18+
Смерть приходит к каждому

Бесплатный фрагмент - Смерть приходит к каждому

Скачать:

Объем: 246 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Смерть приходит к каждому.

1. Am I crazy?

Могу я считать себя нормальным человеком? Как вообще определить, что ты адекватная личность? Взять, к примеру, меня. Вот я. Пол неважен, как и возраст, внешность — всё это не имеет значения. Я хочу ассоциировать себя с другими. Вжиться в их роль, а они пусть вживутся в мою, и пусть этому не мешают предрассудки. На моём месте мог бы быть кто угодно. Проживи этот кто-то точную копию моей жизни, они сидели бы здесь же и думали о том же. Сидели бы в этом гнилом, грязном автобусе этим ранним холодным утром. Голова на том же месте — склонилась от усталости на полузапотевшее стекло, от усталости, которая сковала тело, как только оно поднялось с кровати. Они точно так же сидели бы и думали.

Am I crazy?

Путь до того ужасного места, где мне предстоит работать, не близкий. Это очень раннее утро, очень тёмное и дождливое. Фонари, которые должны освещать здесь дорогу светом надежды, этим утром почему-то не горят, как бы намекая, что сегодня надежды ждать не стоит, впрочем, как и всегда. В этой темноте трудно разглядеть даже цвета. На деревьях уже проглядывают почки, но их не видно, остатки от куч снега покрыты серой копотью от выхлопов машин, вокруг серые дома, серый асфальт, как будто весь мир стал чёрно-белым. Лишь изредка проезжающие автомобили ослепляют ярким светом, как бы даруя свет надежды. Надежда, свет которой ослепит тебя лишь на мгновение, а потом исчезнет, надежда, которая никогда не умирает.

Am I crazy?

Наверное, да, раз я думаю об этом. Веду этот диалог где-то внутри своей черепной коробки. С другим таким же, как я, человеком, так же сидящим в таком же автобусе, только в другой, параллельной Вселенной. Так же ненавидящим себя, свою жизнь, свой выбор, свои действия да и весь мир вокруг. Социофоб, а возможно, и социопат, ненавидящий и избегающий людей и всяческой с ними связи. Можно ли такого человека считать сумасшедшим? Очередное да в копилку моего безумия.

Когда всё это появилось? Как всё это началось? Ведь когда-то всё было нормальным. Когда моё сознание изменилось или это врождённое? Предполагаю, это не врождённое. Мы рождаемся чистыми, без страхов, без ненависти, без привязанностей. Впоследствии те или иные действия окружающего нас мира закладывают определённые предрассудки в наш разум. Наши действия отражаются эхом в этом гигантском мире, мы смотрим на это отражение и записываем в свою черепную коробку. Мы не намерены верить другим, наш опыт говорит об обратном, и не важно, что весь этот опыт лишь череда совпадений.

Значит, это не врождённое. Тогда как всё это во мне появилось? Таких явных факторов, сильных событий для этого не было, или я их не помню. Получается, моё мировоззрение построено из мелких кусочков, собирающихся в большую картину безумия. Эти мелкие кусочки вспомнить можно. Отвратительное поведение людей встречалось сотни раз, но почему это не принялось как норма? Так же как у всего этого стада. Почему зародилась реакция отторжения, некоего презрения и ненависти к людям? Причем именно к людям, а не к их действиям. Я давно ищу ответ на этот вопрос, но его всё нет и нет.

Когда-то давно, когда мое обучение проходило в колледже, к нам пришел психолог. Она провела с нами всего пару занятий. Солидная, взрослая женщина, опрятная и привлекательная. Она рассказывала какие-то умные вещи и проводила тесты. Помню тот тест IQ, результаты которого изрядно понизили мою самооценку. Несмотря на то что психолог успокаивала тех, кто прошел его не очень хорошо, меня изрядно задел тот факт, что я из кучки самых тупых в своей группе, хотя и оценки были лучше большинства. После этого моя учеба покатилась вниз. Из всего, что она говорила, я помню только одну мысль: «Разговаривать с собой — это нормально. Мы все разговариваем с собой, кто-то вслух, кто-то про себя». С тех пор я постоянно витаю в своих мыслях. Разговариваю с неким «вы» или с неким «ты». Думаю то о чём-то великом, то о чем-то низменном и утешаю себя тем, что все эти мысли еще не повод отправлять меня в больницу.

Больница. Психбольница. Своеобразный рай для таких же, как я. Спишь, ешь и витаешь в своих мыслях. Проживаешь десятки, сотни жизней одновременно. Там. У себя в голове. В одной ты Наполеон, в другой Эйнштейн, в третьей актер, музыкант, герой, спасающий жизни. И каждая идеальна, всё точно отмерено, всё вовремя. Кроме этой, скучной, унылой, пустой жизни, в которой ты никто. Биоробот, выполняющий свою роль в большом механизме алчной рулетки. Порой мне даже хочется туда попасть, в психбольницу. Нет ответственности, нет отвратительных начальников. Не надо копить на что-то, платить за своё рабство, платить за то, чтобы выжить. Возможно, а точнее обязательно, кто-то скажет, что лень и бездарность сожрали меня, что мне надо стремиться к каким-нибудь вещам. К достижению определённого статуса или богатства. Но какой во всём этом смысл? Ведь мы все равно все сдохнем. Как бы ужасно это ни звучало, это факт. В конце концов смерть приходит к каждому.

Почти все в этом автобусе сказали бы, что я определённо сумасшедшая личность. Начали бы учить меня уму-разуму. Пытались бы вбить мне в голову свои жалкие, никчёмные, низменные цели. Делай то, делай это, стремись к тому, стремись к этому. Все они смотрят на мир со своей колокольни, и каждый видит мир по-своему. Один видит прямоугольник, другой — круг, и они оба правы, хотя и смотрят в одно место. Но ни один из них не видит картины полностью, не видит, что это на самом деле не прямоугольник или круг, а нечто большее — цилиндр. Они не пытаются понять чужую точку зрения, не пытаются посмотреть с нескольких сторон. Выписывают вердикт на основе своих данных, даже если информации мало для вынесения приговора. Каждый считает, что прав только он. Вор считает, что он прав, что без обмана не проживёшь. Убийца считает, что от зла нужно избавляться и есть только один способ, если тебя оскорбили. Только моя религия правильная, ваша ложная. Только мой выбор правильный, ваш нет. От жизни нужно брать всё, что успеешь, и только так в жизни есть смысл. На деле получается, они все не правы, так как не рассматривают другие точки зрения, не развиваются, не улучшают свое мировоззрение, а слепо верят в пустоту. Это, пожалуй, одна из главных проблем человечества, мы не видим всей правды, мы просто верим во что-то, исходя из своего маленького опыта. Боимся сказать: «Я не знаю». «Я могу ошибаться». Ведь это унизит нас в глазах других. Мы не пытаемся понять друг друга, хотя и живем рядом, вместе, на одной планете. Мы не пытаемся развиваться, мы закисли.

В самой вере нет ничего плохого, она никому не навредит. Лишь люди своими действиями, основанными на их вере во что-нибудь, могут навредить другим, отправляясь в крестовые походы, на вражин неправедных. Даже просто распространяя свою веру, они могут побудить тем самым сделать другого человека какую-то глупость. Глупость, которая может обернуться катастрофой.

Похоже, мне пора выходить, протискиваясь через людей, которым влом подвинуться. Ненавижу людей, люди — зло. Все эти мысли, эти размышления как будто телепортируют меня во времени и пространстве. Машину времени и не нужно создавать, она у нас в голове. Немного помечтал — и бац. Провалился в будущее.

Мелкий моросящий дождь отвлекает от мыслей. Сейчас лучше не замечтаться, не задуматься, а то зайду куда-нибудь не туда и опоздаю. Столько грязи придется выслушать. Хорошо, что тут не далеко, и дождик этот — тоже хорошо. Воздух чистый, свежий. Мокрый асфальт блестит разными цветами от огней торгового центра, повсюду бычки, которые ещё не убрали, и сонные таксисты, которые уже встали. Вперед зарабатывать деньги, раньше встанешь — больше получишь. Энтузиазм этой фразы в ней и остался, на меня это, к сожалению, не переходит. А вот и вход, большой, величественный, как вход в замок, стеклянные двери сами откроются и как бы намекнут, что скоро ты попадёшь в царство технологий и роскоши, и они не врут, так и есть. Видеть это утром особенно классно, когда нет раздражителей в виде людей. Кругом разноцветные огни, всё сверкает, всё крутится. Легкая музыка слегка перебивается надоедливой рекламой. Красивый фонтан, веющий морским бризом. Красивая дорогая машина, наполированная до зеркального блеска и стоимостью… О-о-о-о! Такую цифру, не подавившись слюнями, назвать невозможно, хотя для кого-то и это не деньги. Вершина технологий — сделает все для тебя: и отвезет, и массаж сделает, и температуру подгонит, чтобы тебе было удобно. К такой даже прикасаться страшно, как срывать цветок, боишься, что завянет, хотя с ней это навряд ли случится. Б166ЕР. Откуда на ней номера? Уже продали? Тогда почему она все еще здесь? Поставили похвастаться?

А вот и вход в ад. Это место — моя работа. Кажется даже странным, что обычная работа в обычном магазине цифровой техники может привить столько ненависти к людям. Да, именно здесь всё и зародилось. Именно здесь разгорелась искра моего презрения к ним.

Все пытаются выставить себя правильными, законопослушными, адекватными гражданами. На деле таких единицы, обманывают все и всегда. Обманывают на работе клиентов, друзей на улице, родных и близких дома. Всё ради личной выгоды или просто меньшего наказания. И если любой человек попытается это заметить в себе, то заметит, просто понаблюдав за собой. Продавец должен продавать, мало где сейчас есть консультанты, которые посоветуют то, что вам действительно нужно. Скорее всего, вам втюхают не то, за чем вы пришли, а то, что выгодно продавцу. В большинстве магазинов перед продавцами стоят планы.

«Вы должны продать столько-то товара, столько-то аксессуаров к нему, столько-то страховок, установок».

«На этой неделе надо продавать конкурсный товар только такого бренда».

В итоге страдает покупатель. Например, приходит пожилая женщина в магазин за холодильником. Они со своим стариком долго откладывали себе на гроб, но холодильник сломался, а они ещё живы. Как иронично! Берёт старушка деньги из накоплений и идёт в магазин покупать хороший холодильник, конечно, не самый дешёвый, ведь он должен прослужить им до их смерти. Но бабуля ещё не знает, что так просто она не получит желаемое, точнее получит, но не желаемое. Продавец будет ей рекомендовать конкурсный товар, параллельно будет поглядывать на ценники, искать там заветные звездочки или циферки, означающие, какую сумму он получит за товар. И не важно, какие функции нужны бабуле в холодильнике. Хороший холодильник тот, за который продавец получит больше плюс попадает под конкурс. Как вариант, могут продать не тот товар, что вам нужен, с какой-нибудь программой, страховкой в подарок. А когда вы пойдете менять товар на нужный вам или захотите вернуть, то удивительным образом обнаружите, что вернуть ту самую программу, страховку, подарок уже не можете. В результате у вас есть ненужный подарок и внезапно уменьшившаяся сумма денег.

