал, пока ещё есть… Пока есть в продаже — надо брать, а то бегай потом по всему району, а то еще и в Лужники, может, придётся тащиться…

Теперь осталось самое главное — найти себе денег. Мои финансы ещё со вчерашнего дня поют одни и те же романсы. Так что ничего, кроме как пойти взять у мамы с папой, мне сегодня не предвидится.

Вот только папа, скорее всего, уже давно прохлаждается на работе, а у мамы просить — равноценно самоубийству или разговору со стеной.

Мама моя, конечно же, не злая, но в вопросах денег она крайне упрямая женщина. То ли жадная, то ли экономная, для неё почему-то это одно и то же. Не знаю, может, вопрос надо адресовать детству? Может, ей не давали деньги, и она решила меня воспитывать также?

Не знаю, но деньги с мамы всегда можно было вытянуть только на что-то очень нужное. И почему только она не понимает?

Неожиданно совсем, повернувшись на другой бок, я заметила что-то очень мягкое под собой… До этого даже внимания не обращала.

Главная героиня
Котик Валерия Александровна
02.05.1986

— Ой, Леший, иди сюда, моя маленькая киска, ты мой пушистик, маленький.

— — Как-то подозрительно мурлыкает котик, — подумала я, обнимая кота. Наверное, мама снова кормила его мясом. Как страшно жить…


Ведь сколько раз говорила — если давать кошкам сырое мясо, у них глисты появятся. Хотя тут, мне кажется, всё равно — судя по его внешнему виду, глисты или ещё какая бяка нашего котика явно не мучают. Или он умело притворяется…

Провалявшись ещё с полчасика, я побрела в спальню родителей с котиком на ручках. Зайдя в спальню предков, я поняла, что папа действительно уже уехал на работу, и денег он мне, конечно же, не оставил. Тяжело вздохнув, я не спеша отправилась по направлению к кухне. Несмотря на то что мне совсем не хочется, придётся просить деньги у мамочки.

Ох, как мне не хочется к маме-то обращаться, — мысленно по канючила я. Но журнал того стоит, и я уверенно сделала ещё пару шагов в направлении кухни.


— Леший, иди-ка погуляй…

— — Заходя на кухню, я скинула кота с рук. Мама что-то готовила на плите. Явно что-то очень вкусно пахнущее и явно аппетитное. Сглотнув слюну, я решила спросить, что она готовит…


Мне было очень интересно, что там, я ещё как проснулась была очень голодна. Я подумала, что мамочка готовит мне завтрак, но ошибалась. Она готовила отцу ужин в обход меня, то есть мне ничего. А, между прочим, это очень обидно и несправедливо, хотя, может, она в чём-то была тогда права.

Мама Леры
Котик (Малютина) Антонина Евгеньевна
17.02.1964

.

— Доброе утро!

— — С улыбкой начала я.

— Доброе утро, малыш.

— — Улыбнулась мама мне в ответ.

— Что у нас сегодня на завтрак?

— — Продолжила я, как мне показалось, с чисто вреднейшей ухмылкой на лице.

— Вон, твои любимые банановые йогурты стоят.

— — Ткнула мама пальцем в сторону кухонного стола…

— Чего, опять, да?

— — Скривилась я, ну никак прямо не рассчитывающая на такой ответ с её стороны.

— Не опять, а снова, Лера. Сколько раз тебе надо напоминать, да и просто об этом говорить. Ты теперь взрослая — уже работаешь…, а по этому принципу, милая, на что заработала, — то и кушай. Вот такие вот дела…

— — Пожала мама плечами.

— Мам, я листовки раздаю, это не работа, а, скорее, забава, это лишь копейки.

— — Надула я губы.

— Ничего не знаю, ищи себе тогда нормальную работу.

— — Вздохнула мама.

— Какую?

— — Спросила я в надежде, что мне разъяснят…

— Я в твои годы на заводе за семьдесят рублей пахала месяц и ничего, не перетрудилась, милая.

— — Покосилась маман на меня.

— Мам, сейчас не те времена, ну и ты…

— — Хотела я уже было выпалить, но решила, что не стоит портить настроение себе и окружающим, то есть маме.

— Ищи себе, милая, нормальную работу, а вот это (показала мама на плиту) — обед или ужин для твоего отца. Мы оба в отличие от тебя работаем на нормальных работах и довольно сильно устаем, мы не балуемся всякой ерундой.

