электронная
Бесплатно
печатная A5
249
16+
Тетрадка с лабазной мари

Бесплатный фрагмент - Тетрадка с лабазной мари

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-7081-6
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 249
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Тетрадка с лабазной мари

Откуда она появилась

Пришло письмо. Давно уже забыл, что бывают письма в конвертах.

«…С большим удовольствием и волнением прочитала ваш роман «Остров счастливого Змея». Впервые попалась мне книга, в которой я услышала отголоски рассказов моего отца. Я была маленькой. Помню, что мама спорила с отцом и даже они ругались по этому поводу. Мама упрекала папу, что он член партии, имеет высшее образование, руководит коллективом, а позволяет себе совершенно безграмотные рассуждения. Мне запомнилось её слово «язычник», которое я не могла понять и связывала с папиной разговорчивостью.

Папа погиб, когда мне было тринадцать. Мама плакала и говорила, что его погубила «дьявольщина». У папы было много книг и записей. Мама в расстроенных чувствах вынесла все эти вещи во двор и развела большой костёр. Я сидела у огня на корточках и смотрела, как горели папины вещи. И плакала. Потом, не знаю почему, схватила из огня (книжки и тетради плохо горели, тлели, дымили), выхватила одну тетрадь и спрятала от мамы. Мне хотелось оставить на память о папе что-то, к чему он прикасался. Потом я пыталась читать, но совершенно ничего не поняла.

Через много лет я развелась с мужем, мы разъезжались. В удрученном состоянии я перебирала вещи и наткнулась на папкину тетрадку, такую родную, и стала листать, и вдруг увидела трогающие меня мысли. Но остальное было малопонятно или совершенно чуждо моему пониманию жизни.

Я тогда уехала жить к маме и показала тетрадку ей. К моему ужасному огорчению, она сказала, что тетрадка вовсе не отца, что он нашёл её в тайге в брошенном жилище то ли какого-то шамана, то ли отшельника из таёжных аборигенов. И что из-за этой-то тетрадки у него «мозги повернулись» и он впоследствии погиб из-за своих этих «заморочек».

Через некоторое время я попыталась пристроить эти записи в геологический институт, поскольку отец был геологом, но мне сказали, что им это не нужно. Короче, никто эту тетрадку не взял. Так она и хранится у меня как последняя память об отце. Вспомнила о ней, читая ваш роман, достала, стала читать, и нашла много мыслей, похожих на те, которые высказывают ваши литературные герои. Теперь я вижу, что отец не просто так хранил эти записи, он видел в них что-то важное. Я уже не в том возрасте, чтобы суметь разобраться, да и не слишком это меня интересует.

Поэтому, хочу предложить вам эту тетрадь, если вам это интересно. Наверное, вы лучше меня поймёте, о чём там написано…»

Бандероль пришла через две недели. Честно говоря, я согласился прочитать чужие записи из уважения к просьбе пожилого человека.


И вот тетрадка на сорок восемь листов в тёмно-коричневой коленкоровой обложке. Заполнена не более чем наполовину. Записи карандашные, повествование несвязное, скорее отрывочные мысли, иногда зачёркнуты целые абзацы. Какие-то рисунки. На внутренней странице передней обложки надпись карандашом: «Найдена в забр. чуме на мари Лабазной 28.08.63» Ниже чернилами: «В посёлке сказали, что на мари жил „шибко-шибко умный, из города приехал. Ушёл, теперь нам помогает“. Ещё сказали, что там брать ничего нельзя — „хозяин обидится“. Куда „ушёл“ не говорят. Возм. погиб».

Вначале первой страницы: «Лягушка забралась на мою босую ступню. Сидит, дышит. Ей, наверно тепло на моей ноге. А мне холодно. Стряхиваю лягушку аккуратно. Она вдруг поняла, что я живой, высоко прыгнула, выстрелив струёй, ускакала поспешно в кочки. Вот и я тут как лягушка в болоте. Сижу, смотрю и не вижу великана, который может меня легко уничтожить или помочь мне, по его усмотрению. И малых невидимых сил, таящихся вокруг, я тоже не различаю, а они есть, я в этом уверен. И чтобы узреть их я и забрался сюда».