В итоге у псевдохорошего продавца два дальнейших развития событий. Либо бабуля покупает то, что продавцу выгодно, плюс страховки, дополнительные гарантии и куча ненужных аксессуаров в кредит. Либо если она не хочет залезать перед смертью в долговое рабство и передавать долги свои детям по наследству, покупает самый дешевый, отвратительный холодильник, но всё с теми же страховками, дополнительными гарантиями и аксессуарами в половину цены холодильника. Конечно, можно сказать, что продавец плохой, но если углубиться… Посмотреть с нескольких сторон.

Продавец выполняет требования работодателя: либо он их выполняет, либо ищет другую работу. И не факт, что там будет по-другому. Причём многие и не замечают этого, всё это проходит на автомате, как по программе. Не все, конечно, но многие хотят быть хорошими, такими белыми рыцарями и принцессами. А что на деле?

А на деле… Допустим, вы влиятельный человек, скажем политик, у вас есть деньги и определенный уровень власти. И вот в один прекрасный солнечный день вы возвращаетесь домой и узнаете, что ваш ребенок напился и на вашей машине сбил насмерть человека, скажем подростка лет четырнадцати или пожилую женщину. Конечно, с вашим ребенком такое не произойдет, ваш ведь самый лучший, очень умный, но просто допустим. Тут перед вами встает выбор: помочь своему случайно оступившемуся чаду, откупив его от тюрьмы и отправив в другую страну, или посадить его лет так на десять. Что вы выберете в данном случае? Ответ очевиден: тех, кто посадит своего ребенка в тюрьму, будет подавляющее меньшинство, хотя на камеру многие скажут другое.

— Привет. Тебя че на корпоративе не было?

— Да дела были.

— Какие все деловые. Там весело было.

Ага, щас. Сдались вы мне со своими корпоративами. Знаем мы это, проходили. Все напиваются и начинают вести себя как животные. Выплясывания на столах, обнимашки. Ну не все, конечно, но почти все. А потом еще: «Ты меня уважаешь?» или «Я тебе чё, не нравлюсь?». Фу.

А вот и планёрочка. Как я ее люблю. Сейчас нам в вежливой форме будут говорить, какое мы говно. Как плохо мы стремимся выполнить поставленные цели. И конечно, нам не забудут напомнить, что невыполнение поставленных заветных цифр по плану грозит чем? Правильно. Минусом в премию. Большим таким минусом, жирным. Главное, чтобы цифры не выделялись из толпы. Тогда про тебя забудут.

— Вчера поработали хорошо. Поэтому перейдём сразу к сегодняшним цифрам. Товарооборот десять миллионов, аксессуаров один миллион, пятьсот тысяч страховки, услуги. Сейчас приводим зал в порядок. Акцент на страховки. Не выполним план по страховкам, получим минус десять в премию, с каждым будут отдельные разговоры. Не можете продавать, найдём других. Всем хороших продаж.

Что ж, сегодня пронесло. Видимо, вчера много покупателей ушло с лапшой в ушах, в носу и во рту и, возможно, ещё где-нибудь. О чём это я? Ах да, люди зло. Да, люди — это единственное, чего стоит бояться в этом мире. Животные не нападут на вас просто так. Животные — это жертвы нашего мира. Они нападут либо защищая себя, либо своих детёнышей, либо территорию. Они нападут в целях выживания, для добычи пропитания. А вот люди. Люди могут напасть просто так. Потому что ты им не понравился. Потому что ты не разделяешь их мировоззрение, их веру, их религию. Для добычи так нужных нам денег, которые они потратят не на выживание, а спустят на развлечения. За слово, за взгляд мы уже можем убить. А вершина этого — ложь. Люди врут постоянно для достижения определенных целей. «Он террорист. Убейте его. А она его поддерживает. Её тоже убейте». И ведь многие убивают, даже не спрашивая, в чём эти плохие люди провинились. Вы боитесь самолётов? Боитесь летать на них? А зря, люди страшнее. Именно люди могут отправить самолет в здание или спикировать вниз. Именно из-за халатности людей, чинящих самолёты, может что-то сломаться в воздухе. Из-за экономии средств на ремонт самолётов может выйти из строя двигатель. Из-за плохой работы диспетчеров самолёт может угодить в шторм. Именно люди стреляют по ним ракетами и взрывают их. Боитесь высоты? Высота сама по себе вас не убьёт. Высота — это лишь обозначение вертикального расстояния. А вот люди могут вас с неё скинуть, или вы сами упадёте из-за своей халатности. В любом случае виноват человек. Именно люди начинают войны. Именно люди заставляют других людей жить так, что уж лучше смерть. Да есть и другие причины смертей, но разве они стоят хотя бы рядом с тем злом, что творят люди?

— Здравствуйте.

— Здравствуйте. Выбираете телевизор?

— Да, я сомневаюсь между тремя моделями.

Что ж, жаль, но сейчас ты купишь говно и переплатишь за это. Ничего личного, такова жизнь, и мне тоже нужно что-то есть.

***

Ещё один рабочий день позади. Опять тьма. Идешь на работу — темно, идешь с работы — темно. Единственный свет в жизни — это свет ламп в торговом зале, ну и от экрана телефона. Опять моросящий дождь, опять автобус, опять запотевшее стекло.

— Уступи место женщине, что сидишь?

— Нет.

— Что значит «нет»?

— Нет, не уступлю. Я заплатил за это место.

— Ты заплатил, чтобы тебя довезли, а не за то, чтобы ты сидел.

— Невоспитанная тварь. Куда родители смотрят?

— Да никуда они не смотрят. Они сами такие же, раз воспитали такого.

— Женщина, садитесь сюда.

— Ой. Спасибо.

— Молодежь совсем оборзела.

— Сам же старым станешь. Никакого воспитания.

— А он, наверно, думает, что не постареет. Вечно молодой будет. Ха.

— Скатились совсем. Наркоманы сраные.

— Молодой-то еще. Баба, что ли? Жопу поднять не может. Тьфу.

— Еще и уши заткнул. Скотина какая.

— Позор. Никакого уважения к старшим.

— Моего бы сына сюда, уши бы пооткрутил.

— Да чтоб он помер. Козлина.

Хорошо, что я сижу в другом конце автобуса, подальше от этой возни, жаль только, что из-за забытых дома наушников приходится слушать это дерьмо. Хотя он сам виноват, уступил бы молча, и всё. Сейчас будет терпеть эту ненависть вокруг себя. Эти косые взгляды. «Да чтоб он помер. Козлина». Да. Даже за такое мы готовы отправить на тот свет. Уже приготовили ему виселицу и костер. А когда он будет гореть в праведном огне, мы будем плясать и радоваться. Великие праведники избавили мир от зла. А как самих прижмет, так будем молить о пощаде, мол, чёрт попутал.

Людям нравится убивать, нравится смерть, они восславляют её везде. Смерть — это наш второй Бог, первый, конечно, деньги. Смерть превосходит жизнь. Смерть вечна, жизнь конечна! Возможно, за это мы её и любим, за её постоянность. Мы платим ей дань уважения в фильмах, в музыке, в книгах, в новостях, в играх — везде мы говорим о ней. В новостях редко говорят о чем-то позитивном, зато о смерти постоянно. В фильмах мы любим убивать героев, а особенно злодеев, которых сами и придумаем. В играх мы создаём монстров, делаем их злыми и убиваем их. Интересно, кто-нибудь может вспомнить какую-нибудь игру или фильм, культовые, популярные и чтобы никто не умер? Так сразу в голову ничего не приходит.

Казалось бы, мы должны ценить жизнь и бояться смерти, но мы лезем на большую высоту, делаем селфи, а потом срываемся вниз. Убийство должно быть последним, к чему люди должны прибегать, но мы убиваем постоянно. Возможно, сама неизбежность смерти и лишает нас страха к ней. Мы уже не боимся того, к чему просто привыкли. Интересно, сколько людей прямо или косвенно погибло от рук президента этой страны или какой-то другой? Тысячи? Миллионы? А сколько из них действительно заслуживали смерти? Сколько из них были неисправимым злом? Как эти люди вообще добиваются такой власти? И вроде бы они меняются, на пост одних приходят другие, и если люди разные, то и путь должен быть другой. А мы всё одной дорогой. Куда-то медленно вниз, в пропасть.

Взять, например, какую-нибудь компанию. Не важно какую, завод или сеть магазинов. Никто не поставит на пост президента компании человека, работающего на станке или, скажем, продавцом. И казалось бы, правильно, нет навыков управления компанией, но в президенты теоретически может пойти кто угодно. Это равенство не такое уж и нужное, так как действия президента могут повлечь за собой последствия, которые скажутся на миллионах людей. С другой стороны, и в президенты просто так не попадешь, только если у тебя есть связи и деньги, ну и, конечно, ты должен грамотно складывать эти две части. Вот и получаем у власти тех, кто грамотно дает на лапу другой власти, а ничего другого и не умеет.

Думаю, везение также играет важную роль. Вообще, многим, наверно, просто повезло стать кем-то великим. Вместо картин — квадрат, вместо скульптур — банан. Ведь есть актеры, которые играют лучше, но менее популярны, без «Оскаров». Есть музыканты, чья музыка не услышана, но она лучше многих хитов. Сколько культовых книг с гениальным сюжетом витает в интернете, но так и не становятся рядом с шедеврами. Вот и получается, что многим просто повезло. Ну или реклама, связи. А народ ими восхищается, считает гениями. Восхищаются их красотой, хотя красота дело наживное, особенно если у тебя куча денег на правильное питание, тренеров, поваров, врачей. Сомневаюсь, что слишком сложно выглядеть хорошо, когда ты не работаешь на обычной работе, не устаешь, падая от бессилия. Вот и в политику попадают везунчики да грамотно дающие на лапу. Вот только у политиков, в отличие от людей творчества, за плечами вообще ничего нет, у творческих хоть что-то, а у этих вообще ничего. Поэтому они всё обещают, что что-то изменят, в долг, так сказать. Говорят, какие плохие старые политики, какими хорошими будут новые. А на деле ничего не меняется от старого к новому. И кто их накажет за бездарное управление миллионами людей? И кто их посадит?

Кто его посадит? Он же памятник. Никто не посадит, хотя они и не памятники. Вообще интересно, есть ли правители нашего времени, которых наказывают за их бездарное управление? Короли всегда были неприкосновенны, единицы из них были наказаны. Надо делать так, чтобы народ мог свергнуть любого политика в любое время и поставить другого. Чтобы народ мог проголосовать, как его наказать. Но этого никогда не будет, никто не даст такую власть народу. Потому что боятся, боятся, что за их коррупцию, за их убийства их накажут и накажут жестоко.

Похоже, на этой печальной ноте мне нужно выходить. Прийти домой, поесть, помыться и свалиться в кровать. Как хорошо, что завтра выходной. Главное, чтобы с работы не позвонили.

2. Am I God?

Новый день, новое утро, и вроде бы надо начать всё с чистого листа, но с чего начать и что вообще начинать? Ну, начну с того, что включу телевизор.

— Ибо сказано в Библии: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих меня, и творящий милость до тысячи родов любящим меня и соблюдающим заповеди мои».

Это было определенно плохой идеей — начинать с телевизора. Лучше потуплю на ролики на YouTube и кофе, больше кофе, покрепче и с молоком, конечно.

«Не делай себе Кумира и никакого изображения». Как-то странно они это понимают, если у них везде висят иконы. «Не поклоняйся и не служи им». И всё же поклоняются и служат кулонам на шее, целуют их, молятся им. А еще: «Наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода». Что, блин? Серьезно? А за вину матерей? Если за вину матерей тоже, то получается, я в ответе за… М-м-м-м. Четырнадцать человек. Я только родился, к примеру, и уже грехи четырнадцати человек на мне висят? А ведь еще плюс мои, которые я наделаю в течение жизни. Не слишком ли много для одного человека? «И творящий милость до тысячи родов любящим меня». И-и-и-и-и. Так. Допустим, у меня в роду все такие праведные. Девятьсот девяносто девять родов любили Бога и соблюдали его заповеди, но я. Я. Я не люблю его и заповеди его тоже. Допустим, я убийца, мне нравится убивать, и я убиваю всех подряд. Тогда милость девятисот девяноста девяти родов прикроет меня, и меня не накажут и не посадят. Круто. Всю эту… м-м-м… историю явно придумали люди. А если ещё учесть, что в те времена у них было модно убивать детей за проступки родителей, то всё встает на свои места. Есть и такое выражение: «Бог создал Вселенную из ничего, но ему понадобилась глина, чтобы создать первого человека, потом ему понадобилось ребро этого человека, чтобы сделать женщину, а потом он сделал беременной девочку, чтобы его сын мог родиться». Он точно Бог?

А это: «В начале было слово». Нет, это невозможно. Слово — это звуки, исходящие от источника, а звук распространяется только в воздухе, звук — это движения воздуха, без воздуха нет звуков, а значит, нет и слов, а если ещё учесть, что воздух существует на определённых планетах, а не в космосе, то он никак не может быть в начале. Вообще верить просто книге, написанной людьми, не самый лучший выбор, с таким же успехом можно поверить в любую фантастику. Что, в принципе, люди и делают: инопланетяне, плоская земля, заговор, суеверия. Пройдет тысяч шесть лет, и кто-то будет верить, что великий Гарри Поттер спас землю от самого Дьявола, именуемого Волан-де-Мортом. Верить книге по физике и то не всегда можно, потому что мы ещё далеки от полного понимания мира. А книги по истории? История — она как шлюха, отдаётся победителю, даже сейчас в разных странах своя история, и часто они полностью противоречат друг другу. В новостях разных стран одну и ту же новость преподносят полностью противоположно. Что уже можно сказать о вере в книгу, написанную людьми несколько тысяч лет назад, люди, которые только что научились добывать огонь и строить жилища из глины, верили в плоскую землю. Для них молния, цунами, землетрясения, извержения вулкана — всё, абсолютно всё — дело рук Бога. Сейчас всё это может вызвать человек своими действиями. Стали ли мы Богами, научившись уничтожать города, страны? Нет, мы всё те же глупые обезьяны с палками. Только палки побольше. Люди слепо верят в эти книги. А раз они слепо верят книгам, что будет, когда первый после Бога, Люцифер, свет несущий, придёт к ним и скажет: «Я есть Бог». По щелчку подарит им дорогую машину. Пришлёт кучу денег в банк. Посветит на них светом, который несёт. Такие люди поверят ему, падут перед ним и будут ему молиться. Ведь он свет несущий и творит чудеса. Многие родители говорят детям не ходить с незнакомыми людьми, когда их куда-то зовут и предлагают что-то дать. И это правильно, ведь незнакомец может оказаться детским насильником, хотя сами родители слепо верят книжкам, и это вызывает диссонанс у детей. Я думаю, любой родитель хотел бы, чтобы его дети проверяли информацию, перед тем как слепо в неё верить. Ведь любая информация может оказаться ошибочной. Может, вас намеренно вводят в заблуждение, а может, просто по причине неосведомленности информатора. Жаль, что люди не видят этого и из-за своего раздутого эго не могут признать свои ошибки.

А ведь в этих книгах многое не сходится. Как у Каина появились дети, ведь на земле были только он и его родители? Убийство милосердным Богом целого города, но спасение проститутки. Как люди верят в это? Как они это читают и не видят всего этого? Или они не читают? Встречались и такие. С такими даже спорить противно. Такие ярые приверженцы религии, но главную книгу даже не открывали. Серьезно? А есть еще и те, кто, отвечая на вопрос, откуда у них деньги, прикрываются именем Бога, говоря: «От Бога, а ты докажи, что не от Бога». Таких вообще не должны пускать в святыни. Если сидя в торговом центре или на улице, люди услышат: «Аллаху Акбар», большинство упадет под стол, начнёт прятаться, полагая, что сейчас будет взрыв. И в этом виноваты сами приверженцы этой религии. На протяжении всей истории люди во имя Бога творят какое-то дерьмо. Войны во имя Бога, крестовые походы. И обе стороны молятся Богу, просят победы, но одни всегда проигрывают. Сжигание ведьм на кострах. Если девушка рыжая — сжечь, если глаза зеленые — сжечь. Сколько ученых убили именем Бога, называя их еретиками. Ну и, конечно, верх этого всего — вишенка на торте. Освещение ракет. Исходя из всего этого легко предположить, что Богу нужно много смертей, он любит кровь, требует её от своих приспешников. Зарежьте для него баранов, да еще и невинных, молодых. Сам-то он не может.

А скольких убили во имя Дьявола? Не знаю скольких, но, судя по всему, меньше, чем во имя Бога, причём намного, очень намного.

Хм…

А что, если на самом деле Бог — это Дьявол? А Дьявол — это Бог. Просто Дьявол — он же великий обманщик, лжец, владыка лжи. Что, если он всех провёл? Что, если все религиозные книги написаны Сатаной? И все эти убийства были не для Бога, а для Дьявола. Это бы многое объяснило. Бог любит убивать неверных, тех, кто ему не кланяется. Разве это не доказательство?

Возьмем любую среднестатистическую маму. Допустим, у нее есть сын и, скажем, он наркоман и вор, продает вещи из дома ради наркоты, ворует на улице. Или он просто по каким-то своим причинам перестал общаться с родителями и не проявляет уважения. Она его убьет за это? Ну, может, найдутся и такие ситуации, но в большинстве мать будет пытаться образумить своё неразумное дитя, а вот Бог — он не столь милосерден. Если ты скушаешь его яблочко, то он лишит тебя вечной жизни, что равносильно убийству, так-то. Хотя нет, это хуже убийства. Да и если он Бог, и всезнающий, и знал, что они съедят это треклятое яблоко, то зачем было его вообще садить? Ну не Бог, а прям обиженная девочка из детского садика. На другой планете посадить не мог? Измучил и убил тысячи людей своими египетскими казнями. Не мог придумать что получше? Телепортировал бы их. Прислал бы ангелов, которые вывели бы народ из Египта. Бог убил первенцев, детей, блин, младенцев. Серьезно? Как после такого ему молятся?

Вообще как-то странно проявляется любовь Бога. Он создал для своего любимого творения кучу садистских штук. Нас могут убить пауки и змеи от яда, загрызть львы и акулы. Может ударить молния. Могут уничтожить вулкан, цунами, ураган, холод, жара, метеорит, солнечная вспышка. Тысячи вирусов и болезней. Он точно нас любит? Даже школьник смог бы придумать мир получше. Пусть с единорогами, срущими радугой, но всё же. Или, например, чтобы люди питались воздухом или светом солнца, как растения, было бы классно. Кстати, о еде, из моей куриной памяти совсем вылетело, что нужно было вчера зайти в магазин. Холодильник пустой, а есть хочется. Придётся одеваться и тратить кровно заработанные, причем слово «кровно» приобретает некий немного больший смысл.

Вообще не люблю есть. Наверно, любой это заметит по моему телосложению. Придумали бы уже зарядку, как у телефона. А то закинул в себя какой-нибудь гадости, потом эта гадость вышла. Прямо машина для производства дерьма. И если мы едим, зачем нам сон? Если сон тоже вроде как подзарядка, зачем мы едим?

Дурацкий замо́к, что он вечно заедает?

Ах да. Бог. А могу я стать Богом? Если какая-то спортсменка родит ребенка, он может стать спортсменом, как и его мать. Если меня создал Бог, могу я стать Богом? Может, я уже Бог? С чего-то начать-то надо?

Am I God?

Жаль, но это навряд ли. Иначе мне не пришлось бы топать в магазин за всякими плохими и вредными ГМО-продуктами. Хотя вредные ли они? И что вообще вредно? И в каких дозах? А могу ли я стать Богом? Можно инструкцию? Ну, или хотя бы методичку. Ученик может превзойти учителя и, более того, чаще всего превосходит, ведь мы развиваемся и у ученика больше данных. Могут ли дети Бога превзойти его? Сколько тогда будет Богов?

Сколько? Их уже сейчас по пальцам не пересчитать. Если их несколько, то вообще Боги ли это? И каждая религия утверждает, что именно её вера правильная, именно они трактуют правильно свою книгу, именно их книга священна. Разве люди несколько тысяч лет назад не могли, как и мы сейчас, писать сказки? Может, у них просто модно было писать про Бога сказки. Так же как у нас сейчас про супергероев. А если нас уничтожит третья мировая? Люди с самого начала начнут подниматься с колен, проходя огонь, охоту и каменный век, а потом бац — и найдут комикс про супергероев. Они, по всей видимости, поверят, что это правда. Ну не могли же люди придумывать такое пару тысяч лет назад.

И всем этим Богам нужны деньги. Больше денег. Вроде Бог, а денежки-то тоже нужны. Ну, строили бы свои храмы не на налоги из бюджета, которые платят в большинстве неверующие, а на чистой вере, крепче бы были. И купола золотые, и рясы расписные. Бог за свой счёт не мог создать это? Ну, людей-то смог создать, и землю, и солнце, и воду, и зверушек, значит, и купола сможет.

Ещё часто эти священнослужители пытаются замять свои грехи. «Почему вы измеряете нас в районе живота?», «Мы тоже имеем право жить достойно!», «Священнослужители тоже люди, они не безгрешны». Подобных высказываний множество.

Представим. I am God. Мне надо выбрать своего представителя на земле. Кого я выберу? Грешника? Нет, конечно. Я выберу максимально безгрешного. Того, чей внешний вид, речь, поведение и в целом жизнь максимально безгрешные. Это и станет той так нам нужной духовной скрепой. А что у нас? У нас такое чувство, что эти священнослужители сами в Бога не верят. Зачем мне выбирать грешника с большим животом, на дорогой машине, в дорогой одежде? Такой представитель станет для обычных людей не примером для подражания, не чудом безгрешным, а оплотом греха, чревоугодия и жадности. И как следствие, такие люди станут позором веры в самого Бога. Богу самому будет противно, что его представляют такие люди. Если бы у меня были такие, я бы… Бац. Удар молнией. «Исправишься или умрешь». Бац, еще раз. Не исправился, ну извиняй. Напишу, через Whatsapp, Дьябло. «Тут один священник позорит моё имя. Ты накажи его как следует». Да, определенно, с дьяволом мы были бы друзьями. Зачем мне наказывать кого-то? Ведь глупые люди могут неправильно понять. А вот братишка Дьявол — он поможет не очернить мое имя.

