электронная
180
печатная A5
439
16+
Сальвар

Бесплатный фрагмент - Сальвар

Книга I. Спасение

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9249-7
электронная
от 180
печатная A5
от 439

Предисловие

Задумывались ли вы, насколько наш мир уникален? Мир, в котором полно тайн, секретов и необъяснимых фактов. Зачастую эти загадки являются настоящей угрозой для хрупкой человеческой жизни. Но и человеческая жизнь обладает целым внутренним миром. Сознание. Фантазия. Бесконечность. Вселенная. Эти слова отлично впишутся в один ряд.

Мы знакомы с миром благодаря учителям. С самых ранних лет дети вступают в общение с людьми, от которых и получают восприятие всего существующего. Мир, который мы привыкли считать реальным и основательным, — всего лишь переданное описание, гарантирующее однозначность реальности. Но мы не подозреваем, что это только одно из множества описаний мира.

«Маверик»

1

Вокруг царила абсолютная тишина. В небольшой комнате с голыми стенами, на которых местами оставались еще грязные обои светло-желтого цвета, едва слышалось потрескивание от пробегающего по кабелям к одинокой лампочке тока. Помимо стола возле светящегося предмета, похожего на старый торшер без колпака, и перекосившейся полки с парой книг, в самом углу комнаты стояла кушетка. И стоило отдыхающему на ней человеку хоть немного изменить свое положение, как тут же идеальная тишина была бы нарушена. Койка всем своим видом сообщала, что заскрипит изо всех сил, если ее кто-то потревожит. Но тишина продолжалась. Очень уставший на вид мужчина лет тридцати пяти, укутанный в огромную дутую темно-синюю куртку, спал прямо на ледяных железных пружинах. От холода его спасал не только теплый пуховик, но и еще десяток разных небрежно разбросанных вещей. Кроме острых темных бровей с изломом и носа с орлиным кончиком, можно было разглядеть небольшой клочок густой бороды, выглядывающий из воротника.

Бесшумная атмосфера растворилась, как только послышались неторопливые шаркающие шаги, приближающиеся к холодной комнате. Это продолжалось недолго, пока свет в щели под железной массивной дверью не исчез. В тот момент все снова затихло. Вдруг послышалось клацанье связки ключей, а затем и скрежет одного из них в замке. С раздирающим скрипом открылась дверь, и в проходе возвысился силуэт облаченного в широкие одеяния человека. Неизвестный направился прямиком к железной кровати.

— Как же холодно. Пора что-то делать с этой проклятой комнатой. Опять остыла, — раздался эхом слегка писклявый голос.

Недовольному мужчине нравилось разговаривать с собой. Еще несколько минут он дискутировал по поводу холода и освещения, прежде чем обратить внимание на спящего.

— Надо будить, а то замерзнет ведь.

— Да, надо, — ответил он сам себе.

— Два раза не спасем.

— Не спасем, точно не спасем, — продолжал разговаривать с собой человек в длинном пальто с похожим на пышный хвост песца воротником. Теперь его одежду можно было разглядеть. Только вот лицо полностью скрывалось огромной меховой шапкой и балаклавой, а глаза прятались за темными очками-авиаторами. Даже если пристально вглядываться, составить его портрет ни у кого не получится. Мужчина встал рядом со спальным местом, если его можно было так назвать, и снова начал бормотать что-то себе под нос.

— Эй, дружище, вставай.

Низкорослый, по всей видимости, хозяин комнаты пытался разбудить замерзающего человека так, словно будит в школу ребенка. Сперва он долго и вежливо просил его проснуться, затем медленно подергал за плечо. Но никакой реакции не последовало. После таких попыток парень в темных очках сделал кое-что странное. Он достал пистолет семимиллиметрового калибра и выстрелил в потолок, добавив своим писклявым голосом:

— Про-сы-пай-ся! Я устал ждать.

— Что? Эээээ… Где я? Ты кто? Что со мной? — с испугом произнес мужчина, едва приподняв веки, за которыми таились карие глаза.

— Все нормально. Ты в тепле. Уже не надо бояться, не умрешь, — успокоил его собеседник.

— В тепле? Ты издеваешься? — слегка повысив голос, произнес потревоженный и лег обратно, свернувшись калачом в толстых слоях вещей.

— Я имею в виду, что ты внутри. Не снаружи. Слышишь? Если бы я тебя не подобрал, уже заледенел бы.

— Подобрал? Я что-то ничего не припомню. Руки и ноги от холода так болят?

— Да, от проклятого холода. Я выходил, как обычно, по своему расписанию на обход станции. Как вдруг увидел темное пятно на горизонте. Решил проверить. Ну а дальше пришлось спасать. Поэтому ты сейчас здесь. В тепле.

— Стой. А почему…

— Слушай! Давай все вопросы за кружкой горячего напитка. Тебе не помешает согреться. Кстати, меня можешь звать Ральф, — заблаговременно сняв балаклаву и очки, представился хозяин комнаты.

Внешне Ральф был похож на худого пирата. Густая рыжая борода, серьга в носу, чуть впалые щеки — и только высокий голос не соответствовал этому образу.

— Меня зовут… Марк, — на миг задумался и протянул руку уставший человек.

— Давно это у меня не было друзей. Ты мне нравишься, Марк. Идем, — сказал Ральф, помогая встать с кушетки своему новому знакомому.

Опершись друг о друга, двое парней вышли из комнаты, оставив ее вновь в полной тишине. Они проследовали по длинному и довольно узкому коридору, вмещаясь только благодаря худощавому телосложению Ральфа, хотя в одежде он и казался огромным. Голова Марка из-за ярко мерцающего света люминесцентных ламп разболелась еще больше, но это не помешало ему обратить внимание на количество дверей в коридоре. Их было не меньше восьми, и за каждой находилась очередная ледяная комната. Однако, Ральф, минуя все встречающиеся на пути проемы, вел Марка куда-то вперед, где виднелся монотонный теплый свет.

— Куда мы идем? — спросил Марк.

— В диспетчерскую, я должен немного поработать. Не волнуйся, мы выпьем чего-нибудь горячего прямо там.

Не стоит задавать слишком много вопросов, подумал Марк, но один его волновал с самого пробуждения.

— Ты стрелял или мне это приснилось?

— Приснилось? Это как? — удивленно спросил Ральф, остановившись на мгновение.

— Тебе что, не снятся сны? — спросил, улыбнувшись, Марк.

— Нет, не снятся. Я никогда не сплю.

— Ладно, я просто хотел спросить, приснился ли мне выстрел, — не стал допрашивать Марк своего знакомого. Он догадался, что тот выдает юмор исключительно высокого уровня.

— Да шучу я. Конечно, мне снятся сны. А ты спал и находился в месте, где и произошел этот выстрел.

— А зачем ты стрелял?

— Не знаю, захотелось. Я пытался тебя разбудить обычным способом, но не помогло. Поэтому решил пальнуть. Я часто стреляю, особо мне заняться нечем, а патронов много, вот и развлекаюсь как могу.

— У тебя много оружия? Что за работа такая? Комнаты, коридоры. Где мы находимся, Ральф?

— Так-так. Опять сплошные вопросы. Потерпи, как только дойдем до диспетчерской, спокойно сядем, выпьем горячего шоколада с ликером, и я отвечу на все вопросы. Мне самому не терпится. Прожить в одиночестве несколько лет очень тяжело, знаешь ли. Так что болтать будем много, спешить некуда.

Однако Марку казалось иначе. Ощущение того, что он не на своем месте, можно было с легкостью прочитать в его обеспокоенном взгляде. Желание скорее отсюда выйти не покидало его.

Свет в конце коридора становился все ярче, пока чуть было не ослепил яркой вспышкой уже привыкшие к темноте глаза Марка.

— Это чтоб не уснуть. Ну, я про свет, — произнес Ральф и предложил Марку устроиться поудобнее.

