электронная
389
печатная A5
741
18+
Старание к старению

Бесплатный фрагмент - Старание к старению

Некоторые экологии старения для тех, кто боится не как все


4.4
Объем:
590 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7754-7
электронная
от 389
печатная A5
от 741

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Как мало на свете стариков,

владеющих искусством быть стариками.

Франсуа Ларошфуко

Я верю, что человек по своей сути разумен, и то,

что вам предстоит прочесть, — дань этой вере.

Джон Фаулз «Аристос»


Посвящается моим маме, отцу, мачехе

Предисловие

Я пишу книгу, склонную к невероятной неопределённости. Просто тема такая, идея.

Старость — это то, о чём люди в большинстве своём не хотят говорить, слышать и думать.

Конечно, я не первая и полно положительных примеров.

У Пушкина половина сказок о стариках… Хемингуэй. Маркес. Шекспир…

О старости всегда, в общем, говорили понемногу, часто хорошо получалось. Только вот, когда по сцене мечется безумный старый Лир, из зала на него смотрят одни нестарики. Жалеют. Сочувствуют, осуждают…

И если бабушку, читающую внуку про Старика и Старуху, он спросит честно и наивно: «Баушка, а ты — старуха?», редкая просто согласится. Скорее наговорит разных двусмысленностей, а окружающие странно захихикают, зашикают на малыша…

Я буду говорить с Вами, Уважаемые Читатели, как со стариками, или с будущими стариками. (Будущее замечу — недалекое). Ибо 30 Вам, или 40, или 50…, старость — Ваше будущее. И от всей души желаю — счастливое.

Книга состоит из взаимопроникающих друг в друга тем, немало и повторов. А как ещё? Так говорят старухи — путаясь (как будто) и повторяясь. Это немного сказочный стиль. Хотя полно современных ссылок. Т.е. если слово выделено жирным шрифтом (или синим подчёркиванием в сетевом варианте) — можно перепрыгнуть на главу с этим названием и вообще бродить по книге в любых направлениях, это же не учебник физики. Я Вам бы посоветовала, если позволите, читать главы в любой интересной Вам последовательности.

Это книга исследование (в основном, конечно, себя). Я начала её в 42 года, когда тема сначала подступила ко мне, а потом захватила, и писала 4 года, и потом много редактировала…

Я думаю, что возможно эта книга не дописана (не будет дописана), и при этом с первых дней работы над ней я чувствовала её необходимость. У меня было много сомнений по названию. Хотелось назвать просто, серьёзно и по делу «Старость», но мне всё-время приходится ощущать страх, который вызывает это слово. Потому я остановилась на несколько крикливо-игривом — «Супер-стар-ость», думала, так проще будет найти и Издателя, и Читателя.

Однако, по мере работы над темой (я пока писала, проводила семинары и лекции, печатала статьи в СМИ), я от этого кичливого названия устала. Оно не очень-то соответствует. А вот «старание к старению» — это то, чем я занималась эти годы, и то, о чём собственно…

Почему «экологии»? Это тоже одна из моих любимых тем. Экология — это не то, что часто понимается под этим термином, это изучение, понимание среды обитания. Экология не бывает ни плохой, ни хорошей, суть её — внимание. Это употреблено мной в подзаголовке вместо «технологий», которые старости чужды. Экология же и старость весьма близки.

Мы все в основном боимся старости. Но есть люди (к которым я себя записываю), которые любят ходить навстречу страхам и разбираться в них. Именно про них я написала «которые боятся не как все». Для меня старость неожиданно стала весьма привлекательной. В какой-то момент я почувствовала, что это моё будущее, увлекательное, трудное, заманчивое. Это не избавило меня от страхов, которые я старалась честно описывать здесь.

Я искренне и много благодарю всех, кто поддерживал меня во время работы. В первую очередь моих детей, отца, мачеху, брата. А также всех людей, которые помогали мне, советуя литературу, подбрасывая темы, тех, кто участвовал в моих семинарах и опросах, тех, кто доверял мне свой анализ, тех, кто встречался на пути…

В приложениях в конце книги приведены 2 анкеты про старость, с помощью которых я опросила около 300 человек разных полов возрастов, национальностей. И поскольку, я надеюсь продолжить работу, Вы, о Терпеливый и Любопытный Читатель, можете в ней поучаствовать, прислав свои ответы и другие комментарии.

