электронная
100
печатная A5
332
18+
Следак

Бесплатный фрагмент - Следак


Объем:
98 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3499-3
электронная
от 100
печатная A5
от 332

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Пропавшие

Поглощая чашку кофе одну за другой, молодой майор в должности следователя сидел за стопкой «дело» и изучал ее в своем маленьком полутемном кабинете, где освещала только настольная лампа небольшую часть стола, а за окном выходившее на серый город с одиннадцатого этажа уже подкрадывался рассвет. На протяжении долгой ночи он раскладывал файлы из папки по датам и пропажи личностей. В папке было не менее пяти заявлений о пропажи девушек. Пропавшие девушки были в возрасте от шестнадцати и до двадцати трех лет. Разложив перед собой все заявления, он в очередной раз вчитывался в личность пропавшей и жизнедеятельность. Установив сходство с четырьмя девушками из семи предположил, что если их похитили, то маньяк предпочитал рыженьких и белокурых юных девушек, не старше двадцати лет. По взятым показанием с родственников: девушки пропадали в парке, когда выходили на пробежку в разное время. Девушки начали пропадать с четверти мая, в основном с разницей в неделю.

— Должна же быть хоть какая-то зацепка… — пробубнил он сам себе под нос. Его мысли оборвал раскат грома по небу, за которым хлынул ветер с нарастающим дождем, завывая к нему в кабинет, развевая накопившиеся клубы дыма от сигарет. Очередной бычок докуренной до фильтра, маркой сигарет «Русский стиль» отправился в пепельницу, а майор стремительно двинулся закрыть распахнутое ветром окно. Старые деревянные окна с трудом поддались ему, издавая скрежетания облупленной белой краски, осыпаясь на подоконник. Закрыв окно, он застыл всматриваясь на город с высоты. Осеняя погода, в сентябрьскую пору ему очень нравилась, иногда он мог часами стоять и раздумывать о чем-то своем, наслаждаясь всеми красками осени, которую он так любил. Изобилия блаженства был не долгим, опустив глаза с темных туч, которые ему казались так прекрасны, опустились тусклым взглядом вниз. Его веки тяжело опустились на город, а в голове вместе с вдохом снова появились мысли о пропавших девушках. Единственное что он не мог понять, так это, то что, как действовал похититель; камеры в парке на каждом углу, патруль полиции усилен в два раза, каждый раз под прикрытием прогуливаются девушки, которые едва отличимы от пропавших. Проку от этого всего было мало. Задерживали пару подозреваемых, но через несколько дней отпускали под подписку о не выезде из города. Майор снова закурил очередную сигарету и, начал расхаживать туда-сюда возле окна. От его глубокой вдумчивости пепел от сигарет с легкостью падал на дешевый ковер, который лежал на полу во весь периметр кабинета. Пепел не успевал накапливаться, так-как втирался от его шагов в ковер моментально. У него не было детей и жены, в свои двадцать девять с небольшим лет, он был разгильдяем, но ответственно относился к своей работе. Постоянного места жительства не имел. Что касается его самого, то за собой особо не следил. Носил легкую щетину, потрепанную прическу, как у Юрия Хой из группы «Сектор Газа». Славянская внешность, рост не более ста семидесяти сантиметров.

— Нужно еще раз все сопоставить. — прошептал он вновь сам себе. За его шепотом последовало:

— А! — тихо крикнул он. Сигарета обожгла ему пальцы, оставляя после себя легкий ожог и горечь во рту. После полученной легкой травмы, он отбросил дымящийся окурок. Окурок угодил на один из разбросанных файлов. Соприкоснувшейся оставшийся уголек в бычке с бумагой, начал медленно стирать своим тлением бумагу. Замученный и не выспавшийся майор, заметил это не сразу, лишь учуяв легкую дымку, кинулся тушить уже на половину истлевшую бумагу. Закончив ее тушить, собрал все безобразным образом и, кладя их обратно в папку дело, пробормотал:

— Нет, мне нужно поспать, иначе я ни к чему не приду.

Майор уселся в старое потрепанное кресло и мгновенно уснул. Он любил засыпать именно так, по простому, сидя где-нибудь, ни как все привыкли вечером в постели, на диване, а именно сидя, а особенно нравилось засыпать под утро. Только в это время ему снились сны, которые нравились ему. Иногда от недосыпа он мог уснуть где угодно, так-как отдавался работе полностью. Майор предполагал, что сон это своего рода другая вселенная, в которую выстраивается очередь, чтобы зайти посмотреть и осмотреться, и лишь немногим дано построить свой мир, в своем сознание. А если твоя очередь не дошла, то и сны не могли присниться. А так-как осень ему была по душе, то и каждый раз он видел только это чудесное золотое время года. Думая еще о том, что, чем меньше спит людей в это время, тем больше ему достанется времени во сне. На лице майора заструились кусочки счастья. Похрапывая и широко улыбаясь, он видел себя маленьким мальчиком в своем сне, в окружение осеннего леса с легким солнечным ветерком и, падающие красно-желтые листья подносящие к его ногам, а он бегает по ним и вздымает их к небесам. Внезапно солнце покосилось за горизонт, а теплый солнечный ветерок превратился в заснеженную пургу за секунды. «Тун-н-н-ту-дун-те-ре-рен» — заиграл рингтон телефона. Майор проснулся сразу после повторения рингтона. Телефон лежал неподалеку, открыв глаза сразу ответил на звонок не смотря кто звонил.

— Алло? — сонным голосом вопросительно сказал он.

— Василий, здравствуйте! — ответил мужской голос.

Василий посмотрел на дисплей, звонивший был участковый с советского района.

— Привет Семен! — с зевком сказал Василий.

— У нас тут находка появилась, очень интересная…

— Какая находка? — поинтересовался Василий.

— В общем, приезжайте! — встревоженно сказал Семен.

— А куда ехать то? — возмутился Василий.

— Ах да, совсем забыл, в районе старого Енисейского тракта

у поселка «Бадалык», есть утилизирующая свалка, дальше не заблудитесь. — уверенно закончил Семен.

— Хорошо, через полчаса буду!

Сбросив телефонный разговор одним нажатием блокировки, Василий отправился в общественный туалет, который располагался на двенадцатом этаже, умывшись и кое-как расчесав свою безобразную прическу, отправился в кабинет за пальто и документами. По пути вызвал такси через через мобильное приложение «Яндекс. Такси». От долгого ожидания, как ему показалось, которое длилось пять минут, Василий закурил сигарету. Сделав первую затяжку дыма, ощутив сладкую горечь на губах тут-же пришло оповещение, что такси ожидает.

— Какой шустрый, магнат хренов! — сердито ругался он выдувая дым из легких. Сделав еще одну затяжку, Василий тщательно затушил окурок и положил обратно в пачку. Трех-минутного бесплатного ожидания хватило Василию, чтобы добраться до машины. На часах было уже за полдень, но и не ближе к вечеру, что позволило без пробок добраться до места. Приехав на место, Василия встретил Семен, он сопроводил его через оцепивших окрестность полицейских.

— Ну и воняет же здесь! — сморщился Василий.

— Лучше пусть воняет, чем видеть, то что там… — повернувшись сказал Семен, не сбавляя темп шага вперед.

— Да-а что там такого!? — схватив за плечо Семена, спросил Василий.

— Вам, лучше самому посмотреть, как эксперту в своей отрасли! — остановившись ответил Семен глядя на Василия.

После не долгой паузы, Семен пошел дальше, ведя за собой Василия. Они пошли по кучам разного вида мусора, пройдя метров сорок, дошли до кучи строительных мешков, где стояли еще эксперты. Тошнотворный запах свалки подступал в нос, пробиваясь с боем. Василий достал платок и прикрыл нос, чтобы менее чувствовать всю эту вонь. Среди десятков тряпичных мешком, в которых находился строительный мусор, возвышался один мешок с надписью: «Богиня и ее царство». Из мешка торчали две женские руки, в одной она держала театральную маску, а в другой дешевую корону серебристого света, из мешка просачивалась капающая кровь жертвы.

