электронная
Бесплатно
печатная A5
667
18+
Просто — semplicemente

Бесплатный фрагмент - Просто — semplicemente

Трилогия. Часть III. «Маски»

Объем:
486 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0849-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 667
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все события, описанные ниже, а также персонажи, являются лишь фантазией автора и не имеют ничего общего с реальностью. Возможные совпадения имён и мест действия случайны и не несут скрытого смысла.

Посвящается Джованни и всем тем, кто пытался.

Не существует в отдельности ни зла, ни добра, но есть равновесие.

Маска — такой предмет, накладка на лицо, которая позволяет оставаться не узнанным. В своё время маски были популярны в Венеции, во времена Республики, когда граждане скрывали свои лица, чтобы их не уличили в предосудительных связях и конечно же преступной деятельности. Как ни парадоксально это звучит, но мы все носим маски, порой скрывая за грубостью свою слабость или мягкость и наоборот. Мы не хотим быть узнанными и иногда сами начинаем верить в то, что мы такие, какая есть наша маска. Время и обстоятельства диктуют нам определенные условия, и мы не перестаем менять образы, подстраиваясь под окружающую действительность, всё глубже скрывая себя настоящих.

Глава 1

«Игра в переодевания» иногда настолько затягивает, что начинает казаться, будто эти образы являются неотъемлемой частью нашей личности.

Всё устроилось как нельзя лучше. Назойливая муха, Сантино Бельтраффио, получила свою ложку варенья в виде отличной должности заместителя директора Департамента по борьбе с мафией. Алессандро Маретти вздохнул полной грудью. Его уже абсолютно не напрягали их беседы, со временем он увидел, что Сантино не предпринимает совершенно никаких шагов, чтобы как-то вывести его на чистую воду, подловить на чём-либо, он просто слушает и больше ничего. Ему казалось, он неплохо справляется, пытаясь изобразить себя невинной жертвой обстоятельств, давления Сальваторе и невозможностью на данный момент уйти в сторону от дел. Ведь благодаря ему существует определенный порядок. Скорее всего, Алессандро был сам абсолютно уверен в этом. О самом Сантино Бельтраффио в Риме поговаривали разное, но разное поговаривают обо всех. Пока, казалось, все немного затаились и ждали, как же себя проявит этот человек, сделавший за короткий срок такую головокружительную карьеру. Поговаривали о том, что это он именно тот, который реально сможет вступить в борьбу с организованной преступностью, а также и то, что он назначен на должность только благодаря тому, что его продвинула мафия.

— Не понимаю, зачем ты пропихнул Бельтраффио на эту должность? Он и так кость в горле! — вздохнул Анандо Багарелло.

Он театрально прохаживался по гостиной в палермском доме Алессандро, время от времени затягиваясь сигаретой.

— А кто тебе сказал, что это сделал я? — Алессандро изобразил крайнее изумление.

— Брось! Ясно без объяснений. Хотя, возможно ты прав, сейчас наступило затишье. В Риме и без нас полно проблем. Главное, чтобы он не помешал нашим делам. Не доверяю я ему. — сказал Багарелло.

Алессандро немного помолчал, пристально глядя на Багарелло. Вот кому он не доверял, так это ему. Всё в нём было излишним, начиная от артистизма и заканчивая кричащим внешним видом. Всего слишком. Слишком закатывает глаза, слишком громко вздыхает, слишком пытается показать, какому бренду принадлежит та или иная часть его гардероба.

— Повторяю, я его туда не пропихивал. Неужели спорить со мной доставляет тебе такое удовольствие? Лучше скажи мне, почему твои отморозки регулярно пасутся на территории Дуски? Он мне третий раз жалуется. — спросил Алессандро.

— Из-за того ресторана? «Ferro di cavallo»? Ах, перестань! Это моя территория! — Багарелло снова театрально вздохнул.

— С каких это пор? — удивился Алессандро.

— Из-за того ресторана? «Ferro di cavallo»? Ах, перестань! Это моя территория! — Багарелло снова театрально вздохнул.

— С каких это пор? — удивился Алессандро.

— Как это, с каких пор? С тех самых, когда они занялись произволом в пиццерии «Фриды»! Ты не помнишь? Забавно! — сказал Багарелло.

— Как это, с каких пор? С тех самых, когда они занялись произволом в пиццерии «Фриды»! Ты не помнишь? Забавно! — сказал Багарелло.

— Стоп, мы решили тот вопрос. Не надо обострять! Тебе мало было той бомбы? У тебя полдома разнесло! — заметил Алессандро.

— Не понимаю, почему ты защищаешь этого жирдяя Дуски? Он отвратительный! Из тех, кому удобнее пользоваться выгребной ямой вместо туалета и жить в дерьме по уши, при этом носить по десять золотых цепей. — сказал Багарелло и снова театрально вздохнул.

— Сейчас он прав. Заметь, он не пошёл к тебе разбираться при помощи «Uzi»…

— Ах, ну конечно, по «Uzi» он специалист. Только это и умеет, палить налево-направо. — хмыкнул Багарелло.

— Думай сам, но, если и дальше будет продолжаться этот беспредел, я ему разрешил разобраться, как он сочтёт нужным. — как можно более безразлично сказал Алессандро.

— Ты серьёзно? — Багарелло остановился напротив кресла, в котором сидел Алессандро. — С ума сойти!

— Ты зарываешься, Анандо! Какой-то дохлый ресторан не стоит того. Лучше займись лимонами, есть дельное предложение, Дуски я даже предлагать не буду, хотя лимоны — это его тема.

— Лимонами… хорошая партия? — Багарелло оживился.

 Не то слово. — покивал головой Алессандро.

— Почему себе не возьмёшь? — спросил Багарелло.

— У меня и так много заказов, почему бы не поделиться с таким уважаемым человеком чести, как Анандо Багарелло? — Алессандро еле заметно ухмыльнулся.

— Ладно, оставлю я его ресторан в покое, но тема с лимонами моя! — сказал Багарелло.

— Вот и славно. Сухогруз придёт через две недели, завтра с тобой свяжется капитан, занимайся.

— Спасибо, — промурлыкал Багарелло.

Он заметно повеселел, его перестали занимать мысли о Сантино Бельтраффио и о проклятом Дуски. Хорошая партия лимонов предполагала, как минимум, пару-тройку контейнеров под завязку забитых оружием, выступив посредником при продаже, можно заработать хорошие деньги.

Алессандро остался доволен собой. Откровенно говоря, конфликт между Дуски и Багарелло дошёл до крайней точки кипения, ещё немного и в ход могли пойти кровавые аргументы, Алессандро бы этого не хотелось. Совершенно не нужно привлекать внимание к острову, который и так уже имеет дурную репутацию. Само слово Сицилия давным-давно плотно связывали со словом мафия. Заниматься делами в таких условиях довольно тяжело. Да и лишняя шумиха тут ни к чему. Анандо Багарелло и Франко Дуски всегда были сторонниками жёсткого решения проблем. Казалось, ни одна перестрелка в городе не обходилась без их участия. Алессандро это порядком надоело. Последний его разговор на эту тему с Франко Дуски чуть не привёл к печальным последствиям для последнего. Манера общения Франко буквально бесила Алессандро, тот умел лишь выкатывать вечно красные глаза и изрыгать ругательства. На данный момент Дуски лечил сломанную челюсть и пытался в очередной раз зарубить себе на носу, что с босом, подобным образом не разговаривают.

Багарелло ушёл. Алессандро снял пиджак и расслабился, больше сегодня он никого не ждал. Он спустился в зал, где были Сильвия и Аугусто.

— Ушёл синьор Багарелло? — спросила Сильвия.

— Да, милая. Я теперь совершенно свободен, можем съездить к морю. Если хотите, отправимся на остров. — улыбнулся Алессандро.

— Пожалуй, съездим к морю. Послушай, давно хотела спросить, а чем занимается этот Багарелло? Столько скандалов с его участием, и я никак не могу разобрать, в чём суть? — спросила Сильвия.

— Никакой сути! Занимается он всем подряд.

— А сейчас? — не унималась Сильвия.

— Сейчас решил заняться лимонами, — не моргнув и глазом ответил Алессандро.

— Лимонами? Ты серьёзно? — удивилась Сильвия.

— Абсолютно. Хватит об этом Багарелло, поехали к морю! — сказал Алессандро и подхватив Аугусто на руки пошёл к выходу, пришло время побыть добропорядочным отцом семейства.

Сантино, прикрыв глаза, дремал в кресле. Моника была в Венеции с подругами, должна была вернуться только через два дня. Сони устал. В город пришла весна и уже бывали жаркие дни, работать не было никакого желания. Его брат, Димитро, продолжал упорно не отвечать на звонки, отец отказывался это комментировать. Сантино сам создал эту ауру вокруг себя, ауру человека, который решил поиграть по правилам мафии. Ему не нравилось, что пострадали его отношения с братом, очень не нравилось, но он надеялся, что однажды всё наладится. Раздался звонок мобильного. Пришлось встать и найти трубку.

— Pronto… — лениво ответил Сантино.

— Синьор Бельтраффио? Это Валентино Верде…

— Ах, капитан… Добрый вечер.

— Я слышу, что Вы устали, простите… Дело в том, что произошли определённые изменения. В порту Палермо меня встретит некий синьор Багарелло. Не знаю, как реагировать? — сказал капитан.

— Никак. Всё остаётся в силе. Это одна и та же компания. Не стоит переживать, мы лишь документируем, никого задерживать не будут. — сказал Сантино.

— Понял. Значит всё без изменений…

— Конечно, синьор капитан.

— Простите, синьор Бельтраффио, соглашаясь на взаимодействие я не поднял вопрос о моей безопасности. Я должен буду выступить свидетелем впоследствии? — поинтересовался капитан.

— Было бы желательно… — сказал Сантино.

— У меня семья в Палермо. — напомнил капитан.

— Я Вас заверяю, что я сделаю всё, что в моих силах, чтобы обеспечить Вашу безопасность. — как можно более уверенным тоном сказал Сантино.

— Спасибо… — вяло ответил капитан.

— До свидания, синьор Верде.

Сантино отключил связь, затем подумал немного и набрал номер Димитро. Тот не отвечал. Сантино, выслушав несколько мерных гудков, написал сообщение: «Мне не нравится, что ты думаешь обо мне то, что думаешь! Нам очень надо поговорить!». Ответа на сообщение Сони не получил. Димитро игнорировал все попытки брата связаться с ним. Каждый раз, когда Сантино пытался связаться с Димитро и тот не отвечал, Сони начинал сомневаться в правильности своих действий. Так и сейчас, он решил, что зря затеял эту игру в переодевания. Через неделю у него была запланирована очередная встреча с Маретти. Несмотря на весь интерес, сейчас Сантино совершенно не хотел туда идти. С каждым днём он сомневался всё больше. Ему не хватало Димитро. Начало казаться, что отсутствие рядом брата делает его слабым. Отец лишь разводил руками, он тоже ничего не мог поделать, предложил лишь подождать, он был уверен, что однажды Димитро сам захочет во всём разобраться. А сейчас было бесполезно пытаться. У Димитро был сложный характер, с этим приходилось мириться. Лишь одним обстоятельством был доволен Сантино. Как выяснилось, Димитро, во-первых, не имел понятия о том, кто такой на самом деле Алессандро и во-вторых, совершенно не имел отношения к его делам. Парадокс, но они действительно были лишь друзьями. Как ни странно это бы не выглядело.

Немного поразмышляв над сложившейся ситуацией, Сантино позвонил Монике. Он скучал по ней страшно и очень не хотел, чтобы она когда-нибудь куда-нибудь уезжала. Скоро она должна была вернуться домой. Моника, к слову сказать, тоже пыталась поговорить с Димитро, безрезультатно. Она часто общалась с Паолой и заходила к ним с Димитро в гости, но о Сантино Димитро и слышать не хотел. Тупиковая ситуация. В этот раз Моника снова спросила, как дела с Димитро. Это уже выросло в основную семейную проблему. Сантино ответил, что всё как обычно. Моника расстраивалась, тем более, что она совершенно не понимала суть проблемы, из-за чего произошла ссора. Сантино не стремился ничего объяснять, не хотелось портить отношения ещё и с женой.

«Чёрт! Ещё этот сухогруз…», — подумал Сантино и окончательно погрузился в тоску.

Валерио Верде покрутил в руках флешку. Он уже тысячу раз пожалел, что ввязался в это дело с полицией, но их доводы были достаточно убедительными. Капитан не был обладателем безупречной репутации, ведь он никогда не упускал возможности подзаработать, не раз он грузил на борт сомнительные грузы. Как на него вышла полиция и антимафиозный Департамент, он так и не понял, возможно, где-то он допустил ошибку или какой-нибудь pentito что-нибудь сболтнул про него. В любом случае, выбирая между тем, чтобы остаться капитаном и вылететь ко всем чертям, Валерио выбрал остаться капитаном и оказать небольшую услугу полиции. Но нельзя сказать, что это его радовало. В Палермо у него была семья — жена и три дочери, в первую очередь он волновался за них, поэтому, как только он заключил соглашение с полицейскими, тут же отправил семью в Верону, где у них была квартира, которая досталась от бабушки жены. Когда он узнал, что семья перебралась на новое место жительства он более-менее расслабился, хотя червь сомнения продолжал грызть его душу. Поразмыслив ещё немного над сложившейся ситуацией, Валерио пришёл к выводу, что, пожалуй, стоит отправить записи бесед и телефонных разговоров, которые он успешно сохранил, тому самому синьору Бельтраффио, так, на всякий случай. Он включил компьютер и немного повозившись, отправил письмо на электронную почту, адрес которой ему дал Сантино. В одном из последних разговоров Валерио несколько раз назвал Багарелло по имени, чем немало разозлил последнего. О том, с кем он будет иметь дело, он узнал случайно, рядом с Анандо Багарелло во время их беседы по телефону оказался какой-то человек, который назвал его «синьор Багарелло» и Валерио, таким образом, узнал имя получателя груза. Это было счастливое стечение обстоятельств, обычно ни имён получателей, ни имён отправителей он не знал.

Сантино был крайне доволен, когда получил файлы с записями разговоров, тем более, что имя Багарелло было произнесено несколько раз. Записи были хорошего качества, и провести экспертизу на предмет установления принадлежности голосов не составит труда. В письме была фраза: «я всё-таки моряк, у меня есть нехорошее предчувствие». Сантино не придал ей значения, было ясно, что капитан нервничает.

Несмотря на то, что солнце уже начинало пригревать по-летнему, утро в Палермо выдалось прохладным. Солнце уже поднялось над горизонтом, когда к молу Санта Лючия пришвартовался сухогруз, спустя некоторое время началась разгрузка. Ближе к восьми утра на мол въехали несколько машин и следом несколько фур. Навстречу им вышел капитан.

— Капитан Верде, — протянул руку Багарелло.

— Доброе утро, синьор Багарелло, — улыбнулся в ответ капитан.

— Мы, кажется, договаривались, — поморщился Багарелло, — никаких имён.

— Да, конечно, простите. Принимайте груз.

— Надеюсь, всё в порядке?

— Конечно, всё отлично.

Пока шла проверка груза, капитан неотступно следовал за Багарелло. К счастью, последнего всё устроило и много времени это не отняло.

— Думаю, я могу быть свободен? — поинтересовался капитан, ему хотелось поскорее покинуть место действия.

— Думаю, да, — ответил Багарелло.

— Тогда, до свидания, синьор Багарелло… — сказал капитан и осёкся.

— Какого чёрта ты постоянно называешь меня по имени? — прошипел Багарелло прямо в лицо капитану, подойдя к нему вплотную.

— Вырвалось, — капитан сглотнул.

— Франко! Мауро! Идите сюда! Не нравится мне это!

Не успел Валерио Верде отступить на шаг, как за его спиной появились двое здоровых парней с тяжёлым взглядом. Без лишних разговоров они стиснули с двух сторон капитана так, что он не мог пошевелиться. Багарелло в этот момент обшаривал его карманы.

— А это что за прелесть? Что это, мать твою, диктофон? — Багарелло вытянул небольшой диктофон из кармана капитана. Его глаза округлились, руки затряслись. Приступ бешенства готов был захватить его целиком. — В машину урода этого! Отвезёте его к шахте, я приеду позже!

Валерио Верде грубо стянули руки какой-то верёвкой и закинули в багажник одной из машин, после чего автомобиль довольно спокойно покинул мол.

— Чёрт! Чёрт! Чёрт! Что делать будем? Они грохнут его! — еле слышно проговорил молодой человек, неотрывно следя за действиями, которые разворачивались на мониторе.

— Фабио, а что мы можем сделать? Мы — ничего! Нас двое, их человек двадцать! Молись, чтобы нас не засекли, а то пойдём на корм рыбам! — ответил его напарник.

— Тридцать второй шестому! У нас проблема, капитана Верде раскрыли, он в машине «Mercedes-AMG C 63» чёрного цвета, номер CZ ноль восемь ноль BL.

— Шестой тридцать второму, принял, — прошуршал ответ.

— Фабио! Тише! Не хватало и нам в багажник отправиться!

— Нас не услышат, успокойся. Главное, чтобы камеры не засекли! Чёрт, как нехорошо с капитаном вышло! Как нехорошо!

— Главное мы всё сняли. Похоже, они сворачиваются…

Действительно, разгрузка-погрузка была завершена, фуры покинули мол, а за ними и легковые машины.

Спустя некоторое время дверца одного из контейнеров открылась, вышли двое и тут же зажмурили глаза, солнце уже светило ярко. На ощупь найдя солнцезащитные очки, они надели их и, глядя друг на друга, ухмыльнулись.

— Как кроты мы с тобой! — вздохнул Фабио.

— Да уж! Подгони машину, снимем камеры, я пока соберу технику.

— Интересно, как там капитан?

— Скоро узнаем…

— С ума схожу, когда не могу ничего сделать…

— Но так и есть, мы ничего не могли сделать, у нас другая задача, а так всё дело можно завалить…

— Ты прав!

На сбор оборудования ушло некоторое время. Были установлены порядка десяти скрытых камер, которые передавали изображение на мониторы, установленные в одном из контейнеров на моле. Запись прошла отлично.

Выезжая с мола, они заметили, что фуры не уехали далеко, они остались на стоянке на Via Francesco Crispi.

— Смотри! Наши фуры!

— Конечно, товар пойдёт дальше, скорее всего куда-нибудь в Тунис.

— Чёрт…, неужели они вот так их тут оставляют?

— Поверь мне, они охраняются лучше, чем сокровища Ватикана…, видишь, несколько машин, мы их уже наблюдали сегодня. Как только будет готов корабль под погрузку, их отсюда вытащат. А пока будут стоять.

— Надо брать их сейчас…

— Это не нам решать, Фабио…

На заброшенной угольной шахте, недалеко от Палермо, Анандо Багарелло дал волю эмоциям. Прослушав записи диктофона, он отлично понял, что все шаги по переправке груза отслеживались. Оставалось понять кем.

— Кто? Ещё раз спрашиваю, кто? — Багарелло снова ударил Валерио Верде ногой в лицо.

Тот завалился набок, сознание он терял уже который раз подряд. Каждый раз его приводили в чувство, и он оказывался на коленях, со связанными за спиной руками.

— Я уже сказал, это чтобы обезопасить себя, — еле слышно проговорил Валерио, как только пришёл в себя.

Услышав в сотый раз это нелепое объяснение, Багарелло пришел в ещё большую ярость. Выпустив всю свою злость на и без того еле живого капитана, Анандо глубоко вздохнул и потянулся за сигаретами. Не успел он сделать и пары затяжек, как на входе появился его подручный Джузеппе.

— Квартира закрыта. Там никого, похоже, жильцы съехали… — сказал он.

— Где твоя жена? — рявкнул Багарелло и ткнул ногой капитана.

— Она меня бросила, подаёт на развод… детей забрала… Послушай, я скажу тебе откуда ветер дует, если отпустишь меня, — сплёвывая кровь произнёс Валерио.

— Бросила тебя? Правильно сделала, нечего с предателями связываться… — сказал Багарелло. Он с удовольствием докурил сигарету.

— Так как тебе моё предложение? Успокойся, я тебя не выдам, мне ещё работать… — снова попытался Валерио.

Багарелло ничего не ответил. Он аккуратно уложил небольшой диктофон, который забрал у капитана, на камень, затем с ухмылкой прицелился. Раздался выстрел, от диктофона не осталось и следа.

— Ну что же, давай! Скажешь, я тебя отпущу! Слово человека чести! — сказал Багарелло.

После этой фразы Джузеппе удивленно посмотрел на босса.

— Сантино Бельтраффио… Он, кажется из Рима. — сказал капитан.

— Тебе не кажется, — поморщился Багарелло, — он заместитель директора Департамента по предотвращению мафиозной деятельности… DIA.

— Отпустишь меня? — снова попытался Валерио.

— Конечно! — ухмыльнулся Багарелло.

Он обошёл вокруг стоящего на коленях капитана. Ему совершенно не понравилась новость, которую он услышал.

— Отпускаю тебя, — театрально произнёс он и, подойдя к Валерио Верде со спины, выстрелил ему в затылок.

Джузеппе хохотнул.

— Сбросите его вниз, — кинул Багарелло и снова поморщился.

Не имея никакого желания оставаться хоть на одну минуту, он вышел на свежий воздух и вздохнул полной грудью. «И всё-таки Бельтраффио! Надо им заняться! Римская крыса!» — подумал он.

Глава 2

Отправившись на экскурсию в ад стоит принять меры предосторожности.

Сантино разгрёб, наконец, тот ворох бумаг, который скопился на его столе в кабинете. Как и в любом другом месте, здесь было не избежать бумажной работы. Но он принялся за разбор документации исключительно с целью отвлечься от тяжёлых мыслей. Капитан сухогруза, которого они буквально вынудили к сотрудничеству пропал без вести. Машину, которая увезла его в неизвестном направлении, задержали в тот же вечер на въезде в Палермо, водителя и еще одного человека, который был с ним, арестовали. В подтверждение их действий имелась видеозапись, но на этом всё и заканчивалось. К сожалению, видеозапись не сопровождалась звуком. Водитель при допросе пояснил, что у него и его приятеля сложились личные неприязненные отношения с синьором Валерио Верде, так как он занял у них крупную сумму денег, которую никак не мог вернуть. Они бросили его в багажник, чтобы припугнуть. При этом вывезли его за город и отпустили на все четыре стороны. Доказать иное было невозможно. Груз с оружием задержали при погрузке, он должен был уйти в Тунис. Но и там зацепок не было, работали простые работяги, Багарелло даже не появился. Сантино отлично понимал, что, скорее всего Верде убит, с ним попросту расправились. Вопрос в том, что будет дальше? Вечером у Сантино была назначена встреча с Алессандро Маретти, возможно тот проболтается, хотя на это рассчитывать не приходилось. За всё время их общения Алессандро рассказал массу вещей, но все они касались лишь его самого, ни слова он не сказал о деятельности «Cosa Nostra». С одной стороны, Сантино начал немного понимать его и научился видеть те маски, которые Алессандро меняет в зависимости от того, что происходит в его жизни. Но под ними он так и не увидел настоящего Алессандро Маретти. Он каждый раз бывал разный. Сантино окончательно измучился, пытаясь докопаться до истинного лица этого человека. Но, снимая очередную маску, под ней он обнаруживал следующую.

Алессандро сидел в кресле, в своём кабинете в палермском доме и наблюдал, как Анандо Багарелло мечется из стороны в сторону.

— Успокойся, не могу понять причины твоей истерики! — спокойно сказал Алессандро.

— Не можешь понять? Да этот Бельтраффио суёт свой нос в наши дела! Что не ясно? — Багарелло не мог успокоиться уже несколько дней.

— Ты же получил деньги! Если бы кто-то засунул нос в эти дела, ты был бы уже за решёткой! — заметил Алессандро.

— Послушай, Алессандро, твоё спокойствие меня умиляет! Я говорю тебе, капитан этого долбанного сухогруза сказал, что делал ту запись для Бельтраффио! — воскликнул Багарелло.

— Ну, а что ему было говорить? Он надеялся, реально надеялся, что ты его отпустишь. А то, что он делал это всё для себя, ты не воспринимал, как реальную причину. — сказал Алессандро.

— Нет, Алессандро, нет. Это Бельтраффио, отвечаю тебе. Та история с Танци, помнишь? Он тоже в ней фигурировал. Его вроде и не заметно, но он потихоньку подбирается к нам. Он опасен, Алессандро, я уверен. — сотрясал воздух своими криками Багарелло.

— Кто задержал груз при погрузке? — поинтересовался Алессандро.

— Береговая охрана…

— Ты получил деньги и передал товар следующему посреднику? — спросил Алессандро.

— Да.

— Так в чём угроза? — спросил Алессандро.

— Не знаю, но чувствую… и Верде…

— Этот вопрос даже невозможно вынести на обсуждение! Для нас вреда не было ровным счётом никакого! — сказал Алессандро и пожал плечами.

— А, ты не боишься, что, как и с историей с Танци будет поздно выносить что-то на обсуждение? У тебя брат троюродный погиб! — напомнил Багарелло.

— Анандо, тогда было печальное стечение обстоятельств…

— Которого могло бы и не быть!

— Хорошо, я понял твою позицию, — Алессандро вздохнул.

Он устал от этого разговора, тем более что пора было возвращаться в Рим, сегодня вечером у него была встреча с Сантино. Его забавляла эта игра, он как бы бросал небольшой кусочек лакомства собаке, а она с удовольствием его принимала, не понимая, что получает на самом деле мизер, который совершенно не может удовлетворить потребности.

— А я не понял твою. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я вынесу этот вопрос на обсуждение? — спросил Багарелло.

— Нет, не буду, если тебе так хочется… Но не стоит забывать о том, что у нас есть более важные проблемы. Например, новый прокурор. Ты не хочешь с ним встретиться? — спросил Алессандро.

— Хочу, конечно, больно он активный. — буркнул Багарелло.

— Надо поговорить с ним аккуратно, не заостряя внимание на сложившейся ситуации. Как бы невзначай, за обедом. Займись завтра. — сказал Алессандро.

— Ладно, я тебе отзвонюсь.

— Вот и славно!

Анандо Багарелло ушёл. Алессандро заметил, как тот что-то проговорил себе под нос. «Как хочешь, разберусь сам…», — были его слова, но их Алекс не расслышал. Он прошёл на кухню, где как обычно нашёл коробку с пирожными. Кроме всего прочего, Анандо Багарелло владел сетью кондитерских в Палермо, это было его слабостью. Каждый раз, приходя в дом Алессандро, он приносил коробку со сладостями, это стало традицией. Каждое пирожное было подписано и не так давно там появились сладости для Аугусто. Алессандро ухмыльнулся и отправил в рот одно из граффе, на котором каллиграфическими буквами было выведено шоколадом его имя. «Подлизывается», — заключил Алессандро, граффе очень любил Аугусто. Запланированные на сегодня в Палермо встречи были закончены, Алессандро вздохнул и отправился искать Сильвию и малыша Аугусто, чтобы предупредить их о своём отъезде. Аугусто очень не любил, когда Алессандро должен был уезжать и неизменно устраивал целый концерт, времени на уговоры требовалось много. На удачу, ребёнок спал. Алессандро попрощался с Сильвией, она должна будет вернуться с малышом в Рим через несколько дней, затем вышел из парадного входа в дом, где его уже ждали несколько машин, чтобы отвезти в аэропорт, где стоял в ожидании самолёт. Экипаж был прежний, заменил Алессандро лишь стюардессу. Мария была не менее прекрасная, чем прежняя Роберта, но более скромная, что очень устроило Алессандро и тем более Сильвию.

Сантино прошёл знакомой дорожкой к дому Алессандро. У входа хозяин уже ждал его с доброжелательной улыбкой на лице. Алессандро немного устал от перелёта, но не так уж и сильно.

— Добрый вечер, Сантино! Выглядишь усталым! — заметил Алессандро.

— Добрый вечер, — Сантино тяжело вздохнул.

Они, как обычно, прошли в гостиную и, как обычно, в доме никого не было, кроме Кьяры.

— У тебя синяки под глазами, — сказал Алессандро.

— Я действительно устал невообразимо, наверное, пора в отпуск, но нет никакой возможности уйти. — сказал Сантино.

— Послушай, хотел спросить тебя, давно ли ты был в Палермо? — поинтересовался Алессандро.

— Очень давно, последний раз… общался с Танци. Почему спрашиваешь?

— Просто так…

«Забавно, мы оба знаем одну и ту же историю, но не можем её обсудить, чтобы не дай Бог не раскрыть себя друг перед другом…», — подумал Сони.

— Давно хотел побывать у тебя в гостях там, но ты не зовёшь! — сказал Сантино.

— Ты знаешь отлично, что подобные вещи могут повредить как мне, так и тебе. К слову сказать, хочу тебе заметить, что последнее время я не занимаюсь ничем, что могло бы заинтересовать органы правопорядка. Мне хватает доходов от продажи недвижимости, да и несколько удачных строительных подрядов пополнили кошелёк, не вижу смысла влезать во что-то иное. — сказал Алессандро.

— Лучезарный Дон Sole отошёл от дел? — Сантино улыбнулся.

— Называй это как хочешь! — пожал плечами Алессандро.

— А как же дела организации? — поинтересовался Сантино.

— Я больше ими не занимаюсь…

— А кто же тогда? — спросил Сони.

— Понятия не имею, — Алессандро улыбнулся.

Кьяра принесла ароматную рыбу и положила Сантино кусочек побольше. Он принялся за еду. «Не занимается он делами организации, ну-ну…», — подумал Сантино.

— Когда ты был последний раз в Нью-Йорке? — поинтересовался Сантино.

— Недели три назад, — сказал Алессандро, его забавляла эта игра в кошки-мышки.

Он открыл вино и наполнил бокал Сантино.

— Интересно. И как там дела? Кто у тебя там? — спросил Сони, казалось, он интересовался абсолютно праздно.

Он даже не смотрел на Алессандро, его больше интересовала рыба. Когда Кьяра сменила тарелки, он принялся за сыр.

— Там ничего, Сони, сто раз объяснял… Там у меня несколько родственников… по линии отца. — сказал Алессандро.

— Ах, родственники! А я, было, подумал, что неспроста, видимо синьор Маретти был три недели назад в Америке, а буквально несколько дней назад в Палермо пришёл сухогруз с интересным товаром. — сказал Сантино.

— Совпадение, — улыбнулся Алессандро.

— Несомненно, — в тон ему ответил Сантино.

Он давно привык к тому, что Алессандро довольно часто не договаривает правду или попросту обманывает его с совершенно серьёзным видом. С каждым разом становилось всё тяжелее разглядеть где правда, а где ложь.

— Расскажи мне, как устроена организация? — спросил Сантино.

— Это и так у всех на слуху! — хмыкнул Алессандро.

— Хочу услышать из первоисточника, — ухмыльнулся в ответ Сантино.

— Ой, не смеши! Тоже мне, нашёл первоисточник! Ну ладно, получи конфетку, расскажу немного. Организация состоит из кланов или семей или cosche, как тебе удобнее.

— Не новость, — заметил Сантино.

— Так вот, кланы объединяются, чтобы управлять всеми делами на той территории, на которой находятся, — продолжил Алессандро.

— Делами? Какими делами? Незаконными делами, так и скажи. — встрял Сони.

— Ты передёргиваешь, Сантино, я же сказал всеми, это значит и законными в том числе.

— Ах, ну прости! Мафия у нас вершит закон… ладно, продолжай … — Сантино демонстративно закатил глаза.

— Ну, спасибо! Я рад, что мои попытки что-то тебе объяснить не пропадают впустую. Так вот, каждая семья работает вместе с одним или несколькими людьми, которые стремятся вступить в организацию, но членами её не являются, так называемые «avvicinati», приближённые. Они своеобразные кандидаты на вступление в организацию и, следовательно, они должны пройти тест, проверку. Им поручаются различные задания, это может быть контрабанда, сбор платежей…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 667
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: