12+
Уроки истории

Бесплатный фрагмент - Уроки истории

Сборник историко-литературных произведений (авторское учебное пособие)

Объем: 484 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Уроки истории

Исторические хроники

Уважаемый читатель!

Перед вами оригинальный сборник историко-литературных произведений. Центральная тема сборника посвящена борьбе России за свободу и независимость. В книге отражены сведения о наиболее ярких сражениях и битвах Русской (Советской, Российской) армии и отечественного флота со времен Киевской Руси до начала XXI столетия.

Исторические хроники написаны в удобной для чтения стихотворной форме; они легки для восприятия и документальны по содержанию. Открывают сборник — поэтические сказания: «Путь Христа», «Пророк Мухаммед», «Крещение Руси».

Книгу дополняют — стихотворение «Русская весна-2014», автобиографическая поэма «Прикаспий — родина моя», сказания и баллады. Завершает сборник — поэма-летопись «Святая Русь — Великая Россия».

Изложенный в хронологическом порядке, несомненно познавательный и чрезвычайно доступный исторический материал, рекомендуется автором в качестве учебного пособия (шпаргалки) для студентов исторических факультетов вузов, а также школьникам, студентам колледжей и техникумов, учащимся военных и кадетских училищ. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Валентин ТАРАБРИН: историк, писатель, журналист; член Союза журналистов России и Российского союза писателей.

e-mail:vavlslavin.60@mail.ru

моб.: 8-903-888-2017

Глава I. Христианство. Ислам. Православие на Руси: I — IX вв.

Путь Христа

4—1 г. до н. э — 30—34 г. н э.

Сию легенду ветер веет

По миру, где Иисуса чтят.

Случилось это в Иудее,

Двадцать веков тому назад…

                        I

Жил Иоаким с женою Анной.

Жил во грехе, читал псалтырь.

А дочь свою, Марией званой,

Привел в три года в монастырь.

Росла послушницей Мария:

Молилась за грехи людей,

И приняла обет святыя

В знак непорочности своей.

Как птицы годы пролетели,

И вот к пятнадцати годам

Марию вывели за двери:

Ступай, мол, по мирским делам.

Наставник девы отдал в жены

Послушницу во младость лет.

А муж Иосиф нареченный,

Увез Марию в Назарет.

И зачала там молодуха

Блаженным агнцем своим.

Весть о причастии к ней духа

Принес архангел Гавриил.


                     II

В ту пору правил в Иудее

Царь Ирод, дьяволу под стать.

К нему-то и пришла идея

Евреев всех переписать.

Спешат Иосиф и Мария

В библейский город Вифлеем,

В хлеву на свет явить мессию

У старых Вифлеемских стен.

Звезда над городом упала,

Спешат волхвы на торжество,

Чтобы царя узреть во славу

И возвести на божество.

Узнав в рождение Иисуса

Соперника на царский трон,

Царь Ирод, загнанный искусом,

Залил в крови страну и дом.

Ох, горестной была баллада!

Рыдал и стар, и млад еврей.

Две тысячи младенцев кряду

Убил израилев злодей.

Но избежал жестокой пытки

Иисус. Родители спасли.

Собрав нехитрые пожитки

В Египет вовремя ушли.


                     III

Прошло три года. Умер Ирод.

Вернулись беженцы домой

И стали жить спокойно с миром

Под Вифлеемскою звездой.

Двенадцать минуло Иисусу.

На Пасху в Иерусалим

Приехал он. И там, со вкусом

Возвел хвалу делам своим.

Он спорил с книжниками мудро,

Ветхий Завет истолковал,

А всем учителям прилюдно

Совет свой праведный давал.

Затем Иисус пропал из виду

На долгих восемнадцать лет:

Хозяйствовал, читал молитву…

И, словом, жил вполне без бед.

То было время откровений,

Познанья самого себя,

Земных и плотских побуждений,

Духовных скреп и бытия.

И вот тогда Иисус возможно

Обрел супружницу свою.

Но будем здесь мы осторожны:

Кто знает, как там, наяву.

Однако, так или иначе,

Свою Марию встретил он.

Видать, Господь, так предназначил.

И Магдалина вся при нём.


                    IV

Со дня рожденья Иисуса

Проходит три десятка лет.

Живой, здоровый телом, духом,

Он на себя берет обет:

Идти в народ и словом божьим

Дела чудесные творить.

Он знает, что Господь поможет,

Лишь должен Иоанн крестить.

Приняв крещенье в Иордане,

Уходит в пустынь божий сын.

И там, в божественной нирване,

Скитался сорок дней один.

Скитаясь по пустыне дикой

Встречает там Он Сатану.

Прельщает тот Иисуса лихо,

Чтоб душу отдал Он ему.

Гордыней, голодом, богатством

Христоса дьявол искушал.

Но, зная Сатаны коварство,

Иисус все козни отметал.

Пройдя достойно испытанья,

Решил Иисус в народ идти,

Чтоб сеять в нем Завета знанья

И слово божия блюсти.

Для этой праведной работы

Берет с собой учеников.

И те, с высокой божьей ноты,

Несут в народ Мессии зов.


                      V

А чтобы люд сильней поверил

В ученье славного Христа,

Пророк, как Бог ему доверил,

Творил в народе чудеса.

Он исцелял больных, безногих,

И воду в вина обращал.

Кормил хлебами всех убогих

И заповеди завещал:

Не убивай, храни терпенье,

И жен чужих не возжелай,

Вещь не кради, живи в смиренье,

Отца и мать здесь почитай.

Люби Всевышнего, лишь Бога!

Его ученьем дорожи.

Уверуй во Христа-пророка,

Да лжи во грех не учини!

И рос авторитет Мессии

На протяжении трех лет.

Все шире разливалось в мире

Ученье новое: Завет.


                     VI

И вот уж день святой назначен.

Иисус, как Божий Херувим,

Въезжал (на ослике в придачу)

В святейший Иерусалим.

И начались Господни страсти

Воскресным светлым днем в миру.

И город стал в Христовой власти,

Как дух святой был на пиру.

Его встречали толпы люда

С ветвями заповедных пальм.

И новый царь (из ниоткуда)

Возник как сладостный миндаль.

Хотели книжники с параду

Христа заведомо убить.

Ведь конкурентом был он кряду,

А стало быть, им тут не жить.

Но не решились фарисеи

Исполнить пагубную месть.

Ушли от бесовской затеи,

Ведь кровь Христа — народу весть!

Однако планам их коварным

Все ж, видно, сбыться суждено.

Узнает люд неблагодарный,

К чему все это привело.

Ну а пока народ в экстазе

Внимает проповедь Христа.

И вот в такой заветной фазе

Вершатся Господа дела.


                     VII

Но наступает день прозренья:

Слова Учителя порой

Не избавляют от лишений,

Текут страдания рекой.

Нет, не сбылись мечты евреев

Жить при Иисусе, как в Раю.

Он звал несчастных иудеев

С ним разделить судьбу свою:

Ходить по городам и весям,

И слово Божие нести,

Лишенья на себя повесить,

Быть кроткими в своем пути.

Не оправдал Пророк надежды:

Бедняк остался бедняком.

А все богатые невежды

Сочли Ученье пустяком.

И возроптал народ блаженный

Против безгрешного пути.

Народ — он, ведь, обыкновенный,

На трон Небесный — не взойти.

Так, словом, был Христос унижен

Сим недоверием людским.

И «градус» был его понижен,

И плакал град Иерусалим.

Но вновь судьбы видны истоки,

Словно в пустыне Он водим.

Вот весть летит о «лжепророке»,

Что Он не царь! Не господин!


                     VIII

У грешницы одной в Вифании,

Иисус слезами ноги мыл

И вытирал ее власами

Пока от горя не остыл.

Затем и сам Он, в знак смиренья,

Ноги апостолам омыл.

Знать, было Господу виденье,

Что Он останется один.

Грядет вечеря четвергова,

Где Он ученикам предрек,

Что предадут они Иегову,

Не избежать любви порок…

Ночь. Гефсиманский сад. Моленье

Отцу у Масличной горы:

«Избавь Всевышний от мучений!» —

Молчит Отец. А знать: «Прими!»

И вот уже в большой печали

Иисус спускается с горы.

Проститься хочет он вначале

С учениками до поры.

Навстречу движется Иуда

Со стражей римлян. Время вспять.

Целует Иисуса, блуда, —

Тем знак дает: «Мессию взять!»

Иисуса, словно лжепророка,

Заковывают в кандалы.

В Синедрион ведут потоком

Вершить крамольные суды.


                     IX

Допрашивал сначала Анна,

Пытался чудеса узнать.

Но не сошла на землю манна:

Иисус не станет отвечать.

Затем направлен был к Каифу,

Там в богохульстве обвинен.

И путь Христа, как по тарифу,

Синедрионом предрешен.

Теперь префект неумолимо

Поставить точку должен был.

Понтий Пилат — наместник Рима

Судьбу Христа тот час вершил.

Стояла пятницы зарница,

Пророку так хотелось жить,

И не желал Пилат в Седьмицу

Безвинного Христа казнить.

И вышел он к толпе народной

Спросить, мол, как с Иисусом быть.

А тот народ неблагородный

Ответил так: «Христа казнить!»

Тут фарисеи ликовали,

Их конкурент был побежден.

Народу денег раздавали

За то, что Бога предал он.


                      X

Публичной казни был подвергнут

Не состоявшийся Пророк.

Плетями в кровь избили жертву,

Чтоб все запомнили урок.

Ну а потом, надев рубаху,

Венок терновый взгромоздя,

Христос отправился на плаху,

Взваливши крест свой на себя.

Толпа безумно ликовала:

«Ну что, нашел путь лжепророк?!»

А Он все шел на смерть устало

С табличкой дерзкою: «Я — Бог!»

Взойдя на смертную Голгофу,

В набедренной повязке, Он

Прибит гвоздями был зароком,

И на кресте распят потом.

От ран смертельных умирая,

Под солнцем жаждою томим,

Он думал о воротах Рая!

Как был Отцом своим любим!


                     XI

Прощая все грехи земные

Он иудеям завещал:

Дела творить всегда благие,

Как Он, Пророк, их наставлял.

Жить надо божьим провиденьем

И не бояться умирать,

Уверовать в Христа Спасенье,

В молитвах Бога поминать.

И в завершение сей казни,

Дабы избавиться от мук,

Был проткнут пикой божий агнец,

И замер в теле сердца стук.

Земля в час смерти содрогнулась,

И гром гремел, и дождик лил…

Рука чела Христа коснулась —

Отец Небесный все свершил.


                     XII

По настоянию Пилата

В субботу снят Иисус с креста.

В пещеру, скромно, как во врата,

Снесли умершего Христа.

Там в плащаницу завернули,

В гробницу тело уложив.

И глаз римляне не сомкнули,

Чтоб не пустить кого других.

И вот настало воскресенье!

