электронная
18
печатная A5
274
16+
Соль

Бесплатный фрагмент - Соль

Рассказы со смыслом

Объем:
50 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2768-1
электронная
от 18
печатная A5
от 274

Соседка

Я снимаю маленькую квартирку на самом краю города. Дом наш являет собой совершенно забавную конструкцию: окна секции, в которой я живу, смотрят в упор на окна соседней. Раньше мне не было до этого никакого дела, потому что ухожу рано, прихожу поздно. Но недавно меня всё-таки разбила болезнь. Коварная ангина вцепилась в моё горло, я был вынужден остаться дома. Было порядком скучно, болела голова и температура моего тела пыталась побить мировой рекорд по скорости роста. Когда солнечные лучи начали пробиваться в окно, я решил всё же пустить день в дом и потянул за шнурок, чтобы раскрыть шторы. Конечно, именно сейчас он порвался. Проклятый шнурок. Пришлось встать и сделать всё с гораздо большими усилиями. На улице была настоящая весна. Снег растаял давно и двор уже успел основательно высохнуть. Заболеть в такую погоду было просто трагедией. Я обратил внимание на окно напротив. По идее, там должна быть такая же однокомнатная квартира, как и та, в которой живу сейчас я. Я полагал, что со времени постройки дома её так и не продали. Пустые окна были постоянно грязными и там никогда не горел свет. Но сейчас что-то изменилось. В глубине квартиры мелькали фигуры людей. «Кто-то въехал», — решил я. Действительно, спустя десять минут окно распахнулась, и я увидел приятную молодую девушку. Она заметила меня и помахала мне рукой. При этом она улыбалась и мне не осталось ничего иного, как помахать ей в ответ. Но мне совершенно не хотелось никаких знакомств, и я решил пойти на кухню, чтобы сделать себе чай с лимоном. Девушка мне показалась странной, мало кто сейчас будет с улыбкой махать незнакомцу в окне напротив, тем более с такой кислой физиономией, как у меня сейчас. Я выпил чай и измерил температуру. Конечно, уже подкатывало к тридцати девяти. В голове били молоты, и я спустя пятнадцать минут буквально уполз в постель. Спал я довольно долго, а когда открыл глаза не мог понять, где я нахожусь. Потом я вспомнил про девушку-соседку напротив и решив, что возможно мне всё это приснилось подошёл к окну. Не приснилось. Она сидела, свесив ноги из окна на улицу. На ней была очень странная одежда, такой широкий комбинезон зелёного цвета, расшитый лиловыми цветами. Он был одет сверху малинового свитера, а на ногах носки в яркую полоску всех цветов радуги. Её длинные каштановые волосы слегка пошевеливал ветер. Она снова увидела меня и опять помахала рукой, широко улыбнувшись. Я не выдержал и открыл окно.

— Привет! — сказал я.

— Привет! — ответила она мелодичным голосом. — Болеешь?

— Так заметно? — спросил я.

— Очень! — она засмеялась. — Меня зовут Ша́ша, а тебя как? Хотя, дай угадаю, наверняка твоё имя Владимир, хотя нет, скорее Степан, нет, нет, подожди…

— Лев, — прервал я её догадки.

— Ах точно, я должна была внимательнее смотреть на твою правую руку. Столько лет живу, а всё никак не научилась отгадывать имена!

Она снова рассмеялась. У неё был очень приятный голос, его хотелось слушать бесконечно.

— Странное у тебя имя, Ша́ша, — сказал я.

— Разве? — удивилась она. — Имя как имя. Послушай, не стой у открытого окна, ты и так болен, отправляйся лучше в постель, а завтра, когда тебе станет легче, мы с тобой поговорим.

— Хорошо. До завтра, Ша́ша.

Я закрыл окно и помахал девушке. Она уже успела откуда-то выудить спицы и яркую пряжу. Мне стало ясно откуда взялись её яркие носки и свитер.