Когда я начала задумывать и писать книгу о старости, мне без конца приходилось слышать «не рано ли!?». Об этом много слов в этой книге. В первый год работы над темой мне подарили чудесную книгу Рам Дасса «Всё ещё здесь» о сознательном старении. Она вызвала у меня шок. Названия глав совпадали с теми, что я успела набросать или задумать. Мысли тоже были «моими». Я заявила детям, что книгу про старость писать не буду, потому что она уже написана. Но мудрая женщина Римма, давшая мне книгу РД, убеждала, что моя будет другой. И скоро я это поняла. Рам Дасс писал о своём опыте — я буду о своём. Я начала радоваться, что не одинока. Что на другом континенте есть человек, словам которого я могу кивать, которого могу цитировать. Человек другого возраста, пола, страны, протянувший мне руку и мысли. Теперь я спокойна. Если кому-то покажется что я слишком молода или малоопытна, плохо знаю мужскую психологию или психологию так называемого Запада я скажу — почитайте Р.Д.И вообще: почитайте Р.Д. — моя книга дополнение к его. А ещё почитайте Гёссе «О старости», ибо он сказал всё тоже куда короче и гениальнее меня. Ну и, конечно же, Марк Тулий Цицерон — как же без него — это же классика, один из первоисточников! А мысли кстати созвучны. Мне нравится ссылаться на этих уважаемых людей, потому как многократно приходилось мне слышать гневные отповеди вроде «да что ты в 40 лет можешь знать о старости!», они знали. А моя позиция снимает возражения других скептиков: «им приходится любить старость — куда им деваться!». Я пишу о страхах, трудностях и радостях пути-перехода, о смыслах движения вперёд, подготовке и вступлении.

Кому я адресую сей труд?

Мне хочется говорить со всеми о нашем всеобщем будущем, тема задевает людей с самым разным образованием и интересами. И мне хочется говорить с коллегами психологами, потому как они в большой мере ответственны за понимание и формирование социальных установок, за общий уровень счастья по стране. В конце концов, если быть честной — я пишу эту книгу для себя. Для себя психолога и для себя просто стареющего человека.

То, что адресовано моим коллегам психологам юнгианского направления я старалась выделять отдельно… Однако, я тешусь надеждой, что смогу пробудить внимание и интерес к юнгианскому пространству у большего чем сейчас числа людей.

Эта книга во многом продолжает мои изыскания, начатые в книге «Любовь. Психология Бытия». Я описываю и исследую старость, но не могу не объяснить некоторых базовых для меня понятий в особенности там, где они расходятся с традиционным пониманием. Я не прошу Вас, о, Читатель, соглашаться с моими представлениями о «реальности», но призываю заинтересованно рассмотреть их, не отвергая с мотивировкой «этого не может быть», а допуская «а что если…».

Поскольку книга состоит из слов (я думаю, когда-нибудь может быть и по-другому, но не теперь) важно схожее понимание прикреплённых к ним смыслов.

Молодость для меня — это всего лишь обозначение временного отрезка в течение человеческой жизни, также и Детство. Также и Старость. Когда я говорю «Старость», я имею в виду просто возраст, не дряхлость, не почтение и опыт, а только то, что человек прожил на земле 50—60 и больше лет или больше 20000 дней, как принято было считать у майя. Хорошо, если эти дни (большинство, по крайней мере) он проживал осознано и наполнено. Иначе случается парадокс — Земля-то крутилась чётко и регулярно, а человек халтурил или тормозил. Тогда он становится формальным стариком (хотя и этому уже пытаются препятствовать), а фактически отстает в развитии, застревая на предыдущих стадиях.

В книге много цитат. Не всем это нравится, но я их люблю. Когда-то, помню, меня раздражали люди регулярно спрашивающие: откуда ты это взяла, словно мои собственные мысли не имеют хорошей цены. Или весомость моих слов не соответствовала моему тогдашнему имиджу? Не суть. Со временем я стала, читая, выписывать всё понравившееся (знаю — многие так делают). У каждого автора бывают чудесные находки — мысле-формы — такие, что лучше не скажешь (ярче, лаконичнее, умнее). Я люблю собирать их и делиться.

Порой Вам будут попадаться двойные цитаты, то есть я цитирую одного человека, а он в свою очередь ещё кого-то. Такие штуки не любят редактора, они кажутся тяжеловатыми и некорректными. Прямо как дети. Меня такие цитаты особенно радуют и вызывают приливы счастья и нежности. Они похожи на внуков или бабушек/дедушек по чудесному ощущению потока времени и связанности его и пространства и всего…, почти единства.

