электронная
18
печатная A5
229
16+
Прозаический роман или роман на Прозе

Бесплатный фрагмент - Прозаический роман или роман на Прозе

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0348-7
электронная
от 18
печатная A5
от 229

Сей рассказ полная фантазия,

а вдохновил автор Евгений Бригневич.

Огромная ему благодарность за поддержку.

Последний читатель покинул зал. Татьяна выключила свет, сдала ключи на вахте, попрощалась с коллегами и побрела домой. Каждый день одно и то же. Библиотека, дом, телевизор, упреки матери и тоска по ночам. Ноги протаптывали дорожку в запорошенном снегом парке. Фонарь качался от ветра, отбрасывая прилипающие снежинки. Татьяна сняла варежку и протянула ладонь. Она вспомнила, как в детстве пыталась принести снежинки маме. Собрала полную банку и с криком: Мамочка, я тебе принесла подарок! — забежала домой. Мама смотрела на воду и плакала: Дурочка ты моя!

Сорок лет дурочке, а все пытается поверить в сказку. Где вы алые паруса? Где ты мой Грэй? В нашем городе даже реки нет. Годы утекали, как вода с ладони. Мама лежит десять лет. Крик вырвался из груди: Господи! Прости меня! Я устала! Я не хочу домой.

— Не хочешь, не ходи. Пошли со мной, — подозрительный тип обнял за плечи, и колкий взгляд пытался ворваться в душу. Татьяна бежала, не оглядываясь, а смех замирал на ветках голых деревьев.

— Ну, где ты так долго ходила? Я с ума тут сойду. Сколько можно повторять, чтобы не задерживалась. Я тебе полжизни отдала, а ты, сволочь неблагодарная, шляешься черти где. У меня скоро памперс лопнет. Суп сегодня пролила. Совсем руки не слушаются. Термос уронила, он под кровать укатился. Я жрать хочу, а ты про мать забыла. Вот умру и будешь плакать. Совсем одна останешься, не кому будет тебе, дуре, мозги поправить.

Татьяна глотала упреки матери, вытирала пол, варила ужин, меняла постельное белье, мыла старое тело, одевала новый памперс. Перед сном выслушала все новости мира, которые смотрела мать целый день. Пожелала спокойной ночи, в ответ получила очередную пилюлю: «Ночь не может быть спокойной, так как мать будет страдать, что дочь выросла бестолковой». Впервые в жизни Татьяна подумала о скорейшей смерти матери, потом испугалась своей мысли и долго молилась в ванной комнате. Там она повесила икону Казанской божьей Матери, там и молитвенник лежал. Слезы лились вместе со словами молитвы, но в голове все равно стучала грешная мысль: Господи, забери мою мать. Я так устала. Пусть она в раю отдыхает, а я дальше буду мучиться на этой грешной земле. Прости, Матерь божья, не ведаю, что говорю. Пошли мне сил и терпения.

Десять раз прочитала молитву, умылась и пошла спать. В очередной раз вставала ночью, приносила воды, поправляла подушку, одеяло, слушала гадости про кривые руки и пустую башку, про непутевую жизнь и нерадостное будущее в одиночестве.

С утра опять болела голова, спина, руки, все тело разваливалось на куски. Накормила кашей, суп в термос, чай во второй термос, таблетки, микстуры на столике. Поцелуй в лоб и упрек в спину. Опять работа, опять читатели, опять коллеги. Круг замкнулся.

Директор вызвала на ковер, мысли путались, пока шла в кабинет. «Сидорчук полгода книги не возвращает. Читателей мало. Новые книги лежат не разобранные в коробке».

— Татьяна Ивановна, вы у нас самая молодая в коллективе. Вам доверяю ответственное дело. Нам поступили компьютеры. Нужно иди в ногу со временем. Прогресс наступает на пятки. Я вас перевожу в методический отдел. Работа огромная и очень ответственная. Нужно занести весь фонд в каталог электронной базы. Для начала отправляетесь на курсы компьютерные. Всего неделя, но вы женщина умная, быстро освоите. Тем более, что оклад теперь у вас будет намного выше, но и работы больше.

Время полетело вскачь. Новый круг общения, новые знания. Татьяна приходила домой веселая, не обращала внимания на упреки матери, автоматически делала домашние дела, спала, как убитая. Утром выслушивала обидные слова, впервые не вставала ночью на зов матери. Чмок в лоб и бежать. И в библиотеке день пролетал стремительно. Пальцы полюбили черные клавиши, а глаза мерцающий экран. Самое приятное было одиночество. Никто не мешал, в кабинете одна. Формуляры тысячами перебирались в компьютер. Дело спорилось. Директор была довольна. Зарплата порадовала.