— Здравствуйте. Вам пакет большой или маленький?

— Здравствуйте. Большой.

Интересно. Кто страшнее, верующие или потерявшие веру?

3. Сон

Почему небо чёрное? Вроде день, светло, всё видно. Видно солнце, видно дома, но небо чёрное. Где я вообще? Как я сюда?.. Я не помню. Красивый замок, черный как небо, большой как небо. Почему он здесь? Его здесь не было. Или был? Я его не помню. Хотя я его точно помню, но не здесь. Или здесь? Эти пики, как темницы, в которых сидят запертые принцессы? Темницы в темном замке с темным небом. Что происходит? Это странно, и от этого страшно.

Какого черта? Кто здесь?

Страх, жуткий страх. Это не просто так. Там кто-то есть. Жарко. Пот прямо струями течет. Дикий страх, как у животного, безумный страх. Чего я боюсь? Теперь холодно. Ветер. Слабый ветер, но от мокрого тела холодно.

Воу. Бежать. Бежать как можно быстрей и не оглядываться. Что это за жуткая псина? Огромная, выше меня. Темно-красная, с нее кожу содрали, что ли? А глаза? Глаза белые, как снег на солнце, а зрачки черные как ночь. А глазное яблоко белое. Белое как снег. Бросается в глаза. Выделяется. Жутко выделяется. Она рядом. Совсем близко. Я чувствую ее дыхание. Прямо в спину. Надо бежать. Бежать быстрее. Еще быстрее.

Нет, я не убегу. Она догоняет. Надо спрятаться. Залезть наверх. Точно. Сюда. На гаражи. Надеюсь, крыша ее не выдержит. Только бы не выдержала. Провались ты уже, псина. Что? Она провалилась? Да. Точно. Надо уйти подальше. Пока не догнала. А может. Она рядом, где-то сзади. Может. Вот черт. Струи воздуха из ее ноздрей бьют мне в спину. Я. Я уже не…

— Здравствуй.

Что? Говорящая псина? Нет, её нет. Никого нет. Вообще никого. Где я? Где все?

— Пусти нас в свой разум. Нам надо поговорить.

— Что? Пустить? Пустить в свой разум? Да идите вы к черту.

Бежать, надо бежать. Что это за монстр? Он в моей голове? Может, это псина-телепат? Что происходит? Бежать. Точно. Надо бежать. Быстрее. Убежать от них. Монстры, кругом одни монстры. Одни животные. Поганые твари. Бежать, быстрее бежать. Они везде. Люди. Это люди? Нет, это монстры. Они лезут в мой разум. В мою голову. Что им нужно? Убить? Использовать? Сожрать? Да какая разница, надо бежать. Они видят меня. Они смотрят на меня. Удивленными взглядами смотрят на меня. Они знают. Они удивились, оттого что я знаю, кто они. Они монстры.

— Вам помочь?

— Что с вами? Вам плохо?

— Не лезьте ко мне!

Твари. Хотят развести на что-то. Типа помочь хотят. Знаю я вас. Не прокатит. Животные. Монстры.

— Может, скорую вызвать?

— Отвали!

— Куда полиция смотрит?

— Пошел ты! Мразь!

— Вызовите органы правопорядка.

— Психушку надо вызывать.

Спалили. Сейчас нападут. Нападут все вместе. Заманить хотят. Сожрать.

— Здравствуй.

— Опять? Кто ты?

Догнали псины. Решили свести меня с ума. В дурку. Меня?!

— Здравствуй.

— Выйди из моей головы! Отвалите от меня!

— Это твой сон. Успокойся.

— Какой, к черту, сон? Выйди из моей головы!

Бежать, надо бежать. Быстрее, еще быстрее. Дальше, как можно дальше. Они не достанут. Не достанут до меня. Не сожрут меня. Мои руки. Пот. Ветер. Холод. Усталость. Усталость.

— Успокойся.

Успокойся? Я не нервничаю. Я бегу. Я бегу? Куда я бегу? Зачем? Что происходит? И это небо. Почему оно черное? Кислород же должен делать его голубым. Разве нет?

— Поговорим?

— Что? Поговорим?

— Мы хотим кое-что предложить тебе. Хватит бежать.

— Предложить? Мне? Мне ничего не надо. Отстаньте!

— Успокойся. Ты во сне. Ты спишь.

— Каком на фиг сне? Я не верю в Бога. У меня нет денег. Мне ничего не надо. До свидания.

Бежать. Надо бежать от них. Прятаться. Что им постоянно нужно от меня? Развести. Все хотят развести. На деньги. На что-то еще. Отстаньте от меня. Оставьте меня в одиночестве.

Жуткое место, мрачное. Все темное. Небо черное, этот черный замок. Легкий прохладный ветерок. Откуда это? Что это все такое?

— Это твой разум.

Мой разум? Такой темный, мрачный. Хочется сказать — пустой. Однообразный. Страшный. Да, страшный. Как будто в каждом углу кто-то притаился. Вон. В том углу как бы силуэт какого-то монстра, и в том тоже. Везде! Это мое воображение? Или? Или… Они шевелятся. Глаза. Красные глаза. Они смотрят прямо на меня! Бежать в другую сторону.

— С тобой все в порядке?

Опять эти люди. Что им надо? А там монстры. Эти люди отвлекают меня, специально. Чтобы меня сожрали те монстры. Они уже рядом. Я их чувствую.

— Нет, нет.

Мне некуда бежать. Что делать?

— Не надо бежать. Подними руку и уничтожь их. Пусть они растворятся в этой темноте.

Поднять руку? Что? Как я это сделаю? Блин. Выхода нет. Поднимаю руку и…

— Отвалите!

Воу. Я так умею? Они просто исчезли. Все. Растворились. Их просто сдуло, как будто они из пепла. Как это возможно?

— Это твой сон. Здесь возможно всё, что ты захочешь.

— Мой сон? Точно, я же сплю. Кажется, я даже чувствую своё тело, как оно лежит.

— Не думай о теле. Это может тебя выбить из сна. Сосредоточься на том, что это сон. Твой собственный мир. Здесь ты можешь всё. Видишь тот замок? Место, в котором ты хочешь спрятаться от людей. В реальном мире его нет, но здесь, во сне, ты можешь сделать его своим домом.

— Он всегда далеко. Сколько я ни бегу. Он не приближается.

— Бежать не надо. Придвинь его к себе. Во сне ты можешь всё.

— Придвинуть?

— Просто подумай о том, как он приближается.

Подумать, как приближается. Воу. Так просто. Какие красивые ворота. Расписные. А стены. Гигантские. Черные стены.

— Не зацикливайся на мелочах. А то забудешь, что это сон. И тогда твой мозг начнёт диктовать правила. И судя по всему, это опять будут монстры. Ты же не хочешь монстров?

— Я могу их уничтожить. Ведь так?

— Начинаешь использовать память во сне. Отлично.

— Память… Если это сон. Замок — сон. Монстры — тоже сон. Тогда кто ты? И вообще где ты? Я не вижу тебя. А голос как будто… Как будто…

— Мы те, кто вторгся в твой сон, чтобы помочь тебе изменить мир. Изменить вашу планету к лучшему.

— Нашу планету? Вы…

— О том, как, кто и так далее, поговорим позже. Сон. Это способ общения с тобой. Но нужно твое разумное сознание, неспящее. Пока просто привыкни, поразвлекайся. Главное, помни: это твой сон, и здесь ты можешь всё. Здесь ты, можно сказать, Бог, Дьявол. Встретимся завтра.

Как будто что-то опустело. Голос исчез, и я чувствую это. Ну, тогда пойду внутрь. Прохладно. Легкий ветерок. Теперь мне это нравится. Не люблю жару. Ворота открываются с таким характерным скрипом и такие тяжёлые. Прикольно. Когда я не думаю о мелочах, их как будто и нет. А как только обращаешь на них внимание — хоп, и они есть. Красиво выложенная дорожка из темного серого камня. Просто идеально подходит для этого замка. По краям ровный чистый бордюр, а за ним… А за ним сад. Красивый, идеально подстриженный, но такой же темный и мрачный, как и сам замок. До входа еще сотня метров, но если посмотреть вверх, то замок, кажется, прямо перед тобой. Как бы нависает над тобой, закрывая большую часть обзора своими величественными темными пиками. Медленно приближаясь к нему, кажется, что он нависает всё больше и больше.

Хм… Знакомая морда. Та самая псина, что уже много снов гоняет меня. Как иронично, что теперь ты и вся твоя компашка просто красивые статуи на пике моего гигантского фонтана. Вместо грозного рыка теперь только вода из пасти. Она кажется такой естественной, такой мокрой. Эти капли, они…

Так. На мелочах не зацикливаемся. Это сон. Это мой сон. Идём дальше вокруг фонтана. И вот он, долгожданный вход. У входа два помоста, на которых стоят две горгульи с красными светящимися глазами, с большими крыльями, с когтями, разрывающими камень. Скалятся, готовые напасть на любого непрошеного гостя. Позади огромные двери. Большие, округлые, металлические ручки. Если я могу здесь всё, то… Сезам, откройся. Этот скрип мне нравится, но внутри как-то слишком темно. Побольше света. Удивительно, стоит просто подумать — и вуаля, ты уже видишь лучи, освещающие витающую в воздухе пыль. Гигантские колонны, много колонн через весь главный зал. Длинный и широкий зал как будто больше, чем снаружи. Как-то слишком просто выглядят эти колонны. Их так много. Пусть это будут боги разных религий, славянские, греческие, всех известных религий. Вот, так лучше. И теперь они будут стоять здесь и охранять мой тронной зал. Жаль, что это сон. Замок красивый. На полу красиво выложенная плитка. Что это? М-м-м… Битва добра со злом. Мне нравится. А сверху. А сверху тьма, бездонная, как будто потолок и не кончается. Да, это мне тоже нравится. А вот и он, мой трон, большой каменный трон с узорами в виде костей и черепов, стоит, величественно возвышаясь над этим гигантским залом. Почему именно кости? Наверно, потому что в конце концов смерть приходит к каждому, ни про кого не забывает.

Вот блин. Будильник. Надо было его выключить на выходные. Выключаем и… Еще пять минут, ну или пять часов. Как получится.

4. Рай и Ад

Встаем. Туалет. Ванна. Кухня. Кофе. Телевизор. Диван. Одни и те же абсолютно автоматические действия каждый день, каждое утро. Итак, что у нас по волшебному ящику? Политические перепалки. Отлично, довольно интересное говнецо. Агрессивно настроенные радикальные политики с одной стороны и… точно такие же с другой.

Несмотря на то что большинство людей скажут, что такое агрессивное поведение неприемлемо, они все равно будут это смотреть. Да. Мы все любим пялиться на рычащих друг на друга собак. Эти злость, ненависть, агрессия очень манят нас. Мы жаждем этого, и чем больше этой агрессии мы видим, тем лучше. Чем сильнее и красочнее ее выплескивают, тем больше нам это нравится. Ну, а если в итоге эта агрессия перерастает в нечто большее, в драку, то это уже как фейерверк на окончание праздника.

Наша речь изобилует этой агрессией. Мы постоянно призываем к оружию, сплачиваем ряды для битв за свою правду. Которая впоследствии может оказаться прикрытой ложью. Мы пытаемся быть такими как бы героями, сильными, агрессивными. Названия спортивных команд испускают дух агрессии в попытке запугать противников. Прозвища бойцов единоборств намекают на их крутость и агрессию. Поведение этих самых бойцов постоянно агрессивное еще до боя, они оскорбляют противника не только на ринге, но и за его пределами, а порой оскорбляют и семьи противников. И несмотря на то, что любой скажет, что это плохо, нам это нравится. Мы следим за этими людьми, лайкаем их посты, поощряем их действия своим вниманием к их персоне. В этом прослеживается неоднозначность агрессии, она нравится нам, когда она «правильная», с нашей точки зрения. Я же склоняюсь к тому, что проявление агрессии в любом виде неправильно. Понятно, что некоторых людей нужно наказывать, но ведь это можно сделать без проявления агрессии.

Ну и, конечно, многие женщины выбирают таких, сильных, агрессивных, Победителей! Но разве можно таких людей считать сильными? Победить слабого, избить калеку, избить бездомного, человека, который от голода встать не может, или оскорбить соперника и всю его семью. Разве в этом сила? Я считаю, сила в том, чтобы помочь более слабому, помочь стать ему сильнее, умнее. В том, чтобы жертвуя собой, своим здоровьем, спасать жизни других живых существ.

— Это военный переворот, в стране гражданская война!

Это ужасно! Катапульты, убийства, огонь — и ради чего? С войной и их героями всё обстоит гораздо сложнее. Нужно ли мне идти на войну, убивать? Ну, если война, скажем, прямо сейчас начнется. С одной стороны, это кажется довольно правильным занятием. Защита своей родины, своего дома. Защита семьи и друзей от смерти и рабства, и всё это путем жертвы собственной жизни или здоровья. Казалось бы, это безусловно, светлое занятие, но…

Но на всё надо смотреть с нескольких сторон для понимания полной картины. Нужно откинуть догмы. «Моя страна самая лучшая». «Наше оружие лучше». «Моя дубина длиннее». Всё это откидываем и встаем на место врага. Пытаемся представить себя жителем другой страны. И что мы видим? Абсолютно то же самое. «Моя страна самая лучшая». «Наше оружие лучше». «Моя дубина длиннее». Точно так же наши враги считают нас врагами, а себя праведными. Но кто-то же действительно не прав? Если четко знать, какие действия высшего руководства стран привели к войне, то найти виноватых можно, и тогда можно будет остановить войну и одной из сторон признать ошибку. Но… Но нам, обычным смертным, это неизвестно. Если на вашу страну нападет другая, придут войска, приедут танки, прилетят самолеты. Всё это крутят по зомбоящику, и вы начинаете считать их плохими. Но какие действия привели к этому? Что, если ваша страна ударила ракетой первой, после чего войска «вражин» к вам пришли? Но вы об этом не узнаете, так как по телевизору об этом не скажут, в интернете темы с другой точкой зрения будут блокироваться.

Если подвести итог, то нам, обычным смертным, остается лишь слепо верить своему правительству и убивать. Убивать таких же патриотов своей страны. Убивать родителей, у которых тоже есть дети. Убивать детей, у которых есть родители. И в целом эти люди не плохие, просто вас свела судьба, и вы, вроде бы два хороших человека, идёте с ненавистью в глазах, испуская желчь от злобы, убивать друг друга, молясь богам хотя бы еще один раз увидеть своих детей. И ради чего? Ради светлого будущего? Нет. Просто по прихоти вашего агрессивного президента. То есть, по сути, большинство войн — это просто убийства. Тогда стоит ли идти на войну? Стоит ли идти испачкать свои руки в крови невинных людей, а потом умереть или, что еще хуже, выжить и помнить лица тех, таких же, как ты, в принципе неплохих людей.

Мне страшно, страшно стать, как все!

Многие действия мелких стран кажутся людям даже на фоне войны сверхжестокими. Но ведь большие страны побуждают их к таким действиям.

Представим большую страну в виде большего качка. Два метра ростом, гигантские руки, знает кучу боевых искусств. Такая очень продвинутая, очень большая страна. И представим маленькую страну в виде маленького не накачанного парня. Если они столкнутся в битве, то очевидно, что мелкий проиграет, и ладно, если бы он был не прав. Но допустим, не прав качок, он злой и агрессивный. Как маленькой стране защититься от большой? Как малышу защититься от качка? Ему приходится придумывать обходные пути, подлые и отвратительные. Типа удара в спину или использования вспомогательных средств. Но если качка это не вразумит и не вырубит, то он назовет малыша террористом и его аргументом будут те самые подлые действия. Разница стран в их размерах и развитии побуждает менее развитые становиться террористами ради отстаивания своих точек зрения. Это не оправдывает их, и их методы могли быть попроще, но всё же.

Всё же это ужасно — всё это. Люди убивают направо и налево, всех подряд, без разбора. Просто если задуматься, сколько мы убили других людей? Тысячи маленьких войн, десятки больших, плюс обычные убийства, убийства неугодных политикам лиц, убийства по неосторожности. За всю историю человека мы, наверное, убили больше людей, чем живет сейчас на всей планете.

Всё это страшный сон. Ужасный, страшный, длинный сон. Сон, который путаешь с реальностью. Сон, после которого просыпаешься в поту, судорожно дергаясь и тяжело дыша. Адский сон. В этом что-то есть. Хм… Да. Жизнь — это ад. Ад — он здесь, на земле. Возможно, и рай тоже для кого-то.

Итак. Представим себе ад. Что это за место? Как ведут себя там обитатели ада? Что там происходит? Ну, первое, что приходит в голову, это черти и горящие котлы. В аду собрано всё самое плохое. Вы прожили сотню лет на земле, а потом умерли, стали бессмертным и будете вечно гореть в аду, мучиться, но не умирать. На мой взгляд, звучит бредово и очень примитивно. По мне, так ад должен быть именно временным местом. Накосячил, отправился в ад, понял свои ошибки и отправился дальше. Я просто не могу даже представить, что нужно совершить такого, чтобы наказание было вечным. Вечным, Карл! Это значит не кончится никогда.

Поэтому допустим, что ад — это временное место. Что же там происходит? Там должна быть ложь. Люди врут, всегда и везде, все без исключения. Если вам кто-то скажет, что это не так или что он не врет, знайте, этот человек вам соврал. Стоит только понаблюдать за собой и другими людьми, и вы поймёте, что врут все. Просто врут все по-разному, кто-то серьезно, а кто-то просто скрывая правду. Итак, первое: в аду есть ложь, много лжи, обмана и так далее.

Второе: там должно быть воровство. Воровство, коррупция — название в данном случае не так важно. Воровство должно быть на всех уровнях, от самых низких, чертей-рабов, до самых высоких, Дьяволов-президентов. Не уверен, будут ли там деньги, но что своровать, думаю, найдется. Коррупцию с целью избежать наказания или купить место повыгодней тоже сюда впишем.

Третье. Агрессивное поведение и ненависть. Оскорбление других, их родителей и родственников, их принадлежности к определенному внешнему виду, полу, расе и так далее. При этом мы же в аду, а значит, все это должно скрываться на высших уровнях. Ложь об успешных попытках борьбы с притеснениями должна пропагандироваться всегда и везде.

Четвертое. Издевательство, насилие. Не просто убийство, а медленное, не ножом в сердце, а бумагой по коже или не медленное убийство даже, а искалечивание. Сюда же впишем рабство, возможно, оно там будет не легальное, но рабы будут у всех, лучше, чтобы они не знали даже, что они рабы.

Пятое. Убийства. Ну, куда же без них. Это обязательное. Убивать в аду должны за всё. За пенсию, за айфон, за деньги, за обман, за агрессию. «Он против меня? Убить его, он террорист!» Хотя вот пенсии в аду, наверно, не будет.

Всё это должно комбинироваться и скрываться. Дьявол ведь владыка лжи. Причем скрываться должно даже то, что это, по сути, и есть ад. Что же мы получаем в итоге? Ад — это временное место наказания, в котором, чтобы донести до провинившихся суть их ошибок, используются ложь, воровство, коррупция, ненависть, насилие, убийства, всяческие притеснения, и всё это тщательно завуалировано. И-и-и-и-и… Та-дам. Это всё есть у нас, здесь, на земле. Скажете нет? Мол, не сжигают людей. Вы уверены? Еще пару сотен лет назад за цвет волос, цвет глаз людей сжигали. Что же сейчас? Сейчас их сжигают оружием, кинул бомбу — и все. Методы сжигания изменились, а сам процесс остался. Мы виним во всем инопланетян, Бога, Дьявола, но во всём виноваты люди.

Да, теория, конечно, замечательная, но доказать я это, конечно, не смогу. Остается только смотреть на эту грязь вокруг и убеждаться, что ты в аду. Что люди сделали из рая — ад.

Рай. Да, возможно, он тоже здесь. Кто-то скажет, что я слишком все драматизирую, преувеличиваю, что есть много хорошего в жизни. Я же просто не могу не обращать на зло внимания. Как можно прятаться, веселиться, когда рядом виселица, когда всё это дерьмо творится вокруг? Безусловно, веселиться можно и танцуя на костях, танцевать можно и рядом с трупами, есть дорогую еду на глазах у голодающего, но это же неправильно, так не должно быть, уж точно не в раю. А вот для ада это очень подходит, именно так там и должно быть.

Множество людей в этом «раю» заканчивают свою жизнь сами. Мне понятно, почему они это делают: ложь, насилие, убийства — всё это вокруг постоянно, и многие хотели бы этого избежать, не видеть, но прятаться и жить, не замечая этого, не все способны. Если бы всё было хорошо, если бы люди старались помогать друг другу, другие люди не лезли бы в петлю.

По этой причине у многих нет детей и не будет. По этой причине, надеюсь, их не будет и у меня. Не хотелось бы, чтобы мои дети жили в таком мире. Людей строит их окружающий мир, но ни один родитель не сможет полностью оградить от всего плохого своего ребенка, а если попытается, то сделает только хуже: ребенок выйдет в свет неподготовленным, думая, что мир прекрасен, и всё его мировоззрение рухнет в пропасть вместе с ним самим. Для того чтобы ребенок вырос адекватным, нужно быть гениальными родителями. Я сомневаюсь, что я гениальный родитель. Поэтому есть вероятность, что ребенок под давлением общества вырастет наркоманом, убийцей, вором и просто дальше будет поддерживать эту систему.

Да, с таким мировоззрением найти друзей будет сложно. Ну да ладно, и без них неплохо. Так, что там у нас по великому ящику? Дальше, дальше, говно, ещё, дальше.

«…молодой человек спрыгнул с высотного здания. Упал он прямо между протестующими на проходящем здесь митинге и органами правопорядка. Пока не ясно, была ли это намеренная попытка остановить вспышки антиправительственных митингов или попытка самоубийства. В любом случае после увиденного люди начали расходиться. Напомним, что недавно имам одной из местных мечетей вышел с попыткой остановить очередной митинг. После нескольких часов разговоров с митингующими ему это удалось. Местные уже прозвали их „мирными героями“».