— — Снова пожав плечами, мама вышла в коридор.


Я обиделась и пошла в душ. Холодный душ по утрам — божественная штука…. Стоя под струйками воды я, наслаждаясь процедурой, продолжала рассуждать.

Ну вот, сегодня ещё голодная буду ходить. Совсем дожила уже, может, Стаське моей позвонить? Или она на даче у дедушки?! А, может, Алине позвонить? Или она ещё спит? Уф, надоело. Ладно, думаю, со мной ничего не случится, если я снова съем эти дурацкие банановые йогурты… Но с этим надо что-то делать, так дальше жить нельзя…

Всё ещё стоя в душе, я продолжала думать дальше о своей жизни. Сегодня мне ещё раздавать флаеры — как мне это надоело. Эти листовки, и вечная фраза: «Приходите к нам — мы Вам рады!». Ужас, да и только. А платят копейки — сто пятьдесят или двести пятьдесят рублей в день…, ух — надо найти себе нормальную работку наконец.

Работу, где будут нормально платить. К случаю цены, конечно, невелики, но всё же. Мороженое можно купить — стаканчик — три рубля… Маленький пакетик семечек — три рубля также. Молоко — около тридцати рублей, хлеб за восемь рублей можно купить на рынке…, цены ясны, не будем углубляться.

Между прочим, сейчас лето и хочется просто пойти погулять. Взять велосипед и все дела. Может, сегодня погулять? Или пойти, но ближе к вечеру? Или вообще забить на эту работку… подработку? В общем, сегодня для меня всё ну уж слишком как-то непонятно… Ладно, наверное, почитав новый выпуск журнала «COSMOPOLITAN», я немного успокоюсь. А там уже и видно будет, в чём там у нас дело-то.

Когда я вышла из душа, мама пребывала на кухне, мыла посуду и что-то напевала с успехом себе под нос. Правда, не знаю, что она там себе напевала…, мне было не очень хорошо слышно.

Подумав, я снова вошла на кухню, с чётким решением растрясти её на деньги… Хотя, мне кажется, уже тогда я знала, что из этой затеи ничего путного не выйдет.


— Мам, я вот тут подумала…

— — Начала я мяться…

— О чём?

— — Не поворачиваясь.

— О том, что мне нужны деньги. Короче, мне ну очень деньги нужны.

— — Продолжила я неуверенно.

— На что на этот раз?

— — Взглянув на меня, сердито спросила мама.

— Какая тебе разница — нужны…

— — Возмущённо пробубнила я.

— Ты мне уже надоела, Лера, — у меня больше нет денег.

— — Покачала она головой.

— Что?

— — Я же ей не поверила, но больше просто не хотела верить.

— У меня больше нет для тебя денег. Знаешь, Лера, твоя беззаботная жизнь кончилась. Вчера был выпускной, пора что-то уже решать с твоим будущим.

— — Развела мама руками.

— Например, что? Мама, что мне надо сделать?

— — Встала я в позу «руки в боки».

— Ты работаешь как-никак, если можно так назвать — зарабатывай сама. Если тебе не хватает, то найди тогда себе нормальную работу, а потом — на что заработаешь, то и твоё…

— — Выключила она наконец воду и села за стол.

— А как же мои журналы?

— — Чуть ли не плача промямлила я.

— Вот когда ты сама на них заработаешь, вот тогда они будут твоими. Я тебе больше ни копейки не дам, у меня просто больше нет…

— — Покачала мама головой.

— Но мама… а как же так, как же журналы? Я всё папе расскажу.

— — Пригрозила было я, но мама меня переиграла.

— И ещё знаешь, отцу тоже самое скажу…, чтобы больше не давал. Хватит, Лера, жить за наш счёт, надоело, имей совесть уже!

— — Вновь покачала мама головой, вставая из-за стола.

— И что мне теперь делать?

— — Удивилась я.

— Кормить, поить, одевать и обувать мы тебя будем, конечно, но в пределах разумного — кончай сидеть на наших шеях…

— — Потыкала мама мне в плечо пальцем.

— Можно подумать, я много прошу…

— — Стало мне обидно.

— Хочу сумку, хочу журналы, хочу мишку, хочу киску. Какие-то игрушки и брахло на уме, целый шкаф, а всё жалуешься.

— — Села мама вновь за стол…

— Мамуль, но я же прошу не больше других.

