18+
Спектакль любви

Объем: 402 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

«Весь мир театр. Вы в нем актеры,

а на сцене — вся ваша семья»

Уильям Шекспир

Глава 1

Стоял один из июньских дней, так похожий на другие такие же дни раннего лета. Город изнывал от духоты: под вечер разыгралась сильная гроза, дул сухой ветер, небо освещали вспышки длинных молний. Но внутри всемирно известного здания Большого театра царила своя завораживающая атмосфера, громовые раскаты аплодисментов затопили зрительный зал и ярко освещенную сцену.

Артистичная и блистательная молодая примадонна грациозно поклонилась зрителям, сорвав новые овации. Это была Анжелика Ковалевская — новое яркое имя и восходящая звезда оперной сцены. Настоящая дива, молниеносно добившаяся ошеломляющего успеха и признания благодаря своему дару объединять в исполнении эмоциональность, глубину чувств и страсть, неизменно создавая поразительные образы. Ее голос был самым удивительным инструментом, которым она владела в совершенстве.

Природа разыгралась не на шутку. Все небо было покрыто сплошными темными тучами, а холодный дождь лил, как из ведра, когда часом позже она вышла из здания театра и раскрыла зонт над головой.

Анжелика являлась обладательницей не только превосходного голоса, но и прекрасной внешности, которой наградила ее природа: безукоризненно правильный овал лица, выразительные глаза, сверкающие, как изумруды, длинные темно-каштановые волосы, спадающие на плечи мягкими волнами. Она жила, окутанная тайнами и слухами, ее постоянно преследовали журналисты и поклонники, но порой ей так надоедало излишнее внимание, в такие моменты ей хотелось стать обыкновенной девушкой. Однако работа на сцене театра доставляла ей невообразимое удовольствие и не было большей награды, чем слышать искренние аплодисменты, когда публика в зале поднимается в едином порыве и долго-долго аплодирует стоя и кричит: «Браво!»

Ее особый шарм и обаяние заставляли зрителей, услышавших ее один раз, становиться самыми преданными поклонниками. Анжелика постоянно получала роскошные букеты и письма от воздыхателей, на которые у нее обычно не оставалось времени, поэтому она просто аккуратно складывала их в большой ящик, в котором скопилось уже тяжело поддающееся счету количество посланий и пламенных признаний в любви.

И вот дива, с которой вы только что познакомились, скрылась внутри черного «БМВ» представительского класса, поджидавшего у входа в театр, и велела шоферу отвезти ее домой. Жила она в элитном пригородном районе Москвы, в коттедже, расположенном вдали от суеты города.

***

Оказавшись дома, Анжелика устало прилегла на мягкую постель и тяжело вздохнула. Сегодня было одно из самых напряженных выступлений: она танцевала и пела до изнурения, и теперь чувствовала себя, как загнанная лошадь. Неожиданно она что-то вспомнила и потянулась к телефону, чтобы позвонить своей близкой подруге Диане, милой и терпеливой. Сия особа была готова выслушать Анжелику в любую минуту и дать умный совет.

— Да, я слушаю, — ответила Диана.

— Привет, Диана.

— Анжелика, ну, как прошло выступление? Твой прекрасный голос тебя не подвел? — осведомилась она с легкой иронией.

— Неплохо, впрочем, как и всегда. Но прошу, давай лучше поговорим о другом.

— Да, например, о том, что совсем скоро я тебя познакомлю с Димой, ведь похоже без моей помощи, дорогая моя, ты не в силах отыскать себе мужчину! — весело сказала Диана.

— Даже не знаю, что из этого выйдет! Не возлагай много надежд на своего двоюродного братца.

— Анжелика, мой брат может стать отличной партией для тебя! В любом случае, я очень мечтаю тебя с ним познакомить, а дальше видно будет! Придется мне побыть в роли свахи, ведь сама ты не пытаешься завести знакомства, даже несмотря на то, что у тебя ведь столько поклонников: красивых молодых мужчин и актеров, с которыми ты работаешь в театре. Их так много, что не хватит пальцев на руках и ногах, чтобы всех сосчитать.

— Да, но все эти мужчины либо женаты, либо легкомысленные ловеласы, либо блондины, а ты прекрасно знаешь, что мне нужен брюнет, — со смехом сказала Анжелика. — Брюнет, а не блондин! Ты же помнишь, что представители этой категории не заслуживают моего доверия.

— Ну что за глупость ты вбила себе в голову?! Из-за одного несчастного прохвоста, который был обладателем светлых волос, ты блондинов ни в грош не ставишь. Но, знаешь, не все они подлецы и лжецы, как твой бывший Максим.

— Даже не вспоминай о нем, Диана! Он давно остался в прошлом! — резко произнесла Анжелика и крепко сжала пальцами телефон, словно вымещая на ней свой гнев.

— Вот именно, он уже в далеком прошлом. Тебе пора забыть его навсегда и найти себе другого мужчину! Уже целых два года ты страдаешь в одиночестве, и всему виной светлые волосы, которые тебя так раздражают.

— Подруга, войди в мое положение, постарайся понять меня. Да и у меня постоянно репетиции и выступления, мне просто не хватает времени на новые знакомства… Я вся погружена в творчество.

— Что ж, надеюсь, что знакомство с Димой пойдет тебе на пользу. Он приедет в эти выходные. Красавец-брюнет, рослый, гибкий, элегантный. Правда, я его целый год не видела, но зато знаю, что у него нет девушки. Кроме того, у него всегда был хороший характер. Он достаточно серьезен. Ему двадцать девять — самое время для создания семьи! Я убеждена, что он влюбится в тебя с первого взгляда!

— Диана, перестань, ты слишком сильно вошла в роль свахи! — засмеялась Анжелика.

— Если мой кузен тебе не понравится, ты еще найдешь хорошего парня. Но потом тебе придется выбирать между публикой и личной жизнью. Нелегко отказаться от любви зрителей и согласиться на любовь одного человека, особенно после того, что у тебя есть сейчас. Но поверь мне, Дима — это хороший кандидат на твою руку и сердце!

— Диана, я вынуждена отключиться! Какая же ты назойливая сваха! Пока!

***

Следующим вечером Анжелика сидела на постели с чашечкой кофе и либретто, пытаясь выучить свою роль, хотя ее уже сильно клонило в сон. Текст песни навеял на нее старые воспоминания. Перед глазами возник образ Максима — человека, за которого она мечтала выйти замуж, которого любила всей душой и который оказался невероятным подлецом!

Это случилось с юной Анжеликой Ковалевской, еще не ставшей знаменитой оперной певицей.

Максим Филонов был великолепным мужчиной, с поразительно яркими голубыми глазами, светло-русыми волосами и спортивным телосложением. Он казался девушке идеалом совершенства. Она была безумно влюблена, но их романтическая любовь длилась совсем недолго. Максим встретил Анжелику в небольшом ресторане, где та подрабатывала вокалисткой по выходным, исполняя поп, джаз и соул, то совместно с гитаристом, то иногда с группой из трех музыкантов, также сотрудничавших с рестораном на постоянной основе. Это была временная работа, чтобы оплачивать счета за аренду и питание. Имея базовое театральное образование и обучаясь на четвертом курсе в консерватории, она мечтала попасть на сцену хотя бы на роль статиста. Девушка была совершенно одинока в столице, в этом чужом городе, где жизнь бурлила, как водопад. У Анжелики не было ни друзей, ни знакомых, ни родственников. Мать-вдова жила и работала в Париже, и каждый месяц посылала дочери небольшие деньги. Итак, Максим увидел молодую красавицу, и она ему сразу приглянулась. Его поразили ее большие невинные глаза и хрупкость. Анжелике тоже пришелся по душе молодой человек; можно сказать, что между ними сразу пробежала искра, превратившаяся затем в пламя. Максим подошел к ней и завязал знакомство, они начали встречаться. Прошло всего две недели, и они признались друг другу в любви. Спустя некоторое время Максим понял, что Анжелика — эта наивная девушка — всего лишь его очередное увлечение, но ничего ей не сказал, продолжая играть роль безумно влюбленного, а наша бедная героиня верила каждому его слову и ошибочно считала своего обольстителя самым лучшим мужчиной на свете.

Но однажды все рухнуло. Рухнуло в одно мгновенье. Это случилось в прекрасное летнее утро, когда Анжелика пришла в квартиру Максима, чтобы сделать ему сюрприз. У нее был ключ, и она с легкостью проникла в его скромное жилище. Однако ее сюрприз не удался. Распахнув дверь спальни, она радостно произнесла: «Привет, Максим! Сюрприз!».

Максим совсем не обрадовался ее внезапному приходу, только изумился до глубины души и ничего не смог произнести. Он лежал обнаженным на скомканных простынях, а рядом с ним сидела девушка; при виде Анжелики, внезапно вломившейся в спальню, она удивленно приподняла тонкие брови, словно ожидая объяснений от Анжелики, а не от Максима.

Анжелика на мгновенье застыла, как статуя, слишком ошеломленная, чтобы как-то отреагировать. Радостное возбуждение сразу испарилось, хорошего настроения как не бывало. Тогда она поняла, что не желает иметь ничего общего с Максимом, который так подло обошелся с ней. Придя в себя, она резко развернулась и бросилась прочь, стараясь не обращать внимания на крики и смех, которые неслись ей вслед. Девушка захлебывалась слезами, не в силах остановить их. Какой же она была дурой, что верила этому мерзавцу! Он даже не пришел просить у нее прощения! С тех пор его больше не было видно, да и встречать его Анжелика не хотела.

Анжелика вернулась в действительность и взглянула на текст либретто: буквы плыли у нее перед глазами от скопившихся слез. Воспоминания навеяли тоску и негодование. Если бы Максим оказался достойным человеком, то сейчас она была бы счастлива с ним. Но если посмотреть с другой стороны, то она, быть может, никогда не стала бы знаменитостью.

Но достаточно воспоминаний! Анжелика резко спрыгнула с кровати и бросила текст, который так и не выучила. У нее еще будет время, которое она потратит на заучивание своей новой роли, а сейчас она чувствовала, что ей необходимо расслабиться.

Девушка спустилась в гостиную и взяла из бара виски; сделав глубокий вдох, запрокинула бутыль и быстро заглотила. Жгучий напиток обжег ей горло. Потом она снова поднесла горлышко к губам и сделала еще глоток, от которого тепло разлилось по всему телу.

— Все, достаточно, — приказала она себе и убрала виски обратно за стойку бара. — Иначе я захмелею, а мне еще нужно столько всего выучить.

Затем Анжелика двинулась в комнату, продолжая разговаривать сама собой. Она любила разговаривать вслух, так сказать, общаться со своим внутренним голосом; больше ей не с кем было поговорить в этом огромном доме. Не станет же она обсуждать разные глупости с горничной. Другое дело — Диана, но ведь подругу не оторвешь от дел из-за простой болтовни. Анжелика была одинока, и ей всенепременно нужен был мужчина. Не какой-нибудь парень-рубаха на пару дней в неделю, а истинный джентльмен на всю жизнь.

Она только взяла в руки страницы с текстом, как, постучавшись, в комнату вошла горничная Варвара с ужином на подносе.

— Я принесла вам ужин, как вы просили. Куда мне поставить поднос? — обратилась она к хозяйке, которая в ответ молча указала на столик у кровати.

Пожелав Анжелике приятного аппетита, Варвара удалилась.

***

После легкого ужина Анжелика быстро выучила оперную арию и теперь исполняла ее на балконе, глядя в ночь. Голос певицы был чист, как родниковая вода, и звенел в ночной тишине, как колокольчик.

Внезапный шорох в саду заставил замолчать ее на полуслове. Неужели во дворе кто-то есть? Анжелика свесилась с перил и посмотрела вниз, но никого там не обнаружила. Тут снова послышался тихий треск; она вновь насторожилась и взглянула в полутьму.

— Эй… Кто здесь? — спросила она, пытаясь разглядеть среди деревьев непрошеного гостя. — Отзовитесь.

— Простите, если напугал вас, милая девушка.

На свет тусклого фонаря на площадку под балконом вышел незнакомый Анжелике молодой мужчина. В простой черной футболке и джинсах он выглядел великолепно. Но она не могла тщательно разглядеть незнакомца при таком слабом освещении.

— Кто вы такой и что вы делаете в моем дворе? — резким тоном осведомилась Анжелика.

— Меня зовут Валерий Швецов, и я гнался за своим обезумевшим псом. Он прыгнул в ваш сад сквозь забор, и мне пришлось бежать за ним. Надеюсь, я вас не напу… — тут неизвестный молодой человек запнулся и стал сосредоточенно вглядываться в черты ее лица. — Не могу поверить своим глазам! — через несколько мгновений воскликнул он. — Неужели вы та самая Анжелика Ковалевская?!

— Да, это я, — спокойно ответила она. — Вы не ошиблись.

Мужчина, при ближайшем осмотре оказавшийся блондином, улыбнулся ей очаровательной улыбкой, совершенно забыв о своем убежавшем четвероногом питомце.

— Разрешите представиться, меня зовут Валерий…

— Я еще помню ваше имя. Вы только что мне это говорили, — оборвала она его.

— О, простите. Увидев вас, такую прекрасную, я забыл обо всем на свете. Значит, это вы сейчас так чудесно пели? Не знал, что вы здесь живете. Проезжая мимо, я решил выгулять пса, как вдруг попал в ваш двор. Какое совпадение, правда? Не сказать, что я ваш поклонник, но так получилось, что когда-то я даже написал вам письмо…

Внезапно послышался собачий лай, где-то совсем рядом.

— Это мой пес, — сказал Валерий. — Вы позволите мне поймать его, пока он не натворил чего-нибудь?

— Да поймайте же его, наконец, — отозвалась Анжелика. — И как можно скорее, — сказала она, глядя на исчезающего во тьме Валерия Швецова.

Когда он скрылся среди кустарников, она с шумом выдохнула, словно выпуская пар.

— Блондин, — прошептала она, презрительно скривив губы.

Валерий Швецов, этот случайный прохожий, был обладателем таких же светлых волос, как и Максим. Анжелика взмолилась, чтобы этот человек убрался восвояси как можно быстрее.

Через несколько минут Валерий снова появился, ведя своего брыкающегося кремового лабрадора за ошейник.

— Простите еще раз, если напугал вас, Анжелика. Во всем виноват Цезарь.

— Цезарь? — недоуменно повторила Анжелика.

— Да, Цезарь, мой пес. Он такой непослушный мальчик, шалунишка! — казалось, Валерий не торопился уходить.

— Можно задать вам вопрос?

— Да, пожалуйста, — с готовностью отозвался он.

— Забор очень высок. Как вы умудрились проникнуть во двор? Как миновали охранника?

— Тот, которого я заметил, видел седьмой сон. Вам следует отчитать его за то, что он такой увалень.

Анжелика невольно улыбнулась и даже позволила себе грешную мысль о том, как было бы хорошо, окажись сей мужчина брюнетом. Высокий, атлетически сложенный, с выразительным взглядом. И было в нем нечто притягательное, но Анжелика не могла ответить, что именно. Но весь его природный магнетизм рассеивался при взгляде на копну светлых волос — перед ней стоял натуральный блондин, а с блондинами Анжелика не желала иметь ничего общего. Валерий даже не мечтал так близко увидеть Анжелику Ковалевскую — новую звезду оперной сцены. А этим вечером, в нелепой погоне за псом, ему посчастливилось воочию лицезреть знаменитую певицу! Спасибо Цезарю — это он привел его к ней!

— Мне доводилось читать о вас в газетах, — заметил Валерий.

— Правда? Что пишет желтая пресса?

— Пока что она хвалит ваши таланты и отмечает, что вы одиноки, как айсберг в океане. А что, это правда? Вы одиноки? Ни за что в это не поверю!

— Пожалуй, это не ваше дело, — холодно ответила Анжелика.

— Пожалуй, это так, — пожал он плечами. — Но если бы у вас кто-то был, разве он не вышел бы сейчас к вам на балкон, услышав чужой мужской голос снаружи?

Анжелика с горьким сожалением признала, что Валерий попал в самую точку — в самое больное место.

— Наверное, я надоел вам, — наконец, понял он.

«Это действительно так. Ты надоел мне, как мозоль. Стоишь тут и досаждаешь мне всем своим видом», — зло подумала про себя Анжелика и сжала кулаки.

Внезапно Цезарь нетерпеливо дернулся в сторону, и Валерию стоило больших усилий удержать огромного пса, который, в отличие от своего хозяина, рвался домой.

— Кажется, вашей собаке наскучило сидеть на одном месте, — осторожно произнесла Анжелика, стараясь казаться вежливой.

Валерий понял намек, сквозивший в ее голосе. Она хотела, чтобы он немедленно ушел.

— Я вас понимаю, — вздохнул он. — Мне пора идти. Приятно было поговорить со звездой.

— Спасибо. Мне тоже было весьма приятно пообщаться с вами, — с наигранной улыбкой отозвалась Анжелика. — Прощайте, Валерий.

— До свидания, Анжелика, — попрощался Валерий и неохотно сделал несколько шагов назад.

— Можно узнать, как вы собираетесь выйти? — вдруг спросила девушка. — Так же, как зашли?

Мужчина в ответ неопределенно пожал плечами.

— Вот что, постойте пока здесь. Сейчас выйдет моя горничная и проводит вас.

— Благодарю.

Анжелика быстро спустилась в гостиную и стала звать Варвару, но та, похоже, оглохла, потому что не приходила на зов хозяйки.

— Черт возьми! — выругалась Анжелика и зашагала к двери.

Она вышла на крыльцо, спустилась по ступеням, кутаясь в свой кружевной голубой халатик, и направилась навстречу к Валерию. Теперь ей придется лично проводить этого блондина.

— Я сама провожу вас, чтобы охранник не поднял шумиху. Следуйте, пожалуйста, за мной.

Вскоре они подошли к высоким железным воротам, возле которых дежурил охранник — широкоплечий громила по имени Богдан. Он с большой подозрительностью посмотрел на Валерия и его пса, а потом перевел удивленный взгляд на свою хозяйку.

— Анжелика Анатольевна, — начал Богдан и на всякий случай потянулся к своему пистолету.

— Оружие нам не понадобится, — предупредила та, заметив его движение.

— Простите, но что за человек рядом с вами? И что здесь делает собака?

— А я не знаю, что делаете здесь вы, Богдан. Этот человек сумел незамеченным пробраться в сад. Слава Богу, что он не преступник, нашлось у него оправдание. А вам следует быть более внимательным.

— Да, Анжелика Анатольевна. Виноват — исправлюсь.

— Хорошо. Открывайте ворота.

Охранник быстро нажал на кнопку и автоматические ворота начали медленно расходиться в разные стороны.

— До свидания, Анжелика, — сверкнув неотразимой улыбкой, попрощался Валерий и зашагал прочь. — Цезарь, за мной!

***

Вернувшись в свою спальню, Анжелика плюхнулась в кресло. Вихрь мыслей кружил в ее голове после пережитого разговора с Валерием.

— Обычный обожатель, — размышляла она вслух. — Такой же, как и большинство поклонников. И этот тип ничем не отличается от всех остальных блондинов! Самоуверенный и самодовольный гусак! Ну, чего ты так разволновалась, Анжелика? Ты больше никогда не увидишь этого человека…

Тут ее взгляд упал на большой белый ящик, в котором она хранила нераспечатанные письма от своих поклонников, и вспомнила, как Валерий сказал ей, что тоже написал ей одно.

Глаза девушки загорелись, ее начало обуревать жгучее любопытство, что же такой человек, как Валерий мог написать ей. Она подошла к ящику и с огромным трудом вывалила оттуда многочисленные конверты и открытки. Впервые за последние месяцы она нашла время почитать письма, а точнее, одно письмо, полученное от Валерия Швецова.

Их здесь было видимо-невидимо — ей за год не прочесть все. Но она же собиралась отыскать лишь одно единственное от своего нового знакомого, хотя его вряд ли можно было назвать знакомым — Анжелика говорила с ним не более четверти часа. И с чего ей вдруг взбрело в голову копаться среди старых писем? Она сама не понимала, почему ей этого захотелось. Наверное, чисто спортивный интерес!

Девушка уселась на полу перед вываленной кучей писем и принялась рассматривать один конверт за другим, надеясь скорее увидеть в строке адреса имя «Валерий».

— Если я не найду это проклятое письмо через полчаса, я попрошу Варвару разгрести эту груду, — решила она и взглянула на часы, засекая время. Было восемь тридцать.

К девяти часам оно все еще не было найдено, и Анжелика поручила это дело горничной. Та очень удивилась, но согласилась помочь хозяйке. Затем Анжелика отправилась распевать на балкон, а Варя уселась перед внушительной грудой писем.

— Ну что, нашла? — поинтересовалась Анжелика, когда ей надоело петь, и она вернулась в комнату.

— Нет, — ответила Варвара, продолжая рассматривать конверты. — Но я обязательно найду его. Кстати, письма есть еще и на чердаке. Три месяца назад вы попросили меня разместить их там.

— Да, я и забыла. Буду тебе очень благодарна, если ты отыщешь это письмо. Я прилягу, а если засну, то не буди меня, ладно?

Через некоторое время Анжелика заснула, а Варвара, так и не найдя того, что искала, осторожно вышла из комнаты и направилась прямиком на чердак.

***

Анжелика проснулась от яркого солнечного света, проникавшего в комнату. Она потянулась и уселась на кровати, свесив вниз ноги. Вот и наступил новый день!

Внезапно ее взгляд наткнулся на конверт, лежавший на ночном столике около телефона. Анжелика скорее схватила его.

— «От Валерия Швецова», — прочитала она под адресом. — Отлично!

Быстро разорвав конверт, она извлекла из него листок бумаги и принялась читать:


«Привет, малышка! Я Валерий. Взгляни на мою фотографию. Что скажешь? Хорош? Тогда может встретимся? И я всю тебя зацелую, куколка.

Валерий Ш.


— И я искала это так долго только ради этих ничего не значащих строчек! — раздосадовано воскликнула она. — Какой все-таки самоуверенный нахал!

Девушка достала фотографию; его светлые волосы сразу бросились ей в глаза, и она отшвырнула фото прочь. Записку она нервно скомкала и забросила в угол комнаты; туда же последовал и конверт.

— Какого высокого мнения он о своей особе! Возомнил себя первым красавцем на свете! Напыщенный блондин! И он подумал, что я захочу с ним встретиться… «И я всю тебя зацелую, куколка!» — нет уж, покорнейше благодарю!

Глава 2

Наступил последний день недели. Анжелика провела воскресный вечер на сцене Большого театра, в очередной раз блестяще сыграв роль юной Джульетты в опере Верди.

После выступления певица поспешила домой: сегодня Анжелику ожидало свидание с Дмитрием, двоюродным братом Дианы, и девушка втайне надеялась, что после этой встречи, быть может, и в ее личной жизни зазвучат гармоничные аккорды.

Анжелика пребывала в какой-то лихорадке, готовясь к этому свиданию вслепую, которое больше походило на телевизионную игру: два человека — мужчина и женщина — должны встретиться и попытаться разглядеть друг в друге родственную душу.

Девушка хотела произвести на Дмитрия благоприятное впечатление, но не имела ни малейшего понятия, что надеть, невзирая на то, что всевозможных нарядов у нее было хоть отбавляй. После долгих размышлений и придирчивых примерок Анжелика выбрала слегка блестящее, темно-синее скромное платье.

— Все пройдет прекрасно, — убеждала себя девушка. — Диана сказала, что он благовоспитанный человек с блестящим будущим и серьезными намерениями. Самое главное, что он не блондин.

Через два часа Анжелика уже сидела в зале ресторана и поджидала Дмитрия, то и дело озираясь вокруг и надеясь остаться незамеченной журналистами, жадными до чужих дел, или поклонниками. В ресторане присутствовал охранник Анжелики, который в случае опасности или если певице начнут чересчур докучать, должен был прийти ей на выручку.

Анжелика взглянула в сторону входной двери. В следующий миг ее внимание привлек высокий темноволосый мужчина, подошедший к метрдотелю.

