электронная
Бесплатно
печатная A5
315
12+
Свиток

Бесплатный фрагмент - Свиток

Стихотворные притчи

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-3964-6
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 315

Скачать бесплатно:

Часть первая

Притчи, легенды, были


Солнце и тьма

Творцу пожаловался ангел тьмы:

Мы с Солнцем абсолютно не дружны,

Имея неприятную черту,

Оно терпеть не может темноту.


Создатель тут же Солнце пригласил,

И с тьмой быть милосердней попросил.

Но Солнце удивилось: где же тьма?

Увидел Бог, — исчезла вдруг она.


* * *

Когда в душе восходит Знаний Свет,

Невежественной тьме в ней места нет.

Пир на весь мир

Однажды великий король объявил,

Что всех приглашает на щедрый свой пир,

В назначенный час может каждый явиться

И гостеприимством его насладиться.


В тот день все дороги вели во дворец!

Король был заботлив, как добрый отец:

Державшие путь в направленье столицы

Имели возможность попить, подкрепиться.


На въездах же в город — стояли столы,

Вкуснейших закусок и фруктов полны.

Вокруг всё красиво — цветы, украшенья…

Спешите принять короля приглашенье!


На площади главной высотный ждал дом,

Для встречи гостей подготовлен был он.

Входящих людей ждали разные блюда,

Заманчивым блеском сверкала посуда.


Чем выше этаж, тем богаче столы,

Изысканных блюд всем доступны дары.

Четвёртый этаж — здесь гостей ждали вина,

На пятом — шампанское льётся игриво.


Танцующих девушек круг — на шестом,

Усыпано деньгами всё на седьмом.

Восьмой же был золотом щедро завален,

Девятый — брильянтами в разной оправе.


Доступными благости были для всех —

Берите и пользуйтесь, это не грех!

Но многие люди лишь в самом начале

Еду поглощать так усиленно стали,


Что, быстро наполнив свои животы,

Решили: на праздник нет смысла идти.

Другие, добравшись до входа в столицу,

Спешили накрытым столом насладиться.


И дальше идти пропадал интерес:

Мы сыты, довольны, зачем нам дворец?

Другие дошли до заветного зданья,

С лихвою свои утолили желанья.


Иные, пройдя по ступенькам наверх,

Себя посчитали счастливее всех.

На пятый-четвёртый этаж кто поднялся —

В блаженстве лежать на полу и остался.


Другие решили пойти на шестой

И там утонули в страстях с головой.

Так каждый этаж становился ловушкой,

Соблазны людей превращали в игрушку.


Богатства достигла лишь горстка гостей,

Почти обезумев от радости сей.

К конечному пункту никто не стремился.

А там сам король в ожиданье томился,


Ключи от дворца чтобы лично вручить

Тому, кто сумеет вершины достичь.

Но все пировали внизу увлечённо,

А грустный король лишь вздыхал огорчённо…


* * *

Подлунный, привычный физический мир

Устроен, как этот мифический пир,

Его приготовил Отец наш Небесный.

Зачем же мы шанс упускаем чудесный?

Несмешная история

Седой почтенный старец как-то раз

Поведал в назиданье нам рассказ,

Немного странный, неправдоподобный.

Я расскажу его для вас подробно.


Столетия назад два мудреца,

По воле всемогущего Творца,

В пространстве и во времени совпали.

Но не было причин в том для печали.


Скорее, было всё наоборот,

Обоих уважал и чтил народ.

Святые меж собой тепло дружили,

Поскольку в городах соседних жили,


Ходили в гости  изредка, пешком

(Представлен транспорт был лишь ишаком).

Мгновенно облетала весть округу:

Святой мудрец явился в гости к другу!


И вот уж к дому стар и млад идёт, —

Послушать мудрецов желал народ.

Они же, после дружеских приветствий,

Отведав чаю и плодов чудесных,


В тени ветвей усаживались так,

Чтоб друг на друга был направлен взгляд.

И начинали вдруг… смеяться оба,

Хотя народ стоял в почтенье строгом.


Так продолжалось час, а то и два.

Беседа мудрецов без слов была.

Весёлый смех лишь оглашал пространство,

О чем-то о своём смеялись старцы…


А после — расходились по домам,

Оставив удивлённых горожан

Догадки строить: в чём же суть общенья?

Причина в чём незримого веселья?


* * *

Заботы наши — с Горней высоты —

Полны ничтожной, глупой суеты.

Оттуда мы — как муравьи смешные,

И это видят мудрецы святые…

Четыре советника короля

Жил когда-то великий король всемогущий,

Окружённый солидных советников свитой,

Дорожил этой верной и умной элитой,

Был он счастлив по жизни и благополучен.


Самый близкий советник заведовал пищей,

Разбирался в красивой и модной одежде,

Восхвалял королевскую внешность всех прежде.

Был уверен король: лучше друга не сыщешь!


А советник второй управлял состояньем,

Умножая искусно запасы богатства,

Вновь и вновь неустанно готов был стараться.

И хозяин платил самым щедрым признаньем.


Был ответственным третий за сферу общенья,

Он устраивал светские мероприятья

(Комплименты, поклоны, улыбки, объятья),

Получая заслуженно вознагражденья.


Лишь четвёртый советник от всех отличался:

Бескорыстный и преданный, но неудобный —

За правдивость и мудрость он был неугодный.

С ним король без особой охоты общался.


Хоть советнику было отлично известно —

Королю не нужна неудобная правда

(Одобрение чувствам и эго отрадно),

Но правдивость — во благо, и значит, уместна.


Вот однажды серьёзно король занедужил,

И когда осознал неизбежность ухода,

Стал искать, кто бы мог разделить с ним невзгоды,

Был попутчик ему добродетельный нужен.


Самый близкий советник, любимый и верный,

Наотрез заявил: «Не могу мир оставить!»

Был король потрясён, он не мог и представить,

Как легко с ним расстанется друг самый первый.


Два других приближённых помощника прежних

С королём мир покинуть не дали согласья:

«Мы в прощальной процессии примем участье

И продолжим затем жить в условиях здешних.»


Королевское сердце в отчаянье сжалось

И наполнилось болью, безмерной тоскою…

«Дорогой мой король, я отправлюсь с тобою», —

В тихой фразе звучали забота и жалость.


Это молвил последний советник, четвёртый.

И король осознал, что так глуп, бессердечен

Был к тому, кто поистине совестлив, честен,

Но за мудрую истину был неугодный.


Каждый смертный — король. Три советника — это

Символ плотских желаний и бренного тела,

Как бы мы не лелеяли прах свой умело,

Но в положенный срок — его песенка спета…


И имущество всё, что копили годами,

В час последний ничем нам помочь не способно.

Ни семья, ни друзья (мысль довольно прискорбна)

В мир иной ни за что не уйдут вместе с нами.


Но плоды, что взрастили мы в сфере духовной,

Лишь они с Высшим «Я» остаются навечно.

Жизнь бесценной, нетленной души бесконечна,

И она — самый преданный друг безусловный.

Метаморфоза

Притча — романс

На дне старинного пруда личинки обитают

И над загадкой бытия извечно размышляют.

Личинок мучает вопрос: что там, за гладью вод?

Что будет с каждою из них, куда она уйдёт?


Сюда вернуться, рассказать об этом, обещают,

Но обещания свои, увы, не выполняют.

И лишь лягушка объяснить стремится иногда, —

Никто не может проникать назад, на дно пруда.


Что над водою мир иной, поистине чудесный,

Где превращаются в стрекоз небесно–легковесных,

Сверкают крыльями они, прекрасен их полёт!

Личинки все не верят ей, — лягушка складно лжёт.


И так живут из века в век, в неведенье и страхе,

Не сомневаясь: жизнь одна, лишь там, на дне, во мраке.

Нелёгкий груз своих забот стараются нести

И не готовятся к тому, чтоб крылья обрести.


* * *

Уже наука говорит о жизни после смерти.

Не убеждает? Ну, тогда хотя бы тем поверьте,

Кто побывал за гранью вод и в наш вернулся «пруд»,

Чтоб рассказать, какие всех метаморфозы ждут.

Цветок и пламя

Под солнцем палящим цветок изнывал,

А рядом костёр оптимизмом пылал.

Вдруг туча возникла, пролившись дождём,

И каждый воскликнул, твердя о своём.


Цветок прославлял этот радостный час:

Живительной влагой Творец жизнь мне спас!

А пламя в испуге шипело: кошмар!

Смертельно опасен непрошеный дар!


Струящийся с Неба духовный поток

Принять с наслажденьем способен лишь тот,

Чьё сердце готово впитать чудный дар.

Но те, в ком страстей полыхает пожар,


Твердят, что духовность — бессмыслица, бред,

От Света и Знания пользы им нет!

Грязные кувшины

Один продавец молоком торговал,

Он людям в кувшины его наливал.

Но тех, у кого был кувшин загрязнён,

Почистить сосуд отправлял прежде он.


Шли дни и года… Продавец обнаружил,

Что стали кувшины всё хуже и хуже,

И не во что больше вливать молоко.

— Куда же девать мне отныне его?


Но выход был найден: теперь продавец

Стал сам мыть кувшины, как добрый отец.

Когда люди были не очень грязны,

От Бога легко принимали дары.


Но в наш Тёмный век грязен каждый «сосуд».

Создатель приходит на помощь нам тут —

Свет Знания шлёт, чтоб достичь мы смогли

Ту цель, для которой на Землю пришли.

Предусмотрительный король

Согласно легенде, когда-то давно,

В стране было правило заведено:

Когда истекает правления срок,

Правителя участь ужасная ждёт:


Король выдворяется в джунгли, один,

И страшно представить, что будет там с ним.

Правитель покорно судьбе подчинялся,

И смертью правления срок завершался.


Веками традиция та продолжалась.

Но вот как-то раз всё не так оказалось:

Используя власть, королевский венец,

Король в тёмных джунглях построил дворец.


Своими людьми он его заселил,

Прекрасный фруктовый там сад посадил.

Когда же приблизился власти конец —

Отправился в джунгли, в свой новый дворец.


* * *

Мы можем, как этот правитель,

Себе подготовить обитель,

Земной покидая свой дом,

В прекрасный дворец мы уйдём.

Земная гостиница

Нас в отеле большом поселили,

А мы время своё посвятили

Наведенью в отеле порядка:

Деньги тратили все без остатка


На уборку, ремонт и уют,

Словно вечно мы жить будем тут.

Хоть нам в первый же день объявили,

Что на месяц всего поселили.


Но стремились создать мы комфорт,

Не считаясь с ценою. И вот —

Из гостиницы нас выселяют

И в итоге ни с чем оставляют.


Мы испачкались, очень устали,

Много денежных средств потеряли

И затратили времени столько!

И, конечно же, очень нам горько…


«Не собирайте сокровища на земле…»

Пропуск в рай

Один человек был прекрасным врачом,

Его пациенты любили и чтили.

Врачу за лечение щедро платили,

Со временем стал он почти богачом.


При этом больным помогать продолжал —

По долгу врачебному, из состраданья.

Отмеченный славой и счастьем признанья,

Для рая достойным себя он считал.


И был удивлён несказанно, когда

Вход в рай преградил ему Ангел привратный.

Врачу был ответ дан, простой и понятный:

«Не вижу заслуг, пропустить чтоб туда.


Бесспорно, умело лечил ты людей,

Но всю благодарность, богатство и славу

Сполна ты уже получил, и по праву.

Но в рай не могу отворить я дверей.


Предписано мне пропускать только тех,

Кто людям при жизни служил бескорыстно.

Врата распахну я охотно и быстро

Для тех, чьей душе уготован успех».


И доктор умолк. Он припомнить не мог

Деяний таких, что творил безвозмездно.

Почёт, уваженье — всё было так лестно,

Печальным, увы, оказался итог…


Но тут подбежал неожиданно пёс:

«Могу подтвердить бескорыстность служенья,

Врачу я обязан своим возрожденьем,

Меня на руках он от смерти унёс!


Лежал у дороги я еле живой,

Но он пожалел, стал лечить терпеливо,

И это леченье меня исцелило.

О нём не известно душе ни одной!»


С улыбкою Ангел врата растворил:

«Стал пропуском в рай для тебя сей свидетель.

С лихвою воздастся за ту добродетель,

Которой ты этого пса одарил».


* * *

Порой забирается левой рукой

То доброе, что сотворили мы правой,

Но тешится эго надеждой лукавой,

Что всё хорошо, нет проблемы такой…

Отравленные источники

Интерпретация

Человеку во сне вдруг привиделся Бог,

Попросив, чтобы он срочно людям помог:

«Завтра ночью отравлена будет вода,

Всяк, кто выпьет, сойдёт непременно с ума».


Стал с утра человек обходить всех людей,

Убеждая, водой запастись поскорей,

Чтоб возможность была переждать ту беду.

Но, к несчастью, никто не поверил ему.


Люди просто смеялись над ним, чудаком:

«Посмотрите, он тронулся, видно, умом!»

Человек, веря Богу, вернулся домой,

Все пустые сосуды наполнил водой.


И вот, массово стали сходить все с ума, —

Питьевая вода ядовитой была.

Здравомыслящим вскоре остался один,

Тот, кто чистую воду по-прежнему пил.


Все кричали вослед: «Сумасшедший пошёл!»

Человек безрассуден казался, смешон…

В окруженье таком стал он словно изгой,

И в итоге не смог устоять наш герой.


Вместо чистой воды он отравы испил

И, сошедши с ума, тоже стал, как дебил.

Но событию все были рады вокруг:

«Наконец стал здоров и разумен наш друг!»


* * *

Люди тонут в безумстве, взаимной вражде,

А причина — в отравленной «инфоводе»…

Греховный подвиг

Отрок с ранних лет стремился к Богу,

Он солдатом отказался стать:

Это грех — оружием бряцать,

Лучше удалюсь я в скит, в «берлогу».


Шли года, монах в скиту молился,

С Господом в единстве пребывал,

О мирском почти не вспоминал.

Но в стране пожар войны случился.


Там, где колосились хлебом пашни,

Там, где цвёл любимый с детства сад,

Всё мгновенно превратилось в ад,

Бой гремел и днём и ночью страшный.


Рушились дома, и гибли дети,

К небу возносился женский крик,

В келье он отшельника достиг,

Бросился тот к Богу — чтоб ответил.


Бог сказал: «Земля твоя пылает,

Супостат сильнее»… — Как же быть?!

— Коль готов свой край ты защитить,

Отправляйся, Я благословляю!


* * *

Так в истории не раз бывало.

Жанна Д'арк и Александр Невский —

Бог благословлял на подвиг дерзкий

Воинов-защитников, им — слава!

Запись на песке

Два друга поспорили в дальнем пути,

Никто не желал к компромиссу прийти.

Один, не сдержавшись, хлестнул по щеке,

Другой, промолчав, написал на песке:


«Сегодня ударил меня лучший друг».

Но надо идти, рассуждать недосуг.

И вот показалась вода вдалеке,

Друзья искупаться решили в реке.


Один неожиданно начал тонуть,

Друг помощи руку успел протянуть.

Спасённый на камне затем написал:

«Мой друг спас меня, хоть собой рисковал».


А друг обратился с вопросом к нему:

Я логики действий твоих не пойму, —

Пощечину ты записал на песке,

Сейчас же — сподручней стал камень руке.


— Всё злое не нужно хранить там, где твердь,

Чтоб ветры могли эту память стереть.

Но доброе дело впечатай в гранит,

Пусть память навечно его сохранит.


* * *

Обиды оставить на зыбком песке

И дальше по жизни идти налегке

Иль камнем тяжёлым носить их с собой —

Даётся нам выбор. Твой выбор какой?

Сила привычки

Некто к приятелю в гости пришёл.

Тут неожиданно ливень пошёл.

Было предложено заночевать,

И человек тот не стал возражать.


Но, приготовив для гостя постель,

Друг обнаружил открытою дверь, —

Гость вдруг бесследно куда-то пропал.

Безрезультатно хозяин искал.


Вскоре, однако, гость вновь появился,

Очень хозяин тому удивился:

«Что происходит, и где же ты был?»

— Я за ночною пижамой ходил.


Что ж, очень мудро — идти под дождём

И возвращаться обратно потом

Лишь для того, чтоб вещь нужную взять.

Но человек лишь в пижаме мог спать.


* * *

Люди в плену у привычек своих,

Нужно свободе учиться у птиц:

Утка и лебедь в воде обитают,

В небо сухими при этом взлетают.

Качества преуспевания

Пришёл однажды грустный ученик,

В руках его был список очень длинный:

«Учитель, я пришёл к тебе с повинной —

Ни в чём успеха так и не достиг…»


Наставник с интересом взял листок,

То список был необходимых качеств.

— Ни одного ты не усвоил, значит?

— Ни одного! Старался, но не смог…


«Ну, не беда», — приободрил старик,

«Гораздо хуже, коль настанет миг,

Когда сочтёшь, что ты владеешь всеми —

Вот это есть беда на самом деле».

Путь к спасению

Слепой по несчастью в колодец упал,

Прохожий свидетелем этого стал,

Бедняге он помощь свою предложил,

В колодец верёвку ему опустил.


Но вместо того, чтоб её ухватить,

Слепой человека решил расспросить,

С какой же он целью помочь ему хочет —

Совсем бескорыстно иль плату запросит?


А дальше он начал о том рассуждать,

Что, как это мог он в колодец упасть?

Зачем вообще их придумали рыть?

Прохожий пытался ему объяснить,


Что в данное время разумней всего

Конкретную помощь принять от него,

Вопросы же все — отложить на потом.

Однако слепой размышлять стал о том,


Что, если сейчас его кто-то спасёт,

А вдруг он позднее опять упадёт?

А также пытался вопрос прояснить —

Кто первый колодец додумался рыть?


Прохожий сказал: «У меня много дел,

Терпенью к тому ж существует предел.

Даю тебе сроку лишь пару минут,

Иначе один ты останешься тут».


«Ну, что ж, хорошо», — согласился слепой…

Но прежде ответь-ка ты мне, дорогой,

Насколько же этот колодец глубок,

Чтоб я расстоянье представить бы смог».


«Колодец глубок, и способен вполне

Могилой быть многим, подобным тебе.», —

Промолвил упавшему путник тот строго

И двинулся дальше своею дорогой.


* * *

Достигшие с Богом единства святые

Смиренные были и очень простые,

Добившись прозренья духовным трудом,

А не многознаньем и острым умом.

Свиток

Отшельника долго терзали сомненья:

Кому же доверить своё Откровенье?

В итоге решил отнести на распутье —

На всё воля Божия, не обессудьте.


Вот девочка первой к бумаге шагнула

И найденным свитком свой хлеб обернула.

Отшельник ему изготовил замену,

Трудясь бескорыстно и самозабвенно.


Купец проходил и оставил по ходу

На нём вычисленья процентов дохода.

Незримою тенью мелькнула досада…

Но разве подвижником быть — не награда?


И старец спешит положить новый свиток.

И так день за днём, срок назначенный близок.

Предстать пред Всевышним настало мгновенье,

Был задан вопрос: «Как раздал ты Ученье?»


— Как знать мне, которая именно птица

Из предначертания свить умудрится

Гнездо лучше всех, и комфортней, и краше,

Не может быть это заботою нашей.


Не знаем, кто свиток отдаст на терзанье,

А кто на забвенье иль ценность признанья.

В своём устремленье настойчивы будьте,

Несите Учение на перепутье!

Долгожданная расплата

Однажды почтенный буддийский монах

Спокойно в лесу красил охрой одежды.

И так вдруг случилось, что в спешке невежды

Его обвинили в нелепых грехах.


Пропажу — телёнка — искала толпа,

Увидев в котле жидкость красного цвета,

Решила, не требуя даже ответа —

Пред ними и вор, и убийца телка.


Его потащили в деревню и там

Решили вершить над монахом расправу:

Связали, безжалостно бросили в яму,

Довольные, все разошлись по домам.


Ни слова в защиту монах не сказал,

Доставив адептам своим огорченье,

Они пребывали в немом изумленье:

Учитель — веган и телёнка не крал!


Телёнок нашёлся чрез несколько дней.

Селяне в смущенье монаха простили,

Его отпустить поскорей попросили.

У старосты были дела поважней,


И он игнорировал просьбу сию.

Монах продолжал в тесной яме томиться.

Один ученик во дворец смог пробиться,

Историю всю рассказав королю.


Король, испугавшись, что беды падут

На всё королевство за этот проступок

(Греховно с монахом так действовать тупо!),

Велел: наказание пусть понесут


Все те, кто судить самовольно посмел.

Монаху — немедленно освобожденье,

И пусть у него все попросят прощенья

За те злодеянья, что тот претерпел.


Монах возразил, что он сам виноват.

«Как это понять?», — удивился властитель.

— Я искренне всем благодарен, правитель,

Кто карму помог оплатить без преград.


Однажды я вправду телёнка украл

Когда-то, в одном из былых воплощений.

Уйти от погони чтоб, ради спасенья,

Я спрятал его, где святой обитал.


И он обвинён был в проступке моём…

Чтоб грех искупить, ждал я несколько жизней,

Твоим подчинённым поклон самый низкий

За то, что от долга я освобождён.


* * *

Спешим мы других укорять в неудачах,

Но вместо претензий, обиды и плача,

Полезней порою, стерпев, осознать,

Что сами проблему могли мы создать…

Предназначение

По притче Крайона

Жил на маленьком острове преданный Богу,

Ежедневно беседуя с Ним, он просил:

Мне для счастья, поверь, нужно очень немного,

Быть полезным и нужным другим, дай мне сил.


Вот однажды на остров надвинулся мощный

Ураган. Человек был испуган и зол, —

Всё, о чём он мечтал и молил днём и ночью,

Бог, как звуки пустые, небрежно отмёл.


Население острова спешно собрали

В безопасное здание — школьный подвал.

Но, увы, стало ясно: спасёт он едва ли,

Затопляться водою подвал этот стал.


Люди в ужасе тесно столпились в проходе.

Свет погас, было слышно, как шторм свирепел.

Смерти страх и молчанье царили в народе.

И лишь преданный Богу внезапно прозрел.


Он почувствовал, что ничего не боится,

Осознал, что настал заповеданный час.

И, взглянув на объятые ужасом лица,

Стал использовать этот Божественный шанс.


Подходя то к тому, то к другому соседу,

Он, вселяя спокойствие, их утешал.

Объяснял, что к утру все закончатся беды,

Что Бог любит их всех и спасти обещал.


И он видел, что чёрное облако страха

Покидает людей, им надежду даря,

Тишина гробовая и скованность мрака

Отступают. И значит, он ходит не зря!


Кто-то вдруг напевать стал бодрящую песню,

Подхватили несмело другие её.

Даже смех зазвучал благодатною вестью,

Словно славили люди спасенье своё.


Шторм действительно стих удивительно быстро,

Люди спешно стремились покинуть подвал.

Улыбалось им солнце улыбкой лучистой,

И бледнел в свете дня пережитый кошмар.


* * *

Чтобы выполнить цель своего воплощения,

В место нужное и в нужный срок, без сомнения,

Безошибочно нас приведёт Провидение

В соответствии с выбранным предназначением.

Я у Бога просил

По мотивам молитвы Матери Терезы

Я у Бога просил, чтоб гордыню забрал.

— Отказаться от гордости должен ты сам!

Я просил, чтоб от боли меня уберёг,

Но в ответ объяснил терпеливо мне Бог, —


Лишь страдая, я ценности жизни пойму

И тем самым быстрее приближусь к Нему.

Стал я счастья просить, Бог лишь благословил,

Но счастливым мне стать самому предложил.


Я духовного роста решил попросить,

Но ответил мне Бог: рост нельзя подарить,

Дух, как дерево, выше расти должен  сам,

Он лишь «ветки подрежет» на благо плодам.


Попросил я дать сил, чтобы крепким мне быть,

Бог послал испытания, чтоб закалить.

Я хотел стать мудрей, Бог проблемы мне дал,

Чтобы я над решением их размышлял.


Я любви попросил, Бог отправил мне тех,

Кто нуждался  в поддержке моей больше всех.

А на просьбу дать благ, Бог возможность послал,

Чтоб, используя шанс, я успех приближал.


* * *

Ничего не дано из того, что просил,

Но в итоге, что нужно — я всё получил!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 315

Скачать бесплатно: