электронная
144
печатная A5
424
18+
Странник

Бесплатный фрагмент - Странник

Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9788-6
электронная
от 144
печатная A5
от 424

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Благодарности

Спасибо всем, кто проявил интерес к моему творчеству. Ваш интерес подтвердил, что это будет кому-то нужно.

Любимая, спасибо тебе за то, что поверила в меня. С первого дня нашего знакомства ты проявила окрыляющую заинтересованность моим творчеством. Ты помогала мне поддерживать мотивацию. Общение с тобой вдохновляло меня продолжать, особенно в сложные моменты. Спасибо тебе за вдохновение, положительные эмоции и поддержку! Благодаря тебе эта книга существует.

Большое спасибо моим родителям. Вы всегда верили в меня. Мама, твоя поддержка на самых ранних этапах моего творчества очень важна для меня, спасибо.

Странник

I

Дверь скрипнула, и я, уставший и абсолютно промокший под апрельским дождем, буквально ввалился в трактир, так и не сняв капюшон. Здесь пахло жареным мясом, конским потом и целым букетом из разных вин.

— Господин, вам что-нибудь подать? — подойдя ко мне, спросила девушка-прислужница.

— Да, принеси мяса и что-нибудь выпить. И сделай так, чтобы меня не беспокоили.

— Будет сделано, господин. Вы можете сесть вон за тот столик, там обычно мало народу, — указывая на дальний угол трактира, произнесла девушка.

Сев в самый дальний угол зала, я начал рассматривать посетителей. Публика была разношерстная: здесь и крестьяне, решившие зайти выпить после тяжелого трудового дня; и солдаты, видимо, возвращавшиеся со службы в родные села. Были и более колоритные персонажи — например, гном, неизвестно как попавший сюда и, судя по его виду, не просыхающий уже неделю. А может, он всегда так выглядит, кто этих недоросликов поймет. Он сидел один, а вокруг него была мертвая зона. То ли он убедил всех не приближаться, то ли наш народ до сих пор был обижен на гномов за то, что в свое время они уничтожили великолепный дворец короля Эргона, который объявил войну горному народу.

Тут трактирщик принес мясо и выпивку, и я продолжил свое наблюдение за посетителями, уже жуя хорошо прожаренное сочное мясо. Кроме гнома никто особо не выделялся, все выглядели как завсегдатаи заведения. Дверь отворилась, и в трактир зашел молодой служка. Миссионеров сейчас где только ни встретишь. Однако появление парнишки заставило меня улыбнуться. Прошла еще секунда, и на служку уже никто не обращал внимания. Молодой человек прошел через весь зал и так же, как и я, сел подальше от центра таверны. Однако, в отличие от меня, он подсел к двум что-то бурно обсуждающим купцам. Увидев служителя церкви, купцы притихли и смиренно продолжили трапезу. Служка не стал задерживаться и, слегка перекусив, кинул трактирщику оплату за обед и вышел из трактира. Сделав вид, что мне нужно подышать, я вышел вслед за парнем и завернул в конюшню.

— А ты ловкий малый! Так безупречно подрезать кошельки у этих болтунов. Да у тебя талант. Хороший, видать, учитель у тебя был, — став в проходе, произнес я.

Лицо молодого человека исказилось в испуге, и он было рванул на выход, однако мимо меня проскользнуть не смог.

— Стой! Не беспокойся, не сдам я тебя, не сильно меня беспокоят эти денежные мешки. А вот ты, парень, мне пригодишься. Отдай кошельки, я подброшу их обратно. Если они поймут, что ты их обокрал, поднимется такой шум, что под тобой точно будет гореть земля. Я предложу тебе намного больше. Просто сядь и подожди меня здесь. Ты понял меня? Вот тебе аванс, чтобы не убежал. Позже получишь намного больше, — я кинул ему золотую монету.

— Больно сладко поешь! Ты, небось, тайная ищейка короля и ловишь таких, как я. Не верю я тебе.

— Не заставляй меня тебя связывать. Просто поверь — я так же не заинтересован встречаться с тайной канцелярией, как и ты.

Паренек остался сидеть там, где я его оставил, а я вернулся обратно в трактир и, проходя мимо купцов, подкинул кошельки им под стол.

— Достопочтенные господа, а не ваши ли кошельки лежат на полу и вводят в искушение честной народ?

Купцы дернулись и по привычке хлопнули себя по бокам, однако кошельков там не было.

— Спасибо, мил человек.

— Я же тебе говорил, что не стоит сюда заходить! Ограбят и глазом не моргнут!

— Да чего ты разорался? Ничего же не случилось, деньги-то целы.

Сев обратно, я еще раз осмотрел зал трактира. Все-таки гном здесь не очень желанный гость. Возле стойки трактирщика уже собрались молодчики, весьма недобро посматривающие на недорослика. Вмешиваться в конфликт мне не хотелось, а вот посмотреть, что из этого выйдет, было весьма интересно.

— Слышь ты, гномье отродье! Хватит жрать нашу еду, сваливай отсюда!

Трактир зашумел, то тут то там был слышен гогот пьяной толпы, также резко настроенной к гному.

— Я слышал, из шкуры гномов хороший порошок от зубной боли делают. Давайте прикончим его и сдадим с потрохами какой-нибудь знахарке, может, на что еще сгодится, — продолжал самый разгоряченный молодчик.

— Господа, а не пойти ли вам куда-нибудь? Я бы предложил проспаться и не приставать ко мне, — сказал гном.

Было видно, что ему с огромным трудом удается удержать себя в руках и не размозжить голову как минимум самому ярому из них.

— Так он еще и издевается! Да мы тебя сейчас в порошок сами разотрем и без знахарки, — заорала толпа.

Вожак успел только положить руку на плечо гнома, как тот резко вскочил и одним движением отправил грубияна в толпу стоящих рядом друзей. Трактир зашумел, озлобленные молодые люди всей компанией начали нападать на гнома, однако тот, особо себя не утруждая, буквально одной рукой раскидывал нападающих. Когда в центре зала уже была довольно-таки хорошая куча молодчиков, а желающих спорить с гномом больше не осталось, тот с таким же невозмутимым видом сел за стол и продолжил трапезу.

Встав еще раз из-за своего стола, я подошел к гному:

— А ты хорош!

— Хочешь сам попробовать?

— Нет, однако у меня к тебе есть предложение. Хочешь на меня работать?

— Нет, не хочу. Я с людьми не работаю.

— Плачу золотом. Вижу, ты мастер драться, а мне для одного дела такие попутчики нужны, придется серьезно пробиваться.

— Мне это неинтересно.

— А если вот так? — я достал из кармана гномий королевский перстень.

— Откуда это у тебя? Где ты это взял?! — в ужасе чуть ли не прокричал малорослик и попытался выхватить кольцо.

— Тише, тише, успокойся.

— Это из сокровищницы гномов! Тебе нужно вернуть это. Либо ты отдашь мне перстень, либо я тебя так же, как и этих, положу здесь.

— Вот это уже нормальный разговор. Мне нужны не эти сокровища, а потайные туннели. А туда найти дорогу сможет лишь гном. Ну что, пойдешь?

— Только для того, чтобы удостовериться, что ты не ограбишь нашу сокровищницу.

— Тогда по рукам, Эрвин.

— Что?! Как ты узнал?! — в испуге проговорил гном.

— Я не эти увальни и прекрасно понимаю, кто передо мной. А узнать последнего гномьего короля не так уж сложно. Хотя ты изменился с нашей последней встречи, растряс жирок, видно, на вольных хлебах не слишком сытно, — сказав это, я слегка приподнял край капюшона, чтобы он тоже мог разглядеть меня.

После этих слов глаза гнома стали как плошки, он уже вслух хотел произнести мое имя, однако я знаком велел ему молчать.

— Никто не должен знать, что я вернулся, Эрвин. Теперь ты готов помочь мне?

— Да, Странник.

Давно меня никто так не называл, да меня вообще почти никто никак не называет, я стараюсь как можно меньше с кем-либо общаться.

