электронная
36
печатная A5
303
6+
Про Ивана Смельчака

Бесплатный фрагмент - Про Ивана Смельчака

Сказка для всех и стихи для детей

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-3020-8
электронная
от 36
печатная A5
от 303

СКАЗКА для всех

Про Ивана Смельчака

Сказочная история по мотивам

произведения португальского писателя

Жозе Гомеса Феррейры

«Чудесные приключения Жоана Смельчака»

Однажды, парень такой, жил,

По паспорту — Жоан.

На русский, стало быть, так лад,

Был отроду — Иван.

Тому же имени, под стать —

Джон, Йоган или Жан,

На ливерпульском языке

Немецких парижан.

Жил он в селе, с названием,

Прям скажем, предвзятОм:

«Поплачь и слёзы после сам

глотай свои потом».

Дремучий лес недалеко, —

Как заповедник был.

У слезоглотов про него —

ужасный слух прослыл:

Дракон, мол, там — презлющий,

По десять — ног и крыл.

Любой, кто его встретил бы —

до смерти б не дожил:

Как схватит — пятью лапами,

Которые — не мыл,

И скушает в два горла вас,

в противные семь рыл.

Объектов положение

Обычно таково:

С колючими заборами,

иль вроде бы того.

Отметим, в нашем случае —

Наличие стены.

Граница, как-бы, твёрдая,

была с той стороны.

Никто из местных жителей,

Туда не заходил.

И указатель даже,

никакой не подводил.

Прочней ограды — бремя их,

Привычное своё —

Постылое, тяжёлое,

но всё-таки — житьё.

В сравнении удобном,

Себя могли держать:

— Там чёрте что — не знаем,

и лучше бы не знать!

Достаточно лишь мнения:

— Дыра там, и плевать

— Не наше это дело,

чтоб нос туда совать!

Добавим к чувствам — страху,

Так, — толику, слегка.

К тому ж ещё, никто там,

из них не бЫл пока…

(Мы с вами вкруг да около,

Идём издалека:

Суть в этом — приключения

Ивана Смельчака).

Представьте, если с детства, —

С пелёнок, Ваша мать,

По поводу любому

будет страшно причитать!

Как смелым трудно вырасти!

Ведь легче — трусом стать,

Заставят люди старшие,

себя так «уважать».

Здесь, к слову, — в подтверждение

Родительских основ,

На землю лил всё время дождь,

и прям из облаков!

Плаксивой предысторией,

Гордясь, без дураков,

В садах стояли ИВЫ там,

во веки, всех веков.

Из маршей, самый траурный —

Любимый был. Тем боле,

Олимпиады Слёз, как Гимн —

он стал — по Горькой Доле.

На ней, чтоб грустью и тоской,

Им насладиться вволю, —

Друг другу клали соль они

на свежие мозоли.

По выходным, на скрипках

Стонали музыканты.

Хор носохлюпов жалобно,

в соплях — искал таланты.

В почёте находились,

Там лозунги педантов:

Чтоб ежедневный траур!

Из чёрных лент и бантов!

Однако, говорят ещё:

— «В семье — не без урода».

Довольный радостный Иван,

всем пёрся против хода.

Он как бельмо был, слИшком

ОтлИчен от народа:

Страданий ему — ишь, ты!

— вдруг надоела мода:

Был гОлоден — не унывал,

Когда болел — не плакал.

Всегда был весел от души,

и даже когда какал.

ДругИх — Иван не осуждал.

СупрОтив всех — не вякал.

Но вот заставить себя ныть,

— не мог никак, — хоть на кол!

По горло, он, порядками,

Как говорят, — стал сыт.

Смешно ему, но кажется, —

соплЯми дом покрыт.

Собрался, в общем, с мыслями,

И маме говорит:

— От грустности вокруг уже,

душа моя болит.

Пойду-ка, перелезу я,

За стенку. Разомнусь.

По лесу заповедному

немного пробегусь.

Здоровья только ради,

И сразу же вернусь!

А ныть-стонать, пожалуй,

я после научусь.

Мамаша — сразу в слёзы,

Да горькие, рыдать:

— Ах, как же так? Заставишь ты,

сынок, меня страдать!

И с воплями, давай на всю,

На улицу орать:

— Ой, не ходи! Стой, не пущу!

Послушай твою мать:

— Злодеев больше там,

Чем на лугу травы!

И все мечтают кровь испить,

да так — будь здоровы!

А коли двинешься туда,

И выйдешь из избы —

То, сей же час, я закажу

— тебе и мне гробы.

Напор такой родительский,

Для Вани не был нов.

Решив чего когда себе

— считай внутри готов.

Не препирался с мамой,

Не тратил лишних слов.

Был вечер, спать прилёг он,

а утром — был таков.

К ограде перед лесом,

Вплотную подойдя,

Не удивился надпись там,

такую вот, найдя:

« — Запрещено входить всем,

По жизни кто бродя,

В боЯзни не трепещет,

свой страх не соблюдя»

И в точном соответствии

Запрету самому:

«Оно было — до лампочки»

— указанным ему.

На текст предупреждения,

Во всю его длину,

Он нацарапал весело

— «бе-бе, хрю-хрю, му-му».

Затем, он разбежался

И за лозу схватился,

Потом за выступ на стене,

и сверху очутился.

Есть повод — сразу — сам себе,

За ловкость — помолился:

— Спасибо, дома был турник,

и навык пригодился.

Без подготовки —

Пять минут — и переход границы!

Так, например, проблем не ждут

— летают себе птицы.

Вперёд — он спрыгнул.

Проследим, незримо, (со страницы),

Себя, считая за орлов.

Ай да, с ним, — вереницей.

Иван, как будто в свой сарай,

Вошёл в темнейший лес.

Глядеть не стал по сторонам,

и сразу в чащу влез.

Минуту-две, а может пять,

Он взглядом привыкал,

Чтобы ботинком наступить

на почву, а не кал.

Глазами шаря в целине,

В кромешно-серой мгле,

Как в перископе — видит всё,

здесь будто в полусне:

Зевают птицы на ветвях,

Ползут улитки-белки,

И даже мухи к паукам

пришли на посиделки.

Разлился в воздухе кисель,

Пристала к Ване дурь,

На голову тяжёлая

— насела вялохмурь,

Броня — сковала руки,

А ноги — чугуном,

Он за пенёк споткнулся там,

и грохнулся бревном.

Пришлось себя за место,

Больное ущипнуть.

И заорал так громко,

что сам оглох чучуть:

— Эй, гномовеликаны!

Хоть чёрт вас упакуй!

На кой припёрся Ваня к вам,

в ваш сказочный кукуй!?

Есть кто-нибудь, кто может,

Сортир мне показать?

Где здесь у вас приёмная?

— Хотелось бы узнать!

Едва лишь завершил он

Свой позитивный крик,

Глядь, на его пути —

проход в лесу возник.

Поляна стала перед ним,

Наполненная светом.

Прищурился. Рукой, второй,

Прикрыл глаза при этом.

Вдох-выдох, отпустил он

Ладони от лица.

И видит — две дороги,

в различных два конца.

Одна из них — в асфальте,

С бордюром по бокам.

И с кирпичами битыми другая,

вся в колдобинах с крапивой пополам.

— Понятно, — сделал вывод,

Иван на ихний счёт

— Знать, первая — к Добру ведёт,

а Зло «крапивой жгёт».

— Поскольку, выкрутасы

Мифические здесь,

Я Фею, благородную,

хотел бы предпочесть.

Пускай волшебной палочкой

Подскажет выбор мне.

Явись, как полицейские,

— с мигалкой на коне!

Сработало. А может быть,

Совпало — не поймёшь.

Прелестное создание,

на первый взгляд, и что ж:

Идёт к нему Красавица,

С веретеном в руках,

Волшебной машет палочкой;

на шпильках-каблучках…

На вид — всё прилагается,

Как Фею не узнать:

Поверх груди — жемчужины,

подчёркивают стать.

Коса волос — до пояса,

Фиалки — в голове.

Всё платье — с изумрудами,

а сбоку — дефиле.

Вот рядом та, приблизилась,

К знакомству невтерпёж.

Но наш Иван вдруг вежливо

— Мне кажется, ты врёшь!

(Небритая щетИна

у крали на щеках…)

— Да ты же ведь мужчина!

И тот ответил:

— Ах!

— Неужто, мне не веришь?

Я Фея — не маньяк!

И без меня вся сказка

пойдёт вперекосяк!

Он пропищал визгливым,

Фальшивым голоском,

Запутавшись руками

в наряде колдовском.

Иван расхохотался

Над Феем, — аж взахлёб.

Но извинился быстро

— не обижался чтоб.

Мужик, не препираясь,

Смутился, лишь слегка,

И пояснил причину

такого парика:

— Черёд был мой, в дежурство

На вызов подойти,

Участок неухоженный,

поэтому — прости.

В волшебной канцелярии

Не станут разбираться —

Мы к перекрёстку двух дорог —

обязаны являться.

— А в нашем офисе — лишь я,

Да фея престарелая,

С радикулитом — за сто лет,

к дивану приржавелая.

Я там посыльный, как курьер.

Но знаю заклинания.

Хочешь — в мышонка превращу?

Придумывай задания!

— Я верю. Но такой талант… —

Куда сейчас он делся?

Волшебный маг когда ты сам,

зачем переоделся?

— Есть в Тайной Конституции

Параграф несомненный:

Возможно видимость придать,

но смысл — не переменный.

Наш пол — как суть, поэтому —

Естественный момент.

Студент-волшебник буду я,

или уже доцент —

Легко и запросто тебя,

В кота мне превратить.

А в кошку — нет. Могу фасад

снаружи я, лишь только извратить.

— Примерно…, ладно, понял —

Ты любишь припудрИть.

Куда теперь подскажешь,

педали мне крутить?

Табличек — нет, и знаков…,

Раз ты здесь — как вратарь. —

Что выбрать? Подскажи мне,

дежурный секретарь?

— Про лучшее расскажут

На рынке коммерсанты,

Когда имеешь зрение,

то разберёшься сам ты.

— Я вижу, что удобней

Здесь поступить вот так! —

И, в сторону Асфальта

направил Ваня шаг.

Не сильно доверяя,

Подобной простоте,

Считая, что не страшно,

всё пробовать везде.

— Стоп! Парень, погоди-ка,

Не торопись так рьяно —

Порядок соблюсти!

— Оповещу охрану.

И деятель культуры,

Волшебного погоста

Из кобуры под платьем

— достал мобильник просто.

— Формальность, извини брат

— Машину подадут.

Будь счастлив! —

И верзила, исчез из вида тут.

К Ивану — без водителя,

Подъехало авто.

Руля в машине не было,

большой диван, зато.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 303