«Наверное, это и есть Дмитрий», — подумала она, не отрывая взгляда от молодого брюнета, осматривающегося вокруг.

Наконец, его взгляд нашел Анжелику, и мужчина быстрой походкой устремился к ней.

— Анжелика? — вежливо поинтересовался брюнет и блеснул ослепительной улыбкой.

Это был, без сомнения, Дмитрий. Анжелика приветливо улыбнулась ему.

— Да, это я. А вы, должно быть, тот самый Дмитрий?

— Да, тот самый. Рад с вами познакомиться, Анжелика, — Дмитрий еще раз широко улыбнулся и сел напротив девушки.

К их столику тут же подошел услужливый официант и оставил буклеты с меню.

— Вы потрясающе выглядите, Анжелика, — сделал искренний комплимент Дмитрий, глядя ей в глаза. — Сестра много рассказывала мне про вас. Я настоящий везунчик, ведь мне посчастливилось познакомиться с вами. Вы будто сошли со страниц красивой сказки!

— Благодарю вас, Дмитрий, — смущенно улыбнулась Анжелика. — Про вас она тоже отзывалась самым чудесным образом. Надеюсь, что мы с вами поладим.

Вечер начинался неплохо. Анжелика позволила себе расслабиться. Дмитрий оказался весьма достойным кандидатом, тут Диана была права. В следующие десять минут разговор завязался легко, они даже не заметили, как долго выполнялся их заказ.

Наконец официант поставил заказанные блюда и вино на стол и быстро удалился, пожелав им приятного аппетита.

— Вы слышали обо мне раньше? — поинтересовалась девушка, пока Дмитрий наливал белое вино в бокалы.

— Нет. Честно говоря, я никогда не интересовался театром. Но теперь, пожалуй, опера станет моим новым увлечением.

Он передал ей один бокал.

— За вас, Анжелика!

— И за вас, Дмитрий, — отозвалась она и отпила глоток.

— Теперь, познакомившись с вами, Анжелика, я искренне сожалею, что ни разу не бывал в Большом Театре.

— Это можно легко исправить. Скоро состоится премьера оперы Вагнера «Летучий голландец» и роль Сенты буду играть я.

— Замечательно! Я обязательно приду посмотреть на вашу игру. А в фильмах вы, случайно, не снимаетесь? Не приглашали ли вас на телевидение?

— Однажды я получила предложение сняться в фильме-опере, но вынуждена была его отвергнуть, поскольку в этом случае мне пришлось бы пропустить целых три премьерных спектакля. В общем, овчинка выделки не стоила. Да и мне больше по душе вживую выступать на сцене, ведь только так можно услышать, как зал взрывается аплодисментами, и испытать при этом неземной восторг. Я очень люблю свою работу и готова отдать театру свое сердце.

— Мне не терпится посмотреть эту грандиозную оперу. Я уверен, что вы сыграете свою героиню потрясающе.

— А чем вы занимаетесь, Дмитрий? — с любопытством спросила Анжелика.

Мужчина тут же оседлал своего любимого конька — принялся с воодушевлением рассказывать о своей адвокатской практике: о том, как он защищал подозреваемых в суде, как выводил на чистую воду мошенников, как работал с одним наркоманом, который якобы убил свою сестру…

Спустя четверть часа Анжелике стало чертовски скучно слушать его, но она пыталась ничем не показать, что буквально спит с открытыми глазами.

В какой-то момент перед мысленным взором девушки возник образ, заставший ее врасплох: энергичный, жизнерадостный Валерий с пронзительным взглядом приковывающих к себе голубых глаз.

— Нет, не думай о нем! — запретила она себе вслух, и Дмитрий несколько удивился.

— Что? — спросил он и взглянул на девушку. — Нет, Анжелика, я и не думаю об этом наркомане. Так, на чем я остановился? Ах, да! И все-таки я выручил того человека и доказал судье его невиновность в этом ужасном преступлении.

Анжелика отогнала мысли о светловолосом красавчике с глазами грешника прочь и стала внимательно слушать нудный рассказ Дмитрия. Однако через несколько минут лицо Валерия снова непроизвольно выплыло у нее перед глазами, и она, задумавшись о нем, сама того не замечая, стала витать где-то в облаках.

— Анжелика! — громкий и резкий упрек Дмитрия вернул ее на землю. — Анжелика, вы меня совсем не слушаете! Я уже в третий раз спрашиваю вас, как бы вы поступили, окажись на моем месте?

Девушка и понятия не имела, о чем ее спрашивают.

— Простите, что вы имеете в виду?

— Я спросил вас, что бы вы сделали, оказавшись на моем месте. Этот бизнесмен припер меня к стенке и приставил пистолет к моему лбу!

— Ну… я не знаю… — растерянно пробормотала девушка.

— Вы бы согласились после всего этого защищать его сына в суде? Подписали бы контракт?

— Контракт? — повторила Анжелика и с недоумением посмотрела на Дмитрия, который приставал к ней с бессмысленными вопросами. — Простите, мне нездоровится… Не могли вы бы отвезти меня домой?

— Да, конечно, как скажете. Официант, счет, пожалуйста!

***

Оказавшись дома, в благостной тишине своей комнаты, Анжелика принялась в беспокойстве вышагивать взад-вперед, мысленно возвращаясь к недавним событиям. У нее вовсе не болела голова — она просто воспользовалась маленькой ложью, чтобы у нее действительно не началась мигрень после унылого вечера, который она провела с неинтересным собеседником.

— Диана, ты совсем не разбираешься в мужчинах, — прошептала Анжелика, и вдруг, вспомнив Максима, добавила: — Хотя я тоже ничего не смыслю в них.

Затем она взяла телефон, улеглась на кровати поудобнее и набрала номер подруги.

— Привет, Диана.

— Как прошел вечер? Дмитрий пришелся тебе по вкусу?

— Если честно, то твой брат — самый тоскливый человек в мире, — откровенно ответила Анжелика. — Начало было очень интригующим, но затем всю вторую половину вечера он рассказывал мне о своей скучнейшей адвокатской практике, у меня завяли уши.

— Но ты не можешь не согласиться с тем, что он чертовски хорош собой!

— Да, внешне он производит весьма выгодное впечатление, но зачем ему понадобилось заваливать меня бесконечными юридическими терминами? Я же не рассказывала ему про allegro1, calmato2 или stridendo3!

— Дима, наверное, просто растерялся. Он всегда был весьма интересным собеседником.

— Поверю тебе на слово. Я должна узнать его поближе: вдруг в действительности он не такой зануда, каким кажется.

— Он адвокат, а адвокаты — не весельчаки. Они смотрят на мир другими глазами, у них серьезный взгляд на жизнь. Не забывай, какая у Дмитрия работа: он общается с преступниками.

— Я не имею ничего против его профессии, но мне бы не хотелось обсуждать на свиданиях защиту подсудимых.

— Тогда я постараюсь осторожно намекнуть об этом брату.

***

Открывая дверь своей московской квартиры, находившейся в одном из элитных домов, возведенных на окраине города, Валерий Швецов услышал нетерпеливый лай своего пса — Цезаря.

— Ну, что ты лаешь? — он распахнул дверь и потрепал собаку по лохматой голове. — Пойдем, прогуляемся!

Вместе с псом он вышел на улицу, в прохладный вечерний сумрак. Он отворил дверцу машины и дождался, пока пес запрыгнет на сиденье; затем уселся за руль и повернул ключ зажигания.

— Куда поедем, дружище? — спросил он у лохматого Цезаря. — На твою любимую поляну со сваленным деревом?

Надо заметить, что эта самая поляна находилась неподалеку от того района, где жила Анжелика Ковалевская.

Четверть часа спустя Валерий неторопливо шел за своим псом, весело бежавшим по дороге вдоль улицы, и любовался большими, красивыми особняками. Кажется, где-то здесь живет Анжелика Ковалевская, вспомнил Валерий.

Вдруг Цезарь остановился, залаял и прыгнул в чей-то сад.

— Черт! — выругался Валерий и бросился за собакой. — Черт! — в сердцах воскликнул он еще раз, поняв, что Цезарь опять пробрался в сад Анжелики.

— Цезарь! Вот глупая псина! — Валерий подбежал к белому забору и попытался разглядеть среди пышных зеленых деревьев и кустарников Цезаря, который неугомонно лаял.

— Что мне теперь делать? — обреченно прошептал он. — Опять лезть через забор и гоняться по всему саду за этим придурковатым псом?

«Ну, я ему потом уши надеру, этому балбесу», — думал Валерий минуту спустя, осторожно перелезая через забор. — Если Анжелика увидит меня, то подумает, что я умышленно запустил пса в ее сад, чтобы опять встретиться с ней».

Тем временем неугомонный Цезарь уселся на задние лапы под балконом и громко завыл; казалось, будто он пел Анжелике серенаду.

— Вы слышите, Анжелика? — тихо спросила свою хозяйку Варвара, от слуха которой не ускользнули странные звуки.

— Что, Варвара? — Анжелика, сидевшая на диване и листавшая модный журнал, подняла глаза на горничную.

— Мне послышалось, что в саду воет собака.

Анжелика прислушалась: действительно, снаружи раздавался монотонный вой.

— Да, ты права, — произнесла она, поднимаясь с дивана и откладывая журнал на столик. — Пойдем, посмотрим, что там творится.

— А вдруг там притаился какой-нибудь маньяк? — взвизгнула Варвара.

— Варя, прошу без паники, — сказала Анжелика и решительным шагом направилась к двери.

Она вышла на крыльцо и осмотрелась кругом; Варвара боязливо стояла в проеме двери и огромными глазами глядела в устрашающую темноту.

— Видишь, Варвара, тут нет никакого маньяка, — она развела руками и повернулась к дрожащей горничной.

В следующую секунду на крыльцо, прямо к ногам Анжелики, прыгнул огромный лабрадор, радостно виляя хвостом.

— О Боже… — с тихим ужасом прошептала горничная и бросилась в дом, оставив свою знаменитую хозяйку одну с наводящим ужас псом.

— Сидеть! — в попытке усмирить собаку крикнула Анжелика, но эта команда никак не впечатлила животное. Анжелика не знала, чего можно ожидать от чужой собаки и медленно попятилась к двери, нащупала ручку и, резко распахнув дверь, ворвалась в дом. Пес бросился за ней и в одно мгновенье оказался в просторном холле, а затем — и в гостиной.

— На помощь! На помощь! Загрызет же сейчас! — истеричная горничная в страхе бежала по лестнице на второй этаж, надрывая голос.

— Это же Цезарь, пес того самого мужчины… вроде Валерия, — вспомнила Анжелика, пристально глядя на собаку, которая озиралась по сторонам, изучая новое место. — Цезарь…

Она сделала шаг к животному и чуть наклонилась, разглядывая его.

— Это ты, Цезарь? А где, интересно, твой хозяин? Он пришел вместе с тобой?

— Сейчас он вас укусит! — панически крикнула Варвара с площадки лестницы.

— Я знаю его: это собака одного моего поклонника. Его зовут Цезарь.

— Вашего поклонника зовут Цезарь?

— Нет, собаку. Не бойся, Варвара, ничего плохого он нам не сделает. Он хороший песик. Ты ведь хороший, правда?

— Будьте осторожнее! Посмотрите, у него текут слюни, как бы он вас не загрыз! Ой, он смотрит на меня! О Боже, он убивает меня взглядом! — взвизгнула Варвара и одним духом скрылась за углом.

Цезарь фыркнул и рванулся к лестнице; он погнался за Варварой; видимо, его разозлила ее истерика.

— Варя, он побежал за тобой! — предупредила Анжелика горничную и начала поспешно подниматься наверх.

Варвара уже знала это; огромный, лохматый лабрадор быстро шагал за ней по широкому коридору. Горничная спряталась в комнате Анжелики, дрожа всем телом.

А пес сидел снаружи и прислушивался к учащенному дыханию девушки. Анжелика подошла к двери, не боясь Цезаря, и тихо спросила:

— Варвара, с тобой все в порядке?

— Пожалуйста, вышвырните этого ужасного пса из дома! Я очень прошу вас, госпожа!

— Попробую, — неуверенно ответила Анжелика.

Она осторожно схватилась за ошейник лабрадора и потянула его, но пес упорно не хотел сдвигаться с места. Зарычав, он продемонстрировал Анжелике острые желтые клыки и стал вырываться из ее рук. Она отскочила в сторону, а потом стремительно бросилась в гостиную. Цезарь остался стеречь Варвару.

Анжелика вышла из дома и на крыльце столкнулась лицом к лицу с… Валерием!

— О, господин Швецов! — воскликнула она, сбитая с толка. — Вы должны помочь мне!

— Анжелика… — Валерий растеряно уставился на нее, не веря в эту встречу.

— Ваш пес пробрался в мой дом и до смерти перепугал мою горничную! Вы нарочно это подстроили, признавайтесь?

— Нет, как Вы могли подумать обо мне такое!.. Я вышел на прогулку с Цезарем, а он снова залез в ваш сад. Это чистая случайность, уверяю вас! — попытался объяснить Валерий.

— Рассказывайте ваши сказки кому-нибудь другому, а я вам не верю. Я уверена, что вы сами все подстроили. Поздравляю, у вас все прекрасно получилось! Ну что, довольны выполненной работой, ваш план удался, Валерий?

— Не было у меня никакого плана, — возмущенно ответил Валерий. — Так вам нужна моя помощь или нет?

— Да, я сказала это, а вы… вы стоите тут и ничего не предпринимаете! Варя, наверное, еле дышит от страха!

— Мой Цезарь — добрый пес, он никогда не причинит никому зла, — сказал Валерий убежденно.

— Он пытался укусить меня! — отрезала Анжелика и вошла в дом.

Валерий вошел вслед за ней и, оказавшись в гостиной, присвистнул. Великолепие, размер и красота гостиной поразили его. Вот так дивная комната! Все пространство оформлено в нейтральных тонах. Потолок высокий, как во дворце, пол выстелен крупными, сверкающими плитами. К потолку вздымаются изящные белые колонны. Огромные панорамные окна с прекрасным видом на природу. В середине комнаты стоят два дивана розового дерева и кресла. Притягивает внимание черный полированный рояль, создающий резкий контраст со светлыми портьерами. Убранство комнаты завершает большой мраморный камин, на полке которого стоят дорогие вазы и статуэтки.

— Что вы тут все разглядываете?! — услышал Валерий возмущенный голос Анжелики. — Вы должны немедленно спасти мою горничную! Сейчас же идите и уведите из дома свою невоспитанную собаку!

— Не переживайте, все будет хорошо, — успокоил ее Валерий, продолжая рассматривать красивый дизайн гостиной.

— Да что вы стоите на одном месте, как приклеенный?! Ах, какая жалость, что я отпустила охрану! Если бы Богдан был здесь, вас и вашего пса не было бы в моем доме!

В следующий момент они услышали какой-то грохот на втором этаже.

***

Варвара прижалась ухом к двери; в коридоре было тихо, горничная решила, что пес ушел, и чуть приоткрыла дверь, чтобы убедиться в этом. Но она ошиблась — Цезарь до сих пор терпеливо стерег ее. Он ловко просунул лапу в образовавшуюся щель и весело ворвался в комнату. Варвара вскрикнула и в ужасе бросилась к балкону.

Между тем Анжелика и Валерий поднялись на второй этаж.

— Ваш пес был здесь, возле дверей моей комнаты. Не понимаю, куда он мог деться, — хмурясь, произнесла она.

— Видите, дверь чуть приоткрыта. Наверное, Цезарь пробрался внутрь.

— Что?! Этот противный грязный пес в моей комнате?!

— Не беспокойтесь, Анжелика, я его оттуда выдворю.

— И побыстрее, пожалуйста! Бедная Варвара… Ваша псина растерзает девушку. Вам следовало научить его манерам хорошего поведения! Вы просто ужасный хозяин, и собака у вас ужасная, раз вы не можете научить ее элементарному послушанию.

— Он очень послушный мальчик, просто хочет поиграть. Поверьте мне…

Валерий вошел в спальню и подивился ее красоте, не замечая Цезаря. Особенно ему понравилась большая кровать со столбами с золотыми ангелами, на которой, кстати сказать, блаженно растянулся Цезарь.

— Немедленно слезай с моей кровати, чертов пес! — в негодовании крикнула Анжелика и сердито топнула ногой.

— Цезарь, ко мне! — позвал его Валерий. — Цезарь, ко мне! — повторил он команду. — Я кому сказал?! Цезарь!!!

Нехотя лабрадор спрыгнул с кровати и подошел к своему хозяину.

— Вот. Все улажено, Анжелика.

— Нет, еще не все улажено, господин Швецов, — сказала она и указала рукой на осколки вазы у кровати и изящные сломанные розы, лежащие в растекшейся воде.

— Вот черт! — раздраженно воскликнул Валерий. — Я вам заплачу. Сколько с меня за вашу любимую вазу и испорченный букет?

— Не стоит. Просто уберите все это.

Боязливая горничная вернулась в комнату и подошла к разбитой вазе в попытке поднять цветы.

— Нет, Варвара. Этот человек сам наведет чистоту в моей комнате. Дай ему все, что для этого потребуется.

— Без проблем, — ответил Валерий, признавая ее правоту.

Валерий запер Цезаря на балконе, а сам принялся собирать осколки. Весьма неплохой вечер: благодаря Цезарю он довольно интересно провел время со знаменитой певицей. Ему выпал исключительный шанс побывать в ее доме, и даже в ее спальне! Кому скажи — не поверят! Валерий и сам до сих пор не мог поверить в такую удачу — он просто сорвал джекпот!

Необычайно довольный всем произошедшим, он рухнул на ее мягкую кровать, раскинув руки в блаженной позе. Заметив на столике фотографию Анжелики в золоченой рамке, он взял ее и залюбовался снимком.

— Бесподобная женщина, — прошептал он.

***

Анжелика сидела в гостиной на диване, прямая, как стрела, и бессмысленно листала какой-то каталог, чтобы хоть как-то убить время.

— Я закончил, — услышала она голос Валерия и, обернувшись, увидела, как он спускается вниз по лестнице, ведя за ошейник своего присмиревшего пса.

— Вот и прекрасно, господин Швецов, — просто обронила Анжелика.

— Может, вы перестанете называть меня «господином Швецовым». Я Валерий. Просто Валерий. Друзья называют меня Валера.

— Я не вхожу в число ваших друзей. Мы вообще с вами чужие люди.

— Как пафосно это звучит! А вы не хотите предложить мне кофе или еще чего-нибудь?

Какое неслыханное нахальство! Кофе ему подавай, подумала Анжелика с приступом раздражения, но вслух произнесла:

— Если вы настаиваете, я угощу вас кофе. Варвара! Варвара, милая, подойди, будь добра.

В гостиную вошла горничная, готовая выполнить любое указание своей хозяйки.

— Принеси нам по чашечке кофе, пожалуйста.

Варвара понятливо кивнула и исчезла за углом.

— Как вы обычно проводите день? — вдруг поинтересовался Валерий.

— В последнее время дни у меня очень насыщенные. Скоро состоится премьера оперы, и мне, как и всем актерам театра, приходится много репетировать.

Вскоре Варвара принесла две чашки кофе и удалилась под громкий лай лабрадора, лежавшего у ног Валерия.

— Знаете, мне кажется, что этот дом слишком велик для вас одной. Вы задумывались над тем, что вам нужна семья?

— Не ваше дело, не вмешивайтесь в мою личную жизнь.

— Вкусный кофе, — проговорил Валерий, поставил пустую чашку на журнальный столик и с необычайно довольным видом откинулся на спинку дивана.

— А вас случайно не потеряли дома? — осторожно спросила она.

— Вы сама — прямота. Люблю, когда люди говорят прямо. Я вас понял, Анжелика, — Валерий лениво поднялся с места. — Я ухожу, не буду больше стеснять вас.

— Прощайте, господин Швецов.

— До встречи, Анжелика, — блеснул он заковыристой улыбкой.

И вот, Валерий ушел, а Анжелике почему-то вдруг стало одиноко. Она вспомнила поразительно проникновенный взгляд голубых глаз, чувственные губы… Она невольно представила, как губы Валерия прижимаются к ее губам, и тут же рассердилась на себя за то, что позволила себе такую ужасную мысль.

— Прекрати! — огрызнулась она на себя. — Не думай о нем! Он же всего лишь блондин, человек, не заслуживающий твоего внимания.

Видимо, ей действительно нужен мужчина, иначе она сойдет с ума от одиночества.

Проснувшись утром следующего дня, Анжелика постаралась убедить себя, что окончательно избавилась от странного наваждения, овладевшего ею прошлым вечером. Скорее всего, все это было вызвано переутомлением, решила она.

Позавтракав и тщательно приведя себя в порядок, Анжелика заехала за Дианой, и они вместе отправились в театр. Анжелика — репетировать, а Диана — просто посмотреть, как играет на сцене ее лучшая подруга.

***

Анжелика вышла на середину сцены, а Диана, радуясь, что на нее никто не обращает внимания, заняла место в партере. Диана познакомилась с Анжеликой три года назад, во время обучения в консерватории на общих лекциях. У Дианы тоже было за плечами музыкальное образование, фортепианный факультет. Вот только в отличие от своей подруги и несмотря на свой искрометно-энергичный характер, она не стремилась попасть на звездную сцену и с большим удовольствием работала преподавателем в детской музыкальной школе трижды в неделю.

У Дианы было миловидное фарфорово-бледное лицо с широко расставленными карими глазами и темно-русые волосы, гладкие, подстриженные под классическое каре. Россыпь веснушек придавала ей миловидную наивность и особый задор. Диана с искренним интересом наблюдала за репетицией на сцене. Анжелика быстро проговорила свою роль и красиво запела; голос девушки был чистый и сильный. С помощью мимики лица и жестов она сумела оживить действие, и остальные актеры и актрисы воспрянули духом, уверенные, что премьера будет иметь бешеный успех; режиссер тоже казался невероятно довольным.

Сегодня репетиция была сокращенной. Проработав около двух часов, Анжелика ушла; вместе с Дианой она отправилась в торговый центр совершать покупки.

— Мне нужно купить подарок маме, — вспомнила Анжелика, остановившись около отдела с драгоценностями. — Скоро у нее день рождения, и надо успеть отправить подарок по почте.

— Она до сих пор отсиживается во Франции? Когда она собирается, наконец-то, вернуться на родину?

— Мама влюбилась в Париж. В последний раз она говорила, что планирует вернуться только через два года. Но я надеюсь, что она не возвратится раньше обещанного срока, потому что не хочу разочаровать ее своим одиночеством. Моя мама думает, что я недавно вышла замуж.

— Вот так заявление! — пораженно воскликнула Диана и хлопнула в ладоши. — Как тебе пришло такое в голову?

— Помнишь ту вечеринку, когда мы перебрали с вином? Будучи навеселе, я болтнула маме лишнее. Признаю, что сглупила. Обманывать маму нехорошо, я знаю, но куда мне было деваться? Она просто замучила меня вопросами, подыскала ли я уже себе жениха. Слушать каждый раз ее нотации — это было убийственно. Поэтому я взяла и написала ей, будто вышла замуж, чтобы она отстала. Я просто хотела порадовать ее, но как бы не вышло все иначе.

— Теперь мне понятно, почему ты решила заняться поисками будущего мужа, — догадалась Диана. — К тому времени, когда твой обман раскроется, ты сможешь успокоить маму наличием настоящего жениха.

— Да, что-то типа того, — засмеялась Анжелика. — Как поживает твой брат? — спросила она затем.

— Дима? Нормально. Вчера он сказал мне, что ты навсегда завладела его сердцем. В общем, он влюбился в тебя без памяти, и теперь только о тебе и грезит. Встретишься с ним?

Анжелика кивнула.

— Передай ему: пусть приходит сегодня ко мне на ужин в семь часов.

— Дима будет прыгать от радости.

Когда Диана сообщила своему двоюродному брату о том, что Анжелика приглашает поужинать с ней, он, конечно, не прыгал, но очень обрадовался.

В половине седьмого Диана помогла ему завязать галстук, пожелала удачи, и он с воодушевлением поехал в гости к знаменитой оперной певице.

— Вы хорошеете с каждым днем, Анжелика, — улыбнулся Дмитрий, увидев ее во всей красе, и протянул ей букет красных роз.

— Спасибо, поблагодарила она, принимая у него пышный букет. — Пойдемте к столу, я сама приготовила ужин.

Анжелика привела гостя в просторную столовую, где длинный стол из белого дерева был накрыт на двоих. Комнату освещали свечи в серебряных канделябрах, играла тихая приятная музыка.

Дмитрий показал себя джентльменом, отодвинув для Анжелики стул. Затем он разлил шампанское в бокалы. После произнесения тоста они принялись за еду; Анжелика приготовила рыбу с овощами, и Дмитрий не догадывался, что она полдня провела перед плитой, следуя сложному кулинарному рецепту.

— Мы оба уже не подростки, — сказал Дмитрий. — Я готов перейти к самым что ни на есть серьезным отношениям.

Анжелика посмотрела на него в некотором замешательстве, не зная, что и сказать.

— Я чувствую, что мы — две родственные души. Вы искали мужчину, и я готов целиком и полностью предложить вам себя.

— Щедрое предложение, — улыбнулась Анжелика.

— Вы согласны в перспективе связать свою жизнь с моей?

— То есть вы хотите сказать, согласна ли я рассматривать вас в качестве мужа? — удивленно вскинула брови Анжелика.

Дмитрий кивнул.

— Вы торопите события, Дмитрий. Я не могу дать ответ на столь серьезный вопрос, не подумав.

— Конечно, у нас будет достаточно времени, чтобы узнать друг друга получше. Однако я от всей души надеюсь, что мы с вами попытаемся построить фундамент взаимной любви. Давайте встретимся послезавтра? — спокойно произнес Дмитрий и взглянул на девушку, удрученно сидевшую напротив него.

Анжелику разозлила его излишняя самоуверенность.

— Дмитрий, даже не знаю, что сказать, — сказала она строгим тоном. — Сначала давайте станем с вами друзьями, а уже после начнем помышлять о более серьезных отношениях.

— О, вы меня убьете, Анжелика! Какая может быть дружба между мужчиной и женщиной?! Я уже отчаянно влюблен в вас!

— Дмитрий, перестаньте, вы меня смущаете. Вы мне тоже глубоко симпатичны. Если у вас действительно есть ко мне чувства, то наберитесь терпения.

После ужина Дмитрий расстался с Анжеликой на пороге, поцеловав на прощание в щеку.

Бесспорно, Дмитрий был хорошим человеком, но Анжелика сердцем чувствовала, что не он тот мужчина, который назначен ей судьбой. Всю ночь ее терзали размышления, как строить дальше отношения с Дмитрием, отчего она почти не сомкнула глаз.

Глава 3

На следующее утро громкая трель телефона вырвала Анжелику из сладкого сна.

— Алло, — зевая, пробормотала она.

— Анжелика, доброе утро! Девочка моя! — услышала девушка жизнерадостный голос матери сквозь чудовищный шум на заднем фоне.

— Мама, привет. Тебя еле слышно. Откуда ты звонишь? — сонно спросила Анжелика.

— У меня для тебя сюрприз! Даже целых два! Первый: сейчас я нахожусь в аэропорту Парижа и скоро вылечу домой!

— Что, мама?! Ты уже возвращаешься?! — сонливость в один миг покинула девушку, и она покрылась холодным потом после такой ошеломительной новости.

— Ты разве не рада? — удивилась мать.

— Конечно, рада. Я буду с нетерпением ждать твоего возвращения, мама, — с трудом проговорила Анжелика. — А что за второй сюрприз?

— Ну… дело в том, что… Я вышла замуж! — последнюю фразу Анна Вавиловна выкрикнула так громко, что Анжелика едва не оглохла.

— Замуж?! — ошарашенно повторила она. — Ты шутишь или говоришь серьезно?

— Ты полагаешь, что на меня ни один мужчина больше клюнуть не может? — сказала Анна Вавиловна с шутливой обиженностью. — Разумеется, я не шучу. Мы расписались. Теперь моя фамилия — Клавье, красивая, правда? Люмьер, мой муж, просто замечательный человек, и я без ума от него. Он врач, знаешь ли. Когда ты с ним познакомишься, он тебе тоже понравится. Жду-не дождусь того момента, когда смогу познакомить тебя с ним! А также мне не терпится увидеть твоего мужа, о котором ты писала мне в последнем письме! Или же это была шутка? Нет, конечно это была не шутка, разве можно шутить такими вещами? В общем, жди нашего возвращения через шесть часов, деточка! Я тебя целую, обнимаю! Вечером уже встретимся!

И Анна Вавиловна отключилась, не позволив дочери вставить ни одного слова. Анжелика чувствовала себя так, словно ее окатили ведром ледяной воды.

«…мне не терпится увидеть твоего мужа, о котором ты писала мне в последнем письме!» — звучал у нее в голове восторженный голос матери.

Анжелика мысленно отругала себя — о чем она думала в тот момент, когда писала о том, что якобы вышла замуж! Но ведь она не подозревала, что ее мать вернется так скоро!

— Дура и идиотка! — со злостью воскликнула Анжелика, обращаясь к собственной персоне. — Как я найду мужа за шесть часов?!

Тут ее охватила сильная и безнадежная паника; она поняла, что попала в безвыходную ситуацию. Но в следующий миг Анжелика вспомнила, что безвыходных ситуаций в жизни не бывает, и постаралась успокоиться.

Если ее мать вернется и увидит свою дочь незамужней, то случится настоящая катастрофа! Какой же тогда позор ляжет на нее, Анжелику, когда мать уличит ее во лжи! Она снова отругала себя за такую оплошность, но сказанных слов не вернешь.

Анжелика кое-как собралась с духом и решила, что найдет какой-нибудь способ вылезти из этой лужи, в которую сама же по дурости своей села.

— Скорее! — воскликнула она и, соскочив с кровати, бросилась в ванную и встала под холодную струю воды.

Потом она наспех проглотила бутерброд с сыром, выпила чашку черного кофе и дала указ горничной хорошенько прибраться в доме и подготовиться к встрече гостей. Вслед за тем Анжелика позвонила Диане и вкратце рассказала ей о случившемся. Через полчаса та приехала к Анжелике, чтобы поддержать подругу.

— И что ты намереваешься делать? — заинтересованно спросила Диана. — Неужели к вечеру ты станешь замужней женщиной?

— Нет, я ни в коем случае не собираюсь сегодня выходить замуж, — ответила Анжелика.

— Что тогда?

— Я не знаю, не знаю!.. Я в страшном отчаянии! Может, посоветуешь мне что-нибудь дельное?

— Если бы я оказалась в твоем положении, я бы зарегистрировала брак с Дмитрием, хотя вряд ли это удалось бы провернуть всего за пять часов! Хотя в принципе ты могла бы подкупить кого-нибудь…

— Что за глупость, Диана! — возмутилась Анжелика.

— По-моему, это вполне разумное решение. Дмитрий — надежный человек. Он поймет тебя и обязательно поддержит в этой сложной ситуации. Кроме того, он уже почти сделал тебе предложение.

— Мне не нужен муж на всю жизнь, каким хочет стать твой брат; мне нужен муж лишь на короткий срок — на то время, что мама и ее супруг проведут здесь, в Москве, ведь потом они снова уедут во Францию. И тогда у меня не будет нужды быть замужней женщиной. Постой-ка!.. — тут Анжелика замолчала, обдумывая бьющуюся в голове мысль, а потом с облегчение выдохнула: — Я нашла выход!

— Рассказывай, что пришло в твою буйную головку, — сказала Диана, глядя на сияющее лицо подруги.

— Да, я придумала. Я не стану выходить замуж официально, просто попрошу Дмитрия сыграть роль моего мужа! Замечательная идея, не правда ли?

— Ты сошла с ума, Анжелика! — воскликнула Диана.

— Отнюдь нет, я твердо намерена утроить небольшой спектакль для мамы, но не в театре, а дома. Буду надеяться, что Дмитрий согласится на это пойти.

— Да он согласится на все, что угодно ради тебя! — улыбнулась Диана.

— Пожалуйста, Диана, позвони ему.

Девушка вздохнула, укоризненно покачала головой, не одобряя поступка подруги, но все же немедленно набрала необходимый номер. Дмитрий оказался недоступен, тогда Диана позвонила матери.

— Привет, мама. Позови, пожалуйста, Диму.

— У тебя к нему срочное дело?

— Очень срочное! — быстро ответила Диана. — Так он дома?

— Нет. Наш Дима уехал в Екатеринбург.

— Что?! — удивилась Диана. — Когда?! Он же был дома, когда я уходила! Он вернется к вечеру?

— Полагаю, что нет. Ему позвонили и вызвали по каким-то срочным, неотложным делам. Он быстро собрался и уехал в аэропорт. Он даже не поел, бедный мальчик, а я испекла такой вкусный яблочный пирог!

— Ладно, мама, я отключаюсь.

Диана повернулась к Анжелике, взглядом объясняя, что из этой затеи ничего путного не выйдет.

— Он уехал в Екатеринбург и не вернется в ближайшие дни, — сообщила Диана, и Анжелика едва не взвыла от отчаяния. — Так что тебе придется искать другой выход, подружка.

— Я сойду с ума… — прошептала Анжелика.

— Тебе надо успокоиться. Предлагаю сходить в какое-нибудь кафе.

Анжелика со вздохом кивнула.

***

— Хочешь выслушать мое предложение? — обратилась Диана к своей подруге, когда они сидели за столиком в небольшой закусочной на окраине города и потягивали из трубочек молочный коктейль.

— Да, — бесстрастно отозвалась Анжелика.

— Ты можешь попросить сыграть твоего мужа любого мужчину. Даже сейчас ты могла бы подойти к какому-нибудь приличному молодому человеку, объяснить сложившуюся ситуацию и попросить о помощи. Не хочешь попробовать?

— Да уж поговорить с кем-нибудь из актеров театра. Возможно, Александр мог бы мне подыграть.

— Отличная идея!

— Он посмеется надо мной. Как я потом буду с ним работать…

— Он не будет смеяться. Ты — звезда, кому не захочется пожить с тобой в качестве мужа? Ты только посмотри, какой привлекательный блондин только что вошел в кафе!

— О нет! — в ужасе прошептала Анжелика, узнавая этого «привлекательного блондина».

— Смотри, какой крутой.

Диана была не единственной девушкой в кафе, захваченная видом вошедшего мужчины. На него обернулись многие девушки.

Это был Валерий Швецов. Да-да, именно он. В следующее мгновенье он заметил Анжелику и направился к столику, за которым она сидела с подругой.

Девушка старалась не смотреть на него, потому что из-за одного взгляда его выразительных голубых глаз у нее начинали дрожать коленки, а по всему телу — бегать мурашки.

— Какой он красавчик! — восторженно проговорила Диана. — Ты только посмотри на него, подруга!

— Пусть катится к черту, — тихо проворчала Анжелика. — Я не хочу его больше видеть.

— Ты говоришь так, словно знакома с ним. Или это действительно так? Тогда чем он тебе не угодил?

— Разве ты сама не видишь, что он блондин!? — рассердилась Анжелика.

— Вот дурочка! — бросила Диана и толкнула Анжелику локтем, когда Валерий приблизился к их столику.

— Приветствую, красавицы, — улыбнулся Валерий, и Анжелике волей-неволей пришлось поднять на него глаза. — Вы же не будете против, если я подсяду к вам?

— Конечно, мы против, — сухо произнесла Анжелика, сверкая зелеными глазами.

— Какой грозный у вас вид, Анжелика, — насмешливо сказал Валерий, присаживаясь рядом с ней. — Пожалуйста, подвиньтесь, мне здесь тесно.

— В таком случае, почему бы вам не пересесть за другой столик? — отрезала она, но все же отодвинулась к окну, не желая соприкасаться с ним телами.

— Анжелика, успокойся, — тихо произнесла Диана.

— Ваша подруга права, вам нужно взять себя в руки.

— Как вас зовут? — вдруг поинтересовалась Диана, доброжелательно улыбаясь Валерию.

— Валерий, — ответил он. — Разве Анжелика не рассказывала вам обо мне?

Диана с укоризной посмотрела на Анжелику, которая тут же отвернулась и стала безучастно смотреть в окно.

— Нет, она ничего не говорила мне о вас.

— Диана, — с мольбой обратилась к ней Анжелика, — у нас катастрофически нет времени, чтобы разговаривать с этим человеком. Ты говорила, что поможешь мне.

— Ну конечно, дорогая моя, вот стоящая идея! Твой друг поможет тебе, только попроси его! Анжелика, это, возможно, твой последний шанс!

— Нет! — категорически отказала Анжелика. — Только не его! И он мне не друг!

— Извините, вы говорите обо мне? — Валерий вопросительно взглянул на обеих девушек.

— Да, — ответила Диана.

— Нет! — тут же исправила ее Анжелика.

— Анжелика, не упрямься. Никто больше не сможет тебе помочь!

— А я не нуждаюсь в его помощи. Лучше уж сказать маме всю правду!

— Но Анжелика…

— Не пытайся вмешать его в мои дела, Диана. И если ты — моя лучшая подруга, то пойдем отсюда, пожалуйста! — попросила Анжелика, поднимаясь из-за стола.

— Как хочешь, — Диана тоже встала, с извинением взглянув на Валерия.

В следующую секунду Анжелика вдруг покачнулась; перед глазами у нее все почернело, голова сильно закружилась, а в ушах зазвенело.

— Мне нехорошо, — успела прошептать Анжелика, прежде чем без чувств рухнуть на пол.

— Анжелика! — испуганно воскликнула Диана и бросилась к подруге, пытаясь привести ее в сознание.

— Дайте воды! — крикнул Валерий и, когда ему подали стакан воды, он приподнял бесчувственную девушку и брызнул ей немного воды в лицо.

Она приоткрыла глаза и посмотрела на них непонимающим взглядом.

— Все хорошо, она пришла в сознание. Я помогу вам отвезти ее домой, — с этими словами Валерий с поразительной легкостью поднял Анжелику на руки и, провожаемый многочисленными любопытными взглядами, вынес ее из кафе.

***

Сквозь страшное головокружение, мутную рябь перед глазами и шум в ушах, Анжелика почувствовала, как чьи-то руки крепко держат ее. Запах, подумалось ей, какой приятный запах… И без сил уткнулась носом в приятную ткань рубашки.

Валерий осторожно посадил Анжелику на заднее сиденье машины и забрался сам, чтобы придерживать ее; Диана села за руль и завела машину.

— Так кто же вы, наконец? Вы ее друг? — поинтересовалась Диана, глядя на Валерия в зеркало заднего вида.

— Скорее всего, просто знакомый, — усмехнувшись, ответил он, убирая волосы, упавшие на лицо Анжелики.

— Диана, — слабым голосом проговорила Анжелика, приходя в себя. — Что происходит?

— Все хорошо, дорогая. Ты упала в обморок, наверно произошла такая эмоциональная реакция на твою сложную ситуацию. Сейчас мы отвезем тебя домой, чтобы ты смогла отдохнуть.

— Хорошо, — безропотно прошептала Анжелика, морщась от пульсирующей боли в голове. Она закрыла глаза, уставший и перенапряженный мозг требовал расслабиться.

Следующие пару минут они ехали в молчании, и за это время Анжелика успела уснуть, невольно положив голову на плечо Валерия.

— О какой помощи Анжелика не хотела просить меня? — тихо спросил Валерий, вспомнив их разговор в кафе.

— Дело в том, что Анжелика попала в весьма трудное и безвыходное положение. Ее мать приезжает через… — Диана взглянула на часы и продолжила: — примерно через три с половиной часа, полагая, что ее дочь — замужняя женщина. К вечеру Анжелика должна найти мужчину, чтобы он сыграл роль ее мужа.

Валерий хотел было громко и весело рассмеяться, но вовремя зажал рот рукой и подавил смех, чтобы не разбудить Анжелику.

— Пожалуйста, не смейтесь, — осторожно упрекнула его Диана. — Это чистая правда. Анжелика действительно хочет устроить спектакль для матери. И вы бы вполне сгодились на эту роль, если бы только согласились… Потому что у нас нет времени кого-то искать…

— Что ж, я согласен, — отозвался Валерий, не раздумывая ни доли секунды, и взглянул на Анжелику, спящую на его плече. Выражение ее лица было таким милым и безмятежным, что Валерий невольно улыбнулся.

— Прекрасно! — с облегчением сказала Диана. — Анжелика будет вам очень признательна, она никогда не забудет, как вы выручили ее. Спасибо!

— Не стоит благодарностей.

— Вы далеко живете? — спросила Диана, остановившись у светофора.

— Через пару кварталов отсюда, — ответил Валерий.

— Тогда давайте сделаем так: сейчас вы выходите и идете к себе домой за вещами, а я сама позабочусь о подруге. Я говорю так потому, что нам дорога каждая минута. Вы должны приехать как можно скорее. Запишите адрес.

— Да, хорошо, адрес я знаю. — Валерий устроил спящую Анжелику поудобнее и вышел из автомобиля.

***

Сильный охранник перенес Анжелику в полусонном состоянии в комнату и бережно уложил на кровать.

— Где я? — в недоумении спросила Анжелика, резко проснувшись

— Не волнуйся, Анжелика, все хорошо, — добрым голосом отозвалась Диана и улыбнулась. — Ты была в обмороке, потом уснула, но теперь все в порядке. Отдыхай, моя дорогая.

Анжелика кивнула и закрыла глаза, расслабившись; ее так и тянуло в сладкую дрему. Но буквально через мгновенье ее ресницы резко взметнулись вверх, и она с отчаянием проговорила:

— Нет, я не могу отдыхать! Скоро вернется мама и Люмьер, а я еще ничего не придумала!

— Не беспокойся, Ковалевская, — спокойно проговорила Диана, водворяя подругу обратно в постель. — Я все сделала за тебя, решила твою проблему — нашла тебе мужа.

— Дмитрий вернулся? — с робкой надеждой спросила Анжелика.

— Не волнуйся, я все уладила. А сейчас тебе следует хоть немного отдохнуть. Поспи, подруга, а чуть позже я тебя разбужу. Выпей вот это, — и она протянула ей стакан с успокоительным средством.

— Диана, ты правда все уладила?

— Да, все будет хорошо, — обнадеживающе ответила Диана. — А теперь поспи, наберись сил к вечеру. Я обо всем позабочусь, расскажу ему все.

Анжелика с облегчением выдохнула. Диана все уладила, она ему все расскажет, Дмитрий спасет ее из этой неловкой ситуации. Но что он о ней подумает?! Боже, как стыдно… Мучимая разными мыслями о предстоящем обмане, она все же смогла задремать, а потом и вовсе погрузиться в сон.

Через час приехал Валерий с двумя огромными чемоданами. Диана успела сбегать в ювелирную лавку и добыть два простеньких обручальных кольца. Одно из них уже красовалось на безымянном пальце Валерия.

— А где Анжелика? — поинтересовался он.

— Наверху, в своей комнате. Она, должно быть, еще спит. Кажется, мы переборщили с дозой успокоительного.

— А мне где расположиться?

— Муж и жена обычно живут в одной комнате. Вас проводить к комнате Анжелики?

— Нет, я уже знаю дорогу, — отозвался Валерий и, подхватив оба чемодана, направился к лестнице, провожаемый озадаченным взглядом Дианы. Вот уж любопытно, когда этот таинственный красавчик умудрился побывать в спальне ее подруги?

***

Тихо насвистывая мелодию, Валерий раскладывал свои вещи в шкафу, пока Анжелика спала, не догадываясь о его присутствии. Ей вообще было неизвестно, что именно ему уготована роль фиктивного мужа. Ведь она ожидала, что Диане удалось договориться с Дмитрием.

Валерий то и дело оглядывался и проверял, не проснулась ли его очаровательная спящая красавица. Закончив разбирать первый чемодан, он подошел к кровати.

— Какая же ты авантюристка, — прошептал он.

Затем он достал из кармана второе кольцо, которое вручила ему Диана, и осторожно надел его на палец Анжелики. От его прикосновения девушка проснулась в страшном испуге и резко села на кровати.

— Простите, что напугал вас! — проговорил Валерий извиняющимся тоном, но с кривой ухмылкой на губах.

— Это вы?! — вскричала она. — Что вы, черт возьми, здесь делаете? Снова ищете собаку? Куда она забежала на этот раз? Под мою кровать?

— Вообще-то я…

— Это просто невыносимо! Вы преследуете меня! — продолжала негодовать Анжелика. — Кто вы такой, чтобы торчать в моей комнате?

— Ваш муж, — просто ответил Валерий и самодовольно улыбнулся, наслаждаясь растерянностью Анжелики.

Лицо девушки вытянулось от бесконечного удивления, а потом она вдруг нервно рассмеялась.

— Нет, Диана же сказала, что уладила все с Димой! Нет, она не могла так со мной поступить! Это же настоящее свинство! Где она? Я собственноручно придушу ее!

— Ваша подруга уже ушла. Но не думаю, что заслужила смерть, совершив такой благородный поступок. Она кажется взбалмошной, но судя по всему умеет направлять идеи в нужное русло. Скажите, на милость, почему я вызываю у вас такую бурную неприязнь?

Анжелика промолчала, не решаясь рассказать Валерию, что ненавидит его только по той причине, что он блондин.

— Смотрите, — он протянул перед ней руку с обручальным кольцом. — У вас такое же, взгляните. Я могу сыграть вашего мужа, но, разумеется если вы этого не хотите, то могу немедленно уйти.

С этими словами он снял кольцо и положил его на свою ладонь, ставя Анжелику перед выбором.

— Пожалуйста, уходите, — прошептала она и опустила глаза.

— Как скажете, — Валерий отдал ей свое кольцо. — Я должен собрать вещи.

Она молча кивнула.

Валерий открыл чемодан и принялся аккуратно укладывать свою одежду обратно. Анжелика молча наблюдала за его действиями, размышляя над тем, что скажет матери при встрече.

«Мама, я тебя обманула. На самом деле я не замужем. Я одинока и несчастна, и некому согреть меня своим теплом. Прости, что я убеждала тебя в обратном».

Потом Анжелика явственно представила себе огорченное лицо матери — подобным заявлением она нанесет удар в самое сердце матери и по собственной гордости. И тут Анжелика поняла, что она не может подобным образом расстроить мать, которая едет сюда с надеждой увидеть свою дочь счастливой. И замужней. А уж потом она что-нибудь придумает, чтобы разрулить всю эту ситуацию.

— Валерий, — вдруг обратилась она к нему, и он поднял на нее серьезный взгляд. — Не могли бы вы снова распаковать свой чемодан?

— Вы нарочно так поступили? Дождались, пока я полностью соберу чемодан, чтобы доставить мне больше хлопот?

— Нет, я подумала…

— …что со мной можно поиграть!

Анжелика хотела ему что-то ответить, но в следующую минуту зазвонил телефон.

— Анжелика, деточка! — раздался голос Анны Вавиловны, когда Анжелика ответила на звонок.

— Мама, это опять ты? Откуда ты сейчас звонишь?

— Из Шереметьево. Мы удачно приземлились и скоро приедем. Ждешь нас?

— Жду — не дождусь!

— Надеюсь, что твой муж дома, а то мне не терпится познакомиться с ним!

— Мой муж? Мама, дело в том, что… Поговорим потом, ладно? Я не могу говорить об этом по телефону.

Тут Валерий загадочно улыбнулся девушке, подошел к ней и громко произнес, надеясь, что мать Анжелики услышит его:

— Анжелика, дорогая, это твоя мама?

Это возымело действие:

— Это был твой муж? — поинтересовалась Анна Вавиловна голосом, полным надежды, что ответ окажется положительным.

— Да, мама, это был мой муж, — как можно естественнее проговорила Анжелика. — Мы ждем вас, приезжайте быстрее!

— Да-да, Люмьер уже зовет меня в такси! До скорой встречи, ангелочек! — Связь прервалась, и Анжелика растерянно опустила телефон.