Народ к пещере подошел.

Взглянул в гробницу с умоленьем…

Но лишь плащаницу нашел.

Было объявлено народу,

Что тело выкрали Христа

Его ученики без роду,

И не причем тут Небеса.

Но в день священный Вознесенья

Воскрес помазанник Иисус.

Пришел к ученикам на бденье

Оставить свой последний груз.

Наставив их на путь Господень

И пояснив блаженства суть,

Он в час, назначенный на полдень,

Свой на Земле закончил Путь.


                  * * *

Миф или правда? — Мир не знает.

Но надо верить в чудеса!

Ведь слово Божье помогает

Увидеть свет в любви Христа!

20 — 23 апреля 2020

Пророк Мухаммед

Около 570 — 632

Арабский религиозный и политический деятель, основоположник ислама; пророк. Основатель и глава мусульманской общины (умма), которая в ходе его непосредственного правления составила сильное и крупное государство на Аравийском полуострове.


                         1.

Родился в Мекке верный сын ислама,

Рос без отца, мать рано померла.

Дед Мутталиб воспитывал сначала,

А завершал — Абу Талиб-ага.

Мухаммед был, как дед, единобожен;

Был честен, справедлив, красив, любим…

Разумен был и в меру осторожен —

За что прослыл в народе аль-Амин.

Он пас стада, торговлей занимался,

Успешно вел дела у Хадиджы.

Женился на вдове, обосновался…

Детишек нарожал. Жил без нужды.


                         2.

Не забывал Всевышнему молиться,

В горах в затворничестве проживал,

И вот однажды, было так случиться —

Он откровения Аллаха услыхал.

Архангел Джабраил к Нему явился,

И указал на книгу мудрых слов.

Чтобы в молитвах дух святой открылся,

И до людей дошел их вечный зов.

Случилось это в теплом Рамадане.

Отныне стал Пророком Мухаммед.

Послал Господь учения в Коране,

Молитвам посвятить остаток лет.


                         3.

Был труден поначалу путь Пророка…

Как и все новое — отвержен Мухаммед.

Против Единого и Истинного Бога

Восстал в ту пору многобожий бред.

Над Ним смеялись, плакали, бранили,

Считали вздором проповедь Творца.

Друзья, родные даже невзлюбили,

А то и гнали прочь «лже-мудреца».

Однако семена Его всходили;

Признали курайшиты в Нем врага.

Над иноверцами глумления чинили,

Из Мекки изгоняли навсегда.


                        4.

Был клан Хашим объявлен вне закона;

Сподвижники их — из страны бегут.

И голод был, и нищеты корона.

Не ждали мусульман — ни там, не тут.

Судьба. Мухаммед покидает Мекку.

Путь до Таифа горестный лежит.

Увы, но и в Таифе Он отвергнут.

Женился на Сауде хашимит.

Еще была Айша его супругой —

Молоденькая дочь Абу Бакра.

Он другом был Пророка, а для друга,

Чем не подарок юная Айша?!


                         5.

Пророк. Молитва в ночь на Вознесение…

Разверзлись небеса и путь пред Ним.

Летит Пророк навстречу откровению,

К Господню трону в Иерусалим.

И открывались таинства молитвы —

Основы правоверных мусульман.

Тут — Ибрахим, Иса, Муса как видно.

Аллах пророков верой укреплял.

Пророк в поступках резко изменился,

Задумал Мухаммед в Йасриб уйти.

Клан курайшитов неспроста стремился,

Вплоть до Его убийства снизойти.


                          6.

Мухаммед чудом избежал плененья,

В пустыне скрылся от неверных рук.

Йасриб встречал Его с благоговеньем,

А место выбирал Его верблюд. 22

У дерева верблюд остановился,

Священным сразу стало место то.

Построен дом, и город обновился —

Медина — так назвал народ его.

Уже указ готовится Пророком,

Где Он провозглашается главой.

И свой народ там просит ненароком,

Давать отпор, кто к ним придет с враждой.


                        7.

Он отменяет прежние законы.

Арабы и евреи — все вольны:

Любому Богу могут слать поклоны,

И все пред правосудием — равны.

Царем Он не был, обладая властью.

Жил скромно, хоть и был весьма богат.

И в радости, и в дни чужих злосчастий

Был мусульманам — и отец, и брат.

Дома из глины у Пророка. И открыты

Для горожан, духовной бедноты.

Здесь и колодец, что в земле отрытый —

Место мечети мусульман страны.


                       8.

Всю жизнь Мухаммед проводил в молитвах

И в наставленьях праведных своих.

До самой ночи пел молитвы в ритмах,

Чтобы с рассветом вновь вернуться к ним.

Впервые спел в придомовой мечети

Пять самых обязательных молитв.

Пророк еще мечтал на белом свете —

Вернуться в Мекку, пока здрав и жив.

Паломником идет Он в Мекку с миром,

А с ним — полторы тыщи мусульман.

Однако в город не пустили пиром,

И жертву приносили на местах.


                       9.

А, год спустя, Мухаммед вновь приехал

Под Мекку, чтобы мир там заключить.

Но мир худым был. Враг опять наехал —

Мекканцы не хотели в дружбе жить.

Коль мира нет, тогда к войне готовься.

Мухаммед начинает газават.

По караванам бьет. Мекканец — бойся!

Аллах с Пророком, будет тебе ад!

В ответ мекканцы собирают войско…

Уже к Медине подошли, к Уход горе.

Мединцы в том бою сражались стойко,

Но проиграли по своей вине.


                        10.

Но годы шли, и вера укреплялась,

Медина богатела и росла.

И в самой Мекке, как и оказалось,

Поддерживали тайного врага.

Тогда Пророк, собрав большое войско,

На Мекку завоевывать повел.

И город пал без боя. И без лоска

С триумфом Мухаммед в него вошел.

Паломником направился к Каабе

И семь раз совершил священный круг.

А идолов языческих во граде,

Он уничтожил, как души недуг.


                      11.

Уверовав в себя после победы,

И, укрепив политавторитет,

Пророк, в свои немолодые леты,

Дает всем заключительный обет.

По воле всемогущего Аллаха

Основы государства создает -

Молитвами святыми сеет блага,

Всю власть на полуострове берет.

Но в его планах северные страны,

Уже туда Пророк  направил взор.

Он свято верил сурам из Корана.

В ислам Он верил, как в свой приговор.


                     12.

Весна шестьсот тридцать второго года:

Кааба, Мекка, Мухаммед-Пророк.

И путь Его — Хаджат аль-Вида… Ода.

Всевышний откровения изрек.

Затем Пророк предстал перед Аллахом,

Уже больной, на Арафат-горе.

Там будет проповедь Его, и будет знаком —

Пророчества нести по всей земле.

Он умирал, как первый мусульманин,

Без пышных слов, без злата, серебра…

Простой и вечный — Мекки горожанин,

Святой Пророк Всевышнего Отца.


                         P.S.

«Мухаммед только посланник. Нет уже теперь посланников, которые были некогда прежде него; если и он умрет или будет убит, то ужели вы обратитесь вспять?» (Коран, 3:138).

3—4 июля 2021

Крещение Руси

28 июля (988)

Историю Руси крещенья

Вам вкратце здесь я изложу.

То было Божье провиденье,

И не во сне, а наяву.

                      1.

В десятом веке Византия

Была державой мировой.

Там христианская мессия

Несла народам дух живой.

Страна границы укрепляла,

Торговлю прибыльно вела,

Своей культурой привлекала

И воевала, как могла.

Но в планах южного соседа

Была идея Русь крестить.

Терпели византийцы беды

От иноверцев, стало быть.


Аскольд и Дир на них ходили.

Олег в Царьград полки водил.

Их Святослав и Игорь били

И князь Владимир тоже бил.

И каждый из князей высоких

В крещенье свою лепту внёс.

Вот и на Русь с времен далеких

Пришел Христос. Он свет принес.

А знать, не сразу, не мгновенно

Крестилась Киевская Русь,

С успехом и попеременно —

Признаться в этом не боюсь.


                        2.

Жили в язычестве славяне,

Молились нескольким богам,

Между собою воевали:

Там бог Перун, Ярило там.

А чтобы им объединиться,

В единой вере дальше жить,

Они должны были смириться,

Одним народом стать и быть.

Но надо верно выбрать веру,

И чтоб была она под стать!

А значит, надо по примеру

И воевать, и торговать.

Поэтому в Царьград далекий

С походами ходила Русь.

Вела торги «на баш» высокий —

То князь Олег; не ошибусь.


Шло поэтапно, постепенно

Проникновение культур.

И, как заметим, правомерно

Был на кону крещенья тур.

Итак, «Аскольдово крещение»

Считается началом сим,

Когда на Киевском княженье

Дир и купцы крестились с ним.

Еще два-три простолюдина

Христианство приняли в тот день.

С такого малого почина

Пришла к нам православья сень.


                         3.

Однако христианкой первой

Всегда на Киевской Руси

Считается (и тут все верно)

Княгиня Ольга: дальше зри.

В свое недолгое правленье

Стремилась праведная мать

В часы душевного забвенья

Себя христианкою считать.

Союз с империей великой

Был верным политически.

Должна Русь из страны безликой

Державой стать фактически.

С посольством прибыла княгиня

В Константинополь славный град,

Для посвящения благия

Имея праздничный наряд.

Там приняли ее по ряду,

Все, так как надо провели:

По православному обряду

Еленой светлой нарекли.


Для справедливости заметим:

Тут без политики никак.

И в том клубке противоречий

Был отклонен с германцем акт.

В противном случае грозило

Руси готическою стать.

Но здесь решила Византия

Княжне Руси — не отказать.

Взамен креста княгиня Ольга

Отправила войска на Крит,

Где в помощь Византии бойко

Был русами араб побит.

Как видим, далеко не просто

Велись крещения дела.

Так от рожденья до погоста

Русь изначальная жила.


                     4.

Вот минуло уже столетье

С тех первых христианских лет.

Летели годы лихолетья

Как испытанья судеб.

Русь постоянно воевала:

Хазар и печенег давил,

И от булгар хлопот ни мало

Терпела из последних сил.

Меж тем ремёсла развивала,

Росли посады, города.

С Европой знатно торговала

И с Византией, как всегда.


Лишь не было единой веры

В развитии большой страны.

И на решенье сей проблемы

Ушли Владимира труды.

Со всех концов земель далеких

Съезжались к Киеву послы.

Поклон везли ему глубокий,

Дары, обряды и псалмы.

О том, как вера выбиралась,

Легенда может рассказать.

Из «Повестей» все узнавалось,

И мы заглянем в них опять.


                          5.

Великий княже в граде стольном

Держал с боярами совет:

Что лучше взять для русской доли,

Какой Руси быть «тыщу» лет.

Принять ислам не согласились,

Он запрещает пить вино,

Булгарские послы умылись,

А с ними — вера заодно.


Хазары кланялись притворно,

Иудаизм в дар принесли.

Но отвечал им князь проворно:

У вас, мол, нет своей земли.

Да и отец мой, князь Великий,

Что Святославом нарекли

Гнал вас всегда, хазаров диких.

Подите прочь, послы степи!


Старались папские прелаты

Русь к католичеству склонить,

Но не послушал князь аббатов:

Без воли Рима будем жить!

Уж больно князя возмутило

Чревоугодие послов.

Поэтому обряд — «на мыло»,

В Европу отослать послов!


                        6.

Обряды ревностно смакуя,

Владимир веры изучал.

Вот и своих послов он всуе

В чужие земли отправлял.

И выбор пал на Византию,

На православие её.

Христа-пророка как мессию

Русь принимала как своё.

Был выбор этот неслучайным

С обеих праведных сторон,

Он был и родственно-сакральным,

И договором закреплён.


Хотел Владимир породниться

Здесь с императорской семьей,

У братьев тех была сестрица,

Мечтал он взять ее женой.

Но византийцы отказали,

Ему на сватовском пути,

Тем самым князю право дали

В войне решение найти.

Меж тем в империи восстанье

Под предводительством Фоки.

На трон имел тот притязанья,

Не нравились ему цари.


                       7.

На юге русские дружины,

Взяв Корсунь, встали на парад;

И думал князь направить силы

За море, в Константинов град.

Меж двух огней цари остались,

И, чтобы не сгореть дотла,

В своем решении признались

Отдать сестру за русича.

Взамен же князь Владимир может

Их веру славную принять,

А чтобы Фоку уничтожить,

В Царьград дружины присылать.

Князь в Херсонесе принимает

Священный таинства обряд.

В шесть тысяч войско посылает,

В войне с Фокой поставить «мат».


Ну а потом с супругой Анной

Князь возвращается домой.

И станет Киев православным

Руси языческой — изгой.

В Днепре, Почайне Русь крестили

Христьянские духовники.

Тем православью проложили

В сердца священные пути.


Не все крещение признали:

Чернигов, Новгород, Ростов…

В штыки там веру принимали,

Восстанья были будь здоров!

Её огнем Добрыня правил,

Мечом Путятя прививал:

Так князь народ свой православил,

К Христовой вере приучал.

Ну, словом, и бедой, и славой

Крестилась Русская земля

И стала в корне православной,

Лишь три столетия спустя.


                      8.

Принятье веры православной

Давал Руси двойной эффект.

Её считали благонравной,

Коль приняла Христа Завет.

С Европой укреплялись связи

И даже в плане личных уз,

Ведь все там были христиане —

Семейно-дружеский союз.

Внутри страны — единство власти,

Где князь Великий был перстом.

А от чужой лихой напасти

Молилась Русь теперь крестом.


В Руси культура развивалась,

Вставали храмы, города,

История страны писалась.

А с нею — фрески, образа.

С кириллицей имела дело,

Чтоб книжки разные писать,

И в праве тоже преуспела,

Могла законы издавать.

Дух православия отныне

Стал покровом родной земли.

Тысячелетье! И поныне

Стоит он на Святой Руси!


                  * * *

Как прежде молится Россия:

Пусть в нашу Землю снизойдет

Дух православия святыя!

Пока он жив, и Русь живет!

26—28 апреля 2020

Глава II. Во славу русского оружия: IX - XIX вв.

Русь в битвах с кочевниками

Конец IX — начало XIII в.

«На протяжении веков Великая Степь (от Тихого океана до Дуная) служила местом рождения кочевых орд, нападавших на Русь».

«История России»

Терпела Русь немало горьких бед

От половцев, хазаров, печенегов.

На протяжении — почти что триста лет,

Покоя не было от их набегов.

Впервой Олег дань у хазаров отобрал,

Потом князь Святослав за дело взялся.

В поход Восточный войско собирал

И за победу пламенно сражался.

И пал там всемогущий каганат,

Итиль разрушен; взята Бела Вежа.

Владимир данью обложил их «зад»,

Что привело к исходу неизбежно.

Врагом не меньшим был и печенег…

Его Аскольд и Дир изрядно били.

Князь Игорь, Святослав врагов набег

Не раз от Киев-града отводили.

А в славной битве, у реки Трубеж,

Разбил Владимир диких печенегов.

Но долго еще русичей рубеж

Страдал от нападения степных беков.

На Киевском престоле Ярослав.

Кочевники столицу осаждают.

Но укротил князь печенежский нрав.

Разбил поганых, алчных негодяев.

Нам не забыть и бой при Сутени;

На Салнице-реке — кочевник битый.

Давили половцев дружинные полки,

Там десять тыщ плененных и убитых.

Закончилась вражда с Дешт-и-Кипчак

Вторжением на Русь орды монгольской.

И был — то на Руси особый знак,

И половцев с тех пор не стало больше.

5 ноября 2021

Битва на Чудском озере

18 апреля (1242) — День воинской славы России

«Кто к нам с мечом войдет, тот от меча и погибнет.

На том стояла, и стоять будет Русская земля».

Александр Невский (предположительно)

                        1.

Давно стремилась папская Европа

Земли Прибалтики к рукам прибрать.

Послала всадников туда, пехоту,

Чтоб торг вести там, жить и воевать.


Уже основана на море Рига,

В Ливонии столицей ей стоять.

Растёт и ширится тевтонцев лига,

Мечом готовых в веру обращать.


Страдают все: карелы, финны, эсти…

Ливонский Орден — там всему указ.

Летят на Русь встревоженные вести,

Знать, скоро немец будет и у нас.


В союзе с Данией и злобным шведом

На земли русские грядёт тевтон.

Своим крестом несет огонь и беды,

Всё выжигая на пути своем.


А Русь ослаблена в войне с Ордою,

Ждёт, тем не менее, принять удар.

Князь Александр встанет там горою,

Погасит новоявленный пожар.


Однако первыми напали шведы,

Десант свой высадив в устье Невы.

И бил их Ярославич до победы,

Ни пяди не отдал родной земли.


Прошло немного времени, и грянул

Немецкий рыцарь прямо на Изборск.

А псковичей отряд им в помощь канул,

Зарублен был у городских ворот.


Тревожною была осада Пскова,

И если б не предательство бояр,

Возможно, и не сдали б город снова,

Не учинил бы немец в нём пожар.


Под знаменем священным крестоносцев

Пройдя с победами немало вех,

Они, потомки славных Меченосцев,

Пошли на Новгород развить успех.


И вот уже в тревоге новгородцы,

Ведь крестоносец на пороге был.

Спешат в Переяславль добровольцы

Просить у князя, чтобы защитил.


Прибыв в Великий Новгород намедни,

Князь с войском выступил в Копорье.

И штурмом взяв тот городок, немедля

Разбил тевтонов в ратном многоборье.


Весной с князем Владимирским Андреем

Он Псков от немцев враз освободил.

И в земли Ордена, пока стемнеет,

Дружину на разведку отрядил.


                       2.

Но авангард тот смертью храбрых пал,

Тогда князь к озеру отвёл дружины.

И там великое сраженье дал,

Чтобы в историю вошло былиной.


Традиционно встретили «орлом»

Врага, идущего к нам свежим клином.

На флангах — князя конница — «крылом»,

Дозором прикрывала всю картину.


На льду пред берегом поставили обоз,

Скрепили сани намертво цепями.

Чтоб не бежал никто, а в землю врос,

И бил врага. Ведь Новгород за нами!


Пехота шла «кабаньей головой»,

По флангам — всадники в крестах и латах.

Таранили ряды тупой «свиньей»,

Секли, кололи Ордена солдаты.


Пробили центр русских; снова сечь:

Ломались копья, топоры сверкали.

Узнал тевтон почём тут русский меч,

И как полки «свинью» в клещи сжимали.


Засадный полк давил, трепал врага.

Рассыпалась «свинья» и застонала.

Лёд красным становился, как заря.

Такого озеро ещё не знало.


Багром снимали всадников с коней,

В доспехах рыцарь неуклюже дрался,

Броня — железный гроб, и хоть убей!

Он задыхался в нём, ко льду сгибался.


Недолго длился тот кромешный бой:

Бил русский меч железного соседа,

Ржавел и гнил «металлолом живой»,

С востока ветер дул, верша победу.


И побежал на запад бренный кнехт,

А лёд под тяжестью трещал, ломался.

Кнехт падал и тонул: и смех, и грех,

Вверх руки поднимал — сдавался.


Семь верст гнал Невский всадников по льду,

По Чудской глади, лихо добивая.

Чтоб помнил враг апрельскую весну;

Что Русь для немчуры — земля чужая!


Русь победила. Был подписан мир.

Признал Ливонский Орден все границы.

За Юрьев Новгороду дань платил,

За выкуп пленных смог договориться.


Но перед этим, как ни говори,

Велел князь немца проучить с запасом:

По Новгороду пленных провести…

До Пскова провели. Картина маслом!


                   * * *

За ратный подвиг, добрые дела;

За веру, и за дух непобежденный —

Святая Русь и церковь приняла —

На князя Александра лик священный.

15 мая — 16 мая 2020

Куликовская битва

21 сентября (1380) — День воинской славы России

«Вся северная Русь под московскими знаменами одержала первую народную победу над агарянством. Это сообщило московскому князю значение национального вождя в борьбе с внешними врагами».

В. О. Ключевский, профессор истории.

Под жестким игом Золотой Орды

Столетнего монгольского правленья

Процесс шел собирания Руси

Вокруг Москвы, с надеждой избавленья.


Москва ярлык хотела получить,

Стать на Руси Святой столицей новой,

Иль вовсе не хотела дань платить.

Отказ давала и мечом, и словом.


Боброк-Волынский знатно воевал:

Брал города татарские на Волге,

Огнем, мечом ордынцам угрожал,

Их бил и грабил воевода с толком.


Князь Дмитрий отказался дань платить,

Чем вызвал злость у темника Мамая.

И чтобы русов дерзких усмирить,

Послал на Русь войска он из Сарая.


В ответ — дружину добрую собрав,

Князь встретил на реке Воже ордынцев.

И Бегичу таких вожжей поддал,

Что те бежали от таких «гостинцев».


Тогда решил Мамай на Русь идти.

Стотысячное войско вывел в поле,

И, не давая солнышку взойти,

Пошел на Русь, обречь её в неволю.


Вот с юга прёт смертельная орда,

А с запада литовский князь Ягайло

Ведет свои наемные войска

И злобно дышит в спину неслучайно.


Час испытаний новый настает,

Вновь стар и млад готовят меч и вилы.

Москва на бой с ордынцами зовет

За Русь, объединяя дух и силы.


И вот уже со всех концов земли

Идут в Москву удельные дружины:

Волынец, Ольгердовича сыны,

И с ними Серпуховский князь Владимир.


Спешит на помощь доблестная Тверь,

Владимир, Ярославль, Суздаль, Нижний.

Получит по заслугам тёмный зверь,

Знать рассудил исход Господь Всевышний.


Своё благословенье Сергий шлёт

На бой с врагом коварным и могучим.

Идут полки походные вперёд,

Ведет князь Дмитрий с богом свои тучи.


Рязань обходят с правой стороны,

В ней князь Олег — он вроде как с Мамаем.

Не избежать с рязанцами вражды;

На Дон полки выходят тихо с края.


Решили бой дать в поле на Дону,

На том, что Куликовым там зовется.

Стояли жизнь и смерть тут на кону:

Кто победит, тот и домой вернется.


Пока задача ставилась одна:

Отсечь войска Ягайло от Мамая,

Реку Непрядву перейти полкам,

Чтоб до конца стоять, не отступая.


Построил Дмитрий армию «орлом»:

Полк главный — в центре, слева, справа — «крылья».

Своим засадным доблестным полком

Он накрывал степную камарилью.


Мамай стоял несметною ордой,

С тяжелой конницей и злобным рыком.

Готовым двинуться на смертный бой

И наказать врага жестоким игом.


Сошел туман, и занялся рассвет.

Противники увидели друг друга.

Вперед поддался витязь Пересвет,

В руках держал копье он вместо лука.


Был силой славной инок наделен.

Могучий торс, как рожь, златые кудри.

Душевным был, как колокольный звон,

И, как монах, чертовски целомудрен.


Навстречу ехал Челубей-батыр —

Сильнейший воин алчного Мамая.

Лицо лоснилось как бараний жир.

В глазах — огонь; осанка удалая.


Пришпорили противники коней

И ветром понеслись враги по полю.

И наливался кровью Челубей,

И дрался инок Пересвет за волю!


Но не спасла кольчужная броня

От силы богатырского удара.

Свалился наземь Челубей с коня,

А Пересвета конь донес до стана.


Так зачинался Куликовский бой…

Сражался князь в простых доспехах воина.

Текла там кровь багровою рекой,

И каждый был победы той достойным.


Вот провалился русский левый фланг.

Ордынцы кровожадно наступали,

Заметно было, что пошли во-банк,

К Непрядве русских витязей прижали.


Казалось бы, ну все: пиши — пропал.

Проигран бой? Не-уж-то, мать честная?!

А злой татарин волком наседал…

Как вдруг из леса — удаль молодая!


Внезапно налетел засадный полк,

Его враги Москвы не ожидали.

То Серпуховский князь был и Боброк,

Они ордынцев в землю потоптали.


В смятение пришел темник Мамай:

Откуда, мол, взялась велика сила?

Кричал князь Дмитрий витязям: «Наддай!»

А те рубили поперек и в рыло!


И побежала по степи орда,

Свои войска последние спасая.

Развеялась Мамаева чума,

Победу русских в битве признавая.


Всего лишь полчаса хватило нам,

Чтобы понять: когда мы вместе — сила!

И разливался на душе бальзам

От мысли роковой: Русь победила!


Живых искали там до темноты,

На князя Дмитрия наткнулись в поле.

Он ранен был, лежал один в пыли

И был победою вполне доволен.


С рассветом возвращалась рать домой…

Москва с поклоном ратников встречала.

И получил князь звание «Донской»,

Москва, знать, Дмитрия так величала.


Но до свободы было далеко,

Еще не раз на Русь придутся беды.

Но солнце уже встало высоко,

И это была первая победа!

11 мая 2020

Битва при Молодях

2 августа 1572

«Битва при Молодях — крупное сражение, в котором русские разбили 40-тысячную армию крымского хана Девлета I — Гирея. Победа в битве позволила России сохранить независимость и стала поворотной точкой в противостоянии Московского государства и Крымского ханства».

«История России».

Ливонская война с Европой

Тянула соки из страны.

А тут еще Гирей под боком,

К нам с Крыма угрожал прийти.


Татарин нападал все чаще.

Чуть Астрахань не взял, стервец.

Обрушил на Москву несчастье —

Поджог Престольную, подлец.


Забрал в полон немало люда,

Товаров, золота прибрал.

Детей насиловал, паскуда.

И в Старый Крым откочевал.


Но через год опять явился,

Хотел успех свой повторить.

Но в Молодях остановился,

Князь Хворостинин стал давить.


Девлет-Гирей шлет арьергарду

На помощь тысячи бойцов.

Вот в «гуляй-город» рвется банда,

Но русский полк там — будь здоров!


Отбив крымчан атаки бойко,

Князь Хворостинин преуспел:

Увел направо своих воинов,

Татар подставив под обстрел.


Огонь из пушек и пищалей

Обрушился на степняков.

Здесь басурманам круто дали

Отменных русских щелбанов.


К Подольску отступил Герейка,

В болотах у Пахры увяз.

Шептала, знать, «судьба-злодейка»:

«Уйди хан от Москвы зараз».


Однако все не так-то просто…

В Москве ведь не было царя.

Сидел он в Новгороде жестко,

И к хану направлял посла.


Готовился отдать Гирею

Царь откуп — Астрахань, Казань.

За независимость радея,

Давал Иван татарам дань.


А между тем порядком новым

Князей московских и бояр,

Между Подольском — Серпуховым

Готовился большой удар.


У Молодей прошло сраженье…

Там крепость есть — «родимый край».

Полки в ней русские на бдении,

Стрельцы — за речкою Рожай.


Татары «город» тот штурмуют,

Головушки стрельцов летят.

Крымчане зверски атакуют.

Ни сил, ни порох не щадят.


Была там сеча — мир не видел!

На штурм идет Дивей-мурза.

Он русских духом ненавидел,

И лез на крепость до конца.


Атаку мы его отбили,

И даже в тыл к нему зашли.

Под ним коня слегка подбили,

А самого мурзу в штыки.


Мурзу пленил Иван Шибаев —

Героем-суздальцем прослыл.

Штурм все слабел. Мы нажимали.

Из крепости люд выходил.


Крымчан там много порубили.

Взят в плен царевич Ширинбак.

Но силы у Гирея были.

И он решил идти ва-банк.


Вот штурм опять возобновился,

Девлет-Гирей полки повел.

Князь Хворостинин с ними бился,

А Воротынский в тыл зашел.


И час последний был назначен:

Был даден орудийный залп.

Из крепости шел, однозначно,

Полков победный авангард.


И был там бой ожесточённый.

Смертельно бились в нем враги.

И гнали янычар хвалёных

До самой, до реки Оки.


Миф об османах был развеян

При Молодях — земле святой.

Погиб там сын и внук Гирея,

Сам в Крым ушел едва живой.


То была славная победа!

Узнал об этом Грозный царь,

Когда ко званому обеду

Доставлен был мурза-главарь.


И на Руси опять вздохнули,

Ушел навеки крымский враг.

И турки думы отвернули

Повесить над Поволжьем флаг.


Есть бой на поле Куликовом,

Сражение у Бородина.

Есть битва под Московским кровом,

И Сталинградская броня…


Такая у России доля:

Всегда войной быть на сносях.

Ту битву ратную за волю,

Не забывай — при Молодях!

5 января 2021

1612. Освобождение Москвы

4 ноября (1612) — День воинской славы России

«Этот день напоминает нам, как в 1612 году наш народ разных вер и национальностей преодолел разделение, превозмог грозного недруга и привел страну к стабильному гражданскому миру».

Патриарх Алексий II.

                  1.

Век бурной Смуты наступил,

В стране царил системный кризис.

Цари менялись, голод был;

Швед и поляк на Русь ломились.

Смоленск под ляхами лежит,

И Новгород от шведов стонет.

И тот, сосед, Москве грозит,

Боярами там верховодит.

И предали бояре трон,

Царем поляка учредили.

Стоял там колокольный звон,

Знать, на Руси тревогу били.

Был отче Гермогена глас:

«Святая Русь — объединяйся!

Бить иноземца надо враз!

Немедля к битве поднимайся!»

Был схвачен русский патриарх,

В темницу брошен, как преступник.

И сгинул патриот-монах,

Земли отчаянный заступник.


               2.

Вот Ляпунов и Трубецкой

Зовут дворян под свое знамя.

Заруцкий — атаман Донской

Спешит в столицу с казаками.

Восстание грядет в Москве,

Им ополченцы помогают.

С полком Пожарский налегке

Отряд поляков разбивает.

Но ляхи прячутся в Кремле,

С боярами совместно гадят:

Поджог чинят — посад в огне.

Бежит народ, куда ни глядя.

Ох, много бед принес пожар,

Сгорел посад — Москвы основа.

Стоял там над Москвой угар,

Остались москвичи без крова.

Закончился осадный лом,

Где был Пожарский тяжко ранен,

Лежал в монастыре. Потом

В имение своё доставлен.


                3.

Так неудачно завершился

Тот первый на Москву поход.

Народ отчаянно молился,

А то и весь ушел вразброд.

Заруцкий подался в Коломну,

В кругу зарублен Ляпунов.

Лишь Трубецкой остался бодрым,

Держал с собой дворянский полк.

Гас медленно войны азарт:

Уж колоколу бесы снятся.

Но Новгород забил в набат,

Вновь звал народ объединяться.

Освобожденье, знать, Москвы

И созыв Земского собора

Стал новым символом борьбы

С врагами русского народа.

В град Новгород со всех сторон

Течет народ наш многоликий,

За Русь Святую, русский дом

Встает вся рать страны великой!


                   4.

Сбор средств идет в военказну:

Кто чем богат: деньгой, одеждой;

Медь, злато, серебро несут

Все для борьбы, и все с надеждой.

Вновь князь Пожарский на виду,

Он с Мининым поход возглавил

И вот уж войско на ходу,

В Москву его Господь отправил.

По Волге верхнему теченью

(Не напролом, в обход пошли)

Шло к Ярославлю ополченье,

Росли его дружин ряды.

Совет держали в Ярославле,

Решили двинуть поутру:

Ростов, Переславль, Суздаль…

Шагало войско на Москву.

А в это время из Литвы

В Москву на помощь гарнизону,

Ходкевич-гетман вел полки,

Борясь за польскую корону.


                 5.

Но понимая бравый марш

Прославленного полководца,

Пожарский свой дает «де-марш»,

Опережая инородца.

И вот уж заняты разъезды,

Мосты, дороги, реки, брод…

Мы взяли башни и подъезды

К Кремлю, где чужеземный сброд.

Замоскворечье — там казаки,

Сам Трубецкой с полком стоит…

Навстречу доблестной атаке

Уж польский эскадрон летит.

Ох, рвались польские гусары

Пробиться к белому Кремлю!

Но вот, отброшены рейтары,

И пали многие в бою.

Теперь Арбат стал местом сечи,

Пришлось немного отступить.

Был жестким бой, рвались картечи…

Сумели мы Арбат отбить.


                   6.

Однако в бой в Замоскворечье

Вел гетман свой отборный полк.

К нам в тыл, пока была там сеча,

Ударил польский гарнизон.

Пришлось нам отходить за броды

И отступить к монастырю.

Но дух победы у народа,

Как знамя, вьется на ветру.

Пошёл в атаку Кузьма Минин,

Ударил с фланга от реки.

И, как из дыма да в полымя,

Смешались польские полки.

Со всех сторон неслись казаки,

Князь Трубецкой повёл отряд.

Пожарский в беспощадной драке

Велел стрельцам палить в заряд.

Ну, в общем, выбили поляков,

Как говорится, на простор…

Теперь одна судьба у ляха:

Признать, что был проигран спор.


                   7.

И вот — Смоленская дорога,

В Литву обратный путь лежит,

Ходкевич-гетман, как с порога,

Уже давно домой спешит.

Взят штурмом бравый Китай-город,

В Кремле лишь гарнизон Струся.

Познает враг кремлевский голод

И сдаст нам польского «гуся».

Вдохнула радостно свободу

Освобожденная Москва!

Единством русского народа

Побили польского врага.

Уже в Москве Собор собрался,

Вопрос был главный разрешен:

Век смуты чинно завершался,

Царем Романов утверждён.

Остались в прошлом дни лихие,

Но будем помнить наперёд

Сынов великия России:

Пожарский, Минин, весь народ!

20 мая — 21 мая 2020

Полтавская битва

10 июля (1709) — День воинской славы России

«Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества.

Итак, не должны помышлять, что сражаетесь за Петра,

но за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество…».

Петр Первый.

                    1.

Петра и Карла — столкновенье

В великой Северной войне —

Было Полтавское сраженье

Двух лучших армий на земле.

Ну а пока — Европа в теме,

И шведов лучшие войска

Сеют огонь, повиновенье,

И бьют любого храбреца.


Разбив саксонцев и поляков,

В Россию двинул Карл полки,

И конницы драгун крылатых,

И гренадерские штыки.

С Прибалтики на помощь Карлу

Шло войско с множеством подвод.

Вёл Любенар отряд-команду —

На Петербург и Новгород.


Сначала на Москву шли шведы,

Но, встретив мощный там заслон,

Решили не дарить победу,

Свернуть на юг свой эшелон.

Была у них одна задумка:

С Мазепой дружбу заключить,

Втянуть в войну османских турков,

Татар-крымчан к себе склонить.


                      2.

Был гетман — тот ещё предатель!

Под Швецию решил уйти,

И Карлу обещал старатель

Дать провиант, фураж, штыки.

Однако шведы просчитались

Всю Сечь казачью оседлать.

Татары, турки отказались

Против России воевать.


Чуть меньше дюжины казаков

Привел Мазепа в шведский стан,

Без продовольственных запасов,

Без фуража и прочих манн.

А тут ещё в Лесной деревне —

На шведа Петр налетел,

И, дав «летучее» сраженье,

Царь в ратном деле преуспел.


Были захвачены трофеи:

Продукты, ружья и фураж.

Боезапас для батареи:

Фитиль и ядра, порох — наш.

А далее, в преддверье славы,

Пошли противники на юг.

До самой матушки-Полтавы

Шёл скандинав и русских дух.


                    3.

В стан шведский по весне широкой

Пришли из Сечи казаки.

В ответ на это — на пороги

Граф Меншиков повел полки.

Сечь, в Запорожье уничтожив,

И взяв немного казаков,

Он дух победы преумножил,

И поспешил на зов Петров.


Полтаву шведы осадили,

Пытались штурмом город взять.

Но не смогли, слюной умылись,

И повернули дело вспять.

Еще бы! Ведь спешил в Полтаву

Сам Меншиков и казаки.

К Полтаве Шереметев бравый

Вёл ратные свои полки.


Туда же ехал Петр Первый,

Чтоб армию соединить.

План у царя на то был верный:

Врага в сражении разбить.

У речки Воркслы под Полтавой

Собрались русские полки.

Напротив — гренадеры Карла,

Сомкнув походные ряды.


                  4.

План воевать от обороны

Петром вначале утвержден:

Построены редуты, схроны,

И артиллерия при том.

В две линии стоит пехота,

На флангах эскадронов ряд.

Такая, стало быть, «охота»…

И пушки в лес уже палят.


Там Карл стоял с полком резервным,

А в поле — линия солдат.

Видать, крепки у шведа нервы,

Коль всадники вокруг стоят.

Ещё минута, и начнётся

Тот самый генеральный бой.

Заря победная займется…

Кто не бежал — тот был герой!


Труба походная звучала,

И Карл войска свои повёл.

Их артиллерия встречала

Мортиры проливным огнём!

Прорвались шведы на редуты,

И два из них сумели взять.

Шесть батальонов, знать, «не гнутых»

По флангам стали наступать.


                  5.

Их поддержали эскадроны;

Оторвались от главных сил.

Наткнулись на драгун колонны,

Где Меншиков их зарубил.

Однако шведы продолжали

Не уставая наступать.

Редуты сзади оставляли,

Чтобы атаку развивать.


Огонь ружейный русских флангов

Заставил шведские войска

В лес повернуть свои «фаланги»

Для следующего марш-броска.

Но Пётр Первый не дал маху:

Он вывел армию вперёд,

И с русского, что есть размаху,

Ударил шведу прямо в лоб.


Тут завязался рукопашный

Кровопролитный смертный бой,

Где славный русский штык отважный

Бил шведа прямо «на покой».

И побежали «чудо-шведы»,

На землю побросав штыки,

И гнал их Пётр до победы:

Вон, интервент, с родной земли!


                    6.

Как не пытался Карл Великий

Своих солдат остановить,

Тут было ясно: шведы биты,

Им русский дух не победить!

Мазепа с Карлом у османов

Нашли, как беженцы, приют.

Был похоронен под Полтавой

Карла Двенадцатого спрут.


Овеянный высокой славой

Царь Петр знатно пировал,

Устроил пленным ужин званный,

Вином и хлебом угощал:

Спасибо вам, мол, Карл и шведы,

Что научили воевать.

Теперь мы славные победы

На море будем воплощать.


Была Полтава переломной

На фоне Северной войны.

Всю мощь и твердь страны огромной

Царь Пётр взял в свои бразды.

Европа нас зауважала,

Кто и побаиваться стал.

Россия на ноги вставала,

Час наступления настал!

6 — 8 мая 2020

Гангутское сражение

9 августа (1714) — День воинской славы России

«У русского флота было много блестящих побед на многих морях. Народ никогда не забудет мужественных адмиралов,

отважных матросов прежнего времени. Но особо мы помним победу в Гангутском сражении. Потому что она была первой».

Анатолий Митяев, писатель.

                      1.

Четырнадцатый год идёт война…

Прошли — Азов, Полтаву, Нарву.

Петром задача ставилась одна:

России стать морской державой.

Но, чтоб окно в Европу прорубить,

России надо выйти в море.

Однако в Финском швед пока стоит,

Да и в Ботническом он на просторе.


Вопрос в войне поставлен был ребром:

Разбить в морском сраженье шведа.

Россия, вдохновленная Петром,

Решила драться до победы!

Чтобы усилить гарнизон в Або,

Галерный устремляется к Гангуту.

Апраксин в Тверминне десант ведёт,

Однако швед на рейде — карты спутал.


                       2.

Ваттранг с эскадрой преградил нам путь.

Но помогла царя Петра смекалка:

Попробовал он шведа тут надуть —

Своих галер задумал перевалку.

То есть по суше протащить суда

По бревнам на противный берег.

Тем самым, как бы в тыл зайти врага,

А там уже и силы с ним померить.


Узнав об этом, шведский адмирал

На остров Лаккессер фрегат направил,

Шхерботы и галеры вслед послал,

Отряд тот шведский Эреншёльд возглавил.

Но Петр разгадал сие маневр,

И вместо сухопутной перевалки,

Отправил морем авангард галер

В тыл вице-адмиралу для затравки.


                      3.

Встал командор Змаевич на прорыв,

Его гребцы на вёсла налегали.

Лилльё там контролировал пролив,

Но пушки до галер не доставали.

За ним и Пётр на прорыв пошел,

И снова ядра падали как в лужу.

Огонь до русских так и не дошел,

Не долетали ядра, знать, из пушек.


Ваттранг предположил, что русский флот

И дальше будет также прорываться.

Из бухты отозвал отряд Лилльё —

В лоб встретить русских дожидался.

Апраксин догонял свой авангард,

Идя во след фарватером прибрежным.

Вновь просчитался адмирал Ваттранг —

Ушёл Лилльё из бухты неизбежно.


                    4.

Пытался он Апраксина догнать,

На весла братцы дружно налегали.

Был штиль. И швед стал отставать,

Ведь паруса тут роли не играли.

Тем временем Змаевич преуспел —

Он «запер» Эреншёльда в шхерах.

А тут и авангард наш налетел,

Атакой заблокировал там шведа.


Тот, вроде как, пытался отвечать:

Бил артиллерией весьма прицельно,

Но без манёвра в линию стоять? —

Чревато было проиграть сраженье.

Галеры с флангов шведа обошли,

На абордаж баграми дюже взяли.

Сам Петр вел десант свой впереди,

И шведы нам позиции сдавали.


                        5.

Бой абордажный — самый важный бой!

И здесь мы шведу спуска не давали.

Отчаянно о шхеры бил прибой,

А мы врага кололи и рубали.

И сдался напрочь дважды битый швед,

А с ним — и корабли трофеем взяли.

Не ведал русский флот таких побед,

Таких сражений мы ещё не знали.


Закончился морской упорный бой,

Был флагманский фрегат захвачен.

Ваттранг ушел к себе в Стокгольм, домой;

А Карл Двенадцатый снова озадачен.

Так в Северной войне встал перелом:

Теперь мы шведу в море угрожали.

Полтава и Гангут царем Петром

В Европу настежь «окна» открывали.

23 мая 2020

Сражение при Козлуджи

20 июня 1774

«Россия стремилась иметь устойчивое положение на Черном море. Сражение при Козлуджи — одно из важных сражений русско-турецкой войны 1768—1774 гг.»

«История России»

Идет война с надменным турком.

Румянцев армию ведет.

Задача: взять их крепость Шумлы,

А турков — сразу в оборот.


Корпус Суворова в походе;

Каменский, с ним — дивизион.

И силы есть, и удаль вроде…

Знать, выбьем турка напрочь вон.


Вот Пазарджик уже в осаде,

Берем с рассветом Юшенлы.

Суворов, с корпусом в наряде,

Спешит с Каменским на Шумлы.


Однако путь лес преграждает.

За лесом — город Козлуджи.

Там враг сильнейший пребывает,

Рейс-эфенди Резак-Хаджи


Ушел наш авангард в разведку

Через Делиорманский лес.

