электронная
234
печатная A5
382
18+
Садизм и мазохизм

Бесплатный фрагмент - Садизм и мазохизм

Эффект мортидо

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8118-8
электронная
от 234
печатная A5
от 382

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Садизм и мазохизм или эффект мортидо

Выражаю благодарность своему другу И. Д. Михайлутину, давшего мне такую интересную тему

для размышления. Пример про стоматолога и расставание со второй половинкой принадлежат ему.

Аннотация. История данной книги берет начало с небольшой статьи в интернете, которая вызвала массу споров среди читателей, так как предлагался новый взгляд на сущность садизма и мазохизма, и его формы проявления.

Чтобы оценить пользу данной книги, стоит отметить, что автор Шакин Алексей Сергеевич — практик и писатель. Имея приличный психотерапевтический опыт, он собрал все свои наблюдения по этому вопросу в небольшую книгу, которая по праву заслуживает внимания.

Книга написана достаточно легким и простым языком, что делает ее понятной для восприятия широкого круга читателей. К тому же, по всем ключевым моментам приведены разъясняющие жизненные примеры. Название книги может вводить в шок своей откровенностью, её можно критиковать, но прочитать стоит обязательно, чтобы дать произведению объективную оценку.

Введение

В этой книги вы узнаете причины появления садизма и мазохизма с точки зрения компенсаторической психоаналитической теории. Почему психически больные радуются от страдания? Почему иногда и здоровый человек чувствует приятные ощущения при физической или психологической боли? На эти вопросы вы здесь сможете получить ответ. А самое главное, увидите практические примеры проявления мазохизма и садизма у людей, которым проводился психоанализ.

Книга основана на компенсаторической теории, которая изложена в тексте книги «Компенсаторика», где говорилось о том, что человек при невыполнении естественных психологических функций постепенно приходить к расстройству психики. Основные функции находятся в эго — жить для себя, и альтру — жить для других. Обе эти функции также диалектичны (противоречивы) по отношению друг к другу и имеют множество форм проявления при столкновении. Но все это зависит от структуры психики и психологической энергии, распределяющейся в психике. Поэтому, мы также рассмотрим влияние двух психологических энергий, которые выделял З. Фрейд: либидо и мортидо. Либидо — это, в широком смысле, энергия жизни, а в наиболее узком смысле — сексуальное желание. Мы будем использовать термин «Либидо», как желание, как всё то, что приятно человеку. Мортидо по З. Фрейду является энергией смерти, стремление вернуться к первичному состоянию, мы же будем понимать мортидо, как психологическую энергию, мотивирующую разрушать и менять эго человека. Эго — центральное звено структуры психики человека по З. Фрейду. Ему соответствуют такие понятия как сознание и «Я». Мы рассматриваем эго, как все то, что человек считает своим и все, то что ему приятно и любимо. Например, если человеку нравится фильм, то значит, что он себя косвенно (неосознанно) или прямо идентифицирует (ассоциирует) с героями или сюжетом. А так как «Я» приятно, то и всё, что с ним близко тоже. Поэтому эго — либидо наполненная часть психики. Нарисованный любимый цветок или любимое дерево, любимое животное и так далее, будет связанна с характеристиками самого человека, которому это нравится, что применяется при анализе рисунков. Именно, совместная работа либидо и мортидо приводить к тому, что мы называем мазохизм и садизм. То есть, приятное либидо (желание) человек получает от разрушения, а разрушение есть энергия мортидо. Как и, от чего может происходить такое, казалось бы, не логичное действо с психикой человека? Все это вы можете узнать в данной работе.

1 Защита эго, как причина мазохизма

Почему нервно больные радуются от страдания? Почему иногда и здоровый человек чувствует приятные ощущения при страдании? Конечно, это приятное находится на грани неприятного. Психоанализ в первую очередь уделяет внимание детству и рассматривает многие наши ощущения и психические закономерности, как последствия детской истории жизни, что и в этом случае полностью раскрывает причину того, почему можно ощущать приятные эмоции при страдании. Поэтому, в каком-то смысле, практически все люди проходят стадию мазохизма в детстве. Под этой стадией подразумевается манипуляция окружающими, особенно взрослыми, через свои поступки, похожие на самобичевание. Например, плакать, не есть, не ходить в туалет и другие примеры. И если человек не уходит от детских методов взаимодействия с окружающими, то это может переходить, в том числе, и в мазохизм. А приятные ощущения только как воспоминания хороших исходов таких манипуляционных действий. Когда во взрослой жизни остаются ощущения, а само воспоминание находится в неосознанном состоянии. На практике же такое поведение для взрослого приносит вред.

В чем истоки? Для начала хотелось бы привести элементарный пример из жизни ребенка. Представьте себя ребенком, у вас болит зуб, и вас ведут к стоматологу, вы никогда не видели этого врача и не знаете, что он с вами сделает, идете как на казнь, и вы боитесь, что он будет вырывать часть вас в виде зуба. И тут из кабинета выходит врач и говорит, что он сегодня не может обслужить вас и нужно приходить завтра. В этом случае родитель расстроен, а вот счастье ребенка зашкаливает — он избавился от «смерти», и он чувствует приятные ощущения, хотя зуб все равно болит. И тут происходит столкновение приятного с болью, это столкновение является предтечей мазохизма. Казалось бы, боль и разрушение эго, но в этом случае ребенок скорее сохранил свое эго, так как часть его не вырвано. И внешний «дядя» не вмешался в его пространство. Вот и получается, что само начало мазохизма идет от сохранения своего эго. Однако для трансформации эго, ее взросления и изменения есть энергия мортидо, смешанная с либидо, позволяющее получать удовольствие при разрушении эго. И если эта энергия не используется на благо, на развитие и взросление, то она направляется на другие сферы и разрушает полезные части эго, например, тело человека или какие-то психологические связи. Под разрушением целостности эго подразумевается также добавка новой части к эго, что является позитивным эффектом мортидо. Только в детстве обычно в эго скорее не добавка происходит, а создание и обтачивание границ эго. Добавка же только в знаниях и опыте.

Следующий пример — это расставание со своей второй половинкой. У всех людей, которые не имеют успех в личной жизни, либо часто меняют партнеров, есть одно схожее ощущение при расставании — это приятное ощущение, которое находится рядом со слезами или агрессией. Тут проявляется и садистское стремление заодно. Вообще садизм и мазохизм мы считаем двумя сторонами одной медали. Так вот это ощущение может показаться странным, но оно приходит как причина того, что «К счастью, мне не пришлось разрушать свое Эго», однако не только из-за этого, есть и другие причины, заставляющие чувствовать приятное при страдании и боли. Более подробно об этом вы прочитаете в главе 3 «Привлечение внимания через мазохизм». Мы сторонники компенсаторической теории психоанализа, вывели четыре общих причины того, почему боль и страдания могут сопровождаться приятными чувствами и ощущениями:

1) Жалость к страдающему человеку, которая прививается в детстве. Если человек оставил свое либидо на этом уровне (не повзрослел), инфантильность, регрессия, то он, безусловно, будет чувствовать приятные ощущения при страдании. Тебя жалеют родители, тебе уделяют внимание, тебя любят, холят и лелеют, дают подарки. Вот и получается предзнаменование (предчувствие) приятного «жалеть меня», которое выражается в самом ощущении уже при страдании. Это можно сравнить с тем, как объяснял З. Фрейд появление «Сверх-Я», которое сформировалось от первых наказаний за нарушения, а потом постепенно сформировалось в часть человеческой психики в виде страха наказания или страха потерять хорошее отношение к себе. Что переходит в следующую стадию развития в виде совести или самонаказания, причем, сами психологические чувства самонаказания порой больнее наказания родителя в детстве. И такое крепкое прикрепление самонаказания к психике объясняется тем, что родители являются частью эго ребенка. Наказания остаются в человеке, как часть его «Я». Поэтому так тяжело бороться психоаналитику с тем, чтобы убрать самоосуждение у клиента. Но нас интересует аналогия с приятным чувством при страдании. Так же, как при плохих поступках у нас появляется предзнаменование наказания (Сверх-Я), так и при страдании появляется ожидание приятного ощущения заботы или получения желаемого. И это уже как существующая приятная жалость со стороны других и все родительские «ухаживания», только это не осознаваемые эмоции. Тут еще интересна связь со Сверх-Я, как образ приятного ощущения от подчинения, если ребенок подчиняется, то он не получает наказание, а то и получает награду за это. А если подчинение приятно, то не далеко выработать мазохизм. Все это имеет тонкие грани.

2) Эго-защита. Само «Эго» по Фрейду состоит из приятных ощущений, а неприятные отпадали от большого эго ребенка. Поэтому, если человек сохраняет свое эго, то он имеет радость. А разрушаться она может при любых формах обновления человека и самое сильное разрушение при первом половом акте или после смерти близких. Также изменение формы эго происходит от новой дружбы или открытии своего внутреннего мира другому человеку. И все это сопровождается страхом, как инстинкт самосохранения, который направлен на сохранения эго в первую очередь. Но тут же при благоприятном разрушении, например, взаимная любовь, либидо приносит достаточно наслаждения. Но когда нас бросают (мазохизм) или мы бросаем (садизм), то все это сопровождается приятным ощущением того, что эго сохранилось. Тоже происходит с зубным врачом и ребенком.

3) Управлять посредством мазохизма. Страдания дают возможность ребенку и инфанту получить что-то желаемое или уйти от не желаемого. Подобно примеру в моей книге «Страх и агрессия» про то, как ребенок поднял свою температуру тела ради того, чтобы не идти в школу и в этот же день благополучно опустил ее, чтобы пойти на концерт любимой группы. Или, когда ребенку плохо, то окружающие люди начинают выполнять его желания. То есть здесь идет прямое удовлетворения лидерства и желаний. За счет страдания ребенок может заставить родителей, которые его превосходят по силе и статусу, работать на себя еще больше обычного. Безусловно, это приятно, это либидо.

4) Страдания как «честь и доблесть». Признание: «Я крутой, потому что я терплю и переживаю страдания. Если я страдаю — я герой». Как пример известности распятия и страдания Христа, что для настоящего христианина даже блаженство (самое приятное чувство) страдать ради Христа и быть подобным ему, то есть, если тебя гонят и презирают, значит ты лучший, ты подобен Богу. Снова лидерское стремление. Или, когда человек чрезмерно много работает и показывает тем самым свою силу и геройство, что далеко не всегда приносит пользу. Далее в книге мы рассмотрим пример суицидального поведения, как попытку показать свою «доблесть».

Все эти четыре причины могут влиять на человека любого возраста, и приятное ощущение может существовать при страдании так же явно, как и «Сверх-Я» при нарушении норм. Поэтому вполне объяснимо стремление некоторых людей, чаще меланхоликов, что-то терять, страдать, плакать и все время попадать в передряги. И чтобы обрезать эту связь нужно копаться в детстве и во всех случаях получения награды за страдания в истории психики конкретного человека, чтобы дать ему осознать вытесненный материал и помочь понять, что его мотивирует к садистским и мазохистским наклонностям.

2 Влияние психологических типов на сексуальные предпочтения

Прежде чем перейти к практическим примерам, нельзя не затронуть такую типологию личностей, как соционика. Она нам поможет понять, где грань того, что мы называем сексуальным извращением или нормальным предпочтением. Под извращением или перверсией мы будем понимать причинение физического и психологического вреда себе или другому человеку, или, как нарушение целостности тела и психики человека.

Хотя психология, конечно, шире смотрит на то, что такое садизм и мазохизм. И это не только причинение физического вреда, но и психологическое унижение, причинение психологического вреда себе или другим, но более явно мы можем увидеть физические нарушения.

Так зачем нам соционика? В данной типологии выделили 4 типа сексуальности: инфантил, заботливый, агрессор, виктим. На практики каждый из них может быть садистом или мазохистом. Однако есть определенные предрасположенности, например, к садизму больше будут предрасположены сенсорики: агрессор и заботливый; а к мазохизму виктим и инфантил. Типы сексуальности разделили по иррациональным функциям: сенсорика и интуиция.

1. Черная сенсорика — «агрессивные» или «охотники» (Жуков, Горький, Наполеон, Драйзер).

2. Белая интуиция — «виктимные» или «жертвы» (Есенин, Гамлет, Бальзак, Джек Лондон)

3. Белая сенсорика — «заботливые» или «отец-мать» (Гюго, Дюма, Штирлиц, Габен)

4. Черная интуиция — «инфантильные» или «сын-дочь» (Робеспьер, Дон Кихот, Достоевский, Гексли).

Чтобы узнать свой тип личности по соционике, перейдите по ссылке: http://www.socionictest.net/default.aspx. Или обратитесь к психологам соционикам.

Практика показывает, что действительно, агрессоры чаще бывают садистами, а виктимы мазохистами, что не исключает и других закономерностей, если речь идет о расстройствах психики. Так как при здоровой психике, у агрессора только желание полностью обладать объектом своей любви, а у виктима желание отдаться этому обладанию. А среди инфантилов и заботливых невротиков также не исключено появление садизма и мазохизма. Дальше по тексту мы иногда будем обращаться к данным типам сексуальности.

3 Причинение себе вреда — мазохизм

3.1 Привлечение внимания через мазохизм

Следующий случай, который мы рассмотрим, интересен тем, что проявляется четкое предпочтение к мазохизму, то есть причинение физического вреда своему телу. Соответственно и садистские наклонности здесь тоже будут проявляться, например, в желании быть медиком, хирургом. Хочу заметить, что агрессоры и заботливые часто занимаются медициной или имеют базовую предрасположенность к этой сфере деятельности. Что касается сексуальных перверсий (извращений), то там может быть и позитивный перенос психологической энергии, что по З. Фрейду является сублимацией, то есть перенос от сексуальных извращений к творческой деятельности, близкой к этой перверсии.

В данном случае у девушки психологический тип гамлет: этико-интуитивный экстраверт, виктим. Один из часто встречающихся у всех типов людей пример мазохизма — это перенос психологических страданий на физические страдания, чтобы отвлечься от душевной боли. Душевная боль человеком часто воспринимается, как более сильное давление, чем физическая: «Все началось с того, что я стала встречаться с парнем. Это было как раз, когда я поступила в медицинский. Он был манипулятором, беженцем из Украины, хотя я точно не знаю. Для меня мы встречались, для него нет, он очень сильно запал мне в душу, но он любил „играть“ со мной и это причиняло немыслимые страдания, и я не выдерживала и резала себе руки».

Следующей причиной причинения себе физического вреда было желание привлечь внимание. Привлечение к себе внимание так же присуще психотипу Гамлет, которым она является. О подобных примерах немало писал Альфред Адлер, который считал, что человек просто выбирает определенные методы, чтобы воздействовать на других людей — они могут быть невротическими или нормальными, работающими или неэффективными. И, например, метод наглядного всеми видного ранения очень даже хорошо привлекает внимание окружающих. И это, по сути, эгоистическая цель. Это относится к причине управлять посредством мазохизма и вызывать жалость: «Меня беспокоит тревожность, повышенная ранимость, но больше всего беспокоит то, что я ни дня не могу прожить без внимания людей. И могу идти на крайние поступки, чтобы заполучить его, такие как: разбить себе губу, а потом врать, что это сделал шизофреник. Чтобы все обращали на меня внимание и сочувствовали. 3 месяца назад я спланировано воткнула себе нож в ногу, достаточно рационально все сделав, я купила нож, я прочитала о ножевых ранениях в ногу, заморозила участок и воткнула туда нож, опять рассказывала всем прозаичную историю про моего бывшего шизофреника».

Таким же способом она хотела вернуть свою любовь: «Когда мы расстались, все стало еще хуже. Я планировала выпить таблеток, дабы вызывать кому, чтобы вернуть его. Я даже написала об этом. Стала писать ему книгу. Думала, прочтет и вернется. Написала о том, как планировала свою смерть, когда он меня бросил — там все отрывками, в виде писем ему».

Она любила изучать литературу, связанную с физическим разрушением человека. Ее мортидо было сильно перверсировано именно на тело, а не на разрушение эго. Эго же она скорее сохраняла через физические травмы. «У меня была не дача, а библиотека какая-то и я сама могла выбирать, что читать, но мои руки тянулись к медицине/пыткам средневековья, мне было интересно читать, как казнили за воровство, и я даже пару раз перечитывала. Еще помню момент в фильме, когда девушек украли 2 каких-то парня и помню четко, что мне хотелось почувствовать себя жертвой».

В итоге ее перверсированное мортидо привело к проблемам социальной адаптации (социального приспособления), она начала терять друзей, а это только увеличивало ее невротические наклонности, так как метод мазохизма оставался тем, чем она привлекает внимание и влияет на окружающих: «Частенько вспоминаю случай, когда еще училась в меде (из-за этой истории пришлось и уйти оттуда). У меня тогда был апогей развития моей депрессии, именно тогда я активно жаждала внимания и получала его тем, что резала себя. Проходило время и от меня стали все отворачиваться, а быть одной тогда, ни с кем не общаться — казалось ужасающим. Вот тогда стала наступать настоящая депрессия, помню, как приходила домой, залезала в ванну, и плакала, и резала руки, мама стояла за дверью и пыталась успокоить, но ничего не выходило. Я нашла в аптечке таблетки, совершенно случайно, правда, у меня болела голова, и я решила почитать о них, в заголовке об эйфории, о запрете врачей пить эти таблетки так и манили. И я выпила, сначала половину, потом еще, и я почувствовала сильнейшую эйфорию, время словно замедлилось, мне хотелось общаться гулять и бегать. Наутро мне стало плохо, я не могла встать. Я пила эти таблетки при друзьях, они просили этого не делать, терпели еще. И однажды я прямо в меде выпила 3 таблетки, ну ничего ведь не случится — думалось мне. Это была большая перемена, все были на 1 этаже, и я упала, в обморок, начался какой-то припадок, пена изо рта, глаза закатывались. Всегда знала, что, когда режу себя, просто сублимирую душевную боль. Но попытки направить эту боль в спорт/творчество дают плоды, но не облегчение. А как научиться жить без постоянной жажды внимания? Носить обычные вещи, а не только платья с чулками, что привлекают внимание».

Как мы видим данный пример мазохизма связан со стремлением управлять другими людьми, призывать внимание к себе, находить тем самым поддержку и сострадание. Однако это в итоге приводило к потере друзей. В данном случае рекомендовалось поменять методы взаимодействия с людьми, сублимировать либидо и осознать причины своих поступков. Сублимация — это позитивный переход психологической энергии из одного состояния в другое, из одной психологической сферы (функции) на другую. Хотя сублимация обычно происходит в близких сферах. Принципиальное отличие от других типов переноса либидо, в его позитивной форме, поэтому сублимацией обычно называют переносом либидо на науку, культуру, творчество, политическую деятельность и так далее. А, например, получать удовольствие от боли, это будет негативный перенос (переход) энергии либидо.

Сублимация перверсий садизма и мазохизма может приводить к позитивному применению таких желаний, например медицина различных направлений, в первую очередь хирургия, что мы видели в примере выше который, однако, был скорее перверсированным, а не сублимированным проявлением. Но это две стороны одной медали. Вот, что об этом писал З. Фрейд в книге «Психология сексуальности»: «То, что мы называем „характером“ человека, создано в значительной степени из материала сексуальных возбуждений и составляется из фиксированных с детства влечений, из приобретенных благодаря сублимированию и из таких конструкций, которые имеют своим назначением энергичное подавление перверсных, признанных недопустимыми душевных движений. Таким образом, общее перверсное сексуальное предрасположение детства может считаться источником наших добродетелей, поскольку оно дает толчок к развитию их посредством реакционных преобразований… Часто ранняя сексуальная зрелость идет параллельно преждевременному интеллектуальному развитию; как таковая она встречается в истории детства самых значительных и способных индивидов; тогда она, по-видимому, не действует так патогенно, как в тех случаях, когда она появляется одна». У невротиков, особенно истерического типа почти всегда идет раннее сексуальное созревание. У тех, у кого позже чаще проявляется депрессивный тип невроза. Но опять же, на практике неврозы часто проявляются сразу во всех своих типах, поэтому разделение скорее условное.

С одной стороны, может показаться, что именно сексуальность создает больше энергии либидо, которую можно сублимировать в интеллектуальное развитие, однако открытый К. Г. Юнгом закон сохранения психологической энергии говорит о том, что энергии либидо в психике человека не может становится больше или меньше. Но сексуальность, если она проявилась раньше, учит психику концентрироваться на чем-то одном, соответственно, тогда, если происходит сублимация, то ребенок получает наслаждение от изучения чего-либо и имеет умению концентрироваться на исследуемом объекте. Мы знаем, что из этого также вытекает и другой эффект концентрации — это фиксация либидо. Фиксация может быть и позитивной (сублимационная) и негативной (перверсивная). Соответственно садизм и мазохизм также связан с законом фиксации либидо.

Еще коротко затронем один пример, который также касается мазохизма для привлечения внимания и управление окружающими людьми. Это также была девушка виктимного типа сексуальности — интуитивно-этический интроверт. С самого детства ее сильно обижала сестра, била и унижала морально. Не было отца. Она практически все части своего тела могла резать. Однако есть один нюанс — все порезы не смертельные, а скорее, как надрезы или царапины. В данной книге мы еще рассмотрим примеры, когда человек реально себя пытался убить, но по случайным обстоятельствам (желание организма жить) оставался в живых. Здесь же другой случай. Данная пациентка меланхолик по темпераменту, причем в самой крайней форме. Всегда расстроена и ничего ее не радует, если одна, то может начать себя резать. Тут главное слово — одна. С одной стороны, она пытается от всех огородиться, мало с кем общается и ведет себя эгоистично, что в принципе помешает любой дружбе или отношениям. Так вот именно через эти все проблемы депрессии и мазохизма она привлекала к себе внимание и жалость со стороны окружающих. Парни, когда строили с ней отношения, то пытались помочь, что было безуспешно с их стороны. Потому что поначалу она не пыталась меняться — ее устраивала такая система жизни. Хотя она же при психоанализе говорила, что понимает, как ей, например, шрамы от ран будут мешать в будущем и это всё вредно для здоровья. В конечном счете она ушла от этого метода влияния на людей, так как метод в итоге всё меньше приносил плодов. Здесь случай скорее по А. Адлеру, чем по З. Фрейду. Однако и тут есть интересные движения либидо.

Так как вызывание жалости к себе приводили к тем или иным позитивным результатам, то начинается просыпаться любовь к данному действу — резать себя. Более того, ей очень нравилась кровь, как она выглядела, как текла, как пахла. И здесь мы также имеем архетипический смысл. Кровь — это душа человека, истекание крови — это очищение от душевных грехов. Кстати, либидо (приятное), направленное на кровь в той или иной форме встречается у всех мазохистов. Получается, что, будучи эгоистом в отношениях с людьми, она компенсирует это тем, что считает себя плохой, грешной, никчёмной. Можно посмотреть и с той позиции, что она себя специально вела так, чтобы потом было за что наказать. Все мазохисты себя в той или иной форме ненавидят — это компенсация желания мортидо изменить эго, а отказываясь от изменений своей личности, происходит перенос мортидо на физическое разрушение.

3.2 Примеры нарушения пищевого поведения, как психосоматический мазохизм

В моей книге «Страх и агрессия» описаны примеры того, как человек мог повышать себе температуру, чтобы казаться больным или что-нибудь вырезать на теле себе, или вешать на любые части тела украшения. Тем самым причиняя себе физический вред. Но сейчас мы поговори о не менее интересном и даже более загадочном явлении, которое нередко встречается среди невротических расстройств. А именно чрезмерное употребление пищи или отказ от пищи, анорексия и булимия, тошнота и рвота, отсутствие чувства сытости. Все те их случаи, которые не лечатся медикаментозным путем.

Вышеперечисленные расстройства пищевого поведения человека можно разделить на две части: отказ от еды (анорексия) и переедание (булимия). Как мы уже упоминали, что садизм и мазохизм это две стороны одной медали, так и булимия с анорексией. Например, люди, которые мне попадались с булимией одновременно имели неприязнь к пище в том числе тошноту и рвоту. Что кажется на первый взгляд противоречивым. Однако здесь нам поможет компенсаторическая теория психоанализа и диалектическое мышление. Если человек переедает, то ему нужно как-то компенсировать это, как бы наказывая себя за столь чрезмерное удовольствие. А худые люди, не желающие есть, считают себя толстыми и хотят это компенсировать похудением. Это косвенное проявление мазохизма, так как человек сознательно хочет сделать себе лучше, а по факту причиняет себе вред. И этот вред не всегда бессознателен, чаще эти люди вполне осознают вредность их стиля питания.

Мы рассмотрим три примера связанных с этой темой. Один пример про тошноту и рвоту по причине манипуляции противоположным полом. А второй пример переедания у двух пациенток, которое соседствовало с отказом от питания и отвращением от пищи вплоть до рвоты.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 234
печатная A5
от 382