— Боже мой! Они уже едут сюда! — выдохнула она в отчаянии. — Я еще никогда так не желала отсрочить приезд родной матери! Я плохая дочь!

— Эй, успокойтесь. Перестаньте паниковать, для этого уже нет причин, ведь я решил остаться, — сказал Валерий и вернул обручальное кольцо на свой безымянный палец. — И не слышу никаких слов благодарности.

— Какая уж там благодарность? Вы же сами навязались мне в мужья, потому что вам нравится преследовать меня.

— Но теперь вы целиком от меня зависите, разве не так?

— Да, как бы это ни было прискорбно, — мрачно подтвердила Анжелика.

— Прекратите хныкать. У нас мало времени, принимайтесь за дело!

— Какое дело?

— Я не собираюсь снова разбирать свой чемодан, поэтому поручаю это дело вам. Почему бы вам не разложить мои вещи в шкафу?

— Интересно, а что будете делать в это время вы?

— Пройдусь по всему дому и устрою кое-где некоторый мужской беспорядок, иначе вся эта история будет выглядеть неправдоподобной, и ваша матушка сразу заподозрит, что дело здесь не совсем чисто. А вы тем временем сможете познакомиться с размером моего нижнего белья! — усмехнулся Валерий.

— Вы бестактный, невоспитанный нахал! Не могу поверить, что мама будет считать вас моим мужем. Я бы никогда не вышла замуж за такого ужасного и совершенно невыносимого человека, как вы!

— Буду считать ваше оскорбление комплиментом, ведь вы все-таки моя жена. Ну что вы такая угрюмая, моя дорогая женушка? — он слегка коснулся пальцами ее щеки.

— Уберите руки и не называйте меня так! — воскликнула Анжелика, отступая от него на почтительное расстояние.

— Я просто хотел попрактиковаться. Как ваша мать сможет принять нас за любящих супругов, если вы шарахаетесь от меня, словно от змея?

— Вы для меня чужой человек, а я не привыкла бросаться на шею кому попало!

— Какая-то вы дикая, скажу я вам. И слишком целомудренная. Не в монастыре ли вас воспитывали?

— Нет. Я воспитывалась, как все обычные нормальные дети. А вот вы, как мне кажется, вообще нигде и никем не воспитывались. У вас ужасные, невыносимые манеры!

— Еще один комплимент, — ухмыльнулся Валерий.

— Вы… вы издеваетесь надо мной? Что вы себе позволяете!? Вы… вы…

— Вам уже не хватает воздуха! — нарочито испуганно произнес Валерий. — Вы должны успокоиться!

— Я спокойна. Я спокойна, — скорее себе, чем Валерию, сказала Анжелика.

— Вы успокоились, и значит, я могу продолжать.

— Но тогда я снова разозлюсь!

— И тогда я снова смогу вас успокоить, женушка! Знаете, каким образом я бы мог это сделать? — он загадочно улыбнулся и произнес ласкающим голосом: — Я бы повалил вас на кровать и стал бы осыпать горячими поцелуями. Повсюду. И вы бы сразу стали как шелковая, уверяю вас.

— А я уверяю вас, что вы бы получили сполна, если бы отважились на подобные выходки.

— Думаю, что это только мечты.

— Так пусть же они остаются мечтами. Иначе я закричу!

— А вы думаете, вас кто-нибудь услышит? — Валерий чуть усмехнулся и растянул губы в кривой улыбке.

— Прекратите сейчас же! Вы меня пугаете!

— Не бойтесь. Я не собираюсь нападать на вас. Я просто шучу.

— Мне не нравятся шутки подобного рода. У нас мало времени, чтобы спорить. Идите уж и наводите везде свой «мужской беспорядок», только не переусердствуйте. Я не желаю, чтобы мой дом напоминал авгиевы конюшни.

Валерий хмыкнул и вышел из комнаты.

Анжелика опустилась на колени возле чемодана, который ей предстояло разобрать. Валерий набрал столько всевозможных вещей, сколько не взяла бы с собой Анжелика, если бы вздумала поехать куда-нибудь за границу!

На дне чемодана она обнаружила целую стопку нижнего белья самых разнообразных цветов. То ли с удивлением, то ли с любопытством уставилась она на боксеры со множеством желтых смайликов.

— Это для бурной ночи, — вдруг раздался веселый голос Валерия за ее спиной, заметившего ее негласный интерес; очевидно, он закончил наводить свой хаос в ее доме.

Наклонившись, он взял их и приложил к своим бедрам.

— Ну, как смотрится? Вам нравится? Да, я согласен, они смешные, но женщинам нравятся.

— Перестаньте паясничать, Валерий! — возмутилась Анжелика.

— А вот эти, белые, я надеваю, когда у меня жутко хорошее настроение.

— Меня не интересуют цвета вашего нижнего белья.

— Вам предстоит прожить со мной несколько недель, поэтому я хочу ознакомить вас со всем, что со мной связано…

Вдруг Валерий замолчал и прислушался.

— Слышите гудки автомобиля? Уж не ваша ли мать приехала, а?

Анжелика бросилась к окну и увидела такси, въезжающее во двор и не перестающее издавать громкие приветливые гудки.

— О Боже, — прошептала она взволнованно. — Они здесь!

— Вы сказали это таким тоном, словно сюда приземлились инопланетяне в своей тарелке! Но не беспокойтесь, все будет хорошо. Я произведу на вашу матушку прекрасное впечатление. Я постараюсь ей понравиться и сделать все возможное, чтобы она не пожалела, что вы, ее диковинная дочь, вышли замуж за такого человека, как я! — сказал Валерий и спрятал чемодан в шкаф.

— Только не болтайте лишнего, — попросила девушка и вышла из комнаты; Валерий — вслед за ней.

На лестничной площадке Анжелика остановилась, как вкопанная.

— Что ваш пес делает в моем доме?! — грозно спросила она, указывая рукой на Цезаря, который по-хозяйски разлегся на диване.

— Ах, да, совсем забыл сказать. Как и я, он здесь живет, — спокойным тоном ответил Валерий и начал спускаться по лестнице.

— Но я на него не рассчитывала. С меня довольно и вас.

— Что ж, вам придется терпеть нас обоих, потому что я не намерен расставаться с ним.

— Неужели вы не могли оставить своего пса у друзей или знакомых? — искренне удивилась Анжелика, продолжая стоять на площадке.

— Нет, — просто ответил Валерий. — Но теперь уже поздно что-либо менять. Я слышу шаги, так что спускайтесь скорее.

Анжелика быстро сбежала по ступеням и встала рядом с Валерием; он почувствовал, что она сильно нервничает.

— Ваше кольцо на месте? — осведомился он.

Вместо ответа она показала ему руку с незамысловатым обручальным колечком. Сделав глубокий вдох, она направилась к входной двери и, призвав все свое женское мужество и изобразив на лице широкую улыбку, распахнула дверь.

В следующую секунду она увидела свою мать и немолодого, но статного мужчину с седеющими волосами.

«Должно быть, это и есть Люмьер Клавье!» — подумала Анжелика.

— Анжелика, милая! — Анна Вавиловна бросилась к дочери с распростертыми объятиями.

— Привет, мама! — весело проговорила Анжелика, обнимая мать и целуя ее в щеку.

Когда мать и дочь отстранились друг от друга, они переключили внимание на мужчин. Анна Вавиловна с интересом воззрилась на Валерия, а Анжелика — на своего отчима. Заметив взгляд девушки, француз подошел к ней, галантно поцеловал ей руку и представился ей; на русском языке он изъяснялся довольно умело.

— Анжелика, это твой муж? — спросила Анна Вавиловна, с диким любопытством разглядывая Валерия.

— Да, этот замечательный человек — мой муж! — с сияющей улыбкой сообщила Анжелика, стараясь вести себя непринужденно.

— Позвольте представиться, мадам, Валерий Швецов, — и он поцеловал ее в руку не менее галантно, чем истинный француз, который стоял рядом. — Наконец-то мне удалось познакомиться со своей дорогой тещей. Анжелика мне очень много рассказывала о вас.

— Мне тоже очень приятно с вами познакомиться, Валерий. Наконец-то моя дочь обзавелась семьей! Я очень рада за вас обоих!

— Ну вот, все и познакомились, — подытожила Анжелика.

— Нет, еще не все. Я еще не поздоровалась с этим очаровательным песиком, — проговорила Анна Вавиловна, с интересом разглядывая огромного лабрадора.

— Это Цезарь, наш любимый питомец, — ответила Анжелика и погладила собаку по голове. — Правда, он милый? — последняя фраза ей далась с превеликим трудом.

***

Первая встреча с матерью и отчимом прошла на удивление гладко.

— Валерий, спасибо, — поблагодарила его Анжелика, стоя перед зеркалом в ванной и наряжаясь к семейному ужину.

— За что? — отозвался Валерий, сидевший на кровати и завязывавший шнурки на ботинках.

— За то, что не подвели меня. Кажется, вы очень понравились маме.

— Я, в отличие от вас, никогда не сомневался в своей способности завоевывать любовь окружающих, — самоуверенно проговорил Валерий.

Через минуту Анжелика вышла из ванной и привела Валерия в неописуемый восторг своим видом. Она была одета в облегающее серебристо-белое трикотажное платье с воротничком-стойкой, плечи ее оставались оголенными.

— Ну, как я выгляжу? — поинтересовалась она.

— Восхитительно! — искренне ответил Валерий и подарил ей ослепительную улыбку.

Под руку с так называемым мужем Анжелика вошла в столовую, где их уже ждали Анна Вавиловна и Люмьер.

— Дети, вы так красиво смотритесь вместе! Вы просто созданы друг для друга, и вы правильно сделали, что поженились! — воскликнула Анна Вавиловна, не сдержав радостных чувств.

— Да, вы правы, — согласился Валерий. — Правда, дорогая?

— Да, конечно. Я очень счастлива в браке. Валерий — превосходный супруг.

— Мне ужасно интересно, как же вы познакомились?

Валерий и Анжелика быстро переглянулись, а затем Валерий взял слово:

— На самом деле мы познакомились несколько странным образом, в частности, благодаря моему псу, Цезарю.

Анжелика внимательно слушала Валерия, который рассказывал реальную историю их знакомства, и надеялась, что тот не наговорит глупостей.

— Представляете, мой пес запрыгнул в сад Анжелики, и мне пришлось пробираться вслед за ним в чужие владения. Я и представить себе не мог, что Цезарь приведет меня к такой очаровательной девушке, как Анжелика, — тут Валерий замолчал на мгновенье и многозначительно взглянул на свою мнимую жену. — Именно этот пес, благодаря своему неукротимому нраву, свел меня с вашей дочерью…

— Как романтично, — прошептала Анна Вавиловна, когда ее зять закончил свой рассказ. — После ужина мне бы хотелось посмотреть ваши свадебные снимки, ведь вы уже напечатали их, правда? А видеозапись у вас есть?

Этот вопрос поставил Анжелику в тупик, ведь у них не было фотографий, а тем более, свадебных. И как они могли быть, если их с Валерием совершенно ничего не связывало?

Но, в отличие от Анжелики, Валерий не растерялся и спокойно произнес:

— Нет, фотограф до сих пор не обработал их. Извинялся, что задерживает сроки ввиду большой загруженности. Но вроде он обещал отдать фотографии с нашей свадьбы через неделю.

— А видеозапись?

— Нет, мы обошлись только фотографиями, ведь наша свадьба была такой спонтанной.

— Да-да, помню, ты писала в письме, что все случилось быстро. Невероятно! Но все равно жаль, что я не присутствовала на ней. Я бы приехала хоть с края света, чтобы посмотреть, как моя любимая дочь выходит замуж.

— Прости, мама, но, как ты знаешь свадьба получилась спонтанной.

Потом Люмьер рассказывал о своей больнице в Париже и докторской практике, о том, как он и мать Анжелики познакомились и поняли, что нужны друг другу на весь остаток жизни.

Глава 4

Варвара расправляла постель своей хозяйки, когда та вошла в комнату и в изнеможении опустилась в кресло.

— Варя, ты еще помнишь то, что я тебе сегодня говорила? — спросила девушка у горничной.

— Тот мужчина, который теперь живет в этом доме — ваш муж.

— Правильно, — Анжелика благодарно улыбнулась. — Спасибо, можешь идти.

Варвара молча кивнула и удалилась. Анжелика опустилась на кровать и сладко потянулась в ожидании чудесного сна, о Валерии она напрочь забыла. Однако он не заставил себя долго ждать, через минуту появившись в комнате, и Анжелика тут же вспомнила обо всех трудностях, которые ей предстояло пережить с этим человеком.

— Привет, женушка. Можно мне принять душ в твоей ванной? Или она слишком изысканная и роскошная, что недоступна обычным смертным? — с иронией произнес он.

Анжелика приподнялась на локтях, как-то странно посмотрела на Валерия, расстегивавшего пуговицы на рубашке, и снова откинулась на подушки, чтобы не видеть его обнаженный торс.

— Так вы разрешаете мне принять душ? — нетерпеливо спросил Валерий. — Или хотите, чтобы я спал грязный рядом с такой чистюлей, как вы?

— Да, я чистюля, но вы не будете спать рядом со мной ни чистый, ни грязный. Вы расположитесь на полу или на софе.

Валерий бросил взгляд на крошечную софу, стоявшую возле окна, на которой в полный рост уместился бы лишь дошкольник, а она хотела уложить на нее взрослого мужчину! Вот уж настоящая нелепость!

— Но так нечестно! — воскликнул он тоном обиженного ребенка. — Я — ваш муж, вы — моя жена, а супруги, как известно и общепринято, спят вместе.

Валерий подошел к кровати и требовательно посмотрел на девушку с высоты своего роста.

— Мы не супруги, — спокойно произнесла она. — Мы просто заключили сделку. Кстати, еще не договорились об оплате. Сколько вы просите за свою роль?

— Мне не нужны деньги. У меня есть другое предложение: обещаю помочь вам совершенно бесплатно, если вы позволите мне быть вашим полноправным мужем, — он склонился к ее лицу.

— Нет! — негодующе выкрикнула она и вскочила с кровати, опасаясь, как бы Валерий не набросился на нее прямо сейчас.

— Анжелика, что вы шарахаетесь от меня? — удивился он и сделал невинное лицо. — Не думаете же вы, что я собирался сделать с вами что-то против вашей воли?

— А почему нет? Почему я должна вам доверять? Мне кажется, вы бы набросились на меня, как хищный зверь!

— Мы уже обсуждали вопрос о доверии. Я обещал не трогать вас, и я сдержу свое слово, — с убеждением сказал он. — По крайней мере, постараюсь изо всех сил, — добавил он потом.

— Ах, постараетесь?! — вспыхнула девушка, гневно сверкая зелеными глазами.

— Как бы мне ни хотелось наброситься на вас, я не сделаю этого, пока вы сами меня об этом не попросите. Видите, я все-таки настоящий джентльмен и уважаю решение дамы.

— Джентльмен, как же! — фыркнула она. — Из вас никудышный джентльмен, запомните это!

— Послушайте, Анжелика, вы разрешите мне принять душ или нет? Мне уже надоело ждать.

— Мне тоже.

— Тоже — чего?

— Когда вы исчезнете с глаз моих…

— …с глаз ваших в ванную, — улыбнулся Валерий и вошел в ванную комнату, перекинув полотенце через плечо.

И прежде чем закрыть дверь, Валерий бросил Анжелике прямо в руки свою рубашку.

— Можете понюхать ее. Обычно так поступают все женщины в мелодрамах, — послышался насмешливый голос Валерия из ванной.

Рассердившись, Анжелика зашвырнула рубашку, которую мяла в руках, в самый дальний угол комнаты. Рассердилась она не только на Валерия, но и на себя, потому что действительно слишком долго зачем-то держала его рубашку в руках. Не хватало еще в действительности прижаться носом к ней и почувствовать мужской запах!

Пока Валерий принимал душ, она приготовила ему постель на полу неподалеку от своей кровати. Но потом решила, что расположила матрас слишком близко к себе и отодвинула его еще дальше.

Валерий вышел из ванной комнаты, на удивление Анжелики одетый в брюки. Не успела она и слова сказать, как он нагло прыгнул на ее кровать, растянулся на ней и завел руки за голову.

— Как хотите, но я буду спать здесь, на этой самой кровати. Просто ложитесь рядом и спокойно засыпайте. Я вас не притесню!

— Вы притесняете меня, даже если находитесь в противоположном конце дома! Я не намерена спать с вами в одной постели! Немедленно слезайте отсюда! — она подошла к кровати, выхватила подушку из-под головы Валерия и начала колотить его ею.

Анжелика понимала, что ведет себя грубо и по-дурацки, но что ей оставалось делать? Она так разозлилась на Валерия за его наглую бесцеремонность, что готова была собственноручно задушить его.

Валерий спрыгнул с кровати, закрывая лицо руками, а потом выждал удобный момент и резко выхватил подушку из рук Анжелики, а затем шутливо-угрожающе замахнулся на нее.

— Сейчас я отплачу вам той же монетой! И я не пощажу вас, хоть вы и женщина!

— Вы не посмеете! — взвизгнула она.

— Еще как посмею! — Валерий коварно улыбнулся и медленно направился к ней, сжимая в руках подушку. — Давайте немного поиграем?

— Прекратите! — Анжелика бросилась к двери.

Она выбежала из комнаты, как пуля, и столкнулась в коридоре с матерью. Анна Вавиловна бросила на дочь недоуменный взгляд. В следующий момент из комнаты выскочил Валерий, угрожающе держа в руке подушку, и Анна Вавиловна улыбнулась уголками губ: она поняла, что молодые люди просто решили пошалить.

— Вижу, вы веселитесь… — начала она. — Что ж, продолжайте, не буду вам никоим образом мешать вашей забаве. Я просто хотела пожелать спокойной ночи. Хотя… вряд ли она будет спокойной, верно? — женщина многозначительно улыбнулась и покосилась на Валерия.

— Мама… — с упреком протянула Анжелика.

— Я бы хотела тебе еще кое-что сказать…

— Пожалуй, я не буду мешать вашему разговору, — сказал Валерий и исчез за дверью.

— Анжелика, он просто душка.

— Эй, поосторожнее, — улыбнулась Анжелика. — А то Люмьер начнет ревновать.

— Люмьер не ревнив. Он всецело доверяет мне, впрочем, я не собираюсь давать повода для ревности. По-моему, ты сама будешь больше всех ревновать. Ладно, не буду тебя больше задерживать. Твой муж ждет тебя.

Анна Вавиловна поцеловала дочь в щеку и удалилась. Анжелика осталась стоять посреди коридора, не решаясь зайти в комнату, в которой ее ждала масса хлопот. Но не могла же она всю ночь провести за дверью, поэтому она глубоко вдохнула и вошла в комнату, и на ее спину неожиданно обрушилась подушка, которой орудовал Валерий.

— Победа, победа! — злорадно провозгласил он и отбросил подушку в сторону.

— Вы ненормальный! Вы совершенно не умеете вести себя подобающим образом с женщиной! Как вы только посмели лупить меня подушкой?! Я вас ненавижу, и если бы не последние обстоятельства, я бы на вас живого места не оставила!

— Тогда действуйте, я жду, — усмехнулся Валерий и с ленивой расслабленностью заложил руки за голову. — Ну, чего же вы стоите? Начинайте со всей страстью.

— Я передумала — не стану марать руки об такого невоспитанного негодяя, как вы. Да, не стану, — ответила Анжелика и гордо вскинула подбородок.

— Вы меня оскорбляете, Анжелика.

— Все как раз наоборот, ведь это вы постоянно насмехаетесь надо мной, но кто какое вы имеете на это право? В этом доме хозяйка — я, а вы — всего лишь человек, который работает на меня.

— Но я играю очень важную роль в вашей жизни. Пока я здесь, горькая истина о вашем одиночестве надежно сокрыта.

— Для меня находиться с вами в одной комнате не меньшая пытка, чем опозориться перед мамой. Но хватит болтать, потому что я хочу спать. И вам я советую тоже улечься пораньше и подумать о фотографиях.

— О фотографиях?

— Да, это же вы убедили маму, что мы якобы просто ждем ретуши фотографий. Откуда же вы возьмете обещанные фотографии?

— Не волнуйтесь, я уже все спланировал и нашел выход. Мы сделаем серию фотоснимков во Дворце Бракосочетания и в ближайшем парке. Разумеется, вы должны быть в подвенечном платье, так что подумайте, где его найти.

— Прекрасно, но где же вы собираетесь отыскать фотографа и гостей, которые вообще-то тоже должны присутствовать на фотографиях?

— Ну, ни то, ни другое не проблема. У меня есть приятель-фотограф, и он не только настоящий профессионал, но и надежный друг. Вот к нему мы и обратимся. Однако беспокоиться надо не о нем, а о том, предоставят ли нам на некоторое время здание ЗАГСа.

— Ну, это не такая большая трудность, — махнула рукой Анжелика. — Мы щедро заплатим сотрудникам и все проблемы решатся.

— А почему бы вам не заплатить им с просьбой зарегистрировать реальный брак? Тогда бы вам не пришлось притворяться замужней женщиной, обманывая свою мать. Кроме того, вы бы обрели мужа, и вам бы больше не пришлось спать одной в холодной постели.

— Много хотите, господин Швецов, но ничего не получите, потому что я никогда не вышла бы за вас замуж, — холодным тоном произнесла девушка.

— Но почему так категорично? — спросил он невозмутимо.

— Потрудитесь догадаться сами, — бросила она и поспешно скрылась в ванной комнате.

Когда она вышла, то увидела, что Валерий улегся на свой матрас, однако придвинул его вплотную к кровати. Анжелика про себя порадовалась, что Валерий не осуществил свое коварное желание переночевать в ее постели. Девушка быстро забралась под одеяло и выключила свет.

— Спокойной ночи, госпожа Ковалевская, — раздался в темноте сдержанный голос Валерия.

— Спокойной ночи, господин Швецов, — отозвалась певица.

Глава 5

Утром Анжелика попросила Диану составить ей компанию, и подруги вместе отправились выбирать свадебное платье, которое решено было взять напрокат.

Выбор Анжелики пал на незамысловатое узкое платье, пошитое из белоснежного шелка. Продавцу, не отрывающего взгляда от известной особы, девушка дала понять, что платье послужит нарядом для маскарада, и даже не для нее, а Дианы.

Затем девушки отправились во Дворец Бракосочетания, где их уже дожидались Валерий и его друг, фотограф. Уговорить работников ЗАГСа не составило особого труда. Увидев чек с кругленькой суммой денег, они согласились не только предоставить на некоторое время помещение, но и сыграть свои роли, чтобы фотографии получились более правдивыми. Всем им была хорошо знакома Анжелика Ковалевская, и их весьма заинтересовала странная затея, однако, полученные чеки не позволяли им задавать лишних вопросов.

Пока Валерий и его друг украшали зал цветами и открывали шампанское, девушки наряжались в другой комнатке. Диана привезла из дома вечернее платье, ведь ей предстояло стать свидетельницей со стороны невесты и единственной гостьей на так называемой свадьбе.

— Я так волнуюсь, как будто и вправду выхожу замуж, — призналась Анжелика, когда подруга пыталась соорудить на ее голове некое подобие прически.

— Когда-нибудь наступит такой день, — отозвалась Диана и улыбнулась. — И все будет не так, как сегодня: у тебя будет шикарное платье с длинным шлейфом, расшитое жемчугом, соберутся сотни нарядных гостей, шампанское будет литься рекой… Только представь это торжество!..

— Да, и самое главное, на месте жениха будет стоять другой мужчина, — мрачно проговорила Анжелика. — Тот, кого я буду по-настоящему любить.

— Перестань, не будь столь строга по отношению к Валерию. Он такой симпатяга! Таких мужчин, как он, еще поискать надо!

Анжелика вонзилась острым взглядом в лицо подруги.

— Симпатяга?! Вот и выходила бы тогда сама за него! Разве ты забыла, что блондины снятся мне в страшных снах?! А этот, Валерий, он… он вообще…

Анжелика замолчала, не в силах подобрать подходящих слов, которыми она хотела осыпать Валерия.