— — Мне казалось я права на все сто процентов.

— Ты знаешь, Лерочка, у других и половины твоего нет…, а у тебя одни сплошные «хочу» на уме, да какие-то игры. Ты взрослая девка, мне это уже надоело!

— — Встав из-за стола, она пошла в коридор.


Меня в то время безумно возмущало её непонимание того, как важны для меня эти самые журналы… Что я без них прям пропаду… Тогда мне казалось, что без них я не знала как жить. Как объяснить то, что я просто не могу существовать, если не прочту «COSMOPOLITAN» — но объяснить ей что-то было равносильно, как я уже говорила, разговору с кирпичной стеной…

Я проводила взглядом маму, взяла с базы домашний телефон и позвонила Стаське домой — там никого не оказалось, и я решила набрать её дедушке… Трубку домашнего телефона дедушки Стаси взяла её тётя и пояснила, что она — сестра её мамы.

На мой вопрос, где подружка, мне было сказано, что Стася дома, то есть подружка моя сейчас у родителей, может, просто гуляет, может даже, спит, не слышит, поэтому и трубку не берёт…

Хотя не знаю, вроде бы не должна она гулять пока. Неделю назад насквозь ногу занозила ржавым гвоздём на даче дедушки — и как только она ходит после такого? Странно, ну и сила воли у неё.

Кошку какую-то к тому же подобрала, хотя у мамы её аллергия на животных. Как мама её приняла — тоже странно…, я, если честно, думала, что мама её прибьёт, но вроде обошлось. Мы так и не познакомились до сих пор с мамой Стаси напрямую, но я имею хорошее представление об этой женщине, и она вызывает у меня двоякие чувства.

С одной стороны, она милая добрая, но с другой — какой-то цербер, не иначе. Я понимаю то, что по воле судьбы она потеряла своего старшего ребёнка и боится за младшего, но это не повод превращать жизнь моей подруги в каторгу. Хотя кто я такая…

Новый член семьи моей подруги — красивая серая киска, гладкошерстная, а мой Леший такой мягенький, мохнатенький. Кажется, Стаська назвала свою кошечку Амандой.

Послезавтра Стася вроде бы собиралась с предками к бабушке в Московскую область, в город Клин, сообщила мне её тётя. А после, в выходные, они вроде всей семьёй собрались на дачу к дедушке. Я же сказала, спасибо, и повесила трубку — меня немного нервировала эта тётка — странная какая-то, но в тоже время добрая и забавная. Судя по тому, что про неё всегда говорит Стася, её тётя — золото. Но я с ней лично так и не познакомилась, то времени нет, то дела. Хотя, какие наши годы.

После неудачи со Стаськой — я позвонила своей единственной настоящей подруге. Моей любимой и самой близкой подружке — Алиночке Зайковой.

Хотя у нас с ней были две общие и очень хорошие подружки с детства — та самая Стася и наша одноклассница Женя Шилова, которая училась с нами до 9-го класса. В то время я считала, что мы вечно будем подругами и вечно будем вместе… Я жестоко ошибалась, но такова жизнь.

Кто мы такие, чтобы бороться с самой судьбой? Как я уже писала, мы сожалеем об утраченных друзьях и родных слишком поздно. Мы теряем самое дорогое, самое важное. Как кто-то однажды давно мне сказал: «Что имеем — не храним, потерявши — плачем».

Вроде бы простые слова, но, с другой стороны, иногда слишком больно их осознавать, однако об этом вы узнаете позже и, быть может. Вы поймёте меня, а может, и нет…

Набрав до боли знакомый номер, я узнала, что дома Али всё же нет, раз уж она не подходит к домашнему телефону, но я всё ещё нуждалась в ней. После провала с домашним я решила набрать мобильный номер своей любимой подружки. Здесь повезло больше — через пару гудков я услышала давно знакомое:


— Оле…

— — Приятным низким голосом произнесла подруга.

— Привет!

— — В ответ обрадовано сказала я в трубку.

— Привет, привет. Лерка, я немного занята, давай созвонимся попозже?

— — Чуть ли не шёпотом спросила подруга.

— Попозже поздно будет.

— — Мне же оставалось только тяжело вздохнуть.

— Что случилось?

— — Проявила подруга живой интерес.

— С мамой поругались.

— — С ехидством в голосе быстро произнесла я, прекрасно зная, что это её обязательно заинтересует.

— Что на этот раз?