— Пойдем, нас там ждут. Наверное.

— И кто же нас ждет?

— Служка, что недавно вышел.

— Тот, что подрезал кошельки у тех господ?

— А ты все также наблюдателен, король гномов.

— Я больше не король, и царства гномьего больше нет.

— Мы это исправим, поверь мне. И еще одна просьба — не говори мальчишке, кто я. А то еще в обморок упадет.

Расплатившись за обед, мы вышли. Парень сидел и ждал меня. Его жадность оказалась выше, чем чувство самосохранения, и в этом случае он сделал правильный выбор.

— Пошли, парень, нам предстоит далекая дорога. Кстати, а как тебя звать? — слегка прищурившись, спросил я.

— Рэймонд, меня зовут Рэймонд.

— Хорошо, Рэймонд, я буду звать тебя Рэй.

— А чего это ты раскомандовался? Я, может, хочу, чтобы меня звали полным именем. И ты, кстати, сам не представился.

— Эрвин, скажи, как меня зовут.

— Этого достопочтенного сударя зовут Странник. А больше тебе без нужды.

Поприперавшись еще пару минут, Рэй согласился, чтобы его так звали. И мы, взяв лошадей, отправились в дорогу.

II

За то время, пока мы ехали, теплое весеннее солнце высушило дорогу и постепенно скатилось за горизонт.

— Рэй, что ты там плетешься? Уже смеркается, а до города еще пара часов, — чуть придержав лошадь, произнес я.

— Странник, ты думаешь, что нам грозит опасность? Я в этом не уверен, — еле заметно кинув взгляд по сторонам, произнес Рэй.

— Опасность нам грозит всегда и везде.

— Господа, не шумите, только бандитов привлекать, — проворчал гном.

— А кто сказал, что за нами уже не наблюдают? Вот в тех кустах сидят трое, видимо, решают, идти на нас или нет. А вон там дальше двое. Правда, все столь неуклюжи, что даже время на них тратить неохота, — махнув в сторону кустов, произнес я.

Стоило мне это сказать, как кусты затрещали, и кто-то побежал прочь.

До города мы добрались все-таки без приключений, не решились бандиты пойти на риск. А вот я сильно рисковал, заходя в город. Хотя где, как не в толпе, можно затеряться.

Трактир, где мы остановились, был неплох. Готовили сносно, да и постель была хороша. Мы с Эрвином улеглись на две кровати, а Рэя положили на пол, чтобы не заносился. Мальчишка, конечно, отличный малый, действительно талантливый. Пока мы ехали в сторону города, он обчистил карманы всех встреченных нами купцов. Но пыл ему нужно поубавить. Он пробурчал что-то для вида, однако открыто на конфликт идти не стал.

В свои планы я не посвящал никого. Эрвин лишь догадывается о моей цели. Рэй думает, что я обыкновенный наемник, что в принципе от истины не так и далеко.

В полночь в окно нашей комнаты влетел камень с запиской и угодил прямо в мирно спящего Рэя.

— Да что же это такое?! Поспать нормально не дают! — с диким возмущением завизжал юноша, потирая ушибленный камнем лоб.

Это было задание от заказчиков.

Утром все проснулись рано, я объяснил, что от нас хотят, и не более.

— Рэй, первое задание для тебя. Тебе нужно проследить за конкретным человеком. Узнаешь ты его, когда тебе на него укажут. Знаком будет цветочница, которая подойдет к человеку и предложит трехцветную фиалку.

Рэй отправился на задание, и как только дверь закрылась, Эрвин заговорил:

— Странник, так ты решил вернуться?

— Нет, Эрвин, я здесь по другой причине.

— Какой?

— Этого я тебе сказать не могу, настанет время, и ты все сам поймешь.

— И как тогда ты вернешь мне корону?

— За корону не беспокойся, будет она твоей. Я свое слово сдержу.

Закончив беседу, мы спустились в зал, где заказали себе плотный завтрак. И только приступили к трапезе, как к нам присоединился Рэй. Не переставая жевать, он стал рассказывать о нашей цели:

— Мы имеем дело с зажиточным купцом. Охрана у него серьезная, так просто к нему не подобраться. Ведет дела с верхушкой города, поэтому могут возникнуть проблемы.

— Выяснил, как проникнуть к нему в дом?

— Нет, все вокруг обложено охраной.

— Я помогу, под городом есть ходы, можно попробовать воспользоваться ими. Достаньте мне карту, я придумаю, как туда попасть, — по-деловому сказал Эрвин.

Через час перед ним уже лежала приличная карта города. Сделав пару отметок, он вздохнул и произнес:

— Странник, все готово. Проход есть в паре метров под подвалом купца, так что мы доберемся до него меньше чем за полчаса.

— Рэй, сможешь выманить нашу цель из дома?

— Постараюсь.

— Либо узнай, когда он уходит. Нам лишний шум не нужен.

У Рэя, кажется, появилась идея. Он начал собираться и сказал, чтобы мы к полудню были уже под подвалом купца. А парень нравится мне все сильнее. Все-таки не зря я его взял, однако полностью ему доверять я не могу.

Не став тратить время, мы отправились ко входу в подземелье. Хорошо, что у гномов есть выходы из своих туннелей в каждом городе, так что далеко идти не пришлось. В полдень мы были уже под подвалом и тут услышали стук. Так настукивал обычно Рэй, чем нас с Эрвином несказанно бесил. Проделав ход из туннеля в подвал, мы выбрались наружу и наткнулись на Рэя.

— Как ты здесь оказался? — удивился гном.

— Купец оказался весьма набожным. Я прикинулся служкой и предложил отпустить ему грехи, а потом, чтобы узнать строение дома подробнее, подсыпал снотворное в его бокал с вином.

— Молодец, что еще сказать. Не видел, где кабинет его?

— Конечно видел, второй этаж, первая комната справа.

— Иди, посмотри, чтобы он еще минут пятнадцать не просыпался.

Мы поднялись на второй этаж и зашли в кабинет, где Эрвину вновь нашлась работа — нужно было вскрыть сундук. Гном весьма ловко справился с этим, и мы забрали заказанные бумаги и еще кое-какие безделушки для себя, в том числе и необходимую мне вещь — обломок жезла. Вернувшись той же дорогой в туннель, мы замаскировали проход. Через час мы снова встретились в трактире и спешно собрались в дорогу, пока купец не поднял панику. Оставив в условленном месте бумаги, мы выехали из города навстречу приключениям и моей цели.

III

Солнце спряталось за горизонт. Языки пламени и треск дров разгоняли вечернюю сырость, а мы, сидя втроем под большим раскидистым деревом, отдыхали после долгого пути.

— Странник, а с тобой не сказать, чтобы скучно. Мы за последние несколько недель побывали чуть ли не в половине городов королевства с заданиями. Не знаю, как у тебя это получается, однако платят всегда исправно, и мы почти не имеем проблем.

— Рэй, мальчик, это не приключения, а так, разминка. Мне нужно представить предел ваших сил, да и самому размяться перед основным делом. К тому же деньги никому из здесь присутствующих не помешали бы.

— А кто ты вообще такой, что к тебе выстраиваются в очередь? Я никогда раньше не слышал о тебе, — не унимал любопытства Рэй.

— А ты и не мог обо мне слышать. Я всегда брался и берусь за те дела, шум от которых противопоказан для участников этих мероприятий. Ни жертва, ни заказчик не будут выходить на площадь и кричать о том, что я сумел провернуть. Да и не время тебе еще знать, кто я. Ты сам поймешь. Довольно скоро. А пока расскажи-ка, как ты дошел до жизни такой. Давай, Рэй, поделись с нами.

— Да, по сути мне и рассказывать особо нечего. Однако, раз просите… Спать все равно еще не хочется. Родился я в маленьком провинциальном городке. В семье нас было семеро, воспитывала нас только мать, поэтому денег нам не хватало ни на что. Мы дико голодали. Правда, стало чуть легче, когда старшие братья пошли работать. Я был не таким, как мои братья. Те честно трудились на складах, я же весь день проводил с ребятами на улице. Там я постепенно попал к городским ворам, которые начали учить меня своим премудростям. Ребенок не вызывал подозрений, поэтому мне было проще войти в доверие и обчистить наивных горожан. О моем занятии мама и братья, естественно, не знали, однако я, под видом безобидных находок, помогал семье. Весь мой доход на улицах уходил гильдии, мне доставались крохи, но мне больше и не надо было, да и в дома могли что-нибудь заподозрить. За несколько лет я стал весьма неплохим карманником. Но тут нашу семью поразила трагедия — мама заболела и умерла. Каждый из нас пошел своей дорогой, я даже не совсем представляю, где сейчас мои братья. Когда мы разошлись, мне больше не нужно было прятаться, и я полностью перешел на нелегальную форму жизни. Мой авторитет среди городских воров рос, поскольку я умел украсть тогда, когда никто не мог этого сделать. Меня не способны были остановить ни замки, ни решетки. И все бы ничего, если бы однажды я не ограбил местную шишку. Он оказался как-то очень сложно связан с руководством города и нашей гильдией. Как только я его обчистил, главе гильдии сообщили, что меня нужно сдать властям, иначе всех пересажают. Конечно, я не ожидал, что меня кто-то будет защищать, но и не думал, что меня просто сдадут. Меня сдали, причем весьма подло, когда я пошел на очередное дело. Теперь мне грозила виселица и забвение в своей же собственной гильдии. Но меня немного недооценили. Перед самой казнью я сбежал из тюрьмы и из города. С тех пор путь туда мне заказан.

— А как тебе пришла идея со священником? — поинтересовался Эрвин.

— Все очень просто. Город я покинул весьма ослабленным, к тому же я был немного нездоров. Когда я бежал по дороге, силы меня окончательно покинули, и я потерял сознание. Очнувшись, я понял, что нахожусь в монастыре. Меня туда доставили монахи-миссионеры, которые нашли меня у дороги. Подумав, что это знак, я начал изучать слово божье и также весьма преуспел в этом. А вот с дисциплиной у меня было намного хуже. Я часто залезал в монастырский погребок и напивался довольно серьезно. Если вначале это списывали на молодость и просто накладывали епитимью, то, видя, что ситуация не исправляется, начали наказывать все строже и строже. А мне этого как будто и надо было. Сильно обидевшись, я решил отомстить им. Обчистил монастырскую кассу и сбежал. Украденные деньги быстро кончились. А поскольку я сбежал прямо в рясе, когда я заходил в трактиры, меня принимали за миссионера. И я решил оставить сей безобидный образ. Кто подумает на священника и обвинит его в воровстве? В тот день, когда мы с вами встретились, я, как обычно, решил поесть за счет посетителей, однако, когда увидел двух этих олухов купцов, не удержался и взял по-крупному. До сих пор не могу простить себя и тебя, Странник, за то, что согласился вернуть им деньги. Там было столько, что мне бы хватило безбедно жить целую неделю.

— Ну да, неделю? Да ты бы все спустил еще в первый день, как ты это сделал с тем авансом, который тебе дал Странник. Когда он мне рассказал, за какую цену он уговорил тебя остаться, моя гномья душа была в ужасе. Да за такие деньги можно было целую армию нанять! И главное, непонятно, когда успел? Мы вроде вместе всегда были, — недоумевал гном.

— Молодые дела требуют больших денег, так что все в порядке. И я не все спустил, кое-что осталось. Только вам это знать было необязательно. Мы сейчас работаем вместе, а разбежимся, что мне делать? Пока вы приносите большой доход, и это хорошо, а не будет его, нужно будет что-то делать. Мы хорошо пошумели в нескольких городах, я думаю, нам всем придется весьма нелегко найти себе приют. Деньги смогут помочь закрыть рты кому надо.

— Костер почти догорел, надо спать. Путь предстоит неблизкий. Я пока постерегу, чуть позже кто-нибудь сменит меня, — закончил я на этом вечер откровений.

Интересный, однако, малый — ловкий, дерзкий, невоспитанный, но такой симпатичный. Неудивительно, что наши пути пересеклись. Сложно ему доверять, зная о его прошлом. Но пусть будет так, нежели иначе. Без него мой замысел будет труднее исполнить.

IV

Работы, как назло, не было ни в ближайшем городе, ни в следующем, поэтому нам все чаще приходилось останавливаться в чистом поле. Нет, деньги у нас были, однако таяли они как снег, который еще можно было кое-где встретить по дороге. И я принял решение сэкономить на ночлеге. А поскольку вечера нужно было чем-то занимать, мы болтали о разных приключениях. В основном, конечно, Рэй хвастался своими подвигами, но и Эрвин добавил пару занятных историй. Однако за все наше путешествие он так и не обмолвился, что с ним произошло и почему он вышел из гномьих туннелей на поверхность. Эту историю и мне было интересно узнать, ибо слышал я ее только в виде слухов.

И вот, сидя уже привычно у костра, Рэй как будто вспомнил о чем-то и спросил:

— Эрвин, а расскажи, откуда ты? Мне всегда было интересно знать, чем живут гномы, которые не нанимаются по дворам охранниками, а служат своему горному королю.

Эрвин тяжело вздохнул, и я уже думал, что он не проронит ни слова. Но, видимо, в его душе настолько накипело, что он больше не мог держать это в себе.

Он начал свой рассказ с того, что королевство гномов зародилось в те давние времена, когда мир ни о каких людях даже знать не знал. Впрочем, гномы и после появления людей не обращали на них особого внимания, ведя весьма замкнутый образ жизни под землей. Сменялись века, однако устои гномов были так же тверды, как камень, и ни войны, ни катастрофы не могли их поколебать. Гномы всегда гордились своим королем. Каждый правитель лишь добавлял богатство и славу горному народу. Однако лет сто назад на престол вступил весьма неподготовленный на тот момент горный король. Выбирали его, как и прежде, старейшие и уважаемые гномы. Но и им свойственно ошибаться. Молодой монарх начал проводить свою политику весьма жестко и необдуманно. Одним из первейших его указов было увеличение цен на ископаемые, продаваемые людям. Цены на свои товары гномы всегда, конечно, завышали, но речь шла о немыслимом повышении. Расчет на то, что отсутствие альтернативы сподвигнет людей, скрепя душой и кошельком, платить назначенную цену, провалился. Люди не только не стали платить новую цену, но и вовсе прекратили всякие контакты даже по существующим договоренностям. Им проще было разорвать их и наладить вывоз руды и драгоценных камней из-за моря. Горный король был вне себя от ярости и даже послал гонцов к заморским гномам с требованием повысить цену, как это сделал его клан. К разочарованию молодого правителя, его не только не послушались, но еще и посмеялись. Гордость его была задета, и вместо того чтобы внять советам старейшин и вернуть все обратно, он объявил конкурирующему клану войну.

Так началась первая за тысячу лет война гномов с гномами. Первое время клан молодого короля одерживал победу. Но он не учел того, что люди, с которыми он разорвал торговые отношения, могут выступить на стороне его оппонентов и поддержать их финансово. Казна же его клана пустела просто с немыслимой скоростью. То, что веками было накоплено и что было гордостью не одного поколения гномов, было потрачено всего за несколько лет. Тут-то и произошел перелом в войне. Войска, в которых всегда царила железная дисциплина, начали бунтовать и проигрывать сражения. В столице клана начали ходить разговоры о низложении короля. Но разведка все еще работала прилично, точнее та часть, что оставалась лояльной своему королю. Все заговоры были благополучно выявлены и подавлены. Война продолжилась. Но о победе говорить уже не приходилось. Чтобы избежать позорного проигрыша, гордый король внял голосу разума и подписал мир с противниками. Все остались при своем. Единственное, что необходимо было сделать клану короля, так это компенсировать все расходы семьям погибших на войне как с той, так и со своей стороны. Казна показала дно, и выхода из этого кризиса уже не было. После подписания мирного договора большая часть клана разошлась в разные стороны, и работать стало практически некому. Тогда горный король объявил о роспуске клана, которого и так уже не существовало. Даже его собственные родственники отвернулись от него. Так король остался без королевства и с последними единомышленниками ушел из пещер и запечатал на века свои туннели.

— Эрвин, а какова твоя роль в этих событиях? — поинтересовался Рэй.

— Самая что ни на есть главная. Я и есть тот самый гордый молодой и, как я теперь понимаю, глупый король. Я тот, кто за свое недолгое правление смог разрушить все, что мои предки строили веками. И теперь я проклят всеми своими сородичами, и мне нет места среди них.

— Так Эрвин Разрушитель — это ты? И это не титул, а проклятие?

— Да, так и есть, Рэй. Я — последний горный король этих мест, Эрвин Разрушитель, и так и останусь им в памяти своего народа, — с горечью произнес гном.

— Я слышал только слухи, — сказал я. — Оказывается, они даже на десятую долю не отражают реальной ситуации. Когда мы с тобой последний раз виделись, я был уверен, что ты станешь великим продолжателем традиций своих предков.

— Странник, мне жаль, если ты разочарован. Но поверь, моя нынешняя жизнь изменила меня. И даже после того, что я вам сейчас рассказал, я все еще хочу, чтобы ты мне помог.

— Не сомневайся, Эрвин. Я всегда держу свое слово, тебе это известно, как никому.

Вся эта история вернула меня и в мое прошлое. Как из рассудительного и хладнокровного, как каменные стены туннелей, юного гнома он мог превратиться в того, о ком я сейчас услышал? Верно говорят, что власть развращает. Однако мне ли говорить об этом и мне ли не знать, к чему это может привести.

V

Хотя солнце уже пригревало достаточно хорошо, в горах все еще лежал снег. И издали город, расположившийся на горном склоне, выглядел сказочным. Любуясь этой красотой, я вспоминал время, когда был здесь последний раз. Подъезжая к городу, я прервал свои размышления о прошлом и сказал попутчикам:

— Впереди Роксбург, здесь мы сможем найти какую-нибудь работу для нашей компании. Так что поторопимся, ворота здесь закрывают рано, можем не успеть.

— Наконец-то отдых, а то лошади уже одичали без добротного овса и крыши над головой. Да и я сам уже забыл, когда спал не на земле, а на мягкой кровати, — не скрывал радости Рэй.

— Какой ты все-таки неженка, Рэй. У нас в тэйге даже короли спят на каменных кроватях, а ты на земле поспать не можешь.

— Не могу. Вам, гномам, все равно. На вас даже если камни с неба начнут падать, вы не проснетесь. А я уже привык спать в теплой кровати.

— Так, хватит препираться, лучше ускорьтесь.

В город мы все-таки попали. Как обычно, заселились в средней паршивости гостинице и пошли ужинать. В связи с тем, что город был расположен у подножья гор, меню здесь было весьма необычным, в основном баранина да козлятина. Не знаю, чем они кормят баранов, а вот козлов здесь пруд пруди. Один даже в человеческом обличии был.

Мы преспокойно ужинали, когда в трактир ввалился изрядно выпивший огромный детина, явно спустившийся с гор. Он начал задевать всех посетителей.

— Какой у него интересный медальон, я бы прихватил бы его, — алчно произнес Рэй.

— Да, медальон необычный, а главное — очень старый. Интересно, как он к нему попал… — задумчиво сказал я.

Когда этот бугай проходил мимо нашего стола, мы еле удержались, чтобы его не успокоить, причем насовсем. Однако нам нужно было где-то ночевать, да и проблемы с властями были ни к чему.

Каждый год в Роксбурге устраивался турнир, и сюда съезжались лучшие, чаще всего по их собственному мнению, бойцы. Мы как раз попали в город во время турнира. Скорее всего, и бугай был здесь для того, чтобы помериться силой. Призовой фонд в этом году составлял почти двести золотых.

— Никто не против, если мы примем участие в турнире? — спросил я.

— Я драться не такой уж мастак. Так что, если хотите, участвуйте вдвоем. Я могу, пока вы друг другу морду бьете, пошарить по карманам у зрителей. Даже если не выиграете, ничего не потеряем. Ну, разве что две разбитые морды приобретем в довесок к украденному, — с издевкой произнес юноша.

— Рэй, ты неисправим. Только и думаешь, где бы что украсть. Так нельзя. Не в каждом же городе такие фокусы проворачивать. Я понимаю, что тебе слава Призрака не дает покоя, но, по-моему, ты еще молод такие вершины покорять, — заметил я.

Рэй хитро улыбнулся и промолчал. Мы же с Эрвином, оставив Рэя в трактире, пошли записываться на турнир.

— Странник, я никогда не видел, как ты дерешься, но легенды ходят просто невероятные. Ты и правда способен в одиночку противостоять двадцати?

— Слухи немного преувеличены, да и сражаться здесь в полную силу я не вижу смысла.

Турнир должен был начаться только утром, так что времени на то, чтобы отдохнуть с дороги, у нас было предостаточно. Утром, хорошо позавтракав, мы втроем пошли к арене для боев. Участников было не так много, максимум человек двадцать, и среди них был боец, что вчера не дал нам поесть. Нас с Эрвином распределили в разные группы, и мы смогли спокойно сражаться. В отборочных матчах нужно было набрать максимальное количество побед в своей группе. Я, чтобы особо не выделяться и не лезть на рожон, сражался так, чтобы попасть на третье место, с которого мог бы легко пройти в сражения на выбывания. Эрвин же, как и любой король, хотел быть первым и со счетом 10:0 занял первое место.

Первым моим соперником в битве на выбывание оказался очень тучный воин. Я видел, как он сражался, однако до конца не понял, как ему удалось все-таки пройти так далеко. Ему как будто помогала царица-удача, однако я был настроен серьезно и поэтому не оставил ему никаких шансов. Эрвину выпал воин с гор — крепкий, мускулистый, загорелый, полуобнаженный, с него только скульптуры ваять. Откровенно говоря, у него, несмотря на все его выдающиеся таланты, не было ни единого шанса на победу. Он бился яростно, однако, пропустив всего один удар, был повержен. Теперь у нас было время передохнуть и посмотреть на сражения других. Мимо пробегал Рэй, хвалясь своей добычей. Я предупредил его, что наглеть не стоит, ибо нам нужно закончить турнир, и, если что, спасать его мы не будем.

Нас с Эрвином почти никто не впечатлил, только вчерашний нарушитель спокойствия был нам относительно ровней. Моим следующим соперником стал юный, однако весьма юркий малый, по нему реально было трудновато попасть. А поскольку я изначально решил не демонстрировать свою реальную силу, приходилось весьма талантливо ему подыгрывать и не нокаутировать первым же ударом. Мы достаточно измотали друг друга, прежде чем я решил прекратить спектакль и, как бы случайно, подловил его своим ударом. Юношу унесли, а я пошел отдыхать.

Бой Эрвина тоже был непростым, поскольку ему противостоял его же сородич. Мой напарник победил. Возможно, только из-за того, что соперник узнал его и из почтения слил бой. Я это увидел, а вот Эрвин, по-моему, так и не понял ничего.

Наступило время четвертьфиналов. Бои становились все жестче и профессиональней. Свой бой я выиграл, а вот Эрвину я посоветовал проиграть, поскольку не хотел сражаться с ним в финале, а к этому откровенно шло. Да и мне хотелось лично набить морду тому козлу, который вчера так нас в трактире достал, а в полуфинале гному пришлось бы сражаться именно с ним. Уступив моей просьбе, хотя по нему и было видно, что гордость его все-таки пострадала, Эрвин сенсационно для всех выбыл, сославшись на травму.

В полуфинале, для вида пропустив несколько ударов, я гонял соперника по арене. Изобразив очень тяжелый бой, я все-таки победил его и теперь ждал лишь финала.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 424