— Но он помогает тебе, — продолжала его защиту Диана. — Он даже нашел фотографа, позаботился о цветах и шампанском. Он изо всех сил старается ради тебя.

— Скорее, ради себя, — буркнула Анжелика. — Я не представляю, как проживу с ним под одной крышей несколько недель.

— Ничего, как-нибудь подружитесь, — сказала Диана и прикрепила короткую фату к волосам Анжелики.

Затем она отступила от подруги, как художник от мольберта, оценивая плод своих стараний.

— Ты выглядишь, как настоящая невеста, — проговорила она потом. — Но тебе не хватает одной очень важной детали.

— Какой?

— Счастливой улыбки.

— Моя улыбка будет похожа на зловещий оскал, поэтому лучше я буду сохранять невозмутимость. Пойдем, Диана, я хочу покончить с этим фарсом как можно скорее.

Фотограф, которого Валерий представил девушкам просто Георгием, сделал около двухсот разнообразных фотографий и пообещал сделать еще фотомонтаж на фоне некоторых памятных мест.

— Думаю, для пущей убедительности вам понадобится также фотография, где жених целует невесту, — заметил Георгий.

— И вправду, мы чуть не совершили важное упущение, — согласился Валерий и, повернувшись к Анжелике, бросил на нее вопросительный взгляд.

— Я поняла, — проговорила она обреченным тоном.

Валерий подошел к ней и обвил руками ее талию, заставив ее вздрогнуть.

— Фотография выйдет неудачной, — убежденно произнесла Анжелика. — Может, лучше сразу исключить ее?

— Это глупо. Ни один свадебный фотоальбом не обходится без снимка с поцелуем. Сделаем побольше кадров, с разных ракурсов. — Последние слова предназначались, видимо, фотографу. — Просто представьте, что вы меня любите, — продолжал Валерий, заглядывая девушке в лицо.

— Это будет непростая задача, — буркнула она. — Мне придется призвать весь свой талант.

— Вот и отлично. Призовите его и приступим, — с энтузиазмом проговорил он и склонился с намерением припасть к ее губам.

— Подождите, — вдруг остановила она его. — Я хочу, чтобы это закончилось быстро.

— Ну, может быть, в процессе вы и передумаете, — дразнящим тоном произнес мужчина. — Постарайтесь быть естественнее, ведь мы собираемся всего лишь поцеловаться.

— Эй, сколько вы еще будете тянуть резину? — раздался в следующий момент нетерпеливый голос Дианы. — Я уже устала ждать.

— Диана, что за хамство? — беззлобно возмутилась Анжелика и с шумом выдохнула. — Скажи, пожалуйста, что любопытного ты нашла в этом зрелище?!

Диана с заковыристой улыбкой пожала плечами.

— Может, ты хочешь оказаться на моем месте? — осведомилась Анжелика.

— Прости, подруга, но из нас двоих в разные роли привыкла входить ты, а не я.

— Вот именно, — поддержал Диану Валерий и взглянул на девушку, которую крепко обнимал. — Вы ведь не только сладкоголосая певица, но и прекрасная актриса — подставьте мне свои губы, как сгорающая от любви невеста.

— Какая печальная неизбежность… — обреченно прошептала Анжелика и закрыла глаза. — Делайте же свое дело.

Валерий склонился и поцеловал ее в раскрытые губы, и в тот же момент вокруг них засверкали вспышки фотокамеры. Анжелике показалось, будто земля ушла у нее из-под ног. У девушки закружилась голова, и она невольно обвила шею мужчины руками, словно боясь упасть. Ее охватило сладкое забытье, и она раскрылась ему, как цветок, распускающийся под солнечным теплом. Этот поцелуй, которому, казалось, конца не будет, всколыхнул все ее чувства.

Наконец, Валерий нехотя выпустил девушку из объятий и взглянул в ее смятенные глаза. Анжелика находилась в мистическом забвении, но в следующий момент она уже справилась с собой, и ее лицо вновь стало бесстрастным, как будто ничего не произошло. Она отступила на два шага и вопросительно взглянула на фотографа, и тот ответил:

— Правдоподобнее и не придумаешь, — пробормотал он. — Я, наверное, сделал около пятидесяти кадров.

— Спасибо, — сдержанно поблагодарила его Анжелика, а потом повернулась к Валерию. — Я полагаю, наша фотосессия теперь окончена?

— Я бы не отказался от второго дубля, — в его глазах играл озорной огонек. — Мне понравилась последняя демонстрация. Не желаете ли повторить, только без свидетелей?

— Нет, — твердо произнесла Анжелика. — Этот поцелуй — просто часть игры, и он меня нисколько не взволновал. И если нас здесь больше ничего не задерживает, я предпочла бы вернуться домой.

— Как скажете, — вздохнул он.

***

— Ну и как, получается у вас изображать любящих супругов? — поинтересовалась Диана, когда вся троица возвращалась домой в ее машине.

Валерий бросил вопросительный взгляд на Анжелику, и та неопределенно пожала плечами.

— И «да», и «нет», — тогда ответил он, и встретился с непонимающим взглядом Дианы.

— Что ты имеешь в виду?

— Он хочет сказать, что в обществе мамы мы выглядим, как идеальная семейная пара, а наедине мы не переносим друг друга, как кошка с собакой, — ответила вместо Валерия Анжелика.

— Лучше сказать «не выносим, но терпим друг друга из-за моей тещи», — поправил Валерий. — Кстати, Анжелика, твоя мама славная женщина!

— Спасибо, — сухо поблагодарила его девушка, а затем повернулась к подруге: — Диана, ты пойдешь со мной на завтрашнюю репетицию?

— Да, с удовольствием, — кивнула та.

— В таком случае я заеду за тобой утром, около десяти.

— Договорились, — улыбнулась Диана.

— Эй, а почему меня никто не приглашает? — вмешался в диалог Валерий. — Я бы тоже не отказался посмотреть, как моя жена репетирует.

— Перестаньте, я не ваша жена! Прекратите меня так называть, если мамы нет рядом! — возмущенно воскликнула Анжелика. — Уясните же, наконец, что наши отношения понарошку, поэтому не заходите слишком далеко.

— Если смогу сдержаться, — обронил он, и Анжелика сверкнула на него глазами.

***

На следующий день девушки отправились в Большой Театр; Валерий увязался с ними, хотя Анжелика была категорически против его присутствия на репетиции.

Певица провела двоих гостей по темному и пыльному коридору за сценой, в котором, похоже, никто никогда толком не убирался. Здесь пахло клеем и краской, которые использовались при создании декораций.

Гримерная певицы представляла собой квадратную комнату с большим окном, занавешенным шелковой занавеской. В центре комнаты располагался небольшой диванчик, а рядом с огромным овальным зеркалом стоял туалетный столик, заваленный всевозможным гримом, флакончиками и коробочками.

— Уютное местечко, — заметил Валерий, удобно устроившись на диване.

— Действительно, уютное, но главное, что это мой личный уголок, — отозвалась Анжелика. — А теперь пойдемте в зал. Режиссер и актеры уже ждут меня.

Диана и Валерий заняли кресла одиннадцатого ряда в партере, мягкие и удобные, обитые красным бархатом. Режиссер Виккентий Петрович быстро отдал кое-какие указания актерам, и затем они начали генеральную репетицию.

Оркестр заиграл оглушительную музыку, которая заполнила собой весь зал. Первая сцена начиналась с того, как Анжелика пела грустную протяжную песню.

Валерий смотрел на нее во все глаза, плененный чистотой ее молодого, но сильного голоса и необыкновенной красотой ее талантливой игры, которая заставляла его сердце биться быстрее. Диана заметила, что Валерий буквально пожирает певицу взглядом, и спросила его тихо, почти шепотом:

— Она прекрасно поет, правда?

— Да, — отозвался он, как во сне.

— Она тебе нравится?

Тут Валерий пришел в себя — он вовсе не собирался признаваться Диане, что да, Анжелика чертовски в его вкусе.

— Ну… — протянул он, не зная, что сказать в ответ. — Да, она вполне симпатичная… — начал он рассуждающим тоном, но Диана перебила его:

— Вполне симпатичная?! — ее брови удивленно взлетели вверх. — Она же само совершенство — так скажет каждый второй мужчина!

Когда Анжелика закончила песню, в зале послышались редкие, но искренние аплодисменты, исходившие от ее подруги и ее так называемого мужа.

***

Вечером того же дня Валерий забрал у Георгия фотографии с фиктивной церемонии бракосочетания. Он спешил в свою комнату, чтобы как следует рассмотреть снимки и проверить, нет ли на них каких-либо недочетов или деталей, позволяющих понять, что свадьба — подвох. Но в коридоре Валерию встретилась Анна Вавиловна; он быстро спрятал конверт с фотографиями за спину, но от женщины не ускользнуло это движение.

— Что это? — полюбопытствовала она, весело сверкая глазами. — Фотографии?

И не дожидаясь ответа, Анна Вавиловна нетерпеливо выхватила конверт из рук своего зятя, которому оставалось только надеяться, что все фотографии получились удачными, не вызывающими ни малейших сомнений в истинности сего брачного союза.

Анна Вавиловна быстро вытащила снимки, и на ее лице засияла радостная улыбка.

— Фотографии с вашей свадьбы! — оживленно воскликнула она.

— Да, наконец-то, они готовы! — улыбнулся Валерий. — Пойдемте в гостиную и посмотрим их там все вместе.

Женщина кивнула и спустилась вслед за Валерием на первый этаж.

— Люмьер, Анжелика, идемте смотреть фотографии со свадьбы! — обратилась она к мужу и дочери, которые стояли возле рояля и о чем-то беседовали.

Анжелика бросила быстрый вопросительный взгляд на конверт в руках матери, а потом — на Валерия, но тот просто пожал плечами.

Анна Вавиловна позвала всех присесть на диван для просмотра снимков. Девушка села рядом с матерью, молясь про себя, чтобы все прошло гладко. Валерий подсел рядышком и приобнял ее за плечи. Люмьер расположился рядом с Анной Вавиловной, с большим интересом заглядывая на стопку снимков в ее руках.

— Как интригующе! Та-дам! — Анна Вавиловна вытянула перед собой первую фотографию, на которой Анжелика и Валерий стояли в центре зала, держась за руки.

Глядя как мать перебирает фотографии и каждый раз восклицая с искренним восторгом, Анжелика почувствовала себя донельзя отвратительно. Как же это подло — обманывать самого близкого человека! В какой же такой горячке Анжелика могла додуматься до этого недостойного поступка?!

— Мне нравится эта, — сказал Валерий, выхватил из рук Анны Вавиловны одну из фотографий и с невероятным довольством продемонстрировал ее Анжелике.

На фотографии был запечатлен их поцелуй. Анжелика мысленно закатила глаза — этот снимок и правда оказался самым эмоциональным. Глядя на фотографию, на которой они стояли прижавшись друг к другу, она вновь вернулась в тот момент, когда губы Валерия полностью парализовали ее волю. На этой фотографии не было фальшивого чувства страсти — это чувство, промелькнувшее на пару мгновений, было поймано фотографом в истинном своем облике.

— Фотограф и вправду профессионал своего дела, — согласилась Анжелика. — Кажется, придраться не к чему.

— Да, — ответил Валерий и чмокнул Анжелику в щеку. — Надо отдать ему должное. Как и тебе. Ты и вправду призвала весь свой талант. — Последние слова, сказанные полушепотом, поняла только Анжелика.

К счастью, никаких недочетов на фотографиях не обнаружилось, и Анна Вавиловна с Люмьером поверили в правдивость этого ритуала.

— Фотографии чудесны, — Анна Вавиловна аккуратно убрала их в конверт, после того как все как минимум дважды неторопливо пересмотрели их. — Нужно сложить их в красивый альбом. Если позволите, я сама хотела бы заняться этим.

— Да, конечно, мама, — улыбнулась Анжелика.

— Кстати, мне так никто и не сказал дату вашей свадьбы? И я совсем забыла спросить. Когда вы поженились?

Черт! Анжелика однозначно не была готова к этому вопросу. Во всей этой суете она не догадалась учесть такой важный момент.

— Я…я разве не говорила тебе? — Анжелика пыталась выкроить время, ее мозг лихорадочно искал подходящую дату. Так, нужно отталкиваться от письма, которое она отправила маме. Именно в этом письме Анжелика убеждала мать в своем спонтанном браке.

— Нет, не говорила, — сказала Анна Вавиловна, и перевела вопросительный взгляд на Валерия.

Он незаметно толкнул Анжелику в бок, чтобы она поторопилась с ответом. Уж он-то точно не собирался брать на себя ответственность за дату свадьбы.

— Мы поженились 25 марта, — вдруг заявила Анжелика, стараясь сохранить невозмутимый вид.

— Да, это был волшебный день! — подтвердил Валерий, а потом поднялся с дивана. — Мне надо срочно позвонить, совсем забыл. Прошу меня извинить.

И он спокойно ушел прочь, предоставив Анжелике самой разбираться с последствиями новой лжи.

— Ох уж эти мужчины! — тихо рассмеялась Анна Вавиловна вслед Валерию. — Вечно они забывают такие важные даты. Боюсь даже спросить у тебя, Люмьер, помнишь ли ты дату нашего бракосочетания?

— Конечно, помню, — француз крепко обнял свою супругу и ответил ей по-французски.

***

— Все обошлось, — с облегчением сказала Анжелика чуть позже, в комнате. — Мама и отчим уверены, что мы с вами женаты, хотя мы чуть не попались.

— А сколько еще вы намерены продолжать этот фарс? — поинтересовался Валерий, стягивая ботинки.

— Вам уже надоело изображать женатого человека?

— Пока, нет, ведь к хорошему быстро привыкаешь.

— Если речь о деньгах, то не волнуйтесь — я обязательно выплачу их в конце месяца. Если понадобится аванс, то можем обсудить этот вопрос…

— Я не требую у вас денег.

— Не важно, я их вам все равно выплачу, — с этими словами Анжелика прошествовала в ванную комнату и через четверть часа вышла оттуда, переодетая в просторную шелковую пижаму; девушке пришлось сменить свой привычный модный спальный костюм из-за Валерия.

— Целомудренный наряд для целомудренной женщины, — дразнящим тоном произнес Валерий, развалившись в кресле. — Вам пойдет на пользу, если вы перестанете себя вести как пансионерка из монастыря.

— В моей комнате будет спать совершенно чужой мне человек, и я не намерена выставлять ему себя на показ. Вы меня поняли?

— Да, — отозвался он, и уголки его губ расползлись в странной улыбке. — Только не надо делать такое угрожающее лицо, как будто вы удав перед кроликом.

— Вы не очень похож на кролика, ведь кролики — весьма милые создания, а вас милым не назовешь.

— Почему вы так настроены против меня? Чем я вам не угодил, ведь я вовсе не урод и не больной.

— Дело не в этом, — тихо прошептала она.

— Тогда в чем, потрудитесь объяснить, пожалуйста.

— Этого я не могу вам сказать, нет, — проговорила она ледяным тоном, хотя ответ был прост: она ненавидела светлые волосы Валерия, напоминавшие ей о боли первой любви, о жестоком обмане со стороны бывшего жениха. Каждый раз, когда Анжелика смотрела на Валерия, перед ее глазами появлялся образ Максима, и воспоминания кинжалами вонзались в ее сердце.

Анжелика забралась в свою постель, а Валерий улегся на матрас, постеленный на полу.

— Вы заперли дверь на ключ? — раздался в темноте голос Валерия.

— Не помню, — ответила она.

— Вспоминайте скорее, потому что я слышу шаги в коридоре… Они приближаются… — прошептал Валерий, настороженно прислушиваясь.

— Валерий, кажется, я забыла запереть дверь.

— Теперь поздно! — сказал он, вскакивая и ловко пряча матрас под кровать.

Затем он быстро запрыгнул в постель к Анжелике и обнял ее за плечи, встретившись с ее недовольным взглядом.

Через мгновенье послышался стук в дверь и раздался голос Анны Вавиловны.

— Да, входи, мама, — разрешила Анжелика.

Женщина вошла в комнату и улыбнулась, увидев идеальную пару.

— Я пришла пожелать вам спокойной ночи, мои дорогие.

После того, как Анна Вавиловна ушла, Анжелика повернулась к Валерию и демонстративно указала ему рукой на пол.

— Уже прогоняете меня? — он сощурился.

— Ваша помощь больше не пригодится, — сказала она, хмурясь.

— Как жаль, а ведь я только вжился в свою роль любящего мужа, — он нарочито тяжко вздохнул. — Теперь мне придется играть роль верной собаки, спящей у ног своей хозяйки, а мне это совсем не по нраву.

— Мне тоже не по нраву, что вы меня притесняете. Ступайте на свое место! — она оттолкнула его от себя.

Засмеявшись, он сполз на пол и неподвижно распластался там.

— И будьте добры, закройте дверь,

— Закройте сами, — отозвался он.

— Но вам ближе, — отрезала она.

— Однако вам тоже не так далеко, — отпарировал он.

— Вы просто невыносимы, — процедила девушка сквозь зубы, отбрасывая одеяло и поднимаясь с кровати.

— А вы неженственны в этой мешковатой пижаме, — усмехнулся он, провожая ее пристальным взглядом.

Она повернула ключ в замочной скважине и хмыкнула на последнее замечание Валерия.

— Вы собираетесь спать вот так, на голом полу? — сухо спросила, видя, что Валерий до сих пор не вытащил свой матрас из-под кровати.

— Вы хотите пригласить меня к себе? — вкрадчиво спросил он.

— Вот уж никогда! — воскликнула она и накрылась одеялом.

Через несколько минут Анжелика услышала шорох и возню и поняла, что Валерий вытаскивает свой матрас из-под кровати — видимо, ему надоело валять дурака.

Глава 6

Сразу после завтрака Анжелика отправилась к Диане и провела с подругой почти весь день. Сегодня никаких репетиций не было. Вернулась домой девушка лишь к ужину и была встречена Валерием, на лице которого при виде нее появилось мрачно-серьезное выражение.

— Интересно, где это ты пропадала, моя дорогая? — спросил он с оттенком ревности.

— Ох, где я только сегодня не была! — Анжелика шутливо закатила глаза.

— С кем же? — грозно сдвинув брови, спросил он.

— Это что, допрос с пристрастием?

— Скорее, праздное любопытство.

— Милая, — в гостиную вошла Анна Вавиловна, слышавшая их разговор. — Это же элементарно: твой муж тебя ревнует. А ревность, между прочим, одолевает тех, кто любит.

— Валерий, неужели ты ревновал? — рассмеялась девушка, взяв его за воротник рубашки. — Никогда не думала, что дело дойдет до этого. Но ты можешь быть спокоен, муженек, я весь день провела с Дианой.

— Отлично, — обронил он.

Анна Вавиловна улыбнулась дочери и Валерию и покинула гостиную, а те, в свою очередь, поднялись в спальню. Анжелика бросила сумочку на кровать и уселась в кресло, скинув узкие туфли.

— Валерий, только не говори, что ты и в самом деле ревновал, — с тихим смешком произнесла она. — Хотя, по-видимому, ты забываешь о действительном положении дел.

— О нет, я нисколько не ревновал! И с какой стати я должен ревновать? Кого? Тебя? Нет уж, увольте!

— Это успокаивает. Но я хочу напомнить, что мы с тобой всего лишь деловые партнеры, не больше. Мы даже не друзья, поэтому не может быть и речи о более близких отношениях. Валерий, я надеюсь, что такого не случится?

— Да, никаких близких отношений, — подтвердил он, чувствуя, что не сможет противостоять красоте Анжелики и не влюбиться в нее, как последний дурак.

«Перестань, — сказал Валерию его внутренний голос. — Она же тщеславная, заносчивая, совершенно невыносимая!»

***

Под утро Анжелике снился страшный сон, и она металась на кровати, перекатываясь с одного бока на другой, пока не свалилась на пол, на импровизированную постель Валерия. Посадка была мягкой и благодаря этому девушка не проснулась. Зато Валерий испуганно распахнул глаза от неожиданного удара, который случайно нанесла ему упавшая рука Анжелики.

Испуг сменился удивлением, а через мгновенье удивление — ехидной радостью. Девушка лежала к нему лицом и ровно дышала. Видимо, кошмар сменился веселым сном, потому что на ее губах появилась легкая улыбка.

Через некоторое время она зашевелилась, устраиваясь поудобнее. Левую руку она по-хозяйски положила на грудь Валерия, а затем сама прижалась к нему всем телом. Он повернулся к ней и приблизил свое лицо к ее лицу так, что их губы почти соприкоснулись друг с другом. И решив воспользоваться беспомощностью Анжелики, он ласково провел пальцем по ее щеке, а затем нежно поцеловал; девушка слабо шевельнула губами, даже не подозревая о поцелуе.

Валерий не мог заснуть до самого утра; рука Анжелики, покоившаяся на его груди, никак не давала ему покоя, ее близость не позволяла сну затуманить ему разум.

Утром, около девяти часов, ресницы девушки дрогнули, и она медленно открыла глаза, потом посмотрела на Валерия, и на ее лице появилось ласковое выражение. Но Валерий не успел даже удивиться этому теплому взгляду, как ее глаза широко раскрылись, и ласка сменилась гневом.

Анжелика резко вскочила, словно ее укусила змея, и в недоумении посмотрела на мужчину, весело посмеивавшегося в подушку.

— Что вы смеетесь?! Немедленно отвечайте, как я оказалось в одной постели с вами?! — потребовала она с очевидным раздражением.

— Все очень просто, — отозвался Валерий. — Ночью вы, как сумасшедшая, метались по кровати, уж не знаю, что вам там снилось, даже боюсь предположить, а потом взяли и свалились прямо в мои объятия! Честно говоря, я до смерти перепугался. А как бы вы чувствовали себя, окажись на моем месте? Я спокойно спал, видел чудесный сон, в котором целый гарем красавиц делал мне массаж, и тут вдруг на меня падает такая туша!

— Ну, извините. И я вовсе не туша! — обиженно воскликнула Анжелика.

— Не сердитесь, моя милая женушка, вы эфемерное создание, — с сарказмом произнес Валерий. — Мои ребра прощают вас. Как часто вы падаете во сне?

Анжелика припомнила, что пару раз подобные падения с кровати у нее случались. Надо же было повториться этому опять так некстати!

— Вы поступили нечестно!..

— Это еще почему? — он вскинул бровь. — Я, между прочим, пострадавший.

— Это я пострадала из-за вас! Вам следовало сразу разбудить меня, как и подобает истинному джентльмену, а вы нечестно воспользовались положением! — выпалила девушка и, надувшись, отошла к окну.

— Видимо, я не джентльмен, — буркнул он, усмехнувшись.

Пока она не смотрела на него, он быстро влез в свои брюки, чтобы не смущать ее.

— Неужели вы затаили на меня такую страшную обиду, Анжелика? — вкрадчиво спросил Валерий, подойдя к ней сзади и обняв за плечи.

В мозгу девушки прозвучал сигнал тревоги, и от прикосновения рук Валерия ее сердце ускоренно забилось. Затем она почувствовала легкое опьянение, наверное, оттого, что Валерий стоял почти вплотную к ней.

«Что за вольность!» — подумала она, а затем резким движением скинула со своих плеч горячие ладони Валерия и повернулась к нему лицом, стараясь унять бешеное сердцебиение.

— Нет, — как можно спокойнее ответила она. — Я не из обидчивых, но если вздумаете и дальше забавляться мной подобным образом, то… то не будет вам никакого прощения!..

Валерий молча улыбнулся, заметив, как с какой силой она сжала кулаки, и подумал: «Вот ведь бестия».

***

Анжелика спустилась в гостиную, где Анна Вавиловна забавлялась игрой с псом Валерия.

— Какой ты хороший мальчик! — женщина погладила Цезаря по мохнатой голове. — Ты просто умница!

— Доброе утро, мама, — поприветствовала девушка свою мать.

— Привет, дорогая. А куда ты собралась в такую рань? — поинтересовалась Анна Вавиловна, заметив сумочку в руках дочери.

— В театр, на одно собрание, и я даже не знаю, с какой целью режиссер решил его устроить.

Как выяснилось позже, режиссер собрал актеров, чтобы еще раз напомнить им о некоторых чрезвычайно важных на его взгляд деталях, которые Анжелика и так прекрасно помнила! Она только пожалела о зря потраченном времени, а сразу после собрания отправилась в фотостудию, куда ее пригласили для того, чтобы сняться для модного журнала и продемонстрировать авторскую коллекцию одежды молодого перспективного дизайнера. У выхода певицу поджидал журналист, так что ей пришлось ответить на некоторые его вопросы:

— У вас есть жених? — таким был первый вопрос. Всех журналистов интересовала личная жизнь знаменитости — что за напасть!

— Нет, я одинока, — коротко ответила Анжелика, моргая от яркой вспышки фотоаппарата.

— Трудно в это поверить!

— Но это так. Сейчас я одна, но мечтаю встретить мужчину, про которого с уверенностью смогу сказать: «Вот он, тот, кто назначен мне судьбой, моя вторая половина!»

— А вы смогли бы бросить театральную карьеру ради любимого мужчины? Что для вас важнее: карьера или личная жизнь?

— Я считаю в равной степени одинаковым и то, и другое. Я полагаю, что они могут прекрасно сочетаться друг с другом. Если мужчина будет по-настоящему любить меня, то он никогда не попросит меня бросить работу, которая доставляет мне радость, — дала ответ Анжелика и направилась к машине. Заметив певицу, шофер бросился к ней и, загораживая от назойливого репортера, помог ей сесть в салон автомобиля.

***

На следующий день интервью Анжелики Ковалевской было опубликовано в газете «Московские хроники». Максим завтракал, когда в небольшую скромную квартирку, которую он делил со своим другом Игорем, тот вернулся с этой самой газетой в руках.

— Посмотри, что я тебе принес, — сказал Игорь, бросая «Московские хроники» на кухонный стол, за которым Максим доедал свой завтрак. — Там написано про твою бывшую подружку.

— Про Наташку? — удивился Максим. — Любопытно, как она оказалась в газете?!

— Да брось, это не твоя Наташка, а Анжелика Ковалевская, — махнул рукой Игорь.

— Ах, Анжелика… — протянул Максим, и лицо его внезапно помрачнело.

Игорь заметил подавленность друга и осторожно спросил:

— Что за выражение ты напялил на свое лицо? Ты до сих пор не можешь забыть свою бывшую пассию?

— Да, я все еще люблю ее. Да и как можно забыть ее, если о ней трубят повсюду: по всему городу развешаны театральные афиши, пресса внимательно следит за ее жизнью. Я сильно виню себя в том, что так глупо потерял ее. Но тогда я был пьян, как сапожник, и совсем не соображал, что делаю! А теперь нашу любовь вернуть невозможно, ведь она стала звездой! — с горечью сказал он, с интересом разглядывая фотографии Анжелики, напечатанные в газете.

— Не вешай нос, приятель! — Игорь ободряюще хлопнул Максима по плечу. — У тебя еще есть шанс! Посмотри, она говорит, что одинока, у нее нет любимого мужчины, и им вполне сможешь снова стать ты! Приведи себя в порядок, наведайся к ней и поговори с ней по душам, — посоветовал он. — Может быть, госпожа фортуна улыбнется тебе, и твоя зазноба дарует тебе прощение! Вспомни, у вас же сначала была волшебная любовь! Вдруг Анжелика еще сохранила к тебе некоторую слабость?

— Знаешь, Игорек, может быть ты и прав. Я попытаюсь исправить все, что натворил, — с неожиданной решимостью проговорил Максим. — В конце концов, я был ее первой любовью. И если она до сих пор не подпустила другого к себе так же близко, как меня, значит, не все еще потеряно!

За последние два года Максим нисколько не изменился: он был все тем же самоуверенным и эгоистичным мужчиной, привыкшим к тому, что все должно доставаться ему легко и быстро, в особенности, женщины.

Глава 7

Вернувшись из Екатеринбурга, Дмитрий сразу поехал к Анжелике. Ему не терпелось увидеть ее, ведь при их последней встрече он признался ей в любви и отчетливо дал понять, что готов выстраивать с ней самые что ни на есть серьезные отношения. Дмитрий был убежден, что девушка даст ему шанс. Однако Анжелика напрочь забыла о Дмитрии и вообще о его существовании во всей этой суете с Валерием. В последнее время она стала все чаще невольно думать об этом красавчике с дивными голубыми глазами грешника, и сердце ее билось быстрее, когда он случайно касался ее. И самым странным было то, что теперь ее меньше раздражали его светлые волосы. Раньше от этого цвета болели глаза, а сейчас они к ним привыкли и воспринимали без раздражения.

Валерий ворвался в ее жизнь, как неистовый порыв свежего воздуха в душную комнату, и все изменил в ней, даже чувства Анжелики, ведь теперь она относилась к блондинам, хотя, правильнее сказать, к одному из них, с меньшим негодованием. Однако презрение и страх не исчезли.

***

Валерий сидел в одном из кресел в гостиной, когда прозвучала веселая трель дверного звонка. Он даже не пошевелился, зная, что через пару секунд появится горничная и впустит нежданного гостя. Варвара появилась спустя несколько мгновений и впустила гостя, которым оказался Дмитрий. Настроение у мужчины было приподнятое, и он широко улыбался. В руках у него был огромный букет цветов, предназначавшийся для Анжелики, а в кармане пиджака было припрятан подарок в виде дорогого браслета. Дмитрия переполняло чувство любви, он не ожидал получить отказа с ее стороны и уж тем более он никак не предполагал встретить мужчину в расстегнутой рубашке, который вальяжно развалился в кресле в гостиной ее дома.

Дмитрий прошел в комнату, и на него с нескрываемым любопытством уставился Валерий.

— Добрый день! — поздоровался Валерий, поднявшись с кресла и приветственно протянув руку.

— Меня зовут Дмитрий Эрматов, — он поспешно пожал руку. — Я пришел к Анжелике. А вы-то сами кем будете? — отозвался Дмитрий сухим тоном.

— Ах, это вы. Наслышан о вас. Я Валерий, — просто ответил он.

— Вы коллега? Телохранитель? — Дмитрий вопросительно взглянул на незнакомца.

На губах Валерия появилась нагловатая усмешка, и Дмитрий сразу отметил про себя, что этот человек, если он простой охранник, слишком много позволяет себе, по-хозяйски развалившись на диване. А Валерий тем временем наслаждался растерянностью гостя и комичностью ситуации.

— Или вы шофер Анжелики?

— А вы кто? — Валерий вонзился острым взглядом в лицо Дмитрия. — Ее друг? Или любовник? Хотя последнее можно исключить.

— Вообще-то, — с возмущением произнес Дмитрий, — я смело могу назваться ее женихом! И планирую в скором времени стать ее мужем.

— Вы опоздали! — усмехнулся Валерий.

Дмитрий с раздражением посмотрел на своего собеседника.

— Простите? — спросил он как можно вежливее.

— Анжелика не сможет стать вашей женой, потому что у нее уже есть муж, — с задорной язвительностью ответил Валерий.

— Какая несмешная шутка, — сухо бросил Дмитрий. — Анжелика моя невеста, она свободна.

— Вовсе нет, — мотнул головой Валерий; ему доставляло удовольствие прикалываться над этим простаком, который, видимо, был по уши влюблен в Анжелику.

— Перестаньте шутить! И кто вы такой, в конце концов?

— А как вы думаете? — Валерий развел руками. — Да это же элементарно: я — муж Анжелики!

Дмитрий замер, напряженно глядя на него, а потом усмехнулся, оценив эти слова как очередную злую шутку. Но серьезный взгляд Валерия посеял смутные подозрения в его мыслях.

— Это невозможно, — наконец, проговорил Дмитрий. — Анжелика — моя невеста.

— Здравствуй, Дмитрий, — услышали оба мужчины приветливый голос Анжелики и, обернувшись, увидели девушку на лестничной площадке.

Улыбаясь, она спустилась вниз.

— Здравствуй, Анжелика, — произнес Дмитрий нежным голосом и протянул ей букет.

— Спасибо, — поблагодарила его девушка, принимая благоухающие цветы. — Давно ты вернулся из Екатеринбурга?

— Только что. И сразу приехал к тебе, — тут его улыбка погасла. — А это правда… правда, то, что сказал этот человек? — он кивнул в сторону стоящего рядом Валерия.

— А что сказал тебе Валерий? — Анжелика вопросительно взглянула на обоих мужчин: вначале на Дмитрия, а потом — на Валерия.

— Анжелика, ты же не могла выйти замуж за этого человека? — произнес Дмитрий тоном утверждения.

— Ну… этому есть объяснение, — девушка заколебалась с ответом и беспомощно взглянула на своего так называемого мужа.

— Конечно, она вышла за меня, — ответил тот за девушку и звонко чмокнул ее в щеку. — Дорогая, покажи ему свое обручальное кольцо, чтобы он смог сам убедиться в этом.

С этими словами он взял ее руку в свою ладонь, приподнял, и на ее безымянном пальце сверкнуло красивое золотое колечко.

— Разве это не доказательство моих слов?

Дмитрий медленно перевел взгляд с кольца на Анжелику; его глаза смотрели на девушку с таким бессмысленным выражением, которое ей было мучительно видеть.

— Но… так быстро… Анжелика, ты же обещала подумать… Я ведь практически сделал тебе предложение… Анжелика… — с трудом выдавил из себя Дмитрий.

— Я позже тебе все объясню, Дима, — с досадой в голосе ответила она. — Прости меня, пожалуйста. Сейчас мама может все услышать.

Глаза Дмитрия оставались прикованными к девушке, в то время, пока ее собственный взгляд блуждал по полу. Поэтому он протянул руку и осторожно приподнял ее лицо за подбородок, глядя прямо в глаза.

— Но… ты в самом деле любишь этого человека? — спросил Дмитрий надтреснутым голосом, до сих пор не желая мириться с тем, что этот смазливый блондин увел у него самую потрясающую женщину в мире.

И тут он неожиданно вспомнил, как Анжелика говорила, что хотела бы видеть своим мужем только брюнета, поскольку ополчилась жуткой ненавистью ко всем блондинам. А ведь ее новый муж — настоящий блондин! Что же заставило Анжелику изменить свое отношение к цвету волос?

— Дима, я тебе все объясню. Все совсем не так, как ты думаешь. Давай поговорим об этом позже.

— Она меня любит, — вставил Валерий, встав рядом с девушкой и обняв ее за плечи хозяйским жестом.

— Ну… в таком случае мне здесь больше нечего делать. Я ухожу. Желаю вам счастья, — отсутствующе произнес Дмитрий. — В совместной жизни, — добавил он с горечью. — Прощайте.

И тут он повернулся и быстро зашагал к выходу.

— Что это за тип, черт возьми? — требовательным тоном спросил Валерий, когда дверь за отвергнутым женихом захлопнулась.

— Мой ухажер, теперь, по всей видимости, бывший, — чрезвычайно сухо ответила Анжелика.

— Вы сердитесь?

— Да, я очень сердита! Я хочу, чтобы Дмитрий знал о нас всю правду! Мне его жаль, он хороший человек и не заслуживает того, чтобы вы над ним издевались.

— О, что я слышу! Только не говорите, что влюблены в этого болвана! Он вас не достоин.

— Что вы говорите? Как будто вы разбираетесь в людях! Не вам решать, кому я должна отдать свое сердце.

— Знаете, я непривередлив, и готов принять его у вас, — с серьезным видом проговорил Валерий.

— И не рассчитывайте на такой щедрый дар. Если это когда-нибудь произойдет, то меня можно будет безо всякого промедления отправить в психушку!

— Как же плохо вы обо мне думаете, — обиженно пробурчал Валерий и плюхнулся в кресло.

— Ведите себя примерно — мое отношение к вам изменится. И застегните рубашку, в конце концов!

— Вас это смущает? — удивился он. — Тогда я хочу немного подействовать вам на нервы. Вы становитесь такой забавной, когда начинаете злиться.

— В таком случае, я останусь совершенно невозмутимой, чтобы не доставить вам такой радости.

С этими словами Анжелика повернулась и оставила Валерия в одиночестве. Цветы, подаренные Дмитрием, она унесла с собой в комнату.

— Бережете осколки потерянного счастья? — насмешливо спросил Валерий, когда чуть позже поднялся в спальню и обнаружил Анжелику, стоящую возле вазы с цветами и вдыхающую их нежный аромат.

— Я глубоко ранила его, — сказала девушка, вспоминая огорченное лицо Дмитрия. — Он такой замечательный человек. Я завтра же пойду к нему и расскажу о той ловушке, в которую угодила. Он все поймет и простит, ведь он меня любит.

— Не создавайте лишних проблем, — строго сказал Валерий. — Не стоит раскрывать ему этот секрет, в этом нет никакой необходимости. Нельзя доверять каждому встречному.

— В том числе и вам. А Дмитрию я готова доверить и собственную жизнь. Он адвокат.

— И вы полагаете, что можно доверять ему только потому, что он адвокат?! К вашему сведению, я тоже адвокат по семейным делам, и не первый год. Так что вы вполне можете доверять и мне.

— Вы? — недоверчиво спросила Анжелика; она была немного сбита с толку, ведь она никак не думала, что Валерий — этот беззаботный весельчак — может иметь такую серьезную профессию. — Вы не шутите? Вы действительно адвокат?

— Да, — просто кивнул он. — Состою в коллегии адвокатов. Моя квалификация адвоката подтверждена регистрационным номером в реестре адвокатов.

— Нет, серьезно, Валерий.

— Да, серьезно, — рассерженно бросил он. — Зачем мне вас обманывать? Это чистая правда.

— Простите, но вы не похожи на адвоката, ведь у вас гуляет ветер в голове, вы не очень серьезный человек.

— К делам я отношусь со всей серьезностью. По-вашему, все, кто связан с юридической деятельностью, должны быть скучными, обстоятельными людьми с одинаково жестким стилем мышления вне своей профессиональной деятельности?

Девушка неопределенно пожала плечами.

— По крайней мере, Дмитрий относится к такой категории, — сказала она. — Он с таким упоением рассказывал мне о своей адвокатской практике, однако, его рассказ нисколько не заинтересовал меня.

— Я не могу понять, чем он вообще вас заинтересовал, — фыркнул Валерий.

— Не ваше дело, как Дмитрий добился моей благосклонности, — отрезала Анжелика.

— Уж точно не романтичными речами. Вы сами признались, что вам было с ним скучно. Только полный идиот станет заваливать девушку на первом свидании юридическими терминами. В отличие от него, я никогда так не поступаю. Со мной вам весело, не правда ли? — в его глазах заплясали искорки.

Анжелика посмотрела в его пронзительные голубые глаза, и странная волна прокатилась по всему ее телу, когда их взгляды встретились. Девушка не знала, весело ей с Валерием или нет, однако она была уверена в том, что на протяжении месяца, пока они будут разыгрывать любящих супругов, скучать ей не придется.

— Почему вы молчите? Я жду вашего ответа, — прервал ее мысли Валерий.

— Я даже не знаю, — Анжелика пожала плечами. — Чаще всего вы меня раздражаете, — ответила она, хотя почувствовала, что ее сердце не совсем согласно с этим ответом. О, ее глупое сердце! Почему оно так трепетно бьется, когда Валерий находится рядом и… и задает такие же глупые, как и сердце, вопросы.

Да и вся ее жизнь, наверное, глупа! Она не знает, чего хочет, не умеет разбираться в мужчинах, красавица, а жениха у нее нет, а из-за чего? Из-за этой глупой ненависти к блондинам! И она не в силах даже понять, почему иногда ее так тянет к Валерию, хотя она не выносит светловолосых мужчин? За что ей все эти мучения?

Анжелика взглянула на Валерия, который стоял напротив нее с грозным видом, уперев руки в бока.

— Значит, я вас раздражаю? — уточнил он.

— Какое вы совершили открытие! — язвительно бросила она. — Я говорю вам об этом по десять раз на дню! И знаете, что я вам еще скажу…

Но Валерий так и не услышал продолжения ее фразы, потому что зазвучал лежавший на туалетном столике мобильник, и девушке пришлось ответить. Послышался взволнованный голос Дианы:

— Анжелика, милая, что ты сделала с моим братом, что он пришел домой в таком скверном настроении? Собрал вещи и куда-то уехал!

— Попробуй догадаться, — угрюмо произнесла Анжелика.

— Он сделал тебе предложение, а ты отвергла его?

— Хуже: он имел счастье познакомиться с моим так называемым муженьком, — при этих словах Анжелика бросила убийственный взгляд на Валерия, который состроил ей ответную гримасу.

— Ты не собираешься рассказать ему правду? — спросила Диана. — Дмитрий с ума сойдет от ревности и непонимания. Если хочешь, я объясню ему реальную ситуацию, как только он вернется!

— Не стоит. Это слишком щепетильная тема. Я сама постараюсь объяснить ему все при первом же удобном случае, — заверила подругу Анжелика.

— Он все поймет, я уверена. Не расстраивайся! Хочешь, выберемся куда-нибудь, чтобы отвлечься?

— Я не могу, мне нужно готовиться к завтрашней премьере «Летучего голландца».

— Жду — не дождусь завтрашнего вечера, когда я снова выберусь поглядеть на театральное искусство! — возбужденно воскликнула Диана. — Держу пари, что ты произведешь настоящий фурор!

Подруги еще несколько минут обсуждали насущные проблемы, а потом распрощались.

— Что, твой жених уже успел поплакаться в жилетку своей сестре? — с насмешливостью спросил Валерий.

— Скорее, плачет его разбитое сердце.

— Каково же высокого мнения вы о своей особе, дорогуша, — с сарказмом заметил Валерий, беззастенчиво скользя взглядом по всему ее телу. — Вы склонны полагать, что без вас он исчахнет, как оторванный цветок?

— Я склонна вернуть его благорасположение, — твердо сказала девушка.

— Как ваш муж, я не одобряю этого решения.

— Какое мне дело до вашего одобрения? Я должна как можно скорее попросить у него прощения.

— Что ж, поступайте, как считаете нужным, — вздохнул Валерий и развел руками, устав с ней спорить.

***

Максим подошел к театральной кассе и попросил билет в партере. Кассир указала на схему зала и объяснила, какие места и в каком ряду еще остались. Максим задумался на мгновенье, а потом произнес:

— Будьте добры, двадцатое место в девятом ряду.

Максим отсчитал необходимую сумму и вручил ее кассиру, получив взамен билет.

«Летучий голландец», — прочитал он название оперы, а потом бережно убрал билет во внутренний карман. Затем он оглянулся и увидел цветную афишу, прикрепленную к стене; Анжелика стояла на фоне разрезающего волны корабля и таинственно улыбалась.

Максим подошел поближе и внимательно всмотрелся в плакат, вспоминания прекрасные мгновения, пережитые с этой девушкой, когда она еще не стала знаменитостью, а подрабатывала солисткой в ресторане, где он с ней и познакомился, по окончании одного из ее выступлений. Интересно, подумал Максим, взлетела бы Анжелика так высоко, если бы осталась с ним? Или именно одиночество помогло ей подняться на вершину славы?

Как бы то ни было, он вознамерился единолично завладеть этой девушкой с громким именем; деньги, в которых она теперь купается, тоже не будут лишними в его почти бедственном положении.

Глава 8

Весь следующий день прошел почти также, как и предыдущие. С раннего утра Анжелика была занята репетициями в Большом театре, а вечером Валерий и Анжелика бесподобно играли свои роли мужа и жены, но оставаясь наедине в комнате шпыняли друг в друга едкими замечаниями. После ужина Валерий куда-то уехал, забрав свою собаку, и Анжелика не стала интересоваться, куда это он собрался. Она предположила, что он отправился понежничать с какой-нибудь девицей, вешающейся ему на шею. Ну и что? Какое ей дело до его личной жизни? Пусть развлекается с кем хочет и когда хочет; главное, чтобы он сыграл свою роль, а потом пусть катится куда подальше!

У нее и своих проблем хватает. Например, оказалось так сложно выловить Дмитрия, чтобы поговорить с ним. Она попросила Диану передать ему, чтобы по возвращении Дима сразу ей позвонил, потому что на ее звонки и сообщения он не отвечал.

В отсутствие Валерия Анжелика решила спокойно принять ванну. Она погрузилась в приятную, пышную, ароматную пену и почувствовала, как ее тело расслабляется, а разум медленно обволакивает спокойствие и безмятежность. Наконец-то, она сможет отдохнуть от Валерия Швецова, ведущего себя самым бестактным образом, и от его колких шуточек и непристойных намеков, которыми он удостаивает ее каждый день.

Анжелика закрыла глаза, и в тот же момент ее разум нарисовал четкий образ Валерия с вечной усмешкой на губах. Она резко распахнула глаза и в негодовании прошептала:

— Наглое блондинистое создание! — девушка со злостью шлепнула ладонью по воде, вызвав многочисленные брызги. — Все-все, я уже спокойна. Спокойна и безмятежна, — сказала она затем вслух, пытаясь забыть о существовании Валерия.

Но вдруг она услышала, как кто-то вошел в комнату и, судя по шагам, это был Валерий. Через несколько мгновений он дернул за ручку дверь ванной, заставив девушку вздрогнуть.

— Занято! — крикнула она.

— Понятно, — обронил он и отступил от двери. Потом он быстро переоделся и вышел из комнаты.

Анжелика вздохнула с облегчением, и откинулась на спинку ванны.

Через некоторое время она услышала, как в ее комнате зазвонил мобильник, но через несколько секунд затих. Кто-то хлопнул дверью. Анжелика не услышала, что на звонок ответил Валерий:

— Здравствуйте! Анжелика пока не может ответить, но можете передать информацию мне.

— Алло, — услышал Валерий мужской голос, показавшийся ему знакомым. — Я бы хотел услышать Анжелику. Это Дмитрий Эрматов.

— Ах, это ты, приятель! — проговорил Валерий, растягивая слова. — Ну, как поживаешь?

— Будь так добр, позови Анжелику.

— А зачем тебе понадобилась моя жена? Насколько я помню, вы прекратили свои отношения.

— Я до сих пор никак не могу взять в толк, как так получилось, что она вышла за тебя замуж, ведь она обещала подумать над МОИМ предложением.

— Ты прозевал красотку, чего уж тут сказать? Сам виноват: сначала делаешь предложение, а потом пакуешь чемоданы и отправляешься в другой город. А теперь она моя, — с самодовольством сказал Валерий.

— Мне ее очень жаль.

— Она будет со мной счастлива, а ты мне просто завидуешь.

— Тебе завидуют многие мужчины, но я тебя ненавижу, — процедил Дмитрий сквозь зубы.

— Какое смелое заявление. Я ценю прямолинейность.

— Тогда передай телефон Анжелике. У меня к ней очень важный разговор.

— Собрался умолять, чтобы она ушла от меня и вернулась к тебе? — насмешливо спросил Валерий. — Ничего у тебя не выйдет, она слишком сильно любит меня, и ни за что не променяет мою любовь на твою.

— Заткнись и позови Анжелику! — раздраженно потребовал Дмитрий.

— Жена не может поговорить с тобой в данный момент — она принимает ванну. Знаешь, я ведь собирался присоединиться к ней и потереть ее нежную спинку.

— Негодяй.

— А что? — удивился Валерий. — Я имею на это полное право.

— Я перезвоню позже, когда она освободится.

— Постой! Если разговор жизненно важный, я могу отнести телефон прямо в ванную, так уж и быть.

— И все же я перезвоню позже, не могу больше слушать тебя.

В следующий момент собеседник отключился.

— Даже не соизволил попрощаться, — буркнул под нос Валерий.

Затем, насвистывая непонятную мелодию, он вернулся в комнату с намерением потереть Анжелике спинку, как и обещал Дмитрию. Правда, он сомневался, что эта дикая штучка позволит ему это сделать. Однако когда-нибудь он укротит ее пылкий нрав и приручит, как домашнее животное. И наконец переведет их отношения в горизонтальную плоскость.

Валерий настойчиво постучал кулаком по двери, причем со всей силы, словно надеясь, что сумеет ее вышибить.

— Дорогая, — сказал он громко. — Как ты там? Не хочешь впустить меня к себе? Я бы мог потереть тебе спинку. Знаешь, я отлично умею ублажать женщин в ванной.

— И думать об этом не смей! — раздался раздраженный ответ Анжелики. — Я не отношусь к числу тех сумасбродных девиц, которые вешаются тебе на шею!

— А я так не думаю, — шутливо возразил Валерий, и даже через дверь девушка увидела, как искривились его губы в ухмылке. — Ты еле сдерживаешься, чтобы не кинуться в мои объятия!

— Ошибаешься! — возмутилась она. — Ты слишком самонадеянный и самовлюбленный тип!

— Лучше не распаляй меня, детка, — Валерий снова усмехнулся. — Я могу выломать дверь.

— Что тебе от меня нужно?

— Я всего лишь хотел сообщить тебе, что только что звонил твой бывший ухажер.

— Я не понимаю, о ком ты говоришь.

— Конечно, понимаешь. Я имею в виду твоего приятеля Дмитрия. Он хотел с тобой побеседовать по душам.

— Кто позволил тебе отвечать на мои звонки?! Что он сказал?

— Много гадостей в мой адрес, что должно возмутить тебя.

— Представь себе, я нисколько не возмущена! — язвительно ответила Анжелика. — Убирайся! Не стой под дверью — ты меня отвлекаешь!

— Послушай, открой, мне нужно кое-что забрать из ванной.

— Случайно, не свои хорошие манеры?

— Кое-что другое.

— Ну конечно, как я могла забыть — у тебя же их отродясь не было!

— Я хочу сбить с тебя спесь, — дразнящим тоном заявил Валерий и стал вертеть дверную ручку.

— Не смей сюда вламываться! — истошно завизжала девушка, зная, насколько слаб замок. Но Валерий не оставлял попыток взломать ничтожный замок, посмеиваясь про себя, и не обращая внимания на истеричные вопли девушки.

Валерий не ожидал, что замок поддастся его натиску, он просто решил немного позлить Анжелику. И когда ручка вдруг перестала выполнять функции задвижки, Валерий даже растерялся. Но лишь на одно мгновенье.

После секундного колебания он закрыл одной рукой глаза, а другой — толкнул побежденную дверь.

— Ангел! — позвал он тоном самой изысканной учтивости.

И в следующий миг его слух пронзил дикий оглушительный вопль.

— Что ты себе позволяешь?! — закричала на него Анжелика, стараясь уйти поглубже под пену. — Немедленно выйди вон!!!

— Нет причин утраивать такую истерику, — поспешил утешить девушку Валерий. — Я не смотрю на тебя.

— Беспардонный мерзавец!!! — неистовствовала Анжелика, пылая от возмущения. — С какой стати ты ворвался в мою ванную?!

— Я хотел что-то забрать, — неправдоподобно сказал Валерий, по-прежнему закрывая глаза рукой. — Только вот забыл, что именно.

Тогда он убрал с лица ладонь и осмотрелся вокруг, в поисках несуществующей вещи. Потом его взгляд на мгновенье задержался на девушке.

— Убирайся прочь, наглая свинья!!! — с этими словами Анжелика зашвырнула в него мыльной мочалкой.

Он не успел увернуться, и пена попала на его рубашку.

— Не горячись — я уже ухожу! — со смешком бросил он и выскользнул за дверь.

— Ненавижу тебя!!! — донесся до него оглушительный визг девушки.

— Как мило, — с ухмылкой бросил он. — Я тебя тоже люблю.

Едва Анжелика вышла из ванной, как обрушила на Валерия весьма красноречивую тираду, давая волю своему негодованию. Он молча и терпеливо выслушал ее запальчивую речь, которая длилась, как ему показалось, не меньше пяти минут. Девушка щедро осыпала его проклятиями, указывала на его совершенно невыносимые манеры, напоминала об исключительно деловом характере их отношений.

— Ты закончила? — осведомился Валерий, когда девушка наконец умолкла.

— Закончила, — она гордо вскинула голову и скрестила руки на груди.

— Из тебя получился бы превосходный оратор. Твое красноречие не знает границ. Я выслушал с глубоким интересом.

— В таком случае задумайтесь столь же глубоко над моими словами, господин Швецов. - Анжелика снова перешла на официальный тон. - Вы ведете себя, как малый ребенок. Я должна признать, что при моей матери вы держитесь молодцом, как идеальный супруг, а мне вы день ото дня губите нервные клетки своими гнусными выходками!

— Я всего лишь стараюсь внести некоторое разнообразие в вашу скучную жизнь, — тоном психолога произнес Валерий.

— Вы полагаете, что моя жизнь скучна? — искренне удивилась Анжелика.

— Я знаю, что вы счастливы только на сцене, — заметил он. — Но ваша личная жизнь претерпевает страшный кризис.

— Ничего подобного! Моя личная жизнь только начала налаживаться, как вы своим вторжением все испортили.

— Имеете в виду того щеголя? — Валерий сморщился, вспомнив Дмитрия.

— Господин Эрматов — полная вам противоположность: он учтив и добр. Он… он готов был сделать мне предложение!.. Он ценил меня, не то, что вы!

— Вы все равно не приняли бы его предложения — даю руку на отсечение.

— Откуда вам знать? — разозлилась Анжелика. — А вдруг приняла бы?! Когда весь этот фарс закончится, я объясню Дмитрию всю сложность ситуации, и он простит меня.

— О, несомненно! — выдохнул Валерий.

— Все было бы по-другому, если бы Дмитрий играл роль моего мужа вместо вас! Но случилось так, что он уехал в неотложную поездку, и мне пришлось довольствоваться вашими медвежьими услугами.

— Мои услуги не так уж плохи, просто вы отказываетесь воспользоваться ими в полной мере.

Анжелика нахмурилась — ей не понравились грязные намеки Валерия и его дерзкая улыбка. Она бы с радостью выставила этого мужчину вон сию же минуту, если бы не приходилось ежедневно пускать пыль в глаза матери. Девушка только открыла рот, чтобы сказать очередную колкость, как раздался стук в дверь, а через мгновенье на пороге появилась Анна Вавиловна.

— Что за шум, а драки нет? У вас тут, случайно, не ссора? — спросила она, переводя взыскательный взгляд то на дочь, то на зятя. — Я пришла узнать, все ли целы?

— Мама, все в порядке. Мы чуть повздорили, но такое случается у всех семейных пар, разве не так?

— Не беспокойтесь, Анна Вавиловна, мы уже помирились, — улыбнулся Валерий и привлек девушку к себе.

— Что ж, от всей души надеюсь на то, что ваш союз окажется крепким. А знаете, что больше всего укрепит его?

— ???

— Ребенок! — сияя, ответила Анна Вавиловна. — Вы не думали о расширении семьи?

— Нет! — в одно время сказали Валерий и Анжелика.

— Что вы состроили такие гримасы, словно я сообщила вам что-то ужасное? Ребенок — это дар божий… Дети — цветы жизни…

— Конечно, мама, когда-нибудь у нас обязательно будет ребенок. Просто ты застала нас врасплох этим вопросом, — успокаивающим тоном ответила Анжелика и взглянула на Валерия, ища поддержки, но он воздержался от комментариев.

— Всему свое время, — пожала плечами Анна Вавиловна.

— Я готов выставить решение этого вопроса на повестку сегодняшнего дня, — заметил Валерий, многозначительно сверкнув на девушку глазами.

— А я — нет, — резко отозвалась Анжелика.

— Анжелика сейчас находится на самом пике своей славы, — пояснила Анна Вавиловна, поглядывая на дочь то ли с гордостью, то ли с некоторым разочарованием. — Но, надеюсь, когда-нибудь она подарит мне внука, чтобы я могла с ним понянчиться.

— Мама, — укоризненно протянула Анжелика. — Я еще не готова стать матерью, и довольно об этом.

— Конечно, дорогая. Я нисколько не намерена давить на тебя. Впрочем, я пришла сюда не для того, чтобы читать наставления, а поинтересоваться, можно ли нам с Люмьером пойти на вашу театральную вечеринку?

— Разумеется. Я имею полное право пригласить, кого захочу.

***

На следующий день после обеда Анжелика сразу поднялась в комнату и попросила, чтобы ее никто не беспокоил. Однако Валерий не счел необходимым удостаивать вниманием ее слова. Девушка была лишена его навязчивого общества лишь на то короткое время, что он потратил на выгуливание своего пса.

Она только закончила с повторением первого акта, когда Валерий ввалился в ее комнату, весь промокший от дождя.

— Ну и погодка! С неба льет как из ведра! — с ворчанием сказал он, вытирая капли воды со лба, стекающие с волос. Затем прошел мимо девушки в ванную и взял полотенце.

Словно в подтверждение этих слов, в комнату ворвался пес, весь мокрый и грязный после прогулки. Не успела Анжелика на него прикрикнуть, как Цезарь по пути в ванную решил вволю отряхнулся, разбрызгивая грязные капли: брызги попали на нежно-молочные занавески и, что самое ужасное, на персиковое вечернее платье, любовно отглаженное и разложенное на кровати в ожидании своего часа, когда оно будет надето на фуршет, предусмотренный после премьеры.

Глаза девушки расширились при виде чудовищного разрушения. Не сумев вымолвить и слова, она только раскрыла рот в изумлении и, словно парализованная, беспомощно взирала на это. В таком состоянии ее и застал Валерий, вышедший из ванной. Он мгновенно оценил ситуацию и, заметив остекленевший взгляд Анжелики, рассмеялся искренним смехом, еще больше разозлившим девушку. Анжелика метнула на него яростный взгляд.

— Вот черт, — озадаченно произнес Валерий. — Ваш милый наряд теперь ни на что не годится. В чем же вы пойдете на сегодняшний фуршет?

— Заткнитесь! — взвизгнула Анжелика, гневно сверкая глазами. — Какого черта вы привели свою псину в мой дом?!

Цезарь, почуяв, что в чем-то провинился, улегся у ног хозяина, жалобно поскуливая.

— Немедленно выбросите это мохнатое чудовище вон из моего дома! — с трудом сохраняя самообладание, прокричала Анжелика, указывая на дверь.

— Да бросьте, это же всего лишь небольшие собачьи шалости! — махнул рукой Валерий, безразлично оглядывая грязные следы собачьих лап. — Обычно Цезарь не проказничает, это просто случайность… Я вообще его с собой сюда не звал, оставил внизу.

— В чем теперь прикажете идти на вечеринку?! — девушка с растущим ужасом посмотрела на испорченное платье, за которое она только недавно выложила немалую сумму в дорогом бутике.

— Милочка, если бы на то была моя воля, — губы Валерия изогнулись в ироничной усмешке, — я бы просто оставил вас дома и нашел более интересное занятие.

— Как вам не стыдно?! — возмутилась она.

Валерий не обратил внимания на ее последние слова, нарочито грубо оглядывая ее с ног до головы.

— Мало того, что ваша невоспитанная собака испортила мое платье, так вы еще имеете наглость портить мне настроение! Через несколько часов мне предстоит выйти на сцену перед тысячной публикой, и я теперь даже не знаю, смогу ли я должным образом сыграть свою роль!

Валерий молча выслушал ее, однако ее пламенная речь не заставила его чувствовать себя пристыженным. Наоборот, он с таким невинным выражением посмотрел на девушку, что ей захотелось его убить! Она решила, что у него нет ни капли совести.

— Выберите другое платье. В чем, собственно, проблема? — спросил он с легкой улыбкой, опустившись в стоящее рядом кресло и запрокинув ногу на ногу.

— Вы — моя главная проблема! — рявкнула Анжелика.

Один уголок губ Валерия насмешливо приподнялся.

— Получать комплименты я люблю. Какое еще доброе словцо вы мне скажете?

— Если вам нужны комплименты, отправляйтесь в объятия своих подружек, потому что от меня вы услышите только едкие замечания!

— Мой слух уже научился воспринимать их как нежный шепот, — вкрадчиво проговорил он. — Так что не распаляйтесь зря, поберегите свою пылкость для чего-нибудь другого.

— Вы совершенно невыносимы!.. — вздохнула Анжелика. — Пожалуйста, оставьте меня в покое. Я должна подготовиться к выступлению.

Валерий лениво поднялся с кресла, взял собаку за ошейник и, бросив быстрый взгляд на девушку, вышел из комнаты.

Анжелика грустно посмотрела на запачканное вечернее платье, а потом снова уткнулась в текст песни. Но после стычки с Валерием у нее не осталось ни сил, ни желания повторять второй акт оперы. Ее взгляд то и дело обращался к испорченному платью. Какая досада, что ей не удастся появиться в нем на сегодняшней вечеринке! Девушка сжала кулаки, негодуя на Цезаря: каков хозяин, таков и пес!

Анжелика схватила платье и в гневе швырнула его на пол. Потом открыла шкаф и надолго утонула среди своих нарядов, придирчиво выбирая что-нибудь более или менее подходящее для сегодняшнего вечера.

***

Валерий спустился вместе с лабрадором в гостиную, и сидевшая на диване Анна Вавиловна бросила на зятя вопросительный взгляд.

— Кому-то очень сильно досталось от моей дочери, — осторожно заметила она, позволив себе ироничную улыбку.

Валерий понял, что гневные выкрики беспечной Анжелики не ускользнули от острого слуха ее матери.

— Ваша дочь просто немного нервничает перед выступлением, — зять Анны Вавиловны неопределенно пожал плечами. Он искренне надеялся, что до женщины не дошел смысл случившейся горячей перебранки.

— А ты куда-то собрался? — поинтересовалась Анна Вавиловна, заметив, что Валерий вертит в руках ключи от машины.

— Да, — он кивнул. — Мне надо съездить в одно место.

— Надеюсь, ты успеешь вернуться до начала оперы? — строгим тоном осведомилась женщина. — Думаю, твоя жена не простит, если ты опоздаешь на эту важную для нее премьеру.

— Не беспокойтесь, я скоро вернусь. Если она спросит — скажите, что у меня есть совесть, и мне искренне жаль, что все так вышло.

С этими словами Валерий отдал своему псу приказ «лежать!», а сам взял зонт и вышел из дома, оставив Анну Вавиловну в некотором недоумении.

— Совесть? — растерянно пробормотала женщина, силясь вникнуть в суть слов, брошенных на ходу Валерием.

Однако ей не пришлось ничего передавать дочери, поскольку отсутствие Валерия было последним, что ту сейчас заботило.

***

Дождь лил, не прекращая; сквозь плотную завесу дождя Валерий плохо видел дорогу. Он торопился, но как назло попал в пробку на одной из центральных улиц Москвы. И теперь, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю, он устало смотрел на выстроившуюся впереди очередь машин, казавшуюся бесконечной.

Но мало-помалу нормальное движение восстанавливалось, и через четверть часа Валерию удалось подъехать к магазину, к которому он стремился с безумным упорством. Это был салон женской одежды от Гуччи, и Валерий приехал сюда вовсе не из праздного любопытства — цель его визита была вполне определенной. Поэтому, едва оказавшись в торговом зале, он попросил девушку-консультанта показать ему самые красивые вечерние платья. Он собирался загладить свою вину, вернее, вину своего пса.

Сотрудница магазина подвела Валерия к манекенам, которые демонстрировали изысканные женские наряды. Он критическим взглядом осмотрел все предложенные варианты, проверил, какая одежда висит на вешалках, также полюбопытствовал, имеются ли к платьям соответствующие сумочки.

Прошло полчаса, прежде чем Валерий вышел из бутика, совершив покупку. Он был чрезвычайно доволен своим выбором и уверен, что купленное им вечернее платье заменит Анжелике то, которое, увы, не оценил Цезарь.

Валерий вернулся домой в приподнятом настроении и был встречен Анной Вавиловной, которая более всех в этом доме была взбудоражена предстоящим событием — премьерой и намеревалась внушить всем остальным это чувство благоговейного трепета. Валерий отметил про себя, что эта женщина обладает буйным темпераментом — вот, значит, от кого Анжелика унаследовала дикий нрав. Валерий слегка улыбнулся, вспомнив последнюю стычку со своей язвительной женой и едва не рассмеялся, когда память нарисовала перед его глазами остекленевший взгляд девушки, какой был у нее, когда с ее облюбованным платьем случилось чудовищное происшествие. Наверное, она пережила настоящий ужас, подумал Валерий. Но сегодня он решил быть снисходительным к ней и сделать ей сюрприз.

— О, что это у тебя такое, Валерий? — поинтересовалась Анна Вавиловна, указывая на пакет с фирменным стилем Гуччи, который ее фальшивый зять держал в руках.

— Купил кое-какой наряд для Анжелики, — отозвался он с вежливой улыбкой.

— Как замечательно, когда муж делает жене подарки.

— Вы сможете оценить мой выбор, если Анжелика согласится оказать мне честь, появившись в моем подарке на сегодняшнем фуршете.

— Надеюсь, ты не купил ей красное? — осведомилась женщина.

— А что? — не совсем понял он.

— Я полагаю, ты знаешь, что моя дочь ненавидит красный цвет, — сказала женщина таким тоном, словно раскрыла страшную тайну.

Карточный домик в сознании Валерия в один миг развалился. Он не знал, что Анжелика на дух не переносит огненный цвет, и именно поэтому он купил ей красное платье.

— Судя по огорченному выражению твоего лица, ты этого не знал, — заключила Анна Вавиловна.

— Спасибо, что проинформировали, — несколько напряженно поблагодарил Валерий, направляясь со своими покупками к лестнице.

***

Анжелика сидела на кушетке, быстро пробегая глазами по сценарию, когда в комнату вошел Валерий. Девушка подняла на него взгляд, а потом снова уткнулась в листы, стараясь не обращать ни малейшего внимания на своего так называемого мужа.

Валерий несколько раз прошелся по комнате, словно специально действуя ей на нервы. Затем он остановился возле кровати, на которой был в беспорядке разложен почти весь гардероб Анжелики, который она подвергла основательной ревизии, пытаясь выбрать что-нибудь приличное.

— Ничего не подобрали? — искренне изумился он, заставив девушку оторваться от сценария. — Или вы все же решили последовать моему совету?

— Я ни коим образом не собираюсь прислушиваться к вашим вульгарным предложениям, — с каменным лицом ответила Анжелика.

— Отвратительное платье, на мой взгляд, — заметил Валерий, подняв с постели одно из платьев и рассмотрев его со всех сторон.

— Почему же? Меня оно вполне устраивает, — отрезала девушка.

— Оно скрывает все ваши прелести, дорогуша, — отозвался Валерий, отправляя платье обратно в шкаф. — Этот наряд тоже никуда не годится, — второе платье последовало за первым. — В этом, готов поспорить, вы уже появлялись не раз.

Анжелика махнула на Валерия рукой и вернулась к повторению длинной арии. А тот продолжал с интересом перебирать вечерние платья и всячески браковать их одно за другим. В результате на кровати не осталось ни одного платья — все они вернулись в платяной шкаф.

— Анжелика, — обратился к ней Валерий, и ей пришлось поднять на него глаза. — Я не такой негодяй, каким вы меня открыто называете. И потому я взял на себя ответственность за скверный поступок Цезаря и готов возместить причиненный ущерб.

— По какой статье и какого кодекса?

— По всем статьям Морального Кодекса, — ответил Валерий и протянул Анжелике пакет с платьем. — Держите, это вам.

— Что это? — с любопытством спросила она, принимая у него пакет.

— Ваш наряд на сегодняшний вечер. Я надеюсь, что вы не сочтете за дерзость принять от меня искренний подарок, — произнес он теплым тоном.

— Посмотрим, — сказала она, заглядывая в пакет.

Она извлекла платье из мягкой, кроваво-красной материи, и на ее лице появилось угрюмое выражение.

— Вы что, издеваетесь? — Она с прищуром посмотрела на Валерия.

— Нисколько, — с серьезным видом отозвался он. — Я бы хотел видеть вас сегодня в этом платье.

— Зато я не хочу видеть себя в платье этого отвратительного цвета, — бросила Анжелика, возвращая платье в пакет. — К вашему сведению, я ненавижу этот цвет так же, как и вас.

Валерий лишь улыбнулся, получив очередное оскорбление в свой адрес.

— Зато красный цвет притягателен для мужчин, — заметил он. — Уж мне-то это известно. И разве вы не заняты поисками своей второй половины? Поверьте мне, это платье поспособствовало бы вам в охоте на женихов.

— Я не имею склонности к охоте, если вы так называете попытки выстраивания отношений между мужчиной и женщиной, — возразила Анжелика.

— Вы верите в сказки и ждете, когда за вами приедет принц на белом коне? — Валерий насмешливо повел бровью. — Кто этот принц, случайно, не ваш Дмитрий?

— Заберите это, пожалуйста, — Анжелика протянула ему пакет с платьем, не желая отвечать на его последний вопрос. — Я не нуждаюсь в благотворительности, тем более, с вашей стороны.

— Я не приму подарок обратно, — он отступил на шаг. — Если вы не хотите меня обидеть, то вы наденете его.

— Можете обижаться, сколько вашей душе угодно, но я ни за что не появлюсь в обществе в этом наряде.

— Если бы оно не было красным, вы бы позволили себе принять его?

— Пожалуй, нет, — она пожала плечами. — Поэтому вы можете смело подарить этот наряд одной из своих многочисленных подружек. Я полагаю, они любят красное, в отличие от меня.

С этими словами Анжелика подарила Валерию ослепительную улыбку, но в ее взгляде читалась враждебность.

— Нет, — процедил он сквозь зубы. — Платье предназначается только для вас, и вы наденете его сегодня, черт возьми!

Он с нескрываемой яростью посмотрел на девушку, потом схватил пакет и вылетел из комнаты, как пуля, с оглушительным грохотом захлопнув за собой дверь.

Анжелика осталась стоять в растерянности; она еще никогда не видела Валерия таким взбешенным. Может быть, на этот раз она перегнула палку? Хотя он сам подливал масла в огонь, разве нет?

Анжелика с шумом выдохнула. Она успела уже тысячу раз пожалеть о том, что роль ее мужа играет именно этот человек, а не кто-нибудь другой.

Девушка постаралась не зацикливаться на произошедшей ссоре, ведь сегодня состоится грандиозная премьера и она, Анжелика, должна быть на высоте, не подвести ни режиссера, ни публику.

Она уехала в театр за три часа до начала оперы, забрав с собой классическое черное платье, выбранное ею для фуршета. Анна Вавиловна и ее муж, Люмьер, тоже были приглашены на эту вечеринку. Валерий также выказал большое желание присоединиться к празднованию, и Анжелика не могла возражать, потому что ее мать искренне верила, что ее дочь вышла замуж за этого человека.

Однако, подъезжая к театру, Анжелика стянула с безымянного пальца фальшивое обручальное кольцо, чтобы не попасть впросак, ведь люди могут сразу понять природу этого незатейливого украшения, а ей, Анжелике, совсем ни к чему трубить во все стороны о своем якобы замужестве. Девушка волновалась из-за предстоящего после выступления фуршета, потому что туда был приглашен репортер из популярного журнала «ВОГ». Она надеялась, что на этот раз ей удастся избежать интервью, однако, понимала, что от вспышек фотокамеры ей никуда не скрыться. Анжелика с ужасом подумала о том, что случится настоящая катастрофа, если информация об отношениях с Валерием просочится в прессу?! Девушка даже побледнела, отчетливо представив в уме заголовки статей: «Анжелика Ковалевская вышла замуж!» или «Кому удалось покорить сердце оперной певицы?». От этих размышлений ее отвлек голос шофера, сообщившего, что они подъехали к зданию театра.

— Желаю вам удачи, Анжелика Анатольевна! — с улыбкой проговорил водитель, открывая дверцу и помогая певице выйти из салона автомобиля.

— Благодарю вас, — ответила она. — Можете ехать домой.

Он понятливо кивнул, и Анжелика направилась к Большому театру, на сцене которого проходила ее вторая жизнь.

Глава 9

Когда Анжелика вошла в театр, здесь уже вовсю шли приготовления: на лица актеров накладывали толстые слои грима, создавали им причудливые прически или прикрепляли парики; рабочие сцены проверяли оборудование и освещение; оркестр в последний раз репетировал музыкальные этюды.

Анжелика прошла в свою гримерную, миновав толкотню в коридорах. Здесь для нее уже было приготовлены все необходимые костюмы.

— Привет, Анжелика, — в комнату вошла гримерша. — Я уже могу приступить к гриму?

— Да, конечно, — улыбнулась Анжелика, усаживаясь перед высоким зеркалом. — Твори, моя фея красоты.

На Анжелику целый час накладывали сложный грим, а потом целая армия помощниц помогала ей облачиться в шелковистое голубое платье и закрепить микрофон.

В доме певицы тем временем тоже шли приготовления: Анна Вавиловна наносила вечерний макияж, пока Варвара отглаживала ее платье, Люмьер Клавье тщательно брился, а Валерий, уже одетый в элегантный костюм, сидел в кресле с угрюмым выражением лица и нервно теребил в руках галстук. В таком виде его и застала Анна Вавиловна, случайно заглянув в комнату.

— Почему на тебе лица нет? — поинтересовалась женщина, подходя к зятю. — Наверное, от того, что ты не можешь красиво завязать галстук, как и большинство мужчин. Разреши, я помогу тебе, Валерий.

Он послушно выпрямился перед Анной Вавиловной, позволив ее ловким пальцам уложить галстук вокруг своей шеи. Конечно, вовсе не галстук послужил причиной его скверного настроения — Валерий не мог простить Анжелике, что она пренебрегла его искренним подарком. Однако у него в голове уже созрело превосходное решение, вот только вряд ли оно придется по душе Анжелике…

«Ну и черт с ней», — с мрачным торжеством подумал он, и его губы изогнулись в хитроватой улыбке.

Валерий задумал провернуть одно нехорошее дельце.

— Ну вот, теперь ты отлично выглядишь, — Анна Вавиловна отступила от него на два шага и тепло улыбнулась.

— Благодарю, — отозвался он. — А ваш собственный вид просто сразил меня наповал. Вы хороши, впрочем, как и всегда.

— О, как приятно слышать столь щедрые комплименты в свой адрес. Но лучше оставь их для своей жены и расточай их при каждом удобном случае — она будет таять, как мороженое в жаркий день.

— Поверьте, мадам, в моем арсенале имеется несколько испытанных приемов, позволяющих умаслить вашу дочь, а потом съесть, как булочку! — Валерий весело подмигнул женщине, и она от души рассмеялась.

Потом они вместе спустились в гостиную, где их уже ждал Люмьер. Анна Вавиловна устремилась к мужу и звонко поцеловала его в щеку.

— Идемте, — позвала она затем мужчин, и вся троица дружно направилась к выходу.

***

Большой театр — главный национальный театр России и центр мировой музыкальной культуры — поражал своим необыкновенным монументальным величием, гармонией архитектурных форм и богатым внутренним убранством.

Валерий не стал признаваться, что еще ни разу в своей жизни не бывал на опере. Однажды, в детстве, мать водила его на балет, но увиденное не произвело тогда на него особенного впечатления. Валерий называл себя поклонником Анжелики Ковалевской, однако он больше преклонялся перед ее неземной красотой, чем перед ангельским голосом. Теперь же, ознакомившись с ее необыкновенным талантом и целеустремленностью, он отдавал должное и недюжинному творческому потенциалу девушки.

В фойе театра было очень людно: многие решили посвятить сегодняшний вечер прослушиванию возвышенной музыки.

— Давайте сходим в кафе? — поинтересовалась Анна Вавиловна. — Я хотела бы чего-нибудь выпить.

— Да, — отозвался Люмьер, беря ее за руку.

— Валерий, пойдешь с нами?

— Нет, — он отрицательно мотнул головой. — Я, пожалуй, пройдусь по галерее.

Анна Вавиловна и ее супруг ушили в сторону кафе, а Валерий загадочно улыбнулся, бросил быстрый взгляд на часы, а потом направился — нет, вовсе не в галерею! — в сторону коридора, ведущего к гримерным комнатам актеров.

***

Валерий вернулся в зрительный зал, когда громадная хрустальная люстра на потолке уже начала медленно гаснуть, и занял свое кресло во втором ряду возле Дианы, которая тоже пришла посмотреть на игру подруги.

— Валерий, где ты был, что едва не опоздал? — с упреком поинтересовалась Анна Вавиловна.

— По-моему, я подошел как раз вовремя, — улыбнулся он, а затем повернулся к Диане: — Как дела?

— Замечательно, — с доброй улыбкой отозвалась девушка. — А ваши?

— Скажу прямо, — прошептал он ей в самое ухо. — Твоя подруга — настоящая пороховая бочка, и жить с ней под одной крышей просто невыносимо.

Диана усмехнулась и покачала головой.

— Валерий, ты тоже идешь на фуршет? — спросила она потом.

— Разумеется! Не могу же я отпустить свою драгоценную женушку в общество холостых мужчин! Ты не находишь, что было бы весьма странно, если бы я, будучи мужем, не сопровождал ее?

— Вижу, что ты хорошо вжился в свою роль, — едва слышно заметила Диана.

— А ну-ка прекратите секретничать! — Анна Вавиловна осторожно шлепнула Валерия программкой по руке. — Сейчас откроется занавес.

И правда, едва только она замолчала, как ярко-красный занавес с золотистыми узорами начал медленно открывать сцену, а оркестр заиграл музыку.

Опера «Летучий голландец» началась; после короткой увертюры на сцену высыпали танцоры, говоря со зрителями языком телодвижения, а молодой рулевой начал петь песню о встрече со своей возлюбленной. Голландец, он исполнял длинную арию о своей роковой судьбе. Только раз в семь лет ему дозволено причалить к берегу в поисках девушки, которая хранила бы верность ему до самой смерти и избавила его от проклятия.

— Когда появится Анжелика? — тихо спросил Валерий у Дианы.

— Во втором акте, — ответила девушка и протянула ему программу.

Он раскрыл сложенный вдвое листок и быстро пробежался глазами по тексту, уяснив сюжет оперы и последовательность арий. Диана с умилением улыбнулась, заметив его нетерпение.

Наконец, наступил второй акт, и перед зрителями предстала комната, в которой девушки пряли, а главная героиня Сента, роль которой исполняла Анжелика Ковалевская, сидела в задумчивости и смотрела на портрет моряка из легенды, висящий на стене. При ее появлении по залу прокатился восторженный вздох и разразилась буря восторженных аплодисментов. Кристально чистым голосом девушка запела балладу о Летучем Голландце, который сразу загипнотизировал публику. Эта драматическая баллада Сенты являлась важнейшим эпизодом оперы — умиротворенная мелодия, согретая чувством любви и сострадания.

Валерий смотрел на нее немигающим взглядом, его уши превратились в локаторы, не упускающие ни одного звука. В какой-то момент Анжелика случайно встретилась взглядом с глазами Валерия и едва не сбилась с ритма. Когда она закончила петь, в зале послышались громовые овации. Успех Голландца при выходе в первом акте померк в сравнении с таким приемом. Анжелика слегка поклонилась поклонникам, а затем скрылась со сцены, уступив место исполнителю главной мужской роли.

После второго акта объявили антракт. Но Валерий не стал покидать зрительный зал, продолжая сидеть в удобном кресле и с интересом обозревать собравшуюся публику. Диана решила составить ему компанию, в то время как чета Клавье куда-то удалилась.

— Она была великолепна, правда? — обратилась девушка к Валерию, подразумевая Анжелику.

— Да, — отозвался он. — Сегодня все выглядит более… более мощно, чем в тот день, когда я присутствовал на репетиции. Божественные звуки ее голоса, с таким глубинным смыслом в каждом слове…

— Я горжусь своей дружбой с Анжеликой, — призналась Диана.

— Расскажи мне о ней, — вдруг попросил Валерий. — Чем лучше я буду знать о ее натуре, тем правдоподобнее смогу изображать ее любящего мужа. Я только сегодня узнал, что Анжелика ненавидит красный цвет.

— Да, это воистину так, — улыбнулась девушка. Можно продолжить этот черный список и сказать, что все блондины, населяющие нашу планету, тоже прогневили Анжелику. Ой, я не должна была этого говорить!

— Блондины? — с изумлением повторил Валерий и непроизвольно провел рукой по своим светлым волосам. — С какой стати она взъелась на нас, блондинов?

— О, это долгая история, — вздохнула Диана. — Я думаю, Анжелике не понравится, что я судачу о ней за ее спиной. Забудь!

— В таком случае нет нужды подводить твою подругу, потому что мне совсем не сложно догадаться, что когда-то Анжелику обидел некий блондин, и с тех пор она ненавидит их всех, включая меня. Наконец-то я вскрыл истинную причину ее негативного отношения ко мне — я ведь тоже блондин! — сказал он с нервным смешком.

— Он причинил ей сильную боль, — вставила Диана в защиту подруги.

— И поэтому она теперь вымещает всю скопившуюся злость на мне, — горько усмехнулся Валерий. — Диана, это же несправедливо, согласись?

— Я не берусь судить о справедливости, — отмахнулась Диана. — Анжелика рассказывала мне все в несколько ином свете и я, конечно, всегда буду на ее стороне, хотя и не до конца понимаю ее неприязни к светловолосым мужчинам. Прости.

На этом их разговор завершился, поскольку Анна Вавиловна и Люмьер вернулись на свои места.

Вскоре начался третий акт, и Анжелика вновь блестяще исполнила свои арии. Спустя ровно час опера закончилась, и тяжелый занавес опустился, скрывая финальную картину. По залу прокатились оглушительные овации, напоминающие раскаты грома. Через минуту занавес вновь поднялся, являя взору возбужденной публики всех артистов, исполнявших роли в опере; среди актеров были режиссер Виккентий Петрович и директор театра Иосиф Гаврилович. Все они чинно и благодарно кланялись зрителям под бурные рукоплескания последних. Почти все зрители аплодировали стоя, восхищенные великолепно разыгранным зрелищем. Актерам от души подносили шикарные букеты цветов, но наибольшим интересом публики была окружена Анжелика. Букеты тянулись к молодой певице ото всех сторон, и она едва успевала с краткой благодарностью принимать их.

Вдруг среди столпившихся возле сцены людей девушка увидела до боли знакомое лицо и побледнела. Она едва не выронила всю охапку цветов, почувствовав предательскую дрожь во всем теле — перед ней стоял Максим Филонов собственной персоной. И смотрел прямо на нее. Он ничуть не изменился, невольно заметила Анжелика, не в силах оторвать взгляда от его пронизывающих глаз.

Прошло два года, но Анжелика до сих пор не могла уничтожить в себе эту слабость, которая возникала под взглядом магнетических голубых глаз. Девушка вновь вернулась в те времена, когда называла себя возлюбленной этого человека, и за несколько коротких мгновений снова испытала боль и разочарование, которые последовали за волшебной сказкой.

Наконец, Анжелика пришла в себя и отвернулась, оборвав зрительный контакт. Ее сердце гулко стучало в груди, а в мыслях царил настоящий хаос. Она первой ушла со сцены, не желая вновь столкнуться с Максимом; ее исчезновение вызвало у поклонников огорченный вздох.

***

Анжелика быстро шагала по коридору в направлении своей гримерной, а лицо Максима до сих пор стояло у нее перед глазами. Она вошла в комнату, сложила цветы на софу и подошла к окну, надеясь, что огни ночного города помогут успокоить нервы.

— Анжелика, — в гримерную вошел актер, одетый в костюм матроса. — Я восхищен! Сегодня ты превзошла сама себя!

— Спасибо, Александр, — с благодарной улыбкой ответила девушка, обращаясь к молодому человеку, которого загримировали до неузнаваемости. — Ты тоже замечательно сыграл свою роль. Идешь на вечеринку?

— Разумеется, надо отпраздновать всеобщий триумф. Позволишь мне быть твоим кавалером на вечер?

Надо сказать, что Александр, которому обычно доставались второстепенные роли, был влюблен в Анжелику с самых первых дней появления ее в Большом театре.

Анжелика замялась, не зная, как повежливее отказать Александру, ведь сегодня она была против воли привязана к своему так называемому мужу. Если бы Анжелика не вляпалась в эту историю с фиктивным браком, то она, без сомнения, с радостью позволила бы Александру поухаживать за собой в этот вечер.

Александр, видимо, принял ее молчание за согласие.

— Значит, договорились, — улыбнулся молодой актер. — Я зайду за тобой через полчаса.

Александр повернулся, чтобы уйти, но девушка остановила его:

— Саша, прости, — сказала она извиняющимся тоном. Я не смогу пойти с тобой, потому что иду с другим человеком.

На лице актера появилось разочарованное выражение. Очередная его попытка пригласить куда-либо Анжелику завершилась неудачей. Он пожал плечами, а потом с пониманием кивнул.

— Прости, — виновато улыбнулась девушка и развела руками. — Обещаю, что в следующий раз мы с тобой выберемся куда-нибудь вместе.

— Ловлю тебя на слове, — заметил он. — Что ж, тогда встретимся на вечеринке.

— Пока, — улыбнулась Анжелика, проводив его до двери.

Девушка была благодарна Александру за то, что тот помог ей отвлечься от неприятных воспоминаний. Она уселась перед зеркалом и принялась самостоятельно снимать с лица толстый слой грима.

Через некоторое время в комнату заглянул Виккентий Петрович, режиссер.

— Анжелика, солнышко! — с широкой улыбкой обратился он к девушке. — Ты принесла мне небывалый успех!

Она подарила ему в ответ ослепительную улыбку, не в первый раз слыша такие слова. Именно Виккентий Петрович — добрый, благородный человек — помог ей пробиться на сцену Большого театра, и девушка была бесконечно благодарна ему; он был ей как отец.

— Я уверен, что завтра зал тоже будет набит до отказа! — возбужденно продолжал режиссер. — И все это благодаря тебе, Анжелика!

— О, не присуждайте мне больше талантов, чем у меня есть, — немного смущенно проговорила она. —

— Ты — мое сокровище, Анжелика, — воодушевлено продолжал Виккентий Петрович. — У тебя хорошая вокальная школа и отличная сценическая подготовка. Обещай мне, душа моя, что ты никогда не уйдешь из театра.

— Не собираюсь я никуда уходить! — заверила Анжелика режиссера, но тот остался неудовлетворенным ее ответом.

— Это ты сейчас так говоришь, а потом как выйдешь замуж, родишь ребенка и декрет украдет тебя у меня, — обреченно вздохнул он и покинул гримерную.

Едва он вышел, как в комнату вошла Анна Вавиловна со счастливой улыбкой на лице.

— Я проливала слезы, когда смотрела финальную сцену, — призналась женщина. — Ты у меня просто молодец, доченька! Люмьер тоже был в искреннем восторге, а у твоего мужа едва не отвалилась челюсть — он был так поражен твоей игрой и не отрывал от тебя взгляда. Вот кто твой самый преданный поклонник!

— Что ж, я рада, что опера не разочаровала вас, особенно, тебя, мама. А где все остальные?

— Диана и наши мужья стоят в холле и терпеливо дожидаются нас. Пойду и я составлю им компании, пока ты будешь переодеваться к фуршету.

С этими словами Анна Вавиловна покинула гримерную дочери, а та, смыв с лица остатки грима, принялась кропотливо наносить вечерний макияж.

Покончив с этой нелегкой процедурой, Анжелика подошла к стенному шкафу и раскрыла дверцу. Ее рука потянулась к вешалке, на которой должно было висеть подобранное ею в последний момент черное платье, но замерла на полпути. Девушка недоуменно уставилась на ярко красное платье, появление которого в шкафу стало для нее полнейшей неожиданностью.

Анжелика открыла вторую дверцу в поисках черного платья, но его и след простыл. Ее взгляд вернулся к красному наряду. Любопытно, как платье оказалось здесь? У Анжелики вырвался нервный смешок, она сжала кулаки, а ее лицо запылало от возмущения.

— Да, ловко придумано, — не могла не согласиться она. — Ты оказался более изобретательным, чем я думала.

Девушка сразу поняла, кто совершил такую бессовестную подмену платьев, тут и к гадалке не ходи — конечно, Валерий! Анжелика тут же начала строить в уме кровожадные планы о мести. Валерий сам напросился, если он хочет войны — он ее получит.

Анжелика сняла платье с вешалки и приложила его к себе, встав перед зеркалом. А потом ей не оставалось ничего другого, кроме того, как надеть его.

Платье оказалось сшито как раз по ее фигуре и повторяло все изгибы ее тела. Девушка отметила, что наряд был бы действительно очаровательным, не окажись он красным. Длинное, узкое платье имело две тонкие бретельки, которые перекрещивались на спине. Декольте было довольно глубоким — не зря его выбирал Валерий. Анжелика критически осмотрела свое зеркальное отражение и, найдя себя довольно милой (даже в этом ненавистном платье) вышла в коридор и направилась к театральному холлу. Мать, отчим, подруга и, скажем так, муж ждали Анжелику возле широкой мраморной колонны, о чем-то оживленно беседуя. Но приближавшееся ярко-красное пятно заставило их позабыть о предмете разговора — все взгляды устремились на девушку. Едва Валерий заметил Анжелику, как на его лице появилось торжествующее выражение. Девушка ничем не выдала своего раздражения, продолжая мило улыбаться. Но ее взгляд, нацеленный на Валерия из-под густых ресниц, давал ему понять, что она приняла его вызов и, если в этот раз победа осталась за ним, то завтра, а может, даже и сегодня, она покажет ему, кто правит бал!

— Добрый вечер, Диана, — Анжелика приветливо поцеловала подругу в щеку. — Я рада тебя видеть. Как настроение?

— Просто замечательное, — отозвалась Диана. — Я вижу, ты отринула один свой принцип, — она покосилась на платье.

— Да, — с деланной улыбкой ответила Анжелика.

Затем она повернулась к Валерию и окинула его критическим взглядом с ног до головы — от начищенных до идеального блеска черных ботинок до гладко зачесанных волос. Валерий был одет в безупречно сидевший на нем костюм, черную рубашку. Серебристый галстук придавал ему необычайно официальный вид. Анжелика еще ни разу не видела Валерия в таком помпезном облике. Валерий чувствовал себя в костюме превосходно, словно он привык носить такую одежду каждый день.

Он подошел к девушке, галантно предложив ей свой локоть, и с натянутой улыбкой она взяла его под руку. Другую руку Валерий вежливо предложил Диане, и она приняла этот знак любезности. И с двумя очаровательными девушками Валерий направился в сторону зала, где должен был проходить торжественный праздник по случаю премьеры.

Анна Вавиловна под руку со своим мужем последовала за ними.

— Где ваше обручальное кольцо? — требовательным тоном осведомился Валерий, заметив, что безымянный палец Анжелики лишен золотого украшения.

— Я его сняла, — как ни в чем не бывало ответила девушка. — И вам советую сделать то же самое, чтобы не привлекать лишнего внимания. Я не желаю, чтобы хоть один человек, присутствующий на вечеринке, позволил себе мысль о нашем браке, тем более не существующем.

Валерий отрицательно мотнул головой и усмехнулся.

— В этот вечер я намерен в максимальной степени использовать статус вашего мужа.

— Даже не помышляйте о подобной дерзости! — угрожающе прошептала Анжелика. — Вы и так вырядили меня излишне вызывающе! Никогда не прощу вам этой выходки!

— По-моему, красный цвет вам к лицу, — возразил Валерий. — Он как нельзя лучше подходит для вашего буйного темперамента.

— Признайтесь, куда вы подевали приготовленное мной черное платье, — она крепко вцепилась в его руку.

— Не беспокойтесь, я припрятал его в надежном месте, — отмахнулся он. — И оно было совсем не прочь уступить ваше тело для моего подарка.

— Вы бестактный наглец, — прошипела Анжелика. — Но впредь я не намерена играть по вашим правилам. Все должно быть наоборот: это я как ваш работодатель, должна давать указания, а вы — исполнять их без всяких споров.

— Ну, уж нет, — возмущенно ответил Валерий. — Ваши правила меня ничуть не устраивают, потому что я имею намерение в полной мере воспользоваться выпавшим мне шансом и соблазнить вас…

— Может, хватит?! — вдруг раздался резкий голос Дианы, которая оказалась невольной слушательницей их жаркого спора.

Но Валерий и Анжелика не обратили на ее замечание ни малейшего внимания, неутомимо продолжая свои дебаты, вперив друг в друга злобные взгляды.

— Поосторожнее: за нами наблюдает ваша матушка, — с ухмылкой предупредил Валерий. — Вы же не хотите, чтобы она догадалась, что перед ней разыгрывают спектакль.

Анжелика оглянулась через плечо и убедилась, что Анна Вавиловна вместе с Люмьером действительно следуют на недостаточно безопасном расстоянии. Девушка послала короткую улыбку матери, а потом вновь взглянула в самодовольное лицо своего спутника и прошептала:

— Готова биться об заклад, что вы никогда не бывали на подобных светских вечеринках, так что постарайтесь не опозорить нас. Договорились?

— Как вы представите меня своим знакомым? — с ехидцей в голосе спросил Валерий.

— Я не стану вас никому представлять, — пренебрежительно бросила Анжелика.

— Я сомневаюсь, что люди не проявят интереса к моей загадочной персоне, тем более, что я буду сопровождать вас и ухаживать за вами весь вечер.

Анжелика возвела глаза к небу в преувеличенной мольбе о терпении — девушка не знала, как проведет вечер в обществе этого несносного человека!

— Анжелика! — раздался рядом чей-то приветливый голос.

Девушка оглянулась и увидела перед собой Елену Лакчурину, которая в сегодняшней опере танцевала в числе безымянных статистов. Она была в обществе своего жениха, и Анжелика невольно позавидовала ее счастливому положению невесты. Сопровождавший танцовщицу высокий жгучий брюнет, по мнению Анжелики, не имел никакого сравнения с блондином, с которым пришла она сама. После того, как девушки обменялись любезностями, Валерий обратился к Анжелике:

— Осмелюсь заметить, если вы не вернете на свой пальчик обручальное кольцо, люди подумают, что вы водитесь с чужими мужьями, — в его глазах заплясали веселые искорки, — потому что свое я буду выставлять всем напоказ. Я слышал, здесь будет присутствовать журналист…

— Я знаю, — кивнула Анжелика. — И поэтому мы не должны давать какого бы то ни было повода для разных сплетен.

— Вы полагаете, вам удастся избежать пересудов? — усмехнулся Валерий. — Как вы наивны…

— Почему бы вам случайно не вспомнить о каком-нибудь неотложном деле и не покинуть меня на весь вечер, чтобы не доставлять мне кучу неприятностей?

— Нет, сегодня я буду липнуть к вам, как банный лист, не подпуская к вам других мужчин ближе, чем на расстояние вытянутой руки. Я буду лично подливать шампанское в ваш бокал, чтобы опьянели и забыли обо всех ярлыках, которые навешали на меня.

— Я не склонна напиваться и терять над собой контроль, — сухо проговорила Анжелика.

— Когда-нибудь я все же заставлю вас потерять голову от моих поцелуев, — развязным тоном сказал Валерий, низко склонившись к ее лицу.

— Я убеждена в том, что, невзирая на все ваши донжуанские хитрости, сумею сохранить трезвую голову, — непреклонно отозвалась Анжелика, посмотрев на него в упор.

Наконец, они вступили в залу с высоким сводчатым потолком, которая была заполнена статными джентльменами и дамами в роскошных туалетах; здесь собрались звезды Большого театра, их близкие друзья и родственники. На банкет были также приглашены знаменитый оперный певец из Италии со своей супругой и не раз упомянутая журналистка из журнала «ВОГ».

Когда Анжелика переступила через порог, по залу прокатился вздох восхищения. Многие взгляды собравшихся заинтересованно устремились на незнакомца, с которым пришла знаменитая оперная дива. Слева блеснула вспышка фотокамеры, и певица догадалась, что журналистка из «ВОГ» начала охоту на светские скандалы.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.