электронная
18
печатная A5
405
18+
Темная вода

Темная вода

Объем:
324 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-0932-6
электронная
от 18
печатная A5
от 405

О книге

Рассказы Дмитрия Щёлокова — о нас, о людях, с которыми большинство сталкивается каждый день. В наше время господства исповедальной прозы, письма от первого лица, приятной неожиданностью становится встреча с автором, умеющим переселяться в души других людей, жить их жизнью, думать их мыслями. (А. Торопцев)

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Дмитрий Щелоков

15 февраля 2019 г., в 06:00
Евгений Шишкин

В недавние времена считалось, что литератору без «биографии» нельзя. Автор должен черпать из жизни образы, сюжеты, погружаться в ту или иную языковую стихию. Бесспорно, биография писателя — компонент в творчестве важнейший, однако все же не первостепенный. Главное — талант искра Божья, интуиция художника, свой неподражаемый взгляд на события и неповторимый голос. В случае с молодым прозаиком Дмитрием Щелоковым расклад самый благоприятный. Он еще очень молод (по меркам прозаика), но уже заимел завидную для прозаика «биографию»… Имея за плечами богатую биографию, у всякого автора будет соблазн фотографирования действительности. Но простого отражения жизни для Искусства мало. Дмитрий Щелоков, на мой взгляд, пошел более плодотворным путем: он старается заглянуть в душу человека, поймать суть этой человеческой души. Еще одна характерная симпатичная особенность творчества молодого прозаика доброта, — доброта авторская и доброта персонажей. В героях нет желчи, злобы, написаны они с искренним участием, а иногда — иронией. Попутно заметим, ирония подчас способна навредить произведению передозировкой, ирония подчас превращается в ерничество, но в рассказах Дмитрия Щелокова есть чувство меры, есть такт.

22 августа 2018 г., в 09:55
Михаил Лобанов

Дмитрий Щелоков пишет много и на самые разные темы. О чем он только и о ком только не пишет. От деревенских людей, участников гражданской войны до какого-то Уильяма МакДембри XIX века, капитана потерпевшего кораблекрушение недалеко от Бермудских островов корабля. Место действия — и в Туркмении, и в Чечне, и в Манчджурии, и т. д. Ему есть, что сказать и именно свое, к чему неравнодушен в жизни, а убеждает этом рассказ «За покупками». И прежние рассказы Щелокова о деревне выделялись среди его других, выделялись своей, я бы сказал, предметностью. И это неслучайно, потому что автор любит деревню. И пишет он не вообще о деревне вне времени и пространства. Он знает страшные даты народной истории. Вот рассказ «Волк». Назван год — 1947. Что это за время? Второй послевоенный год. Голод. Если бы это было на Смоленщине — то вспомнились бы остовы печей, другие остатки сожженных, разоренных немцами деревень, землянки. Но в этом рассказе — Владимирщина, и последствия войны здесь — одичание природы, стаи волков, при целости деревень как бы висящие в воздухе бедствия голодного времени, к чему чуток молодой автор. И вот этот рассказ «За покупками». Сколько написано о безлюдной деревне! Но наш автор нашел свой тон, свое сочувствтие. Он не сен-ти-мен-таль-ни-ча-ет (трудное в данном случае слово), не умиляется какой-то «бабушкой Маней». Он называет свою старушку даже по фамилии — Шелкова. Кстати, данная фамилия, без нажима, естественно передающая что-то теплое, мягкое, в деревенской старушке, не убитой многострадальной жизнью. И эти… нет, не воспоминания, а обрывочные мысли ее по дороге на лыжах за нехитрой провизией, мысли о своем военном детстве, потерянных талонах на хлеб. И все последующее описано живо, зримо, добрый разговор с продавцом на продуктовой машине Асланом, возвращение домой, встреча со стаей собак, когда от страха он чувствует «частые удары собственного сердца». И тут автор находит неожиданную подробность. Возможно, она и несколько условна, «экзальтированна», могла бы показаться и совсем фальшивой в восприятии старухи, прибитой страхом к земле, но автору не изменяет здесь то, что можно назвать тонким психологическим чутьем. Старуха у него «легла на спину и уже не хотела шевелиться». И в этот момент звезда может действительно для нее «пульсировать», хотя само это слово для нее и не очень свое, деревенское. И все-таки выразительно. Виден в конце рассказа и тракторист, который выручает увязшую посреди поля старуху. Ночью он расчищал дорогу, имея одновременно задание раздавать листовки жителям в качестве заманки на предстоящих выборах нового губернатора. Вроде бы «мелочь», но как типично для «демократических» избирательных нравов. Автор сроднился со своей Герасимовной, и поэтому она не стилизована, не архаична, а вполне натуральна, какой и может быть в жизни, скудеющей такими характерами. Отчасти это и потому удача, что автор отошел от своего прежнего увлечения деформированной под «народную речь» лексики деревенских людей. В этом рассказе особенность речи героини не в утрированных словечках, а в складе ее мышления. Другой рассказ Дмитрия Щелокова «Параллельный мир» — о бомжах. Причем психологически с ним связана другая линия — выбор человеком в кризисную фазу своего быта из всех возможных путей высшего из них — нравственного подвига. Герой рассказа Олег Борисович болен раком — зная о своей обреченности, он решает последний остаток своей жизни обратить в заботу о бомжах, предоставить в их распоряжение свой дом. Кто такой бомж — человек без определенного места жительства — мы обычно знаем понаслышке. А если кто испытал это на себе? Дочь Толстого рассказывала, какой ужас бездомности испытали они с отцом, когда ушли из Ясной Поляны, пустились в странствование; не находили себе места под крышей. Уже на станции Потапово расположились в комнате начальника станции, где все казалось Льву Николаевичу неудобным, несносным, чужим. Но ведь одно дело — временная бездомность, ну а если был бомжом всю жизнь? Какая масса людей еще недавно, до так называемой «перестройки» живших нормальной жизнью, оказалась выброшенной на улицу на всякие муки, часто на гибель. Как-то в Тропаревском парке на Юго-Западе Москвы услышал я от прохожих, что послали за милицией — в овраге повесился бомж. Я даже дату записал — 21 апреля 2003 года, можно узнать в милиции. В том же парке прячутся в землянках, под охраной собак, эти несчастные люди — впрочем, как и в этом рассказе Щелокова. Есть место в рассказе, которое может быть внятно каждому, в ком жива человеческая способность поставить себя на место страждущих, сочувствовать им, порадоваться пусть случайной их удаче. Вот они, бедолаги, получили от своего благодетеля ключ, подходят к его дому, не верят, что возможно чудо, ночевка в теплом жилье, что можно выспаться спокойно, не бояться, что тебя выследят, схватят, изобьют, а может быть и убьют. И это вступление гонимых в иное состояние, какой-то благодатной, пронзительной домовитости передано автором.

22 августа 2018 г., в 09:54
sacham

Рассказы Дмитрия Щелокова — о «далеких» людях, далеких и по возрасту, и по жизненному опыту, и по занятиям, и по образу жизни. О людях, с которыми большинство из нас сталкивается редко или не сталкивается вообще. В наше время господства исповедальной прозы, письма от первого лица, приятной неожиданностью становится встреча с автором, умеющим переселяться в души других людей, жить их жизнью, думать их мыслями. Герои Дмитрия Щелокова — в основном люди современной «постколхозной» деревни: старухи, охотники, мужики, водители автолавок, сельские учительницы… Деревенский быт автор знает до тонкостей. Его рассказы насыщены точными и достоверными деталями. Поэтому и люди у него получаются живыми. Посмотрите, например, как собирается за покупками Александра Герасимовна («За покупками»): «Накинула Александра Герасимовна старый засаленный ватник с темным пятном на месте кармана, покрыла седую голову лохматой шалью и, поминая святых угодников, полезла в подвал». А в подвале, в картошке, в дальнем углу стеклянная банка с ее скромными сбережениями. «Достала пятисотрублевку и торопливо закопала банку обратно». Хорошо здесь и это «торопливо». Очень убедительная психологическая деталь. Однако Дмитрий Щелоков не бытописатель. Быт в его рассказах — сочный и значимый, но фон, по которому автор плетет-вышивает сюжетный узор. И вот еще одно качество прозы Дмитрия Щелокова — качество, нечасто сегодня встречающееся. Он — новеллист, владеющий тайнами сюжетостроения. В каждом его рассказе есть неожиданные сюжетные повороты, раскрывающие характеры его героев. Трогательная история, рассказываемая егерем («Дорогой трофей») оборачивается способом заработка. Здесь я вижу продолжение традиций «Повестей Белкина». Но у прозы Дмитрия Щелокова есть, на мой взгляд, и еще одно достоинство — умение вложить в тесные рамки малой формы очень значительное содержание, в коротком эпизоде показать, так сказать, и жизнь, и судьбу. В сущности, Дмитрий Щелоков всегда пишет об одном и том же — о жизни и смерти. Видимо поэтому в его рассказах проступает некий «изнаночный» смысл, превращающий их в своего рода притчи. Ярче всего такая символика проявилась в рассказе «Человек». В свежевыкопанной могиле мальчишки нашли человека. Тот прижился в деревне, и стали его звать просто Человек. А потом ушел в никуда. Все — про всех. Про каждого. Рассказы Дмитрия Щелокова написаны ясным простым языком.

22 августа 2018 г., в 09:41
Александра Романова

Произведения Дмитрия Щелокова — редкий в наши дни образец деревенской прозы. Темы и персонажи могут показаться архаичными для современного жителя мегаполиса — многие просто не сталкивались с такой жизнью — «параллельным миром». Но с первых страниц понимаешь, что перед тобой живые люди с разными судьбами, насущными проблемами — не надуманные герои. Приятно радует отсутствие модной в современной русской литературе «чернухи» и детективной тематики. Зато рассказы Дмитирия являются достойным продолжением традиций таких ставшими уже классиками писателей, как Астафьев, Распутин, Солженицын. Произведения читаются очень легко и буквально на одном дыхании, язык автора живой и простой. Пусть необычность темы вас не пугает: время за этой книгой действительно пройдет с удовольствием.

22 августа 2018 г., в 09:38

Автор

Дмитрий Щёлоков
С 2002 году принят в Союз Писателей России. Лауреат премии имени В. Г. Распутина. Публикации: «Наша улица», «Новый Берег» Копенгаген, «Октябрь», «Московский вестник», «Наш современник», журнал «Проза», журнал «День и ночь». Три литературных альманаха союза писателей России: «Молодые писатели Москвы», «Незамкнутый круг», «В комнате за сценой» и альманах «Пролог».