электронная
36
печатная A5
419
16+
Шахматный дуэт

Бесплатный фрагмент - Шахматный дуэт

Роман-политранс


4.4
Объем:
246 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-5340-0
электронная
от 36
печатная A5
от 419
Купить по «цене читателя»

Прежде чем…

Уважаемый Читатель! Прежде чем Вы откроете первую главу этого романа, расскажу самое важное о его особенностях. В ходе написания «Шахматного дуэта» мною были замечены, а затем усилены, некоторые нюансы, имеющие отношение к «Мастеру и Маргарите» Михаила Булгакова. В чём это выражено?

В первую очередь в том, что платформа этих двух произведений построена на политрансе — одном из приёмов оптимализма, т.е. творческого метода, разработанного мною в 2014 г. В том же году эти и другие термины были введены в употребление. Поэтому о политрансе и оптимализме Михаил Афанасьевич, разумеется, ничего не мог знать. Тем не менее, политранс основан на описании событий, которые развиваются одновременно в нескольких измерениях (пространственных, временных) или во взаимосвязи с ними, но при этом являются не мистическими, а метафизическими — отражающими единство разных реальностей, параллельных пространств и т. д. Иначе говоря, политранс — это способ совмещения реальностей в литературно-художественном произведении.

Одна из параллелей с булгаковским шедевром скрыта в названии романа «Шахматный дуэт». Мастер и Маргарита — это, прежде всего, дуэт. Дуэт как союз двух людей, имеющих общие цели. Таких тандемов в новом романе много, а основные из них: Христоний и Люциан (их реальность — Нейтральное пространство), Виктор и Каролина (реальность земная), они же — Яросвет и Светалина (реальность сновидений), Алик и Аллочка (реальность земная). С двумя главными героями «Шахматного дуэта» связаны реально-исторические личности, имевшие прямое отношение к Понтию Пилату и Великому инквизитору. Но о таких персонах мы ничего не найдём на страницах романов М. Булгакова («Мастер и Маргарита») и Ф. Достоевского («Братья Карамазовы»).

Есть в новом романе и параллель с булгаковской «нехорошей квартирой» №50. Время бежит вперёд, и теперь для «гипнотизёров» предоставлена многоуровневая квартира в элитной многоэтажке + прислуга. Причём эти апартаменты имеют свойство «растягиваться» до размеров дворца.

Продолжая в «Шахматном дуэте» магическую тематику, которая в рамках оптимализма оценивается как метафизическая, примечателен «коллега» Воланда. Это Некто, лихо завербовавший к себе на службу парочку Алик + Аллочка. У Некто, как и у Воланда, тоже есть свита, только сугубо мужская и с контрастными земными именами: Саид, Джимми и Федя…

В романе отражена истинная суть любого Апокалипсиса. А главная авторская идея — показать с помощью Шахматного Турнира (события Вселенского масштаба), как помыслы-поступки людей незамедлительно становятся ходами на поле действий Света и Тьмы. И в этом нет особых преувеличений, ведь, как говорил один из главных героев романа, «…каждый прожитый день — это шахматная партия…».

Надеюсь, уважаемый Читатель, Вы убедитесь, что эти и другие параллели романа «Шахматный дуэт» с творением Булгакова «Мастер и Маргарита» не копируют отдельные эпизоды последнего, а лишь интерпретируют общие тенденции, подчёркивая оригинальность сюжета книги, которая открыта в ваших руках.

Приятного и познавательного Вам прочтения!

Ваш Виталий Бабич

P.S. Большое человеческое «СПАСИБО» за помощь в создании этой книги: Виктории Борик — автору иллюстраций, Николаю Сачку — эксперту-метафизику и прототипу одного из главных героев, Елене Мурач — корректору!

Почти пролог

События, в которые предстоит окунуться глубокоуважаемому Читателю, могли произойти в любом современном мегаполисе, связавшем человеческие судьбы. В нашем повествовании таким городом стал Минск, несмотря на то, что главные герои этой истории были родом из Москвы и Санкт-Петербурга. Причём нити событий стали связываться-перевязываться накануне Рождества, приближаясь к самому всенародно любимому празднику — Новому году. А значит, тут не обошлось без доли Чуда.

Хотя, как говорят, чудес не бывает. И верно говорят, ведь самые настоящие чудеса — это просто ещё не для всех объяснимые, малоизученные явления.

Итак, наша героиня — девушка с не очень редким, но и не сильно распространённым именем Каролина. А по прозвищу, данному ей от щедрого сердца лучшей подруги, она — Королева.

В общем, наша современная Королева, живущая в Москве (события происходили в году эдак 2012-м), была неординарной личностью, умея при этом оставаться обычной девушкой, ищущей уже не первый год, — и даже, если говорить архаично, уже не первую пятилетку, — своего запланированного, но при этом Единственного и Неповторимого… Кого бы вы думали?.. Да-да его самого — Принца, то есть Короля.

Ну, а теперь обо всём по порядку.

О чудесном рождественском дне

24 декабря

1

 Это Остров слёз. Запомни, это место в Минске называют Островом слёз, — шепчет Незнакомка.

Она златовласая женщина в белом одеянии — обводит рукой перед собой дугу, указывая на окружающее пространство, и добавляет:

— Но он для тебя и твоего Короля должен стать Островом счастья.

В этот миг Каролина ощущает невероятную лёгкость и насыщенность. Лёгкость и насыщенность жизни, которая протекает и в самой девушке, и вне её…

— Это и есть подлинное счастье? — спрашивает Каролина у самой себя и у Незнакомки.

— Счастье! Счастье! Счастье! — отзывается эхом.

И в этот миг златовласая женщина сливается с золотом солнечных лучей и исчезает…

Каролина проснулась не сразу. Прежде, чем открыть глаза, она какое-то время пребывала в блаженном состоянии-пространстве, «разукрашенном» яркими, спокойными тонами. И эта картинка напоминала радугу — её семь цветов. Нирвана! Сплошное лето! Вечное лето!.. Вечное регги!

Здравствуй, новый день прекрасный!

Здравствуй, радужный мотив!

Моя радость не погаснет,

Если в сердце позитив…

Позитив! Позитив!..

«Ой, а кто это пел?.. Так похоже на группу „ДиаПозитив“ или на прекрасную Rihanna, только поющую на русском языке, — такими были первые мысли Каролины после пробуждения. — Дивно!.. Но, ведь всё это был сон. Ещё один чудесный сон… Сон без Вити. Но Незнакомка-златовласка упоминала о Короле… Да, это она имела ввиду его — Виктора».

Каролина поднялась с постели и огляделась вокруг:

— Доброе утро, хатка! Евроквартирка современной Королевы…

Девушка вздохнула с призвуком грусти. Ни Виктора, ни Златовласки, и даже лета — пусть не вечного, а календарного — рядом не было. За окном стояла и дула ветром в окна зима. Как-никак уже 24 декабря. Вот и Рождество подошло. И до Нового года — всего неделька.

«И грустить ни к чему», — подбодрила себя девушка, стараясь поддерживать отзвуки растаявшего сна. — Рождество, Новый год… После этих снов я ещё больше хочу обновиться, словно заново родиться…»

Затем Каролина задумалась о том, почему жизнь во сне — а именно жизнью она стала называть для себя свои радужные сны — бывает ярче, радостнее (а у кого-то и наоборот), чем жизнь на Земле…

«Стоп! Так значит, сны — это жизнь вне Земли?.. Как это? Где это? В космосе, что-ли?.. Там, куда души людей уходят после смерти? Смерти, которой нет?..»

Эта вереница мыслей как результат незаметно нахлынувшего анализа снов стала открытием №3.

Открытием №1 была возможность видеть такие сны — радужные, чудесные, счастливые, праздничные и незабываемые. Они снятся ей уже вторую неделю, будто сериал смотрит про саму себя. Зима стала для Каролины символом этого нового явления в её жизни. Раньше сны были совсем другие: обычные, монотонные, неяркие, быстрозабываемые — не оставляли никакого следа. Только, может, в раннем детстве, она могла избегать таких снов-невидимок.

Открытие №2 — присутствие в этих снах конкретной личности, живущей в настоящее время не так уж далеко от Каролины: в Санкт-Петербурге. И этот человек — один из vip-персон российского искусства. Он — Виктор Алмазов. Молодой художник, но уже с мировым именем. Надо же!.. Обычно молодые «мастаки» не на виду, да и мастера-старцы тоже не на первом плане. Но Алмазов смог разработать новый оригинальный художественный стиль, который облегчает восприятие далеко не лёгкой тематики его картин, синтезирующей в одно целое то, что остаётся несовместимым в объективной реальности окружающего мира: религию и эзотерику. Один из критиков заметил, что картины этого художника наделены некой философско-позитивной аурой, которая усиливает их восприятие… Может, оно и так, но Виктор Алмазов однозначно стал первым из современников, кто смог совместить несовместимое, и уже создаётся новое направление в изобразительном искусстве. А тут ещё одна фишка Алмазова: он признан талантливым киноактёром. Снялся в долгоиграющем сериале «Небо над Островом слёз» у самого Марка Шнейдерова. Надо же!

— Стоп! — сказала-крикнула вслух Каролина от неожиданно коснувшегося её сознания очередного открытия. — Остров слёз!

Во сне ведь тоже был Остров слёз!.. Вряд ли это совпадение. Это уже линии судьбы. Кстати, после третьего по счёту сна Каролина почему-то была уверена, что этот Остров находится не в российской местности. Значит, Минск…

Время приближалось к полудню. Завтракая, Каролина всё ещё находилась под впечатлением от всего приснившегося и осознанного ею.

Ещё бы!.. Виктор Алмазов (а фамилия какая приятная — так и светится в своей оправе!) не просто присутствовал в этих снах. Он был там в качестве Друга, Спутника, Избранника — Короля. Он звал за собой её — свою Королеву. Во как круто! Как в кино… Чужой человек, недосягаемая звезда арт-шоу-бизнеса вдруг за какой-то десяток дней стал близким, даже уже, можно сказать, любимым.

Вот так поворот судьбы! Человек из сновидений…

Где виртуальность, где реальность? Где грань меж всем этим добром?..

И ещё одна важная деталь. Если раньше, до «Неба над Островом слёз», художник Виктор Алмазов, как и другие малоизвестные Каролине арт-персоны, мог ассоциироваться у неё с какой-нибудь простоватой попсой наподобие «Ace Of Base» или советского «Миража», то сейчас — с «The Alan Parsons Project» или постсоветским «Воскресеньем».

Почему такие ассоциации?.. Так ведь Каролина в своём недалёком прошлом — меломан. Меломан по образу жизни. А по профессии — психолог. Взрослея, девушка стала равнодушнее относиться ко всей атрибутике супермеломании: коллекционированию и слушанию «всеядной» музыки от классики до хард-рока (для неё только металл-рок оказался «неперевариваемым»), нерасставанию в течение дня (и даже по ночам) с МР3-плейером, регулярному посещению концертов и тусовок фанатов, аудиорынков, хобби-сайтов-форумов и т.д., и ещё, и о том же…

Правда, не так давно, месяца четыре назад, в один из обыкновенных дней, ставшим необычным, Каролина вдруг начала осознавать, что человек, кроме тела — это ещё Нечто. И это Нечто — есть то, что обычно называют словом душа. Вот так и ребёнок, не умевший до определённого момента развития, например, читать или завязывать шнурки, вдруг начинает делать это с лёгкостью.

В итоге, Каролина заинтересовалась литературой, которая каким-либо образом касалась душеведения. Даже до Агни-йоги она успела дозреть. Наверное, поэтому и меломании стало меньше. И девушка начинала осознавать: в её хобби клеткой для птицы-души стал процесс умножения. Умножения количества аудиозаписей и компакт-дисков, фотографий и видео любимых исполнителей… Качество всего этого было смещено на второй и даже третий планы. Уже ни говоря о полезности для души. В общем, мировоззрение девушки стало выходить на новые рубежи.

Пытаясь ответить на вопрос «Кто есть Бог?», Каролина посетила в Москве выставку одного известного молодого питерского художника, где была представлена серия картин под названием «Боги и люди». Этим художником и был Виктор Алмазов. Особенно на неё произвела впечатление картина «Шахматный дуэт. Ангел и Демон», где были изображены за шахматной доской седовласый старец в белом одеянии и его соперник, раскрывающий с гордым видом полы своего чёрного плаща… После официальной части вернисажа Каролине очень хотелось пообщаться с автором. Но она не решилась…

А по сему и тогда, и уж тем более теперь персона арт-звезды Виктора Алмазова оказалась для неё интересной, близкой по натуре и одновременно другой. Другой, неповторяющей её саму. Ведь будь он тоже меломаном, ей было бы не интересно познакомиться с ним. Познакомиться не только во сне, но и наяву. И стать ему Другом. И, чего уж теперь таиться, стать его Прекрасной и Единственной Дамой сердца.

«Хочется верить, что я этого всё-таки достойна. Достойна, коль все эти сны явились…»

2

Итак, все эти мысли в стиле регги помогли ей ощутить динамику нового дня. Предновогоднего дня и к тому же рождественского.

А день-то был субботний. На работу идти не надо.

Кстати, если говорить о работе, то… лучше о ней не говорить. Работу по душе Каролина так и не нашла. Неплохая школа в неприглядном пригородном посёлке, доставшаяся ей по распределению после окончания университета, не удержала молодого специалиста в рядах педагогов-психологов. В итоге, побыв немного в шкуре безработного, девушка при поддержке своей лучшей подруги получила вакантное и даже эксклюзивное место консультанта-психолога в одном из многочисленных бизнес-центров Москвы.

Так вот, если вернуться к выражению «лучшая подруга», то следует уточнить: речь идёт о действительно лучшей подруге — Марии. Ведь есть ещё Женька — худшая подруга. Худшая — в прямом смысле этого слова.

Воспитанию со стороны благоразумных подруг Женька не поддавалась. Носилась по жизни со своей завышенной самооценкой, распыляла свою красоту и энергию на неприлично ненадёжных мужчин. Дымила сигаретками, как паровоз, обещая подругам с понедельника бросить курить. И всё жаловалась им. Жаловалась на несправедливость житейскую.

Вот и сейчас, Женька — в своём репертуаре. Каролина застала её дома у Марии, к которой обе вечерком заскочили в гости — на своеобразный рождественский девичник.

О, Мария, Мария! Ты — сущий ангел. За твою женскую мудрость кто-то когда-то назвал тебя так: Мать Мария. С тех пор за тобой и закрепилось такое почётное двойное имя (а может, уже и имя, и фамилия). У Каролины эта чудо-подруга ассоциировалась с королевой джаза Эллой Фицджеральд только с аурой вечного регги. Суперпозитивная, мегоактивная, гиперщедрая, а главное — ультросчастливая Мария. Вот уж, действительно, вечный двигатель!

А ещё она — единственная из трёх подруг, кто нашёл своего Принца — любимого мужчину. К тому же — с ребёнком. Кто как ни Мать Мария примет такой двойной подарок судьбы?! А повстречались-то Мария и Альберто не где-нибудь на улочках родного города, а в совершенно неосязаемом мире — на просторах интернета. Нет, Мать Мария не была активной приверженкой виртуальных знакомств, ей хватало реальных забот по дому (она по натуре — домоседка) и по работе (она по жизни — трудоголик), но вот первый раз в жизни (по уговору Каролины) соприкоснулась с мировой паутиной и, словно рыбак-везунчик, быстренько и ловко выудила из этих недр настоящего мужчину. Жениха-иностранца. Тоже ведь линии судьбы.

Женька завидует подруге ой как сильно. За завистливость и завышенную самооценку Каролина порой раздражается на Женьку, осуждает её. Кстати, она ассоциируется у Каролины с российской группой «Король и Шут» (не столько по музыкальному стилю и содержанию песен, сколько по контрастному сочетанию этих двух слов: Женька возомнила себя Королевой, но остаётся Шутом). А вот Маша ещё ни разу на бедную Женьку не «наезжала». На то она и Мать Мария. Она пример для своих подруг. Она в Нирване. Она живёт по божьим заповедям. Вот у кого Каролине можно многому научиться по части душеведения.

— Когда же твой Альбертик переедет жить на русскую землю? — задала Каролина Марии уже ставший риторическим вопрос.

— Но почему, девчонки, мне так не везёт? — тоже риторически возмутилась Женька, не склонная к самоанализу.

— Ой, девоньки, девоньки! Каждому своё. Всему свой срок, — как обычно, и как видно, с философским подтекстом ответила Мать Мария.

Но сегодня она добавила-напророчила:

— Чувствую, перемены. И Альберто к весне приедет навсегда, и Женьку жизнь скоро встряхнёт-научит, как следует, ну а наша Королева… встретит своего Короля.

На кухне, где беседовали девушки, воцарилась минутная пауза. Даже, казалось, из крана перестала струйка литься. Тихий механический ход настенных часов на мгновенье замер. И вот-вот замрёт мигающая гирлянда на новогодней ёлочке, прописавшейся на подоконнике…

— Да-а… Утешила, Мамуля Мария. Спасибо! — вдруг затараторила, начиная выдвигать упрёки, Женька. — Меня, значит, как коврик пыльный, надо вытряхать…

— Вытряхивать, — рефлексивно поправила её Мать Мария, филолог по образованию.

— А Каролине, значит, можно целого Короля, — продолжала раздуваться возмущённая Женька. — Даже не Принца, а Короля… Где справедливость на белом свете?..

Мать Мария, будучи готовой минуту назад по-матерински рассмеяться над обидчивой Женькой-девочкой, которой не дали любимую игрушку, вдруг насторожилась, чувствуя неладное. К тому же у Каролины на лице были выражены какие-то странные, незнакомые ранее Марии эмоции.

А Женька тем временем продолжала свою революцию:

— Вот бог наградил подругами… Да что ж это за жизнь такая?.. Да когда закончится этот бред?..

Она быстро вытащила пачку сигарет, собираясь закурить, не выходя в коридор. Но не успела вынуть сигаретку, как произошёл второй — совершенно, казалось бы, неожиданный — взрыв.

— Заткнись! Хватит! Надоело!

Кто? Кто это так кричал?

Это крикнула своим (или не своим?) звонким голосом Каролина и со всего размаху бросила на пол чашку с недопитым чаем.

— Барби крашеная, молчи! Сама себе жизнь портишь. А обвиняешь всех вокруг. Мозгов не хватает это понять?..

Женька от изумления открыла рот, и по её телу пробежала дрожь. Мать Мария широко раскрытыми глазами следила за обеими, стараясь подобрать нужный момент, чтобы примирить подруг. И тут она вспомнила свои же собственные слова, произнесённые минут пять назад: «Женьку жизнь скоро встряхнёт-научит, как следует…». И добавила вслух:

— Уже трясёт!?

Каролина зашагала возбуждённо по кухне и продолжила свою речь в духе критического реализма:

— Учим её, учим уму-разуму, а она нас грязью поливает. Да давно пора за неисполнение наших советов с неё штрафы брать. Я всё тебе выскажу… Ты ведь стала настоящей шлюхой. Живёшь за счёт мужиков, клянчишь деньги у братца-бизнесмена. А ведь могла бы стать хорошим модельером.

Женька машинально, не зная, куда себя деть, вытащила из пачки сигарету. Но Каролина выхватила пачку и бросила её в мусорное ведро.

— Хватит нас травить этим дымом!.. Всё! Хватит! Надоело! — переходя на плач (на исповедь?), продолжила Каролина. — Надоело топтаться на месте. Надоело зависать в интернетах, на концертах и искать недостающее счастье там, где его нет. Уезжаю! Уезжаю сегодня же! В Минск! Баста!..

На её глазах появились слёзы. Голос стал тише. Она уставшим движением опустилась на табурет.

— В Минск!.. Мне уже целую неделю необычные сны снятся… Такие чудесные сны!

И тут она зарыдала. А через мгновенье уже рыдали все трое…

3

— Так что это за чудесные сны такие? — поинтересовалась Мать Мария, когда уже не было сил плакать.

Каролина подняла к потолку — то есть к небу — уставшие от слёз глаза, потом перевела взгляд на бедную Женьку (готовую грызть стены по причине морального и антитабачного дискомфорта) и не спеша ответила:

— Удивительнейшие сны! Всё как наяву. Даже лучше! Описать — слов не хватит. А, главное, человек-то реальный снится. И знаете, кто?

— Конечно, не знаем, — ответили обе.

— Вот, смотрите.

Каролина потянулась за своей сумочкой и достала оттуда свёрнутую газетную страницу. Развернула её. Подруги обменялись взглядами.

— Ух, ты! — улыбнулась Мать Мария.

— Чё, правда, он? — широко распахнула глаза Женька.

— Виктор Алмазов: «Судьбу, как картину, рисую с вдохновением», — прочитала газетный заголовок Мать Мария.

Под заголовком красовался портрет Виктора Алмазова.

«Судьба, которую он рисует с вдохновением, — подумала Каролина, — привела его в мои сны…»

— Ну-ка, девочки, подождите, — воскликнула Мать Мария и убежала в комнату.

Вернувшись, она положила на стол свежий номер «Комсомолки».

«Известный художник приедет в столицу Беларуси, чтобы перед новогодней ночью встретить девушку своей мечты», — гласил крупный и яркий заголовок, которому почему-то хотелось верить.

Девушки молча переглянулись. А Каролина, взяв газету в руки, присела и стала вслух читать эту заметку:

«Виктор Алмазов, как сообщил прессе его арт-менеджер и друг Олег Быстров, намерен встретить Новый год в Минске — необычно и суперромантично. Виктор уверен, что именно там, а не в его родном Санкт-Петербурге, он найдёт свою единственную и неповторимую.

Откуда такая уверенность, художник не признаётся. Известно только то, что автор нашумевшей серии картин «Боги и люди» намерен сочетать поиски дамы сердца с творческой работой над продолжением ангельской тематики. Не исключено, что также будет написан портрет Прекрасной дамы Виктора Алмазова.

Отъезд из Санкт-Петербурга состоится в ближайшие дни… Что ж, пожелаем мастеру кисти удачи и вдохновения!».

— Он, может, и не приедет вовсе, а журналисты уже сенсацию слепили, — стала критиковать Женька. — Ему, что, в Питере проблема девушку завести?

— Заводят домашних животных, а девушек, между прочим, находят, — заметила Мать Мария.

— Стоп, девочки! — встрепенулась Каролина. — Он, наверное, уже выехал. Газета за четверг. А уже суббота.

— Я вообще удивляюсь, для чего афишируют подобные намерения, — неодобрительно покачала головой Мария.

— К тому же, уверена на все сто, найдутся минчанки, которые захотят поохотиться за знаменитостью, — лукаво улыбнулась Женька и, посмотрев на Каролину, добавила. — И не только минчанки.

— Но ведь всё сходится! — воскликнула Каролина, словно не слушая подруг. — Во сне говорилось о Минске. И наяву — тоже Минск…

Она резко вскочила с места и быстро заходила по кухне. И повторяла, словно разговаривая с кем-то четвёртым — невидимым:

— Да, надо ехать. Ехать. Срочно! В Минск!.. В Минск, не откладывая. Понимаю, нельзя опоздать. Нельзя…

Каролина подбежала к двери, открыла её. Затем, словно очнувшись, повернулась к подругам и сказала:

— Я в Минск. До встречи!

И, ещё на мгновенье задержавшись, добавила:

— С наступающим вас! Всё, дорогие мои, пока!

Мать Мария и Женька только успели рты открыть от удивления.

4

— Что ж она мобильный не берёт? — возмущалась Женька, сидя с Марией в такси.

Они ехали в аэропорт. Мать Мария опять засомневалась:

— Может, надо было бы на железнодорожный вокзал?.. Хотя, нет. Каролина с её пламенным мотором в сердце должна была выбрать самый быстрый вид транспорта — авиационный.

— Самый быстрый для неё космический — ракета, — сострила Женька. — Никак не въеду: то ли Каролина с ума сошла, то ли мы с тобой сумасшедшие. Разве её догонишь? А если и догонишь, то не остановишь… Зачем едем?..

— Если не вернём, то хоть проводим по-человечески, — то ли в шутку, то ли всерьёз ответила Мать Мария.

— Слушай, а с работой как? Если она до понедельника не вернётся, у неё же прогулы будут. Что тогда? Прощай, бизнес-центр?

— Дай бог, пронесёт. Может, у неё отгулы есть?..

В аэропорту Каролину они не нашли. А посадка на последний рейс на Минск закончилась за минут пять до их приезда. Самолёт уже улетел. На часах было 22.48.

— Ну, что, подруга? — с долей упрёка в голосе Женька посмотрела на Марию. — Чудесный у нас получился рождественский вечер…

— Это точно, — с грустью ответила та.

— Наша Королева от нас улетела, а Христос воскрес — почти.

— Не богохульствуй, дитя моё, — покачала головой Мать Мария.

Король и Королева

25 декабря

1

— «Не богохульствуй, Люциан», — вновь читаю я в глубине твоих искренних помыслов, о глубокочтимый Христоний, — с этими словами он приветствовал седовласого старца в белом одеянии и даже протянул ему руку для пожатия.

— Здравия тебе желаю, Люциан! — словно беззвучно произнёс Христоний, отвечая на рукопожатие. — Как-то быстро пролетел очередной земной цикл.

Люциан усмехнулся и, раскинув в стороны полы своего черного плаща, живенько, но с пренебрежением вельможи, сел за стол, представляющий собой громадную шахматную доску.

— Быстро?.. Что-то долго тянулись эти несколько десятков не самых удачных, но весьма ярких шахматных партий на доске Мироздания, — ухмылка не сходила с его моложавого лица. — А ты всё тот же — желаешь здравия своему врагу.

— Так ты мой враг? — усмехнулся в свою очередь старец и, опираясь о трость, опустился на своё место за столом. — Ещё не наигрался в эти игрушки?.. Ты просто мой оппонент. Вот и всё.

— Постаре-е-ел, — нарочито растянул это слово оппонент. — Постарел ты, Христоний. Износился, праведник святой, вершая суд Божий во вселенском хаосе.

— А вот давай мы сыграем нашу партию и посмотрим на деле, кто действительно износился, кто вселенский хаос, как мусор, множит, а кто — устраняет.

Люциан на несколько мгновений сосредоточил все свои силы на исходящей от Христония энергии — и тут же наткнулся на прочнейшую стену Божественного света. Этот поток ослепил. Ослепил и откинул его, как фантик…

Люциан содрогнулся, ощутив леденящий холод внутри своего существа. Он молниеносно переключил внимание на Шахматное поле:

«Вот оно, единственное пространство для вторжения в беспредельные потоки энергий. Дыра в стене…».

— Что ж, Люциан, наступает ответственный момент, — громко возвестил Христоний. — Согласно воле Творца!

Старец живо встал со своего места, не опираясь на трость.

Люциан не ожидал такой бодрости в движениях старика и на мгновенье ощутил в этом плохой знак для себя.

— Согласно воле Творца, — продолжал Христоний, — во исполнение законов Мироздания, во избежание расточительного использования жизненных энергий Вселенной начинаем новую встречу в Шахматном Турнире — в очередном экзамене для человечества и…

— Согласно, во исполнение, во избежание… Не можешь ты, Христоний, не митинговать.

Старец тут же отстранил в сторону от себя ехидный выпад оппонента:

«Защита максимальная. Партия ещё не началась, но поединок между нами уже стартовал!»

2

— Так куда же стартуем, мадам? — спросил водитель у девушки, собирая шахматы, и тут же обратился к напарнику по игре. — Ну, Палыч, не дуйся, как индюк, партия была отменная, ты показал уровень. Но, как говорится, не твой сегодня день.

— Ладно, Петрович, отыграюсь, когда будет мой день — завтра, — ответил Палыч, вышел из машины и пересел за руль своего такси.

— Стартуем, шеф, к Острову слёз! — твёрдо решила мадам, растопив в себе остатки растерянности. — Есть такое место в Минске?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 419
Купить по «цене читателя»