— Мы ничего не трогали, решили что именно вам нужно осмотреть все в первую очередь. — с трудом сказал Семен.

— Действительно находка! — с омерзением сказал Василий. — Так, отойдите, мне нужно сфотографировать тут все.

Все стоявшие рядом послушно отошли, Василий достал телефон и начал щелкать в разных ракурсах, вплоть до каждого сантиметра. Закончив он сказал:

— Теперь посмотрим, на содержимое мешка, может розыгрыш. — с отвращенным интересом сказал Василий.

Эксперты осторожно начали разрезать мешок, чтобы не повредить труп девушки. Когда мешок аккуратно разрезали вдоль и вывернули аккуратно, то Василий сказал:

— Не розыгрыш!

Он снова принялся фотографировать всё, только уже мертвую девушку, максимально близко, каждую деталь. Пару щелчков и на снимке виднелась голова и лицо жертвы. Левая сторона лица и головы была целой и невредимой, на правой наоборот; вместе с корнем вырваны волосы до корневого основания, вырванное веко, полное отсутствие зубов, незначительные порезы. Надев перчатки, Василий судорожно стягивал вниз мешок осматривая и фотографируя дальше. Девушка была только в одних трусах, что позволило практически без прикосновений к ней — осмотреть ее. На левой части тело также ничего не было, на правой виднелось десятки гематом. Посередине тела у девушки был разрез от груди и до пупа, который был словно шов перетянут стальной проволокой. Сфотографировав все что его интересовало, он убрал телефон в карман.

— Ну, что скажите? — поинтересовался Семен.

— Что тут говорить, больной ублюдок сделал это. Судя по ее травмам, они ей наносились еще при жизни, бедная, сколько она перенесла. — со страданием сказал Василий.

— Мученица иначе говоря, что теперь делать будем, идеи есть? -поинтересовался Семен.

— Есть, но я сам! — отрезано сказал Василий, — После вскрытия, сразу мне сообщи что и как.

— Но район ведь мой? — упорно заявил Семен.

— Район твой, а дело мое! — слегка повысил голос Василий

— Хорошо, — согласился с ним Семен. — Вас довезти?

Василий поднял голову к небу и не опустив голову сказал:

— Нет, я сам доеду. — хмуро ответил Василий смотря на собирающейся дождь.

Глава 2. Забытая вновь любовь

Продрогший и промокший Василий стоял на остановке под дождем, в ожидание своего автобуса. В кабинете спать не хотелось, да и сушить там одежду негде было, не говоря уже про постирать. Иногда он нуждался в человеческом сне. Василий решил навестить свою старую подругу детства. Виделись они редко, так-как Василий старался с ней долго не задерживаться по времени. Не потому-что она ему не нравилась, а наоборот — эта девушка ему очень нравилась, но старался не показывать своих чувств к ней. А она наоборот — выгорала от каждой новой встречи с ним. У них были очень хорошие дружеские отношения вопреки всему, а всё потому-что бывшая любовь. Ошибки прошлого или подарок судьбы, который когда-то был дан им свыше, еще в институтское время.

Спустя пол часа ожидания автобуса, подъехал битком набитый ПАЗик, ему было сложно протиснуться в него, на секунду он задумался, понимая что следующий будет такой-же забитый как и этот. С силой он пропихнул народ стоящий впереди его, некоторые стали возмущаться:

— Совсем озверели, может еще по головам пойдете? — возмущенно рявкнула полноватая девушка у окна.

— Вы уж меня простите, но если нужно будет пойти по головам, то у вас есть все преимущества! — доброжелательно ответил Василий.

— Ах ты, да ты, ты… — вместе с слюной вылетели ее слова.

— Не заводитесь, а то и так место мало! — шутливо сказал Василий.

— Хам и грубиян! — зашипела она в ответ.

— И вам того же! — с улыбкой сказал Василий.

В ответ она только фыркнула и отвернулась. Василий не приветствовал такого рода обращения к нему, но когда задевали его, то и он уже начинал кусать гораздо хлеще, чем его. Во всем этом у него была очень хорошая черта, всегда выходил победителем, так-как людей он ни видел насквозь, а чувствовал с первого слова, с первой произнесенной интонацией, он буквально прочувствовал все нутро присущего перед ним человека, на негативе тоже долго не держался, а отходил быстро. Спустя пару остановок, народ уже рассосался, а его уже сухие и более теплые руки набрали нужный номер телефона. После пару гудков ему ответили:

— Алло! — ответил приятный женский голос.

— Аврора, привет!? — неуверенно сказал Василий.

— Васька, привет! — еще нежнее и протяжно сказала она.

— Слушай, я тут неподалеку, может, я заеду и мы поужинаем вдвоем? — робко спросил он делая неуверенно паузу на каждом слове.

— Васька, я еще в институте… — взволнованно сказала она.

— Я могу подождать, ничего страшного, ну что, во сколько мне приехать?

— Я… Я, я могу отпустить группу по раньше, давай знаешь во сколько? — запинаясь спросила она.

— Во сколько? — поинтересовался он уже зная ответ.

— У меня с ними последняя пара, я их сейчас отпущу и пулей домой, хорошо? — волнующим голосом спросила она.

— Ничего страшного, хоть через два часа! — добро озарил ее словами Василий.

— До встречи! — радостно чуть не закричала она в телефон.

— Давай! — ласково попрощался он.

До выхода из автобуса, на нужной остановке Василий особо не вдумывался сколько ему придется ее ждать, в его голове крутилось сегодняшние фото убитой девушки, но просматривать сделанные фотографии не стал.

— Где-то я ее уже видел. — пробормотал Василий вслух.

Его мысли отпрянули из головы после объявленной его остановки. Не долго думая он подошел к автобусной двери, чтобы выйти. Впереди стояла старушка, чуть ниже его роста, с небольшим горбом на спине. Такого массивного телосложения, что не естественно для старушек, которым ближе к восьмидесяти годам на вид. Она повернулась к нему, и загородила собой выход из автобуса.

— Милок, дай бабушке на пропитание, а то нынче пенсия невелика… — басистым голосом промолвила она.

— Извини мать, мелочи нет, я тороплюсь! — отказом ответил на ее просьбу.

— А ты, крупную давай, Бог не забудет. — уверенно сказала она, протягивая руку.

— Я грешник, уйдите с дороги! — отталкивая старушку в сторону рявкнул Василий.

— Господь всё видит! — прошипела она вслед выходящему Василию.

Василий будто ее не слышал, выходя из теплого автобуса и вливаясь в всеобщею серую массу города, где до сих пор продолжал лить дождь. Аврора жила на Свободном проспекте, на пересечение улицы Киренского. От института ей было не далеко ехать, тем более на собственной иномарке. Василий по пути заскочил в магазин, взял фруктов, пару бутылок хорошего вино и шоколадку. Аврора по пути тоже заехала в магазин, только в мясной, выбрав большую курицу для запекания в духовке, именно ту, которую любит Васька. После недолгого ожидания в очереди она отправилась домой. Подъезжая к дому, она заметила возле подъезда под карнизом промокшего Ваську, и поторопилась припарковать машину. Выходя из машины она поторопилась к нему, цокая красными каблуками и быстрыми шагами по мокрому асфальту.

— Васька, да ты весь мокрый! — обижаясь будто на себя сказала она, приближаясь к нему.

— Да я почти сухой, я от радости вспотел просто! — стараясь не дрожать произнес с улыбкой на лице при ее виде.

— Давай, рассказывай мне сказки, скорей пошли дурачок ты мой! — с сожалением сказала она.

— Да п-п-правда! — не сдержав дрожание тело, зубы стукнули друг об друга.

— Я вижу… — протянула она вздыхая.

Василий ничего не сказал и, забрал у нее пакет, который всем видом показывал уровень тяжести в ее руке. Для своих двадцати восьми лет она выглядела не больше двадцати четырех, при первом общение с ней, у незнакомых людей складывалось о ней впечатления серьезной леди. Но Аврора была не такой, она была мягка в общение и всегда отзывчива, во всяком случае к тем, кто ей действительно дорог. Для своих соседей старушек, она была символом святости и доброты, ее светло-русые волосы с зелеными глазами и слегка бледной кожей, только подчеркивали ее славянскую поистине красоту. За всё время, что она жила в пятиэтажном доме, то ни одна старушка не очернила ее имя. Поднявшись по лестнице до четвертого этажа, в коридоре раздался звук вставления ключей в дверь, после бряканья ключей — дверь открылась.

— Заходи давай, что в первый раз что-ли!? — подгоняла его Аврора.

— Я же мокрый… — робко сказал он.

— За-хо-ди! — сердито протянула она.

— Все, все, Барсик заходит… — кокетливо сказал он, заходя в квартиру.

Аврора зашла следом включая свет в прихожей, на встречу выбежал пушистый крупный кот. Разуваясь она помахивая строго пальцем, наказала ему:

— Подожди здесь! — с улыбкой на лице сказала она ему. Уходя по маленькому просторному коридору, в котором висели разные фотографии: ее приемных родителей, старшего и младшего сводного брата, и самые яркие в ее жизни запечатленные кадры, по большей части были с Васькой. Зайдя в комнату, она начала немного шуметь шкафчиками, открывая ящики, и тут-же закрывая. В ее квартире всегда благоухало чем-нибудь приятным, из ряда ванильных запахов.

— Нашла! — гордо крикнула она.

— Барсик уже заждался! — утомленно сказал Василий облокачиваясь о стену.

Аврора вышла из комнаты, кинула перед ним тапки, а в руках держала полотенце и нижнее чистое белье. Василий хотел вот-вот одеть чистые тапочки с мокрыми носками, но Аврора одной ногой подтянула к себе их и сказала:

— Барсик, вонючий и грязный! — шутливо произнесла она зажав нос. — А ну, раздевайся и прямиком в душ!

Василий разделся, указав глазами на трусы и вопросительным взглядом посмотрел на нее, реакция была незамедлительной, она кивнула в ответ согласием слегка прикрыв глаза руками. Сняв трусы он пошел в душ, Аврора немного покраснела от смущения. В душе Василий просидел около часа и вышел только тогда, когда ароматный запах золотистой курицы проник отверстия в душ. С открытием дверей из душевой повалил легкий пар мыльных запахов, меняющейся местами с вкусным ароматом еды. На протяжение двух недель Василий питался едой быстрого приготовление, за это время он уже забыл как пахнет настоящая вкусная и сытная еда. На запахи исходящими с кухни его словно тащило. Проходя через зал на кухню он заметил, что кровать уже была готова к употреблению сладких желаний. Он остановился и смотрел на нее сквозь падающий свет исходящий от коридора, в его голове мелькали отрывки из прошлого, те самые сладкие проведенные дни и ночи с ней, когда-то давно в закрытом прошлом.

— Васька, ты скоро? — блаженно спросила его Аврора.

— Уже здесь! — ласково запел Василий отрываясь от своих воспоминаний.

К появлению Василия, стол уже был накрыт чистой скатертью, а на ней стояли разные тарелки с едой такие как; салат «чафан» и «крабовый», жареная картошка, соленья, сало и соуса, а по середине всего стояла запеченная золотистая курочка.

— У меня как видишь всё готово! — восторженно заявила она.

— Барсик сейчас замурлычет! — глотая голодные слюни произнес он.

— Только вино открой, а дальше я сама! — замучено и одновременно улыбаясь произнесла она.

Спустя пару часов захмелевшие и одурманенные друг другом они пошли в спальню. Между ними вновь вспыхнула та искра, которая когда-то служила им смыслом жизни для их двоих. В страстных поцелуях он повалил ее на кровать. Под напором возбуждений Аврора еле сдерживалась, в конечном итоге отдалась ему полностью.

— Ох, Васька… Я скучала… — стонущим голосом произнесла она.

— Я тоже скучал по тебе! — ответил Василий.

Тонкие краски любви длились на протяжение часа, лишь сменяя местоположение партнеров, увядшее маленькая искра, которая когда-то потухла окончательно, снова озарила их серые души, но в этот раз еще более ярче. Когда на часах время пробило 23:00, то они уже лежали довольные друг-другом в обнимку болтая о самом сокровенном что было между ними, после, тема сменилась:

— Васька, а ты что делал сегодня?

— Да-а так, по работе ездил. — хмуро ответил он, вспомнив про фото.

— Ты наверное, как всегда расследовал похищение шоколадного батончика? — шутливо спросила она.

— Именно! — ласково ответил он.

— Ха-ха, — она посмеялась и еще больше зарылась в его объятия с вопросом. — Слушай, я на завтра взяла больничный, давай день вместе проведем?

— Я не против, дел у меня никаких нет.

— Отлично! — обрадовалась Аврора.

— Я пойду на балкон покурю?

— Конечно иди, я же не запрещаю! — улыбнулась она.

Василий вышел на балкон, закуривая сигарету он отметил, что дождь даже не останавливался, ему показалось, что стал лить еще сильней. Выпуская клубы дыма из легких, в кромешную темноту без уличных фонарей, он увидел фигуру стоящего человека внизу под окнами дома, силуэт человека стоял — неподвижно. Из-за отсутствия нормального света, он не мог разглядеть кто стоял внизу, будь то мужчина или женщина.

— У тебя случайно из соседей никто фанатизмом не болеет по ночам, или одержимостью дождя? — громко поинтересовался Василий.

В ответ была неимоверная тишина, которую нарушал только он. Докурив сигарету, он выбросил ее в сторону стоящего человека, сигарета угодила прямо на голову, но из-за обильного дождя никакой реакции от стоящего не последовало. Выходя из балкона, Василий заметил, что Аврора уже сопит и прошел на носочках стараясь не топать. Василий прилег рядом с ней и взял в свои теплые объятия. Она что-то довольно простонала и снова уснула. Василий уснул позже.

Глава 3. Налево дважды не ходят

Василия пробудился от карканье вороны сидевшей на раме балкона. Продрав глаза он взял телефон, чтобы посмотреть время, на дисплее было пару сообщений, поступившие девять минут назад в 8:36 утра. Не читая их он отложил в сторону телефон, посмотрел что Аврора спит еще как младенец, то пошел на балкон по пути закуривая сигарету. Сонной головой и еще не проснувшимся разумом, он вышел босиком, правая нога сорок четвертого размера коснулась мокрого и холодного пола балкона, ощутив мокрый холодок на ступне, он вспомнил, что забыл вчера закрыть окно. Из-за ночного дождя частично залило балкон.

— Бля… — тихо ругнулся он.

Докурив сигарету за пару затяжек, он стремительно выбросил в окно. Из балкона поспешно последовал за тряпкой, чтобы вытереть насухо, пока Аврора спит. Ведро с тряпкой нашел в ванной быстро. Прокравшись тихо мимо Авроры — принялся вытирать пол.

— Ну все… — ликуя шепотом произнес он, думая о том, что не попался с поличным. Выжимая последние капли дождя в ведро, он услышал нарастающий звук рингтона «Тун-н-н-ту-дун-те-ре-рен». В голове поселилась легкая паника, того что Аврора проснется и увидит его за всем этим. Бросая все из рук, он рванул к телефону, чтобы убрать звук, но из-за быстрой спешки, он запнулся об тапочки стоящие возле кровати. Заплетаясь ногами и не удержав равновесие грохнулся на кровать к ногам Авроры.

— Васька! — испугано и возмущенно пробудилась она.

— Прости милая, я не хотел тебя разбудить, тут телефон… — виновным в пол голоса сказал Василий, взяв телефон, он резко замолчал увидев пропущенный вызов тут-же набрал его на исходной.

— Да я уже вижу, что работа тебя больше интересует. — обидчиво сказала она, смотря на него. Василий забыл обо всем чем договаривался с Авророй на сегодняшний день. Телефонный звонок был важнее всего. Василий встал с кровати и, не убирая телефон от уха, начал расхаживать туда-сюда ожидая ответа. Неожиданно даже для Авроры, Василий остановился.

— Алло, алло!? — уважительно и твердо он сказал в телефон, — Да, скоро буду! — ответил через какое-то время.

Василий сбросил вызов и стремительно начал собираться. Аврора прикрыв свою наготу одеялом, привстала и села на кровать, наблюдая как он в спешке собирался.

— Мне ничего не хочешь сказать? — возмущенно спросила она.

— Милая, это очень важный звонок был, а сейчас скоро и встреча будет. — растерянно ответил он.

— Вот значит как!? — сердито буркнула она.

— Малыш, Карлсон прилетит через часа три. — робко проговорил он улыбаясь.

— Ну-ну, — еле улыбнулась она. — Если Карлсон не прилетит к часу, то останется без клубничного варенья! — игриво закончив фразу, обматываясь одеялом и пошла на кухню. Этим временем Василий снимал чистую сухую одежду с веревки в ванной комнате. За ночь высохла не вся одежда, джинсы были слегка сыроваты, но из-за черного окраса это было еле заметно.

— Тебе как всегда? — поинтересовалась она.

— Да, только молоко побольше налей! — крикнул из ванной комнаты он.

На кухне началось движение; открывание и закрывание шкафчиков, бряканья посуды, ко всему шуму добавился свист закипающего чайника. После затишья свиста Василий залетел на кухню натягивая джинсы и рубашку одновременно сказал:

— А ты не изменяешь своим принципам! — обыденно заявил он.

— Васька, я же тебе говорила, что мне проще на газовой плите готовить кофе.

— А если, вот вдруг…

— Не вдруг, и не если! — отрезала она диалог с ним.

— Ну все не сердись, я шучу. — он подошел и поцеловал ее в щеку прошептав, — Прости!

— Да-а, все хорошо… — разомлев от поцелуя вымолвила она.

Василий взял приготовленное кофе и за два глотка выпил его, а бутерброды приготовленные к кофе завернул в пакет. Когда Василий обувался в коридоре, то Аврора уже стояла облокотившись о стену в ожидание, чтобы проводить и закрыть за ним дверь.

— Тебе ключи дать? — робко спросила она.

— Да-нет, ты же дома будешь, а я скоро приеду. — неуверенно сделал паузу на последних словах Василий.

— Я может спать буду, а то… — в квартире раздался звонок домашнего телефона. Своим трещащим звуком, он тут-же привлек их внимание. Аврора сделав пару шагов вперед — сняла телефонную трубку.

— Алло? — неуверенно сказала она, — Алло! — уже настойчиво повторила. В ответ была тишина, только чье-то дыхание повисло на той стороне. Выждав еще пару секунд тишины, она положила нервно но аккуратно положила телефонную трубку.

— Кто это был?

— Не знаю, кто-то в трубку дышал и все…

— Ладно, я опаздываю! — выходя из квартиры сказал Василий.

— Подожди, а ключи!? — взволнованно поинтересовалась она.

— Кидай, поймаю! — крикнул на лестничной площадке Василий.

Она сорвала ключи с крючка в прихожей и подкинула ему в воздухе на пару метров от себя, ключи как магнитом притянулись к его руке. Поймав их, он отправил воздушный поцелуй и зашагал быстрым шагом по лестнице вниз. Выходя из подъезда, он снова ощутил всю сырость осени и едва моросящий дождь только добавлял ощущения. Но угрюмая затянутая тучами погода, его особо не волновала, мысли вспыхнули воспоминаниями о вчерашней мусорной свалке, а еще до этого, те заявления о пропажи девушек, ведь появились зацепки исходя из полученного звонка. По пути поймал такси, чтобы не опоздать до назначенного ему место встречи.

— До водников за сколько? — поинтересовался Василий.

— Четыреста рублей! — ответил басистым голосом усатый таксист армянской внешности.

— Брат, что-то дорого, давай за триста пятьдесят что-ли!? — сделав акцент слегка картавя закончил Василий.

— Ладно, садись, только деньги сразу! — грозно предупредил водитель.

Василий сел на заднее сиденье, на переднем он очень редко ездил, так-как еще лет десять назад попал в аварию на собственной ладе копейке. В аварии переломал ребра и пробил легкие, чудом остался жив. После этого он ни за руль, ни на переднее сиденье не садиться. Дороги местами были свободы, а местами забитые на километр, так или иначе, добрались они за минут пятьдесят, но проку с этого было мало, Василий все равно опоздал. За это время телефон ревел от звонков, но Василий сбрасывал, и писал коротко о том, что уже рядом, но в пробках. На адресе, возле одноэтажного деревянного дома уже стояли полицейские служебные машины, с виду дом принадлежал ни бедному, но и не богатому человеку. На входе во двор, возле ворот стоял патруль. Выходя из иномарки с тонированными стеклами, Василий сразу привлек внимание патруля:

— Предъявите документы! — сказал один из двух патрульных, обхватив крепко АК-47.

— Уголовный розыск, уполномоченный майор Литовский Василий! — спокойно сказал Василий, предъявляя ксиву.

Полицейский внимательно прочитал и отошел в сторону, Василий прошел во двор, который вел в дом. Не дойдя до двери дома, на него обрушился яростный лай с правой стороны, от неожиданности отпрыгнул в сторону с криком:

— ФУ СУКА! — яростно выкрикнул он.

Собака продолжала лаять и кидаться, между ними было небольшое расстояние, примерно полметра. Толстая цепь хорошо удерживала собаку, но крепление уже было сильно расшатано. Собаке хватило бы еще несколько мощных рывков для того, чтобы сломать его, но навстречу Василию открылась дверь и появился хорошо знакомый ему коллега.

— Петя, извини пробки… — смущенно сказал Василий.

— И вам привет, пойдемте скорей внутрь! — нахмурившись сказал Петр глядя на собаку, которая не унималась.

Василий без лишних вопросов последовал за Петром, внутри дома еще были несколько экспертов, которые ждали только Василия, чтобы приступить после него к работе. Дом имел одну комнату, зал и кухню. В зале, где из мебели был диван и небольшое кресло всюду были разбросаны пустые бутылки из под разного алкоголя, в комнате рядом с чистой маленькой кроватью, валялись десятки окурков, в основном дешевой марки сигарет, а на самой кровати один использованный презерватив, а другой запечатанный. Проходя комнату и зал, Василий сразу всё фотографировал, минуя коридор ведущий на кухни, он произнес с удивлением:

— Интересно, кто такой этот «папик»?

За столом в сидячем положение находилось мертвецки бледная девушка с ярко-рыжими волосами и с открытыми глазами. Тело самой жертвы было накрыто покрывалом, через которое еле проглядывалось ее обнаженное тело. В рот наполовину был вставлен мужской резиновый половой орган. На лбу была надпись: «принадлежу папику!». Сделав пару фотографий девушки и содержимое стола, на котором виднелась пачка солидных сигарет и дорогого коньяка, Василий подошел ближе, чтобы отдернуть покрывало. Отдернув его он заметил вырезанные надписи на коже девушки, которые были сделаны при жизни. Под правой грудью была надпись «меня не интересуют малолетки», а под левой «чем старше и богаче, тем интересней!». Чуть ниже пупка вела неровная стрелочка, а после нее еще одна надпись «для папика».

— Как по мне, то явно больной ублюдок. — заявил Петр.

— Больной не спорю, и его нужно поймать! — сердито сказал Василий.

Закончив все фотографировать, Василий убрал телефон и направился на улицу, Петр за ним. Закурив сигарету он спросил:

— Чей домик то? — выпуская дым сигарет вместе со словами.

— Тут уже самое интересное идет… — с интригой в словах сказал Петр.

— Ну не медли уже, время то тик-так! — нервно сказал Василий.

— Вчерашняя найденная девушка, приходиться дочерью хозяина этого дома, и самое что интересное, знаешь что? — с интригой произнес Петр.

— Ну что? — на сердитый тон перешел Василий.

— Эксперты просмотрели все документы и видеозаписи с приездами и уездами машин. Среди них был Пархоменко, он же на своей газели и привез те самые мешки позавчера, где нашли его дочь.

— Кто вообще он такой, этот Пархоменко? — пылко спросил Василий.

— Если кратко, то Кирилл Максимович бывший директор нашего главного театра в городе. — спокойно проговорил Петр.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 332