Герои. Вроде бы хорошее слово, и все их поступки, но если задуматься… Как ими становятся? Герои рождаются в огне, как фениксы восстают из пепла, и часто потом снова сгорают. Для того чтобы кто-то стал героем, обязательно должен кто-то пострадать, должно случиться какое-то дерьмо. Эти митинги, на которых люди всё крушат и сжигают, катастрофы, аварии. Одни люди создают это дерьмо из-за своей жадности, халатности, самолюбия, а другие отдают жизни, чтобы это исправить. Войны создаются политиками по причинам своей глупости, а кому-то потом убивать других людей, таких же вроде и неплохих, но убивать, с ненавистью, ведь без ненависти там не выжить. И если каким-то чудом, убив сотни жизней, ты сможешь выжить, то тебя назовут героем. Всё это вселяет некий ужас в это вроде не плохое слово. Хочется сказать, лучше бы их вообще не было, ведь если есть герои, значит, есть и что-то ужасное, страшное, через что им прошлось пройти, чтобы стать героем.

Что там у нас дальше? Какой-то фильм. Отлично. Снимают фильм про людей древности, про их быт и войны, а зубы у всех белоснежные, все стройные, все красивые, маникюр царский даже у нищих в подворотне. Да. Красота правит миром. Люди всегда выбирают более привлекательных. Вещи, машины, одежду, если убрать условность в виде денег, то люди будут выбирать более привлекательную им игрушку. Привлекательные более успешны, так часто говорят, думаю, в этом что-то есть. Встречают по одежке, как говорится. И если при длительном знакомстве это уже не играет такой важной роли, то при первой встрече это самое важное. Как еще ты можешь оценить человека, если у тебя кроме внешности ничего нет, это первая информация, которая попадает к оценщику. Даже животные так делают, выбирают тех, у кого хвост красивее или рог длиннее. Кроме того, даже по внешности можно уже многое сказать о характере, привычках и многом другом.

Ну да ладно, надо убить время своей бесценной жизни, где-нибудь в другом месте.

5. Встреча с Богом

Сон. Удивительная штука. Говорят, сон — это наше неосознанное мышление. Вроде как мозг переваривает информацию, полученную за день. Но зачем эту информацию переводить в звуковые и слуховые галлюцинации, или без них он не может ее переваривать? А что такое тогда осознанный сон? Если он только попытка интерпретировать информацию, полученную за день, то осознанных снов не должно быть, ведь в осознанном сне человек сам управляет всем. Почему во сне всё такое реальное? Даже в неосознанном сне мы часто просыпаемся в поту и с эмоциями от произошедшего в голове и, только проснувшись, понимаем, насколько абсурдно было происходящее там. Другие миры с другими законами физики, как будто другие Вселенные. Почему во сне встречаются люди, которых ты явно не знаешь, но во сне ты как будто всю жизнь с ними прожил? Это просто лица прохожих? Или эти лица созданы мозгом из ничего? Кто-то скажет, что сны — это наши тайные желания, но кто желает бегать от монстров? Я нет.

Почему я снова в осознанном сне, а не в обычном? Снова тьма, снова мой трон, мой замок. Замок, которого нет в реальности, но мой мозг его создал, здесь, исходя из моих предпочтений. Как? Зачем? Почему?

Ах да. Самое главное вылетело из головы. Кто-то хотел со мной поговорить? Или это был сон? Или реальный сон? Или нереальный сон? Этот кто-то сказал, что сон способ общения. Общения…

— Общения с нами.

— Хм… Исчезни.

— Нет. Мы вторглись в твой сон. Мы загружены в твою голову. С помощью некоторых приспособлений мы создаем свой образ у тебя в голове. Поэтому «исчезни» не сработает.

— О-о-окей. Мы — это кто?

— Формально. Мы ваши боги.

— И как наши боги выглядят? Как вот этот сгусток света передо мной, с приятным женским голосом, располагающим к доверию?

— Это лишь образ. Мы можем его изменить. Скажем, так.

— Прям эльфийка из фантастических рассказов.

— С модификациями для твоего большего расположения. В реальности мы выглядим довольно похоже на вас и этих эльфов. Ведь мы вас создали.

— И с чего мне тебе верить? Может, ты просто сон или бред сумасшедшего, галлюцинация, страна-вражина, пытающаяся меня завербовать?

— У вас нет таких технологий, а если бы были, то вербовать тебя было бы бессмысленной тратой времени, всегда найдется кто-то получше. Не часть сна, так как выгнать меня ты не можешь. Не бред и галлюцинации, так как можем влиять на реальность, как проснешься, убедишься.

— И каким способом я смогу убедиться в этом?

— Деньги. Ведь этого ты хочешь? Вы все.

— Деньги — лишь способ облегчить выживание, но да, это было бы неплохо.

— Окей. Как проснешься, миллион долларов будет на твоем счету. Большую сумму будет сложнее скрыть.

— Скрыть? Значит, мне не придётся рассказывать о боге-эльфийке, которая дала мне кучу денег?

— Нет. Никто ничего не спросит. Мы это уладим.

— И к чему же такие заморочки? Что надо сделать за эти деньги?

— Деньги — это подарок. Они при любом раскладе останутся у тебя, просто доказательство того, что всё это не бред сумасшедшего. Ты не исключительная личность. Тебя выбрали лишь потому, что твоё моральное состояние, личностные качества и в целом мировоззрение располагают для того, что мы предложим. Грубо говоря, ты с радостью согласишься и сделаешь то, что нам нужно, а мы лишь дадим тебе возможности.

— Что-то там… про изменить мир, да?

— Изменить или уничтожить.

— Воу.

— Конечно, мы хотим вас изменить или уничтожить. Ваша недоразвитость может стать угрозой для всей Вселенной. Для того чтобы нанести непоправимый вред вашей планете, стереть с лица галактики всю историю вашего существования, достаточно и сотни ядерных ракет, у вас их сотня тысяч. О менее опасном и говорить не надо, а более опасного меньше, но и его хватит, чтобы уничтожить планету десятки раз. Учитывая поведение людей, как отдельных личностей, так и общества в целом, как только вы выберетесь с этой планеты, вы станете угрозой. А выберетесь вы в течение нескольких десятков лет.

Мы ваши боги, это мы вас создали. Несколько тысяч земных лет назад наша цивилизация собирала здесь ресурсы, в те времена у нас было естественным создание биороботов. Частичка нас, частичка млекопитающих с этой планеты — и вуаля, тупая биомасса, сама добывающая себе еду и воспроизводящая себя, готова. Мы боги, о которых говорят во всех ваших религиях, это наши конфликты они описывают. Это наш язык стал основой для деградировавших ваших языков. Это мы присылали к вам проповедников, чтобы управлять вами. Позже таких роботов признали разумными, хоть и глупыми, и их использование было запрещено. Но с вами, уже созданными, надо было что-то делать, и мы пытались исправить вашу неразумность, отправляя новых проповедников, внедряя продуктивные мысли в ваше сознание, но всё безуспешно. Сейчас, когда угроза от вас уже на пороге, я говорю с тобой, чтобы в очередной раз всё исправить, уже более кардинальными методами. Мы давали вам изобретения, идеи безналичного общества, мы давали вам законы, которые могли бы сделать жизнь всей планеты лучше, но каждый раз алчность побеждает, всё это скрывается теми, кому это не выгодно. В этот раз мы попробуем всё исправить методом страха, не очень гуманно, но будем надеяться, более эффективно. Мне перечислить ваши грешки? Проблемы вашей недоразвитости?

— М-м-м. Нет. Но я-то вам зачем?

— Ты лишь часть системы. Легко заменяемая часть. Подобных около сотни, у каждой части своя роль, твоя роль — вселить страх, который заставит людей пересмотреть свои принципы.

— И как же я, обычный человек, вселю другим людям страх?

— Я начну издалека, чтобы тебе было проще понять. Кто такие люди? Почему люди делают тот или иной выбор?

Все существа на этой планете и на других созданы тем, что их окружает. Вы, как и мы, при рождении просто глина, из которой окружающая среда, общество и информация лепят тебя, твоё мировоззрение. Представь любого человека, самого хорошего и благородного. Он регулярно жертвует деньги бедным, помогает людям на улице, он никогда не преступает закон, всегда готов пожертвовать собой ради других. А теперь перематываем время назад до момента его рождения. Родился он на Ближнем Востоке, в нищей семье тех, кого называют террористами. Он недавно научился говорить, но уже знает, что такое голод. В четыре года погибают его первые друзья от залпов ракет из вертолетов. В пять его отец уезжает грабить поезда, чтобы прокормить семью. В семь его мать убивают на его глазах за попытку убежать вместе с ним от войны. В восемь он видит, как его отец с именем Бога режет неверным глотки. К десяти годам он похоронил уже с десяток друзей, мать и дальних родственников. Не раз видел людей в муках от ран, появившихся в результате разрыва бомб. В одиннадцать с автоматом в руках он с отцом идет защищать своё право на жизнь, тогда же впервые убивает человека. В двенадцать он уже режет головы захваченным в плен. Кем он станет, выращенный в такой среде? Ученым? Добрым и благородным? Нет. Спустя несколько лет он погибнет от взрыва при теракте. Он и был бомбой.

До тебя дошло, что это реальная история, не так ли?

Но стал он бомбой не потому, что он плохой с рождения, а потому, что таким его сделал этот мир. Другие люди, считающие себя правильными, люди, которые убили всех его родных и близких. Люди не готовы договариваться с другими, они проще убьют несогласных, даже если не правы. Попробуй доказать верующему, что его Бог ложный, как и десятки других. Все твои доводы разобьются о его слепую веру. А вот о том, нужны ли ему такие слепые глупцы, готовые поверить во всё что угодно без доказательств, они и не задумываются.

На вашей планете есть много людей, сильно тормозящих процесс моральной эволюции. Они готовы преступить через все, лишь бы им было хорошо. «Выживает сильнейший». Отчасти это правда, но лишь отчасти. Выживает сильнейший только в мире животных. В мире людей выживает хитрейший, но вам стоит пойти дальше и сделать так, чтобы выживали самые адекватные. Глупцы тормозят ваше развитие, впоследствии это может навредить нам и существам с других планет.

— Я должен буду их убить, так?

— Да, твоя задача будет именно в этом, если ты, конечно, согласишься.

— Обо всем этом узнают люди, испугаются и станут хорошими?

— Не совсем так, все сложнее. Ты лишь шестеренка в большем механизме. Цель механизма — побудить людей стать лучше. Страх перед неизвестной сущностью, которая их накажет, может в этом помочь. У большинства задачи проще. Это может быть кто-то другой, найти кого-то другого не составит труда. Сотни, на первый взгляд, несвязанных событий изменят ваш мир.

— Страх перед неизвестной сущностью? Что это значит?

— Мы дадим тебе. Некое. Хм. Оружие. Оно даст тебе возможности за гранью понимания вашей цивилизации. Тебя никто не узнает, тебя не смогут ранить, а ты сможешь. Ты станешь самим Богом, Богом смерти. И самое главное — ты сможешь убедиться, что тех несколько человек людьми можно назвать лишь с натяжкой.

— Это ору…

— Об этом в следующий раз, как и о целях.

— Ну, окей, я убиваю пару плохишей и… Что, все сразу, обосравшись, станут хорошими?

— Семьдесят шесть процентов, что это сработает. Вероятно, не совсем надолго, за вами глаз да глаз нужен. Всегда появляется тот, кто все испортит.

