электронная
90
печатная A5
360
18+
Счастье народов

Бесплатный фрагмент - Счастье народов

Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2532-6
электронная
от 90
печатная A5
от 360

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Свободное государство Республика Великая Даурия — государство, образовавшееся на территории Забайкалья после тридцатилетней войны СНРС с Ниппон Хоку. В ходе локальных ядерных войн Японская империя была повержена и уничтожена в ядерном пожаре. Ее колонии превратились во множество враждующих государств под руководством сегунов. СНРС же тоже не смог уцелеть как единое государство, погрязнув в коррупции и междоусобных войнах бывших комиссаров провинций Союза Нерушимого. Центробежные силы все больше набирали оборот с начала 21 века. Стремление регионов к большей самостоятельности привило к мировой гражданской войне.

Практически сразу после смерти «Отца народов» в 1954 году в Союзе под руководством Эрнста Никиша начинаются преобразования и пересмотр национальной политики как перегибы тайных евреев-космополитов и скрытых троцкистов, процессы привели к тому, что многие народы бывшего СССР и стран Европы были признаны неблагонадежными. К восьмидесятым годам XX века все территории Союза Нерушимого Республик Советских получили новый статус провинций союза свободных советских народов, все национально-культурные различия были стерты. Остатки федерализма были ликвидированы. Евразия наконец-то превратилась в одну большую страну. Как никогда мечта Ленина, о мировом коммунизме, была близка к осуществлению. К 2016 году мир готовился к войне между двумя оставшимися сверхдержавами СНРС и Ниппон. Сателлиты замерли в ожидании.

Глава 1

В маленьком кабинете на втором этаже красного дома, в полумраке за дубовым столом, работы позапрошлого века, сидел человек всем видом своим вызывающий животный ужас лиц хоть как то относящихся к силам мечтающим изменить мир. Мир, который дался миллионам такой ценой. Мир, который был вскормлен кровью, как палачей, так и тех, кого Великий в те далекие времена объявил врагами прогрессивного человечества.

Владлен Котов всегда знал свое место в мире. Можно сказать еще до своего рождения. Он родился в семье офицера МГБ СНРС. Как бы это ни было странно, но и среди стражей существующего порядка бывают и те, от кого нужно защищать этот порядок, сложившийся после Освободительной войны. Защищать от самих себя. Человек, к сожалению, существо хрупкое в психологическом плане.

Размышляя о судьбах мира и о месте человечества в нем, Владлен пил зеленый чай и смотрел на картину, висящую на стене. Картина изображала древнюю легенду, популярную среди секты христиан. Демоны штурмуют врата рая. Заставляет задуматься о вечном. Стук в дверь вывел Владлена из раздумий.

— Да, входите.

Дверь открылась и вошла молодая женщина, одетая в форменный женский мундир офицера вспомогательной службы с погонами поручика. По давней традиции официально женщины не могли служить в охранных войсках. Но со временем это превратилось лишь в дань традиции, функции их сводились не только к работе секретаря и охраны в женских лагерях, но и к вполне обыденной службе что несут и мужчины. Разумеется с той поправкой, что это все же дамы.

Всех своих наиболее важных агентов, а иногда и простых охранников, Владлен обязательно проверял на специальных осциллографах, синусоидальные графики которых очень многое говорили специалисту. Но ее это не касалось. В конце концов, постель, лучше любого полиграфа.

— Разрешите, товарищ майор?

— Да входите, — я хотел с вами поговорить о задании, которое получил от исторического отдела.

— Задание? Задание, какого плана?

— Думаю нечего такого что, вызовет у вас трудности, обычное. Прошу присаживайтесь.

Какая выдержка у Савельевой, — подумал Владлен. Еще утром она была моей женщиной, сладострастно жаждущей отдаться мне, а сейчас ближе к обеду она образцовый офицер вспомогательной службы.

— Это командировка в шестой дистрикт, в небольшой городок под названием Кутомара. Дистрикт, как известно, носит особый статус. Урановые шахты и скопления концентрационных лагерей, плюс наличие зараженного, но все же леса, оставляют всякие надежды на спокойствие граждан и вольно поселенцев. Огнеметчики из Минздрава так и не могут справиться с партизанами.

Знаете Савельева, мне кажется было большой ошибкой поручить борьбу с партизанами медикам, а не нам. Триумвират здесь явно допустил промах.