Самое весёлое — это мои цитаты из меня Же. Эту мою слабость тоже прошу терпеливо разрешить. Мне не хочется мучиться подбором синонимов и переработкой фраз, а приятно вспомнить о том, что я где-то это уже говорила…

Почтение.

Для меня симпатично и важно это слово. Семантически. Это один из основных моих смыслов, то о чём тайно и явно мечтаю. И уж точно то, зачем эта книга — по-чтение. Удостоюсь ли?


Цитаты в шутку

Старость — это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. (Фаина Раневская)

Безобразное явление — старческая любовь. (Овидий)

Старость одинокая всем бедам беда! (Софокл)


Венец старости — всеобщее уважение и влияние. (Марк Тулий Цицерон)


В старости начинаешь придавать значение не столько творчеству, сколько жизни. (Эдвард Григ)


Старость, это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность. (Фаина Раневская)


Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры. (Франсуа де Ларошфуко)

СЕРЬЁЗНО:

Воспитание — лучший припас к старости. (Аристотель)

К старости недостатки ума становятся все заметнее, как и недостатки внешности. (Франсуа де Ларошфуко)


К старости люди становятся безрассуднее — и мудрее. (Франсуа де Ларошфуко)


Блажен, кто смолоду был молод, Блажен, кто вовремя созрел. (Александр Пушкин)


Старости свойственна та ясность, которую чувствуешь, освободившись от долгого носимого груза и двигаясь впервые свободно. (Артур Шопенгауэр)


Будь не мудрым стариком, а воплощённой мудростью. Это меняет сам принцип игры. Это не просто новая роль, а новое состояние. (Рам Дасс)

Часть 1. Введение. Старость — будущее сорокалетних и настоящее шестидесятилетних

Старость — это наше будущее. Возраст старения начинается где-то между 45 и 50…

Или может Вам 60 и>? Тогда старость ваше настоящее.

Почувствовали волну негодующего возмущения? Не согласны?

Да, это оно и есть — то о чём эта книга. Теперь это всё чаще называется как-то лживо-стыдливо, то 2-й половиной, то пожилым возрастом… И, тем не менее, около 40—50 тема старости подступает к нашим дверям, и нам приходится делать выбор: изображать, что не слышим звонка или нас нет дома, прикидываться кем-то другим, баррикадировать дверь, выпрыгивать в окно или готовиться к встрече.

Фраза «старость наше будущее» удивительна своей непреложной очевидностью и близким к 100%-му отрицанием.

Мой опыт изысканий таков. Кому бы я ни говорила о моих планах (это началось у меня в 41), что я собираюсь готовиться к старости, или просто стареть — 99% (мои дети не в счёт) реагировали, и продолжают, примерно так: «ты что! Тебе ещё рано! Покрась волосы,…просто устала… и т.п.» 1% — это Лидия Шварц-Салант, которая так не реагировала.

«Большинству из нас нелегко принять старость: ни жизнь, ни смерть. Мы противимся неизбежному и страдаем из-за этого». (Рам Дасс)

Более того мы часто противимся не только неизбежному, но и существующему.

День Рождения чудесной деловой, красивой активной женщины. Ей 50. Но следуя идее кого-то из гостей, все поздравляют её с 30-тилетием. Только мне и нескольким гостям это кажется странным. Куда деваться её 28-летнему сыну? Почему её фактический возраст что-то стыдно-порочное, что надо скрывать? Таких примеров бесконечно много. Из 100 человек заполнявших анкеты только 3 писали, что считают себя старыми… Женщин после 40 и после 60 продолжают называть девочками и девушками.

Повсеместно утверждается непреложное правило, что после 35—40 следует занижать свой возраст и лучший комплимент — несоответствие возрасту. Люди отказываются понимать, когда я говорю им, что замечанием «ты очень молодо выглядишь» они меня почти обижают. Возрастной разрыв мы ещё попробуем многократно рассмотреть с разных сторон.

Мало кто хочет думать о смерти, но большинство готовы принять, что она неизбежно будет когда-то, то есть является нашим будущим. На старость это странным образом не распространяется. Кто готов признать очевидность подобного же факта?

Однако, я искренне желаю нам всем счастливой старости и первое, что для этого необходимо — признать, что в 40 она — наше будущее, а немногим дальше становится настоящим.

У нас в обществе доминирует культ нужности и в основном разговоры о Старости сводятся к тому, что Старость это плохо или хорошо (реже). Я попробую не делать этого. Хорошо или плохо быть взрослым, ребенком?

Я с некоторой уверенностью могу сказать о Старости 2 вещи: трудно и интересно, хотя, пожалуй, и страшно тоже. Заметьте: это же можно сказать и о другом возрасте. Помню, я спрашивала папу: как это, быть взрослым. Он отвечал: трудно, но интересно.

Табу?

В шестидесятые годы был снят запрет на обсуждение таких тем, как сексуальность, пол и духовность. Благодаря роддомам и хосписам даже рождение и смерть были извлечены из темноты на свет. Последним табу в нашей культуре осталось старение. Судя потому как старость представлена (вернее не представлена) в средствах массовой информации, мы живём в обществе, которое делает вид, что старых людей не существует.

(Рам Дасс)

Сейчас это уже не совсем так, ситуация не однозначна и она меняется. В конце книги приведён список фильмов о старости, в тексте много цитат из СМИ. Во время моей работы в нашу страну пришёл хороший мультик «Вверх». Есть кое-какая классика и современные вещи…

Ситуация изменилась, но по мне так пока стало хуже (вот, уже получается стариковское ворчание). Перелом произошёл примерно в 2010 году. Стариков видимо набралась уже критическая масса. Утвердился день Пожилых людей — 1октября, появилась куча программ, тема стала входить в моду. Всякий уважающий себя таблоид стал регулярно писать о старении. Но в каком ключе? Даже наука Геронтология звучит как «наука о старости и преодолении старения». Издаётся журнал с названием «60 лет — не возраст» (а что тогда?). Все заняты поисками средств для продления жизни, молодости и отрицанием старости. Пишется и говорится об увеличении пенсий, возврате стариков к активному потреблению, старость лишается своих смыслов, и ищутся пути включения её как дополнительного ресурса в поддержание нынешней абсурдной экономики и цивилизации в целом. (О социальных ролях ещё поговорим подробнее, опираясь на Ж. Бодрийара).

О старости говориться в СМИ. Говориться и много. Обычно это тема «проблемы старых людей». Часто происходит так. 40—50 летние женщины обсуждают и решают проблемы стариков (дряхлых, беспомощных, одиноких). Это, безусловно, благородное и полезное дело позволяет им отделиться психологически от старости по принципу «это они, а это мы».

Никто не будет утверждать, что старости не существует, но она всегда не про нас, а про кого-то.

Назвать себя старым можно с некоторым заигрыванием, жалуясь на забывчивость или боль в спине или усталость, и ожиданием, что тебя будут отговаривать и разубеждать.

Постепенно прихожу к тому, что настоящая старость табуирована, как настоящая любовь или вообще счастье. Это утверждает меня в мысли, что лишь на поверхности мы, возможно, боимся (избегаем) старости как немощности и т.п.. Это лишь передний очевидный уровень защиты. На самом деле старость пугающа огромностью перспектив, непонятностью задач и возможностей.… Да просто непознанностью.

«Третий возраст» — сайт в сети, (подобными интернет наполняется постепенно, идут публикации и ТВ-программы). Лозунги: «Живи с удовольствием!», «Стареть не модно!»… Про первый потом поговорим. А вот «не модно» — это да, это хорошо. Ни в коем случае я не хочу делать старение модным, важно и хорошо, что оно не модное. Я скорее за то, чтобы допустимым было то, что не модно.

Пожалуй, я бы оставила за старостью Стильность. Стиль может быть довольно высоким, разнообразным, индивидуальным.

Стоит ли хотеть, чтобы о Старости говорилось? Нуждается ли она в рекламе? Думаю, опять, то же что и с любовью. Хотелось бы, чтобы она выглядела привлекательно загадочно и перспективно, собственно мне кажется, она такая и есть. Написала это и вспомнилась почему-то чудесная шутка Бернара Вербера в «Танатонавтах» — реклама жизни.

Моя книга — не реклама старости. Если старость начнут рекламировать, она может стать модной как любовь и также превратиться в порно. Старость, как Счастье, Любовь, Смерть, Одиночество… экзистенциальна и потому очень индивидуальна и важна. Потому и разговор мой только лично с Вами, Читатель. Изменить общую ситуацию может только один человек, просто честный и думающий, не идущий в очереди через турникет…

Искажённые нормы

«Ты хорошо выглядела, — говорит мне подруга о моём телеинтервью, — но старше своих лет, наверное, из-за седины». Парадокс ситуации состоит в том, что это моя седина и мой возраст. Они не могут не соответствовать, тем более что поседела я ничуть не раньше своих сверстников. Но норма определяет женщин крашеными лет до 60-ти, а то и дальше.

Сейчас много говорится о тяготящих общество и особенно женщин стандартах красоты. Странно как люди сумели разделить здоровье, естественность и красоту и даже поставить их в противоречие друг с другом. Если вы протестуете против навязываемых стандартов красоты, Вы в первую очередь можете быть толстым, отрастить брюшко… Что ещё? — да всё собственно. Главное разрешить целлюлит и жировые складки. Потому что это не идёт в разрезе с потребительскими способностями и даже способствует. А вот принятие себя — отнюдь.

Красота стала насильственным понятием. Естественность — нездоровым. Рам Дасс приводит смешной рассказ о том, как спонсирующая его буддийские лекции косметологическая компания после его выступления, рекламируя товар, предложила тест: ущипнуть кожу на руке и проследить, за сколько расправится складка. Ситуация оказалась неловкой, когда у него сидящего на сцене, складка не расправлялась несколько минут. «Мне как будто должно было быть стыдно, за то, что моя кожа недостаточно эластична. И меня задарили всяким кремами. А между тем меня вполне устраивала моя кожа».

Итак, самый мощный стереотип, общественная установка, требующая пересмотра: хорошо выглядеть, чувствовать себя = молодо. Это не так. Хорошо чувствовать себя (вслушайтесь — Чувствовать Себя!) — это быть в гармоничном состоянии соответствия своей природы, психики, мира вокруг.

Помните советскую песню прошлого века «всё на свете могут наши мамы, только не умеют не стареть…». Песня трогала за сердце. А мамы действительно могут всё, и они справились с этим социальным заказом. Мамы научились не стареть. А между тем есть совершенно справедливое авторитетное мнение, что одно из условий взросления мужчины — старение его мамы. Не это ли породило весьма обширное сословие мужчин продолжающих до пенсии жить в качестве маминых сыновей, не способных повзрослеть и стать мужчинами в полном смысле этого слова. Рост этого сословия сделал моральное и физическое проживание мужчины 20—40-… лет с мамой не только не стыдным, а чем-то само собой разумеющимся. Я не агитирую за то, чтобы сыновья покидали родителей в одиночестве и сдавали их в богадельни. Часто достаточно того, чтобы общепринятое «я живу с мамой» сменилось на «мама живёт со мной». Поверьте это не так просто и не так неважно, как кажется!

Как-то у меня была встреча с 35-летним интересным архитектором. Он не женат и признался, что дети его не привлекают. Есть подружка. В основном занят работой. На мои слова о приближении старости (говорила о себе) среагировал очень резко (но типично): какая старость? Вам ещё рано. Моей маме 70, но она себя старухой не чувствует. Странно, правда? Вроде привычная и даже какая-то позитивная фраза. А если сравнить её со словами 5-ти летней девочки: я себя ребёнком не чувствую. Или 18-летней: я себя молодой девушкой не чувствую…

Я спросила архитектора: интересно, а кем же Мама себя чувствует? Ребёнком, девушкой…?

Его ответ: она себя чувствует полноценным человеком. Грустно отражает очень крепко сцепленный со старостью стереотип неполноценности. Запомним это слово — полноценность что под этим обычно подразумевается, для кого ценность? Социальная полезность и востребованность? Насыщенность жизни событиями и эмоциями?

У старости огромная ценность, но мы почему-то меряем её ценностями 1-й половины жизни. Или, ещё хуже, «ценностями» социума.

Мой папа, разменявший давно 8-й десяток, может быть чудесным примером такой общепризнанной и часто реализуемой ныне полноценности. Именно потому, и ещё потому, что он Мой папа, он фигурирует у меня множество раз, как пример всего и вся. Он профессор. Уважаемый в своей среде человек, преподаёт. Работает. В свободное время он путешествует по принципу «то, что не мог позволить себе раньше». Я очень горжусь им и радуюсь за него. Однако, он как-то признался мне, что он переживает из-за того, что не чувствует творческой энергии и не производит ничего нового. Мне кажется, что это новое лежит вовсе не в сфере его любимой науки, где он стал истинным мастером и наставником, а в сфере личного познания и опыта жизни, который так необходим его детям и внукам. Им нужны не знания, а мудрость.

Определения, обозначения

— А ну-ка, друг Папиоль! спой нам песню о том кто стар, а кто молод!

И Папиоль, аккомпанируя себе на маленькой арфе, пропел дерзкую и бойкую песню:

Молод тот, кто всё добро заложит

И помчится, гордый, на турнир.

Молод тот, кто, без гроша в кармане,

Царские подарки раздает.

Кто, гоним толпою кредиторов,

Весело садится за игру,

Ставит на кон жизнь. И трижды молод,

Кто себя в любви не бережёт!

Стар и дряхл, кто копит хлеб в амбаре,

Прячет под пол сладкое вино,

Кто, поев, страшится пресыщенья

И весною кутается в плащ.

Кто не смеет отложить работу

И бросает в изможденье карты,

Сладостного куша не сорвав.

(Фейхтвангер Лион «Испанская баллада»)

Эта беседа стареющего рыцаря и старого оруженосца во многом отражает привычные бытовые попытки определения старости, состоящие из предрассудков и страхов. Хотя, если присмотреться, оттенки и качества +/- придаём мы. Ведь, если перечитать ещё раз стараясь быть объективным, то и в этом отрывке молодость ни чуть не лучше старости, просто разные.

Но посмотрим «Википедию». Особой активности страница не вызывает. Написано не много:

Старость — период жизни человека от утраты способности организма к продолжению рода до смерти. Характеризуется ухудшением здоровья, умственных способностей, затуханием функций организма.

Попытки определения. Термин старость нельзя определить точно, так как в разных обществах этот термин имеет разные значения. Во многих частях света люди считаются старыми из-за некоторых изменений в их активности и социальной роли. Например, люди могут считаться старыми, когда они становятся бабушками и дедушками, или когда они начинают выполнять меньшее количество работы. В России, в Европе, в США и во многих других странах люди считаются старыми, когда они прожили определённое количество лет.

По-моему как раз неплохо. Вот первое определение хотя лаконичное…, но пожалуй не хватает слова «естественной» (потери). И всё равно, всякий ли, кто не может родить — старик. А вот про «определённое количество лет» и социальные роли — куда ближе.

Может у нас с Вами к концу книги получится предложить наш вариант. Хотя я против определений в принципе, придётся сначала уговорить перейти на термин «обозначение».

Простите что отвлеклась.

Вот ещё материал из «Википедии» (свободной энциклопедии):

Вокруг старых людей бытует множество стереотипов, например: они используют палки для хождения, часто посещают врачей, много спят, страдают старческим склерозом. Эти мнения — поверхностны и не совсем правдивы. Большинство старых людей легко перемещаются, сами заботятся о себе. Хотя, с приходом старости люди становятся более восприимчивыми к болезням.

Социальные, психологические и биологические аспекты старения, его причины и способы борьбы с ним изучает наука геронтология; частный раздел геронтологии посвящённый особенностям лечения и предупреждения болезней в старческом возрасте называется гериатрией.

Интересно в связи с этим, что есть и другой менее популярный термин — Геронтофобия, хотя она куда более распространена и требует терапии.

Здесь же приводится интересная цитата о мировоззрении ацтеков, яркая своим образным языком. Она пригодится нам в дальнейшем в разных темах.

Наиболее метко мировоззрение ацтеков в отношении старости было высказано в пиктографическом с итальянскими комментариями «Кодекс Риос»:

Были и есть все эти люди такими любителями метафор, как в словах, так и в делах, что для того, чтобы дать понять о возрасте людей они рисовали эту гору… Но |кому| от 40 до 60 |лет| тот начинает спускаться с горы, и начинает ходить согбенным, до тех пор, пока не нужно будет найти палку, чтобы поддержать себя, возвращаясь, как ребенок к первому возрасту. Но между тем, когда он не терял здравого рассудка, они называли его на |своём| языке шапотека капагехе [sciapoteca capagehe], что значит «народная стража», или «истинный исправитель», и потому он был у них в большом почёте в этой стране. От какового обычая должен устыдиться наш |европейский| народ, так как в стране, где старики-варвары были в таком почёте, старики-христиане уже столь презираемы, что сказывают, что сейчас, достигая 60 лет, не имеют рассудка, и что поэтому они не должны достигать того возраста. И следовало бы бояться тем, кто говорит это, которым Святой Дух грозит с помощью разума. Горе народу, где нет стариков!

(Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из «Кодекса Риос»). — Киев,2010)

Вы, уважаемый читатель, можете и сами изучить определения в словарях, это интересно, в том числе выдержку из В.И.Даля, наверное, по-прежнему наиболее ёмкую:

В.И.Даль «Толковый словарь живого великорусского языка»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 389
печатная A5
от 741