электронная
400
печатная A5
608
18+
Тайные касания Ариады

Тайные касания Ариады

Объем:
208 стр.
В магазинах:
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-7469-1
электронная
от 400
печатная A5
от 608

О книге

Эта повесть — самый загадочный плод в литературном саду Галины Соколовой и Эллы Мазько… Что это? Антиутопия? Реализм? Или концептуальный оксюморон, раскачивающийся на древе словесности авторов между ясностью и амбивалентностью? Но хоть вкус плода раскроется не с первого укуса, в итоге он покорит даже самого взыскательного гурмана.

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Гость

Классная. Куби-рубик.А что это за жанр такой? Вроде серьезно и не очень.Но наводит на твсякие мысли= почти умные. Кто-то может сказать, что это? Я - пас. НО 4 СТАВЛЮ.

May 15, 2021, в 10:40 AM
Гость

Классная. Куби-рубик.А что это за жанр такой? Вроде серьезно и не очень.Но наводит на твсякие мысли= почти умные. Кто-то может сказать, что это? Я - пас. НО 4 СТАВЛЮ.

May 15, 2021, в 10:40 AM
Гость

May 13, 2021, в 3:14 PM
Гость

May 13, 2021, в 9:44 AM
Гость Евгений ЖЕНИН, автор и ведущий телепрограмм, член Правления Национального союза кинематографистов Украины, почетный работник культуры Украины.