— — Развеселило Алю заявление.

— Деньги… Мне не на что купить «COSMOPOLITAN».

— — Расстроенным голосом сказала я.


— Я купила, вечером дам почитать.

— — Успокаивающе произнесла подруга.

— А где ты, — и почему говоришь шёпотом? У тебя что-то случилось? Может, ты просто не одна, а я тут со всякими глупостями к тебе лезу?!

— — Теперь я проявила живой интерес.

— А мы с Евгением Алексеевичем гуляем… У него вчера день рождения был, 42 года исполнилось, прикинь…

— — Всё также шёпотом Алина произнесла имя отчество кавалера.

— Хм, ну ты даёшь?!

— — Захотелось мне её подколоть, но вышло больше как-то неосознанно…

— Да нет, пока не даю…

— — Вдруг рассмеялась Аля.

— А чем же вы с ним занимаетесь?

— — Я тоже подхватила и неожиданно для себя спросила.

— Часика через четыре плюс-минус я освобожусь. Давай, я тебе напишу «SMS» и мы встретимся на нашем месте, я тебе заодно и расскажу…

— — Задумавшись о чём-то, произнесла подруга.

— Слушай, ему же лет немерено… Он же старикашка — не боишься, что он возьмёт и развалится?! А песок? Песок из него уже начал сыпаться?

— — Не унималась я.

— Хм, ну ты и бяка… Давай, позже я тебе напишу, а то он уже идёт…

— — Всё также шёпотом и обрывисто произнесла моя подруга Алька.

— Договорились.

— — Улыбнулась я в трубку и, выключив, положила телефон на место.


Никогда не любила с кем-то прощаться по телефону. Этой же чертой обладает и наша общая с Алькой подружка Стася… После разговора с Алиной где-то глубоко в душе мне всё же было грустно, и я позвонила младшей подружке, Стаське, на мобильник. Как раз случайно вспомнила, что ей не так давно новый телефон и номер купили…


— Привет. Ты где? У дедушки сейчас?

— — Спросила я с надеждой, хотя вроде бы только что мне сказали иное…

— Нет, я дома, завтра приеду к Наде.

— — Помедлив, сказала подруга.

— Чем занимаешься?

— — Спросила я, дабы заинтересовать в разговоре подружку.

— Что-то случилось?

— — Спросила она, как всегда спокойным голосом. Наверное, снова смотрела телек, разговаривая со мной, по-моему, это её любимое занятие — совмещать два этих дела.

— Да нет, ничего не случилось, скучно просто — хотела тебя гулять позвать. Как нога твоя, кстати, не болит, а котёнок твой как? Звонила тебе на домашний, а ты трубку не берёшь… Может, это что-то у тебя случилось?

— — Сказала я без интереса… Заинтересованная вроде только последним вопросом, а она будто знала.

— Кошка спит у меня в ногах и очень громко муркает. Давай завтра погуляем и поговорим?

— — Спросила подруга, кажется, задумавшись.

— Ну можно, наверное, погулять.

— — Ответила я неуверенно.

— Давай Альку с собой позовём — я с утра за вами заеду на велике. Нога ничего уже, почти прошла, так что вполне можно покататься завтра.

— — Торопливо, но спокойно произнесла подружка. В прочем, как обычно.

— Хорошо, созвонимся ещё…

— — Сказала я и повесила трубку.


Я вновь вернула на место телефон и стала думать, в чём пойду на улицу. В голове ничего не хотело шевелиться, тем более дурацкий кот меня уже начинал доставать. В общем-то я люблю своего котика, но не тогда, когда он трётся своей мягкой шкуркой о мои ноги — щекотно же… Хотя иногда я скучаю по его столь мягкой шкурке.

Подумав ещё несколько минут, я всё же решила пойти и раздать немного флаеров. От меня не убудет, подумала я, и потянула пакет с листовками…


— Ну кто только догадался положить его не тем концом?

— — Пронеслось у меня в голове, когда я увидела разлетевшуюся по кухне пачку листовок.


Я опустилась на корточки и начала собирать листочки, когда услышала, как меня зовёт мама.

Сначала я хотела собрать все бумаги и пройти в коридор к ней, чтобы узнать, зачем я ей понадобилась, но она всё ещё злилась из-за денег.

Моя маман называет меня по имени отчеству, только когда я могу что-нибудь нашкодить и забыть или пообещать, но не выполнить. В общем это бывает очень редко.