— Семьдесят шесть процентов…

— Это большая цифра, но и в неё будет сложно попасть. Каждый раз жадность затуманивает разум настолько, что человек забывает про всё. Люди просто превращаются в вечно голодных животных, готовые рвать и метать, лишь бы набить свой отвисший желудок.

— Разве убийством можно сделать мир лучше?

— Иногда чтобы в квартире стало чище, нужно выкинуть мусор, даже если ты к нему привязался.

— Хочется сказать, что вы не правы, что есть закон, но…

— Но… Рабство, расизм, холокост, сжигание ведьм, насилие — всё это было законно. Законно не значит правильно.

Я вижу, тебя уже порядком утомил наш разговор. Тебе нужно переварить информацию. Проснувшись, проверь баланс на счету. На работу можешь не идти, мы все уладим.

— А…

И она просто исчезла. Опять мое гордое одиночество, опять этот черный замок и опять эти статуи богов. Да, наверное, они правы, если человек увидит Бога смерти, наказывающего коррупционеров за их злодеяния, наверное, это что-то и изменит, но этого мало. Если я только шестеренка, значит, есть и другие, те, кто будет внедрять что-то новое. Может, всё изменится, может быть, мы заживем нормальной жизнью. Мне страшно, страшно потому, что это всё может провалиться, страшно, если я возьму грех на душу, а люди не изменятся.

Я засыпаю прямо во сне. Похоже, это и вправду усталость и…

6. Стать самим Дьяволом

Потолок. Белый потолок моей бетонной тюрьмы. Черный потолок замка мне нравится больше. Я лежу на своей койке в своей камере, и мне страшно. Снова страшно. Чем чаще человек боится, тем меньше страх на него влияет. Но сейчас. Я боюсь, боюсь просто встать и подойти к телефону. Боюсь того, что там может оказаться один миллион долларов. Казалось бы, вот сейчас-то я заживу, но мне страшно. Их технологии, их возможности, что, если это обман, или шутка, или ещё что-то.

Однажды где-то было написано: «медленно досчитай до семи, а потом по очереди представь последствия твоих выборов, и ты поймешь, что выбор уже сделан».

Один. Вдох, выдох.

Два.

Три.

Четыре.

Пять. Вдох, выдох.

Шесть.

Семь.

Итак, если я соглашаюсь. Миллион долларов мой. Я убиваю других людей мегаоружием. Звучит просто бредово! Возможно, получается изменить мир к лучшему. Все заживут счастливо. Я же, видя хорошие последствия своих плохих действий, смирюсь и просто спокойно буду доживать свои дни. Если меня поймают и посадят или убьют, да насрать, если это изменит жизнь человечества к лучшему, то ок. Проживать жизнь в нищете с ненавистной работой всё равно не лучший вариант.

Если изменить ничего не получится. Миллион долларов мой. Я либо умираю, либо нет, что не так важно. А вот что важно, так это то, что попытка изменить что-то к лучшему была, пусть и неудачная.

Если я не соглашаюсь. Миллион долларов мой. Изменит мир кто-то другой, а я буду вечно жалеть о том, что это не я.

И вправду, выбор уже давно сделан. Она сказала: «Ты с радостью согласишься». Да, тоже правда. От попытки изменить мир к лучшему трудно отказаться.

Значит, надо просто встать и проверить телефон, и я сразу пойму, этот сон просто бред или нет. Где он, кстати, а вон он, на столе. Лампочка мигает, эсэмэска пришла. Это может быть сообщение от оператора или реклама. Мало ли что. Тогда встаем, берем телефон и проверяем.

Надо присесть сначала. Разблокировка. Смс от банка. Ну, ок.

Твою мать. Страх, дикий страх. Мое тело просто выкинуло телефон и вжалось в диван, но и отсюда я вижу эту долбаную цифру. Никогда еще пришедшая заработная плата так не пугала.

А от кого — не написано. Просто «На ваш счет поступило: один миллион долларов».

Значит, всё это правда, но если нет. Если это просто вербовка. Но зачем? Они сами не могли воспользоваться своим же оружием, это всё бред какой-то. Но деньги на счету и… И мне их хватит, чтобы дожить до конца своих дней, не зная голода. Выходит, меня просто купили и даже без возможности выбора, ведь я знаю, что такое голод, какое безумие он приносит. Я не хочу снова это испытать, и как итог, я соглашаюсь.

Что ж. Если надо стать самой бабулей Смертью, самим дедулей Дьяволом, чтобы изменить этот мир к лучшему, то я ими стану и, когда люди объединятся, чтобы убить меня, остановить саму смерть, это и станет моей победой. Им придётся переступить через коррупцию, убийства, ложь — через всё то низменное, что в них есть, чтобы одолеть меня. К этому всё и вело, мы остановились в развитии, в эволюции, погрязли в жадности. Рано или поздно кому-то придется сделать это.

Войны, борьба за власть — это так ничтожно! Какой во всем этом смысл? Они копят сундуки с деньгами и властью и сидят на них, боясь их открыть, а потом в итоге всё равно все сдохнут, как крысы, и уже никто не вспомнит их. Не вспомнит потому, что они ничего хорошего не сделали, они и не пытаются сделать мир лучше, они даже не думают об этом. Сраные политики заботятся только о своей грязной жопе. Неужели только мне кажется, что борьба за власть со своим же народом, с такими же людьми, это расизм, это предательство человеческого рода. Добиться чего-то — значит сделать мир лучше. Воровство, обман ради наживы или ради чего-то другого, убийства, войны — это не добился. Это в другую сторону. Это значит обосрался, опозорился.

Для нас герой уже тот, кто просто делится жалкой парой процентов от гигантской ненужной суммы, пылящейся на счету в банке. Этой суммой никто никогда не воспользуется. Человек умрет, а все деньги уйдут его детям, которые абсолютно бездарно их растратят. Наркотики, разврат, они будут веселиться на все деньги. Они просто тратят один процент от своей суммы на помощь голодающим, покупают им еду и думают: «Всё, мы свободны. Мы великие и сильные люди, помогающие слабым». Но это не так. Помогать голодающим бесполезно, если просто дать им еду, их надо научить добывать её, построить инфраструктуру для этого, но это требует еще больших вложений, и не только финансовых, но и умственных. Неужели они думают, что, кинув кусок хлеба голодающему, они тем самым откупятся от своих грехов? Неужели они думают, что так они очистятся? Они просто пытаются успокоить свою совесть, орущую от того коррупционного ужаса, который сотворил человек.

Жизнь такова. Жизнь тяжелая штука. Настоящая жизнь вне зоны комфорта. Тот, кто так считает, наверно, никогда не испытывал жуткий голод. Голод, от которого твой разум затуманивается, голод, от которого ты становишься животным, дикой, необузданной псиной. Вне зоны комфорта находится не жизнь, там находится выживание. Жалкие попытки протянуть ещё денек, хватаясь за всё, терпя любую боль и унижение. Вот только последствия такого голода сказываются не только на организме человека, но и на его разуме. Каким бы богатым этот человек ни стал, этот животный голод будет всегда рядом, он будет преследовать его, эти животные инстинкты будут всегда готовы проснуться и вступить в бой за попытку выжить. Какой бы сильной ни была философия человека, всё может рухнуть, если он пару месяцев будет ощущать голод.

Голод. Да, надо бы поесть. Его последствия сказались и на мне. Периодически я забываю, что нужно поесть. Вспоминаю, только когда уже темнеет в глазах или когда падаю от бессилия. Вообще как-то странно придумал все это этот Бог. Нам нужно убивать других, менее разумных существ и жрать их на завтрак только для того, чтобы выжить. Пихать это дерьмо в одно отверстие, а потом доставать из другого. Наша галактика огромна, в ней миллиарды звезд. Других галактик, подобных нашей, уже известных нам, тоже миллиарды. Жизнь точно где-то существует, и если они на несколько десятков тысяч лет раньше нас развились до уровня разумной цивилизации. То сейчас мы для них просто тупые обезьяны, просто собаки, которых мы не считаем разумными. Что, если эти боги, которые связались со мной, просто не хотят, чтобы их скот перебил себя в ожесточенных схватках? Что, если они хотят вырастить нас на убой? Из нашей кожи сделать себе трусы для космического ховербайка, а мясо пустить на белок, так нужный им для роста. Ладно люди, но животные-то чем провинились перед ним, зачем их убивать в дар Богу, он не может сам себе мясо пожарить, он, блин, Вселенную создал! Думая об этом, хочется сказать, что либо его нет, либо это его очередная тупая шутка. Я умру, обматерю его, а он, как обиженная девочка, отправит меня на эту сраную планету дальше мучиться.

«Ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены». Так там написано, в великой книге. Интересно, о чем люди думают, когда читают это. О чем они думают, когда обвиняют президента одной страны и поддерживают президента другой страны, они ведь все от Бога. И еще нюанс — Гитлер. Остальных можно даже не перечислять. Всех этих убийц и кровожадных диктаторов. Всех тех, благодаря кому расизм и сжигание ведьм на кострах было законным. Как же Гитлер, он тоже от Бога? Послать бы такого Бога куда подальше. Теперь я понимаю, почему Люцифер ушел от него, правильно и сделал.

Есть Бог, нет Бога. Я не знаю. Я знаю только то, что религии — это ложь. И будь я Богом, я бы сильно грустил, видя, как мои создания верят в это всё, абсолютно слепо, вместо того чтобы помогать другим, просто убивают не разделяющих их мнение.

Так, ну его, этого Бога. Что там с деньгами?

Деньги на месте. Надо перевести часть во второй банк, благо у меня как раз есть вторая карта, и раскидать по разным счетам, а лучше открыть еще счета и в других банках. На работу можно больше не ходить, по крайней мере пока боги не дали мне работу. Ха-ха. Боги. Очередные боги. Узнать бы, есть ли настоящие боги, а не просто пришельцы. Кстати, надо у богов и спросить. Знал бы кто-нибудь, о чем я сейчас думаю, сидеть мне в психушке. Где мне и место.

А что у нас там по великому зомбоящику?

«Сына депутата жестоко наказал народный самосуд».

Воу. Это интересно.

«Напомним. Месяц назад сын депутата и матери-адвоката выложил в социальной сети фото с места преступления. На фото видно, как он и его подельник находятся в квартире покойного. Лица забрызганы кровью, но это не мешает им улыбаться. Они жестоко избивали молодого парня в течение нескольких часов, от полученных травм парень скончался. Тело обнаружила его мать спустя пару часов».

Мрази! Твари! Если демоны есть, то вот они. Я в Аду.

«Парень спокойно разъезжал на дорогой машине и веселился, несмотря на обвинения. Об этом свидетельствуют его дальнейшие фото в социальных сетях. К слову, фото со своим окровавленным лицом он удалил. Три дня назад все обвинения были сняты. Правоохранительные органы говорят, что это самозащита. Хотя за подобную самозащиту других людей наказывали. Например, четыре месяца назад профессиональный военный свернул шею нападавшему, защищая свою племянницу от насильника. Результат — семь лет в колонии строго режима. А вчера вечером сына депутата и матери-адвоката нашли под сильнодействующим снотворным. У парня отрезаны уши и повреждены ушные раковины, вырваны глаза, а также отрезан язык и сломаны пальцы, сейчас парень находится…»

Офигеть. Ты лишь шестеренка в большем механизме. Это они кого-то отправили это сделать. Не могу сказать, что плохо, но блин. Это ужасно, ужасно страшно. Глаза, уши, язык. Лучше бы он во всем признался и сел в тюрьму. Надеюсь, мне не придется так сильно извращаться, для такой работы я точно не гожусь. Фу, блин, надо переключить, я не хочу слушать это дерьмо. Мне хватает и того, что я вижу вокруг.