Рыжеволосый парень подошел к стойке с огромным количеством видеопультов и экранов. Затем приземлился в престижное, но потрепанное кожаное кресло. Ральф решил посмотреть видео с наружных камер и что-то проверить. В это время Марку в голову лезли одни вопросы. Как он здесь оказался? Что за станция? За чем именно следит Ральф? Кто он такой? Но сразу все узнать он не мог, поэтому Марк старался обдумать все, прежде чем начинать разговор. А в это время Ральф нажимал кнопки и переключал приборы видеонаблюдения. Картинка на восьми мониторах не менялась. Кругом красовались снежные дюны, едва видимые из-за метели. Вот почему комнаты такие холодные. Снаружи суровая зима. Разглядывая диспетчерскую, Марк заметил и захламленную, обыденную кухню, и гостиную с журнальным столиком напротив коричневого дивана, но ни одного окна при этом не было. Все помещение представляло собой скопление различной мебели и техники, в центре находился пульт управления с камерами, за которым задержался Ральф. По периметру диспетчерской, у стен, стояли различные стеллажи с инструментами, консервами, книгами. Все было перемешано, никакого порядка. Кухня находилась там же, среди перекошенных тумб была устроена раковина, забитая грязной посудой, холодильник, который, судя по несметному количеству консервных банок на обеденном столе, был пустой. Более-менее на своем месте смотрелся диван, как обычно, возле стены. Там и обдумывал свои вопросы Марк, с нетерпением ожидая, когда его знакомый освободится.

— Ральф, может, я пока заварю чай или кофе? — решил спросить Марк.

— Нет, лучше подойди сюда и взгляни, — ответил Ральф.

Марк не без труда сменил удобное положение и не спеша захромал к мониторам.

— Какие-то проблемы? — разводя руками, поинтересовался гость.

— Видишь вот эту точку? То появляется, то пропадает. Перед тем как уйти на обход, в результате которого ты нашелся, я видел на мониторе такую же точку. Значит, она показывает живое существо. Но я смогу выйти только завтра. Надеюсь, эта точка не исчезнет и мы найдем еще кого-нибудь.

— Почему только завтра? Сейчас нельзя выйти?

— Нельзя. Двери закрыты. Они открываются только по программе, а доступа, чтобы ее изменить, у меня нет.

— Раз уж мы заговорили, то можешь мне объяснить, где я нахожусь?

— Конечно, ты на станции «Маверик», одной из немногих, которые еще функционируют.

— И для чего эта станция?

— Вот ты интересный. Как это для чего? Для надежды. Мы следим за погодой, за энергией на планете, за всплесками тепла. Вот карта, вот ресурсы, вот температура. Мы докладываем о состоянии температуры, она часто меняется. Иногда бывает такой холод, что можно замерзнуть даже в костюмах, как у нас.

— Ты сказал «мы докладываем». Так тут есть еще люди?

— Я имел в виду такие же метеостанции, каждая из которых отвечает за свою область. Из полученных от каждой станции данных делают общий вывод по состоянию погоды. Но нам не сообщают. Тут нет обратной связи. Проще говоря, я просто отправляю им результаты — и все. Видел: в коридоре много комнат? Так вот три из них под персонал.

— Вас здесь трое?

— Было когда-то. Однажды Герг и Ило пошли на обход, а я остался за пультами. Мы возвращались всегда намного раньше, прежде чем двери закроются, избегали малейшего риска. Но в тот раз что-то пошло не так и ребята задерживались. Я посылал им сигналы, но они не доходили. Когда я вышел наружу, увидел во мгле только темное пятно вдалеке. Я кричал настолько сильно, насколько мог, но вдруг двери стали закрываться. Зайдя внутрь, я смотрел на это темное пятно и плакал. Я понимал, что останусь здесь один. Я много раз пытался связаться со штабом, чтобы они открыли дверь, но это не сработало. Через три дня по расписанию двери снова открыли, я стал искать своих товарищей, но не нашел даже тел. Их унесла метель. С тех пор я тут один. Шесть лет уже прошло.

— Не хотел бы я застрять тут надолго, — ответил Марк.

— А куда ты денешься? На самом деле я не понимаю, откуда ты взялся. До ближайшей станции идти дня три. Когда я тебя нашел, моему удивлению не было предела. Человек в джинсах, кроссовках и ветровке может быть только безумцем или приговоренным к смерти всякими бандитами. Ты был еще тепленький, но уже отключался. Так что давай, вспоминай.

Как бы Марк ни желал воссоздать в голове тот момент, ему это не удавалось. Пока он понятия не имел, как сюда попал и куда ему идти дальше. Он не знал, ищет ли его кто-нибудь. А может, где-то его ждут близкие и родные. Он ничего не понимал.

— Ральф, мне надо в город, — твердо сказал, Марк.

— Так думаешь, я бы сидел здесь столько лет, если было бы возможно вот так взять захотеть и уйти в город? Когда пошли заморозки, про путешествия все забыли. Все засели в норах и прожигают последние запасы энергии. Скоро и ее не станет, тогда все перемерзнет.

— Так ведь ты никуда не выходил, откуда тебе знать, что ничего не нашли? Может, стоит спросить тех, кому ты отправляешь эти бессмысленные данные? Они, скорее всего, уже никого не интересуют. Послушай, если я не мог сюда дойти, значит мне кто-то помог и бросил здесь. Надо это выяснить. Почему меня? Почему сюда? Ральф, ты должен мне помочь.

— Говорю же, это могли сделать бандиты. Они часто оставляют должников замерзать на холоде. Возможно, ты перешел дорогу не тем людям.

— Нет, я чувствую. Интуитивно. Это не так. Я неплохой человек и дорогу никому не переходил. Послушай, ты ведь не можешь сидеть здесь вечно? Запасы рано или поздно закончатся.

— Ааа, нет. Провизия рассчитана на сто лет. При этом изначально на троих людей.

— Пойми, Ральф, я не смогу здесь оставаться. А сколько ты еще просидишь здесь, отправляя данные в одну сторону?

— Я надеюсь, что рано или поздно о нас позаботятся. Когда найдут решение. Изменят климат или построят поселения. И, возможно, представят к награде за безупречную работу.

— А что, если нет? Сколько мы здесь протянем, пока не сойдем с ума? Знаешь, что я тебе скажу? Если нет возможности получить ответы на свои вопросы, то надо найти людей, которые все объяснят. И если им удастся убедить в необходимости оставаться на станции, мы вернемся. Но хотя бы будем знать, что все не зря. Согласись? Стоит ведь рискнуть?

— Я не знаю, Марк. Это очень опасно.

— Не опаснее, чем сидеть взаперти, ничего не предпринимая.

— Честно, иногда я задумывался: а вдруг и правда мои доклады уже никто не читает? Но каждый раз отбрасывал эту мысль. Выходить одному — это точно самоубийство. Есть идея. Мы можем добраться до ближайшей станции. Вдруг только на «Маверике» не работает обратная связь? Только есть проблема: погода в ближайшие дни не улучшится, пешком не дойти.

— На станции нет никаких машин?

— Есть, но они вряд ли заведутся. Перемерзли все.

— Показывай.

Марк зацепился за эту надежду и решил, что это единственный шанс выбраться с умирающей станции.

— Ральф, как можно их разогреть?

— Переключить всю тепловую энергию на гараж, но тогда в остальных помещениях похолодает.

— А от чего энергия?

— Ветер, каждая станция живет благодаря ветру.

2

Марк и Ральф спустились в гараж, где стоял необычный снегоход, оснащенный закрытой крышей и танковой гусеницей. Рядом огромный вездеход, по размерам похожий больше на грузовик. Высота колес, на которые были намотаны железные гусеницы, совпадала с ростом Марка, около метра и восьмидесяти сантиметров. Помимо этих двух металлических гигантов, в гараже валялось множество хлама, который пристально рассматривал Марк. Проведя экскурсию по гаражу, Ральф отправился переключать распределение тепла по станции.

Изучив это техническое помещение до мелочей, Марк решил осмотреться внутри вездехода. Машина без боковых дверей, напоминала еще и танк без ствола, но по габаритам больше относилась к грузовикам. Всю эту технику Марк помнил прекрасно. Но такого вездехода точно не встречал. В голове всплывали зеленые, коричневые, даже черные передвижные средства такого типа, но никак не белые. Перемещаться на белом вездеходе в такой метели казалось безрассудным, ведь он будет полностью сливаться с местностью. Мысль о том, что транспортер служит для разведывательных целей, насторожила Марка. Заметив лестницу на левой стороне кабины, он аккуратно поднялся на крышу и приоткрыл люк. Внутри оказалось очень комфортно. Присев на широкое и мягкое водительское кресло и взглянув в грязное лобовое стекло, Марк почувствовал, что он на верном пути и скоро отсюда уедет именно на этом железном монстре. По правую сторону располагались еще два пассажирских сидения напротив панели с электроникой. В кузове ничего интересного не было, видимо вездеход предназначался для перевозки материалов или массивных предметов, а может радиостанций и другой секретной техники. Вылезая из автомобиля, Марк почувствовал, как его встретил теплый воздух в гараже. Теперь оставалось ждать, пока гараж прогреется. В помещении становилось все теплее, и Марк решил снять с себя пару вещей. Он обошел по периметру грузовик несколько раз — невозможно было им не восхищаться. Железный монстр на здоровенных гусеницах. Существенные размеры намекали, что с таким стальным другом не пропадешь. Дождавшись Ральфа, Марк предложил посмотреть, что у этого зверя под капотом. Под капотом красовался трехцилиндровый японский двигатель. Все детали в оптимальном состоянии. Но больше всего Марка беспокоила сохранность аккумулятора. Мало ли сколько эта машина здесь простояла.

— Все примерзло, не откроешь. Сутки точно придется ждать.

— Я хочу убедиться, что аккумулятор в порядке, — ответил Марк.

— Будь уверен, она заведется. Я раньше заводил ее, главное согреть.

Такой оптимизм и уверенность очень обрадовали Марка, это отразилось в его улыбке, первой с момента, как он проснулся непонятно где. Но улыбка исчезла, как только Ральф заявил о том, что перед отъездом должен выйти на обход станции, все проверить. Его новый друг пытался убедить, что теперь это все не имеет смысла, но хозяин станции стоял на своем. На обход выйду, заявил Ральф, предложив Марку собрать необходимые запасы и оружие.

— Зачем нам оружие?

— Ты думаешь, разумнее его оставить здесь? Ищи в комнатах, которые мы проходили в коридоре. И бери все, что сможешь. Еда на кухне, на полках… банки такие.

— Может, я выйду с тобой? Времени еще много.

— Не уверен, что ты справишься. Ты едва не умер и снова рвешься на холод.

— Мы решили отсюда выбраться, поэтому я должен знать, что нас ждет за этими воротами. Если вдруг не смогу, просто пойду назад.

— Просто не пойдешь, мне снова придется тебя тащить, а я, как видишь, не здоровяк. Но сильно тебя отговаривать не стану, потому что я сам хочу пойти вместе. Ты не представляешь, каково это выходить туда одному, зная, что в случае чего никто даже не поможет. Все! Решено! Идем вместе! Только для начала возьмем всю экипировку.

3

Подружившиеся Марк и Ральф вернулись в коридор, в котором не так давно Марк наблюдал интересующие его двери по обе стороны от узкого прохода. Целенаправленно следуя за снаряжением, улыбаясь и пошучивая о предстоящем побеге, они понятия не имели, что ждало их впереди, но оставаться на станции теперь не собирался и ответственный за нее Ральф. Перспектива одиночества его так пугала, что ему пришлось недолго размышлять. Ральф нашел вместе с Марком еще и надежду. Выйти на обход станции Рыжий хотел не потому, что перед отъездом обычно все проверяют и оставляют в сохранности, а для того, чтобы расчистить от снега выезд из гаража. Станция была полузаглубленной, и машины находились в подземной ее части. Ворота могут не открыться, если их придавило снегом. А раз уж Марк тоже идет на обход, то им придется искать две лопаты. Перед тем как открыть одну из дверей в тусклом коридоре, Ральф достал большую связку ключей и начал перебирать их. После того как был подобран нужный, комната со снаряжением открылась, и парни зашли внутрь. Вся энергия уходила на обогрев технического помещения, поэтому в комнате приходилось светить фонарем. Марк сразу заметил постаменты с тремя манекенами, два из которых были без снаряжения. Они предназначались для работавших когда-то вместе с Ральфом Герга и Ило. Осмотрев единственный экземпляр висевшего на манекене снаряжения, Марк пришел в восторг. Костюм казался легким, красивым, мощным, но совсем не теплым. Только после объяснений Ральфа снаряжение показалось максимально безопасным и комфортным. Автоматический подогрев, выдвижные когти от кисти до локтя, также к костюму прилагался нагрудник из какого-то легкого, но прочного материала, название которого Ральф так и не вспомнил. Все эти атрибуты дополнял шлем с темными очками и снегоступы с когтями.

— Ну как тебе? — поинтересовался Ральф.

— Выглядит очень круто, у тебя только один такой? — немного напряженно ответил Марк.

— Конечно, нет, иначе я бы не взял тебя с собой. Есть запасные, расцветка только разная. Мой зеленый, а тебе на выбор фиолетовый, черный, красный или оранжевый.

Сам костюм был темно-синий, с косыми яркими цветными полосами на груди, локтях и двойной полоской на бедрах. И для чего костюм с черными полосами, подумал Марк. Ему приглянулся фиолетовый и красный.

— Так какой выбираешь?

— Красный. Да, я выбираю красный цвет.

— Отлично, тогда снимай все эти тряпки, сначала наденем термобелье, а затем сам костюм.

— Кстати, а когда выходим?

— Через семнадцать часов, — взглянув на часы, ответил Ральф. — Не думай, что у нас полно времени: еще надо собрать вещи, еду и оружие.

После того как Марк оказался в ледяной комнате в одном термобелье, тоненький костюм для обхода станции по знойному холоду казался беспомощным, но мнение изменилось, когда он очутился внутри согревающей экипировки. Она нагревалась автоматически, в зависимости от температуры воздуха. Поэтому в таком тонком, облегающем обмундировании можно ходить не только в лютый мороз. Оно предназначалось для любых условий. Выдающееся технологическое достижение. Надев шлем, Марк долго любовался своим видом. Костюм действительно был хорош во всех отношениях. Теперь оставалось собрать необходимое оборудование для похода.

— Марк, будем искать все самое нужное. А в нашем путешествии может понадобиться что угодно. Давай начнем с еды, затем отнесем все оружие и оборудование.

Два человека в темном снаряжении с красными и зелеными полосами выглядели как секретные агенты, собравшиеся на задание по спасению человечества. Конечно, такому описанию соответствовала и походка, с которой они направлялись в сторону диспетчерской для того, чтобы забрать все имеющиеся запасы еды. Всего несколько ходок — и мужчинам удалось перетащить еду в кузов вездехода за пару часов. Казалось, что провианта хватит еще на несколько лет. В основном это были консервы, замороженные полуфабрикаты, вода и очень много сладкого. Парни решили съесть по батончику шоколада в обертке без какой-либо информации. Ральф пояснил, что это все разработки ученых, в продаже таких нет. Они содержат большое количество питательных элементов, поэтому одной шоколадки вполне хватит, чтобы заменить сытный обед.

Дальше Марк вместе с хозяином станции направился за оружием. Комната находилась за одной из дверей в темном коридоре. Перебирая связку ключей, Ральф сказал:

— Ты только не пугайся, я сам не понимаю, зачем здесь столько оружия.

За дверью, действительно, находился целый арсенал. Казалось, там было все: от ножа, который можно спрятать в ботинке, до стационарных установок, которые невозможно сдвинуть с места.

— Да тут на целую армию хватит, — воскликнул Марк. Берем все, что сможем?

— Да. Я начну, пожалуй, с холодного оружия.

Комната имела форму длинного прямоугольника. К обеим стенам были прибиты железные стеллажи в три яруса. С левой стороны находились всевозможные ножи, мечи, щиты, японские саи, звездочки, как у бойцов-ниндзя, и все это было четко распределено по уровням. На первом самые мелкие предметы, в основном для дальнего боя. На втором ножи, мечи и щиты. А вот самый высокий ярус предназначался для невероятных луков со стрелами. Также все предметы различались размерами и характеристиками: чем дальше идти вглубь комнаты, тем серьезнее и тяжелее становились орудия. С правой стороны разместилось все огнестрельное оружие, начиная с мелких гранат и заканчивая самыми современными моделями. Конечно, у Марка разбегались глаза, и ему необходима была экскурсия.

— Ральф, мы и за неделю все это не перетащим. Давай возьмем только лучшее.

— Как тебе вот этот нож? — спросил Ральф.

Ножом эту вещь сложно было назвать из-за размера. Тонкое и острое лезвие торчало из белой, на ощупь резиновой ручки. Стоило нажать кнопку — и этот нож оказывался с другой стороны рукояти. Так, парировав удар с одной стороны, можно поразить с другой. Безупречная вещь, если уметь пользоваться.

— Впервые вижу такой, — удивился Марк. — А есть двусторонний?

— Конечно, есть просто двусторонний, есть такой же, как этот. Поверь, тут полно всего. Сейчас покажу.

Отложив понравившиеся варианты в сумку, Ральф приступил к экскурсии. Начал он с перчаток, из которых вылетали острые лезвия в трех режимах. В первом они выдвигались на пару сантиметров и служили для лазаний по ледяным склонам. Во втором перчатки уже представляли собой оружие, которым с легкостью можно разрубать хрупкие предметы. В ближнем бою такие когти способны привести противника к летальному исходу всего одним метким ударом. И третий режим таких перчаток давал преимущество владельцу в дальнем бою: с помощью специальной кнопки острые лезвия вылетали из рук и поражали цель на расстоянии пяти шести метров.

— Перчатки — это необходимый в природе элемент, в случае чего и полазать можно, и от зверя отбиться, — подытожил Ральф.

Следующим холодным орудием в списке был меч, похожий на самурайский, но только своей изогнутостью. Он был намного тоньше любого меча, что придавало ему невероятную легкость. Рукоять была полностью закрыта защитным колпаком, на котором сиял ярко-желтый узор змеи.

— Это лучшее оружие ближнего боя. К тому же последняя разработка данной модели. Лезвие выполнено из бериллия. Одного из самых легких и тугоплавких металлов, который способен нагреться до 3000 градусов по Цельсию. Представляешь, что ты держишь в руке оружие, нагретое до 3000 градусов по Цельсию? — начал рассказ Ральф.

— Как его возможно держать в руке? — ответил Марк.

— Объясню. В ручку встроен нагревательный элемент. Какой-то материал, способный выделять энергию. Ты управляешь температурой своего клинка, а не обжигаешься, потому что колпак на твоей руке не пропускает тепло, он его отталкивает, в результате вся тепловая энергия от меча направлена по его оси в сторону острия лезвия. Грубо говоря, ты можешь идти и плавить лед, рубить столбы и прокладывать туннели. При всем этом данная модель самая легкая. Я называю ее «ураган смерти». Снесет все на своем пути. Почувствуешь только, будто масло режешь.

— Даже не представлял, что такое возможно.

— О да, это секретные технологии. Но не будем отвлекаться. Дальше у нас различные тепловые дротики и прочая метательная ерунда. Но вот на что действительно стоит обратить внимание, так это лук. Стреляет с невероятной скоростью взрывными, ледяными, огненными, электрическими стрелами. Легкий. А что самое главное — складной. Спокойно поместится в рюкзаке. Модернизированная тетива из самого тягучего, легкого и, несомненно, прочного металла крамидия позволяет снаряду пролететь около километра. Этот химический элемент, кстати, используется в наших термокостюмах для дополнительной защиты. Изобретатель Филипп Крам — гениальный ученый, сын основателя Всемирной экологической организации. Один из министров «Сальвара». Создает неповторимое оружие, но я думаю, что это не главные его достижения.

— А что за «Сальвар»?

— Ты и этого не помнишь? Сальвар — это организация, которая начала вести программу по спасению людей в результате природных катаклизмов. Когда мир охватили паника и безумие, Сальвар сумел объединить мирных жителей. Это они построили все эти станции для изучения поведения природы. Стали помогать беженцам и пострадавшим. Единственные, кто пытался спасти людей. Остальные страны, кланы и объединения начали войну между собой за лучшие места под солнцем, решив добить человечество. А Филипп Крам вместе с отцом разработал и внедрил все необходимое для выживания в такой среде. Были построены целые города, в которых люди могли бы укрываться от природы и холода. Разработки и внедрение добычи новой энергии позволили всем сплотиться и начать новую жизнь в суровом и холодном мире. С изменением климата появился постоянный сильный ветер в определенных областях, там и построили станции вроде нашей. А еще говорят, что «Сальвар» нашел теплый уголок с залежами какого-то продукта, способного растопить все льды на планете. Но это давние слухи. А что с «Сальваром» сейчас, как я уже говорил, не знаю. Но мы скоро туда отправимся, по крайней мере туда, где он должен быть.

— А давно наступил этот новый мир?

— Все происходило постепенно. Сначала одни районы окрашивались белым цветом, потом другие, и так, пока все известные нам земли не превратились в лед. Все замерзает и умирает на глазах. Новый мир появился, когда «Сальвар» заявил, что надежда есть и они уже выращивают растения и фрукты в своих городах, что все это лишь временно. Тогда я и пошел к ним, а потом уже попал сюда.

— Настало время отпуска, мой друг. Если ты прав, то выбора у нас все равно нет. Надеюсь, я смогу найти какие-нибудь зацепки. Может, я сам оттуда. Но сильно сомневаюсь, предчувствие, что ли.

После небольших прояснений Марк вновь приступил к изучению предметов, способных пригодиться ему в будущем пути. После рассказов о холодном оружии Ральф намекнул, что впереди самое интересное. Он обернулся к правой стороне длинной комнаты, развел руки в стороны и произнес:

— Эх, я бы из каждого стрельнул.

У Ральфа была невероятная слабость к оружию, ему нравилось за ним следить, чистить, но больше всего он получал удовольствие от стрельбы. Нет. Не от стрельбы по кому-то или во что-то, а просто от громких выстрелов в воздух. В своих вылазках он всегда тратил обойму или даже две патронов. Но теперь настало время рассказать о своих игрушках.

— Итак, Марк. Слушай внимательно, дважды не повторяю. Ты понял? Дважды повторять не буду!

По традиции он начал с мелких моделей. Показал бомбы-липучки, которые могли приклеиться к чему угодно даже в лютый мороз. Рассказал о ловушке, которая на вид была безобидным куском льда. А на самом деле, как объяснил Ральф, она пробивает в земле огромную дыру и закрывает ее под видом кусочка льда, но когда на нее кто-либо встанет, уже без помощи не выбирается.

— Мы возьмем с собой парочку, — подмигивая, сказал Ральф.

Дальше в руки к знатоку оружия попали пистолеты с различного рода зарядами. Были и огнестрельные, и ветряные, и тепловые, и даже те, которые стреляли льдом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 439