Поздно вечером, когда в квартирах погасли огни я осторожно выглянул из своего окна. В окнах Ша́ши горел тусклый свет, нетрудно было догадаться, что это свечи. Выключили электричество? Нет, всё работало. Возможно, романтический ужин, с таким же странным, как и она парнем? Я присмотрелся, её окно было приоткрыто. Мне захотелось позвать её, я приоткрыл ставни и услышал хлопанье крыльями. Это были два ворона, которые спикировали из тёмного неба прямо на её подоконник, затем они огляделись по сторонам и по очереди проскользнули в приоткрытое окно. Я долго ждал реакции Ша́ши, возможно она испугается птиц и закричит, откроет ставни, тогда я, как истинный джентльмен успокою её и спасу. Ничего не произошло. Спустя некоторое время свет в её окне погас, мне не оставалось ничего делать, как пойти спать.

Откровенно говоря, на следующий день я и думать забыл про девушку-соседку, пока снова не увидел её сидящей в окне и вяжущей это непонятное и яркое «что-то».

— Привет! — я открыл ставни.

— Привет, Лев! — ответила она своим мелодичным голосом. — Я вижу, что сегодня ты чувствуешь себя лучше!

— Да, так и есть, — сказал я. — Послушай, а чем ты занимаешься по жизни?

— Я преподаю языки, — ответила Ша́ша не отрываясь от своего вязания.

— Ого! И какие? — поинтересовался я.

— Финикийский, египетский и коптский, — без запинки ответила Ша́ша.

— Так они же…

— Мёртвые? — перебила меня Ша́ша. — Поверь мне, в некоторых местах они очень даже востребованы.

— И есть ученики? — поинтересовался я с улыбкой.

— Конечно! Вон как раз один из них, идёт через двор.

Через двор шёл седой старик, сухощавый и загорелый, с прямой, как струна, спиной. Когда я набрал в грудь побольше воздуха, чтобы высказать все свои подозрения, Ша́ша уже закрыла ставни. Я мысленно рассмеялся. «Ага, именно коптский!» — хихикал я себе под нос. Спустя примерно полтора часа в мою дверь позвонили. Я подошёл и посмотрел в глазок. Это была Ша́ша, пришлось открыть. Ша́ша оказалась невысокого роста и напоминала милый цветок.

— Я принесла тебе малиновое варенье, у тебя же нет сегодня высокой температуры! — сказала она и широко улыбнулась.

— Проходи, — сказал я и вздохнул.

Ша́ша прошла на кухню и поставила на огонь чайник. Вот так, по-хозяйски. Я не стал возражать, тем более, что ситуация мне показалась забавной. А потом мы пили чай. Несмотря на её странный внешний вид было в ней что-то такое, особенно нежное, что притягивало как магнит.

— Почему у тебя нет друзей? — неожиданно спросила Ша́ша.

— Знаешь, — я решил ответить своей коронной фразой, — чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак!

Я надеялся поразить её, как и многих других девушек до неё, но она лишь грустно опустила глаза и посмотрела в свою чашку.

— Я так и знала, ты очень сильно запутался, поэтому и заболел. Ты должен уяснить одну совершенно замечательную вещь. Человек — это драгоценность. Человеческая жизнь драгоценна и человеческое тело драгоценно. Всё просто. Как только ты поймёшь и главное осознаешь это, твоя жизнь изменится.

Я опешил и не знал, что сказать. Какой-то слишком серьёзный разговор получался за чаем. Я откровенно не привык к подобным вещам. Да и с чего вдруг эта абсурдная Ша́ша вздумала учить меня жизни?

— И перестань оперировать фразами, найденными на просторах интернета, это выглядит глупо. — довольно серьёзно сказала Ша́ша.

— Раз ты такая умная, то скажи мне, чем же так драгоценен человек? — спросил я, в надежде поставить её своим вопросом в тупик.

— Человеческое тело — это инструмент помощи другим. Для этого ты и создан человеком, чтобы помогать и улучшать жизнь других существ. Только человеку, заметь, даны такие руки, которые способны провести сложнейшую операцию на сердце. Ни одной собаке это не доступно. Работая водителем скорой помощи, ты должен был это понять давным-давно. Собака, кстати, тоже этого никогда не научится делать, а именно водить машину.