— Но товарищ майор, ведь партизаны душевно больные, а значит, ими должны заниматься специалисты с медицинским образованием.

— Хм, возможно, возможно, хотя знаешь, там теперь не врачи, а больше знахари, и откровенные садисты. Им бы я не поручил лечить и простуду, не говоря уже о душе. Они сами сумасшедшие.

— Только сумасшедший может понять сумасшедшего. Я где-то читала, что подобное лечат подобным, кажется так.

— О да, как говаривали на Руси, клин клином вышибают. Но не будем отвлекаться, вернемся к нашему делу.

— В девяностые в научных кругах все чаще озвучивается теория, что наша Вселенная имеет одиннадцати мерное пространство. Она могла бы вместить в себя три трехмерных мира, которые были бы разделены двумя переходными измерениями. И все невидимые друг для друга миры как бы размещались на трех этажах планеты. В одном — земляне, а в двух других — те, кого мы принимаем за инопланетян.

Более того есть сохранившиеся документы, подтверждающие, что нашим ученым удалось проникать в эти измерения, но это требует колоссальных затрат. Технология представляет собой смесь науки и магии. Гремучая смесь ее пестовали еще в прошлом веки различные тайные общества. Относительно недавно, лет двадцать назад, медиум из бывшей провинции Альбиона, они были популярны в разгар войны, некая Дама Форсайт сделала заявление, шокировавшее общественность.

Она сообщила, что нашла переход в параллельный мир. Открытая ею реальность оказалась копией нашего мира, только без проблем, болезней и какого-либо намека на агрессию.

Надо сказать, это событие не осталось не замеченным.

Еще во время войны, примерно в начале девятнадцатого года все чаще стали замечать исчезновения целых групп людей, объектов, зданий, транспорта, в основном воздушного. Во время войны, конечно, все это списывали на происки врага, но вот спустя тридцать лет события дают новый виток. И теперь это достаточно трудно скрывать.

Единственное что смогли достаточно точно установить наши лучшие умы, да что там наши, умы всего бывшего Союза, процесс этот связан с ядерным синтезом, мощной энергией нарастающей посмертной эманацией и еще какой-то энергией. Кто во что горазд, главное ничего не понятно и невразумительно.

— Посмертной эманацией? Я правильно услышала?

— Да нечто вроде газового облака, или раскалённого от солнца воздуха. Люди суеверные и не знающие природу этих посмертных газообразных эманации объясняют их присутствием «страдающей» души, личного духа, парящего над могильной плитой.

Это явления связано с гибелью людей, массовыми убийствами. Хоть скептики и материалисты отрицают, существование души и Бога, хотя понятно признай душу, то пришлось бы признать и Бога, или Богов, и встал бы вопрос как он или они смогли допустить такое. Позволить людям сотворить это с миром. Трусы им легче сваливать вину на руководителей, чем признать, что у них есть душа, которую они засунули далеко и стараются не дать ей подать голос, легче быть бездушной трусливой обезьяной, чем взять на себя ответственность за грехи и потом получить за них сполна.

— В общем, твое задание сводиться к поездке в этот городок, с экологией как сама понимаешь там печально, сбором всевозможных сведений, что выходит за рамки привычного заниматься не нужно. Этим теперь я думаю уже никто не занимается, времена другие. Если вкратце то твоя цель расследовать убийства, по возможности поймать маньяка, который терроризирует маленький городок. В этих местах начала творится чертовщина. Она нас не интересует, думаю это все антураж. Сектанты, живущие в общине за городом говорили, что видели окно рая. Лучшею землю, и лучший мир, мир божий. Для нас как ты сама понимаешь в этих тяжелых условиях, когда требуется мобилизация всего человеческого материала, и самозабвенная преданность партии и народу, слухи о том, что есть мир, куда можно легко соскочить от всех проблем и обязанностей, не есть хорошо. Не знаю верить ли этим допотопным сведениям о порталах в параллельные миры, но руководство посчитало нужным меня поставить в известность, но а я сообщил тебе сама понимаешь, между нами. Хорошо? — Надя кивнула. — К тому же, как нам известно, откуда, сказать не могу, в этом так называемом раю есть капиталисты, евреи-космополиты, а может и их помесь или что пострашнее. Это будет, похлещи наших… -Владлен осекся. — И это, по крайней мере, для меня уже не рай. Только представь, еврей-буржуй, у них может, и хвосты даже есть, кто знает, какое скотство может быть в вывихнутом мире, где коммунизм не победил. Ха-ха!

Надю тоже слегка повеселила нарисованная воображением картина забавного существа.

— Разрешите идти?

— Да можете идти.

Савельева стукнула каблучками, отдала честь, затем быстро подошла к столу, за которым сидел Владлен, нагнулась к лицу сидящего майора, страстно поцеловала его в губы. Затем левой рукой погладила его по голове и прошептала на ухо томным голосом полным похоти и желания: — Котик вечером жду тебя у себя, будет сюрприз.

— Не люблю сюрпризов Надя, знаешь такая работа, — сказал Владлен полушепотом с легкой улыбкой на лице, которая говорила, что он не против.

— Он тебе понравится милый, обещаю, — сказала Надя и медленно покачивая бедрами от чего юбка эротично колыхалась, вышла в коридор захлопнув за собой плотно дверь. Оставив майора в полумраке со своими мыслями наедине.

Глава 2

Ее волосы никогда не лежали в порядке, что-нибудь да растреплется. Белые, ровные зубы и голубые глаза, в которых плясала веселая искорка, яркие, чуть припухлые губы. Ее строгая, классической формы юбка колыхалась в такт размашистым шагам, дразня ненасытные взгляд идеальными, влекущими коленями.

Она была сложной натурой целеустремлённой и очень образованной, более того с прекрасным классическим образованием и превосходными рекомендациями одного из лучших лицеев страны. Оглядываясь назад, можно предположить, что все эти части биографии данной особы, не считая конечно ее привлекательную внешность должны были бы многих настораживать, но увы, все считали иначе, попадаясь в ее ловушки как мухи в паутину, единственным кто был исключением это Владлен, ее начальник, возможно, поэтому он ей и нравился.

Сколько раз, она задавала себе вопрос, почему ее тянет к нему, почему она хочет быть рядом с ним, всегда. Как было прошлой ночью. Может быть, она любит его, хотя при современной жизни это рискованные, и громкие слова. Наверное, все же да, — отвечала она сама себе. Жаль, что они не могут быть вместе открыто. Ведь он ее начальник, связи на службе запрещены, и у Фридриха и у нее самой могут быть серьезные проблемы, узнай кто. Но это все мелочи по сравнению с той тайной, что она скрывала от всех, даже самых близких, и о которой она старалась не думать.

Кутомара был маленьким городком, жители в основном работали на заводе и железной дороге при шахте, на самой шахте работали пленные японцы и различные не благонадежные элементы, диссиденты, партизаны, маньчжуры, после ментальной обработки они и могли разве что только работать кайлом и быть вместо гужевого скота. Медики старались на совесть, да и технология применяется уже лет сто по превращению человека в безмолвного робота, способного выполнять лишь четкие лаконичные команды. Не какого остаточного разума, не каких инстинктов, они даже не способны самостоятельно питаться. Это хуже чем смерть.

Дистрикт не был благополучным местом, из всех дистриктов Даурии он пострадал больше остальных во время тридцатилетней войны с Ниппон Хоку. По мимо кровопролитных боев за контроль над урановыми и золотоносными шахтами, здесь самураи отыгрались по полной. Воздух был отравлен, приходилось ходить в респираторах, лес был практически мертв в нем водилось голодное зверье, постоянно совершавшее набеги на городские окраины и партизаны занимавшиеся тем же. Мутации среди населения были частыми, многие ходили в силиконовых масках, что бы скрыть физические уродства на лице. Многих детей приходилось умертвлять еще в утробе матери, если генетические аномалии носили ярко-выраженный характер. Мера жестокая, но вынужденная законов Союза о генетической чистоте и запрете оборотов, ни кто не отменял. Применялось химическое и бактериологическое оружие, ядерное оружие применялось лишь локального действия в основном грязные кустарные бомбы из отходов производства завода, применяемые отступавшими вместе с японцами троцкистами.

Вообще Забайкалью повезло больше чем остальному Союзу. Такие города как Москва, Берлин, Ленинград, Красноярск, Иркутск были уничтожены ядерными взрывами, от этих взрывов говорят, небо светилось на протяжении недели, а пепел выпал даже в Антарктиде. Если сравнивать с бывшим Союзом, то в Даурской земле было спокойнее, чем на остальной территории. Во время Европейской войны судьба Евразии была решена в 1943 году. Войну против СНРС Ниппония так и не начала, ни в сороковые ни в шестидесятые, запала тридцатых не было, империя боялась остаться один на один с США, уже имевшими ядерное оружие и мечтавших о Луне. Наши, советские ракеты Королева-Оберта были хороши как для войны, так и для полетов в космос, поэтому мы были первыми. Красное знамя было водружено на спутнике Земли.

Японцы знали, что Евразия, вооружившись расовой доктриной, рано или поздно возьмутся и за них. Император понимал, что дружба с ним для СНРС лишь необходимость, вынужденный шаг, чтоб расправиться с США и окончательно лишить капиталистов достоинства.

Так и вышло, Японцы разгромили штаты, в 1978 сбросили ядерною бомбу на Нью-Йорк. На востоке бывших США была создана подконтрольная СНРС, «Американская социалистическая директория», запад, исключая Аляску и Канаду отошел к Японии. Мир завоеван, остались лишь две страны, что же делать?

Ответ был очевиден: последняя война.

В 2019 была расстреляна Куйбышевская пятерка, которая почти год возглавляла разрозненное сопротивление регионалов на территории европейской России. В Сибири троцкисты смогли продержаться до 2022 года. В апреле месяце под ударами армии пала Чита. Последние троцкистские правители не были самостоятельными, тот огрызок некогда единой страны был негласным сателлитом тогдашней Японии. Затем пришел триумвират и долгожданный мир, эпоха доживания на пепелище былого.

Первое, что планировала сделать Надя, прибыв сюда это посетить местное отделение Департамента государственной охраны.

Здание ДГО было недалеко от вокзала, его можно было сразу узнать по стандартному монументу у входа в виде небольшого обелиска, увенчанного щитом с изображением металлического меча в пятиконечной звезде с серпом и молотом. Надя Савельева двинулась к нему.

Глава 3

Здание отделения представляло собой типовую постройку и нечем не отличалось от провинциальных штабов чекистов во всех дистриктах, всех территорий Конфедерации. Получив пропуск в дежурке, Надя прошла по узкому светлому коридору в самый конец, где располагался кабинет коменданта. О ее скором прибытии его должны были предупредить еще вчера.

Забавно, но после войны «Государственная охрана» была единственным, что не изменилось, и было там, где ему и полагалось быть. Союза уже нет, а ДГО как наследник МГБ сохранило единство, своего рода став надгосударственной структурой, как того и хотел первый руководитель Дзержинский.

Комендант встретил ее довольно дружелюбно. Это был седой сухощавый человек лет пятидесяти с узким бледным лицом и выпуклыми серыми глазами. Его форма, типичное обмундирование специальных войск «Департамента Государственной охраны», сшитое из тонкой черной кожи, серебряные кубаря очень эффектно смотрелись на красных околышах. На столе, обделанном красным сукном в кабинете стоял ЭВМ «Кристал Х3»: на мониторе маячила хроника времен войны, из колонок звучал старенький марш, кажется Эрнст Буш «Всемирная республика», причем на немецком языке.

Setzt alle Herzen in Brand!

Pflanzt eure roten Banner der Arbeit

Auf jede Rampe, auf jeder Fabrik.

Dann steigt aus den Trümmern

Der alten Gesellschaft Die sozialistische Weltrepublik!

Dann steigt aus den Trümmern

Der alten Gesellschaft

Die sozialistische Weltrepublik!

— А, товарищ Савельева, — сказал комендант с улыбкой. — Начальник линейного отдела уже был у меня с рапортом, и доложил, что вы должны приехать. Последнее время совершенно не нахожусь в кабинете, напрямую со столицей не говорю.

— Как добрались?

— Спасибо хорошо, nureinwenigmüde, im Zug, dermichschaukelt — ответила Надя.

— О, у вас превосходный немецкий! — удивительно. — Где учились?

— Дома. Мой отец был в состоянии оплатить хорошего учителя.

— Похвально. Коньяку?

— Спасибо, нет. Я подумала, что мне стоит известить вас о своем появлении.

— Как я понимаю, вы по делу? -комендант все-таки вытащил из стола бутылку и бокалы.

— Да как мне понадобится вся имеющаяся у вас информация по серии убийств, произошедших в городе, и территории дистрикта за последние три года. И да в интересах следствия, мне необходимо поговорить со всеми кто имел хоть какие-то отношения с жертвами. Можете мне оказать содействие?

— Вы удивляете меня. Информацию по убийствам за последние три года? — Мне трудно представить, как нам это удастся сделать. Половина убийств вообще не учтены, а другая как правило «висяки» или «бытовуха», местные стараются разобраться со своими делами по своему. Наша функция как властей сводится лишь к поддержанию хоть какого-то порядка, хотя-бы здесь в центре города, на окраинах и то бардак, Про дистрикт я и не говорю, один участковый на семь деревень. А хутора? Самопоселенцы? Я служу тут уже седьмой год и ненавижу Кутомару всей душой. В прочем, чем смогу, помогу. Да и вот еще мой вам совет — не покупайте на местном рынке мясо. Можете съесть какого-нибудь не учтённого убиенного. Когда я жил в столице мне говорили, что на востоке жрут человечину, а я дурак не верил. К сожалению это оказалась правда. Пирожки на рынке с человеческими пальцами, дело обычное. Вот совсем недавно, в прошлый четверг кажется завели дело.- комендант пошарил по столу, достал папку и бегло стал читать.- Так-так, да вот. Следственные органы возбудили уголовное дело по факту убийства тремя бомжами двадцатипятилетнего жителя города, чьи останки затем были проданы в ларек с шавермой. Они нанесли ему множественные удары ножом и молотком, мужчина скончался на месте. После совершения преступления труп был ими расчленен и часть употреблена в пищу.

— Любопытно, — попыталась улыбнуться Надя, но внутри у меня все оледенело. — Неужели все так печально? — но мне отведать такие деликатесы не грозит, я вегетарианка.

— Дорогая, буду говорить с вами как обычный человек, повидавший жизнь. Вы живете в столице, где власти республики сумели навести порядок. Здесь у меня связаны руки, потому, что Кутомара подчинена не столице, а является сама столицей особого дистрикта, да и к тому же еще со времен царя, была местом ссылок и каторг. Здесь с 1764 года добывали свинец и серебро. Город Кутомара возник на месте одноименной деревни, позже появилась каторжная тюрьма. В начале двадцатого века тюрьму расширили, режим в этой тюрьме был самым жестоким во всей Российской империи, при советской власти мало, что изменилось, коренное население это потомки тех заключённых. Как известно в тридцатые годы, паспортов отпрыски врагов народа, не получали, соответственно и передвигаться по территории Союза не могли. А расовая политика вообще все запутала. После войны этим дорвавшимся до власти уголовникам во главе с мародером Бледновичем были развязаны руки, и мы имеем то, что имеем.

Служил в штрафбате, смыл кровью, считай реабилитирован. Население города почти тридцать тысяч человек — и ни одного действующего завода, ни одного предприятия. Последний закрыли лет девять назад. Население пьет, разворовывает старые заводские склады, торгует наркотиками, благо, что растительными, добывает серебро варварскими методами, постоянные завалы шахт. В общем, мрут как мухи. Мы особо не вмешиваемся, пусть сами решают свои проблемы. Наша задача помогать Минздраву в борьбе с партизанами. Все, что я могу сделать, как комендант — так это обеспечить хотя бы относительный порядок. Следить, чтобы в городе не орудовали враги из Китая и японские недобитки из лесов, троцкистских партизан тоже много, сидят и молятся на иконы «Льва иудушки». Была бы моя воля, я бы вывез отсюда всех более — менее приличных граждан и взорвал в центре города ядерный боеприпас, чтобы выжечь эту смердящую помойку из человеческого мусора. Хотя людьми их назвать язык не поворачивается, да и животных они хуже, животные заботятся о детях, а эти твари мало того, что не в состоянии предохраняться, разносят всякую венерическую заразу, да еще и детьми торгуют, не могут растить, не рожали бы. И так с середины девяностых годов, почитай полвека. Но нам лишь остается терпеливо ждать, когда весь этот человеческий мусор сам передохнет от скверного самогона, голода, сифилиса, перережет друг друга ножами в пьяных драках или замерзнет зимой, у республики слишком мало солдат, слишком много проблем, что бы провести зачистку.

— А много ли здесь «приличных граждан»? — спросила Надя, чувствуя, что необходимо сменить тему.

— Примерно тысяч пять. Учителя, врачи, служащие железной дороги, солдаты, не опустившие руки и не потерявшие людской облик люди. Все они живут в центре города и в казармах разумеется. Окраины не безопасны.

Эта беседа мягко говоря была неприятна Наде, но хоть как то это показать было для нее нетактично.

— Где я могу получить материалы по интересующим меня делам.

— Хорошо, хорошо, я сейчас распоряжусь, — спешно комендант нажал кнопку на селекторе. — Дежурный сейчас принесите дела по последней серии.

— Спасибо.

— Минуточку. Простите, а вы где остановились?

— Пока нигде.

— Подождите, — открыв ящик стала комендант достал визитку и протянул ее Наде, — вот адрес гостиницы, покажите ее консьержке, она поймет от куда вы, и заселит вас, там спокойно и безопасно, платить не нужно я знаю, что суточные у вас не велики.

— Спасибо вам еще раз.- Надя взяла карточку, пожала руку коменданту.

В дверь постучал дежурный, вошел, положил четыре не толстых папки на стол.

— Ну что же приступим. И так, рабочий обнаружил на заброшенной стройплощадке женский труп.

Мы по правде сказать решили, что ни чего особенного не произошло. Просто умерла бомжиха и ее ни кто не закапал.

На место происшествия все же отправилась следственная группа. Они как раз и сообщили, что на смерть бомжихи это не тянет. Дело серьезное, убийство молоденькой девушки. Убийство особо жестокое, ее выпотрошили.

Следователю показалось странным, что вокруг кружится много ворон. Вскоре причина стала ясна. По округе были разбросаны внутренние органы жертвы.

За пару часов удалось, собрать их. Экспертиза принесла страшное открытие. Органы принадлежали разным людям.

на следующий день прочесали местность рядом с местом где была найдена девушка. Были найдены тела еще двух молодых женщин. Вырисовывалась серия.

У жертв преступления также были вырезаны половые органы.

Эксперты подтвердили, что убийства совершены одним и тем же человеком. Так же было установлено, что женщин вначале душили.

— Хм. Интересно. Зачем такие сложности?

— Надежда Сергеевна, думаю жертвы не чувствовали опасности и подпускали убийцу близко к себе.

— Скорее всего так и было. — Надя о чем то задумалась.- Личности были установлены.

— У двоих да! — Штернберг пролистал бумаги, и продолжил.- Дня через два обратились родители одной из жертв. Они беспокоились за дочь, та не вернулась со школы. Она и раньше бывало задерживалась, говорила, что гостила у подружки.

Как мы выяснили она не была ни у какой подружки, а обслуживала солдат. В общем маленькая шлюшка.

— Сколько же ей было лет?

— Почти тринадцать.

— Совсем ребенок!

— Оставьте Надежда Сергеевна! Здесь не столица. Люди зарабатывают как могут. деньги которые приносила девочка были единственным источником дохода для ее семьи.

— Но родители не могли не знать… — Савельева не успела закончить мысль, как Штернберг уже ответил.

— Они и знали, но делали вид, что не знают. Им так проще, так легче. Врать самому себе и верить. Не правда ли удобно. Ведь так делают все.

— Но все же…

— Все же хорошо, что она сама решила так зарабатывать, что бы помочь семье. Бывает что какая ни будь мамашка продает свою дочку, а деньги пропивает. А здесь все же ситуация иная, семья в целом хорошая.

Надя не знала, что сказать. Логика была чудовищной, но простой, объясняющей многое.

— Вторую жертву звали Людмила Сумарокова. Об ее пропаже заявила подруга. На кануне она была у нее в гостях, мылась в бане.

Подружка заявила, что ее скорее всего убил муж. Он постоянно ее избивал и издевался над ней.

Жертва жила на окраине города, достаточно далеко от места где нашли ее тело. Но на это решили не обращать внимание.

— Понимаю.- Надя кивнула, выражая согласие.

— Мы его конечно же задержали. Не церемонясь выбили из него признание и тут же во дворе комендатуры расстреляли.

— Быстро вы! — Скорость привидения в исполнение приговора вызвала у Нади восторг и восхищение.

— А чего церемонится с маньячиной. — комендант улыбнулся. — вот протоколы и чистосердечное признание.

— Спасибо. Можно мне это взять с собой, почитать.

— Конечно! Если честно, то пьяный бред. Потом конечно мы поняли, что ошиблись.

Через три дня было найдено новое тело. Кого теперь расстреливать мы не знали. — Виктор Карлович развел руками. демонстрируя бессилие. — Что бы народ не роптал, мы сообщили, что у убийцы был сообщник.

— У вас есть предположения кто это мог быть? Что показало расследование?

— Да конечно. Мы здесь не даром хлеб едим. Хотели арестовать парня убитой, с которым та встречалась. Он работает кочегаром в школьной котельной. Жертва там училась.

— Что ей тоже двенадцать.

— Нет, что вы! — Штернберг смущенно улыбнулся.- Уже семнадцать. Выпускница.

— Понятно. — Надя не много разочаровалась. Она уже предвкушала допрос с пристрастием мерзкого педофила. — Почему хотели? Значит не арестовали?

— Да решили больше не рисковать. Перестраховаться. Да и моя жена сказала, что кочегар парень хороший.

— Жена.

— Да она у меня директриса в местной школе. и ко всему прочему эксперты усмотрели в убийствах явный религиозный подтекст. Попросту это по всем признакам, ритуальные убийства. А подобное уже не в нашей компетенции, сами понимаете.

Надя кивнула, соглашаясь со сказанным.

— Я незамедлительно сообщил в столицу, своему начальству. Мы с ним к тому же старые друзья. Был так сказать лишний повод пообщаться. Правда я не рассчитывал, что это дела вызовет интерес и реакция будет быстрой.

— Видно заинтересовала. По правде я и сама не мало удивлена, что меня сюда отправили. — как можно искренней высказала свое негодование Надя, а сама подумала, что Котов, сволочь не мог найти кого-нибудь другого.

— Понимаю. Молодой девушке нечего делать в подобных местах, как наш городок. — Надя молча снесла комплимент, но он ее порадовал. Она даже подумала, что от Котова такого не дождаться.

— Пожалуй я бы поговорила с кочегаром и со школьным окружением жертвы.

— Да конечно. Моя жена окажет вам полное содействие.

— Спасибо вам товарищ комендант!

Выйдя из дверей кабинета Штернберга, Надя уже четко понимала, работа будет не из легких. Нечего, позвоню Владлену, — думала Надя, мысленно напоминая себя о том, что она профессионал, — он, что не будь придумает. — А пока с чего начать? — Наверное, с душа.

Глава 4

Первой стала, — молоденькая официантка в кафе. Ее я заприметил достаточно давно, но не было подходящего случая, Однажды во время моего обеденного перерыва, она случайно опрокинула на меня стакан с водой. Так мы и познакомились.

Я предложил ей встретиться вечером после ее работы. Сказал, что заеду за ней, только пусть она подойдет к памятнику героям желтых войн, а от туда я ее заберу. Девчонка прям расцвела на глазах. Видимо ей льстило, что за ней заедет взрослый кавалер на собственном авто. Она с гордостью посмотрела на других официанток, видимо подружек. Всем своим видом показывая (- Завидуйте мне! Я королева мира.

Какая же она была дурочка.

Когда она села в мою машину, я предложил ей поехать за город, видь весна, природа благоухает и навивает мысли о романтике.

Она не раздумывая согласилась!

Я убил ее ножом, она даже не успела ни чего понять. просто нанес ей три быстрых удара в спину, после чего она даже успела повернуться ко мне. Помню у нее был такой вопросительный взгляд, кажется она пыталась, что-то спросить, но уже не могла. Думаю это скорее всего был вопрос: — За что? А потом я перерезал ей горло. Я не знал, как продолжить дело. Из багажника машины я достал приготовленное ведерко. Я держал тело над ним и пытался собрать красную жидкость выливающуюся из горла бедной девочки. Затем кровью вокруг тела я стал чертить необходимые узоры. Все должно выглядеть точно как на схемах, скольких трудов стоило их достать. Иначе все зря. Завершив свои художества, я почувствовал глубокое удовлетворение. Как ни странно угрызений совести я не испытывал. Девочку мне было искренне жаль. Жаль, потому, что ей просто не повезло.

«Наверное меня будут, называть, безумцем, маньяком, чудовищем. Хотя почему меня, не меня, а того психа который сделал это» — с улыбкой подумал тогда я. Со следующими было намного проще, как говорится рука набита.


Окружающий мир, совсем недавно сузившийся до размеров комнаты гостиницы, мелькавшей перед глазами тусклой лампочки, начал становиться нормальным. К сожалению, был он сплошь серым с желтыми разводами на стене от когда-то просочившейся через крушу дождевой воды, и не слишком просторным. Потратив на изучение дел почти два часа, Надя поднялась из-за стола.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 360