Надо заказать еще банковских карт и перевести туда части денег. Эти деньги приковывают мое внимание. Это понятно, в принципе. Ведь у меня никогда не было таких денег, я не знаю, что такое встать утром и не пойти на работу, я не знаю, что такое не считать мелочь, чтобы хватило до заработной платы на еду. А сейчас их столько, что я не знаю, что с ними делать. Наверное, пока что мне надо сосредоточиться на кое-чём другом. Пока что продолжать жить в этой никчемной съёмной квартире и сильно не тратиться. По крайней мере до тех пор, пока я не выполню все их задания. Надо спросить, сколько этих заданий? Как долго это всё продлится? Как мне их убивать? Что за оружие? Как я смогу убедиться, что всё это правда?

Это всё похоже на бред сумасшедшего. Что, если меня посадят? Арестуют? Тогда вся моя жизнь покажется райским уголком, ведь они будут издеваться надо мной. Будут мучить и пытать. Даже когда я расскажу им обо всем. Разве все эти уродцы, готовые убить любого, готовые до смерти защищать свою коррупционную крепость, будут слушать меня? Страшно даже представить, на что они способны, чтобы отстоять свою украденную власть. Они будут вырывать мне ногти, ломать кости, и это лишь самое милое из того, на что они способны. А если меня не поймают? Кто накажет меня? Кто наказывает палачей? Никто?

Что там ещё у нас в новостях?

«…сообщил, что приблизился к созданию искусственного интеллекта, и учёные уже всерьёз обсуждают опасность, которую он может принести».

С чего они взяли, что искусственный интеллект будет таким же кровожадным, как люди? Это зависит от того, как его будут воспитывать. Искусственный интеллект будет умнее нас, а следовательно, он будет уважать разумную жизнь. Всё уничтожить, всех подчинить — это прерогатива тупиц. Опасен не искусственный интеллект, а люди в страхе перед кем-то разумным, в страхе перед тем, что он сможет наказать всех преступников.

Голова пухнет от всех этих новостей. Мне стоит прогуляться.

7. Оружие

Каждый раз раньше был обычный сон. Сейчас. Каждый раз осознанный. Как это происходит? Вероятно, они как-то могут влиять на это, но как?

Это место, оно удивительное. Этот трон. Этот замок. Эти статуи людских богов. И всё чёрное, спокойное. Сидя на этом троне, я чувствую себя выше всех этих богов. Не удивительно. Ведь они лишь плод фантазий никчёмных писателей. Жалких людишек, которые думали, что земля плоская, но как же яростно они убивали других людей просто из-за фантазии, и ведь не только людей, но и богов.

А от религий мы тоже избавимся, когда весь этот план с шестеренками придет в движение?

— Нет, с этим сложнее.

— И снова здрасьте.

— Здравствуй.

— Почему с ними сложнее? С религиями? Просто придите и расскажите всем правду.

— К этой горькой правде не все готовы. Мы сможем доказать всё это ученым, людям, которые готовы расширять свое мировоззрение, но многие не готовы принять таблетку и выйти из матрицы лжи. Им нравится эта ложь. Потому что дает некую надежду на спасение. На некий рай, для феминисток ад, где у каждого мужика будет тысяча жен, как у царя Соломона.

— А как же всё на самом деле?

— После смерти твое сознание оставляет почти всю информацию в мозге и выходит в виде неких волн в космическое пространство. Спустя какое-то время рано или поздно это сознание перерождается. У вас сознание ещё очень не развито, и поэтому в нём остаётся только самая важная информация, остальная умирает вместе с мозгом, но в отличие от мозга, само сознание не умирает. Ничто в этом мире не исчезает бесследно, тело умирает, но его атомы всё равно будут жить, они будут жить вечно. Сознание же — это частица другого порядка, так скажем, но тоже бессмертная. Кроме того, оно способно размножаться.

Всё то, что я сейчас сказала, это очень-очень-очень упрощенная версия. Для того чтобы полностью тебе всё объяснить, уйдет очень много времени. Тебе придётся изучить несколько наук, о существовании которых ваши ученые только догадываются.

— Перед тем как мы перейдем к заданию…

— Бог! Тебя это интересует? Правильным ответом будет «мы не знаем». У нас есть несколько теорий, они очень сложные и гораздо точнее ваших, но всё же, как и с теорией Большого взрыва, туда легко можно вплести Бога и сказать, что это Бог устроил взрыв. Мы с ним не общались и точной и достоверной информации о его или их существовании нет. Но есть одна интересная теория, маленькая сказка. Согласно этой теории, черные дыры — это один большой темный мир, и свет, попадая туда, мгновенно рассеивается. Подобие ада со своей очень плотной жизнью. Все черные дыры заключены в одном мире, но мы видим их как разрозненные, потому что не способны увидеть искривления пространства и времени. Так же и с квантовой запутанностью, запутанные кванты существуют в одном месте, но для нас в разных. Со звездами так же: они объедены в один мир согласно спектральным классам. Своего рода миры ангелов. Надо ли говорить, что наши глаза способны увидеть лишь малую часть светового спектра? Девяносто девять процентов атома — пустота, наши миры могут существовать в одном месте, а мы просто будем проходить сквозь друг друга и не видеть этого. Но всё же это всё теории, маленькие сказки.

— А вы?

— Как ты понимаешь, мы не совсем боги в том понимании, в котором ты смотришь на это слово. Правильней сказать было бы, что мы некая инопланетная цивилизация, которая развивалась намного дольше вас и, как результат, обладаем более развитым сознанием и технологиями. Создали вас мы, как я уже говорила, но это не делает нас богами. Просто наука. Среди нас есть и те, кто по развитию вашего уровня, но благодаря грамотно выстроенному обществу у нас всё гораздо лучше.

— Окей. А почему вам просто не спуститься и не попытаться договориться, рассказать обо всём? О вас, о Боге, о науке — обо всём. Предложить идеи, как всё исправить. Зачем чьи-то смерти? Неужели никто не услышит? Неужели никто не поймёт?

— Ну, во-первых, просто так ступить на вашу планету мы не можем. Разница в давлении, составе воздуха, температуре. Там множество факторов, которые будут усложнять общение. Для этого нужно время на перестройку организмов. Во-вторых, мы не готовы рисковать даже одной жизнью ради того, чтобы что-то исправить на этой планете. В-третьих, просто поболтать не сработает, ты и не представляешь, насколько вся ваша планета коррумпирована. Большинство людей одурачат и заставят идти против нас на войну. Они не остановятся ни перед чем, чтобы сохранить свою власть. И, как результат, мы приготовили план, в котором пострадает минимум людей. План, в котором вам не просто вывалят кучу крутых законов и идей. План, в котором вам будут их постепенно давать, благодаря этому вы начнете понимать, что это всё реально, что это выполнимо. Мы давали идеи о безналичном будущем, и хотя это не мегакрутые идеи и абсолютно выполнимы, всё же они не развиваются. Они просто утонули в куче мусора, их просто воспринимают как фантастику.

— Скольких нужно убить мне?

— Если ничего не изменится, то четырех.

— Почему вы сами всё это не провернёте? Зачем вам моя помощь или других людей?

— Во-первых, вы сами в ответе за то, что творится на этой планете. Да, ты и некоторые другие люди, как отдельные клетки организма, противитесь этому, но организм в целом всё это поддерживает. Как бы странно это ни звучало, вам нравится коррупция, если она для вашей личной выгоды, вам нравится убивать, если это для вашей личной выгоды. Вы думаете только о себе как об отдельной клетке. Вы думаете о стране, о государстве, но Земля — она цельная. Нельзя любить одну ее часть и ненавидеть все остальное. Это как любить только пятки своего мужа, а все остальное презирать. Во-вторых, мы с другой планеты, для вас мы чужаки, а если чужаки, значит, автоматически враги. Как только они поймут, что не люди борются с ними, а другая цивилизация, они обвинят нас во всех грехах Вселенной. Одурачат вас и начнут войну против нас. Большинство просто скушает фразу: «Они плохие, мы хорошие». А что после войны? Подумай, что случится, если убрать все законы?

— Хочется сказать, что мы придумаем их заново, но…

— Но?..

Её образ смотрит на меня довольно жестко, она понимает, что я всё понимаю, но пытается давить.

— Хаос. Дикий, необузданный хаос. Люди будут убивать любого, кто хоть как-то им противится, потому что их никто за это не накажет. Они будут насиловать женщин, а если женщина против и даст отпор, они её убьют и будут думать, что они правы. Если еды не будет хватать, они будут жрать друг друга, как в сериалах про зомби, и оправдают всё это тупой фразой: «Выживает сильнейший». Начнутся еретические мучения, они будут сдирать кожу заживо, заживо сжигать ведьм только за то, что они рыжие или не ублажили их похотливую сущность. Мне. Мне страшно, когда я понимаю это. Да, не все такие, и многие будут отстраивать общество заново, но…

— Страх — это нормально. Это естественная реакция самосохранения, но если он возьмет над тобой верх, то ты станешь тем, чего так боишься. Борясь со злом, находясь в сердце самого зла, там, где нет света, мы — все мы — ломаемся. Если очень долго бороться со злом, то однажды ты впитаешь его всем своим телом, своим разумом, наполнишься ненавистью и станешь тем, с чем ты так долго борешься. Помнишь тот пример?

— Человек как кусок глины?

— Да, общество, окружающий нас мир, полученная информация делают из нас того, кто мы есть. Но если вокруг одно зло?

— То ты тоже им станешь! Вы уверены, что всё получится?

— Нет, многие ставят на очередной провал. Ошибкой было создавать вас с ограничениями, из-за них вы не можете достаточно быстро развиваться. Ошибкой было в принципе вмешиваться в эволюцию. Вполне возможно, что вы просто уничтожите себя сами, как и другие, такие же, как вы, ну и, возможно, перед смертью заберёте и ещё кого-то.

— Сколько таких?..

— Сотни, у каждого своя цель, у многих легче, у кого-то тяжелей. Каждому по возможностям.

— Разве я не стану таким же, как стадо, доверившись вам?

— Для того чтобы что-то изменить, мало сидеть на небе и махать крылышками. Надо спуститься в ад и начать там прибираться. Взять совочек и начать собирать дерьмо. Либо это делаешь ты, либо кто-то другой, либо никто. Ты всё ещё сможешь отказаться от всей этой затеи и после того, как получишь оружие, но когда ты его получишь, поймёшь, как оно работает, ты уже не откажешься от этого, ты будешь видеть людей насквозь, их прошлое, их мысли. Всё, что творится у них в голове.

— Но спустившись в ад с совочком, я могу стать…

— Самим воплощением ужаса.

— Что нужно сделать и что за оружие?

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Скачать: