электронная
6
18+
Про алкоголизм и алкоголиков

Бесплатный фрагмент - Про алкоголизм и алкоголиков

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-3084-6

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Про алкоголизм и алкоголиков

Вступление:

Здравствуй, дорогой читатель, меня зовут Рифат. Здорово что ты читаешь мою книгу, ведь вся информация здесь — это мои мысли, убеждения и ценности, которыми я руководствуюсь в своей жизни. Проходи, присаживайся, тут все — обо мне, моей работе и без прикрас. Все как есть, потому что я не люблю эту внешнюю мишуру, за которой скрывается обычна куриная жопка. Нет смысла корчить из себя кого-то, кем я на самом деле не являюсь.

И, прежде чем начать читать дальше, пойми, пожалуйста, для себя, нужно ли тебе это, ведь тут не будет академического языка, доказанных кем-то исследований и уходов в теорию. Эту книгу (брошюру) ты не используешь в качестве ссылки в своей научной работе, а поэтому — можешь просто потерять время. Нужно ли тебе это?

Но, если тебе интересно понимание происходящего в жизни алкоголика от бывшего алкоголика — то тебе сюда. Здесь ты прочтешь, как вести себя с алкоголиком, чем они руководствуются, почему пьют, как этому противостоять, как сделать так, чтобы сделать жизнь алкоголика невыносимой (да, алкоголики от алкоголя кайфуют, страдают близкие).

В своей книге не сдерживаюсь в высказываниях, так как имею свое мнение об увиденном/услышанном, иногда в словах резок и даже груб. Профессиональная деформация, мама дорогая, хотя…

Начало:

Чего скрывать, ведь я сам — бывший зависимый, алкоголик-наркоман, употреблявший ПАВ с 6 лет, когда, вместе с другом, натянув шапки на лица, мы дышали выхлопы от работающего уазика и смотрели в измененке (измененное состояние сознания) мультики (т.е. дышали до состояния возникновения галлюцинаций), а потом глупо хихикали.

А в 7 лет я уже начал курить (23 года стаж курения), в 8,5 первый раз напился с соседом (более 20 лет — алкоголик), в 11 — накурился (19 лет, по итогу, проупотреблял наркотики), в 12 начал активно дышать клей момент и краску. В я 13 начал нюхать героин, в 15 — впервые погнал по вене… и меня поймала мама. Я был отправлен из города-героя Сургута к отцу, страдающему тяжелой алкогольной зависимостью в один из районов РБ.

А теперь:

Я трезвый. Уже 6 прекрасных трезвых лет, так как в 30 я остановился, взялся за себя, бросил, и вот пишу некую инструкцию для понимания происходящего, которая, возможно кому-то пригодится в жизни. Вообще, я люблю рефлексировать, и просто поэтому пишу. Даже не для вас, для себя. Практическая книжка, в которой я подвожу свой, некий итог отрезка жизни, чтобы понимание происходящего уложилось более компактно, а я был готов открыться новому. Теория, практика, осмысление.

И еще, если вы вдруг ждете сложных медицинских объяснений, определений, статистики и других научных кульбитов, в которых я буду вам рассказывать и показывать что-то из жизни алкоголиков, то не ждите, этого не будет, но это есть в любой другой книге с названием «наркология» и содержанием от 300стр.

В своей книге буду делиться наблюдениями, собственными мыслями и смешными историями относительно алкоголиков, алкоголя и алкоголизма.

Будет просто по мясу и без прелюдий. Будет так, как я люблю — максимум практического опыта, наблюдений и особенностей работы медицинского психолога в наркологическом отделении, волонтера в РЦ.

Благодарности:

Я учился на кафедре клинической психологии СурГУ, научный руководитель — ст. преподаватель СурГУ, медицинский психолог СКПНБ — Кунакова Е. А., научный консультант — зав. кафедрой клинической психологии МУПОЧ ДУБНА, профессор, доктор пс. наук, — Хозиев В. Б.

Бесконечно благодарен Елене Александровне и ВБ (так уже принято называть Вадима Борисовича), за их терпение и мужество и стойкость, проявленные при работе со мной. Да, так бывает, что я понимают что-то со 2, или вообще с 3 раза. А что-то мне еще предстоит понять, хотя они мне это объясняли.

Спасибо за ваш, в меня, вклад.

Курс реабилитации проходил в РЦ Гармония, г. Сургут, за что отдельное спасибо директору, Молодцову Р. В. Поистине, на момент моей реабилитации этот РЦ — один из лучших РЦ по 12шагам из тех, которые я видел. Спасибо Руслан Викторович, за то, что в какой-то момент стали для меня примером человека, который показал мне как: как быть, как жить, как работать, как отдыхать, показал некий уровень жизни.

Спасибо, это ценно.

После курса реабилитации огромную поддержку и полное мое принятие мне оказал психолог лаборатории исследования личности СурГУ, Войтович О. Н. Спасибо за бесчисленное количество консультаций по поводу и без, спасибо за то, что до сих пор обсуждаете со мной разное и интересное, Олеся Николаевна.

Спасибо за распутывание запутавшегося меня.

С огромной благодарностью и теплом к медицинскому психологу ДПО, преподавателю СурГУ, Шелюк О. Н. Спасибо за веру в меня и поддержку по окончании обучения. Спасибо. Что всегда откликаетесь на любую просьбу, остаетесь максимально объективной и рассудительной.

Мне с вами очень тепло, Ольга Николаевна.

Отдельное спасибо за моральную поддержку, на тот момент, студентке, кафедры клинической психологии СурГУ, Семенниковой Ю. Д. Спасибо за поддержку, техническую помощь, обсуждение гипотез и возможных способов проведения исследований.

Юлька, ты классная, прекращай запупыривать, и прими реальность как есть.

Ну и общая благодарность всем мои преподавателям, которые знали кто я и откуда — Самойловой М. В., Родермиль Т. А., Вымекаевой С. В., Леденцовой С. Л., Греховой И. П., Шумиловым Е. А. и С.П.

А также огромная благодарность моим нынешним руководителям — зам. глав. врача по мед. части — врачу-психиатру-наркологу СКПНБ Черновой Н. А., а также главному врачу, врачу-психиатру-наркологу Новикову А. П.

Спасибо Вам, коллеги, за доверие. Очень вам благодарен.

Поехали:

Иииии!… я махнул рукой и сказал «поехали» и мы — поехали.

Значит, по специальности я — клинический психолог, сейчас работаю в наркологии пнб, где занимаюсь патодиагностикой и реабилитацией нарко- и алкозависимых людей. Я чувствую себя в своей теме, в своей нише, каждый день вокруг меня до сотни зависимых и их родственников, поэтому я опять с нарками, но уже, с другой стороны.

В данной книге будет минимум про родственников, но максимум для них.

А до этого я почти 3 года отработал в качестве волонтера в центре по работе с зависимыми.

В учреждении я веду групповые и индивидуальные консультации для самих зависимых и их родственников. На самом деле родственники алкоголиков (далее — созависимые) страдают даже больше самих больных.

Фактически, созависимые страдают психически, соматически, и, учитывая низкий уровень осознанности и осведомленности, не знают, как справляться с тем или иным проявлением себя, будь то неадекватная психическая реакция, либо очередной соматический сбой органов и систем организма по причине нахождения в стрессовой ситуации.

Для них будет другая книжка, в которой я также пропишу практический опыт.

В данной же книге я опишу свой опыт работы с алкоголиками, поступающими в отделение медико-социальной реабилитации, что-то будет из опыта работы в частном РЦ, где я также работал с зависимыми.

В теме зависимости я, со стороны активного зависимого был около 20 лет, со стороны активного исследователя — 8 лет.

Что это за зверь такой:

Начнем совсем издалека, с МКБ-10, согласно которому — алкоголизм является болезнью расстройства психики и поведения, а это значит, что человек сам выбирает день изо дня определенную модель поведения в той или иной жизненной ситуации, сам выбирает реагировать именно этим способом, выбирает эту болезнь по тем или иным причинам.

Выбирает не потому что хочет, а потому что выбрать другое, часто, не может. Я не оправдываю, не обвиняю, это просто факт.

У нас в обществе понятие «алкоголик/алкоголизм» окрашено негативно, так как считается, что алкоголики — люди конченные, без силы воли, поддавшиеся искушению и не умеющие его контролировать, потерявшие управление жизнью, валяющиеся под лавкой. Понятие алкоголизма — под стать понятию алкоголик, но туда относится страшная болезнь.

Признать алкоголику что он действительно алкоголик — смерти подобно, ведь придется признать, что он «не Д’Артаньян», и люди, признавшиеся себя таковыми, стесняются так, как будто совершили страшный проступок.

На самом деле их страшит не само признание в том, что они алкоголики и страдают алкоголизмом, а то, что придется признать, что есть проблемы и их нужно решать, нужно брать ответственность.

Мой научный консультант (ВБ, профессор психологии из Дубны) мне говорил: «Рифат, зависимость — есть всегда незрелость, инфантилизм, и, для того, чтобы зависимость прекратилась у некого конкретного человека — ее нужно перерасти, в психическом плане, естественно».

Обычно в отделении, при разговоре об ответственности, все начинают юлить, называя себя пьяницей, любителем выпить, бухариком, либо просто отрицая наличие объективно существующей проблемы. Смешно видеть человека, который попадал в отделение наркологии трижды за 2 месяца, но доказывающего что у него все хорошо, просто случайно попал, перебрав чуток водки.

Вопрос: как вы считаете, какого психологического возраста граждане находятся в моем отделении? Правильно, телом 30 и 40 и 50, а в башке — редко 5л, чаще 3г.

Наглядно:

Про алкоголиков могу привести еще один факт, и вы увидите разницу в поведении: я в общаге живу, а там клиентов моего отделения — до 70 процентов всех проживающих. И сосед мой, дядька под 50 с хвостиком, когда выпьет — доказывает, что он крутой, афганец, танкист, мужик, и всем свою «кузькину мать» покажет.

Но он совсем другой, когда трезвый. Носа не покажет в коридор лишний раз, тише воды, в глаза не смотрит.

На его выпады я реагирую спокойно, я сам в Чечне 1,5 года по горам с другими разведчиками своего взвода гулял. И потом еще 3г, в форме, но не в ЧР. Да и вырос я в компании, которая не в библиотеке время проводила.

Так вот… встретил я его трезвого в коридоре и обнял. Просто повис на нем, крепко сжав, начал причитать что-то типа «ну наконец-то Юра, друг ты мой дорогой, мы с тобой встретились. Наконец-то увиделись. Ну как ты, друг дорогой? Чего не заходишь, я уж волноваться начал… соскучился, места себе не нахожу» и все такое на 10 минут.

Знаете, как долго он не смотрел в мою сторону и не разговаривал, не показывал мне свою гордость и пьяные выходки? Полгода!!! Его хватило на полгода.

Выводы о разнице в поведении, психическом развитии и способах взаимодействия делайте сами.

А вообще, господа, в отношении алкоголизма и его последствий — ответственность лежит целиком на самом человеке. Но!!! И вот тут есть разделение, так как просто пить, не понимая происходящего с тобой, не отслеживая своих чувств и не умея себя регулировать — то это одно, но зная и понимая свое состояние, видя возможное развитие событий и анализируя происходящее — совсем другое.

И можно гнобить себя за очередную пьянку с дебошем, а можно просто взять ответственность. Но 1 раз, так как взятие ответственности 2 и последующие разы — это уже игра.

Существует тонкая грань, ведь обычно выбор — это деятельность сознательная, основанная на анализе и прошлом опыте, но у алкоголика часто нарушены такие, важные и нужные, компоненты как прогностическая функция, функция анализа/синтеза, кроме того — снижается критика и тд., и поэтому выбора он обычно не делает.

Можно мне возразить, сказать, что выбор есть всегда, но на этапе активного употребления выбора нет. Алкоголизм как часть личности, живущая за счет личности, как паразит, полностью ломает волю и разум, но об этом ниже.

Причина:

В классике считается, что человек пьет потому что плохой, развязный и разбитной.

Но лично я так не считаю. Я ведь тоже пил, но никогда не считал себя плохим и пьющим потому что я плохой и развязный. Страдающим чувствовал, глубоко несчастным — да, бедолагой — да, но не плохим.

Плохим и асоциальным меня считали другие, не я.

А вообще, нет ничего ненормального даже в самом странном поведении человека. Даже самое странное поведение закрепилось в человеке лишь потому, что когда-то оно помогло выжить индивиду.

Почему же человек выбирает пить? Тут достаточно понимать, что в какой-то момент времени, там, в прошлом, очень давно, алкоголь помог человеку выжить единожды в опасной ситуации (опасной не объективно, ведь возможно угроза была мнимой, но угрожающей хрупкому эго человека), а сейчас человек не знает других способов проживания своих ситуаций. И поэтому, когда у такого человека количество способов отреагирования на сложные ситуации недостаточно (так сказать «репертуар узок»», а точнее всего один — и в горе, и в радости используется 1 модель, тогда человек становится алкоголиком.

Конечно, я не утверждаю, что это причина, их достаточно много, но я описываю закрепившуюся форму поведения.

От чего мог уходить человек? Конечно же от этой реальности, негативных эмоций, от переживаний:

— связанных с работой;

— с неудавшимися отношениями;

— с отсутствием этих отношений;

— с конфликтами в семье;

— с собственной ущербностью;

— как уход от более сложного заболевания (знаю шизофреника, который только после 250мл перестает слышать голоса;

— и так далее, но есть помимо самого поведения и вторичная выгода от него.

Вторичная выгода тема известная, и очень активно обсуждаемая. Под вторичкой может пониматься любой бонус, который получает алкоголик.

В любом случае, с помощью внешнего средства, которым является средство, с помощью которого зависимый приходит в норму, человек выравнивает свое психо-эмоциональное состояние.

Например, пришел домой (часто алкоголики живут с мамами, женами), а там мама или жена… и выносят мозг в связке вина-стыд-обида-страх и обратно, и зависимый падая в эмоциях, приходит в относительно стабильное эмоциональное состояние с помощью алкоголя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.