— Лер…, Лера…, Валерия…, Валерия Александровна! Где мой зонтик — там дождь сегодня, передавали, будет…

— — Немного подумав, я сходила в комнату и принесла ей её зонтик. Мама взяла его и, уже занеся ногу над порогом, вдруг произнесла:

— Ты подумай насчёт того, что я тебе сказала. Вечером ты, я и папа сядем и поговорим.

— — Поцеловав меня в щёчку, как всегда, мама пошла на работу.


Меня немного напрягала её позиция насчёт работы. Я запоздало кивнула, закрыла за мамой дверь и вернулась в кухню… Собрав наконец листки и аккуратно положив их в пакет, я отправилась в комнату.

Подумать только, вчера у меня в школе был выпускной, вчера я закончила школу. Только вчера закончилась школьная пора, а сегодня мамочка уже требует, чтобы я нашла себе настоящую работу… Будто я кому-то что-то должна. Мне хотелось отдохнуть год от учёбы, золотая медаль, конечно, хорошо, но она больше была нужна им, а не мне, если Вы меня, конечно, понимаете.

Я нашла свои джинсовые шорты, топик, носки и солнцезащитные очки. Соорудила с огромным трудом высокий хвостик и, надев балетки, я начала выкатывать велосипед из квартиры. Уже закрывая дверь на ключ, я вдруг вспомнила про свой телефон и решила вернуться… После того как мне его купили, я без него как без рук.

Мобильник валялся на кровати там, где я его и оставила, ещё когда только проснулась. Странно, несмотря на то, что я просто обожаю свой телефон, я постоянно бросаю его где ни попадя.

Кстати, о маме — она медсестра в районной поликлинике, а ещё подрабатывает в больнице ночь через две… Ей очень нравится, — говорит, нашла свою стезю. На самом деле я не понимаю, как человек с реально нормальной психикой может добровольно нюхать весь этот кошмар и ещё при этом говорить, что нашла дело, о котором мечтала. Странная женщина… Порой мне даже кажется, что очень странная. Хотя, впрочем, она же там работает, а не я, вот пусть и нюхает… :)

Папа мой — менеджер среднего звена в большой автомобильной компании… То есть он работает там, где авто продают… и, если верить ему, вполне удачно. Консультирует, советует, на его заработную плату мы и живёт, потому что мама очень мало получает, несмотря на целых две свои работы.

Хотя, с другой стороны, много времени вперёд, я была очень счастлива, что моя мама имеет медицинское образование и работает в больнице… Мама имела доступ к самому страшному месту, куда каждый из нас в конце концов попадает, за некоторым исключением… Мне это очень помогло тогда, но об этом чуть позже…

Выйдя на улицу и сделав глубокий вдох, я решила немного покататься по бульвару… Мне было о чём подумать. Мне надо было подумать. Например, о том, что мама вредная и о том, что не мешало бы найти достойную работу. Хотя куда возьмут мелкую, такую как я, впрочем, уж явно на листовки я больше ни ногой…

Накатавшись вдоволь, я отправилась к метро. Приехала, поставила велик, и началось: «Приходите к нам — мы Вам рады». Как мне это надоело. Достала меня именно эта дурацкая фраза, но я должна её говорить. Если бы мне только сразу сказали, что это за подработка и что надо будет делать, и что это такой идиотизм…

Ни за что никогда бы не пошла сюда работать, ни за что на свете. Кошмарная работа, каторжная, я бы даже сказала. Устаёшь, ноги болят, платят мало, да и ещё народ смотрит на меня, как на психа и не более того. Ну Вы, наверное, понимаете… Ужас, честное слово.

Я устала. Найду себе новую работу, обязательно. Завтра…, а пока: «Приходите к нам — мы Вам рады». Снова и снова. Снова на целых пару часов моей жизни.

Честно признаюсь, я «заработалась» и даже не заметила, как пролетело время. Посмотрела на экран мобильного, читая сообщение, а уже 1641 и пора ехать на встречу с Алей, она меня уже ждала.

Отдав последние несколько листовок, после того как меня минут 20-ть мучила бабушка-божий одуванчик, я села на велосипед и погнала на наше место.

Это была детская площадка за домом, на которой мы выросли. Порой, знаете ли, я так скучаю по тем качелям, с которых так часто падала. Наверное, уже тогда, в детстве, я глубоко в душе догадывалась, что я мазохистка.

Я как сумасшедшая, ехала на нашу старую детскую площадку, прокручивая в голове давно забытый стишок. Такой средненький стишок, что написала в школе… К моему большому сожалению, я его так и не закончила… Нет рифмы толком, лежит пылится на полке, кажется, в томике Шолохова по целине там что-то. Как раз в школе тогда проходили. Урок был дурацкий какой-то и совсем неинтересный — вот я и писала, а в конце урока вообще вырубилась… Так было скучно… Кстати, не только я.

Школьная пора


Когда-то очень давно

Однажды к тебе подойдя…

Я вдруг поняла, что ты

Никогда меня не предашь.


Ты просто не сможешь…

Ты будешь хорошей всегда.

Верна и добра ко мне навсегда…

Ты самая лучшая для меня…


Ты лучшей и будешь, лучшая есть.

Ты самая лучшая в школе подруга!

Ты сможешь всегда понять, простить,

Ты будешь самой лучшей жилеткой.


Как, впрочем, и я для тебя…

Мы всё понимаем без слов,

Мы чувствуем душу друг друга!

Мы слушаем и слышим…


Мы сможем многое принять,

Дать правильный совет…

Когда дела совсем худые,

Когда беда стучит в мой дом,


Ты мне, конечно же, поможешь…

Мы вместе дверь сильней подопрём.

Когда-то давно мы поклялись,

Что ни один парнишка на свете…


Никогда ни за что нас не разделит.

Что просто не сможет нас разлучить.

Даже если сказочно красив,

Даже если гений он,


Даже если Аполлон —

Мы поклялись с тобой.

Не выбирать, кто более достойна,

А с гордо задранной мордашкой,


Держась под ручки,

Пройти с улыбкой на устах.

Не заострив своё внимание на том,

Кто не достоин был обеих…

Stasia S. ©

Подруга Леры
Зайкова Алина Михайловна
11.07.1986

Алиночка была уже на площадке, но стояла ко мне спиной и болтала с кем-то по мобильному телефону. Поэтому меня она видеть не могла. Я тихонько подъехала, тихонько опустив велосипед на землю, дождалась, когда подруга закончит говорить и резко развернула её к себе лицом со словом «бу!»


— Боже, Лерка, я тебя прибью когда-нибудь за твои такие шутки интересные.

— — Вскрикнув, ответила она.

— Да ладно тебе. Нам семнадцать лет — мы просто должны веселиться.

— — Мне почему-то стало смешно.

— Брось, ты старше меня…, мне ещё шестнадцать.

— — Скривила лицо подружка.

— Ну, конечно, да-да-да, я уже старушка, только я не такая, как ты, и, в отличие от некоторых не сплю с кем не надо.

— — Цокнув, добавила я.


— Прекрати паясничать, моя прелесть. Ты рано или поздно доиграешься со своим языком… Может как раз так и надо…, откуда ты знаешь?! Что там у тебя с мамой-то случилось? Какие на этот раз причины отказа тебе в денежных средствах?

— — Стукнув меня по плечу, покатилась со смеху и Алина, но вдруг стала серьёзной…

— Ой, ну её, она мне уже надоела. Хочет, чтоб я пошла работать и начала наконец зарабатывать на себя деньги, прикинь?!

— — Выпалила я.

— А что в этом такого?

— — Неожиданно спросила Аля.

— Совсем мои предки уже обнаглели… Мол, я в семнадцать лет должна уже себя обеспечивать… Как же, что? Чуть ли не до двадцати пяти они меня должны содержать… Не качай ты головой…, совсем недавно где-то читала про это.

— — В этот момент я хотела, чтобы Аля как близкая подруга меня поддержала.

— Ну, в чём-то она, конечно, права, и я не могу с ней не согласиться. Хотя ты знаешь, с другой стороны, так тоже нельзя.

— — Снова покачала головой Алина.

— Вот и я о том же тебе тут толкую…

— — Хотела я было продолжить, но подруга перебила меня.

— Кстати, я тоже где-то читала, но не помню, до каких лет и при каких таких условиях. Явно же, что не за просто так-то, наверно, и условия какие-то есть. Может, мы в «COSMOPOLITAN» и прочли — раз вместе помним такое…

— — На мгновенье Алина задумалась…, и я решила влезть.

— Где журнал-то?

— — Мне было очень интересно.

— А больше тебя ничего не трогает?

— — Спросила подруга с подозрением.

— Неа, ты обещала — так что давай… Где-где-где?

— — Начала канючить я.

— Ну ты точно больная, Лерка, уже со своим «COSMOPOLITAN» стала.

— — Констатировала факт Алина.

— Мы…, мы больные…

— — Укорила я её и усадила рядом с собой на лавку читать журнал…


Спустя где-то пол часа Алина посмотрела на меня напряженно, почёсывая лоб и о чём-то думая, но будто не решаясь сказать.


— Вообще ты знаешь, мне тут недавно предлагали работу, может, тебя это сможет заинтересовать… Пойдём вместе…, а там посмотрим, что это такое и с чем это едят.

— — Я слегка растерялась от неожиданности её перехода от темы к теме… Подружка мне разъяснила — кто-чего, кем и чем заниматься надо будет…

— А развернуть свою мысль слабо?

— — Подколола я подругу, но она не заметила, или не показала виду.


— Там, короче, если помнишь, это Артурчик. Помнишь, я с ним года два назад встречалась?! Ну, Евгений Алексеевич — это его папа.

Короче, шефу Артура нужны девочки на подработку. Ой, ну типа простые секретарши… Ничего страшного — о чём ты уже могла успеть подумать.

— — Покосившись на меня, закончила подруга.

— А о чём я таком могла подумать?

— — Я заинтересовалась и, мне показалось, даже пошло улыбнулась, стало очень стыдно, а Аля задумалась и потом вдруг сказала.

— Ну, ты же считаешь, что я такая вся нереально озабоченная, блин.

— — И мне стало ещё гораздо стыднее, что ли.

— Брось, я так совсем не считаю…

— — Лукаво заметила я.

— Да ладно теперь отпираться-то…

— — Похлопала подруга меня по руке.

— А когда ты с ним поговоришь?

— — Вроде без интереса спросила я.

— Да хоть сегодня вечером…

— — Зевнув, сказала Алечка…

— Правда?

— — Не много не поверила ей я…

— Кривда!

— — Передразнила меня подруга.

— Да что ты вечно меня передразниваешь? Я же обидеться могу — это не по-дружески…

— — Стало мне обидно.

— Ой-ой-ой, неженка…

— — Попыталась Аля извиниться…

— Аль…, а чего вы с этим старикашкой дремучим-то встречались?

— — Вдруг спросила я, немного поёжившись, Алина даже подпрыгнула…

— Да так, ничего особенного… Зажигаю я с ним потихоньку, интересный он мужик… Между прочим, в отличие от своего сыночка, отличный любовник…

— — С загадочной такой улыбкой произнесла Аля.

— Фу, какая мерзость…

— — Скривилась я…

— Это не мерзость… Тебе уже тоже пора…, а то в девках засидишься… Будешь, Лерка, ты у нас Старой Девой…

— — Посмеялась она надо мной весьма никудышно.

— Чего это значит?

— — Меня реально сильно заинтересовало данное словосочетание.

— Подрастёшь и узнаешь…, а мне уже пора.

— — Повернувшись ко мне боком, произнесла Алинка, глядя на часы.

— Алька, блин…

— — Мне стало обидно.

— Ладно тебе, не злись ради бога — я всё поняла… Как домой приду, сразу же наберу Артуру…

— — Улыбалась она загадочно.

— Потом мне позвони…

— — Спокойно попросила я. Хотя это не совсем то, что я хотела бы услышать в тот момент.

— Не, блин, возьму и спрячусь…

— — Сказала Аля, видимо подумав, что я решила пошутить…

— Давай-ка, пойду я ещё немного покатаюсь и домой…

— — Решила я её проигнорировать…

— Хорошо…

— — Сказала она холодно, не оставшись в долгу…


Что-то мне показалось странным ещё тогда. Что-то ёкнуло, а я не предала этому должного значения и внимания… Хотя, быть может, стоило обратить…, и возможно ничего этого бы не было… возможно, ничего бы этого всего не случилось.

Я проводила взглядом подругу, немного подумав, подняла с земли велик и отправилась дальше кататься — было как-то неспокойно что ли на душе, но всё-таки работа мне была нужна. Работать всё-таки надо, никуда не денешься, а тут ещё и с Алей работать можно будет… вот прикол-то… Где нам ещё дадут место, да ещё и шанс работать вдвоём — это же была такая удача.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.