— Откуда ты всё это берёшь? — только и нашёл, что спросить я.

— Я это знаю давным-давно, — сказала Ша́ша и улыбнулась.

— Ты очень странная.

— Как раз наоборот. Прими мой совет, как лекарство. Во-первых, перестань обижаться на окружающих тебя людей, если они обидели тебя намеренно, скорее всего они несчастны и ещё более глубоко запутаны, чем ты сам, ведь счастливый человек никогда не причинит вреда другому. Во-вторых, расценивай каждого встреченного тобой человека, как учителя, который даёт тебе урок жизни. В-третьих, не злись и никому не мсти, ведь таким образом ты удваиваешь зло, в результате в мире его становится больше. В — четвёртых, будь благодарен всем и всегда. Эти простые правила научат тебя быть человеком. И самое главное, если не можешь кому-то помочь, то хотя бы не вреди.

Я молчал и вспоминал своё поведение последние несколько лет, оно не было образцовым. Я откровенно полагал, что месть — блюдо, которое подают холодным, обижался на всех подряд и не упускал случая вставить палки в колёса обидчику.

— Откуда ты такая взялась? — спросил я девушку.

— Оттуда, где до сих пор востребован египетский, финикийский и коптский языки, — ответила она серьёзно и у меня не было оснований ей не верить в этот конкретный момент, тем более под её серьёзным взглядом.

— Я видел воронов ночью…

— Это Ганс и Оливер, прекрасные и умные птицы, мои давние друзья, они тоже посещают мои лекции.

— Понятно, — покивал я головой и уставился в чашку с чаем. Вот тут я решил, что моя гостья явно сумасшедшая.

Когда я поднял голову Ша́ши не было рядом. Я не слышал, как она встала и ушла. Подойдя к окну, я увидел в её окнах свет от свечи, ставни были опять приоткрыты. Я задёрнул шторы. «Главное, чтобы эта сумасшедшая не привязалась ко мне!», — решил я и отправился спать, повторив эту фразу как заклинание несколько раз.

На следующее утро я потихоньку взглянул на окна Ша́ши. Ставни были плотно закрыты и за ними не было видно ровным счётом ничего. Я выглядывал в окно весь день, ничего не происходило. Не произошло и на следующий день и через неделю. Окна оставались плотно заперты и за ними больше не загорались свечи. Я уже вышел на работу и всё никак не мог забыть Ша́шу. Каким-то странным образом мысли об этой загадочной девушке никак не покидали мою голову. Я даже узнавал у соседей про неё, все лишь пожимали плечами, мол да, жила какая-то, а потом пропала, видимо съехала. «Всё-таки жила», — отмечал я про себя, это не было галлюцинацией. Однажды, вернувшись домой после смены я заметил на диване в комнате яркий шарф. Не веря своим глазам, я взял его в руки, он был настолько мягкий и нежный, что мне показалось будто моих рук коснулось тёплое весеннее солнце. Я не удержался и уткнулся в него носом, действительно пахло весной. «Счастьем пахнет», — подумал я и вспомнил её слова: «Человеческое тело драгоценно, человеческая жизнь драгоценна». Никогда их не забуду.

Однажды в ноябре

Ноябрь. Хмурое небо и хмурые мысли. Она была женщиной средних лет, ничем не примечательной внешности. Что она любила больше всего? Она любила наказывать людей за проступки и полагала, что весьма преуспела в этом. Кто-то в очереди встал не на своё место? Она это видела и наказывала. Наказывала как могла и как считала нужным. Однажды проколола втихаря пакеты с молоком и кефиром в корзине у зарвавшейся бабульки, которая имела неосторожность занять перед ней место у кассы. У той всё вытекло на пол, не успела она и выйти из магазина. Как-то подложила весьма невежливому молодому человеку шоколадку в карман и его задержал охранник. И всегда и во всём она считала себя правой, а свои поступки расценивала, как возмездие. Так и жила. У неё не было ни семьи, ни детей, даже кот от неё сбежал, после того как был наказан за перевёрнутую миску. Родители её были живы, но она и их умудрялась наказывать.

Хмурый ноябрьский день подошёл к концу, уступив место такому же хмурому ноябрьскому вечеру. Он пришла домой и сняв пальто тяжело вздохнула. В этот момент раздался звонок в дверь. Она посмотрела в глазок. За дверью стоял незнакомый мужчина. «Опять проклятые агитаторы! Ну подождите, будете знать, как беспокоить уставшую женщину по вечерам», — себе под нос пробубнила она и распахнула дверь. За дверью стоял он. Тот самый мужчина из мира её грёз, буквально сказочный принц. Он был красив, высок, идеально сложен, пострижен и выбрит, на нём был шикарный костюм, которые можно увидеть лишь в витринах дорогих бутиков, от него пахло её любимыми мужскими духами. «Наверняка ботинки не чищены!», — промелькнуло в её голове, и она опустила глаза вниз. Ботинки были вычищены до блеска. «Легко одет, на машине приехал», — заключила она.

— Белла? — спросил мужчина и улыбнулся, протягивая прекрасную розу, которую держал в руке.

— Да, это я, — сказала она. А в сердце кольнуло: «Дождалась! Это он! И он явно влюблён в меня!»

— Я могу зайти? — спросил он.

— Конечно! — сказала Белла и уступила место гостю, на ходу поправляя взлохмаченные шапкой волосы. — Проходите в гостиную!

Она приняла розу, которая источала волшебный аромат. «Дорогая!», — подумала Белла.

— Что будете пить, чай или кофе? — спросила она.

— По вечерам предпочитаю «Кровавую Мэри», — ответил гость.

— Вы не за рулём? — спросила Белла.

— Не переживайте на этот счёт!

«Наверняка с водителем!», — подумала Белла и поспешила поставить розу в вазу и переодеться в недавно купленное по случаю премии вечернее платье.

— Так Вы выглядите гораздо привлекательнее! — заметил он, когда Белла зашла в гостиную неся поднос, на котором стояла коробка томатного сока, два стакана — хайбола, бутылка водки, лежала половинка лимона, бутылочка соуса «Табаско», соль и перец.

— Только ради Вас! — улыбнулась Белла. — Простите, но Вы не представились, как Ваше имя?

— Моё имя? — загадочно улыбнувшись спросил гость и ничего не ответил.

«Буду звать тебя красавчик!», — подумала Белла и улыбнулась в ответ. Она присела на диван и принялась за приготовление «Кровавой Мэри».

— Да Вы специалист, Белла! — оценил её старания гость.

— Так и есть! Обожаю этот коктейль! — ответила Белла, пытаясь улыбнуться как можно более обворожительно.

— Теперь присядьте рядом со мной и дайте мне мой коктейль, — сказал гость.

Белла с удовольствием протянула гостю его стакан с коктейлем и удобно устроилась рядом. Когда он приобнял её за плечи, сердце её приготовилось выпрыгнуть из груди. «Вот завтра расскажу, никто не поверит!» — подумала Белла.

— Не надо рассказывать, — на удивление серьёзным тоном ответил на её мысли гость.

«Неужели я сказала это вслух?» — промелькнула мысль у Беллы.

— Нет, Белла, Вы просто это подумали! — сказал гость. Он щёлкнул пальцами и неожиданно дверь в гостиную захлопнулась.

— Что за фокусы? — испуганно крикнула Белла и вскочила, проливая коктейль. Она подбежала к двери, но та оказалась крепко заперта.

— Пришло время назвать моё имя, Белла. И оставьте в покое дверь, она не поддастся, разве что ручку оторвёте!

— Кто Вы такой, чёрт побери? — снова крикнула Белла, продолжая бесплодные попытки открыть дверь.

— Я тот, чью работу Вы решили взять на себя и так глупо всё делаете, что просто противно! — голос гостя перестал быть любезным. — Можете называть меня как угодно, ангел-обвинитель, Везельвул, Сатана, Люцифер, Дьявол, Шайтан! Суть от этого не изменится.

— Вы сумасшедший? — испуганно всхлипнула Белла.

— Сядьте, Белла! Только слёз Ваших мне не хватало!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 274