«Свободу ли я обрёл, заперши себя среди болота? … Чего не хватало?! Дураку ясно, что в болоте искать нечего. А я ищу…»

Листаю страницы. Некоторые записи совершенно не разобрать. Страницы без нумерации. Нет ни одной даты. Между листами раздавленный комар, хвоинка… «Пытливый ум — ум, который является пыткой для его владельца из-за чрезмерной и постоянной любознательности»… Да, это стоит почитать. Интересно, кто же этот «Шибко-шибко умный»?


Пишу письмо хозяйке тетради с вопросами: в каком месте работал её отец, когда нашёл эту тетрадь, какой национальности был тот отшельник, автор записей, прошу сообщить вообще всё, что известно о тетради и её хозяине.

«Я совсем не могу ответить на ваши вопросы, ведь я была ребёнком.

Я любила папу, он со мной часто играл, когда бывал дома. Особенно я любила игру «в мамонта», когда он становился на четвереньки и бодался, а потом я забиралась ему на спину и каталась верхом на «мамонте». Ещё помню, он говорил, что я смогу, если захочу, услышать, о чём говорят деревья и понимать, о чём думает кошка, это я тоже воспринимала как игру.

Дома никогда не говорили на эти темы, то есть о папиной работе. Мама сильно обижалась на отца, как я теперь понимаю за то, что он по многу месяцев не бывал дома. Во время ссор она говорила, что он променял семью на своих «чукчей». Действительно, папа сначала работал на Чукотке, а мы с мамой жили у бабушки в Рязани. Позже мы переехали в Хабаровск и он работал в Хабаровском крае, кажется ещё в Приморском и в Амурской области. И я слышала необычное для меня слово «Бурятия», которое связывала с глаголом «бурить». Так что ничего толком сказать вам не могу».


Зашёл в интернет, за полчаса отыскал на просторах Дальнего Востока с десяток «марей Лабазных». Марь — это кочкастое болото иногда простирающееся на много километров. На нём растут редкие чахлые лиственницы и кустарники и больше ничего. На марях встречаются повышения с более-менее сухими почвами, поросшие лесом. На такой возвышенности и мог стоять некогда лабаз местных оленеводов или охотников. Лабаз — поднятое на столбы строение для хранения припасов. Вероятно, на подобном островке посреди мари и жил шаман-отшельник.

В конце концов, подумалось мне, какая разница, в каком конкретном болоте жил этот человек и какой был национальности? Прежде всего, он был своеобразным философом, он искал истину. Он и жил в отшельничестве, по-видимому, для того, чтобы истину проявить в себе и изложить в ясной форме, прежде всего для себя. Его размышления интересны и могут быть полезны многим мыслящим людям.

После этого я просто попытался разобрать тексты записей из тетради и набрал их в электронном виде.

Записи приведены в том порядке, в каком они даны в тетради. В некоторых местах исправлены замеченные грамматические ошибки и даны полностью сокращённые автором слова. Мои комментарии даны в скобках курсивом.

С некоторыми высказываниями отшельника я не согласен, иные кажутся мне спорными, от отдельных мыслей я просто в восторге! Как сказал знакомый философ, «У каждого своя философия». Судите сами.

Страница 1

Лягушка забралась на мою босую ступню. Сидит, дышит. Ей, наверно, тепло на моей ноге. А мне холодно. Стряхиваю лягушку аккуратно. Она вдруг поняла, что я живой, высоко прыгнула, выстрелив струёй, ускакала поспешно в кочки. Вот и я тут как лягушка в болоте. Сижу, смотрю и не вижу великана, который может меня легко уничтожить или помочь мне, по его усмотрению. И малых невидимых сил, таящихся вокруг, я тоже не различаю, а они есть, я в этом уверен. И чтобы узреть их я и забрался сюда.

Свободу ли я обрёл, заперши себя среди болота? Может, пережитки прошлого, то, что передалось от прадедов через кровь, толкнуло меня на путь гибельный? Я ведь жил благополучно в городе. Чего было надо? Чего не хватало?! Дураку ясно, что в болоте искать нечего. А я ищу…

Прилетела птичка, сидит и пищит над головой. Подумалось, мне что-то говорит. Встал, подошёл под ветку, где она, спрашиваю: что хочешь сказать? Пищит, не улетает. Я не понимаю. Может, я всё себе выдумываю?

Заготавливаю жерди для будущего чума, рублю стройные молодые лиственницы. Жалко. Сколько они тянулись к солнцу, эти лиственнички…

Каждую живую тварь в природе нельзя обижать, тем более, недопустимо лишать жизни без крайней необходимости!

Страница 2

Пришли двое из посёлка, говорят, проведать. 25 км для них не забота пройти. Откуда узнали, что я здесь? Говорят, тайга всё видит, обо всём говорит, только слушать уметь надо.

Посмотрели мои жерди, часть забраковали, вырубили новые. Помогли поставить каркас. Оказывается, три главных жерди надо делать с хитрыми крючками (оставлять сучки на концах) и потом этими крючьями соединять между собой. Я ведь видел в детстве, как ставили чум, а о крючках не догадался, хотел верёвкой связывать.

(Тут помещён рисунок соединённых верхних концов жердей).

Они пытались со мной разговаривать на своём языке. Стыдно! Как стыдно, я не знаю свой родной язык! А гордился, что по русскому «5» имел и с немецкого переводил со словарём… Они не удивляются и не обижаются. Показали, как снимать кору с берёзы большими листами. Сказали, что сейчас уже поздно, но ещё можно надрать. Показали, как корни от ёлки вытащить и ими сшивать пласты коры в большие полотна. Сказали, придут потом проверить, как чум покрыл. Спросили, в чём нуждаюсь.

Страница 3

Моя палатка стоит недалеко от ручейка, стекающего с возвышенности. (Оказывается, он жил не на острове, а на краю мари, у подножья сопки. Тогда ему легче — всё-таки не вокруг болото). Ночами необыкновенно тихо, комариный гул стоит. И поёт ручей. Поёт человечьими голосами, с музыкой. Только слов не разобрать. Слышны мужские и женские голоса. То соло, то поют хором. Мелодично, очень красиво поют. Похоже очень на народные песни. Сначала пела женщина, очень красиво! Её сменил мужчина баритоном. После хор, потом снова женщина. По окончании каждой песни — овации, слышны крики «Браво! Браво!» Так часов до трёх ночи, вот уже которую ночь подряд. После — тишина. Что это? Может, это у меня в голове?

Интересно, как темнеет, начинают, будто настраивать инструменты, распеваться. Потом запоёт, обычно первой женщина. Очень душевно!

Марина, как я жалею, что нет тебя со мной!!! Тебе тоже понравилась бы эта музыка воды. А может, ты здесь? Ты тут и тоже это слышишь? Я люблю тебя!

(Рисунок женской головки в профиль).

Страница 4

Надоела тушёнка. Поставил с вечера силки на заячьей тропе. С детства помню, как это делать. Что однажды сделал руками — не забывается. Перед рассветом заяц поймался. Буду пировать сегодня.

Ночью спал чутко, всё думал о зайцах. Снова слушал концерт из ручья. В полусне подумалось: а может быть легенды о русалках или водяных имеют под собой основание? Ведь они так долго — много веков, а может и тысячелетий имели хождение среди разных народов. Неужели это придумалось совершенно на пустом месте? А если пофантазировать, что души утопленников (допустим на минуту, что души есть) остаются в воде навсегда. Они, конечно, как и люди организуются в сообщества, как-то там живут, тем более, пищу добывать не нужно. В реках теперь стало шумно из-за больших городов и грязно, они переместились в незаселённые места, в чистые горные истоки. По вечерам собираются на общественные мероприятия, на концерты художественной самодеятельности. Ведь есть среди утопленников певцы и певицы, набралось, поди, за века. Может даже, отдельные известные певцы гастролируют по разным рекам и озёрам и собирают множество слушателей и аплодисменты с овациями. Вот и я, хоть жив пока, а стал невольным слушателем…

Разделал зайца. Шкура ещё плохая, решил не возиться. Не мог придумать, куда деть эту шкуру и кишки. Тут появилась ворона. Чёрная, с огромным клювом. Села недалеко на дерево, смотрит явно на эти самые потроха. Как она узнала? Положил недалеко на пенёк.

Страница 5

Она долго опасалась. Я залез в палатку и наблюдал оттуда. Как только я скрылся, ворона стала каркать, ей отозвалась другая и вскоре прилетела. Первая села на поживу, попробовала, выхватила кусок, отлетела с ним в сторону. К ней подлетела другая, немного меньше первой и они вместе тот кусок съели. Потом первая повторила — оторвала большую кишку и улетела подальше с ней и вне видимости они и её прикончили, наверно. А потом началось самое интересное. Они вдвоём растаскивали добычу и прятали, закапывали в хвою и в листву. Зароет, отскочит или сядет на ветку и рассматривает похоронку, если плохо, снова поправит и опять со стороны посмотрит. И так все потроха спрятали, а шкуру долго дёргали и куда-то утащили в лес. С удовольствием и интересом наблюдал это действо одновременно забавное и умное. Забавное с точки зрения сытого человека, считающего себя вершиной эволюции, и умное с точки зрения природы — без таких навыков вороны выжить, наверно, не смогли бы. Ведь излишки пищи не каждый день им достаются.

Стал часто вспоминать город, близких людей. Спорю с ними. Думаю, не зря ли порвал с миром? Вернуться? Но тут же вспоминаю трясину привязанностей, которыми обрастаешь как паутиной. Обрастаешь не только контактами и обязательствами, но и «необходимыми» вещами, которые только увеличивают желания. Нет уж, чем больше желаний и вещей, тем меньше личной свободы! Здесь у меня иные желания и интересы и они ничуть не хуже городских.

Страница 6

Нет, я не жалею, что провёл молодость вне тайги. Не жалею, потому что у меня была Марина! Остальное, что было — неважно.

Успокоения в боге ищут те, кто не познал настоящей земной Любви.

Муха заняла плоский камень у костра и никого на него не пускает — нападает на всех насекомых, которые хотя бы случайно приближаются к её территории, даже на тех, которые больше неё. Наверно самец. Напал и на мою ногу, которая оказалась рядом. Бросается, налетает с жужжанием. Агрессия прямо пышет! Не так ли у других животных во время гона? Не похожим ли образом ведут себя люди в отношениях друг с другом? И в отношениях между государствами — ведь большинство войн за территорию и за полезные ископаемые. Мухи, хотя бы делают это несколько дней в году, а люди — постоянно!

Удивительно, что я понимаю муху! Возможно, все живые существа понимают друг друга. Иначе, как бы они жили в одном сообществе, таком как лес? Ведь даже хищники не всегда нападают на других, а только ради еды, в другое время они спокойно сожительствуют с окружающими животными.

Понимание всех всеми, хотя бы среди млекопитающих, можно вывести и из теории эволюции Дарвина: ведь все животные имеют одного общего предка и потому должны понимать друг друга хотя бы на уровне языка общих предков. То есть основные, важные сигналы (опасность, агрессия, боль, голод и т.п.) должны быть всем понятными.

Страница 7

Поймал ещё одного зайца. Вороны тут как тут. Та, что крупнее — недалеко, вторая дальше, прячется за ветви. Думаю, первая — самец. Ему положено быть крупнее и смелее. Самка осторожнее, ей птенцов растить. А самец для того и создан: добывать, воевать, оборонять. Отдал им кишки и опять наблюдал сложный процесс совместного поедания и запрятывания. Причём, действуют они согласованно вдвоём — явно семейная пара!

Мои бока вполне привыкли к твёрдой постели на земле. Я даже чувствую удовольствие вытянуться на твёрдом. Вспоминаются мягкие кровати города и мечта обывателя к обретению дивана. Думаю, что комфорт вреден человеку, он развращает и, в конце концов, может погубить. Комфорт нужен эпизодически, чтобы оттенить вкус трудной жизни.

Достал и почистил ружьё, приготовил патроны. Пора начинать охоту. Консервы заканчиваются, нужно оставить немного на крайний случай. Помню о тропе к водопою, думаю туда и сходить. Уже достаточно холодно, мясо будет храниться долго.

Не знаю, что меня надоумило поклониться лесу и попросить у него одного зверя для пищи. Оставил на пеньке кусок хлебной лепёшки. Взял ружьё и пошёл. Но пошёл почему-то не к водопою, а вверх в гору. И через полчаса услышал шум. Прямо на меня вышло стадо свиней. Мне ничего не стоило застрелить молодого кабанчика килограмм на сорок живого веса. Вот это удача!

Имею ли я право связывать свою молитву и жертву с лёгкой добычей?

Страница 8

Кто не познал бога на земле, пытается отыскать его на небе. Сколько народу ещё в церквах, не изжившего пережитки прошлого! А бог вот он — вокруг, рядом, в каждой травинке. Это великая сила жизни, из которой мы вышли, в которую и уйдём.

В потемках цивилизации мы на ощупь ищем тропинку к истине. Мы бросаемся на любой проблеск, раскрыв рты, слушаем новоявленных мессий. Мы слишком умны, чтобы искать правду в проповедях священников. Но мы непомерно глупы, считая предков «погрязшими в невежестве», они тысячелетиями ведали то, что мы пытаемся обнаружить в «умных» книгах.

Это надо же, я столько лет учился, столько читал, чтобы понять, что всё прочитанное бесполезно на пути к истине! Вот в этих деревьях, в этой мари комариным звоном звучит Жизнь!

Каждый вечер в одно и то же время из-под поваленной лиственницы, на которой я сижу у костра, выбирается крупная мышь и не спеша, вразвалочку следует по своим делам, невзирая на горящий костёр, и не обращая никакого внимания на меня. Удивительный зверёк, знающий себе цену. Я проследил: дырочка, из которой она вылезает, прикрыта сухими листьями таким образом, что они всегда закрывают норку. Шорох листьев и даёт мне сигнал, что мышь выбирается в свой вечерний поход. Это происходит точно в 19.50.

Страница 9

Если допустить, что женская яйцеклетка может начать развиваться в плод без оплодотворения мужским сперматозоидом, то из нее должна сформироваться женская особь. Если же, как у девы Марии, родится мальчик, то он будет иметь женственные черты и женский характер. Не потому ли Христос был непомерно добрым и никак не мог защитить свое учение и себя самого? Не потому ли он проповедовал добро без насилия, без права защиты, а лишь женскую покорность?

Неужели верующие искренне, а я не сомневаюсь, что не все деятели церкви обманщики, неужели они не замечают абсурдности этой веры? Неужели не видят явных нестыковок? Как можно не замечать очевидных промахов церковной пропаганды? Ведь служители храмов люди грамотные, в отличие от стареньких прихожанок. Видно, задурили им мозги в их церковных академиях.

Мышь продолжает свои вечерние похождения у моих ног. Пытался кормить. Останавливается накоротко, нюхает, идёт дальше. Но за ночь корм исчезает. Она знает, что это моё и потому при мне не берёт? А ночью сознательно ворует?

Как бы я хотел оказаться в теле этой мыши или лучше собаки, или этой вот чёрной вороны, или человекообразной обезьяны, чтобы понять, как они думают и что, и насколько они далеки от нас или наоборот, близки к нам. Или мы к ним? А ведь можно предположить, вопреки выводам науки, что мы примитивнее млекопитающих? Это ведь меняет всю систему мировоззрения!

Страница 10

Мы считаем себя вершиной эволюции и потому позволяем себе эксплуатировать всё живое ради своей пользы. А если мы не вершина? Тогда мы не имеем безраздельных прав на всё на Земле?

Приходили вчера те двое из посёлка. Я умышленно не представляюсь и не спрашиваю их имена, чтобы не сближаться. Хочу оставаться самостоятельной единицей сознания.

Конечно, нашли изъяны в моей покрышке для чума, всё перекроили и переложили. Закрепили к жердям как положено, устроили клапан для закрывания дымового отверстия и правильную «дверь» — закрытие входа.

Вечером сделали приспособление для добычи огня трением и долго меня мучили, пока дым не пошёл из-под вертящегося «сверла». Но прежде, похоже, пошёл дым у меня от спины. Раздули. Сказали, что теперь правильный огонь в моём чуме. Чтобы я тренировался, сказали. Рука болит до сих пор.

Потом сидели у огня. Они рыбы с собой принесли. Жарили, ели, говорили. Спрашивали, как это собаки в космос летали, чем там дышали, там же безвоздушное пространство. Объяснил, что у них в кабине спутника воздух. «А какие крылья у того спутника?» Объяснил, что крыльев нет совсем, он круглый как шар. Долго не верили, утверждали, что шар должен упасть на землю обязательно. Объяснил о центробежной и центростремительной силах и их равновесии на примере привязанного на нитке груза. Это поняли и приняли сразу. Сказали: «Ты умный. Приходить будем». (Белка и Стрелка летали в космос в августе 1960 г. Значит, запись можно достоверно датировать между августом 1960 и апрелем 1961 г., когда полетел Гагарин. Если бы Гагарин уже слетал к тому времени, то говорили бы о нём, а не о собаках).

Страница 11

Вороны теперь ежедневные гости. Вернее он. Если есть пожива, зовёт её специальным возгласом. Она прилетает издалека, а иногда неожиданно оказывается, что сидела совсем рядом, но абсолютно незаметно. Явно понимают, что я им даю пищу, но по-прежнему опасаются меня, не доверяют.

Вообще все звери боятся человека. Почему? Ведь не все же люди убивают животных!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 249
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: