электронная
180
печатная A5
357
16+
Пути, судьба, судьбы и суета

Бесплатный фрагмент - Пути, судьба, судьбы и суета

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-3910-2
электронная
от 180
печатная A5
от 357

«…О чём поёт ночная птица

Одна в вечерней тишине…»

К. Никольский и гр. «Воскресенье»

«Судьба, суды, судьбы и суета

Порою часто миг бесстрастный

Смотрящий дальше на года,

Минут порой просивших тщетность

Что к нам заглянет иногда,

И безрассудность, что ведёт к победе,

И долгий путь,

Что верен нам всегда…»

1

Когда Эдвин вышел скрипнув легко за ним закрывшейся стеклянной дверью магазина на вечерний проспект большие настенные часы, возвышавшиеся примерно в 40 метрах от него показывали почти половину 8 и зажав немного поудобнее под мышкой небольшой пакет с 2 пачками кофе и 3 упаковками с вновь появившимся на острове весьма неплохим особым табаком (который до этого почти на 3 месяца исчез со всех прилавках из-за сбоя поставок с материка) он улыбнулся, посмотрел на уже близкое к горизонту солнце, закурил и неспешным шагом пошёл по украшенному разнообразными витринами и отсветами заходящего солнца проспекту. До наступления сумерек оставалось ещё где-то минут 30, и Эдвин неспешной походкой, слегка прихрамывая на совою левую ногу (последствия одного его немного неудачного загородного путешествия, когда он случайно скатился в совершенно невидную из-за лиан и тропической зелени недавно появившуюся и неожиданно осыпавшейся почти у него под ногами большую промоину), да, его левая нога ещё понемногу прихрамывала и он не спеша и иногда поглядывая на висевшие над близким морем довольно причудливые красновато-оранжевые облака уже приближался к большой Почтовой Площади, где его кстати довольно давно должны были ждать. До площади оставалось ещё примерно минут 10 неспешного хода, и он засунув руки в карманы и придерживая пакет с покупками подумал что день сегодня прошёл вроде-бы вполне успешно, и что Элиза… Да, а с Элизой он не виделся уже больше 4 недель, и последствия последней с ней встречи…

Да, а последствием последней с ней встречи явилось его почти двухнедельное содержание на загородной вилле мэра этого города в виде хоть и почётного, но всё-таки ареста, и только благодаря особым ходатайствам и попечительству свыше он 10 дней назад распрощался с этим загородным местом, в котором проходило его заключение и вернулся наконец-то к себе домой. Да, хотя через день у него и был очень серьёзный разговор с мэром, но в принципе всё это вроде было и не такт-то уж и плохо, да, а вот с Элизой, да а с Элизой он… Да, ага, а вот уже и площадь. Да, и интересно, а где-же здесь опять притаился Елор, что-то его опять нигде даже и не видно… Так, а если посмотреть в этом зелёном скверике, ведь как и раньше вполне возможно он может ждать меня там…

И Эдвин прошёл ещё шагов 20 по направлению к пёстро зеленевшему примерно метрах в 50 от него весьма уютному скверу с аккуратными скамейками и небольшим фонтаном посередине, как вдруг почти совсем над своим левым ухом он с небольшой улыбкой услышал очень хорошо знакомое и произнесённое довольно тихим и внятным голосом обращение:

— Да, а извини меня пожалуйста, но если не секрет, то куда ты сейчас так спешишь? Случайно не к этому-ли тенистому и прохладному скверу?

Эдвин обернулся и сразу-же с улыбкой увидел за своей спиной бесшумно идущего прямо следом за ним своего большого и довольно весьма необычного зверя. Да, это был Елор. Эдвин остановился, улыбнулся также вставшему рядом своему большому мохнатому товарищу и с небольшой улыбкой сказал:

— Да, а ты опять встречаешь меня совершенно бесшумно.

— Да, я просто стоял на той стороне площади, вон там, за углом, и увидев что ты уже подходишь сюда перешёл следом за тобою проспект и решив тебя не тревожить просто потихоньку пошёл сзади.

— Ну что-же, спасибо тебе за предусмотрительность.

Елор немного мотнул своей головой с двумя очень внимательными глазами и немного выдававшимся вперёд довольно острым носом, под которым располагалась и его большая пасть с двумя двойными рядами очень больших и крепких зубов, опустился на задние лапы и почесав передней лапой вдоль своей длинной шеи спросил:

— Да, а ты как я понял шёл искать меня сейчас в этом небольшом боковом зелёном сквере?

— Да, и я сейчас даже сильно удивляюсь тому, что ты не там.

— Ну, а туда я сегодня просто не очень хотел заходить, — там сейчас итак довольно много посетителей. Да, и кстати, — как твоя нога?

— Ты знаешь, — а спасибо, — всё почти уже прошло. Только иногда ещё немного побаливает сверху, ну и ещё немного прихрамываю.

— Ну и потянуло-же тебя тогда идти по той дороге… Да ну ладно, это мы тебе поправим, и послезавтра утром никаких следов уже не должно и остаться.

— Да, а за это спасибо.

— Да что уж, впервой-ли? Вечно вас куда-нибудь занесёт, а потом лечи все эти ваши вывихи и травмы.

— Да, а здесь тебе просто большое спасибо, — лучше вас с такими поврежденьями просто никто у нас не справляется.

— Да ну ладно, — впервой-ли? Да и кстати, куда мы с тобой сейчас пойдём?

— Куда? Да конечно-же домой. Там ведь наверняка мы сможем и нормально поужинать, и в нашей гостиной как всегда найдётся и что-нибудь на десерт.

— Ну что-же, — кто бы возражал.

И Эдвин мигнул своему говорящему зверю, он немного встряхнув своей длинной шеей поднялся и они пошли по этому вечернему и пёстро украшенному огнями различных витрин проспекту к находившемуся сравнительно совсем недалеко оттуда небольшому переулку, в конце которого и находился их небольшой и очень уютный дом. Эдвин шёл чуть-чуть впереди, а Елор немного сзади, иногда немного приостанавливаясь и оглядываясь назад как будто бы пытаясь что-то рассмотреть или разобрать на этом уже покрытом довольно густыми сумерками проспекте.

Да, и наверное здесь нам уже стоит пожалуй немного приостановится и в нескольких словах уделить немного нашего внимания Елору и всем другим его собратьям, таким-же довольно весьма удивительным и необычным животным, которые сейчас обитали, увы, только на их большом острове и ещё на небольшом кусочке суши на материке, который отделял от этого острова довольно широкий и глубокий пролив. Да, а эти очень необычные и даже просто уникальные звери сохранились сейчас только на этих небольших и практически просто затерянных посреди огромных тропических вод кусочках суши, — да, только на этом острове и ещё хоть и немного реже на небольшом прибрежном участке на материке, где они тоже хоть и несколько реже, но также иногда встречались. Особенности этих, и по всей вероятности весьма и весьма древних животных были и правда весьма довольно очень достопримечательны, — их задние лапы были немного короче передних, мягкий и довольно длинный хвост совершенно не мешал их бесшумной и лёгкой походке (да и кстати, иногда когда это бывало нужно, они могли совершенно спокойно пробегать и достаточно большие расстояния с весьма завидной скоростью, спокойно достигавшей разгона до 55—60 километров). Прямо над передними лапами у них начиналась довольно высокая и широкая грудка, очень плавно переходящая в довольно длинную и гибкую шею, на верхушке которой очень уютно располагалась и немного нами уже описанная немного удлинённая и очень умная голова, снабжённая двумя двойными рядами очень острых зубов и двумя небольшими и очень зоркими глазами (которые кстати очень хорошо могли всё видеть даже и в самой полной темноте, почти что также ясно как и днём).

Да, и ещё Елор и все его собратья совершенно спокойно могли разговаривать и понимать практически любую человеческую речь (даже на самых необычных и весьма своеобразных языках), очень хорошо владели тем, что сейчас обычно называют телепатией и ещё многими совершенно неожиданными и необычными способностями (например такими, как совершенно неожиданно вдруг исчезать и становиться совершенно невидимыми и в это время совершенно спокойно перемещаться и бывать совершенно в различных местах), да и ещё они в совершенстве владели и совершенно особым и абсолютно уникальным даром «целительства», так что почти все ушибы и травмы, случавшиеся у жителей этого острова они исправляли и излечивали очень быстро и просто, и как им это удавалось всем оставалось лишь только догадываться. Да, и тот перелом, который случайно случился у Эдвина неделю назад его мохнатый друг довольно быстро немного над ним поколдовав просто уложил нашего героя спать, а когда он проснулся, то он уже спокойно смог встать на обе ноги, и единственное что у него ещё осталось от недавнего падения, — так это только эта небольшая хромота, которая по уверению Елора должна будет исчезнуть уже послезавтра утром.

Да, а сейчас Эдвин со своим покрытым мягкой гладкой шерстью четвероногим другом уже входили в свой небольшой переулок, в глубине которого и находился их небольшой двухэтажный дом (а если точнее — пожалуй даже и целый небольшой особняк). Подойдя к воротам Эдвин приостановился, вытащил ключи и открыв небольшую входную дверь пропустил вперёд Елора, потом вошёл сам и захлопнув входную дверь они пошли через довольно большой и обсаженный разнообразной пёстрой зеленью двор к дверям своей веранды (сразу за которой располагалась и их гостиная) и войдя внутрь Эдвин подошёл к столу, включил электрическую кофеварку и сказал своему спутнику:

— Да, а чашка кофе, да и ещё чего-нибудь перекусить сейчас будут нам совсем не лишними.

— Ну знаешь, кофе ты пей уж лучше сам, а вот насчёт перекусить… Да, у нас в холодильнике ещё должно остаться немного и моего прожаренного мяса.

— Да ты шутишь, — немного? Там ведь весь низ заставлен специально подготовленными пакетами с этим твоим лакомством, — ответил ему Эдвин и кивнув уже удобно устроившемуся на своём широком матерчатом коврике рядом со столом Елору (да, это было его обычное и привычное место) подошёл к стоявшему в углу холодильнику, вытащил аккуратно упакованную в полиэтилен вечернюю порцию своего друга а себе взяв из небольшого шкафчика сверху пакет с свежей пиццей ещё раз кивнув своему удобно устроившемуся на своём законном месте спутнику подошёл к столу и положив всё принесённое на стол также опустился в своё любимое хозяйское кресло. Потом немного потянувшись он вытащил из кармана свою любимую трубку, положил её на стол, немного зевнул и развернув вечернюю трапезу Елора положил большой кусок немного поджаренного мяса на широкий поднос, потом поставил туда ёмкость с чистой водой и поставив всё это перед лежавшим удобно устроив свою голову на передних лапах Елором налил себе уже заварившегося кофе и поудобнее устроившись в своём кресле также принялся за свою вечернюю трапезу.

И через 20 минут налив себе вторую чашку кофе и посмотрев на уже покончившего со своим ужином четвероногого жильца он немного улыбнулся и взяв со стола лежавшую там трубку вытащил из пакета упаковки с купленным наконец-то табаком и сказал Елору: — Ну что-же, вот наконец-то у нас на острове и появился мой любимый табак, так что ты уж меня извини, но теперь тебе снова придётся потихоньку привыкать к этому табачному запаху.

— Да ладно, что уж там, в первый что ли раз.

— Да, а давненько его кстати не было.

— О, да, ты ведь где-то 3 месяца почти не курил своей трубки.

— Да, ты совершенно прав.

— Ну что уж тут поделаешь, теперь уж кури.

— О, большое спасибо, — улыбнулся ему Эдвин и забив наконец-то свою трубку взял большую зажигалку, прикурил и выпустив довольно большой клубок дыма немного помолчал, потом затянулся ещё раз и выпустив несколько табачных колец посмотрел на Елора и немного подумав довольно неспешно сказал:

— Да, а как ты думаешь, после моей последней встречи с Элизой как долго её отец будет держать её под надзором на их второй загородной вилле?

— Да нет, ты подожди, и если можно, то я немного сейчас подправлю твой вопрос, и извини, но те две недели, которые мы вместе провели под арестом на вилле нашего мэра, который просто пришёл в ярость после твоей последней встречи с его дочерью, и вышли мы так быстро только благодаря попечениям и особому заступничеству за тебя некоторых твоих знакомых лиц. Да, и извини меня, теперь ты меня ещё спрашиваешь?

— Да нет, скорее это я просто так думаю вслух…

— Ну что-же, а однако ты делаешь это с выражением и разборчиво. Ну что-же, что я здесь тебе могу сказать, — так как ты у нас фигура тоже достаточно важная и высокопоставленная, и как только губернатор острова узнал что наш градоначальник упрятал тебя под арест на своей вилле из-за твоей связи с его дочерью, то сразу…

— Да, то сразу-же пришло распоряжение и мы с тобою вышли на свободу.

— Да, совершенно верно. Да, а что касается мэра и его дочери, твоей несомненной и распрекрасной Элизы, то ты же ведь прекрасно осведомлён об его дальнейших планах выдать её замуж за сына главы всей нашей торговой и промышленной сферы Альгеро, и ты конечно-же прекрасно понимаешь что от этого плана он ни за что просто так не откажется, и что и мы, и все твои друзья и связи просто здесь бессильны.

— Да, ведь Эльмир, сын Альгеро через три месяца достигнет совершеннолетия и примерно через месяц после этого у них планируется…

— Да, совершенно верно, и хоть Элиза и многие из их родственников крайне против этого, да и сам Эльмир прекрасно зная о вашей связи и то что сердце Элизы прочно отдано другому тоже совсем не горит желанием вставать вам на пути, но извини, — но кто же будет у них спрашивать и кто же будет вообще их слушать, если всё вверху уже давно и прочно решено и согласованно и остаётся лишь три — три с половиной месяца до этого числа.

— Да, три с половиной месяца, да, может быть только чуть-чуть больше…

— Да Эдвин, ты меня извини, но я прекрасно понимаю какая у тебя сейчас квадратная голова от всего этого, и ты знаешь, но советовать тебе сейчас чего-нибудь я уже просто не буду.

— Что, советовать?

— Да, только то что ты итак прекрасно знаешь, — не спешить с какими-либо выводами, и может быть за это время вы и найдёте какой-нибудь выход.

— Да, спасибо… Да, а пока мы с тобой разговаривали, моя трубка уже вся догорела, — придётся забивать её по новой. Да уж, давно я не курил нормального табака.

— Ну, а пока ты это делаешь я пожалуй также ещё немного поужинаю, — ответил Елор и пододвинув немного поближе специально отложенный «на закуску» довольно приличный кусок своего ужина глотнул немного воды и с удовольствием принялся за завершение этой вечерней трапезы.

А Эдвин тем временем включил ещё раз чайник, забил свою трубку и выпустив ещё один густой клубок дыма немного подумал, и решив что пожалуй сделать здесь хоть чего-нибудь они пока бессильны, что стемнело уже почти что полтора часа назад, и что ещё… И что ещё у них с Элизой есть ещё почти четыре месяца, и что за это время какое-нибудь решение… Да, и что за это время какое-нибудь решение или какой-нибудь выход должен быть найден. Да, хотя ситуация эта и не очень простая, но ведь и он — Эдвин Кентон, и ещё к тому-же… Да, и до чего-же ведь это прекрасный табак, — подумал он выпуская ещё одно облако дыма и сквозь него небольшую и ровную струйку дымчатых колец, — да, а табак то ведь просто прекрасный, да, как давно его не было…

— Пфы, — и не так уж и давно, а всего лишь три месяца не было здесь этой твоей любимой отравы.

— Да, а в этом ты прав. Ну что, ещё немного посидим, и пойдём спать? Ты где будешь спать, — опять здесь?

— Да, здесь, внизу. Только вот пожалуйста, когда будешь подниматься, приоткрой немного наше окно, пусть немного проветрится, а то мне опять приходится прятать свой нос в свою подушку от этого табака…

— Да, извини, но я забыл что ты чуть-чуть от этого отвык, — сказал немного улыбнувшись Эдвин и поднявшись приоткрыл широкое окно веранды. Да, а ты как я вижу последний год очень полюбил спать здесь, внизу. Да, а ведь второе твоё ночлежное место там, на втором этаже во второй нашей гостиной тоже ведь когда-то тебе очень нравилось, а в последний год ты там почти что и не появляешься…

— Да, ты совершенно прав, сейчас я больше предпочитаю это место, — да, тут и подниматься никуда не нужно, и вообще мне здесь как-то попривычнее.

— Да, ну это уже как тебе больше нравится. Ну ладно, минут через 10 здесь всё уже должно проветрится. Да, на ночь закрывать тебе окно?

— Спасибо, а закрывать его совсем не обязательно.

— Ну что-же, ты тогда располагайся, а я сейчас допью этот чай и тоже пойду к себе.

И просидев ещё минут 15 Эдвин поднялся, взял со стола свою любимую трубку и неспешно поднялся к себе на второй этаж, где у него располагались спальная, его рабочий кабинет, библиотека и вторая гостевая гостиная. Он открыл окно, немного постоял глядя на яркие южные звёзды, потом подошёл к столу, посмотрел некоторые лежавшие на нём бумаги и после этого пошёл к себе в спальню.

2

И пока Эдвин Кентон и его мохнатый и очень сообразительный друг и советник спокойно отсыпаются в своём уютном жилище, мы пожалуй воспользуемся этим весьма благословенным моментом и пока наши герои мирно спят и досматривают свои ночные сны пока на время их оставим и отдадим всё-таки достаточное должное, описав наконец-то то место действия, где потихоньку протекает эта наша повесть, и ту страну где происходят почти все эти события.

Итак, Лэндтерна находилась на одном большом и живописном острове, находившемся в достаточно жарком тропическом климате на 20 градусе южной широты, и берега её обильно омывались очень тёплыми и весьма богатыми всякой разной и разнообразной морской живностью океанскими водами. Народ Лэндтерны был очень добродушным и миролюбивым, власть на острове представляла из себя довольно прочно устоявшуюся и весьма стабильную конституционную монархию (которая стала конституционной где-то около 70 лет назад), но всё равно роль президента и монарха почти всегда играло в ней одно лицо, — это всегда были достигшие совершеннолетия и получившие уже достаточную практику в ведении различных политических и государственных дел и правления члены большой венценосной семьи (чьи предки бессменно правили этим островом уже гораздо больше трёх столетий) и собственно вся президентская и королевская власть передавалась в ней всё также, по наследству. Очень важную и часто просто судьбоносную роль во многих основных вопросах обычно исполнял особо приближенный к «Их Сиятельству» и возглавлявший «кабинет министров» (или точнее — какое-то его подобие) обычно дальний родственник монарха, носивший яркие погоны и титул «Губернатор острова», следом за ним шла небольшая иерархия во главе которой стояли 14 особо уполномоченных избранников, или точнее — мэров 14 основный Лэндтернских городов, собственно и представлявших несколько своеобразный «кабинет министров», а за ними следовал уже и довольно цивилизованный парламент, который в отличии от всех остальных высших органов власти каждые 7 лет торжественно и с помпой выбирал из особого числа особенно заслуженных избранников собственноручно уже сам народ (чему он был особенно и иногда почти что до восторга рад, и каждый раз такие выборы обычно превращались просто в праздник).

Что касается международного положения Лэндтерны, то оно также было и достаточно прочным и в достаточной мере стабильным. Лэдтерна как всегда привычно и не одно уже столетие вела весьма оживлённую торговлю и с многими ближайшими с ней странами, и со странами Европы и Ближнего Востока, а также и довольно успешно и с многочисленными странами Северной и Южной Америки. И хотя этот большой южный остров находился и несколько в стороне от основных больших морских путей, но всё равно не смотря на это все его порты всегда были просто заполнены всякими всевозможными морскими торговыми, пассажирскими и другими прочими судами и лайнерами. Что касалось предметов экспорта, то островитяне весьма успешно торговали различными и очень разнообразными морепродуктами, во многих и близких с ним странах а также и в некоторых странах Ближнего Востока и Европы очень ценились их всевозможные сувениры и прочие разнообразные резные изделия из коралла и красного и чёрного дерева, на острове активно велась добыча жемчуга, а в последние десятилетия на острове также появилось и совершенно неплохо налаженное производство всевозможных электротоваров — хозяйственной и бытовой электротехники, телефонов, телевизоров, небольших ПК и разных приспособлений и всевозможных атрибутов к ним и к этой части. Так что Лэндтерна была к этому времени уже довольно процветающей и развивающейся страной со своим флотом, армией и многочисленными консульствами и посольствами в различных точках мира.

Лэндтерну отделял от основного материка довольно широкий и глубокий пролив, сразу-же за которым находилось и другое, очень похожее и такое-же древнее государство Аркадия, которое связывало с Лэндтерной очень давнее многовековое соседство, которое конечно-же как всегда это бывает иногда и сопровождалось небольшими вспышками небольших конфликтов и разногласий, которые неизбежно всегда кончались взаимными и многократными дружескими заверениями о мире и согласии, мирном и дружелюбном соседстве а иногда и совместными вооружёнными походами на некоторые другие «вдруг что-то себе позволившие» и частенько даже и весьма довольно отдалённые государства. Аркадия также была страной очень давней и очень прочно укреплённой монархической власти, но вот только в отличии от Лэндтерны небольшая приставка «конституционной» в укладе их государственного строя увы, практически полностью отсутствовала (несмотря на их такой-же довольно крупный прыжок и прорыв в научно-технической, образовательной, коммерческой и международной сферах). Языки Лэндтерны и Аркадии практически ничем друг от друга не отличались, как с острова так и на материк постоянно курсировали большие туристические паромы и лайнеры, и многие из жителей этих стран имели между собой постоянные дружеские и родственные связи.

Да, и ещё пожалуй мы увы, но мы можем отметить и то, что к моменту описываемых нами здесь событий обстановка в Аркаде была не очень то благополучной и что последний из представителей правившего там не один уже век королевского клана в возрасте 69 лет вдруг очень сильно и внезапно занемог, и так как никаких детей или других законных наследников престола у него к тому моменту увы, уже не было, то и вся обстановка в стране была уже просто крайне напряжённой (да, по сути там шла уже почти открытая борьба за власть различных претендентов и как будто бы «наследников», и вся страна была уже почти на грани больших гражданских смут, а может быть даже и войн).

Ну что-же, вот такую вот картинку представляла из себя та страна, в которой протекает действие этой нашей повести, её ближайшие соседи, её общественный статус и положение и я надеюсь что пока наши герои мирно отсыпались в своём небольшом и весьма уютном особняке мне удалось дать читателю небольшое представление о том месте действия, в котором и будут происходить все дальнейшие события этого повествования.

Да, а Эдвин Кентон, официальный представитель Губернатора острова по наблюдению за работой 4 основных заводов по производству различных высокоточных изделий с микроэлементами, очень часто используемых в государственных технологиях (а особенно в военных и навигационных целях) сейчас мирно спал на втором этаже своего дома, на мягком коврике на первом этаже положив свою голову на небольшую мягкую подушку также спал и его четвероногий друг и советник (я думаю что совсем не стоит скрывать того, что этот очень неглупый и очень часто просто незаменимый представитель совершенно почти уже исчезнувших на нашей планете животных был его самым полным и самым надёжным доверенным лицом) и в приоткрытые окна обоих этажей совершенно беззаботно влетала обычная утренняя перекличка весьма разнообразных и разноцветных тропических попугаев, разбуженных уже минут 30 назад поднявшимся над океанскими водами большим и тёплым южным солнцем.

Да, Эдвин спал, его мохнатый друг тоже и до половины восьмого (а именно на это время был включён его будильник) оставалось ещё без малого почти три часа. Ну что-же, не будем их пока тревожить и мешать их безмятежным сновидениям, но пока они мирно досматривают свои утренние сны мы пожалуй успеем ещё чуть-чуть отвлечь нашего читателя и сообщить ему ещё одно довольно немаловажное сведение о нашем герое, — да, ведь ещё бы, ведь ко всему нами уже сообщённому у сера Эдвина Кентона (а именно таким было его полное и сан и должность) была и ещё одна и особенно ему доверенная обязанность, — да, он ко всему ещё и числился при свите у «Его Величества» в совершенно особенной и очень почётной должности смотрителя и попечителя за особо любимыми и «Его Величеством» и вообще при дворе и очень бережно оберегаемыми Королевскими кречетами, — да, а эта обязанность обычно возлагалась только на особые и особенно доверенные и удостоенные этого плечи. Да, но пока мы освещали эту, ещё одну подробность и заслугу нашего главного героя яркое солнце уже достаточно давно и хорошо осветило и весь этот большой, почти полностью покрытый зеленью и украшенный в самом центре несколькими большими горными вершинами остров, и этот второй после столицы по статусу большой портовый город, и поправив своё чуть-чуть сползшее лёгкое одеяло Эдвин перевернулся на другой бок, попытался устроиться точно также как раньше и досмотреть остатки какого-то немного смешного и почему-то очень важного сна, но зазвеневший у него над головой будильник всё-таки не позволил ему до конца это сделать и уже открывший глаза и проснувшийся Эдвин немного потянулся, минуты полторы ещё полежал глядя на яркие солнечные блики и поднявшись и немного посмотрев на светившее прямо в открытое окно утреннее солнце он застегнул до конца свою рубашку, подошёл к столу и глотнув немного прохладного утреннего чая подумал что вообще-то неплохо было бы попить и чего-нибудь горячего, а заодно и проведать своего мохнатого и наверняка также уже давно проснувшегося друга.

И Эдвин налив из стоявшего там же на столе графина немного прохладного питья и подумав что Елор внизу тоже мечтает о завтраке немного улыбнулся, подошёл к лестнице и стал потихоньку спускаться. И спустившись до половины он сразу-же увидел умную и молча на него смотрящую голову своего друга, который при виде его широко зевнул, немного пфыркнул и опять уложив свою голову на передние лапы стал дальше молча смотреть на Эдвина.

Эдвин спустился, подошёл к столу, включил чайник и посмотрев на лежавшего на своём коврике и уже как будто бы игнорирующего его зверя немного улыбнулся и подошёл к холодильнику. Елор пфыркнул, поудобнее устроил голову на своих мягких лапах и негромко чихнув всё-таки сказал:

— Ну что-же, с добрым утром тебя.

— Ну да, и тебя точно с тем-же.

— Да, а ты наверное думаешь о том, что я сейчас жду своего завтрака. Да, и пожалуй что в этом ты прав, — да, конечно-же жду. И он тихонько чихнул, почесал немного передней лапой свою длинную шею, потом добродушно кивнул уже положившему на стол свой и его завтрак хозяину, а после негромко продолжил:

— Да, а ты знаешь, а я вчера вечером ещё подумал, — ведь через три дня должен будет наконец-то вернуться из своей поездки на материк и твой Эндрю, и что он наверняка ещё привезёт с собой и кучу всяких новостей и известий.

— Да, совершенно верно, и через 3 дня вечером он будет уже у нас дома. А что это ты вдруг его вспомнил?

— Да как тебе сказать, — так, просто размышлял.

— Ну и если не секрет, и к чему-же привели твои вечерние размышления?

— Да нет, не такой уж и секрет, но я просто думал… Да, а знаешь, а давай мы с тобой поговорим об этом лучше уже после этого завтрака.

— Ну, если ты считаешь что так будет лучше, то кто бы возражал…

— Да, ну вот и прекрасно, — ответил Елор и вежливо кивнув Эдвину, поставившему перед ним тарелку с его трапезой отпил чуть-чуть воды и принялся за свой обычный и довольно приличный кусок немного обжаренного мяса.

Эдвин тоже выключил вскипевший уже чайник, распечатал взятую из шкафа вечернюю пиццу и налив большую чашку чая тоже принялся за свой обычный завтрак. Когда всё было законченно он налил ещё одну большую чашку чая и закурив посмотрел на также уже догрызшего утреннюю трапезу и снова положившего голову на передние лапы Елора. Эдвин сделал несколько глотков, потом затянулся сигаретой и выпустив в окошко небольшую струйку дыма снова посмотрел на своего мирно лежавшего собеседника и отпив ещё немного чая всё-таки поинтересовался:

— Да, а всё же если не секрет, то о чём-же всё-таки ты вчера вечером здесь размышлял, и каковы же всё-таки плоды твоих суждений?

— Да, а вчера вечером я немного подумал, и… И знаешь, — собственно вообще-то особенно нового ничего вроде бы и нет, если не считать скорого приезда твоего помощника, и ещё… Да и ещё, хотя ты можешь и не считать эти мои ночные размышления серьёзными, но как мне кажется, сегодня у нас могут быть и какие-нибудь известия и от твоей Элизы.

— От Элизы?

— Да, возможно что какое-нибудь письмо или записка.

— И ты серьёзно так считаешь?

— Да, просто мне так кажется.

— Ну что-же, спасибо если так. Да а кстати, а чем мы с тобой займёмся этим днём?

— Не знаю, но ты допей лучше для начала свой чай.

— Да, спасибо, — и Эдвин вытащил ещё одну сигарету, закурил и отпив немного чая выпустил густой клубок дыма и поудобнее устроившись в своём кресле немного подумал и улыбнувшись посмотрел на уютно свернувшегося на своём коврике Елора, подмигнул ему и ещё раз затянувшись сигаретой сказал:

— Да, а сегодня, — а сегодня давай мы просто немного прогуляемся по нашему городу, посидим в каком-нибудь кафе и ещё немного прогуляемся по парку. Ну, как ты смотришь на такое предложение?

Елор вытянул вперёд свои передние лапы, потянулся и с удовольствием зевнув посмотрел на Эдвина, кивнул и ответил:

— Ну ты же ведь прекрасно знаешь, что когда-же я отказывался от таких прекрасных предложений, да и к тому-же…

Но до конца он договорить так и не успел, — их разговор прервал немного внезапный звонок с улицы, и подошедший открывать входную дверь привратник (который заодно служил у них и дворником и смотрителем за их зелёным садом) открыв дверь немного с кем-то поговорив посмотрел на окна их веранды и когда Эдвин подошёл к окну он сразу-же крикнул ему что это какая-то почта, и Эдвин кивнув ему сказал чтобы он его пропустил подошёл к двери и улыбнувшись идущему уже к их дому довольно молодому и сильно загоревшему человеку открыл их широкую дверь и пропустив его внутрь показал на свободное кресло у их стола и предложил ему присесть. Молодой человек с благодарностью согласился и на вопрос, что он будет пить, — чай или кофе сказал что лучше всё же кофе и когда Эдвин поставил перед ним его чашку он немного улыбнулся и сказал молча и с ожиданием смотревшему на него хозяину:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 357