электронная
18
печатная A5
289
16+
Пути-дороги наши

Бесплатный фрагмент - Пути-дороги наши

Сборник рассказов

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-5799-1
электронная
от 18
печатная A5
от 289

ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКИЕ КУРЬЕЗЫ

У каждого переселенца свой путь обустраивания в Германии. Но у всех есть много общего в этом пути. Открытие для нас новой страны нередко сопровождалось забавными случаями, которые навевают порой смешные, порой грустные воспоминания.

Кутить, так кутить

Получив долгожданный вызов на право проживания в Германии, мы с мужем, окрылённые большими надеждами, отправились в Москву в посольство Германии за визой. Нас переполняла гордость от мысли, что скоро мы будем гражданами богатой и благополучной страны. Пока ожидали своей очереди, решили мы позволить себе выпить баночку немецкого пива. В то время пиво в такой упаковке только появилось в торговле и для нас казалось дорогим удовольствием. Кутить так, кутить! Купили, но вот беда — открыть никак не можем. Пока баночку крутили, петельку оторвали. Муж ворчит, лучше бы бутылку воды взяли. Тут меня осенило: у нас же есть с собой ключ от квартиры! Так ключом банку проткнули и выпили с удовольствием вкусный, пенистый напиток.

Возвращение к истокам

Визы получены, авиабилеты оплатила нам Германия. И не случайно. Мой муж по происхождению российский немец.

Более двух веков назад его предки покинули историческую родину и обосновались в России. Особенно массовый наплыв немцев произошёл во времена правления Екатерины II.

Немка по национальности хорошо позаботилась о своих сородичах.

Немцам — переселенцам были выделены беспроцентные ссуды и земельные участки. Коренному народу России о таких благах приходилось только мечтать.

Трудолюбивый немецкий народ быстро проявил себя в новой стране. Крепкие хозяйства в деревнях и хуторах были тому примером. Но советская власть быстро расправилась с ними, конфисковав у них нажитое имущество, отправив осваивать сибирские земли. Впрочем, такие жёсткие меры были приняты по отношению ко всем сельским труженикам, которые имели зажиточные хозяйства.

С началом Великой Отечественной войны российских немцев ждало новое, ещё более жестокое испытание. На их головы посыпались карательные указы — о депортации, трудармии, введении комендатуры и вечном поселении в местах ссылки.

Варианты были, но все они были бесчеловечными.

Некоторым семьям в течение двадцати четырёх часов надо было собраться, бросив свой дом, и с детьми на руках шагать в «неизвестность». Других представителей немецкой национальности ждали «телячьи вагоны» и поездка по необъятным просторам Советского Союза вплоть до Казахстана и других отдаленных точек страны. Причём, «путешественников» сопровождала охрана, элементарные удобства отсутствовали, воды и еды не было.

Разумеется, не все выдержали такое испытание. Кто выжил — прямой наводкой в Трудовую армию, иными словами — концлагерь, откуда почти никто не вернулся ни живым, ни мёртвым. О некоторых немцах, кто там сгинул, до сих пор нет никаких сведений, будто бы они никогда не жили на этом свете. Забирали в это заведение не только мужчин, но и женщин, дети которых были старше трёх лет. Куда денутся сироты, оставшиеся без матери, власть не интересовало

Семью моего мужа постигла та же страшная участь. Его родителей и пятерых детей выгнали из собственного дома в Омске. С маленькими детьми и тяжёлой поклажей в руках должны были они добраться до деревни Смолянковка к сестре матери, у которой тоже было восемь своих детей. Почти восемьдесят километров пути пришлось преодолеть в холодную осеннюю пору пешком. Через пару месяцев отца забрали в Трудовую армию. Семье повезло — мать оставили детям, так как младшему ребёнку не было двух лет.

Первое время жили у тётки, а летом с помощью односельчан построили землянку. Горемычной женщине пришлось одной поднять и вырастить пятерых ребятишек, а муж так и пропал без вести.

В так называемой трудармии остались навечно сотни тысяч российских немцев, без которых тысячами погибали оставшиеся беспризорными и сиротами их дети.

После окончания войны — та же комендатура. 26 ноября 1948 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ, запрещавший немцам возвращаться к прежнему месту жительства. За самовольное оставление спецпоселений — 20 лет каторги.

Эти жестокие постановления включали в себя не только запреты на возвращение домой, но и на получение высшего образования. Поэтому и уровень образования у российских немцев был так низок.

Никто из представителей высшей власти России никогда не извинился перед российскими немцами, и только Борис Николаевич Ельцин решил проявить внимание к судьбе этого народа. Он предложил российским немцам заселить бывший военный полигон, на котором испытывалось в течение сорока лет ядерное оружие. Комментарии, как говорится, излишни.

Принятие постановления правительством Гельмута Коля о переселении российских немцев в Германию стало актом компенсации за их страдание. Гельмут Коль, представляя программу переселения федеральному правительству 31 августа 1988 года, сказал следующее: «Переселенцы — это немцы, которые до сих пор несут на себе последствия Второй мировой войны. Наши новые граждане… — это большая победа немецкого государства и общества, и не только с точки зрения демографии… Поэтому мы должны быть ещё более уверены в правильности избранного пути, чтобы создать новую родину для переселецев…»

Начало повальной эмиграции совпало с тяжёлыми временами в России. Потому число переселенцев достигло почти 3-х миллионов человек. Если бы не «перевертыши» в России, большинство немцев не потянулись бы жить в Германию. Да и сейчас многие бы вернулись в Россию.

В последние годы тайная завеса приподнялась, из «Книг Памяти» стало известно о многих российских немцах, сгинувших в годы репрессий. Их начали реабилитировать (многих посмертно) в 90-е годы прошлого столетия. Тогда напрашивается вывод, правомочны ли были карательные действия к этим гражданам в СССР?

Для справки:

По состоянию на 1913 год в Российской империи жило около 2 400 000 немцев.

К началу 1953 года, по данным органов МВД СССР, на учёте Отдела спец поселений состояло 1 224 931 немецких спецпоселенцев.

Как можно назвать подобное явление, как не геноцидом отдельной народности. По данным переписи 1989 года в Советском Союзе насчитывалось 2038600 немцев.

Согласно статистическим данным германских федеральных учреждений на 2006 год, общее число лиц, имеющих немецкое происхождение, проживавших на территории стран бывшего СССР оценивалось в 800 000 — 820 000 человек. То есть, большинство российских немцев покинуло бывшую родину.

Зачастую российские немцы-переселенцы заняты в Германии на тяжёлых неквалифицированных работах, так как образовательный уровень у них низкий. Советские репрессии сделали своё чёрное дело.

Значительная часть российских немцев являются баптистами. Религиозный фанатизм они прихватили с собой из России. Баптистские христианские общины можно встретить во всех городах и сельских поселениях Германии. У баптистов, как правило, есть свои молельные дома, строительство и содержание которых они берут на себя. Вместе с детьми там они проводят всё свободное время за молитвой и слушаньем проповедников. Читать им разрешается только библию. Телевизоры и радиоприемники не приветствуются.

Есть надежда, что потомки российских немцев со временем вырвутся из баптистского плена. Несмотря на недовольство руководителей религиозных общин, дети обязаны посещать обычные школы. Учёба в школах и дальнейшая трудовая деятельность поможет им со временем освободиться от религиозного дурмана.

Райский уголок

Наконец, мы в Германии! Позади переселенческие лагеря, едем в шикарном автобусе в Кёльн на постоянное место жительства.

Впереди нас удобно расположились солидный мужчина и его взрослый сын. Оба были очень довольные и важные, впрочем, как и все переселенцы. Всю дорогу отец что-то показывал в окно, бойко, с видом знатока рассказывал о Германии.

Но недолго мы торжествовали. По прибытии в крупнейший город Германии российским немцам выдали билеты на проезд в метро, схему маршрута и любезно предложили самостоятельно добраться с тяжелым багажом до общежития. Приехавшим представителям еврейской диаспоры был организован более радушный приём. Их собрали в отдельном помещении, на родном русском языке дали напутствие, как обустраиваться в новой стране, и на автобусе отправили на место временного проживания.

Отец с сыном оказались нашими попутчиками. Сообща мы взяли такси и поехали в «Райский уголок», так назвала общежитие встретившая нас комендантша.

Новое жилище предоставило возможность бывшим жителям России, привыкшим к бытовым удобствам в отсталой стране, жить почти без элементов цивилизации в прогрессивной державе: спать и готовить пищу в одной и то же комнатушке. А чтобы обогреться, запастись углём и дровами и топить железную печку, которая к тому же была неисправной.

Отца с сыном ждал в комнате дополнительный сюрприз: им достались по наследству матрацы, насквозь пропитанные уриной. «Урина… урина», — лепетал не так давно представительный мужчина, а теперь жалкий и растерянный переселенец. Путая немецкие слова с русскими, обращаясь к грозной домоправительнице, он тщетно пытался вызвать в ней сочувствие. Лишь через пару месяцев, пропахнув чужой уриной, бедолаги сумели сломить непреклонность комендантши коробкой дорогих конфет и получили новые матрацы. Такое боевое крещение получили новые жители Германии.

Мы с мужем не отчаивались, надеялись, что это временные трудности. Нас радовала чистота, восхищал порядок в новой стране. Живописные зелёные островки, разбросанные по всему мегаполису, позволяли соприкоснуться с природой, отдохнуть от множества хлопот. Мы подолгу любовались на красавцев-павлинов, охотно демонстрирующих своё сказочное оперение. А какое удовольствие наблюдать за грациозными лебедями, суетливыми утками и важными гусями, курсирующими на голубых прозрачных водоёмах!

Нам также хотелось поскорее познакомиться с Кёльном, изучить его богатую историю. Вскоре мы узнали, что этот город был основан в 38 году до нашей эры, и является самым древним среди немецких городов. В далёком прошлом здесь располагалась колония римских императоров и столица древнегерманских поселений.

Кёльнский собор — главная достопримечательность города. Грандиозное церковное сооружение высотой сто пятьдесят метров, было воздвигнуто из серого камня восемьсот пятьдесят лет назад. Виртуозная работа древних мастеров вызывает восхищение. Внутри собор также великолепен. В центре огромного зала находится золотой ларец, где якобы покоятся мощи трёх волхвов, пришедших в далёкие времена поздравить Марию и Иосифа с рождением сына Иисуса. В честь волхвов, или, как их называют в Германии, трёх святых королей, был возведён этот величавый храм. Кёльн и сегодня является одним из важнейших производственных, торговых и туристических центров в Европе.

Злополучный портфель

Как ни странно, в век компьютеризации Германия оказалась на редкость бюрократической страной. От всех живущих в ней и тем более от вновь прибывших требуется заполнения массы всевозможных бумаг, так называемых антрагов. Получив напутствие от бывалых людей, мы в срочном порядке со всеми нашими документами помчались в разные ведомства. Для этой цели я приобрела мужу солидный портфель, чтобы не с авоськой появляться перед строгими чиновниками. Муж, не успев привыкнуть к вновь приобретенной вещи, в первый же день забыл портфель в продовольственном магазине в тележке. Только через полчаса обнаружили мы пропажу. Трудно пересказать словами, что мы чувствовали. Это была катастрофа! В портфеле находились все наши документы, без которых в Германии делать нечего. Мы уже готовили себя к мысли о возвращении в Россию, но рискнули вернуться в магазин. Почти не чувствуя опоры под ногами, подошли мы к кассиру. К великому нашему удивлению и восторгу портфель нам вернули в целости и сохранности. Такой благополучный исход вряд ли был возможен в России.

Под чужой фамилией

Приехав в первый переселенческий лагерь, мы с мужем нежданно-негаданно получили новую фамилию. Несмотря на наши возражения, нам присвоили фамилию в том виде, как она записана в заграничных паспортах, и звучала она теперь вместо Шифнер — Зифнер.

— Нет проблем, — улыбнулся чиновник. — Когда вы приедете в Кёльн, в специальном учреждении ошибку исправят.

Вооружившись переведёнными и заверенными документами, мы уверенно направились в нужную контору в Кёльне. Тамошняя чиновница нас шокировала, сообщив, что мы должны продолжать жить в Германии с искажённой фамилией, но уже в другом варианте — Чифнер. Причина заключалась в том, что я, как иностранка, имею право только на ту фамилию, которая записана в моём заграничном паспорте. Чуткие чиновники позаботились о том, чтобы у нас с мужем была одинаково искажённая фамилия, заодно изменили фамилию его родителям, чтобы в семейной книге не было разночтений. С подобным решением мы не могли смириться и направились к начальнику за разъяснением. Встретил он нас очень радушно. Словно предвкушая приятную беседу, вальяжно развалился в удобном кресле, предложил и нам присесть. Вдруг мы заметили возле кресла начальника огромную собаку и оцепенели от страха. Грозный страж не проявлял агрессии, а лишь внимательно поглядывал в нашу сторону. Муж осмелел и пожаловался на несправедливое отношение к нам.

— Я вас понимаю и даже сочувствую, но таковы наши законы, — отозвался чиновник. — Так что, правильную фамилию вы никогда не получите. Единственный шанс вы, конечно, имеете, — подсказал он. — Вам надо развестись.

Непоколебимый в своей правоте, он гордо приподнялся с кресла, показав, что аудиенция закончена. Собака приподнялась вслед за ним. На её бесхитростной физиономии как будто было написано популярное немецкое выражение: «Тут мир ляйд, то есть сожалею».

Мы не последовали совету чиновника, но сумели добиться своей правильной фамилии, благодаря настойчивой переписке мужа с вышестоящими организациями.

Первые опыты

Из-за незнания немецкого языка со мной случались забавные истории. Как-то я решила попросить у сердитой комендантши в общежитии новые чехлы для матрасов. Слово «матрасы» примерно так и звучит по-немецки, а перевод слова «чехлы» я не знала и экспромтом назвала их «футлярами». Получилось, что я попросила футляры для матрасов. Комендантша меня поняла, весело рассмеялась и охотно выполнила мою просьбу. Вряд ли я от неё что-либо получила, если бы выразилась правильно.

Через год я посетила своего зубного врача. В знак приветствия он пожал мою руку, как это принято у немцев, и сделал мне комплимент, что я хорошо выгляжу. Эту фразу я не поняла, но в ответ закивала головой и ответила: «ja, ja», то есть, «да-да». Врач недоуменно посмотрел на меня. Только позже я сообразила, о чём шла речь.

Одной из отличительных черт Германии по сравнению с другими странами является забота государства обо всех нуждающихся. Социальные службы выделяют средства для оплаты жилья, питания и одежды жителям страны, которые не работают или имеют недостаточный доход. Мы с мужем вынуждены были посетить такое ведомство. На первых порах немецкий язык я не знала, но выучила заранее слово кляйдергельд, что означает деньги, которые выделяются для приобретения одежды. Я беспокоилась, что муж забудет попросить об этом. Во время беседы мужа с чиновником я пробормотала жалобно эту фразу. Чиновник удивлённо повернул голову в мою сторону, словно услышав посторонний шум, и как ни в чем не бывало, продолжил разговор с мужем. Так состоялся мой первый и не совсем удачный опыт общения на немецком языке.

Работа по особым меркам

Переехав в Германию, мы с супругом получили социальное пособие, как и все переселенцы. Вопреки мнению мужа о достаточности социального минимума, мне захотелось увеличить семейный доход. С этой целью я разместила в местной газете объявление, в котором предложила помощь семьям бюргеров в домашних делах.

Первым позвонил мужчина с приятным баритоном.

— Сколько вы хотите зарабатывать? — поинтересовался он.

— Как обычно. Десять евро в час, — ответила я.

— Я вам буду платить в два раза больше.

Возражения с моей стороны не последовало.

— Вы далеко живёте, — прозвучал новый вопрос.

Я назвала район.

— Недалеко от моего дома, — заметил он. — А какой номер Busen?

— Я не знаю, — ответила я, думая, что речь идёт о номере автобуса. — Но позже уточню и к вам приеду.

— Не надо. Я сам за вами заеду. Только скажите, где я могу вас встретить. — Немного помолчав, он заметил: — Почему вы не можете сказать определённо, большие или маленькие у вас Busen? Для меня это очень важно.

И тут только я прозрела. Вопрос касался не автобуса, а моих грудей. Ведь слово Bus (автобус) и Busen (груди) имеют похожее звучание.

Я с негодованием бросила телефонную трубку и рассказала мужу о своём проколе.

— Говорил тебе, довольствуйся малым, — засмеялся он.

Фото-шутник

В Германии есть популярная юмористическая телепередача, в которой показывают небольшие эпизоды, снятые кинолюбителями. В большинстве случаев юмор этих кадров заключается в непременном падении действующих лиц, что сопровождается весёлым смехом за кадром. Мне почему-то всегда становится грустно, когда вижу падающего человека, особенно ребёнка. Может быть, я не созрела до восприятия подобного юмора и вряд ли созрею. А если бы кто-нибудь запечатлел нас с мужем на плёнку во время попытки сфотографироваться с помощью фотоавтомата, получилась бы великолепная комедийная сценка.

Обнаружив, что стоимость услуги фотоавтомата по сравнению с фотосалоном значительно ниже, мы отправились на поиски нужного объекта. Долго искать не пришлось, в многолюдном подземном туннеле мы его обнаружили. Первым расположился в кабине муж. Приняв нужную позу, он замер, ожидая начала съемки. Мне выпала нелегкая задача — разобраться с техникой и включить автомат. Не владея немецким языком, я не смогла прочитать инструкцию. Муж был противником всяких длинных описаний и посоветовал мне найти нужную кнопку и нажать на неё. Я ощупала автомат снаружи и изнутри. Чуть ли не ползала возле него, но он не включался. Чтобы немного передохнуть, я выпроводила позирующего мужа из кабины и заняла его место. Вдруг заметила перед собой рычажок, нажала на него, в ответ что-то щелкнуло. В радостном возбуждении я выбралась наружу и замерла в ожидании готовых снимков. Но их не было. «Я так и знал, что нас надуют», — проворчал муж, потеряв терпение.

Вдруг что-то затрещало, из окошка автомата показались фотографии. С гордостью и ликованием я взяла снимки в руки, но себя не узнала. Лицо было вытянуто по вертикали, глаз вообще не видно. Только по свитеру мы догадались, что это моё изображение. Деньги были потрачены впустую, но зато посмеялись от души.

Чудо-салон

Каждый раз, проходя мимо парикмахерского салона, расположенного в многолюдном месте возле Биржи труда, я невольно засматривалась на его оригинальную конструкцию. Внешний вид салона напоминал стеклянный аквариум, внутри которого творили чудеса парикмахерского искусства совсем юные, но уверенные в себе мастера. Возможно, все это было сделано для рекламы, но у меня появилось непреодолимое желание сделать современную причёску именно здесь. Представляя примерную стоимость подобного сервиса, я начала терпеливо готовить мужа к посещению этого заведения. Наконец муж созрел, и мы отправились в заветный салон за красивой причёской.

В фойе к нам навстречу выпорхнула очаровательная девушка, как позже выяснилось, бывшая россиянка Светлана. Нисколько не сомневаясь в нашем происхождении, она уверенно обратилась к нам с приветствием на русском языке. Предложила кофе и в ходе доверительной беседы рассказала нам трогательную историю о своем трудном жизненном пути в Германии, начавшимся с уборки чужих лестниц и завершившимся удачным замужеством. В салоне мужа для неё нашлась работа — встречать посетителей, с чем она, по всей видимости, ловко справлялась. Уверив нас в правильном выборе парикмахерской, Светлана принесла красочный каталог всевозможных причёсок. Не без труда и сомнений выбрали мы нужную модель. Вскоре появился мастер, весь вид которого, несмотря на молодость, внушал большое доверие. Усадив меня в кресло прямо перед собой, он долго, с профессиональным интересом изучал моё лицо, волосы, создавая мысленно модель будущей стрижки. Разработав стратегию и тактику, не спеша приступил к мытью моей головы. Это было какое-то священнодействие. Никогда в жизни мои волосы не были вымыты так нежно и старательно.

«Вот где настоящее мастерство!» — думала я с восхищением. — России до такого сервиса ещё далеко». Моё блаженство быстро перешло в недоумение, когда началась основная работа. Стрижка закончилась в считанные минуты. Этот супермастер элементарно укоротил и подровнял мои волосы на два сантиметра, оценил работу в шестьдесят марок и предложил сделать укладку за ту же цену. Не получив согласия на продолжение работы, парикмахер удалился из зала явно разочарованный. Наскоро высушив волосы феном, я опрометью выскочила из чудо-салона. Нам вслед донеслись слова Светланы, она надеялась увидеть меня снова. Я не откликнулась, так как знала, что эта встреча не состоится. Чтобы как-то меня успокоить, мой муж пообещал научиться делать подобную стрижку. Впрочем, он освоил этот процесс не хуже того удивительного мастера.

Век живи- век учись

Много «деловых» людей появилось в нашей жизни. Они и имя себе придумали громкое — бизнесмены. На фоне их Остапу Бендеру пришлось бы отдыхать. Бизнес их заключается в перепродаже разных товаров и продуктов. Торговля сопровождается яркой рекламой и показательными выступлениями. Они вам и квартиру охотно пропылесосят, чтобы продать «необыкновенный» агрегат. Как похудеть научат, если вы наряду с голодной диетой и физическими упражнениями, будете принимать «чудодейственные таблетки», купленные, конечно же, у них. Эти коробейники и сказки вам расскажут в придачу.

Как-то в гостях у родственницы, я заметила странную вещь. После мытья посуды специальным средством, хозяйка вытирает ее полотенцем, не ополоснув предварительно чистой водой. На мой недоуменный возглас она уверенно ответила:

— Это американское средство растительного происхождения, не требующее смывания, благодаря чему, я экономлю воду.

— Кто же тебе такое поведал? — спросила я, сомневаясь в чуде.

— Одна женщина, занимающаяся продажей подобных средств.

Хорошо, что я по своей недоверчивости, решила прочитать инструкцию на флаконе. В ней было написано: «После мытья тщательно ополосните посуду чистой водой».

Новоиспеченные бизнесмены в Германии охотно посещают таких же бывших соотечественников из России, как они сами. Наивным покупателям можно продать те же товары, что и в магазинах, но раза в три дороже. Главное, в их бизнесе — не забывать рассказывать байки. Например, что одеяла — самоочищающиеся и вы обойдетесь без постельного белья.

Виртуозность бизнесменов не знает границ. К одному нашему знакомому зашел в общежитие представитель фирмы по строительству собственных домов. Он долго уговаривал потенциального клиента. Но, осознав безнадежность затеи, перевел разговор на другие житейские темы. За чашкой чая разговорились, представитель фирмы так проникся к новому другу доверием, что предложил устроиться к себе на работу. «В чем же будет заключаться моя работа?» — спросил наш знакомый. — «Находить олухов для строительства собственных домов», — услышал он ответ.

«Коренные» немцы действуют по другим сценариям. После широкой рекламы они набирают желающих участвовать в презентации каких-либо товаров. Приманкой служат подарки, обещанные после окончания турне, и многие ловятся на дармовщину. Мы с мужем не оказались исключением, заплатив по десять евро за дорогу, с воодушевлением отправились на подобное шоу. Нас привезли в маленькое селение, окруженное со всех сторон высокими холмами. Организаторы все предусмотрели, выбраться из этого «медвежьего угла» самостоятельно было невозможно. Ни рейсовых автобусов, ни железнодорожной станции поблизости мы не встретили.

Нас радушно пригласили в зал, где в ожидании презентации находилось уже около сотни человек, и представление началось. На сцену вылетела длинноногая блондинка далеко не бальзаковского возраста. Энергично махая руками, начала она громогласный рекламный трюк по продаже столовых приборов якобы из чистого золота. Все двести сверкающих элементов были развешаны на специальном высоком стенде, но желающих не нашлось. Энергичная женщина не убавила обороты и тут же притащила на сцену метровую китайскую напольную вазу в придачу к покупке. Кто-то соблазнился на приманку. Постепенно добавляя другие, менее значительные вещи, опытная дама сумела реализовать несколько наборов, и приступила к следующей фазе своего шоу. Она начала игру в лото с изрядно притомившимися участниками. Каждый победитель мог приобрести туристическую путевку на 25% ниже ее стоимости, но цена путешествия изначально была явно завышена. Как ни странно, желающие находились. Аттракцион продолжался до позднего вечера с перерывом на дорогостоящий обед. Только мысль об ожидающих подарках нас утешала.

Приехав домой, мы сразу распаковали полученные коробки. В одной коробке находилась кукла с негнущимися руками и ногами. Наш взор с надеждой устремился на второй коробок. Там мы обнаружили подобие инструмента для завинчивания шурупов, который естественно не функционировал. Наконец, в третьей коробке мы увидели пластмассовую тарелку, чашку и блюдце. Это были единственные вещи, которые нам пригодились впоследствии в походах на природу. После таких подарков вспомнили мы слова из сказки: «Не гнался бы ты, поп, за дешевизной».

Со временем, как чужой, так и свой горький опыт забывается. Мы снова «наступаем на те же грабли».

Однажды в почтовом ящике я обнаружила письмо с предложением отгадать незатейливый кроссворд, посвященный правилам вождения, чтобы попытаться выиграть машину «Корса». Без затруднения, ответив на несколько вопросов, я получила «ключевое слово». Оно и обозначало название машины, которую я намеревалась получить. В состоянии радостного возбуждения я набрала указанный в письме телефон, назвала слово «корса» и свои координаты. На другом конце провода меня поздравили с успехом и предложили в качестве поощрения за мой первый отклик подписаться на любой журнал. Окрылённая такой легкой победой, я назвала первое попавшееся на ум издание «Бригитта». Учредители игры согласились, но предупредили, что за подписку они платят не полностью. Это меня сразу отрезвило, и я отказалась от такого подарка.

С тех пор прошло два года, машины я, разумеется, не получила. Немного позже я поняла, что легко отделалась от этой игры. Один наш родственник отправил подобной фирме 200 евро на оформление «выигранной» им таким способом машины…

Доверчивому и неопытному человеку трудно избежать хитроумных сетей мошенников, а если эти сети ставят, казалось бы, солидные организации, то и вовсе сложно. С подобной посреднической организацией по устройству на работу в охранные органы столкнулся мой муж.

Прочитав в газете объявление, он обратился в подобную фирму. Там ему выдали спецодежду и попросили сразу же приступить к работе, хотя документы о приёме не были оформлены, а отправлены в центр на утверждение. Отработав подряд три полные смены, муж понял, что эта работа ему не подходит, попросил об увольнении. «Как же мы тебя уволим, если ты у нас еще не принят?» — ответил представитель фирмы. Растерянный вид мужа, видимо, растрогал чиновника, он милостиво разрешил ему оставить себе рубашку из полученной спецодежды.

«Никогда ещё у меня не было такой дорогой рубашки», — вспоминает иногда муж, горько улыбаясь. Вот уж поистине: век живи — век учись.

Миколка, выходи!

Из разных уголков бывшего Советского Союза прибыли переселенцы в Германию. Среди них есть люди, в чьих жилах течёт еврейская и немецкая кровь, есть представители и других национальностей, породнившихся с ними. Все прибывшие охотно говорят на своём родном языке, поэтому в немецких городах нередко звучит русская, иногда украинская речь. Случается, что в критических ситуациях переселенцы пытаются на родном языке объясниться с коренными немцами и удивляются, когда их не понимают.

Как-то мы с мужем и группой его родственников с Украины, отправились в гости в славный немецкий город Падерборн. Перед поездкой мы приобрели льготный железнодорожный билет за тридцать евро, по которому можно ездить весь выходной день впятером по всей стране. При этом можно пользоваться только поездами местного назначения, поэтому дальние маршруты требуют нескольких пересадок.

Мы разместились в удобных креслах, и поезд плавно тронулся, покатив нас по просторам Германии. Родственники с любопытством и восхищением поглядывали из окон на проплывающие навстречу зелёные и ухоженные города, обменивались радужными впечатлениями. Через час мы подъехали к промежуточной станции и вышли из вагона для пересадки на другой поезд. Вдруг племянница Олеся обнаружила отсутствие своего мужа Миколы.

— Ой, он, наверное, ещё из туалета не вернулся, — встревожилась молодая женщина.

— Ну, так беги за ним, — кто-то ей посоветовал.

Прозвучал сигнал к отправлению поезда, Олеся вскочила на подножку вагона и закричала срывающимся голосом:

— Миколка, выходи!

Увидев женщину на подножке, дежурный по поезду обратился к ней по-немецки:

— Сойдите с поезда и не мешайте движению!

— Наш чоловик остался в сортире! — попыталась прояснить ситуацию на украинском языке другая родственница.

Из кабины показался машинист. Он с удивлением смотрел на группу иностранцев, которые жестами и на чужом языке пытались что-то объяснить. Мой муж рассказал немцам о нашей проблеме, и они не отправляли состав до тех пор, пока супруг Олеси не вышел из вагона.

— Когда поезд остановился, я был в туалете и решил дождаться, когда он поедет, — объяснил растерянный мужчина. — У нас же в Украине нельзя пользоваться туалетом на остановках. Думал, что и здесь так.

— На Украине или в России всё закончилось бы по-другому, пришлось бы тебе, Микола, путешествовать дальше в одиночестве, — заметил мой муж.

Этот случай не послужил уроком для Миколы. Однажды при возвращении с Украины в Германию, автобус, на котором он ехал, остановился на польской границе. Рассчитывая на долгую стоянку, парень неторопливо направился в туалет. После возвращения пришлось бедолаге догонять автобус на попутной машине. Заплатив немалые деньги и проехав почти всю Польшу, парень достиг цели, пересел в свой автобус и благополучно добрался до любимой жинки Олеси.

Круглосуточная заправка

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 289