Вдруг на опушке — турка «метка»,

И сам летит наперерез.


Атаковал там враг казаков,

Те поспешили отступить.

Чтоб на дороге узкой, гладкой

Не смог их турок порубить.


Однако, казакам в подмогу

Летит гусаров эскадрон.

Хоть пикинёров там немного,

Зато пехоты — батальон.


Из леса выскочили кряду,

Кавалеристы-казаки.

Пехота, в дефиле парада,

Построила свои полки.


Тут попытались янычары

Пехоту с флангов обойти.

Но егерей отряд наш бравый

Косил турецкие штыки.


Повел Суворов в наступление

Свои отменные полки.

И было турков отступление —

Ушли из леса за холмы.


Тут вновь к нам помощь подоспела:

Гусары, пушки, егеря…

И сбросили мы турка смело!

С холмов бежал. Почем — не зря.


Догнать, вот жалко, не успели.

То местность скверная была.

Кавалеристы — не при деле,

И погань в Козлуджи ушла.


Суворов, подойдя вплотную,

Турецкий лагерь обложил.

Огнем, картечью в цель живую

Из пушек, ружей запалил.


Идет атака за атакой,

Слабеет турок в денный час.

И, не вступая с русским в драку,

Бежал в Шумлы быстрей от нас.


Пройдя через турецкий лагерь,

Вошли с победой в Козлуджи.

Восемь часов борьбы, отваги…

И путь свободен до Шумлы.


Мы там блокировали зверя,

Каменский запер турка в ад.

Те, покумекав, силы меря,

Пошли на мировой заклад.


Война прошла. Мы победили.

Причерноморье, Крым, Кавказ

В состав России учредили,

И турку «подмочили глаз».

2 января 2021

Чесменский бой

7 июля (1770) — День воинской славы России

«Медаль эту жалуем мы всем находившимся на оном флоте во время сего Чесменского счастливого происшествия как морским, так и сухопутным нижним чинам и позволяем, чтобы они в память носили ее на голубой ленте в петлице».

Императрица Екатерина II.

                   1.

Вновь Русско-Турецкая война…

Театр действия — на море.

Мы турка жали как всегда,

Но был наш враг еще в фаворе.

Уж чайки кружат на просторе…

Османам, действуя в обход,

Из Балтики в Средьземноморье,

Идёт российский славный флот.

Орлов командует эскадрой,

А с ним — Спиридов, Эльфинстон.

Ох, и дадим мы турку жару,

И до волны морской нагнем!


                  2.

На рейде, у Чесменской бухты

Был обнаружен вражий флот.

Под парусами шли мы круто,

Готовились взять в оборот.

Дозор турецкий заприметил

И стал из пушек всех палить.

На что им русский флот ответил,

Поближе подошел, стал бить.

Однако здесь мы просчитались,

Маневр не рассчитан был.

Линкоры по ветру промчались,

И турок нас слегка подбил.


                 3.

Ряды линейные менялись,

Эскадру вновь «Евстафий» вёл.

На абордаж мы взять пытались

Турецкий флагман «Бурдж-Зафёр».

Пожар на турке разгорался,

Грот-мачта рухнула его

На флагман наш. И тот взорвался.

Огонь объял его всего.

Но перекинувшись на «Зефёр»,

Турецкий флагман ввысь взлетел.

Дул свежий черноморский ветер

И управлял всем как хотел.


                 4.

Спаслись Орлов, Курз и Спиридов,

Покинули «Евстафий» в час.

А турок в свою бухту сгинул,

Под пушки подставляя нас.

В две линии стояли турки,

От борта били по прямой,

Стояли тесно — берег узкий,

И это предрешило бой.

На якорь встав у входа в бухту,

Прицельно били по судам.

Устроили там заваруху,

Вели огонь: то — тут, то — там.


                 5.

«Европа», «Ростислав», «Саратов»,

«Гром», «Африка», «Не тронь меня» —

Крушили турка-супостата,

Поддерживая дух огня!

Еще была в запасе «фишка»:

В кильватер брандеры вошли,

И тут мы их без передышки

В бой под прикрытием ввели.

Вели обстрел по батареям,

Взрывая Чесмы берега.

По мачтам били, стеньгам, реям

И поджигали паруса.


                  6.

Огонь в два ночи прекратили,

И под прикрытьем темноты

Мы брандеры вперед пустили,

Их к туркам тихо провели.

Один из них дошел до цели,

Его мы быстро подожгли,

Легко на шлюпку пересели

И стали ждать салют в ночи.

Горящий брандер словно знамя

Тараном врезался в ряды

Врага эскадры. Взрыв и пламя! —

Горят фрегаты, корабли.


                 7.

Победно, ярко, очевидно

Закончился Чесменский бой!

И вся Россия благовидно

Салютовала в день морской.

По высочайшему веленью

Её Величества двора 

Были отлиты награжденья —

Медаль из злата, серебра.

Был создан в славном Петергофе

Победный зал-мемориал.

Поставлен памятник при входе,

Чтоб каждый о Чесме узнал!

* Прим.: Одна из белых полос на отложном синем воротнике форменной одежды матросов и старшин ВМФ России символизирует победу в Чесменском сражении; 2 другие — Гангутское и Синопское соответственно.

29 мая 2020

Бой в Керченском проливе

8 июля 1790

«Блестящая победа в морском бою у Еникальского (Керченского) пролива между русской эскадрой и турецким флотом, сорвала планы Османской империи по захвату Крыма».

«История России»


Пройдя вдоль Крыма до Тамани,

Наш Черноморский флот, с утра

В проливе встал вдруг кораблями,

В дозор отправив крейсера.


Разведка вскоре доложила:

Турецкий флот на нас идет

С десантом на борту, до Крыма.

Хусейн-паша его ведет.


Решил дать бой под парусами

Наш славный контр-адмирал.

Все корабли, что были с нами

Зашли на линию. Аврал!


На авангард направил турок

Свой первый огневой удар.

Но в море Черном, небе хмуром,

Нанес Голенкин контрудар.


Хусейн усилил батареи,

Крупнокалиберным огнем.

В ответ на чертову затею

Знать, Ушаков сказал: Идем!


Фрегаты враз из строя вышли,

Чтоб авангард свой поддержать.

Линкор турецкий, в прямом смысле,

В обход пошел к нам — с тыла взять.


Предвидя сей маневр турецкий,

Ввел Ушаков морской резерв.

Фрегаты русские все вместе

Стали терзать турецкий нерв.


Так, флот османский оказался

Меж двух противника огней,

И там изрядно потрепался,

Не избежав людских потерь.


А здесь и ветер черноморский

Нам в паруса опять подул.

Пошли на стык с врагом заморским,

Паля из пушек на ходу.


Не ждал такой сюжет противник,

Колонной взял на поворот.

И тем подставил свой «затыльник»

Под наши пушки, сумасброд.


Долбили турка что есть мочи,

Крушили флот в огонь и в дым.

А авангард наш, между прочим,

Умело повернул за ним.


Теперь уж мы по ветру встали

В морском кильватерном строю.

И турка вновь атаковали,

Удачу празднуя свою…


И дрогнул враг. Пустился в бегство.

Мы шли за ним до темноты.

Пока трусливый флот турецкий

Пропал из виду: глаз коли.


Победа в Керченском проливе

Лишила Порту вид на Крым.

А мы здесь веру укрепили —

Наш русский флот непобедим!

27 ноября 2021

* «Контр-адмиралу Ушакову великое спасибо прошу от меня сказать и всем его подчиненным».

Императрица Екатерина II Великая.

Сражение у мыса Тендра

11 сентября (1790) — День воинской славы России

«Знаменитая победа, одержанная Черноморским Ее Императорскаго Величества флотом под предводительством контр-адмирала Ушакова в 29 день минувшего августа над флотом турецким, который совершенно разбит, служит к особливой чести и славе флота Черноморского…»

Г. А. Потемкин, генерал-фельдмаршал, командующий Русской армией.

Никак смириться не могли османы

С потерей своих северных земель.

Причерноморье, Крым были вассалы,

Теперь они в России, хоть убей!


Поэтому войну вновь развязали

С Россией до победного конца.

А мы штыками дружно наступали,

Давя к Дунаю турка-наглеца.


Уже галерный флот в Херсоне создан,

Чтобы поддержку на Дунае оказал.

Однако флот турецкий срочно созван,

Он путь галерам в устье преграждал.


Хасан-паша там, родственник Селима,

Да флотоводец бравый Саид-бей

Стояли в море (не пройти их мимо)

Меж мысом Тендра — портом Хаджибей.


На помощь вышла русская эскадра,

Вел Ушаков фрегаты, корабли…

Из Севастополя шел адмирал в Очаков

Разбить турецкий флот Хасан-паши.


И вот оно — еще одно сраженье!

Вновь с турком бьемся в море как один.

Он взять хотел реванш за пораженье,

Что русский флот в проливе учинил.


Внезапно в три колонны наступая,

Летел по ветру Черноморский флот.

А турки в беспорядке отступая,

К Дунаю жались, открывая рот.


Турецкий арьергард попал в ловушку,

Без боя стало туркам не уйти.

Хасан отдал приказ готовить пушки,

Построить в боевой ряд корабли.


Мы тоже встали в боевой порядок,

Но три фрегата вывели в резерв.

На всякий случай, если турок, кряду,

Зайдет к нам с флангов потревожить нерв.


К линейной битве отнеслись серьезно:

Когда на выстрел к турку подошли,

Мы точно, мощно, дерзко, скрупулезно

За час всю линию врага снесли.


Кормой стал разворачиваться турок,

Видать, собрался двигать наутек.

А русский флот палил огнем из пушек

По кораблям и вдоль, и поперек.


Вот Ушакова «Рождество Христово»

На флагмане Хасана мачту сбил.

Расстреливал пашу в упор, и снова

Корму и реи, стеньги — все разбил.


Опять к Дунаю турки отступали,

Мы гнали их до самой темноты.

«Лечь в дрейф!» — команду сверху дали.

Легла эскадра на пороге мглы.


Наутро же, знать, Божье провиденье,

Турецкий флот поблизости стоял,

А еще, несколько спустя мгновений,

Наш флот уже турецкий догонял.


По ветру турки шли, своих теряя:

Фрегат их сдался «Мелеки-Бахри».

Корабль Саид-бея «Капуданья»

Шёл к мелководью — там хотел уйти.


За ним — бригадный капитан Голенкин,

С фрегатами, как сокол, полетел.

Настигли, окружили, словно к стенке

Поставили Саида под расстрел.


Врага по кругу залпами крушили,

А тут сам Ушаков к ним подоспел.

Он бортом к носу встал. Так победили!

Турецкий флагман бея сдался в плен.


Мы подошли на шлюпках к «Капуданье»,

На борт забрали только комсостав.

И Саид-бея взяли на закланье,

Посеяв у османов стыд и страх.


Был сильный ветер, флагман разгорался…

Горел оплот турецких моряков.

Потом и вовсе их фрегат взорвался,

А с ним и вся команда, «будь здоров!».


Турецкий флот направился к Босфору,

Моральный дух его подорван был.

Остатков не преследовали свору.

Штормило. Контр-адмирал решил.


Была победа та у Тендра знаменитой,

Сам князь Потемкин ранг определил.

Вновь турок на морских просторах битый —

Флот Черноморский у России был!

26 мая 2020

Штурм Измаила

24 декабря (1790) — День воинской славы России

«Я с войсками сюда прибыл.

Двадцать четыре часа на размышление — и воля.

Первый мой выстрел — уже неволя.

Штурм — смерть».

А. Суворов, генерал-аншеф.

                        1.

Причерноморская твердыня,

Гроза южно-дунайских вод,

Стоял там Измаил-гордыня —

Турецкий город, крепость, порт.


Построенный в шестнадцатом веке,

И в восемнадцатом укреплен,

Он неприступным был вовеки

И ранее не побежден.


Глубокий ров, валы и стены,

Прямоугольный мощный клин,

Врезался он в Дуная вены,

Ну, в самом деле — исполин!


В нем двести шестьдесят орудий

И в сорок тысяч — гарнизон,

Такой страх, уваженье будит,

Такого не возьмешь в полон.


Но мы пока оставим крепость,

Недолго ей такой стоять,

Теперь возьму на себя смелость

О штурме вам здесь рассказать.


                      2.

Вернуть себе Причерноморье,

Проливы, Грузию и Крым,

Хотела Турция в фаворе,

Мир обратив в огонь и дым.


На этой почве развязала

С Россией новую войну,

Но за три года растеряла

Всю боевую мощь свою.


Война катилась уж к закату,

Опять мы турка гнали вспять.

Османам наши дипломаты

Мир предложили подписать.


Однако те не торопились

Рукопожатие принять.

А мы к Дунаю их теснили,

Все продолжая наступать.


И вот он — бастион последний —

Твердоголовый Измаил!

Хотели взять его намедни,

Не получилось: крепким был.


Главнокомандующий Потемкин

Велит Суворова позвать.

Задачу ставит не из легких:

Во что бы то ни стало — взять!


Суворов тут же возвращает

Под стены русские войска.

И лично крепость объезжает,

Наметить место для броска.


Но убедившись в монолите

И в мощности турецких сил.

Он, тем не менее, заметил:

Возьмем надменный Измаил!


                         3.

Шесть дней ушло на подготовку:

Был вырыт ров, насыпан вал.

По лестницам солдат наш ловко

Макет стены одолевал.


Готовность к яростному штурму

Суворов лично утвердил.

Он посчитал ее разумной,

И туркам сдаться предложил.


Но те не вняли ультиматум:

Скорей, мол, небо упадет.

Иль потечет Дунай обратно,

Чем славный Измаил падет!


Ответ такой предполагая,

Был собран воинский совет,

И штурм великий начиная,

Суворов пожелал побед.


Ночь началась с артподготовки,

Со взрывов, дыма и огня.

Затем с суворовской сноровкой

В пять тридцать с криками: «Ура!» —

Пошли в атаку на врага!


                       4.

С двух флангов наступали наши.

Вёл де Рибас обстрел с реки.

Пехота русская на марше,

А тут — десантников штыки.


Потемкин нажимал с востока,

Вел с запада Самойлов бой.

Глубокий ров, и вал высокий…

«Вперед! Наверх! Ура! За мной!»


Там наступали гренадеры,

Отчаянно дрались стрелки,

Трещали на вратах запоры,

И в бой рвалися казаки.


Открыв Хотинские ворота,

Дав кавалерии простор,

Рубил казак в полоборота,

То Платов вынес приговор!


Кутузов вел свои колонны

На Киликийские врата,

Он мял турецкие заслоны,

Крушил кичливого врага.


Вот с севера дела похуже:

И ров глубок, и вал высок.

Крепили лестницы потуже,

Связав их вдвое; вновь бросок.


И эта сложная задача

Была успешно решена.

Ввел де Рибас отряд в придачу,

Не подвели и егеря.


Львов и Дамас, Потемкин, Зубов,

Мекноб и братушки-бойцы!

Не сосчитал там турок зубы,

Сломал о русские штыки!


                         5.

Со всех сторон ворвавшись в крепость,

Мы начали кольцо сжимать.

На улицах, в домах, мечетях

Сражалась доблестная рать.


Аскеры дрались вдохновенно,

Вели упорные бои.

Максуд Герей — паша отменный —

Был чингизидом по крови.


Но наш Ласси порасторопней,

На бравой коннице попёр,

И много турок в преисподнюю

Отправил генерал-майор.


В конце концов сдались аскеры

На милость доблестных солдат.

То была рубка беспримерной,

И было крови водопад.


Тем временем аншеф Суворов

Отдал приказ картечью бить.

И артиллерия напором

Стала противника долбить.


С боями к центру продвигались,

Свинец бордовый градом лил.

За каждый дом и двор сражались…

И пала крепость Измаил!


Одиннадцать часов хватило

Взять неприступный город-порт.

К шестнадцати все завершилось.

Была победа — высший сорт!


                        6.

Масштаб смертельной мясорубки

Был — сорок тысяч с двух сторон.

Где тридцать пять, известно, турки.

Ну, словом, ясно, что почем.


Там хоронить не успевали,

И начало уже смердить.

В Дунай все трупы побросали,

Своих бы хоть похоронить…


Трофеев нам досталось много:

Паромы, пушки и суда;

Ковры, запаса золотого

На три турецких сундука.


За штурм награды получили

От генералов до солдат.

Легенды, песни там сложили:

Виват Суворову! Виват!


Между империями в Яссах

Подписан был злосчастный мир:

Причерноморье стало нашим,

А с ним и полуостров Крым.


Однако все ж по договору

Вернули туркам Измаил…

Спустя столетье в битве скорой

Он вновь в Россию принят был.


Летят опять века лихие…

Стоит там порт, течет Дунай.

Но в памяти слова такие:

«Штурм — смерть». И ты не забывай.


                        P. S.

«На штурм Измаила можно решиться лишь единожды в жизни, благо повторить сей опыт вторично никому не дано».

А. Суворов, генералиссимус.

30 апреля — 2 мая 2020

Бородинская битва

8 сентября (1812) — День воинской славы России

«Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нём показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми…»

Император Наполеон I Бонапарт

                          1.

Век грозный девятнадцатый настал,

Наполеон в Европе правил балом.

Однако в барабаны бить он не устал,

Опять готовил армию к авралу.


На этот раз Россия — его цель.

Идти с войной на Русь причины были:

С Тильзитским миром вышла канитель,

Да и амбиции его душили.


Почти стотысячную армию повел,

Не зная, что в России ждёт могила,

Ну а пока враг Неман перешел,

И на Смоленщину вступила сила.


Дать бой врагу вначале не смогли,

Французы нас тогда б зараз побили.

Барклай команду дал всем: «Отойти!»

Скрепя зубами, молча отходили.


Французы шли все дальше на восток,

Москву взять побыстрей они старались.

А мы все отступали — был урок,

Короткими боями огрызались.


                       2.

Царь требовал: «Остановить врага!»

Кутузов на посту сменил Барклая.

Дух армии повысился тогда,

Солдат и офицеров окрыляя.


Решили бой дать у Бородино,

В ста километрах от Москвы-столицы.

И в первой битве у Шевардино,

Узнали, что это француз за птица.


Командовал редутом Горчаков.

Его атаковали три колонны

Французских самых яростных полков,

Но русские сдержали оборону.


К закату ближе враг стал наседать,

Казалось бы, не устоять заслону.

Однако подоспела русских рать,

И вновь врага отброшены колонны.


Бой за редут нам послужил добром,

Француза там изрядно измотали.

Пришел приказ Кутузова потом:

«Отдать редут». И мы его отдали.


                           3.

Бой Бородинский — самый главный бой,

К нему велась вседённо подготовка.

Был план Кутузова на то простой:

От обороны воевать сноровкой.


Задача ставилась: полки сковать,

Крепить редуты, флеши, батареи.

Врага атаки борзо отбивать

И в целом воевать, как мы умеем.


Построив оборону в три ряда:

Пехота, кавалерия, резервы,

Кутузов, помолившись как всегда,

Велел на удаль уповать безмерно.


Раевский в центре с батареей встал;

На левом — армия Багратиона.

Ему Кутузов флеши поручал,

Сдержать и бить полки Наполеона.


Специально был ослаблен левый фланг,

Чтоб именно туда француз ударил.

И от того, предвидя ратных благ,

Багратиону помощь он отправил.


                         4.

На правом фланге генерал Барклай,

Корпус Уварова и Платова казаки.

Князь им маневр летучий наказал

Свершать для подавления атаки.


В пять тридцать забуянил артобстрел,

Пошел француз, в Бородино вступая.

Он был самоуверен, даже смел,

Но не Европа здесь — земля другая.


Так и случилось: слева враг попёр,

Багратион огнем его приветил.

Атаку первую французов стер,

Да так, чтобы наглец его приметил.


Тогда Наполеон усилил бой,

Послав на флеши маршалов отменных —

Дав, Ней, Мюрат, Жюно — удар прямой!

И был Багратион героем первым.


Семь раз еще француз атаковал,

Пока не взял заманчивые флеши.

Но силы маршалов Багратион сковал,

И в рукопашном — соколом бил свежим.


                          5.

Однако, ранен был смертельно князь,

Его солдаты, знать, заколебались.

Пришел приказ: «к оврагу отступать».

И кто остался жив — ретировались.


Попытку сделал в тыл зайти француз,

В Семеновский овраг рейтар отправил.

Но, получив от егерей конфуз,

Затею эту вовремя оставил.


Литовский и Измайловский полки

С резерва поддержали оборону.

Француза лихо брали на штыки

И гнали вспять, ну как по ипподрому.


Меж тем велись атаки на курган,

Где батареи русские стояли.

Вел Богарне солдат. Жерар, Моран…

Редуты пушками им отвечали.


Но вот, Бонами захватил редут,

Раевский был заметно обескровлен,

Ермолов и Кутайсов тут как тут —

В штыки ударили, и враг был сломлен.


                       6.

Жестокий бой шел под Бородино,

Рвались снаряды, пули тучно били.

Такой здесь крови не было давно,

Там сабли и штыки звенели-выли.


Свой рейд казачий Платов совершал,

В обход ударил по французам жгуче.

Уваров атамана поддержал,

Послал гусаров эскадрон летучий.


Стояла насмерть доблестная рать,

Французы силу русскую узнали,

И понемногу стали отступать…

Чего греха таить — и мы устали.


Итак: редут отбили у врага,

Да взяли в плен несчастного Бонами.

Но по приказу отвели войска,

Хотя победа и была за нами.


В бой не послал резерв Наполеон,

Не ввел полки гвардейские Кутузов.

Как видно, оставляли «на потом»

Открыть свои воинственные «шлюзы».


                       7.

Смеркалось. Пушки начали стихать,

И перестрелка тоже умолкала.

Французы начали полки снимать

К позициям своим — ночь возвращала.


Готовились бои возобновить

Противники, скорее пред рассветом,

Но не судьба была все повторить,

Кутузов так решил в Филях с советом.


Наполеон на Горки отошел.

В Можайск на отдых русские подались,

Открыв дорогу на Москву при том,

Хоть за нее вчера они сражались.


В сраженьи том никто не победил,

Хотя и своего враги добились:

Кутузов армию там сохранил,

Французам же врата Москвы открылись.


Не знал тогда ещё Наполеон,

Какую уготовил «лис» ловушку,

И мира у царя просил потом,

Но царь не внял, отнесся равнодушно.


                       8.

Сидел Наполеон в пустой Москве,

И армия его там разлагалась.

А он терзался, пил в глухой тоске:

Зачем эта Россия ему сталась?


И возвращался наш француз домой,

Где на пути ждала его засада.

Под Малоярославцем дали бой,

И по дороге добивали гада.


Давыдов и гусарские полки

Нещадно нападали из засады.

Французов ждали вилы и штыки

Крестьян, их партизанские отряды.


Бесславно завершился тот поход

Для армии, что наводила ужас.

Она в России превратилась в сброд.

И дух её был никому не нужен.


Балладу завершаю, заодно

Скажу вам так: в Париж вошли казаки.

И до сих пор во Франции «бистро»,

Как вечный зов кутузовской атаки!

13 мая — 14 мая 2020

Сражение в Синопской бухте

1 декабря (1853) — День воинской славы России.

«Победа в Синопском сражении имела очень важные последствия для хода Крымской войны: она освободила кавказское черноморское побережье России от опасности турецкой высадки и вошла в историю как последнее крупное сражение парусных флотов».

«История России»

                       1.

Чтобы крепить влиянье на Востоке

И защитить там православных христиан,

Должна была Россия «в доброй ноте»

Отправить в Турцию министра по делам.


Князь Меншиков спешит тотчас в Стамбул

Вести с султаном Абдула-Меджидом споры,

Но, видно, ветер нынче с моря дул,

К войне держав свелись переговоры.


Знать, снова с Турцией грядет война,

Опять с османами сражаться в море:

«Императрица», «Ростислав», «Чесма» —

Нахимовские корабли в дозоре.


                     2.

От министерства получив приказ,

Нахимов вел на море наблюденье.

Есть сведения, что на этот раз

Готовят турки на Кавказ вторженье.


Эскадра турков шла в Сухум-кале

С десантниками на борту с Босфора.

В Синоп зашли османы налегке

Поправить паруса и для обзора.


Использовав турецкий сей маршрут,

Нахимов тихо подошел к Синопу

И, заблокировав его как спрут,

Просил из Севастополя подмогу.


                       3.

Отряд турецких бригов, кораблей

На суше прикрывали батареи.

Шел дождь; выл ветер целый день…

Из Крыма наши корабли поспели.


Колоннами атаковать врага

При помощи бомбических орудий

И бухту взять под русское «Ура!»

Отдал приказ Нахимов без иллюзий.


Эскадру утром на врага повел,

На рейде строились линкоры против бухты.

За ним фрегаты Новосильский вел,

Уж пушки от чехлов давно разуты.


                        4.

Нас турок встретил «лунною дугой»,

Построив оборону в нише бухты.

Их флагман «Аунни-Аллах» большой

Дал знак палить. И запалили — «Ух, ты!»


Линкор «Мария» первым принял бой,

Под градом бомб, снарядов прорывался.

И бросил якорь лишь тогда, герой,

Когда лоб в лоб с фрегатом повстречался.


И сразу стал его атаковать:

Палил со всех линкоровских орудий,

На абордаж пытался флагман взять.

Ох, эту бойню турок не забудет!


                         5.

Шел непрерывный залповый огонь,

Ломая стройный ряд турецких линий.

И слышен был врага звериный вой,

Когда мы по нему из пушек били.


Огонь и дым; трещали мачты, реи.

Смешались крики, вопли, дружное «Ура!»

Громили турка мы не для затеи

И в море Чёрное бросали их тела.


Кровавая резня и сотни жертв!

Спасаясь, турки бросились на берег.

Как алая заря пылал вослед

Их флот, похожий на разбитый терем.


                        6.

Огнем гасили вражьи батареи,

Фрегат «Чесма» там ужас наводил.

Нещадно бил линкор «Париж» по цели,

Знать, русский флот недаром научил!


К обеду ближе подошли фрегаты —

«Одесса», «Крым», бывалый «Херсонес».

И сразу в бой матросские «комбаты» —

Палить турецкий корабельный «лес».


Корнилов — адмирал привёл подмогу,

Хотя и так мы турку дали в зад.

Был выигран смертный бой, и, слава Богу!

Победа общая дороже всех наград.


                          7.

Один лишь пароход-фрегат «Таиф»,

Прорвался сквозь морские баррикады,

В Стамбул приплыл к султану, весь побит,

И доложил о гибели эскадры.


Зато попались в плен Осман-паша,

Другие судовые капитаны.

Так начиналась Крымская война,

В Европе злобно били в барабаны.


Ну а пока чинили корабли,

Снимались с якоря и шли на север.

Входили в Севастополь моряки

Под фейерверк и свежий зимний ветер.

27 мая 2020

Оборона Севастополя

17 октября 1854 — 9 сентября 1855

«В течение всего лета 1854 года англо-французский флот готовил высадку десанта в Крым. Их целью была военно-морская база русского черноморского флота — Севастополь. Именно оборона Севастополя 1854 — 1855 гг. явилась переломным моментом в Крымской войне, одной из самых её трагических и величественных страниц, на которой каждая строчка написана кровью её защитников».

«История России»

                    1.

Второй уж год идет война,

И турок весь разбит на море.

Но англичане, как всегда,

С французом в близком договоре.

Союзники пакт заключили,

Чтобы друг другу помогать.

И на Россию порешили

Совместно с турком наступать.


И вот десант врага в Крыму.

Взяв Евпаторию без боя,

Спешит к победе. На ходу,

Умножив свои силы втрое.

Их встретил Меншиков при Альме,

И бой неравный развернул.

Но проиграв его печально,

К Бахчисараю повернул.


Открыв дорогу в Севастополь,

Шагал по ней француз и брит.

Уж город видится в бинокль,

Но для врага он был закрыт.

Порт, с моря сильно укрепленный,

Там батареи в два ряда.

Зато был с суши уязвленный,

Что привлекло сюда врага.


Но допустил Арно ошибку,

Стал с юга город обходить.

Тем самым подсобил нам шибко,

Чтоб время было укрепить.

Потом мы корабли топили

У входа в бухту, чтоб враги

К нам с моря больше не входили.

А с суши встретим их в штыки.


                    2.

Все занимались обороной:

Землянки рыли и валы,

Сооружали бастионы,

Укрепрайоны, горки, рвы.

Всю схему здешних укреплений

С нуля Тотлебен создавал.

И инженерный его гений

Надежду городу давал.


Здесь и Нахимов, и Корнилов;

Истомин — бравый офицер.

За них за всех судьба молила,

Как чести, мужества пример.

Вернулся Меншиков на базу,

И к северу от бухты встал.

А тут взяла врага зараза,

Холерный вирус покарал.


Штурм начался с бомбардировки

По самой главной высоте,

Где наши батареи жестко

Ответили во всей красе.

Подбили корабли и склады,

Враг шквальным штурмом отвечал.

Под громыханье канонады

Он все смелее наступал.


Английские войска по центру;

По флангам — давний враг француз.

И турки встали тут по ветру,

Такой держал Малахов груз.

Бомбардировки продолжались…

Убит Корнилов, адмирал.

Союзники ретировались,

Нахимов их атаковал.


                    3.

Прошла без малого неделя.

Князь Меншиков пошел вперед.

То Балаклавское сраженье

Навек запомнил пришлый черт!

Мы турка выбили с редутов;

К нам — кавалерии налет.

Палил в линейку брит надутый,

Да так палил — не ведал счет.


А тут французы подоспели…

Липранди отводил войска.

Союзники, знать, преуспели:

У них « в руках» Сапун-гора.

Решительных военных действий

Потребовал царь Николай.

И, получив царевы вести,

Где было ясно: «Наступай!»


Соймонов, Павлов… Генералы

Атаковали англичан.

Бил русский штык; сил было мало.

Мы отступили в Инкерман.

Ведь у союзников оружие,

Как говорится, — штуцера!

Новинка (что тут скажешь, друже,)

Решала: чья тут сторона.


А в Евпатории на берег

Сошел отряд Омер-паши.

Он Севастополь брать намерен,

Хрулева потеснить штыки.

Отправлен Меншиков в отставку,

Взамен назначен Горчаков.

А у союзников прибавка:

120 тысяч, будь здоров!


                    4.

Бои за порт возобновились,

Следили все за высотой.

Союзники объединились,

Готовясь к штурму с головой.

Враг проводил атаки ночью,

Огнем из пушек поливал.

Но Севастополь — город отчий,

Сдержал врага, терпел, стоял.


Водил в бой адмирал Нахимов

Своих матросов и солдат.

И гарнизон неумолимо

Стрелял, не отступал назад.

Держалась крепко оборона.

Стояли намертво бойцы.

И был там опыт Пирогова,

И славной Дарьи — медсестры.


Герой-матрос тут, Петр Кошка,

Бесстрашно вылазки свершал.

И Лев Толстой, ведь, под бомбежкой,

Свои рассказы создавал.

Сражались женщины и дети!

Тут были все: и стар, и мал.

Кто раненых лечил в кювете,

А кто патроны доставлял.


Но враг силен, и атакует…

Камчатский пал уже люнет,

До Корабельной нас прессует,

Берет редуты. Сил уж нет.

Расхорохорились вояки

Вплоть до Федюхинских высот.

Мы отбивали их атаки,

Готовя мост на вывод войск.


                    5.

Вновь штурм Малахова кургана,

Хрулев сумел его отбить.

На Корабельной стонет рана:

Нахимов, адмирал, убит.

Защитники несут потери

По две-три тысячи за день.

Идут союзники, как звери.

Манит их бастиона сень.


Горел братишка-Севастополь

Под сокрушительным огнем.

Все тут смешалось: стоны, вопли

И кровь, залитая свинцом.

Восьмое сентября. Враг — злее.

Из восьмисот орудий бьет.

И гасит наши батареи,

Огнем свинцовым землю жжет.


Вернуть курган сей в контратаках

Уже никак не удалось.

Порт оставляли англо-франкам,

Знать, так судьбе решить пришлось.

И Севастополь поджигая,

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.