18+
Случайное небо

Случайное небо

(life-book)

Объем:
162 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-0392-4

О книге

«Случайное небо» — это два десятка полетов и историй self-made woman. Переворачивая страницу, ты будто бы разворачиваешь фантик «Взлетной», внутри которого оказывается новый рассказ. Впрочем, история любви в книге Натальи Торик не только про мужчин. Она еще и про город, который никогда не спит, про поколение, взрослевшее в момент, когда одна страна умерла, а другая только появилась, и невероятное желание летать, оказавшееся сильнее всех неблагоприятных условий и жизненных турбулентностей.

Отзывы

Ксения Лаврова-Глинка, актриса

Эта книга-новая грань женской прозы. Тонкая, точная и ироничная, она не отпустит вас до последних страниц.

17 апреля 2017 г., в 12:35
Андрей Колесников, редактор журнала «Русский пионер»

Литературный иллюстрированный журнал «Русский пионер» всегда в поиске — новых тем, новых авторов, новых вызовов и идей. Именно поэтому мы организовали Литературный клуб, который дает понять его участникам — стоит ли им заниматься литературным творчеством, как улучшить уже написанные тексты, и как написать свое самое главное произведение в жизни. «Русский пионер» особенно рад успехам начинающих писателей. Конечно, здорово, что одна из участниц нашего Клуба Наталья Торик, которая отучилась у нас два сезона, издает свою первую книгу. У нас есть первый участник клуба не анонимных писателей.

17 апреля 2017 г., в 12:33

Автор

Наталья Торик
Наталья Торик
http://ruspioner.ru/rp/single/27271/
Наталья Торик участвовала во всех трех сезонах «Клуба анонимных писателей» журнала «Русский пионер». Совсем недавно она выпустила свою первую книгу «Случайное небо». Мы не могли остаться в стороне от такого события и сделали интервью о том, как анонимные писатели становятся публичными. Наталья, ваша работа никак не связана с писательством. Вы занимаетесь бизнесом, который требует много времени. Когда и почему у вас возникло желание писать? И как вы находите для этого возможность? Бизнес, действительно, требует много времени… По первому образованию я филолог, точнее, журналист. И это многое объясняет. Филолог может стать кем угодно, получить еще не одно образование, что я и сделала, но чувство слова и благоговение перед его силой невозможно забыть. Откуда возникает желание писать? А откуда возникает желание петь? Я просто не могу не писать. Это мой способ чувствовать себя живой. Я бы, кстати, очень хотела петь, но не умею. Пишу в самолетах, в отпуске, в пробках, создаю заметки, потом из них складываются истории. Как долго вы собирали истории для своей книги? Год. Хочу сразу уточнить, что «Случайное небо» не автобиография, хоть повествование и ведется от первого лица, и ряд событий, конечно, из моей жизни. Моя книга — художественное произведение, основанное на реальных переживаниях реальных людей. События в ней смоделированы, и факты подредактированы, как в любой жанровой литературе. Но все эти слова — жизнь, не выдуманная, а такая, какая она есть вокруг нас, в наше время. Мне вообще очень нравится наше время. Многие его не понимают пока. Редко кто успевает за ним. В эпоху многофункциональных процессоров дети в школе до сих пор зубрят таблицу умножения. Романы между мужчиной и женщиной разгораются и гаснут в мессенджерах и социальных сетях. Думаете, наши чувства не такие сильные? Меняются лишь средства, но сила и суть настоящих чувств и эмоций все та же. Чувственный интеллект, на мой взгляд, намного интереснее логически простроенных взаимосвязей. Мы живем в мире слишком развитых манипулятивных технологий. И людям, на мой взгляд, не хватает искренности. Взгляните, что вокруг: 100 500 навыков высокоэффективных людей, 33 способа влюбить в себя мужчину, тайм-менеджмент — искусство управления временем. Не смешно ли? Если уж есть искусство управления временем, то оно точно на другом ментальном уровне, и это никак не деление разными цветами абсурдных задач на категории. У всего этого есть ещё и свои «магистры йоды»: тренеры, коучи, менторы, фасилитаторы. Слышали такие слова? У меня даже на визитке есть парочка из них. Страшные слова даже по фонетике. Мы погрязли в технологиях манипуляции друг другом. Узнать себя — вот с чего стоило бы начинать. Когда вы пришли в Литклуб «РП», у вас уже была идея этой книги? Скорее, это была мечта. У меня была анонимная страница в фейсбуке, где я публиковала кусочки текстов. Страница быстро набрала подписчиков и много перепостов. Тогда я первый раз получила подтверждение, что людей в социальных сетях интересуют не только «котики», «селфи» и красивые курортные картинки. Отклики на мои текстовые «жизненные» посты были сопоставимы с попсовыми темами российского рунета. Появились даже свои читатели. Но я не представляла, как кусочки текстов с моей рефлексией можно сложить в законченное произведение со всеми признаками жанра. Идея появилась после первого месяца в Литклубе. Первый месяц, кстати, мы не понимали, что именно с нами происходит, но чувствовали, что это что-то очень важное и что «жизнь уже никогда не будет прежней». Мы смотрели и читали лучшее, что было создано человечеством, параллельно ежедневно записывали наблюдения, воспоминания, сны, чужие истории, переживания — все в режиме реального времени. У нас была закрытая группа, где мы читали друг друга. И это было прекрасно. Это как пить воду из колодца после десятка километров пешком по пустыне: у нас кружилась голова, мы понимали, что надо дозировать, но остановиться было невозможно. Мне кажется, самое ценное в моей книге — это надрывность чувств и состояний в историях людей. Помог ли как-то Литклуб в осуществлении ваших планов по изданию книги? Конечно. И словом, и делом. В большей степени созданием среды. В моем мире тайм-менеджмента и KPI было бы сложно построить систему ежедневной рефлексии о вечных ценностях. Литклуб создал пространство — и виртуальное, и реальное, которое в статусе параллельной реальности нормально сосуществовало с ежедневной административно-хозяйственной бизнесовой бытовухой. И это удивительно. Почему вы решили объединить все истории общей темой «неба, полетов»? Есть две гигантские стихии: море и небо. Небо, как и люди, никогда не повторяется. «Каким сегодня будет мое небо?» — люблю я спрашивать себя по утрам. Проживать каждый день, как новую жизнь, и учиться наслаждаться неконтролируемым случайным небом над головой — формула моей счастливой жизни. Самолет — идеальное место, чтобы отключиться от пространства и времени; ты отдаешь свою судьбу в руки пилота, отключаешься от информационного шума глобальной сети, и у тебя есть несколько часов на осмысление действительности, в которой ты находишься. Что было самое сложное в процессе создания книги: начать писать, позволить себе писать, рассказать о мыслях, чувствах и событиях, о которых раньше не могли бы высказаться открыто? Пожалуй, самым сложным было создать форму. Объединить очень разные переживания, описанные в книге, одной общей темой. Сначала это казалось нерешаемой задачей. Потом в качестве творческого задания к одному из занятий я написала рассказ из кабины самолета, всем понравилось, и «самолетики залетали»… Почему было важно издать книгу? Ведь сейчас в соцсетях гораздо большая аудитория, чем в книжных магазинах и на книжных сайтах. Дело, наверное, не в аудитории. Социальные сети, действительно, сейчас удовлетворяют потребности высказывающихся своим интерактивом и быстротой отклика. Но у интернета есть и побочный эффект — мимолетность. Информационный шум, который создают яркие картинки, негативные посты и рекламные материалы, бесконечно сменяющие друг друга, трудно перекричать, если хочешь быть услышанным. Я, если честно, и не хочу, чтобы меня слышали. Мне захотелось, чтобы у тех, кто вдруг захочет, был шанс понять, как я чувствую жизнь. В технологии издательства для меня, пожалуй, самым чарующим было, что в качестве обязательной процедуры часть экземпляров направляется в библиотеки. Я люблю библиотеки и книжные магазины: там высокая концентрация человеческой мудрости, материализованная в отпечатанных словах. И это какое-то мое личное созидание. Мои мысли, облеченные в слова, будут где-то храниться. Разве не здорово такое чувствовать? Мне нравится. С какими сложностями вам пришлось столкнуться при издании книги? Как вы выбирали сервис/издательство? Если бы мне пришлось столкнуться с какими-то серьезными сложностями, то, наверное, книги бы не было. Я верю в то, что если все складывается «легко» и «само собой», то проект должен родиться. На каждом этапе при первом же сопротивлении я была готова отступить, но каждый, кого я встречала на этом пути, двигал меня вперед. Я случайно нашла Гильдию редакторов в интернете, которая посоветовала мне замечательного редактора, которая оказалась моей тезкой. Она большой профессионал: сделала корректуру, оставив на сто процентов голос моим, подправила порядок слов и последовательность событий, выслала мне мой текст после правки и вдогонку отправила еще одно письмо: «… А вообще хочу сказать, что у Вас получилась хорошая книга. Очень все живо, близко, действительно, как — slice of life». Этих слов мне было достаточно, чтобы идти дальше. Она отправила мой текст в издательство «У Никитских ворот», они прочитали текст и сразу сделали мне предложение о публикации. Пока верстали книгу, мой менеджер из издательства прислала мне письмо: «Читала книгу в электронном виде весь полет в отпуск, спасибо Вам за отличный текст и погружающую атмосферу. Не могла оторваться». Это стало еще одним аргументом нажать кнопку «в печать». Кстати, «Случайное небо» — это не только рассказы, но и иллюстрации близкого мне человека, художницы, Арины Федчиной. Это глубокий человек с интересной судьбой и жизненной позицией. Каждая картина в книге — отдельная история. Ваши истории очень личные, искренние. Герои этих историй знают, что они попали на страницы вашей книги? А это уже совсем другая история, точнее, много историй… Может быть, для следующей книги. Я поняла, что, когда книга выходит, начинается ее вторая, совершенно непредсказуемая жизнь, о существовании которой я и не подозревала. В данный период развития моей личности ничего не привлекает меня больше, чем реалити-шоу под названием «Судьба человека». Я подошла к тому возрасту, когда судьбы окружающих меня людей имеют несколько витков, и они интереснее любых смоделированных сценариев. Разве может быть кто-то круче в роли сценариста, чем сама жизнь? Наблюдая и анализируя, стараюсь найти какие-то закономерности, правила выбора, законы мироздания. Пока не сильно получается, но процесс увлекает. Теперь, когда книга уже напечатана, хочется ли что-то в ней изменить, переписать? И изменилось ли что-то в вас внутренне после выхода «Случайного неба»? Хочется написать другую книгу. Чем я и планирую заняться, как созрею. Это как картина, она хороша в моменте. Тогда в моей голове был такой пейзаж. Сейчас другой. Не менее интересный, я надеюсь.