электронная
101 70
печатная A5
753
18+
Трон из пепла
30%скидка

Бесплатный фрагмент - Трон из пепла

Охотник и саламандра


4.9
Объем:
754 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0904-5
электронная
от 101 70
печатная A5
от 753

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вначале был Большой Взрыв, а уже вскоре все покатилось к чертям. Сперва люди слушали друг друга, а затем стали внимать только словам Избранных, вещавших со всех уголков мира. Их слова и мысли становились общим достоянием, замещавшие собственные.

Они стали слишком мягкими, чувствительными, капризными, обиженными на всех и вся. Их жизнь казалась им слишком пустой, неполноценной. Они не знали, что с ней делать, как заполнить, и потому начинали слушать других.

Я желала выбраться оттуда, то ли из-за зависти, то ли просто надоело это слушать. Хотелось тишины и покоя, чтобы никого больше не было вокруг.

Это моя история и она начинается не тут, а в совсем другое время.

Пролог

Артегра проснулась, обнаружив себя за рабочим столом. Вновь снился тот странный сон, мучивший ее уже больше года. Каждый раз, сбегая из мира сновидений, она никак не могла ухватить за собой хотя бы кусочек увиденного; лишь отдельные слова и фрагменты эхом отдавались в голове после очередного пробуждения и сразу же забывались. «Плоть слаба» — повторяла она каждый раз во сне, как говорила бортовая запись.

Был уже полдень по местному времени, а это значит, что она проспала все утро, свалившись примерно в пять ночи. Компьютер включил случайный трек из тега «Спокойная музыка». Артегра нахмурилась, недовольно промычала — выбор ей совсем не понравился и она сменила запись на «Roycsoup — Flash». Делать это пришлось вручную, при помощи голоинтерфейса, а не голосовой командой как обычно.

Хрустнув шеей, седовласка завязала волосы в хвостик, встала из-за стола и сразу же принялась делать утреннюю зарядку. Во время приседаний мимо ее глаз пролетел выпавший седой волос, вызвавший у нее легкий, усталый вздох.

«Кажется, скоро придется обновляться», — с досадой подумала она.

— Артегра, обнаружен сигнал, — в комнате прозвучал голос искусственного интеллекта корабля.

— Хорошо. Я подойду на мостик после… дневного завтрака, — ответила Артегра, взглянув на часы. — Широ, приготовь мне чего-нибудь.

— Так точно, — электронный голос ИИ Широ, в отличие от нее, источал больший энтузиазм. — Я недавно загрузила чертеж французской яичницы. По моим расчетам это и вкусно, и питательно.

— Мне, главное, чтобы был свежий кофе.

Артегра выполнила еще несколько приседаний и на этом зарядка была окончена. После чистки зубов жвачкой она подошла к столу, взяла пачку сигарет и закурила.

— Каков статус спящих? — спросила она, пустив дымок в сторону.

— Беотен первая по списку. Ее пробуждение будет закончено через неделю, когда все питательные вещества поступят в тело.

Артегра не ответила, удовлетворившись услышанным. Сейчас все ее мысли были лишь о чашке концентрированного кофеина. Она благодарила всевышних за большой запас молотого на складе.

— Первым делом после починки сельскохозяйственного отсека посажу пару десятков деревьев и засыплю зернами все, что осталось от этой чертовой планеты, — на эмоциях выдала Артегра. Несмотря на гневное изречение, голос ее оставался совершенно спокойным.

Автоматическая дверь открылась, и она вышла в коридор. Внутренняя отделка корабля в жилых отсеках напоминала металлическую, добела вымытую коробку. По пути она стряхивала пепел с сигареты прямо на пол. Всю грязь с пола собирали миниатюрные роботы, выезжавшие из нижних частей стен, благодаря чему на корабле всегда было сухо и чисто. Роботы, к слову, создавались по тому же дизайну, что и сам корабль: белое покрытие внешних частей и металлические соединения между ними.

Артегра неспешно направлялась в общую столовую в той же одежде, что и проснулась. На ней был белый топ с открытым животом, красные, в белую полоску, брюки и кроссовки. Сегодняшней темой столовой стал пляж: подогретый пол создавал ощущение горячего песка, голопальмы двигались в унисон с имитацией теплого ветра, а голоморе приятно шумело и создавало вид настоящего курорта. К этому времени завтрак уже был готов: на деревянном столе (тоже иллюзия — на деле стол был металлическим) она обнаружила тарелку с яичницей, ломоть хлеба и чашку кофе. Завтрак чемпиона, подумала Артегра. Являясь знатной кофеманкой, она за один глоток осушила чашку наполовину, а затем сразу принявшись за яичницу.

— Вкусно, — произнесла она вслух, заедая яичницу хлебом.

— Рада слышать. — С вездесущей Широ можно было общаться практически в любом уголке корабля.

Артегра опустошила кружку и откинулась на стуле.

— Вкус как у настоящей. Почему с кофе это не работает?

— Кофе сложен для имитации. Обычно вкус такого выходит… выветрившимся?

— Мне ли не знать? — ответила Артегра, закуривая новую сигарету.

В такие моменты ей хотелось поговорить с кем-нибудь, обсудить последние новости и слухи, но никто к ней так и не присоединялся. Будучи единственным в данный момент членом экипажа на корабле, Артегре приходилось управлять кораблем в одиночку. При самой активной поддержке искусственного интеллекта Широ, конечно же.

— Новости, — произнесла она вслух.

Встроенная в стол электроника начала проектировать голокартинку с лентой новостей со всех уголков вселенной, настроенной ею лично.

— Сегодня лидеры западной и восточной общины подписали договор о взаимопомощи, — то были новости с планеты MW-SS3 из Местной группы галактик. — Оба обязуются помогать и поставлять ресурсы своим союзникам. Как мы можем видеть, реабилитация планеты идет полным ходом

Сразу последовал другой репортаж.

— Представители планеты Трасмадон отказались вступать в Межгалактический Совет. Жители планеты, цитируем, в третьем измерении видали ваш совет.

— Ничего удивительного, — прокомментировала Артегра, пуская дым от сигареты.

— В розыске все еще находится опасная террористка Блю Шард. За голову преступницы поднята награда и теперь она составляет один миллион кредитов. — это уже были межгалактические новости. — Напомним, что Блю Шард разыскивается Межсоветом за такие тяжкие преступления, как: грабеж, насилие, нападение на правоохранительные органы, умышленное причинение вреда правительственному имуществу и имуществу гражданских лиц, а также применение взрывчатых средств, в том числе и смертельно опасной кислоты.

— Не хотела бы я ее встретить… Или хотела бы? Поразительно, что до сих пор не схватили, учитывая такой ценник за ее голову.

— Сегодня в тюрьму был отправлен знаменитый видеоблогер Поган Лоал. Поган неоднократно учинял беспорядки в посещаемых им точках, но по каким-то причинам власти до сих пор игнорировали его выходки. Великий вождь, однако, снисходителен не был, благодаря чему Погана успешно отправили в местную тюрьму, где его в первую же ночь изнасиловали всей камерой. Во время интервью заключенный в основном кричал несвязный бред и постоянно повторял фразу: «Покупайте мерч!»

— Поделом, — пробубнила Артегра.

— А теперь к местным новостям. Известная межгалактическая сеть фастфудов Мэйкдональдс продолжает свой стремительный захват рынка в Туманности Андромеды. Сегодня был открыт 324,576 ресторан и останавливаться на этом сеть не собирается. В это же время на рынке фастфудов появился новый конкурент с говорящим названием Факдональдс. Факдональдс предоставляет вам широкий выбор блюд быстрого приготовления, включая сочные бургеры из каристского мяса, свежей картошки фри из фаранских плодов и…

Новости плавно перетекли в рекламу и она выключила проектор.

После завтрака Артегра облачилась в свою «рабочую одежду» — кроваво-красную тканевую робу с накидкой и большим капюшоном. Нагрудная часть накидки была инкрустирована прозрачными кристаллами, излучающими странный бледноватый свет. Из обуви она предпочитала высокие кожаные сапоги, легкие и пригодные практически для любой земной поверхности.

Переодевшись, Артегра отправилась на мостик своего собственного космического корабля, гордо носившего имя «Стардаст». Стоимость Стардаста превышала стоимость нескольких развитых планет вместе взятых. В массовое производство такой корабль никогда не запускался и посему его можно со всей ответственностью считать уникальным и неповторимым. Откуда взялся такой корабль не знала даже сама Артегра; он был построен и отправлен в открытый космос еще задолго до ее рождения, ровно, как и искусственный интеллект сего корабля.

На мостике к ней сразу обратилась Широ.

— Я включу для тебя карту.

— Опять сигнал с Х-117? — задумчиво произнесла Артегра. — Наконец-то этот мир начинает подавать надежды. Хотя, прежде чем появится он, пройдут еще годы…

Перед Артегрой появилась голограмма с половину мостика, изображавшая планету с условным именем Нимия, названную в честь страны Нимия, столица которой также называлась Нимия (кажется, у основателей страны было плохо с воображением). Технологическое развитие этой планеты в данный момент находилось на уровне средневековья, если сравнивать с планетой Земля. При этом жители страны с рождения старались следить за собственной гигиеной

Широ, способная управлять любой техникой на корабле, приблизила изображение планеты, крупным планом остановившись на южной части страны Нимии.

— Вот тут.

Артегра кивнула, подумала немного и спросила:

— Дженни еще не выходила на связь?

— Сообщила, что ничего пока не нашла и задержится на некоторое время.

— Ясно. Поставь в очередь еще одного претендента на разморозку.

Глава 1. Охотник

Ах, Нимия! Прекрасная страна, известная своим технологическим развитием и разнообразием ремесел. Север усыпан виноградными плантациями и фруктовыми посевами, которые из-за местного благоприятного климата каждый год приносят стране достойный урожай. На западе процветает животноводство и производство одежды из кожи, а восток славится необъятными зерновыми полями, даруя всему населению вкуснейший хлеб. Юг страны является сердцем металлургии и горнодобычи. Помимо этого, на юге собирались лучшие кузнецы Нимии, снабжающие армию страны доспехами и оружием, а благодаря местной добыче камня у всех городов и больших деревень юга всегда имелись большие и крепкие стены.

Наша история начинается в главном городе юга — Свордстоуне. Место само по себе небольшое, в тоже время является связующим звеном между остальными городами этой части страны. Именно через него проходит контроль металлопродукции, после чего новые мечи, латы и инструменты отправляются прямиком в столицу.

Шло лето 286-го года со дня основания Нимии. Года Синей Луны. Иола была завидной красавицей, дико популярной у мальчишек и взрослых мужей города. Совсем недавно она стала взрослой девушкой, что означало о ее готовности к замужней жизни и что совершенно не радовало Иолу, ведь помимо красоты многих также привлекал ее статус как дочки старосты Свордстоуна.

Был вечер. Иола, не спеша, шла привычной дорогой к себе домой. Уже долгое время она выбирает для этого самые окольные пути, дабы избежать любых нежелательных встреч. Черные как уголь длинные волосы, — самая заметная ее черта, — блестели в лучах заката. От неряшливого вида их спасала нить, которой она связывала концы в один пучок. Иола поправила рабочее платье, испачканное молоком, осмотрелась. В руках она несла кувшин, полный молока, который сегодня разделит с родными. «Передавай отцу привет, — с такими словами хозяйка местной фермы, где работала Иола, вручила ей кувшин».

Вдруг, откуда ни возьмись, до нее донесся знакомый голос.

— Эй, ребяты, смотрите кто идет!

Иола задрала голову вверх, прищурилась. По каменной лестнице вниз спускались трое мальчишек, примерно того же возраста, что и она. Девушка прекрасно их знала — те в детстве часто приставили к ней и дразнили. Конечно они больше хотели привлечь внимание такой красавицы, нежели обидеть. Ну вы знаете этих парней, они еще недостаточно умны, чтобы правильно вести себя с дамой, но уже достаточно большие, чтобы знать для чего им стручок в штанах.

— Точно! — подметил Ганс, главарь троицы. — Иола, моя девочка!

— Я не твоя девочка, — стойко возразила Иола, но быстро утратила всю храбрость, стоило лишь мальчикам окружить ее.

— А чего ж нет? Мы с тобой пиписьки друг другу показывали? Показывали. Значит уже практически муж и жена! — заявил Ганс, рассмешив тем самым своих друзей.

— Да-да, и титьки твои уже все видели, — встрял Тимур, друг Ганса. — Вон какие уже большие. Дашь потрогать?

— Да оставь ее, Тимур, — сказал Руслан, последний из троицы, после чего положил руку на плечо родного брата и кивнул на их главаря. — Они с Гансом, считай, обручены еще с детства. Его папаня дружит со старостой, а тот по-любому одобрит женитьбу. Лучше бы на Юльку хоть раз взглянул, она уже устала тебе глазки строить.

Тимур фыркнул, отдернул руку брата.

— Да ну эту Юльку, она уродина! Но ты прав, Ганс был первым… Черт бы его побрал, — пробубнил он себе под нос.

Ганс сделал вид, что ничего не услышал и вновь обратился к Иоле.

— Слушай, Иола, мы с тобой тогда были детьми, но это не меняет моего отношения к тебе, — отбросив ребятнический задор, он заговорил серьезней. — Я уже практически взрослый мужчина и твой отец хорошо ко мне относится. Так что не упрямься и стань уже моей женой.

Ганс говорил спокойным тоном, но сжатые губы выдавали его нарастающий гнев и Иола заметила это.

— Я… Я не… — она собиралась с силами чтобы ответить, как вдруг чей-то крик прервал ее.

— Отстаньте от нее, олухи! — пронесся дерзкий голос над крышами домов.

Все стали осматриваться, не понимая откуда тот шел. Их внимание привлек постоянно нарастающий шум, доносящийся сверху.

С соседнего дома скатывался мальчик. Быстро перебирая ногами по деревянной крыше, он держал в руках длинную палку, готовясь вот-вот пустить ее в дело. Добравшись до края, он спрыгнул с крыши и повалился прямо на Руслана, а тот улетел в Тимура. Оба упали.

— Логан! — обрадовалась Иола появлению своего младшего брата.

Ганс же появлению Логана никак рад не был. Он готовился выпустить на него весь свой накопившийся гнев, но был быстро остановлен быстрым движением руки пацаненка.

— Стоять! — Логан ухмыльнулся, подставляя конец палки к лицу Ганса. Как всегда он говорил уверенно, с высоко задранным подбородком. — Я уже говорил тебе, Ганс, чтобы ты не приставал к моей сестре. Или хочешь, чтобы я опять надрал тебе зад?

Ганс заскрипел зубами от злости, пожалев, что не взял с собой деревянный меч.

— Черт с вами! — рявкнул он. — Пошли, пацаны. Я бы оставил на Логане пару-тройку синяков, да отец убьет меня, если узнает об этом. Сами-то вы не справитесь.

Тимур и Руслан поднялись с земли, злобно постреливая в Логана глазами. Троица ушла своей дорогой и Иола кинулась обнимать брата.

— Спасибо, Логан. Ты мой маленький защитник, — прижала его к груди.

Логану было одновременно приятно и обидно — он не любил, когда его называли маленьким.

— Ну си-и-ис. Я не сильно младше тебя и уже не маленький.

Логан был чуть младше Иолы, но силенок ему было не занимать. Для нее он всегда являлся маленьким рыцарем, готовым защитить любимую сестру в любой ситуации.

Отстранившись от Иолы, Логан поправил свою рубашку, затянул потуже пояс на штанах. От нее, кроме очевидных половых признаков, парнишка отличался русым цветом волос и невысоким ростом, из-за чего часто комплексовал.

В руках сестры он заметил большой кувшин.

— Это у тебя молоко?

— Ага. Баба Нюра разрешила взять с собой. Хочешь прогуляться немного? Молочка попьем.

— Угу, идем!

Они взялись за руки и вместе отправились на стену, чтобы понаблюдать за закатом.

***

Брат и сестра забрались по каменной лестнице на безлюдную стену и нашли там пригодный для сидения деревянный ящик. Иола не знала для чего города юга были защищены такими массивными стенами, а правила выхода за их пределы такими строгими. Мало кто знал и из взрослых, хотя порой случайно между разговорами проскальзывали слухи о большой опасности за стенами, вот только на ее небольшом веку ничего такого пока не случилось.

Они любили проводить время вечерами только вдвоем. Логан особо ни с кем сдружиться не мог, а у Иолы все было в точности да наоборот, вот только общество брата она предпочитала больше, чем гулянки с другими детьми. По пути Логан сорвал два яблока с соседского дерева, за что был наказан Иолой. Яблоки они в итоге разделили на двоих. Вечер тем временем сменялся сумерками — любимым временем суток Логана. Это когда уже не день, но вроде еще и не ночь, говорил он. Вдали Логан увидал детишек, игравших в прятки. Будучи еще совсем маленькими он и Иола тоже любили прятаться у себя дома. Там всегда было достаточно места, чтобы один из них, водящий, мог потратить немало времени на поиски спрятавшегося. Подрастая, брат и сестра постепенно переставали интересоваться этой игрой, пока в конце концов не забросили окончательно. Однако один случай Логан запомнил на всю жизнь.

Как-то раз была его очередь прятаться и решил Логан, что лучше, чем подвала места не найти. Отец обоим не позволял туда спускаться, объясняя это тем, что они еще маленькие. Логана его предупреждение не остановило. Кое-как он умудрился поднять дверцу люка, спустился на лестницу, а после попытался опустить дверцу обратно. Не рассчитав, мальчишка обрушил массивный люк себе на макушку и кубарем свалился в подвальное помещение. Мешки с картошкой более-менее смягчили его падение. В итоге он отделался шишкой и бесконечными страхами темных и закрытых помещений. Иола долго не могла найти брата, ведь девочке было и невдомек, что в подвал можно залезть — не то, что спрятаться там. Логан кричал, умолял его выпустить. В конце-концов все обошлось хорошо, и отец с матерью даже не узнали о его выходке, но Иола кричала и ругалась только так. Даже слезы пролить успела. С тех пор он пообещал себе, что никогда больше не заставит сестру плакать.

За городскими стенами, на простиравшемся густом поле, заиграл свою вечернюю симфонию нескончаемый отряд сверчков. Кисло-сладкий сок яблока приятно пощипывал во рту, пока теплый ветерок ласкал щеку и игрался с длинными девьчими волосами. Иола в очередной раз окинула взглядом их родной город, вид которого часто утомлял. Практически все в Свордстоуне жили в бревенчатых избах, носили простую тканевую одежду и жили обычными жизнями. Мужья семей работали в основном с камнем и металлом, жены занимались домашним хозяйством и лепили из глины, а дети, как и прежде, веселились жизни. В свои юные годы Иоле уже успели надоесть и замкнутое пространство города, и отсутствие каких-либо интересных личностей, способных поговорить о чем-то еще, кроме как о погоде, работе или о том, что там происходит в столице. Последнее, правда, как она сама стала замечать, начало интересовать ее куда больше, нежели годами раньше. Девушки постарше постоянно твердили о мечтах вырваться в столицу, выйти замуж за богача и осесть там. Мечта хорошая, можно даже мужа из списка вычеркнуть — Иола была не против.

Из раздумий ее поспешил вытащить Логан.

— Сис, тебе правда нужно обучаться с Гансом? — спросил он, заглядывая в карие глаза сестры.

— Обручаться, — с улыбкой поправила его Иола, задрав носик. — И нет, конечно необязательно! Не сейчас, по крайней мере. Иначе вы будете драться каждый день из-за меня.

— Ничего не могу с собой поделать, он та еще козявка, — нахмурился Логан.

— Он не такой, на самом деле. Это его друзья плохо на него влияют.

Логан вздохнул, прильнул к сестре, положил голову ей на плечо.

— А тебе обязательно вообще с кем-то обручаться? Разве нельзя просто жить как мы сейчас живем, с мамой и папой?

— Ну, конечно можно, — ответила Иола нерадостным тоном, — но ты же знаешь, что папа не позволит. Да и что со мной будет, когда ты сам найдешь себе невестку, а я останусь одна? — хитро взглянула на брата.

— Фу, нет! Зачем мне еще невестки? — Логан нахмурился. — У меня есть ты! Зачем еще кто-то?

Иола весело рассмеялась. В который она поражалась словам брата: глупым, но искреннем и от сердца.

— Какой же ты глупенький еще, — Иола приобняла его за плечо. — Ладно, а ты подумал, чем будешь заниматься?

— В смысле работой? — Логан почесал макушку. — Я не знаю. Папа говорит, что с такой твердой рукой мне надо учиться кузнечному делу, чтобы стать как дедушка. А я ведь его даже не видел никогда.

— А что, кузнец ведь очень почетная работа в наших краях, — решила приободрить его Иола. — Станешь большим и крепким, еще и стране послужишь, как говорит отец Ганса.

Логан скривил лицо, будто ему стало больно от услышанного.

— Не очень-то меня привлекает стоять весь день и бить молотком по железякам. Еще и черный вечно ходишь.

— Ну тогда, хм-м, — Иола призадумалась, приложив указательный палец к губам. — А! Как на счет грузчика? Мужчинам, добывающим камень, всегда нужны такие крепыши как ты! — Иола вдруг умилилась и заключила брата в крепкие объятия.

Логан недовольно промычал, но сестринские объятия были слаще даже маминых. Он обнял ее в ответ. Иола взглянула вдаль, успела заметить последний лучик солнца, который тут же исчез за кронами высоких деревьев.

— Пошли домой, — сказала она, потрепав брата по голове.

— Лааадно, — неохотно согласился Логан, после чего оба неспешно поковыляли к себе.

***

Их путь лежал через главную дорогу, которая начиналась с городских ворот и заканчивалась на общей улицей, где днем обычно размещался рынок. Цены на нем разительно отличались от столицы и многие, кто рождался в Свордстоуне, даже одной золотой монеты за всю свою жизнь не успевали увидеть.

Дети о чем-то весело болтали, как вдруг из-за спины кто-то окликнул их по фамилии.

— Эй, Этгейты!

Они обернулись. Навстречу им шла женщина средних лет, несшая тушу оленихи на плечах. То была Брунгильда, уроженка Дальних Островов и уважаемая жителями главная охотница Свордстоуна. Особенностью ее происхождения считались пепельного цвета волосы, которые хозяйка заплетала в две косички, как было принято у нее на родине.

Стоит также отметить, что в Нимии говорили на смешанном языке, именовавшимся общим. В разных частях страны диалект отличался, но все всё равно понимали друг друга, откуда бы не пришли. Называть детей же было принято по месту рождения, либо по месту рождения отца семейства, если он изъявлял на то свое желание.

Иоля, как отец назвал ее при рождении, с юного возраста сетовала на собственное имя. Кто-то всего один раз посмеялся над ее именем и девочке хватило этого, чтобы крепко невзлюбить его. Были крики, плачи, испалосанные пятые точки и обиженные лица. Дошло до той степени, что отцу в конце-концов пришлось смириться и изменить его — переубедить дочку он так и не сумел. В итоге дружественным компромиссом они согласились на Иолу, и все были счастливы.

— Добрый вечер, тетя Брунгильда, — первой ответила Иола.

— Здрасте, — коротко, но радостно поприветствовал Логан. Детям Брунгильда приходилась почти как родная тетя, а та и души в них не чаяла.

— Домой идете? А чего так поздно? — прищурилась охотница. — Логан опять что-то натворил и Иола вытаскивала его из драки?

— В этот раз даже до драки не дошло! — запротестовал малец и тут же осознал свою ошибку. — То есть… все тихо было, мы просто смотрели на закат.

Брунгильда хохотнула, потрепала его по голове.

— Я-то тебя знаю, Логан. Чуть что — сразу в драку. Да и ничего плохо в этом нет, мальчишки они на то и мальчишки, чтобы синяками тело укреплять, — сжала ладонь в кулак, подкрепляя тем самым свои слова.

Иола вздохнула.

— Да, вот только мне же потом его синяки и ссадины обрабатывать, — понурила она головой, успешно пристыдив тем Логана.

— Зато крепкий какой растет, вон! — Брунгильда схватила Логана за руку, ощупала ее. — Кстати, Логан, тебе же пора начинать работать, верно?

— Да, только я еще не знаю чем заняться, — пожал он плечами. — Отец хочет, чтобы я кузнецом стал и…

— Отлично! Тогда как насчет обучиться охотничьему делу? — перебила его Брунгильда, едва не ослепив детей своей улыбкой.

Логан резко заморгал, подняв удивленный взгляд на женщину.

— Охотничьему? — осторожно переспросил он, на что Брунгильда уверенно кивнула. — Хех, а думаете я смогу?

— Конечно, — она повторно ощупала его ладонь. — Нарастишь немного мозолей на пальцах, после чего лук и копье на охоте будут для тебя так же просты в обращении, как ложка и вилка во время обеда. Руки у тебя уже достаточно крепкие, а плечи и спину мы еще натренируем в процессе обучения.

Логан улыбнулся, представляя у себя в голове картину, где он крадется по лесу, среди кустов. Он видит оленя, который через секунду уже падает замертво, а вечером у его семьи на столе вкусный ужин. Такое уж точно получше будет, чем молотком стучать весь день.

— Я хочу попробовать!

— Вот и славно, — сказала довольная собой Брунгильда.

У охотницы давно не было новых учеников. Поколение охотников в Свордстоуне уже несколько лет не сменялось, составляя в данный момент три-четыре постоянных добытчика (да и те уже были не в том возрасте). Старые уходили на покой, а новые все не тянулись — большинство шло заниматься более популярными для здешних краев профессиями.

— Завтра днем отправимся на вылазку, — продолжила Брунгильда. — Собери вещи для сна и еду — пойдем глубоко в лес, с ночевкой.

Перспектива прогуляться в лес, да еще и на весь день, весьма обрадовала Логана. Просто так за стену не пускали, требовалась веская причина и одобрение нужных лиц, как, например, главного охотника.

— Хорошо, тетя Брунгильда! — Логан возбудился так, что хоть прямо сейчас с вещами да в лес.

Брунгильда хохотнула и сказала:

— Выспись хорошенько. С твоим отцом я поговорю завтра. Думаю, против он не будет.

Иола посмотрела на нее с волнением.

— Вы только берегите его, тетя Брунгильда, хорошо? Куда я без брата-то?

— Не волнуйся, Иола. Ни один из моих подопечных не пропадал и не терялся. А раны и порезы… что ж, это нормально. Лук тоже может ранить неумелого охотника.

Логан схватился за подол платья Иолы, обратившись к ней:

— Сис, не волнуйся. Я-то уж справлюсь, — хвастливо задрал нос, за что Иола схватила его за ухо. — Ай!

— Мы пойдем, — Иола виновато улыбнулась. — Папа будет злиться, что мы так поздно возвращаемся.

— Да-да, мне тоже пора, — охотница поправила тушу на плечах, после чего зашагала дальше к своему дому. — Спокойной ночи!

— Спокойной ночи! — хором ответили дети и тоже отправились домой.

***

— Вы поздно возвращаетесь. Объяснись, — отец строго смотрел в глаза Иолы, требуя ответа именно у нее, как у старшей.

Владимир Этгейт, глава семейства, старался воспитывать своих детей в умеренной строгости, но часто не успевал за ними доглядеть. Работа старосты Свордстоуна отнимала немало сил и времени, а его жена уже несколько лет как была слаба здоровьем и сейчас в основном занималась лишь домашними хлопотами либо просто отдыхала в свободное время. В юности Владимир мог похвастаться такими же угольными волосами как у дочери, успевшими поседеть к его нынешним годам.

Иола переступила с ноги на ногу, затем тихо ответила, стараясь избегать зрительного контакта с отцом.

— Ганс и его друзья не давали мне пройти. — Она замялась на секунду и продолжила. — Логан защитил меня, между прочим.

— От чего? От ребятишек, с которыми ты дружишь с яслей?! — поднял голос Владимир. — Я прекрасно знаю отца Ганса! Он образцовый мужчина, один из лучших кузнецов в нашем городе. Его сын пойдет по его стопам и, поверь, когда хулиганить уже не будет времени, он тоже вырастет статным мужчиной!

Владимир перевел взгляд на Логана. Его лицо заметно побагровело.

— А ты? Снова бездельничал? Логан, пора бы уже за ум взяться.

— Пап, я не хочу…

— Замолчи! — крик Владимира разнесся по всему дому. Наступила долгая тишина, во время которой он глубоко вздохнул и успокоился. — Простите, дети, не стоило мне кричать, — он привстал на колено перед Логаном, обращаясь к нему. — Ты, сын мой, мужчина и должен нести ответственность за свои решения и всегда быть готовым к их последствиям.

Логана перекосило от его слов, заставило нахмуриться.

— Я уже устал это слушать, отец. Ты повторял это, наверное, с моего рождения! Надоело!

— Ты… Негодник! — вены на старческом лбу Владимира выступили заметными изгибами. — Эти слова произносил мне мой отец, а ему его отец! Марш наверх, пока я не вздумал высечь тебя!

Логан решил не искушать судьбу. Про поход в лес лучше рассказать завтра вместе с самой Брунгильдой. Он отправился наверх, с отвращением взглянув по пути на изящный меч, висевший на стене — подарок от отца Ганса.

Владимир проводил его строгим взглядом, а после, не вставая с колена, обратился к Иоле.

— Доченька, неужели ты не понимаешь, что рано или поздно меня с твоей матерью не станет? Наше здоровье оставляет желать лучшего и скоро мне придется покинуть пост старосты, — Владимир сделал глубокий вдох и выдох. — Я знаю, что ты крепко любишь Логана, но однажды у него тоже будет своя семья и вы, скорей всего, будете жить раздельно, — он улыбнулся, заботливо положив руку на плечо дочери. — Ганс — хороший мальчик. Вы же дружили все детство.

— Ты так говоришь, будто мы уже взрослые, — противилась Иола.

— Так и есть, милая! Гхм, послушай, — отец схватился пальцами за переносицу, собрался с мыслями. — Не нужно думать об этом, как о еще одной работе. Просто дай Гансу шанс. Позволь мальчику стать мужчиной, который в будущем будет готов свернуть ради тебя горы.

— Как Логан? — слабенько улыбнулась Иола.

— Да, как Логан! — согласился Владимир, но без уверенности в голосе.

Ее брат, в это время, слушал разговор со второго этажа, прячась у лестницы. Слова сестры бросили его в краску.

— Ладно, ты тоже иди спать. Завтра я помогу матери с завтраком, чтобы вы могли наверстать упущенное.

Из-за их опоздания Владимир наказал своих детей, лишив их ужина и ограничив парой яблок. Озадаченные выражения лиц дочери и сына при виде яблок он оставил без внимания.

— Я люблю тебя, папочка, — Иола обняла отца и чмокнула в щеку.

— И я тебя, милая, — Владимир поцеловал дочку в лоб и та, со спокойствием на душе, отправилась наверх.

***

Сегодняшней ночью луна светила ярким синим. Не было на то каких-то особых причин, просто безоблачность создавала сей эффект. Год Синей Луны был прозван как раз в честь этого природного явления. Скорей всего в следующем году ситуация повторится и название останется прежнем, но то будет еще не скоро.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 101 70
печатная A5
от 753