Евгений Женин сейчас с Галиной Соколовой. 9 мая, 18:20 · Это видят: Доступно всем Доступно всем ИЗЯЩНО ДОКАЗАННАЯ ТЕОРЕМА О ТЕЛЕЭКРАНЕ Неожиданные впечатления читателя Дано: Одесса. Да-да, та самая, которую одни видят во сне, другие только мечтают увидеть, а третьи просто-напросто тут живут и, казалось бы, давным-давно ко всему привыкли. Требуется доказать: Одесса всегда была не маленьким Парижем, а большой деревней. (издавна признанная канонической формулировка цитируется по книге Галины Соколовой и Эллы Мазько «Тайные касания Ариады». Киев, 2021 год. Стр.9). Понимаю: вы уже готовы мне возразить. Мол, во-первых, как всем известно, «Париж – это вам не Одесса, но вот Одесса – это таки да Париж!» Во-вторых, то, что «Одесса – большая деревня», это не теорема, а аксиома. Потому что… Впрочем – стоп! Вот вы, мой оппонент и попались! «Потому что…» - это уже начало доказательства. А аксиомы доказательств не требуют, на то они и аксиомы. Засим – все же приступим к тому доказательству теоремы, что предлагают авторы вышепоименованной книги. А уж почему она для телеэкрана - об этом, ежели позволите, так чуть-чуть попозже. Итак, три прикосновения к теме. Касание первое. Вы идете по улице. И другие люди идут. Кто-то – в ту же сторону, что и вы, кто-то – в противоположную. Кого-то вы знаете настолько, что готовы сказать буквально двумя-тремя фразами дать голографически исчерпывающий портрет человека, достаточный в качестве основы даже для толстого романа. А кого-то – вовсе не знаете, но чисто внешне, спонтанно, соотносите его с известными вам событиями и обстоятельствами. И возникают наброски, эскизы портрета, разве что мгновением спустя они уже забываются, потому что ваше внимание отвлекает некто иной, или нечто иное. Словом, поток движения на улице – и поток вашего сознания. «В одно велюровое утро предыдущего августа-месяца одна мадам по фамилии Переляк, старожил Царского Села, кайфовала в одноименном кафе». «Пару слов о Васе. Был он поджарым цыганистым парнем. Молчаливым и харизматично угрюмым. С диковатым взглядом и упругими ноздрями скаковой лошади. Увидишь такого – и захочется в степь, да под звезды». «Не Андрон, а именно Адрон. Дедуля-физик лирично нарек внучка в год его и коллайдерной мечты рождений». «Выдав пожилую Эвридику за тетку, Орфей-Вася успешно сбыл ее с рук». И вправду же: «вижу – пишу!» Замечая и не замечая, улыбаясь беззаботно и сосредотачиваясь. Как в классике неореализма, где случайная плотность антуража и обстоятельств оказывается… мастерски срежиссированной! Но, в отличие от итальянских киноклассиков, Г.Соколова и Э.Мазько не вгрызаются в сюжет. Сюжетом у них становится (и убедительно!) калейдоскоп увиденного и услышанного, воспринятого (да и отринутого тоже). Того и гляди, вспомнится сослагательное наклонение, навеянное романом Макса Фриша «Назову себя Гантенбайн»: вот, мол, если бы я был такой, то мне потребовалась бы женщина такая, но тогда той женщине уже хотелось бы меня иного, а когда я изменю себя так, как она хочет – мне уже понадобится, чтобы она предстала несколько иной, и тогда… - и так до бесконечности. Однако же, возвращаемся к истокам. «В мае 2020-го Одессу потрясло громкое дело. Ему присвоили сложноподчиненный номер и назвали «Дело якутов»… Хотя никаких якутов в «Деле якутов» не было.» «Синтезировав данные из Инстраграм, Твиттер и прочих необъявленных источников, Света установила: все из-за бабы». «Умные карнизы правили эбеновыми жалюзи, а не менее умные розетки – ночниками» «Шкааааа-лииииик! – вновь вознеслось над рассветным Царским Селом». «Не хочу твою скумбрийку! – продолжал неистовствовать негодник. – И тебя не хочу! Мы по возрасту не подходим! Но челогач съел. Хотя и остывший. И остальное тоже. И в этот раз. И в другой. И в третий». Ну, вот. Какие-то наметки будущих выводов, наверное, уже черкнут себе будущие рецензенты. Привыкший ко всему столичный профессионал обратит внимание на лексику очень точно отражающую характерность одесского говора, что способствует созданию необходимого колорита. Хотя и отметит, что из-за перенаселенности книги персонажами, сюжет пока еще не вполне четко прослеживается. Местечкового разлива штатный рецензент-главред-искусствовед-всевед (далее–везде, мнимое он добавит сам, ненужное вычеркнем мы) – начнет теоретизировать, со множеством терминов несусветной зауми и с непременными ссылками на собственные встречи с гениями доисторических эпох. (Кстати, перечитайте, пожалуйста, эту фразу еще раз – ее придерся вспомнить чуть позже). Касание второе. Мы словно вернулись с улицы домой. И в текущей суете, занимаясь сугубо будничными делами, невесть почему, вспоминаем происходившее, или происходящее, или то, что могло бы произойти – с теми, кого повстречали на улице, или о ком подумали, встретив пусть и совершенно иных людей. То есть, погружаемся в следующий круг… (чуть не написал – Дантова ада, но, право же, даже адская наша жизнь приносит и положительные мгновения!) «Конечно, нет идиота, который, имея доступ к калейдоскопу еды, с утра до вечера давился бы одним горохом!» «Попиваешь себе армуд за армудом и, пощипывая саз (струнный музыкальный инструмент семейства танбуров), размышляешь о вечном и вещном, сменяющих друг друга». «Очнувшись, писательница долго размышляла над этой то ли явью, то ли сном, и, решив, что все вокруг и есть тень на плетень, записала все это на завалявшейся в сумке стоггривневой бумажке». Сю-ю-же-е-та-а!!! – властно требует читательская душа. «Вот тут-то и появляется «крестный отец проекта». Молодой офицер С.И.Всезнанский, недавний выпусник Национальной академии СБУ». А перед лицом СБУ – сбавим-ка обороты. Доверимся результатам их расследования одесской деятельности китайцев, вьетнамцев и гражданки США, арендующей здание бывшей наркологической клиники. Благо, под занавес Катерину Петровну неожиданно пригласят в «Катран», где все и заверте… (нет, это не опечатка, пропущенная невнимательным корректором. Это - честное слово! – неукоснительное соблюдение авторами книги законов телевизионного сериала. Вы же помните – мы «зачем-то» упоминали телевидение в заголовке этих заметок! Касание третье. Да, действительно. В заключительной части книги все встанет на свои места, и появится логически безупречное обоснование того, что по началу казалось непонятным. И если… «мирному буржуа ничто так не бывает по вкусу, как картина без оригинальности» - то нынешние мирные буржуа читают не художественную литературу а СМС-ки банков, акты партнерских поставок да предписания налоговиков и пожарных. А нам с вами, читателям художественной литературы, как раз оригинальность-то (только оправданная, непременно оправданная, а уж ироничная – и подавно!) нужна как воздух. Ну, а уж если «САДовые территории засияли кристальной чистотой» - то (продолжают авторы) – «чистота - она ведь залог не только здоровья, но и богатства»! И коль о НАСТОЯЩЕЙ литературе речь, то вспомните-ка, что именно мы просили вас перечитать, заключая «Касание первое». О местечковом всеведе. Так вот. «Самый влиятельный из присутствующих литераторов, Михаил Евгеньевич слыл главным авторитетом в литературной Одессе и первым успевал прочитать даже то, что еще не написано. - А не нравятся мне ваши пробы пера!» После чего он, разумеется, пригубит бокал халявного «Камю». Ну, плиз. Хочет он, угощают его – Б-г ему в помощь. А от меня, читателя, отнюдь не претендующего на халявный «Камю» - так спасибо Галине Соколовой и Элле Мазько за интеллигентную, тонкую, умную, сугубо одесскую (в лучшем смысле слова, а не аляповато сбацанную «под Одессу») книгу. Ту самую книгу, которая и доказывает, по непреложным законам телевизионной наглядности, что Одесса – и вправду большая деревня, где все знают всех, а если и не всех, то наверняка найдется длинная цепочка общих знакомых, друзей, понятий и привычек. Словом, как по мне - так авторы не просто доказали теорему, а еще и весьма изящно доказали. За что еще раз им спасибо. (И даже напрочь не потребуются кулинарные рецепты от персонажей, на всякий случай педантично приведенные в книге отдельным дополнением. В Одессе и без них вкусно!) Евгений ЖЕНИН, автор и ведущий телепрограмм, член Правления Национального союза кинематографистов Украины, почетный работник культуры Украины.

May 12, 2021, в 6:10 PM

Авторы

Элла Мазько
Галина Соколова