В субботу Татьяна оставила мать и отправилась в магазин. Красивое платье быстро отрезвило. Смешная зарплата библиотекаря. С такими деньжищами только на шанхайский рынок идти. Татьяна спускалась с третьего этажа торгового комплекса понурая, но реклама компьютера заинтриговала, ноги сами привели в яркий зал. Продавец объяснил, как оформить кредит. Через три дня счастье распирало грудь. Теперь у нее есть тайный друг, о котором никто не узнает.

Каждый вечер Татьяна стучала на кухне по клавишам. Маме сказала, что взяла работу на дом, а сама висела в Одноклассниках, в Контактах. Все знакомые улыбались на фото. Кто у моря, кто в горах, кто с детьми, кто с супругами. Зависть и тоска затмили разум. Зависла на пасьянсе, строительстве фермы, поиске кота. Мама кричала, била посуду, швыряла таблетки, а Татьяна оглохла на оба уха. Когда концерт без заявки заканчивался, спокойно собирала осколки, стелила постель, приносила чай, обед и шла на работу. Задание директора выполнено на отлично. Опять тоска, карты с утра до вечера сулили выполнение желаний. Пустой взгляд, пустая голова, злость и отчаяние.

Пришло приглашение дружить в «Одноклассниках». Подружка детства, конопатая Ирка, вечно веселая по поводу и без оного, приглашала в гости. Счастливая, хоть и не красавица. Жила в Анапе с мужем и детьми. Хвастала полным ведром черешни, собранной в собственном саду. Татьяна посмотрела в окно. Лиственницы стояли голые и унылые, серые тучи бежали стремительно по небу. На газонах оттаяли все клады, оставленные собаками за долгую зиму. И тут она увидела бабочку. Изумление, восторг, полные счастья глаза, но воробей был шустрым. Раз, и нет красавицы. Мир потух. Ирку бесполезно возвращать к действительности на малой Родине, она вспоминает детство, как страшный сон. Она счастлива и вся лучится радостью. Щедрая душа, зовет в гости, обещает показать море и накормить фруктами. Как бросить мать? Где взять денег? Утопия. Похоронила мечты о тепле и веселье. Опять поиск кота, тетрис, шары. Тупость и полное разложение с черными клавишами и мерцающим экраном.

Мама вся в слезах, дочь злая, тупая, глухая, бессердечная, неблагодарная и т.д, и т. п. А Ирка новую фотку выложила. Полный таз сочной клубники. Внук на горшке. У нее уже внук! Сама в 17 родила, дочка повторила материнский пример. Господи, где взять силы, чтобы не завидовать, не сердится, терпеть и надеяться?

Вспомнила своего единственного. Слесарем пришел в библиотеку. Унитазы да раковины чинил. Воняло от него перегаром и чесноком по утрам. От тоски бросилась в объятия, даже грязная роба не остановила. Только мама сказала, что не пара он для девушки с высшим образованием. Он Пушкина не читал, а про Гумилева понятия вообще не имеет. Пастернак для него пустой звук. Мать столько сил и здоровья положила на воспитания, образование. Сама из деревни выбралась и не желает, что бы дочь была бита грубияном — слесарем. Он обязательно будет бить, потому что тупой мужик не стерпит, когда жена с книгами сидит, водку не пьет и в рот не заглядывает. Аборт на позднем сроке, одиночество, отчаяние. Уныние. А ведь это один из грехов. Страдал Иисус за нас, но свое страдание горше кажется и страшней. Нужно читать молитвы, нужно уметь прощать. «Прости мама, но сил больше нет. Сама устала жить и дочь замучила. Когда же ты меня оставишь? Господи, прости дочь твою глупую. Дай сил и терпения».

Ирка рассказала, что открыла новый сайт Проза.ру. Одноклассник Егор Емельянов там стихи размещает. Попросила, что бы почитала Егора, подбодрила, рецензии написала. Он пишет здорово про любовь. Ирка хоть и не читает классиков, но в душе романтик. В школьные годы она всегда поддерживала Татьяну. Заставила отнести стихи в газету. С воодушевлением читала перед классом полные патриотизма стихи Татьяны о весне, о Родине, первой учительнице. Где те стихи?

Мороз пробежал по коже. Вспомнила, как летела тетрадка в огонь. Листы скручивались, искры рассыпались во все стороны, слезы текли, а мамины слова были больнее ремня. «Хватит ерундой заниматься. Куда маханула? Славы захотелось? Куда тебе, сопливой? Читай лучше классиков и делом занимайся. По русскому у тебя тройка. Позорище. Тебе через год поступать в институт, а в голове ветер. Шуруй за водой, я стирать собралась. Что стоишь, как вкопанная? Вытирай сопли, бери тачку и быстро, а не то ремня получишь». Татьяна накинула телогрейку, схватила тачку с бидоном и на улицу. Мороз щипал щеки, слезинка превратилась в сосульку, которая повисла на кончике носа. Холодный ветер успокоил бушующую душу. «Мама правильно говорит. Я полная дура. Нужно учиться. Завтра попрошу учительницу о дополнительных занятиях». Как давно это было…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 229