18+
Призрак из прошлого (Моя темная половина)

Бесплатный фрагмент - Призрак из прошлого (Моя темная половина)

Часть 2

Введите сумму не менее null ₽ или оставьте окошко пустым, чтобы купить по цене, установленной автором.Подробнее

Объем: 216 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

…Заслышав бешеный конский галоп, Селена облегченно вздохнула, и осенила себя крестным знамением. Проворно вытащив из — под кровати крепкую веревку, она прицепила ее к крюку, и перекинула из окна наружу. Через пару секунд веревка натянулась, словно по ней кто — то карабкался, а спустя минуту в оконном проеме показалась знакомая чумазая рожица, перепачканная болотной тиной.

— Привет, а вот и я! — Аманда проворно перелезла из окна в комнату, и втащила за собой веревку, — отец ничего не заметил?

— Я сказала ему, что ты спишь, — вздохнула Селена, — Аманда, может, хватит уже? Салли говорит, ты ведешь себя как…

— Мне плевать, что говорит Салли, — презрительно фыркнула Аманда, пройдя вперед, — она все пытается учить меня манерам? А кому нужны эти манеры?

— А твой жеребец? Ты оставила его под окном? — Селена всплеснула руками и бросилась к окну.

— Успокойся, конюх его заберет, я его предупредила, к тому же ты знаешь, что Ратабар сам возвращается в конюшню!

— Ума не приложу, как тебе удалось приручить эту лошадь? — пожала плечами Селена, — меня до сих пор удивляет это!

— Заткнись! — Аманда резко обернулась и вытянула вперед руку, — ни слова больше! Как мне это удалось, тебя не касается!

— Ты пойдешь в трапезную? — со вздохом спросила Селена, — сегодня приедет барон Дерби, ты не забыла?

— А я должна это помнить? — глаза Аманды стали злыми, — мне больше нечем забить свою голову, только мыслями о бароне Дерби? Тебе стоит укоротить язык, чтобы ты не напоминала мне о нем постоянно!

Вместо ответа Селена только вздохнула. Грубость и подобное обращение со стороны когда — то доброй и ласковой Аманды она уже привыкла терпеть, к тому же прежней Аманды она не помнила уже давно, с того самого времени, как в лесу трагически погиб барон Дженсен.

Прошел уже год со дня страшной трагедии, а казалось, что все случилось лишь вчера. После случившегося лекарю понадобилось почти два месяца, чтобы вернуть к жизни Аманду, но ее, прежней, уже не было. Душа Аманды словно умерла тогда в лесу вместе с Сирилом, оставив на память о трагедии седую прядь на виске девушки, которая теперь серебрилась в ее черных волосах. Еще почти полгода девушка не разговаривала, ни единого слова не вылетало из ее плотно сжатых губ, она только смотрела в пустоту, а в глазах ее навеки застыла невыносимая боль. И лишь спустя столь долгий срок к девушке начала возвращаться жизнь, но Аманда стала совсем другой.

Для начала она наотрез отказалась учиться быть настоящей леди, манеры и уроки Салли уже были ей не нужны. Вместо этого девушка уговорила управляющего своего погибшего жениха отдать ей его жеребца, и следующие три месяца все в замке молились, чтобы баронесса не свернула себе шею в попытке объездить скакуна. То ли упрямства Аманде было не занимать, то ли жеребцу надоело бессмысленное сопротивление, но в один прекрасный день гордая Аманда выехала из конюшни верхом на Ратабаре, и галопом проскакала по двору, а потом остановила жеребца перед сидевшим на скамейке старым бароном.

— Я сделала это, отец, Ратабар теперь мой! — сказала девушка, и надвинула на глаза шляпку с пером.

Старик в ответ лишь покачал головой, его глаза, которые слезились на солнце, приняли ласковое выражение.

— Даже не знаю, стоит ли мне радоваться этому, дочь моя, — проговорил он, — я счастлив, что вам удалось приручить этого скакуна, по правде сказать, я думал, что это безнадежно, и еще больше я рад тому, что мне теперь не придется волноваться за вас! Не желаете ли похвастаться своей победой перед бароном Дерби?

Глаза Аманды метнули черное пламя, и она злобно прищурилась.

— Вы снова за свое, отец? — прошипела она, сжав в руках поводья, и жеребец, которому передалось настроение всадницы, нервно затанцевал, — я уже сказала, что ничего не желаю слышать о свадьбе, тем более с этим ничтожеством!

— Но дочь моя, вам ведь придется рано или поздно выйти замуж! — в голосе старого барона послышалась мольба, — я говорил вам, что буду умолять будущего зятя оставить одному из ваших сыновей фамилию Форестер!

— Отец, мне не нужны ни сыновья, ни дочки! — выкрикнула Аманда, — и я не желаю ничего слышать о женихах и свадьбе! А теперь простите, я продолжу прогулку!

Разговоры о замужестве были настоящей пыткой для барона Форестера. Как и все, он мечтал о наследниках и внуках. С наследником ничего не вышло, хрупкая надежда на продолжение рода угасла, едва родившись, теперь маленькое тельце покоилось в фамильном склепе под бетонной плитой. Но барон Форестер не сдавался. Он знал, что его сосед, барон Дерби, уже давно мечтает о свадьбе с его дочерью, и Дерби не заставил себя долго ждать. Едва Аманда оправилась от пережитой трагедии, как барон Дерби тут же явился просить ее руки. Он подкупил старика обещанием дать сыну фамилию Форестер, и теперь старый барон уговаривал Аманду стать баронессой Дерби.

Но девушка думала иначе. Она ничего не желала слушать о свадьбе, ведь она любила только Сирила, и никто другой был ей не нужен. Кроме того, девушка никому не рассказывала о своей маленькой тайне — с недавнего времени она снова стала видеть любимого во сне, только теперь сны эти были приятными. И происходило это тогда, когда Аманда засыпала сразу, едва коснувшись головой подушки. Тогда во сне она слышала, как открывается окно, а спустя минуту уже грелась в знакомых сильных объятиях, и слышала до боли любимый голос, который, как и раньше, шептал ей знакомые слова: «Мое сокровище…». Видение было таким приятным, что Аманда даже не хотела открывать глаза, чтобы не нарушать очарование этого волшебства. Всю ночь ей казалось, что она обнимала любимого, ласкала ладошкой его грудь в вырезе рубашки, и шептала ему на ухо все ласковые слова, какие могла придумать, наслаждаясь легкими, как касание бабочки, поцелуями, которыми Сирил покрывал ее щеки и лоб прижимая ее к своей груди. А утром, открывая глаза, девушка невольно смотрела на свою подушку, настолько реальным было ее видение. Ей хотелось, чтобы так было каждую ночь, но даже Селене она не рассказывала об этом, чтобы и ее не сочли сумасшедшей, как бедную баронессу Милагрос.

…Дверь скрипнула, в покои Аманды вошел барон Форестер, опираясь на свою трость. Увидев дочь в мокром, порванном платье, облепленном тиной, старик пришел в ярость, и его глаза гневно вспыхнули.

— Аманда, вы… Где вы были, леди, объясните мне, почему вы в таком виде?! — завопил он, — снова вы ездили в лес? Я ведь вам запретил!

— Именно поэтому, батюшка, мне приходиться покидать замок через окно! — Аманда сделала реверанс, — но если вы отмените свой запрет, я буду скромно выходить через дверь!

— Немедленно явитесь к столу, леди, приехал барон Дерби, и я не намерен заставлять его ждать! — держась за сердце, приказал барон Вильям.

— А я не намерена видеть господина барона! — выпалила Аманда, — поэтому и к столу не пойду!

— Вам придется спуститься, иначе я приволоку вас за волосы! — барон Вильям стукнул по полу тростью, — и не думайте, что я шучу!

Круто развернувшись, старый барон гордо вышел из покоев. Аманда посмотрела ему вслед, а потом подошла к зеркалу. Вид у нее, и правда, был ужасный — она перепачкалась, пробираясь через ров, заросший тиной, лицо было к пятнах, волосы мокрыми сосульками болтались по спине, источая невообразимую вонь, и в них запутались водоросли. Девушка скорчила унылую рожицу и показала себе язык в зеркало.

— Ну что же, — проговорила она, — раз батюшка велел, пожалуй, стоит его послушать! Селена, как я выгляжу?

— Ты же не собираешься появиться за обедом в таком виде? — с ужасом в голосе спросила служанка.

Аманда пожала плечами и встряхнула волосы, с которых полетели брызги болотной воды.

— Что поделать, батюшка велел явиться прямо сейчас, я не могу ослушаться его, — лукавым тоном произнесла она, и Селена перекрестилась.

— Господь с тобой, Аманда, твой батюшка хотел сказать совсем другое! — попыталась она образумить подружку, но девушка упрямо покачала головой.

— Если бы он хотел сказать другое, то сказал бы, верно? — спросила она, — а раз так, то я пойду!

Сказано — сделано. Селене оставалось лишь наблюдать, как Аманда, приподняв перепачканную юбку, которая оставляла за собой мокрый след, с гордым видом вышла из покоев. Бедная служанка снова перекрестилась и села на кровать, зная, что сейчас разразиться буря…

Лоренс Дерби сидел за столом в огромной трапезной, по правую руку от хозяина, как почетный гость. За последний год он успел еще больше подурнеть внешне, его лицо еще больше вытянулось, а прыщи, изъедавшие его, стали еще крупнее, и обильно усыпали его желтоватую, нездорового цвета, кожу. Дела в имении шли хорошо, поместье дало небольшой доход, но барон Дерби всегда мечтал расширить границу своих владений. С южной стороны оно граничило с землями погибшего барона Дженсена, о страшной смерти которого Дерби ничуть не сожалел, а с севера с землями барона Форестера, и именно на эти обширные охотничьи угодья и плодородные поля положил глаз барон Дерби.

После того, как прошел положенный для траура срок, барон Дерби, выждав время, одним из первых приехал в замок барона Форестера, чтобы попросить руки Аманды. Но в первый раз старый барон ему отказал — его дочь была при смерти, и лекарь не давал никаких шансов на ее выздоровление. Лишь когда прошло более полугода, Дерби решил попытать счастья второй раз.

Для начала он попытался поговорить с управляющим барона Дженсена, Роджером Смитом, чтобы купить часть земель, которые граничили с его владениями. В планах тупоумного барона было преподнести эти земли леди Аманде в качестве подарка, ему казалось, что девушке это понравиться. Но Смит не стал даже говорить с бароном Дерби, он заявил, что земли его хозяина по завещанию отошли старинному приятелю покойного барона Ричарда, отца Сирила, и новый хозяин обещал скоро приехать. Дерби не стал спрашивать, почему этот самый хозяин ждал целый год, но оставил свою нелепую затею.

Сейчас его неразвитый ум волновало другое — как уговорить девушку выйти за него замуж. Он знал, что за прошедший год все окрестные бароны просили руки красавицы, но были отвергнуты с той степенью неуважения, которую заслуживал, по мнению Аманды, каждый жених. Так получилось, что Дерби оказался самым стойким, хотя ему ответили «Нет!» пожалуй, хуже, чем всем остальным женихам, вместе взятым.

— Господин барон, где же леди Аманда? — сидя за столом, Дерби нетерпеливо посмотрел на дверь, — я очень ждал встречи с ней, пускай она не испытывает ко мне никаких чувств, но все же я…

— Ошибаетесь, барон! — звонкий голос, раздавшийся у двери, заставил барона Дерби подпрыгнуть от неожиданности, и он обернулся, — одно чувство я к вам все таки питаю, вы мне омерзительны!

Барон Форестер, проглотив готовое сорваться с губ ругательство, тоже обернулся, заметив, какой ужас застыл на лице барона Дерби. Его челюсть медленно поехала вниз, а глаза едва не выпали из орбит, когда он увидел, что его дочь явилась к столу в том же виде, в каком он застал ее в комнате.

— Добрый день, ваша милость, — сладким голосом проворковала Аманда и подошла к ошалевшему от увиденного зрелища барону Лоренсу.

От невыносимого запаха, которым благоухала сейчас Аманда, на его глаза навернулись слезы, а в носу немилосердно защипало. Не обращая внимания на выражения его лица, Аманда приподняла руку, и барон Лоренс машинально приложил ее к губам, а потом резко отвернулся, едва сдержав приступ рвоты.

— Аманда…! — барон Вильям задышал как рыба, которую вытащили из воды, — вы… вы… как вы посмели придти сюда в таком платье?!

— Но батюшка, вы ведь велели мне поспешить, вот я и не стала заставлять гостя ждать, — скромно захлопала ресницами Аманда, и тут же опустилась на стул, — так мы будем обедать?

— Немедленно вернитесь к себе и приведите себя в порядок! — голос старого барона сорвался на визг, а лицо покраснело, — иначе я вас накажу, вы слышали меня?!

— Да, батюшка, — Аманда встала, — тогда вам придется обедать без меня, я намерена принять ванну, а потом лечь спать!

— Спать? Но еще только полдень! — растерянно проговорил старый барон, — а как же гость? Он ведь к вам приехал, леди!

— Барон, вы получали мое приглашение? — приподняв тонкую бровь, спросила Аманда Дерби, и тот помотал головой, потому что у него пропал дар речи, — в таком случае, я его не приглашала, а значит, не намерена с ним говорить! Всего хорошего, барон!

Помахав рукой, девушка встала, и с гордым видом направилась к двери, которой хлопнула изо всех сил. Эхо гулко разнеслось под сводчатым потолком замка, и барон Лоренс зажмурился.

— Это уж слишком, ваша милость! — процедил он, скомкав в руке салфетку, — я не намерен терпеть подобное хамство, в конце концов, я всего лишь хотел жениться на леди Форестер, но теперь уже не уверен в своем желании!

— Дайте ей время, барон, — проговорил старый Форестер, — в конце концов, девушка пережила страшное потрясение, сама едва осталась жива, но это пройдет!

— Уже год прошел с того дня, давно пора все забыть! — выпалил барон Дерби и на его желтом лице загорелись яркие пятна, — просто она такая же ненормальная, как ее мать! Не зря говорили, что у баронессы Милагрос не все ладно с головой, и она это подтвердила!

— Барон, не смейте оскорблять память моей жены! — повысил голос барон Вильям и Дерби осекся, поняв, что сболтнул лишнего.

— Простите, я не ведаю, что говорю, — процедил он, — согласитесь, вид леди Форестер кого угодно может свести с ума, причем именно в этом смысле. Ну, раз уж обед не удался, пожалуй, я вернусь в свой замок, мне нечего тут делать!

— Еще раз простите, господин барон, мою дочь, я поговорю с ней строже! — пообещал барон Вильям и встал, — я вас провожу!

Несколько дней спустя…

Остановив жеребца, Аманда спрыгнула на землю, и прошла взад — вперед, потирая болевшую поясницу. Сегодня она очень много времени провела в седле и немного устала, поэтому решил сразу пойти в свои покои, и приказать подать ей ужин прямо туда.

Шустрый мальчонка, помогавший конюху, увидев хозяйку, бросился к ней со всех ног. Взяв жеребца за повод, он повел его за собой, а Аманда присела на поваленную яблоню, и скинула с ног сапожки для верховой езды, пошевелив затекшими пальцами. Ее седая прядь выбилась из — под шляпки, и девушка провела по волосам пальцами, заправив ее назад, за ухо.

Настроение у Аманды было отличным. Только что она вернулась из имения своего погибшего жениха, где встречалась с управляющим. Крестьяне по секрету сообщили баронессе, что в имении теперь будет новый хозяин, и девушка решила узнать, так ли это на самом деле. Кто мог приехать в имение, если Аманда точно знала, что у барона Ричарда не было родственников? Ответ на этот вопрос стал для девушки полной неожиданностью.

Когда несостоявшаяся баронесса Дженсен утром прискакала в имение верхом на Ратабаре, управляющий, Роджер Смит, почти не удивился, ведь девушка иногда навещала его, правда, во время своих визитов она все время проводила в фамильном склепе Дженсенов у могилы Сирила. Там она подолгу сидела на каменной плите, водя пальцем по высеченным на граните буквам «Ричард Сирил Дженсен, последний из рода. Покойся с миром…» В такие минуты господин Смит предпочитал не тревожить девушку, прекрасно зная, что этого лучше не делать. Эта гранитная плита, которая навеки похоронила такое недолгое их счастье, стала для Аманды чем — то вроде иконы. Много раз политая слезами несчастной девушки, только она теперь напоминала ей о Сириле, потому что на ней было высечено его имя. Она очень хотела забрать к себе слугу Сирила, но сразу после трагедии Джо таинственным образом исчез…

Но сейчас девушка приехала не для того, чтобы сходить в склеп, это господин Смит понял, как только ее увидел. Так и случилось — едва спрыгнув с седла, девушка бросилась к нему навстречу.

— Господин Смит!

— Доброе утро, леди Аманда! — Смит поклонился девушке, — не рановато для визитов? Обычно вы приезжаете позже!

— Господин Смит, почему крестьяне судачат в деревне, что в имении теперь новый хозяин? — выпалила девушка, уперев руки в бока, — что это за слухи? Приехал какой — то родственник?

— Нет, леди, но о новом хозяине не соврали, — Смит пожал плечами, — он приехал совсем недавно, я не успел вам сообщить, да и не знал, как это сделать.

— И кто же он? — девушка нетерпеливо топнула ногой.

— Это друг барона Ричарда, тот самый друг, в чьем доме жил барон, когда был в Персии. Я рассказывал ему о вас, так что если желаете, можете познакомиться с ним. Он приехал в Британию недавно, он даже не знал о трагедии…. Простите, что напомнил, сударыня…

— Ничего, — Аманда украдкой смахнула слезу, — а как имение стало принадлежать ему?

— Это была воля старого барона, он просил господина Джаффара не оставить его владения на произвол судьбы, если что — нибудь случиться. Господин Джаффар просто приехал в гости, и я рассказал ему о том, что случилось.

Внезапно раздавшиеся мягкие шаги по песку заставили девушку обернуться, и она замерла от неожиданности, когда увидела подошедшего к ней человека. Она редко встречала людей с Востока, и всегда их экзотические и необычные наряды удивляли ее.

Мужчина средних лет, который подошел к ней, был довольно высокого роста. Его ласковые голубые глаза светились добротой на лице с приятными взгляду чертами, да и вся его внушительная фигура дышала мягкостью. Он был одет в полосатый халат с короткими рукавами поверх шелковой рубахи, и шаровары из мягкого атласа, на ногах его были домашние сандалии, украшенные вышивкой, с загнутыми вверх носами. Голову венчал алый тюрбан, с маленьким перышком. На груди поблескивал золотой медальон с бриллиантом. Блеск его красиво отражал солнце, рассыпая вокруг миллионы разноцветных зайчиков, но Аманда с некоторого времени ненавидела сверкание этого драгоценного камня.

Позади мужчины остановился еще один человек, но Аманда не смогла сразу определить, сколько ему лет, он тоже был одет почти так же, как его спутник, только вместо сандалий на ногах были золотистые парчовые сапожки, а на поясе висел кинжал в богато украшенных ножнах. Лица его девушка не разглядела — край темно — синего тюрбана несколько раз был обмотан вокруг лица, оставляя видимыми только его пронзительно — черные глаза. Девушка лишь сумела разобрать, что кожа его была смуглой, гораздо темнее, чем у господина Джаффара.

— Да пребудет с вами доброта и милость Аллаха, прекрасная ханум, — нежным, чуть хрипловатым голосом, проговорил мужчина, — кто вы, милое дитя, чья красота затмила свет солнца?

— Это леди Аманда, баронесса Форестер, — ответил за девушку господин Смит, — я рассказывал вам о ней. Сын барона Ричарда был ее женихом.

— Я рада познакомиться с другом барона Ричарда, — проговорила Аманда, сделав реверанс, — а вы кто? Сирил никогда о вас не рассказывал!

— Я скромный лекарь, приехал из Персии, — ответил мужчина, — меня зовут Али Джаффар Салек, милая ханум, а этот юноша позади меня, мой слуга, Бен Хасан. Простите, по — английски он не говорит, но этот язык немного понимает…

Сказав это, лекарь слегка повернул голову, выразительно посмотрев на слугу, и тот поклонился, приложив руку к груди.

Лекарь снова улыбнулся своей мягкой улыбкой.

— Много лет я знал барона Ричарда, — продолжил он, — и его несчастного сына тоже знал, Сирил вырос на моих глазах. Какая страшная трагедия, а ведь я был уверен, что у них все хорошо…

— Почему вы приехали сюда? — поинтересовалась девушка, и господин Джаффар развел руками.

— Я все это время преданно ждал, что мой друг приедет назад, в Персию, он не собирался надолго задерживаться в Британии. Но он не приехал, и не ответил на письмо, поэтому я сам приехал сюда, и узнал о том, что произошло.

Слуга лекаря, который наблюдал за девушкой на протяжении всего разговора, тронул своего господина за плечо и что — то спросил у него. Господин Джаффар приподнял брови, и его губы снова тронула мягкая улыбка.

— Что он говорит? — с любопытством спросила девушка.

— Хасан спросил, откуда у вас этот скакун, ханум, и попросил разрешения к нему подойти.

— Это лошадь принадлежала Сирилу, — Аманда невольно подавила вздох, и на ее щеке блеснула слезинка, — подходить к нему не стоит, он не…

Не договорив, девушка замолчала, потому что слуга лекаря уже сам направился к жеребцу. Тот навострил уши и заржал, а потом вытянул шею и прижался головой к плечу слуги, который начал гладить его гладкую шею.

— …Любит чужих…, — закончила Аманда, в изумлении наблюдая за ним, — но Бог мой, как ему это удалось? Я три месяца потратила на то, чтобы приучить к себе Ратабара!

— Хасан умеет ладить с лошадьми, — успокоил господин Джаффар, — не хотите ли войти в дом, милая ханум? Вы желаете выпить настоящий восточный чай?

— С радостью! — согласилась девушка, не спуская удивленных глаз с жеребца, который продолжал ласкаться к Хасану, — а почему ваш слуга замотал лицо этой тряпкой?

— Это тюрбан, моя госпожа, — объяснил лекарь, — а Бен Хасан принадлежит к африканскому кочевому племени туарегов, по обычаю мужчины этого племени закрывают свое лицо. Если кто увидит лицо туарега, того положено убить, такой обычай.

— Вот это да! — Аманда в изумлении раскрыла глаза, — странный обычай…

— Прошу за мной, ханум, я давно хотел с вами познакомиться, с того времени, как уважаемый господин Смит рассказал о вас. Простите, я не буду терзать ваше сердце соболезнованиями, не стоит рвать рану, которая уже зажила…

— Спасибо, господин Джаффар, — прошептала Аманда, и на ее глаза навернулись слезы…


В замок Аманда вернулась в очень хорошем настроении. Ей очень понравился персидский лекарь, с которым она пообедала по его приглашению. Господин Джаффар угостил девушку чаем, настоянном на душистых травах, и восточными сладостями — кусочками невиданных девушкой фруктов, высушенных в сахаре, орехами, истолченными, и политыми медом, а также очень вкусной маслянистой пастой с запахом орехов, которую он назвал «халва». Лакомство так понравилось девушке, что господин Джаффар велел Хасану принести ей большую коробку со сладостями, там были и цукаты, и халва, и большие конфеты. Слуга выполнил приказ господина, он принес девушке угощение, и подал ей коробку, опустившись на колено.

— Спасибо, — проговорила она, улыбнувшись слуге, который почему — то избегал ее взгляда, и смотрел в пол, — я наемся до отвала!

— Если госпоже будет угодно, Хасан будет привозить вам угощение каждый день, — проговорил Джаффар и Аманда закивала.

— Я буду рада если и вы посетите наш замок, господин Джаффар! — воскликнула она, — мой отец…

— Простите, милая ханум, — перебил Джаффар, приложив руку к груди, — я не слишком люблю посещать кого — то, тем более, я не знаком с вашим отцом. Ваше общество приятно моему сердцу лишь потому, что вы были невестой Сирила!

Разговор внезапно оборвал звон стекла, и Аманда, испуганно подпрыгнув, обернулась, господин Джаффар тоже привстал. Девушка увидела, что на полу лежит разбитая ваза, видимо, Хасан задел ее своей саблей. Слуга с виноватым видом опустил голову, и что — то проговорил слегка приглушенным голосом.

— Хорошо, я тебя прощаю, — вздохнул господин Джаффар, — простите, ханум, он бывает неловким. Так о чем мы говорили…?

…После обеда господин Джаффар довел Аманду до ворот, а потом велел своему слуге проводить ее домой. Аманде было приятно такое внимание перса, который, к тому же, очень понравился ей. Его манера разговора, этот ласковый, мягкий голос, и такой же добрый взгляд светло — голубых глаз, все было для нее непривычным, и нравилось девушке.

Домой она добралась быстро, даже не заметив долгого пути, правда поведение слуги, сопровождавшего ее, немного нервировало девушку — он ехал позади нее, и его взгляд девушка невольно ощущала всем своим существом. Поговорить с Хасаном она не могла, он не понимал ее, поэтому всю дорогу пришлось молчать. До замка, правда, он не поехал, а оставил девушку неподалеку от ворот.

— Спасибо, что проводил, Хасан, — Аманда улыбнулась, протянув слуге руку, — жаль, ты не понимаешь, что я говорю…

Слуга почтительно приподнял руку девушки, прижавшись к ней лбом, а потом помахал ей рукой, развернул свою лошадь и галопом поскакал назад. Ратабар, вытянув шею, жалобно заржал, и Аманда похлопала его по шее.

— Не могу сказать, понравился он мне, или нет, — пожала она плечами, обращаясь к жеребцу, — если бы хоть поговорить с ним было возможно, а так молчит, да еще эта тряпка… И обычай этот, просто ужас! Убивать человека только за то, что он увидел тебя без нее? Интересно, скольким несчастным не повезло? А вот его господин очень даже приятный с виду, буду рада, если он побудет здесь подольше!

Прибежав в свои покои, Аманда застала Селену за вышиванием — ее подружка добросовестно выполняла за Аманду порученную ей работу, картинку, нацарапанную углем на холсте, принесла Салли, и велела Аманде заняться ею, как подобает воспитанной леди. Вышивание привлекло девушку еще меньше, чем правила этикета, поэтому им занялась служанка.

— А вот и я! — Аманда плюхнулась на кровать, и поставила рядом коробку, — смотри, что я привезла!

— Ух ты! — Селена открыла коробку и облизнулась, — откуда это все?

— Сейчас расскажу! — Аманда перевела дух, — оказывается, крестьяне говорили правду и в имении барона Ричарда теперь новый хозяин!

— Ты этому рада? — Селена поморщилась.

— Ну, конечно! Этот человек друг барона Ричарда, он и Сирил жили в его доме, когда были в Персии! Будь это кто — то другой, я бы разозлилась, но господин Джаффар, он сама доброта!

— Джаффар? — переспросила Селена и Аманда кивнула.

— Говорю же тебе, он приехал из Персии, он настоящий лекарь! Имя у него длинное, трудно запомнить, его называют господин Джаффар, и я тоже буду называть его так. Только вот слуга у него какой — то странный, он замотал лицо тряпкой, точнее, тюрбаном, и говорит, что такой у них обычай, видеть лицо мужчины нельзя, иначе тебя убьют! Точнее, все это рассказал сам господин Джаффар, потому что Бен Хасан не говорит по — английски!

— Погоди, погоди! — Селена замотала головой, — говори помедленнее, я и сама ничего не понимаю. Кто такой Бен Хасан?

— Это тот самый слуга господина Джаффара! Ты меня слушаешь, или нет? — нетерпеливо воскликнула Аманда, и Селена обняла ее за плечо.

— Твой батюшка уже вернулся, — примирительно сообщила она, — сейчас обед, ты пойдешь в трапезную?

— Я наелась, — Аманда погладила свой живот, — господин Джаффар угостил меня такой вкуснятиной! Но я пойду к отцу, посижу с ним!


…Прошло несколько дней. Аманда уже рассказала старому барону о новом хозяине имения барона Дженсена, и барон Форестер несказанно обрадовался, заметив, что новый знакомый девушки благотворно повлиял на нее. Нежелание соседа приехать в гости не показалось ему странным, барон Форестер немного знал обычаи Востока, если новый сосед пожелает, он сам первым нанесет визит. К своему удивлению Аманда узнала от старика барона, что в Африке и впрямь, есть кочевое, весьма воинственное племя туарегов, в котором мужчины прячут лицо. Барона Вильяма удивило лишь то, что один из этих воинов был слугой лекаря, обычно туареги никому не прислуживали.

Господин Джаффар сдержал слово, и почти каждый день Бен Хасан приезжал к Аманде, чтобы передать ей коробку с угощением. Он никогда не входил в замок, девушка сама выходила навстречу. Селена, которая сгорала от любопытства увидеть настоящего перса, тоже выбегала во двор вместе с ней, и была немного разочарована тем, что не может увидеть лица слуги. Правда, узнав, что за это ее могут убить, девушка уже и не мечтала об этом.

Как — то утром старый барон уехал в деревню, а Аманда собиралась поехать на прогулку. Она была во дворе вместе с Селеной, и самолично седлала Ратабара, когда к ней подбежал мальчонка, прислуживавший в конюшне.

— Леди Аманда, приехал барон Дерби! — звонким голоском сообщил он.

Аманда недовольно скривилась, а потом сунула руку в карман плаща, и протянула мальчугану засахаренный орех, который тот сразу сунул за щечку.

— Спасибо, моя госпожа! — важно сказал он, и Аманда потрепала его по кудряшкам.

— Беги, Тобин, — ласково сказала она, а потом повернулась в сторону ворот, откуда послышался стук копыт.

Барон Дерби въехал во двор на прекрасном гнедом скакуне, его прямо распирало от самодовольства, и он гордо задирал костлявый подбородок. На улице было жарко, и по лицу барона стекали капли пота, который он то и дело промокал платком.

— Доброе утро, леди Аманда, — проговорил он, остановив лошадь рядом с девушками.

— Вы уверены, сударь, что оно доброе? — страдальческим тоном спросила Аманда, — о, вижу у вас новая лошадь? Неужели ваш отец разрешил вам пересесть с пони на настоящего скакуна?

Худое лицо Дерби задергалось сильнее, а руки нервно сжали поводья. Селена невольно хихикнула, и Дерби испепелил ее гневным взором.

— Ваш язык, леди, острее, чем топор палача! Вам бы привязать его, да покрепче! — выкрикнул он, и его лицо покрылось красными пятнами.

Аманда удивленно посмотрела на взбешенного барона и ее брови поползли вверх.

— Кого, палача? — переспросила она, и Селена буквально закашляла от смеха. — Право, не знаю, нужно ли мне это? Боюсь, если я осмелюсь напасть на палача, то положу мою бедную голову под упомянутый вами топор!

Дерби процедил про себя какое — то ругательство, но, видимо, решил не сдаваться.

— Вы едете на прогулку? — спросил он, — позвольте проводить вас? Разбойники совсем распоясались, теперь и днем они имеют наглость нападать на прохожих! Вы же не хотите разделить участь вашего жениха?

— Для того, чтобы не бояться разбойников, девушке нужно брать с собой мужчину! — выпалила Аманда и ее глаза гневно сверкнули, — так что ваша персона для этого не годиться! А если еще раз вы посмеете трепать своим языком имя Сирила, то спасать придется вас!

Дерби уже собирался ответить, но тут Селена вытянула перед собой руку, и запрыгала на месте.

— Леди Аманда, смотрите, кто приехал! — закричала она, и Аманда обернулась.

— Ну вот, я говорила о мужчине? — спросила она, — на ловца и зверь бежит!

Дерби с удивлением уставился на человека, который подъехал к девушкам верхом на лошади. Это был Бен Хасан, который привез для Аманды уже привычное для нее угощение. Когда слуга остановил лошадь и посмотрел на удивленного Дерби, его глаза в прорези тюрбана метнули черное пламя, и он отвернулся в сторону.

— Здравствуй, Хасан! — Аманда подошла к лошади слуги, и тот слегка склонил голову, — я уже знала, что ты приедешь! Что сегодня приготовил для нас господин Джаффар? Жаль, он сам не хочет приехать!

Слуга, поклонившись, протянул Аманде коробку, которую та тут же открыла, и ее глаза довольно заблестели.

— Ой, халва! — облизнулась она, и тут же отправила себе в рот кусочек сладкого лакомства, а потом передала коробку Селене.

— Эй, ты кто такой? — Дерби тоже подъехал ближе.

Хасан смерил его презрительным взглядом и снова отвернулся.

— К вашему счастью Хасан не говорит по — английски, барон! — процедила Аманда ядовитым голосом, — иначе вы бы сейчас уже ходили без головы. Если вам интересно, это слуга моего друга, господина Джаффара, он живет сейчас в имении Сирила! Вам не пора уезжать, ваша милость? Я хочу ехать на прогулку, а вместо этого вынуждена терпеть ваше общество!

— И вы поедете с этим…? — Дерби кивнул на слугу, и Аманде показалось, что руки Хасана крепче сжали поводья лошади.

— С ним, или без него, вам — то, что за дело? Я не обязана отчитываться перед вами! — сказала девушка, — так что, счастливого пути!

Дерби развернул лошадь, и ударил ее плетью, сорвавшись с места в галоп. Аманда помахала ему рукой и облегченно вздохнула, а потом повернулась к терпеливо ожидавшему слуге.

— Подожди немного, Хасан, я сейчас передам письмо для твоего господина, — проговорила она, и слуга поклонился ей, — Селена, принеси мне перо и чернила!

— Сейчас принесу! — Селена забрала коробку и вприпрыжку побежала к замку.

Хасан спрыгнул с лошади, вопросительно посмотрел на девушку и указал на Ратабара, который уже сам тянул к нему морду, и нетерпеливо ржал.

— Конечно, можешь погладить его, — девушка улыбнулась, и слуга подошел к жеребцу.

Он опустил руку в маленький мешочек на поясе, вынул оттуда сахар и протянул жеребцу, а потом принялся легонько почесывать его шею. Умное животное с довольным видом прикрыло глаза, легонько толкая в плечо стоявшего рядом с ним человека. Наблюдая за ним, Аманда невольно помотала головой, настолько знакомой показалась ей эта картина, что даже стало не по себе.

— Жаль, мы не можем поговорить с тобой, Хасан, — пробормотала она, и рука слуги, который гладил лошадь, на секунду замерла, — хотя иногда мне кажется, что ты все — таки мог бы мне ответить!

Девушка тоже подошла и начала гладить лошадь с другой стороны. Хасан, стоявший напротив нее, отвернулся в сторону и Аманда вздохнула.

— Почему ты никогда не смотришь мне в глаза? — задумчиво спросила она, уже много раз замечая, что слуга избегает ее взгляда, — это тоже обычай?

Вместо ответа Хасан вытянул руку в сторону, Аманда посмотрела, куда он показывает, и увидела Селену, она несла свернутый пергамент и перо с чернильницей.

— Я вернулась! — сообщила она, — вот пергамент, а вот чернила!

— Спасибо! — Аманда отошла в сторону и присела у пенька, на котором разложила пергамент.

Пока она писала, Селена вертелась возле Хасана, который продолжал с невозмутимым видом гладить лошадь. Аманда, которая это заметила, улыбнулась — она давно заподозрила, что слуга господина Джаффара будоражит сердце ее подружки.

— Леди Аманда сама объездила этого жеребца! — с готовностью объясняла Селена, — раньше на нем ездил ее жених, но потом его убили…

— Селена, Хасан не очень понимает, что ты говоришь, а я все слышу! — Аманда закончила писать и подула на пергамент, чтобы чернила высохли, — отстань от него, а то я все расскажу Такеру!

— Откуда ты… — Селена отчаянно покраснела, — я же ничего не говорила!

— А тут и говорить нечего, достаточно увидеть, как наш конюх на тебя смотрит, и, кстати, он делает это прямо сейчас!

Селена медленно повернула голову, и украдкой бросила взгляд в сторону конюшни. Она только сейчас заметила, что Такер, который уже давно делал попытки ухаживать за служанкой леди Форестер, стоит сейчас у ворот конюшни, и смотрит на нее далеко не добрым взглядом.

— О, нет…, — прошептала Селена и отошла на два шага, — что же ты раньше не сказала…?

— Ты делала вид, что не влюблена в Такера, я тоже делала вид, что не заметила, как влюблен в тебя Такер! — Аманда улыбнулась и протянула письмо Хасану, — держи, Хасан, и передай своему господину на словах… Хотя нет, не нужно…

Слуга поклонился девушке, приложив ладонь к груди, сунул письмо за пазуху, а потом последовал примеру Дерби — он вскочил на лошадь, круто развернул ее, и, тоже галопом, помчался к воротам. Аманда помахала ему вслед и повернулась к служанке.

— Я тоже поеду, — проговорила она, — скоро вернусь, может, встречу по дороге батюшку…?


…Погода стояла прекрасная, и Аманда решила погулять подольше. Именно поэтому она поехала к озеру, где больше всего любила проводить время. Там, на берегу, она часто вспоминала свою последнюю прогулку с Сирилом, и то, как он не побоялся нырнуть в холодную воду, чтобы достать для нее лилию. При мысли о ее несчастном женихе сердце девушки снова сжала холодная лапа боли, а по лицу прокатилась слезинка.

Подъехав к озеру, девушка отпустила лошадь, а сама подошла к замшелому камню. Встав около него, Аманда подставила лицо прохладному ветерку, который остудил ее горевшую от мыслей голову. Ей будто померещился плеск воды и голос Сирила, который звал ее, как в тот день.

«Ты сошел с ума, вода же холодная!» «Вовсе нет, мое сокровище, она совсем не холодная, смотри, что я для тебя принес…»

Аманда невольно помотала головой, и вытерла слезы, которые катились по щекам. Присев на корточки, она опустила руку в воду, наблюдая, как она плавно течет между ее пальцев.

— Как же мне тебя не хватает, любимый мой…, — прошептала она, — почему Господь так жестоко поступил с нами…?

Тягостные мысли Аманды прервал стук лошадиных копыт. Девушка обернулась, и увидела барона Дерби, он подъехал к берегу и спрыгнул с лошади. Аманда поняла, что он не уехал из замка, а просто затаился, чтобы последовать за ней. Сердце ее невольно забилось быстрее, и Аманда отступила назад.

— Вы что, следили за мной, барон? — спросила она, прищурив глаза, — неслыханная наглость!

— Вы забыли проститься со мной, леди Форестер! — Дерби подошел ближе, и его худое лицо нависло над девушкой, — нехорошо так поступать с тем, кто вас любит!

— Вы тронулись умом, барон! — фыркнула Аманда и попыталась обойти Дерби, но тот преградил ей дорогу, и схватил за руку повыше локтя.

— Минуту, леди! — процедил он сквозь зубы, — у нас есть один незаконченный разговор!

— С вами у меня могут быть только не начатые разговоры, барон! — прошипела девушка, — отпустите меня, или я закричу!

— Вас никто не услышит! — ухмыльнулся Дерби, — раз вы не хотите стать моей женой по — хорошему, что же, я силой получу то, что мне нужно!

Не успела девушка увернуться, как Дерби дернул ее к себе, заломив руку за спину, и Аманда оказалась прижатой к его худому телу. От неожиданности она завизжала, и пнула Дерби в пах, но тот успел увернуться, и одновременно сбил девушку с ног, ударив ее по ноге. Аманда упала на землю, и потное тело Дерби тут же навалилось на нее. Девушка закричала, и ударила по щеке нависшую над ней потную физиономию, оставив на ней четыре глубокие царапины. Дерби взревел от боли, схватил ее за волосы и несколько раз стукнул ее головой о лежавшее рядом бревно. В голове девушки помутилось, и она, со стоном, обмякла.

— Так — то лучше…, — ухмыльнулся Дерби.

Вытерев бежавшую по щеке кровь, он наклонился над Амандой. Его руки жадно провели по шее девушки, а потом он с силой разорвал лиф ее платья, которое стащил вниз. Глаза Дерби, горевшие от возбуждения, уставились на обнаженное тело девушки и ее грудь, которая слабо поднималась в такт дыханию. Наклонившись, он провел по ней жадным, липким языком и это прикосновение заставило девушку очнуться. Приоткрыв глаза, она застонала, но тут же рванулась в сторону.

— Не прикасайтесь ко мне! — завизжала она, извиваясь на земле, но Дерби не отпускал ее.

Он обхватил одной рукой талию Аманды, навалившись на нее всем своим телом, а вторая его рука стиснула грудь девушки и жадно мяла ее, причиняя Аманде дикую боль.

— Теперь ты будешь моей! — рычал он, — никуда не денешься, тебе придется стать моей женой!

— Лучше умереть!! — вопила Аманда, извиваясь в его руках, — помогите!!

— Здесь никого нет! — захохотал злобно барон Дерби, — не будешь сопротивляться, и больно не будет! Как долго я этого ждал!

Бормоча эти слова, он сильнее прижимал девушку к земле. Ее пронзила острая боль, когда зубы Дерби вцепились в кожу на ее груди, с силой прикусив ее, и девушка, в ужасе, почувствовала чужое прикосновение грубой руки к коже ее бедра, когда Дерби задрал ее юбку и сунул под нее руку.

— Какая же ты миленькая…, и сладкая…, — шипел он, коленом раздвинув ноги девушки, — я давно мечтал о том, как это случиться, и я буду сжимать тебя в своих руках!

— Помогите!! — рыдая, звала девушка, лицо ее потоком заливали слезы.

Незнакомые прикосновения чужих рук были ей противны так, что хотелось умереть. Когда силы почти оставили ее, Аманда внезапно услышала конский галоп, и через секунду чья — то сильная рука стащила с нее Дерби, отшвырнув его в сторону, как щенка. Аманда отползла назад, прижав к себе платье, и увидела знакомую фигуру в синем тюрбане и коротком плаще, которая выросла между ней и Дерби.

— Хасан…? — едва шевеля губами, произнесла девушка, совершенно не понимая, каким образом слуга Джаффара попал сюда, хотя это уже было не столь важно.

— Как ты посмел коснуться ее, отрыжка плешивого верблюда? — свирепо процедил туарег и выдернул из — за пояса кинжал.

Блеск стали напугал девушку даже больше, чем английская речь из уст слуги, причем ясная и четкая.

— А тебя кто просит вмешиваться? — визгливо прокричал Дерби, с трудом поднявшись на ноги и, одновременно пытаясь вытащить меч, — проваливай отсюда и не лезь не в свое дело!

— Не раньше, чем отрежу твое гнилое добро и заткну его в твою глотку, а потом и головы своей ты лишишься! — в глазах туарега появился опасный блеск, — защищайся, шакал, или примешь свою смерть как последний трус!

Выкрикнув это, он в два прыжка оказался рядом с Дерби и взмахнул кинжалом. Барон успел подставить под удар свой меч, который вытащил трясущейся от страха рукой, и заорал благим матом.

— Аманда!! Убери его!! — вопил он, едва отбивая мечом удары кинжала, которые наносил ему Хасан.

Тот, видимо, не спешил убить соперника, и кружил вокруг него, словно кошка, слегка пригнувшись, поэтому Дерби, как сумасшедший, вертелся на месте, едва успевая уворачиваться от стального жала, блестевшего в руке слуги. В глазах же Хасана горела такая злоба, что страшно стало и самой Аманде. Едва она подумала о том, что ей стоит вмешаться и прекратить драку, как Дерби, закружившись от танцев противника вокруг него, упал на землю. Хасан тут же оказался рядом. Ухватив барона за волосы, он задрал его голову вверх и приставил к горлу лезвие кинжала. В глазах Дерби застыл ужас, и он замер, хватая ртом воздух.

— Хасан! — Аманда вскочила и бросилась к соперникам, сердце ее бешено колотилось, — не убивай его, он не стоит того, чтобы марать об него кинжал!

— Госпожа желает, чтобы этот шакал остался жив? — глухо спросил слуга и Аманда судорожно закивала.

— Да, Хасан, госпожа этого желает, — дрожа от ужаса, проговорила она, — отпусти его, прошу тебя! Ну же, Хасан!

Слуга нехотя разжал пальцы и встал на ноги, сунув кинжал в ножны. Аманда на всякий случай схватила его за руку обеими руками, и, дрожа от волнения, посмотрела на Дерби, который тоже поднялся. В глазах трусливого барона все еще был дикий ужас, видимо, он до сих пор не верил, что остался жив.

— Убирайтесь отсюда, ничтожество! — выкрикнула Аманда, — и не смейте более появляться в замке моего отца! Я все ему расскажу, чтобы он знал, какой вы негодяй!

— А если хотя бы твоя тень упадет на нее, шакал, ты будешь очень долго жалеть о том, что Аллах позволил тебе появиться на свет! — прорычал Хасан, сжав кулаки, — и благодари добрую госпожу за то, что остался в живых, я бы убил тебя, как последнюю гадину!

Дерби отступил на пару шагов назад, и его физиономию искривила ухмылка. Сплюнув себе под ноги кровь изо рта, он вытер разбитую губу и посмотрел на свой кулак, испачканный кровью.

— Вот, значит, как? — прошипел он, — я, как болван, полюбил вас леди, а вы променяли меня на грязного перса?

Хасан шагнул вперед, но Аманда ухватилась обеими руками за его пояс, опасаясь, что в этот раз удержать его от расправы над Дерби она не сможет.

— Хасан, Хасан не надо, не слушай его! — взмолилась, она, — а вы, ничтожество, убирайтесь с моей земли, иначе я за себя, то есть, за него, больше не ручаюсь!

— Счастливо оставаться, леди! — Дерби отвесил Аманде поклон, и начал медленно отступать к своей лошади, — я надеюсь, ваш батюшка одобрит ваш выбор, ведь он мечтал выдать вас замуж за слугу, верно?

Выпалив это, он вскочил на свою лошадь, развернул ее, и ускакал прочь. Аманда перевела дух, и ее дрожащая рука невольно прижалась ко лбу, на котором от волнения выступили капельки пота. Она отошла назад, и прижала к себе свое платье, которое было безнадежно испорчено, стянув его на груди. Хасан подошел к ней, скинул свой короткий шелковый плащ и набросил на плечи девушки. Не в силах сдержаться, девушка обняла его, и ее голова опустилась на грудь мужчины. Хасан тоже легонько прижал ее к себе, и его рука провела по ее спине. Несколько секунд они стояли молча, и Аманда чувствовала, как бешено стучит сердце в груди ее спасителя.

— Спасибо тебе…, — Аманда криво улыбнулась, — но как ты сюда попал?

— Когда я уезжал, то заметил этого шакала, он ждал вас, поэтому я поехал за вами, мне не понравился его взгляд, — объяснил слуга, и девушка кивнула головой.

— Я не ошиблась, он за мной следил, — проговорила она, — а ты хитрец! Почему твой господин сказал, что ты не говоришь по — английски?

— Мой господин сам не знал этого, — слуга подошел к лошадям, взял Ратабара за повод и подвел Аманде, — госпоже пора домой, я провожу.

— Ты прав, — Аманда подошла к Ратабару, и слуга помог ей сесть верхом, а потом подал поводья, — еще раз благодарю тебя, если бы не ты…

— Если он обидит вас, ханум, то умрет, — жестким тоном произнес слуга, и сел на свою лошадь, — больше ваши мольбы не спасут его! Будь мы сейчас в моем племени, он уже был бы мертв!

— Ты всерьез собирался сделать то, что говорил? — запинаясь, спросила Аманда и Хасан кивнул.

— Да, ханум, именно так наказывают в моем племени тех, кто берет женщину силой.

— О, Господи, я вовремя вмешалась, — передернула плечами Аманда, уже представив, что ей пришлось бы увидеть.

Словно прочитав ее мысли, Хасан поспешил успокоить девушку.

— Не волнуйтесь, ханум, я бы отволок его в лес, — заверил он, и Аманда прижала руку к груди, невольно вздрогнув.

— И на том спасибо…, — пробормотала она…


… — Такер, ну поцелуй меня! — в который раз просила Селена своего возлюбленного, обняв его за шею.

Сейчас они сидели в конюшне на мягком сене, и Селена, чтобы загладить свою вину, обнимала Такера, и легонько целовала в щеку, но Такер хмуро отворачивался.

— Ты все еще сердит? — Селена обиженно надулась.

— Сердит? — Такер обернулся к девушке, и отбросил ее руки, — а что мне делать, если ты, на моих глазах, едва ли не на шею бросалась этому персу!

— Я? — щеки Селены вспыхнули, и она снова обняла Такера, но тот дернул плечом, — не собиралась я бросаться ему на шею, просто рядом стояла!

— Селена, только слепой не заметит, что он на тебя вообще не обращал внимания, кажется, ему больше по душе твоя хозяйка!

— Леди Аманда? — растерянно заморгала служанка, — ну да, она же вон какая красавица, в нее все влюбляются, не то, что я!

— Селена, мне твоя леди Аманда не нужна, я тебя люблю! — Такер повернулся, и сжал лицо девушки в ладонях, — и мне больно было видеть, как ты танцевала около этого слуги, чтобы обратить на себя его внимание!

— Такер, тебе показалось, — Селена обняла его, — я тоже тебя люблю. А слуга этот, он сюда приезжает потому, что его господин передает подарки для леди Аманды, а не для того, чтобы ее увидеть!

— Да? Тогда почему он рано утром, еще солнце не встало, вылезал из окна спальни твоей хозяйки?

— Что…? — Селена разжала руки и отодвинулась, покрутив пальцем у виска, — Хасан вылезал из окна спальни леди Аманды? Ты сейчас пошутил, да? Хочешь, чтобы я разозлилась?

— А с чего тебе злиться? — прищурился Такер, — да, я это видел сам, собственными глазами, и сразу узнал его, причем делал он это уже давно, даже раньше, чем стал приезжать сюда с этими подарками от его господина! Слава Богу, он меня не заметил, а то, наверное, прибил бы на месте, от этого дикаря всего можно ожидать!

Селена, раскрыв рот, уставилась на своего возлюбленного, не понимая, шутит он сейчас, или говорит правду. Не было заметно, что Такер пошутил, но его слова не укладывались в голове у бедной Селены.

— Нет, Такер, ты ошибся! — со смехом сказала она, — не знаю, что ты там видел, но я сплю в одних покоях с леди Амандой, если бы они… нет, я бы хоть что — то услышала!

Сказав это, она замолчала, потому что Такер, прищурившись, схватил ее за руку и больно дернул к себе.

— Погоди — ка…, ну конечно, а я и не понял сразу! Не к хозяйке твоей приходил этот молодчик, а к тебе! А твоя госпожа просто прикрывает твои похождения, я прав?

— Такер, ты совсем спятил?! — Селена вырвала свою руку, и ее глаза вспыхнули, — ты ничего глупее не придумал? Наверное, напился вина с остальными слугами, вот тебе и мерещиться невесть что!

— Ничего я не напился! Теперь я понимаю, почему ты вертишься возле этого перса! А я ведь хотел просить у хозяина разрешения на тебе жениться!

Селена не успела возразить — ворота скрипнули и в конюшню вошла Аманда, ведя за собой Ратабара. Такер вскочил и бросился к ней навстречу.

— Леди Аманда, что же вы не позвали меня? — виноватым голосом спросил он, и взял из руки Аманды поводья, — я бы сам отвел лошадь…. С вами все хорошо, леди Аманда?

— Селена, идем домой! — не ответив ему, велела девушка, и служанка вскочила на ноги, подбежав к ней.

— Леди Аманда, погодите, я хочу, чтобы вы прямо сейчас сказали Такеру, что я не провожу ночи со слугой господина Джаффара! — взмолилась она, и Аманда удивленно посмотрела на нее.

— Что за бред ты говоришь, Селена? — воскликнула она, — поверь, мне сейчас не до твоих глупостей! Пошли же, скорее!

— Такер говорит, что видел, как Хасан вылезал рано утром из окна вашей спальни, и уверен, что он приходил ко мне! — едва не плакала Селена.

Аманда вытаращила глаза и посмотрела на конюха, который стоял перед ней, опустив голову.

— Такер, ты тронулся рассудком? — спросила она, — надо сказать отцу, чтобы запретил прислуге пить вино!

— Но это правда, леди Аманда, я сам это видел, и…

— Все, хватит!! — Аманда зажала уши руками, — не желаю больше слушать всякую чушь! Пошли, Селена!

Дернув служанку за руку, Аманда выбежала из конюшни, и Селена бросилась за ней. Только сейчас она заметила, что Аманда сильно взволнована, волосы ее в беспорядке выбились из аккуратной косы, уложенной вокруг головы заботливой служанкой, и девушка придерживала на груди короткий шелковый плащ, точно такой же, какой утром она видела на Хасане.

— Аманда, что случилось? — спросила она тревожно, — почему на тебе плащ Хасана?

— Барон Дерби, этот жалкий слизняк, он напал на меня в лесу! — Аманда всхлипнула, — к счастью, Хасан следил за ним и спас меня, а то не знаю, чем бы все закончилось. Мерзавец разорвал мое платье, поэтому Хасан и надел на меня свой плащ. Пошли, скорее, мне нужно приготовить ванну, я не успокоюсь, пока не смою с себя все прикосновения этого жалкого ничтожества!

— Да, пойдем, — Селена взяла подружку под руку, а второй рукой поправила ее волосы, — вот подонок… Обязательно расскажи все отцу!

— Конечно, расскажу, больше батюшка и на порог его не пустит! — Аманда всхлипнула, — как же это было мерзко, я умереть хотела прямо на месте…!

…Только опустившись в горячую ванну, которую наскоро приготовили слуги для своей госпожи, Аманда смогла успокоиться. Ей всегда безумно нравилось лежать в горячей воде, в которую Селена добавляла ароматное масло — роскошь, которую барон Вильям не жалел для своей дочери. Пока она нежилась в горячей воде, Селена, сидя на краю бронзовой ванны на львиных лапах, причесывала ее густые волосы, заботливо расправляя щеткой каждую прядь. Волосы девушки слегка вились, особенно мокрые, и служанке приходилось нелегко, потому что щетка в них путалась, но она уже привыкла это делать.

Вот и сейчас девушка с удовольствием на лице болтала ногой в воде, пока Селена возилась с ее волосами. Пальцы ее задержались на седой пряди, которую она всегда старалась спрятать под черными волосами.

— Аманда, скажи, а твой отец позволит мне выйти замуж за Такера? — спросила Селена, и Аманда лукаво посмотрела на нее, брызнув в служанку водой.

— А ты этого хочешь? Если да, я поговорю с отцом, но тебе стоит подумать!

— Зачем? Такер меня любит…, — Селена вздохнула, теребя в руках щетку.

Аманда широко улыбнулась.

— А ты его нет, я права? Или любишь, но не так, как бы тебе этого хотелось? Признавайся уже, что тебе нравиться другой, верно?

— Аманда! — Селена покраснела до корней волос, — когда ты все успеваешь замечать?

— Да у тебя же на лице все написано! — Аманда погрозила служанке пальцем, — или ты просто так бегаешь за мной, чтобы забрать подарки господина Джаффара?

— Аманда, мне было страшно! — призналась Селена, — Хасан… он мне нравиться, но он меня еще и пугает, лица не видно, а вдруг он совсем некрасивый? Ты тоже не видела его без этой тряпки?

— Она называется тюрбан, и без него я Хасана не видела, говорю же тебе, обычай такой. Так что, говорить с батюшкой о свадьбе с Такером, или тебе надо время подумать?

— Я не знаю, — Селена пожала плечами, — Такер меня любит, а Хасан даже не смотрит в мою сторону. Если бы я могла с ним поговорить…

— Можешь, — Аманда кивнула, — мой спаситель прекрасно знает английский, и его речь очень чистая и ясная, так что говори, сколько хочешь!

— Но господин Джаффар сказал…

— Господин Джаффар говорил, что его слуга не говорит по — английски, но сегодня в лесу, видимо, в порыве ярости, Хасан угрожал барону Дерби на чистом английском языке!

Аманда провела по телу мочалкой, с неудовольствием задержав руку на груди — она заметила большой синяк, кожа в этом месте все еще болела от прикосновения. Девушка невольно поморщилась.

— Больно? — сочувственно спросила Селена.

— Неприятно, — Аманда вздохнула, и погрузилась в воду, ее волосы поплыли вокруг нее извиваясь, словно змеи, — а может, мне не стоило останавливать Хасана? Ведь еще мгновение, и он бы перерезал этому мерзавцу горло!

— Ужас какой…, — Селена поморщилась, — это слишком жестоко, хотя он это заслужил!

Дверь покоев скрипнула и Аманда приподняла голову. Она сразу узнала шаги и недовольно поморщилась.

— Леди Аманда! — послышался скрипучий голос Салли, — спускайтесь в трапезную, у нас гости!

— Хорошо, Салли, я сейчас приду! — Аманда тоскливо посмотрела на Селену, — что еще за гости?

— А вдруг приехал господин Джаффар? — Селена радостно подпрыгнула и захлопала в ладоши.

Аманда осторожно выбралась из ванны и завернулась в теплое полотенце.

— Это вряд ли, — проговорила она, — а о свадьбе я пока говорить не буду…

Селена снова отчаянно покраснела, и Аманда легонько шлепнула ее по носу, подавив улыбку…


…Погода, которая с утра была хорошей, испортилась за пару часов. Только что светило солнце, и вот уже по небу неслись тяжелые серые тучи, поливая все кругом довольно сильным дождем. За лесом то и дело вспыхивали молнии, и крупные капли барабанили по стеклам, в покоях девушки сразу потемнело. Селена зажгла свечи в канделябрах, а потом подошла к окну, открыла его и посмотрела вниз.

Под окном был выложен небольшой парапет, он окружал стену по всему периметру, а на высоте нескольких футов, виднелся ров с водой, призванный быть защитным укреплением замка. К счастью, нападений сейчас почти не было, войны между баронами случались не так уж часто, а разбойники большей частью бесчинствовали в лесу или нападали на крестьянские деревни. Хотя, в более далекие времена Форестер — кассл был довольно серьезной преградой, на его стенах даже можно было заметить следы от ударов камнями, пущенными из катапульты. Аманда не знала истории семьи Форестер, но видела портреты предков барона в рыцарских доспехах и с оружием.

— Что ты там высматриваешь? — Аманда подошла к ней, и Селена пожала плечами.

— Как думаешь, каким надо быть сумасшедшим, чтобы лазать по стенам наверх? — спросила Селена и Аманда рассмеялась.

— Ты всерьез поверила Такеру? — спросила она, — брось, лучше помоги мне одеться, надо встретить гостей. Надеюсь, это не очередной жених? Я уж и не знаю, как избавляться от них!


…Однако, это оказался не жених, и Аманда даже и представить не могла, кого она сейчас увидит. Пробежав по темному коридору, она спустилась вниз, пригладила волосы, и остановилась перед дверью трапезной, а потом прижалась к ней ухом. За дверью она услышала мужские голоса, которые показались ей странно знакомыми.

— Еще раз спасибо, что приютили нас, — громко сказал один голос, — этот дождь пошел так внезапно, а в деревню ехать не очень хотелось…

— Не стоит благодарностей, милорд, — ответил голос барона Вильяма, — я всегда рад помочь, тем более, вы занимаетесь столь опасным делом, за которое взялся бы не каждый… Однако, где же моя дочь? Леди Форестер уже пора почтить нас своим присутствием, я послал за ней гувернантку. Заранее прошу прощения, милорд, иногда она бывает невыносима…

— Поверьте, ваша милость, мы повидали немало невыносимых особ, верно, милорд? — спросил второй голос, грубоватый, с оттенком насмешки.

— Это верно, Френсис, так что вряд ли меня напугает непослушная баронесса! — ответил первый мужчина и на лице Аманды, которая слушала за дверью, расплылась улыбка.

— Не может быть… — прошептала она и тут же резко распахнула дверь.

Сидевшие за столом гости и хозяин разом обернулись, и девушка, которая едва не бегом ворвалась в трапезную, остановилась на пороге, не веря глазам — она увидела перед собой уже знакомых ей охотников за ведьмами — лорда Джейсона Ульриха и его помощника, Френсиса Маккензи. Оба они привстали от неожиданности, тоже узнав девушку, и лицо лорда Джейсона тоже осветила улыбка.

— Наконец — то, леди! — барон Форестер встал, — позвольте вас познакомить, милорд, это…

— Милорд Джейсон…?! — не слушая барона, счастливая Аманда бросилась к гостям, и повисла на шее лорда Ульриха, который тоже обнял ее, и покружил на руках.

— Дитя! Я не верю глазам, ты — то откуда здесь? — воскликнул он, — вот уж кого меньше всего я ожидал встретить!

— Милорд Джейсон, я тоже очень рада, — шептала Аманда, крепко обняв мужчину, — Господи, неужели, это не сон?

— Детка, я тоже рад тебя видеть! — Френсис Маккензи, выплюнув неизменную соломинку, протянул девушке руку и та, отпустив лорда Ульриха, со смехом, бросилась на шею и к нему.

— Френсис! Господи, Френсис…, — лепетала она, обняв охотника, — неужели и вы здесь? Батюшка!

— Э — э—э…, позвольте вас познакомить, милорд, — растерянно пробормотал старик барон, — моя дочь, леди Аманда Форестер, но, вижу, вы уже знакомы…?

…Когда все восторги от неожиданной встречи улеглись, Аманда, наконец, рассказала барону Форестеру, где и когда она познакомилась с охотниками за ведьмами. Лорд Джейсон был очень удивлен тем, что барон Форестер ни с того ни с сего решил удочерить девушку, но сейчас такой поворот событий ему даже понравился.

— Вы поступили весьма благородно, господин барон, — проговорил он, когда все принялись за ужин, — знали бы вы, как жилось в том трактире несчастным сиротам! Я пробыл там всего одну ночь, и то хотелось убить подлого трактирщика!

— Леди Аманда, а вы тут одна? — спросил Френсис, — подружек с собой не взяли?

— Только Селену, Дженн не поехала со мной, осталась в Саутхемптоне. Помните, милорд, ведьму Долли?

— Конечно, помню, разве такое забудешь? — пробормотал лорд Джейсон, — кстати, ее до сих пор держат в тюрьме, ума не приложу, чего судья ждет так долго?

— Долли сказала Дженн, что она уже видела своего суженого, вот она и осталась в Саутхемптоне, чтобы его снова встретить…

— Только глупые девки могут верить в такую чушь! — в сердцах воскликнул Френсис, и на его лице отразилась досада.

Аманда виновато пожала плечами, а лорд Джейсон улыбнулся.

— Френсис целый год не может забыть ту девочку, которую спас! — объяснил он, и охотник заметно смутился.

— Милорд, вы снова за свое? — спросил он, и подвинул к себе кружку, — давайте лучше согреемся вином!

Лорд Джейсон снова улыбнулся, потрепав Аманду по волосам, и его пальцы невольно задержались на седой пряди, а лицо посуровело.

— Вижу, дитя, тебе нелегко пришлось с тех пор, как мы простились во дворе трактира? Это ведь не по вине трактирщика?

— Нет, милорд, это по вине проклятых разбойников, — вздохнул барон Форестер, видя, что горло Аманды перехватили спазмы и ей стало трудно говорить, — дело в том, что жених Аманды, молодой барон Дженсен, наш сосед, и сын моего друга, погиб на глазах моей дочери, его убили. Тогда она сама едва выжила, а эта прядь появилась в ее волосах на утро после трагедии.

— Бедная девочка…, — пробормотал лорд Джейсон и погладил Аманду по плечу, — а убийц нашли?

— Искать долго не пришлось, — пожал плечами барон Вильям, — какие — то люди, которые ехали мимо, вмешались, и перебили всю шайку. К сожалению, помощь не успела вовремя, барон Дженсен погиб раньше, чем они подоспели…

— Ну что же, хотя бы возмездие их настигло, — лорд Джейсон тяжело вздохнул, — дитя, вижу, тебе неприятно это слушать? Прости, что завел этот разговор…

— Ничего, милорд, все хорошо, — Аманда вытерла слезы, — мое сердце уже отболело. Лучше поговорим о вас, расскажите, что вы делаете в наших краях? Неужели, ищите ведьму?

— Ты, как всегда, угадала! — лорд Джейсон кивнул, и на лице Аманды отразился испуг.

— Здесь? В нашем лесу? — шепотом спросила она.

— Нет, где — то в окрестностях Малмсбери, нас попросили помочь. Непогода застала нас так неожиданно, что мы свернули к этому замку, и, как выяснилось, очень верно сделали!

— А я уж подумала…, — Аманда приложила руку к груди, — слава Богу… Пока в нашем лесу только один страх — недалеко от озера, где я люблю купаться, поселился вепрь, и ездить туда опасно…

— Детка, разве это страх? — Френсис выдернул кинжал из — за голенища сапога и воткнул его в столешницу, — одно твое слово, и завтра этот страх будет висеть на вертеле в очаге и радовать тебя своими сочными окороками!

— Френсис, ты говоришь с леди! — напомнил лорд Джейсон.

— Простите, милорд…

— Спасибо, Френсис, но лучше не стоит, — улыбнулась Аманда.

Охотник пожал плечами. Барон Вильям, который был очень рад, что хотя бы один обед с гостями обошелся без скандала, наполнил кружки вином. Его лицо блестело от удовольствия, когда он наблюдал за Амандой и лордом Джейсоном. Ну да, он в отцы ей годиться, и что с того? Зато сразу видно, что девушка питает к нему симпатию, неважно, что он охотник за ведьмами, у него есть положение и титул, а чем он занимается, это его дело…

— Выпьем за леди Аманду! — лорд Ульрих поднял свою кружку, — за самую красивую девушку в округе! Клянусь, дитя, не будь мое сердце занято, я бы попытал счастья, только не сердись!

— На вас я не сержусь, милорд, — Аманда протянула мужчине руку, которую тот поцеловал, — кроме того, сейчас я просто очень рада вас видеть…

Кружки дружно стукнулись, и барон Вильям, осушив свою, недовольно поморщился. Сердце занято… А ведь поначалу старик про себя решил снова пригласить в гости неожиданно нагрянувших охотников. Видимо, лорд Джейсон видит в Аманде лишь девочку, о которой надо заботиться, досадливо подумал он, и его тоскливый взор обратился на второго охотника, но тут же он мотнул головой.

«Господь с тобой, Вильям, неужели ты сходишь с ума? — подумал старый барон, — осталось только думать, как выдать Аманду за первого встречного!»

— Что с вами, барон? — заметив волнение старика, спросил лорд Джейсон и барон Вильям улыбнулся.

— Простите, милорд, не мог сдержаться. Вот уже год, как я пытаюсь выдать леди Форестер замуж, — проговорил он, — но все женихи, которые к ней сватались, отказались от желания жениться на ней, и в этом она им помогла своим поведением. Невольно, я уже на каждого мужчину смотрю, как на возможного зятя, а вы первый человек, который не убежал отсюда в ужасе, если не считать нового соседа, к нему леди Аманда тоже благосклонна, как и к вам…

Лорд Джейсон рассмеялся и хлопнул старого барона по плечу.

— И вы решили, что перед вами сидит будущая миледи Ульрих? Барон, я хорошо отношусь к этой девочке, она пришлась мне по душе еще в нашу первую встречу. Но поверьте, не нужно навязывать ей мужа силой, особенно при таких обстоятельствах, она выберет его сама. Да, боль утраты сильна, но она утихнет. Не смотри так, дитя, ты знаешь, что я прав. Знаете, у меня есть один друг, его зовут Энрике, ему уже двадцать пять лет, и до сих пор он не женат, уверен в том, что его никто и никогда не полюбит. Но я сто раз говорил ему: «Погоди, Энрике, просто ты еще не нашел ту, которая растопит в твоем сердце лед!», и тоже уверен в том, что я прав.

— Ну, не знаю, милорд, — Аманда слегка покраснела, — не буду с вами спорить.

— И не нужно, — лорд Джейсон провел рукой по ее волосам, — закончим же ужин, нам нужно очень рано уехать. Жаль, я не могу сейчас остаться, но если ты когда — нибудь приедешь в Бристоль, вот, держи…

С этими словами мужчина снял с пальца перстень с изумрудом и вложил его в руку Аманды.

— Покажи это кольцо любому стражнику, и он отведет тебя ко мне, скажешь, что я твой опекун, я разрешаю.

— Милорд, не знаю, осмелюсь ли я…? — смутилась Аманда, и лорд Джейсон сжал ее пальцы.

— Прекрасно осмелишься. Давайте выпьем еще вина, а потом нам нужно отдохнуть. Дитя, буду ждать тебя утром во дворе, ты ведь проводишь нас?

— С радостью, милорд! — воскликнула девушка и обняла Джейсона, — жаль, что вам нужно уехать…

— Теперь я знаю, где тебя искать, думаю, что обязательно приеду снова, — пообещал лорд Джейсон, — а теперь, с вашего позволения, продолжим трапезу…

Две недели спустя…

…Аманда чувствовала себя счастливой. Она неожиданно встретилась с лордом Джейсоном, которого была искренне рада видеть, кроме того, свои плоды принесло и общение с персидским лекарем. Неожиданно для себя девушка вдруг обнаружила в себе интерес к врачеванию, и господин Джаффар с удовольствием обучал ее своему искусству, и даже подарил небольшой сундучок, в котором собрал мази и бальзамы, изготовленные собственноручно, и рассказал ей, как и зачем их используют. Особенно он попросил девушку беречь одну мазь, ее готовили из редчайшего даже на Востоке мумие. По словам Джаффара, эта мазь, которая имела не слишком приятный запах, могла в считанные дни излечить любую, самую страшную рану. Джаффар делал ее сам, в ее составе кроме мумие были семнадцать трав, которые росли только на Востоке, и мазь имела весьма большую цену. За подаренный сундучок Аманда была очень благодарна господину Джаффару.

Кроме этого Аманде, наконец, удалось познакомить старого барона Вильяма с ее благодетелем. Правда, ей показалось, что лекарь не слишком был рад знакомству, но не показал этого. Аманда немного растерялась, и буквально сломала голову, думая, почему ее отец не понравился господину Джаффару. Она уже подумала, что стоит пригласить лекаря еще раз, но господин Джаффар сейчас был в отъезде — он на несколько дней отправился в Малмсбери.

Сам старый барон тоже немного тревожил девушку — в последние дни он был словно сам не свой, а пару дней назад огорошил девушку известием о том, что им придется немного попутешествовать. Аманда была удивлена этим, ведь ее отец почти никуда не ездил. И тем не менее, старый барон велел купить новую дорожную карету, лошадей, и большие сундуки. Куда он собрался ехать, Аманда не знала, и это пугало ее еще больше.

Своими соображениями она поделилась с Селеной. Теперь, когда барон убрал из замка Салли, Аманда разговаривала только со своей служанкой, чему была безмерно рада.

— Куда собирается отец? — недоумевала она, пристроившись с Селеной в саду под яблонями, — мне ничего не говорит, сам ходит какой — то странный… Мне это не нравиться, Селена!

— Мне тоже, — вздохнула девушка, — а если он решит меня оставить? Я не хочу с тобой разлучаться!

— Ну что ты, я тебя не оставлю, — пообещала Аманда, обняв подружку за плечо, — или он возьмет тебя с собой, или я останусь здесь!

— Аманда, знаешь, я поговорила с Такером, — Селена потеребила свою юбку, и тяжело вздохнула, — я не могу выйти за него, он это понял…

— Селена, милая, ты уверена? — Аманда подсела ближе, — Хасан тебя не любит, теперь даже мне это понятно! К тому же он уехал с господином Джаффаром.

— Я знаю, он тебя любит, — буркнула Селена, и Аманда покачала головой.

— Ну что за глупости? Если тебе станет от этого легче, то я его не люблю! И вообще, перестань говорить подобную чушь! Выходи за Такера, вы поселитесь в деревне, ты нарожаешь ему кучу детишек…

— Он теперь не захочет, я ему честно призналась, что мое сердце словно обезумело! Я знаю, я дура, Хасан не посмотрит в мою сторону, даже если я буду танцевать перед ним обнаженной, но я его люблю, Аманда, что мне делать? Если бы он не уехал…

— Селена, милая, может, тебе все же не стоит думать о нем столько? — осторожно спросила Аманда, — Такер рядом, он тебя любит, а Хасан… — девушка развела руками, — подумай все же о Такере и не гонись за мечтой.

— Хорошо, я подумаю…, — Селена вытерла слезы, — пошли в замок, уже прохладно стало…

…Вечером, того же дня, Аманда и ее отец ужинали в трапезной. Слуг в замке не было — барон Форестер теперь отпускал их в деревню, лишь в кухне хлопотала старая кухарка, да в конюшне Такер чистил лошадей. Аманда сидела напротив отца, и настороженно наблюдала за ним — настроение у старика было заметно плохим.

— Завтра мы уезжаем, — резким тоном внезапно сообщил старый барон, и Аманда едва не поперхнулась, — сейчас ты соберешь вещи, а утром тронемся в путь.

— И куда же?

— В Саутхемптон, там ждет корабль, — ответил старый барон, и Аманда вытаращила глаза.

— Корабль? — переспросила она, и отложила нож, — и куда же мы поедем?

— В Испанию, — старый барон приложил руку к сердцу, — я не люблю эту страну, не хотелось ехать туда, но придется…

— Отец, может, вы мне расскажете, наконец, что с вами происходит? — спросила Аманда, аккуратно отломив хлеб, — мне не нравиться это неожиданное путешествие, тем более в Испанию! Зачем нам туда ехать?

— Аманда, я не знаю, как тебе это объяснить…

Он не договорил — внезапно во дворе послышался какой — то шум, и Аманда услышала громкий крик. Перепуганная девушка вскочила, поднялся и старый барон, его лицо стало белее мела. Аманда бросилась к окну и с ужасом увидела, что во дворе замка остановились несколько всадников, всего Аманда насчитала семерых. Один из них — мужчина в длинном плаще с капюшоном, спрыгнул с лошади и вытащил меч, висевший на его боку. Размахнувшись, он с силой вонзил лезвие в живот подбежавшему Такеру, а потом резко выдернул меч, и вытер лезвие об упавшее ему под ноги тело. Другой мужчина схватил за шиворот Селену, которая бросилась к Такеру, и потащил ее за собой.

Все семеро побежали по ступенькам в замок. Человек в черном плаще пошел впереди, держа в руке оружие.

— Отец, кто это? — завизжала Аманда и отшатнулась от окна, — разбойники?! Я боюсь, отец, я не хочу опять…!

— Отойди! — голос барона Форестера стал резким и чужим, и он бросился к стене, на которой было развешано оружие.

Сдернув с гвоздя меч, старик барон бросился вперед, и как раз вовремя — за дверью уже затопали тяжелые шаги. Барон Форестер бросился к двери, и она тут же распахнулась. Незваные гости буквально ворвались в трапезную, человек в капюшоне шел первым. Увидев перед собой старика, он на секунду остановился, и барон Форестер бросился ему наперерез, подняв оружие. В былые времена, он, видимо, еще мог дать отпор бандитам, но силы его уже были не те. Его отчаянный порыв даже не испугал странного визитера, тот, с силой, ударил старика по лицу, отчего барон Форестер упал на каменный пол. Аманда, с визгом, бросилась к отцу, но ее тут же перехватил один из нападавших. Девушка пнула его по ноге и в ответ получила увесистую пощечину.

— Не тронь! — заревел главарь, и мужчина опустил руку.

— Потрудитесь объяснить, сударь, кто вы такой? — барон Форестер с трудом встал на ноги, и приложил пальцы к губе, по его подбородку текла кровь, — по какому праву врываетесь в чужой дом? Если вам нужны деньги, я вам их дам, только умоляю, не трогайте мою дочь!

Мужчина в капюшоне, не отвечая, прошел вдоль стены, и потушил свечи в канделябрах, оставив лишь три свечи в том подсвечнике, который стоял посреди стола. Трапезная погрузилась в полумрак. Аманде, которую держал сообщник странного гостя, стало от этого еще страшнее, и она едва не падала в обморок, переводя жалобный взгляд на каждого из собравшихся в трапезной мужчин. Только сейчас она заметила, что один из них держит за шиворот Селену. Служанка тоже тряслась от страха, и по ее щекам катились слезы.

Потушив свечи, странный гость подошел к креслу и, откинув полу плаща, сел в него. Капюшон, опущенный на лицо, полностью скрывал его, и Аманда, как ни старалась, не могла рассмотреть его, но выглядел он, словно видение из жуткого кошмара.

— Кто же я такой? — проговорил он приглушенным голосом, и опустил подбородок на сцепленные пальцы, — думаю, мое имя вряд ли вам знакомо, барон, и приехал я не за деньгами, мне они не нужны.

— Тогда скажите, что вам нужно? — старик гордо выпрямился, и мужчина усмехнулся в ответ.

— Я приехал сюда, чтобы рассказать вам одну интересную историю, барон, — ответил он, — уверен, она вам понравиться…

— Историю…? — старик заморгал, — какую историю? Если вы хотели просто поговорить, зачем ворвались сюда, как разбойник, да еще и убили слугу?

— Задавать вопросы буду я! — кулак незнакомца стукнул по подлокотнику кресла, — а пока послушайте, что я вам расскажу! Когда — то очень давно два друга влюбились в одну девушку. Если вернее, то любил ее только один, а второй ему завидовал. И зависть привела к тому, что негодяй убил приятеля чужими руками, а девушку обманом забрал к себе. А потом он узнал, что девушка носит дитя, и по сроку стало ясно, что ребенок не его, а того, другого. Тогда он нанял нечистую на руку повитуху и попросил ее убить младенца при родах, но ей ничего не пришлось делать — ребенок умер сам, его задушила пуповина. Вам еще интересно, барон?

— Отец, что он говорит…? — всхлипнула Аманда, по щекам ее катились слезы, а сердце стучало от страха, но барон, казалось, не слышал ее.

— Кто вы такой…? — старик, глаза которого стали размером с блюдце, вытянул вперед трясущуюся руку, — назовите ваше имя!

— Терпение, милый мой барон, терпение, — успокоил мужчина, и откинулся назад, на спинку кресла, под его капюшоном что — то сверкнуло, но девушка не могла разобрать, что это могло быть, — есть еще одна история, и случилась она не так давно. В одном городе перед ликом судьи предстал человек, которого обвиняли в убийстве нескольких девушек. Он отрицал вину, но главный стражник и помощник палача знали свое дело — пытками и истязанием они вынудили несчастного подписать признание, и он сделал это, не в силах более выносить страдания. То, что ему пришлось пережить за три дня в камере пыток, описать словами трудно, поэтому я хочу показать вам это! Мистер Слотер!

Один из спутников странного гостя, мужчина лет сорока, невысокий, мощного сложения, с тяжелым взглядом, при этих словах шагнул вперед. Он подошел к камину, взял кочергу, повертел ее в руке и сунул в горящий очаг. Метал начал медленно раскаляться. Старый барон в ужасе отступил назад, на его лице заблестели крупные капли пота. Кажется, он уже понял, что имел ввиду его странный гость. Аманда тоже догадалась, что задумал незнакомец, и ее передернуло от ужаса.

— Что вы задумали, сударь…? — прошептал старик барон трясущимися губами, — я дворянин, и вы не посмеете…!

— Еще как посмею! — голос незнакомца, который подался вперед, ухватившись за подлокотники, стал резким, и Аманде внезапно показалось, что этот тон ей знаком, но она не могла вспомнить, где уже слышала его, — ваш титул не помешал вам издеваться над собственной женой! Ваша дворянская гордость не страдала, когда вы хотели выдать эту девчонку замуж, переступив через все законы морали и чести! Не говорите более о вашем дворянстве, и не злите меня еще больше. Мистер Слотер!

— Еще минуту! — отозвался мужчина, который с деловитым видом поворачивал на углях кочергу, и главарь кивнул ему.

Аманда, которая слушала перепалку с ужасом, вырвалась из рук державшего ее мужчины и бросилась к сидевшему в кресле главарю. Тот сразу же поднялся на ноги, и повернулся к девушке спиной. Его сообщник хотел схватить девушку, но главарь остановил его взмахом руки.

— Вам доставляет радость мучить несчастного старика?! — выпалила Аманда, сжав кулачки, ее трясло от страха и от злости, — какое же вы чудовище, сударь!

— Не хуже этого старого мерзавца, уж поверьте леди! — ответил мужчина, — отойдите, и не вмешивайтесь!

— Аманда! — старый барон, с болью в голосе, протянул к девушке руку, — девочка моя, не стоит умолять его, я вижу, он все равно сделает то, что задумал! Не унижайся перед ним, дочка…

Девушка, не слушая его, обошла стоявшего перед ней главаря, но тот снова развернулся к ней спиной, придерживая край капюшона, и указал на девушку.

— Уберите ее! — отрывисто бросил он, и один из его сообщников подскочил к Аманде, схватил ее за руку и отволок назад.

— Все готово, ваша милость! — подал голос Слотер, — я могу начать?

— Прошу вас, пощадите! — взмолилась Аманда, которая тряслась от страха, — не делайте этого! Отец!!

Но мужчина никак не отреагировал на ее слова, лишь отошел назад, глубже натянув капюшон на лицо. Старик барон в ужасе перевел взгляд на Слотера, и его лицо, усеянное каплями пота, еще больше побелело.

— Раз вы решили убить меня, сударь, я требую, чтобы вы назвали ваше имя! — выкрикнул он, — не будьте же трусом, покажите мне ваше лицо!

Мужчина повернулся к старику, и на минуту задумался, а потом шагнул к нему, взял за шиворот, и швырнул в кресло. Старик упал, больно ударившись спиной, и его мучитель встал напротив него.

— Что же, будь по вашему, — процедил он сквозь зубы, — мое имя Артур Гонсалес. Вам оно говорит о чем — то?

— Гон… салес…? — в голосе барона прозвучал ужас и он перекрестился. — Нет…! Вы решили глупо пошутить, сударь…?

— Отнюдь. Неужели я сейчас похож на шута? — мужчина наклонился еще ниже, и его рука потянула капюшон назад, — приятная встреча, барон! Бьюсь об заклад, вы не ждали меня увидеть…?

Аманда сейчас очень жалела, что мужчина стоит к ней спиной, и она не видела его лица, но зато она увидела, что ее отец затрясся, словно лист, и его глаза выскочили из орбит, а челюсть отвисла. Лицо барона побелело еще больше. Он медленно сполз со кресла на пол, и его рука протянулась вперед.

— Господь Всемогущий, это сон!! — завизжал он не своим голосом, упираясь спиной в кресло, словно в попытке отодвинуться назад, — это сон, я сплю!! Выродок! Отродье семейки, которую прокляли люди и Господь, это не можешь быть ты!! Ты же сдох, ублюдок, сдох!!

Выкрикнув это, барон внезапно выгнулся, и его глаза расширились еще больше. Губы скривились, и на губах выступила пена, которая потекла по подбородку. Мужчина отступил назад, а Слотер, который наблюдал за ними, быстро подошел, и взял старика за запястье. Его лицо приняло озадаченное выражение.

— Ваша милость, он умер…, — проговорил мужчина, и отошел назад, невольно перекрестившись.

Артур быстро подошел, наклонился над стариком, приложил пальцы к его шее, а потом медленно выпрямился.

— Старый мерзавец! — прорычал он, — мистер Слотер, но ведь я еще не закончил то, что хотел! Сделайте же что — нибудь!

— Я воскрешать не умею! — Слотер развел руками, — простите, ваша милость…

Аманда с криком вывернулась в руках державшего ее мужчины, пнула его по голени, а потом бросилась к телу старика, которое распростерлось на полу. От ужаса у нее сорвался голос, и она упала на колени, схватив его за руку, которая уже начала холодеть.

— Отец…! — завизжала она, прижав руку барона к губам, а второй рукой принялась гладить его по лицу, — отец, нет! Прошу тебя нет!!

Артур наклонился, крепко взял девушку за плечи и поднял ее. Аманда развернулась, и с криком начала бить мужчину обеими кулаками по груди.

— Ненавижу тебя!! — вопила она, — за что?! За что ты его убил?!

Артур перехватил руки девушки, откинув голову назад, потому что Аманда попыталась ухватиться за капюшон и стащить его. Развернув девушку спиной, он прижал ее к себе, но Аманда продолжала вопить и отчаянно пинаться обеими ногами. Селена, которая поняла, что старик умер, тоже начала кричать.

— Заткните же ей рот! — громкий рев Артура перекрыл крики обеих девушек, и он уже с трудом удерживал Аманду, — Рей, убери отсюда этого старого мерзавца, вытащи на крышу и скинь вниз с башни!

— Не прикасайтесь к нему! — голос Аманды уже охрип от крика, но вырваться из крепкой хватки Артура она не могла, — помогите, кто — нибудь!

Но помогать никто и не думал. Один из слуг махнул другому, и вдвоем они подошли к телу старика. Взяв его за обе руки, они вытащили его из трапезной. Артур подождал, пока они уйдут, а потом поднял орущую Аманду, и взвалил ее на свое плечо. Девушка, даже не думая успокаиваться, начала молотить его кулаками по спине, изворачиваясь во все стороны.

— Отпусти!! — верещала она, — мерзавец, сволочь, ненавижу тебя!!

— Я сейчас вернусь! — не обращая внимания на крики девушки, сказал Артур слугам, — можете пока попировать! Мистер Слотер, вы тоже не стесняйтесь, жалованье получите, как я и обещал!

— Спасибо, ваша милость, — отозвался мужчина, которого называли мистером Слотером.

Артур быстро вышел из трапезной, и зашагал к лестнице. Аманда уже поняла, что сопротивление не имеет смысла, да и сил почти не осталось. За дверью она услышала отчаянный вопль Селены. Девушку снова охватил ужас, когда она поняла, какая участь постигнет ее подружку, которую Гонсалес оставил на забаву своим слугам. Видимо, ее ожидало тоже самое, только с ней Артур решил уединиться.

Между тем Гонсалес, поднявшись наверх по лестнице, весьма уверенно направился в сторону покоев Аманды. Войдя в комнату, он подошел к кровати, сбросил свою ношу на мягкий матрац, и шагнул назад. Аманда тут же перекатилась на кровати, оказавшись с другой стороны, теперь кровать оказалась между ней и Артуром. Девушка схватила со стены висевший на ней бронзовый подсвечник и ее глаза засверкали.

— Даже не думай, что тебе удастся взять меня силой! — выпалила она, размахивая подсвечником перед собой, — я скорее умру, чем ты коснешься меня хоть пальцем!

— Правда? — мужчина погрозил ей пальцем, — моя милая, имей я желание насладиться твоим телом, этот канделябр вряд ли остановил бы меня. Но не переживай, я не собираюсь делать этого ни силой, ни с твоего согласия. Посиди пока здесь, чтобы не мозолить глаза моим слугам, не хочу, чтобы они, выпив вина, решили развлечься с тобой, и убивать их за это. Я скоро вернусь за тобой!

Сказав это, он круто развернулся и вышел, прикрыв за собой дверь. В замке повернулся ключ. Не веря своим глазам, Аманда опустила подсвечник, и он со стуком упал на пол — трясущиеся руки уже не могли ничего держать. Девушка быстро вскочила на кровать, пробежала по ней, и бросилась к двери, врезавшись в нее плечом, но та даже не поддалась. Охваченная гневом, Аманда принялась что есть силы пинать дверь ногой, одновременно стуча по ней кулаками.

— Артур, вернись!!! — вопила она, — не смей трогать мою служанку, подлая скотина, ты слышишь?! Артур!!

Но звук шагов затих вдалеке, эхом отдаваясь по коридору. Глотая слезы, Аманда отступила назад, и ее мозг начал быстро соображать. Выходит, кем бы ни был Гонсалес, лично ей он не собирался делать ничего плохого. Но ехать с ним девушка тоже не хотела, ведь о его дальнейших планах на ее счет она ничего не знала. Аманда вытерла слезы обеими руками, и прикусила кончик пальца, быстро обдумывая, как ей поступить. Покорно ждать возвращения Гонсалеса? Глупее ничего не придумаешь. Отцу она уже ничем не поможет. Девушка осмотрелась по сторонам, и ее взгляд упал на крюк, вбитый под окном. Думать еще уже было некогда.

Аманда бросилась к столику, на котором лежали ее безделушки. Открыв шкатулку, она выгребла оттуда все свои украшения, сунула их в мешочек, и привязала его к поясу. Затем она надела на большой палец кольцо лорда Джейсона и сжала кулак. Глаза ее вспыхнули, а движения были быстрыми и уверенными. Открыв сундук, девушка надела на себя бархатный плащ с меховой опушкой, и вытащила моток веревки. Подбежав к окну, она быстро привязала веревку к крюку, открыла окно, и перекинула ее наружу. В лицо ей хлестнул поток холодного ветра, но Аманду уже вряд ли могло что — то остановить. Девушка подбежала к двери и прислушалась. Но шум был слышен только внизу, Аманде даже показалось, что она расслышала отчаянный визг Селены. Девушка в бессильной ярости сжала кулаки, и по ее щеке скатилась слезинка.

— Прости, Селена, но я должна уйти…, — прошептала она, — прости, если сможешь…

Вытерев слезы, Аманда бросилась к окну и ухватилась за веревку. В последний раз бросив взгляд на свою комнату, где провела целый год, и даже была счастлива, пускай и недолго, она крепче сжала веревку, и съехала по ней вниз…

… — Прошу вас, отпустите меня…! — Селена, глаза которой расширились от ужаса, сидела на полу, прижавшись спиной к ножке стола, — Аманда!

— А что, парни, попробуем угощение, которое оставил нам хозяин? — один из мужчин, глотнув вина из бутылки, крепко схватил девушку за подбородок, и поднял ее голову вверх, — времени у нас много, пока хозяин проводит наверху время со своей красоткой!

— Жаль, что этой красотки нет здесь! — вмешался второй, — я бы ее…

Он не договорил — дверь открылась, и в трапезную вошел Артур. Слуга замолчал, и его глаза приняли затравленное выражение, словно он испугался, что хозяин мог услышать его слова. Но Артур не мог услышать, что сказал слуга. Он подошел к столу, и обвел взглядом своих сообщников, которые расселись на стульях. Капюшон он так и не снял, и Селена с ужасом следила за зловещей темной фигурой, молясь лишь о том, чтобы их с Амандой оставили в живых. Почему убийца барона так быстро вернулся? Видимо, обижать Аманду в его планы не входило…

— У вас еще есть время! — громко сказал он, — в качестве награды за вашу помощь пока развлекайтесь, но скоро мы уедем. Рей!

Верный слуга в мгновение ока оказался возле господина и отвесил ему поклон.

— Ступай в конюшню, оседлай лошадь для леди Аманды, — приказал тот, — она поедет со мной. Вы труп выкинули?

— Да, ваша милость, с башни, как вы и велели.

— Отлично, — в голосе Артура послышалось удовлетворение, — туда и дорога. Иди, не стой столбом!

Рей, с сожалением бросил взгляд на своих приятелей, и быстро вышел из трапезной. Один из слуг протянул руку, схватил за волосы Селену, и рывком поднял ее на ноги. Девушка испуганно взвизгнула, и Артур обернулся.

— Она еще здесь? — спросил он слугу и тот кивнул.

— Да, ваша милость. Вы позволите нам немного позабавиться? Слотер, если вы хотите…

— Благодарю, меня дома ждет жена, — покачал головой Слотер, который сейчас был занят мясом, Селена интересовала его меньше всего.

Услыхав просьбу своего приятеля, остальные его подельники тоже подошли, в глазах каждого из них загорелся огонек. Окруженная со всех сторон, Селена тряслась от ужаса, но смотрела только на маячившую перед ней темную фигуру в плаще. Она понимала, одно слово этого человека, и ее либо отпустят, либо…. О втором думать не хотелось, поэтому девушка умоляющим жестом протянула руки к Артуру.

— Сударь…, умоляю вас…, — прошептала она, глотая слезы, — Богом заклинаю, сударь, пощадите….

— Ваша милость…? — настойчиво повторил слуга, — это ведь просто грязная служанка, а не леди Аманда…

— А ты, убожество, хотел, чтобы здесь была леди Аманда? — Артур сжал кулаки, шагнул к слуге и тот испуганно замотал головой.

— Нет, ваша милость, как вы могли подумать такое…. Но вы разрешили нам попировать, так позвольте получить и немного удовольствия? Уверяю вас, в постели этой девки побывали и слуги, и конюх, и, уверен, даже сам хозяин!

— Это неправда, я не была с мужчиной ни разу! — Селена, всхлипывая, вырвалась, и упала на колени перед Артуром, ухватив его за плащ, — пощадите, умоляю….

Но мужчина даже не двинулся с места, лишь смотрел сверху — вниз на девушку, и его зловещее молчание убивало Селену даже больше, чем жадные взгляды его слуг.

— Я позволю вам развлечься! — сказал он, наконец, и его рука сгребла волосы Селены, приподняв девушку, которая взвизгнула от боли, — но первым буду я!

— Конечно, ваша милость! — обрадовался наглый слуга, — а мы вам поможем!

— Не стоит, я в состоянии все сделать сам! — Артур рывком поднял несчастную Селену, и толкнул ее к столу.

Девушка, поняв, что пощады не будет, с визгом рванулась в сторону, но один из слуг схватил ее, опрокинув на стол. Запястья сжали чьи — то руки, так, что Селена не могла пошевелиться. Она отчаянно брыкалась, визжа во весь голос, но ее крики лишь веселили мучителей. Перед лицом снова замаячила фигура в капюшоне, когда Артур подошел ближе. Рот девушки тут же накрыла ладонь, приглушив ее крики. Селена в ужасе закрыла глаза, и тут же почувствовала, как рука мужчины сдернула с плеча ее платье.

— Не ори, идиотка..! — прошипел на ухо тихий, свистящий шепот, — поверь, лучше я один, чем все мои слуги! Не будешь сопротивляться мне, больше никто тебя не тронет, я обещаю…!

— Прошу вас…, — простонала через силу Селена, — пощадите, нет!!!

Дикая боль пронзила ее тело, и девушка завизжала, пытаясь отползти назад, но Артур крепко держал ее. Она чувствовала его движение внутри своего тела, и раздирающая боль пронзала ее снова и снова, словно ей разрывали внутренности. Селена могла лишь мотать головой, потому что ее руки крепко держали. Из горла девушки вырывался хриплый, протяжный стон.

— Нееет!! — кричала она, захлебываясь плачем, — мне больно!! Больно!! Пощадите!!

— Он хотел, чтобы на твоем месте была Аманда…, — прорычал ей на ухо Артур, с силой буравя тело девушки, — но я никогда не причинил бы боли ей! Никогда!

Селена уже могла только стонать, боясь шевелиться, по ее щекам текли слезы, и она думала лишь о том, чтобы эта пытка скорее закончилась, терпеть уже было невыносимо. Хотя мужчина и наклонился над ней, но разглядеть его в полумраке она не смогла, лишь перед ее лицом моталась дурацкая золотая ящерица на цепочке — этот медальон вывалился из выреза рубашки Артура.


Селена уже потеряла счет времени, ей казалось, что оно словно остановилось. Резкая боль скоро притупилась, но легче девушке от этого не стало. Голова ее бессильно моталась по столу, и она уже не кричала, а только стонала. Внезапно девушка вдруг ощутила, что внутри нее взорвалась горячая струя. Тяжело дыша, Артур на секунду замер, а потом отпустил свою жертву и отошел. Его слуги тут же оказались рядом, но Артур ухватил одного из них за воротник, отбросил его в сторону, а сам встал перед столом, заслонив Селену.

— Никто больше ее не тронет! — рыкнул он, и слуги в недоумении попятились назад, глядя друг на друга.

— Но ваша милость…

— Служанка сказала правду, до меня она еще не знала мужчину, поэтому больше никто к ней не подойдет! — Артур шагнул вперед и вытащил меч, — может, кто — то хочет мне возразить?

Но среди слуг не нашлось желающих перечить хозяину, видимо, боялись они его, как огня. Немного подождав, он сунул меч в ножны и указал на дверь одному из слуг.

— Мы уезжаем! — заявил он каменным тоном, — веселье окончено! А пирушку свою можете устроить в моем доме, я разрешаю!

Слова его были встречены дружным ревом. Артур подошел к Селене, которая сползла со стола на пол, и встал над ней. Девушка подняла голову и ее затуманенные болью глаза посмотрели на мужчину, а губы задрожали.

— Не надо больше…, — прошептала она, но Артур в ответ лишь ухмыльнулся.

— Ты преувеличиваешь мои возможности, — проговорил он, — с меня пока хватит. Убирайся отсюда в деревню, тебя я больше не задерживаю.

— Вы хотите увезти леди Аманду с собой? — всхлипнула девушка, — зачем она вам? Что вы собираетесь с ней сделать?

— Я не обязан перед тобой отчитываться, — Артур отошел от девушки, — уходи прямо сейчас! Я не хочу, чтобы Аманда тебя увидела, потому что брать тебя с собой не намерен. Рей, убери ее!

Слуга Артура подошел к девушке, взял ее за руку, и поволок за собой. Селене пришлось подчиниться, и она покорно пошла за слугой. Девушка шла, словно лунатик, едва переставляя ноги. Руку она прижимала к животу, ей казалось, что ее внутренности сейчас вытекут из нее, настолько сильной была боль. Артур даже не обернулся в ее сторону. Вместо этого он снова сел в кресло, откинул капюшон, и прижался головой к спинке. Отблески пламени горящего камина упал на его лицо. Если бы Аманда увидела его сейчас, то, наверняка, онемела бы от ужаса — смуглое, с правильными чертами, лицо мужчины, было изуродовано страшными шрамами. Три из них пересекали правую щеку, еще один был слева, он тянулся от виска до подбородка, касаясь века так, что было странно, как мужчина не остался без глаза. То ли от шрамов, то ли от волнения, правая щека его сейчас мелко тряслась от тика. Мужчина прижал к щеке ладонь, и несколько минут сидел неподвижно, в то время как его спутники выжидательно смотрели на него. Наконец, мужчина резким движением встал, и снова накинул капюшон.

— Приведите леди Аманду! — велел он, и один из слуг вышел быстрым шагом.

Артур поманил к себе Слотера и тот подошел, поклонившись ему. Артур снял с пояса мешочек и протянул ему.

— Это вам за труды, мистер Слотер, как я и обещал, — сказал он.

— Не очень я перетрудился, — проворчал Слотер, и сунул мешочек за пояс, — и все равно, спасибо, сударь.

— Вы поедете в деревню? Уже ночь, а путь у вас будет неблизкий…

— Благодарю, ваша милость, я вернусь в Малмсбери прямо сейчас, я оставил дома жену, а она боится быть одна.

— Как будет угодно, — Артур кивнул ему, — тогда счастливого пути!

Слотер направился к двери, но она тут же распахнулась, и вбежал слуга, которого Артур послал за Амандой, едва не сбив с ног вышедшего из трапезной Слотера. Челюсть его мелко дрожала, а глаза едва не выскакивали из орбит.

— Ваша милость…, ваша милость…, — залепетал он, — не убивайте меня!

Артур обернулся, а потом быстрым шагом подошел к слуге, и сгреб его за шиворот.

— Я велел тебе привести леди Аманду! Где она? — прорычал он, и слуга затрясся еще сильнее.

— Я не знаю, ваша милость…, — пролепетал он, ухватившись за руку хозяина, — ее в покоях нет, там веревка, к окну привязана…

Артур отшвырнул слугу в сторону, и бросился к двери. Его спутники переглянулись, а потом побежали вслед за хозяином. Когда Артур бегом поднялся по лестнице, он буквально ворвался в покои Аманды и остановился на пороге. Ноздри его свирепо раздувались, а дыхание прерывалось. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что слуга не ошибся — Аманды в покоях не было. Окно было открыто нараспашку, а на столике сиротливо стояла открытая шкатулка. Через подоконник была перекинута веревка, привязанная к крюку. Артур прошел в середину комнаты и остановился, сжав кулаки.

— Где она…? — прорычал он, а потом бросился к окну, и наклонился вниз, стараясь что — нибудь разглядеть в темноте, но ничего не увидел. За окном сейчас завывал ветер, и не было слышно ничего, кроме его яростного свиста.

— Аманда!! — заорал Артур и треснул кулаком по стене, — Аманда, вернись!! Что стоите? — напустился он на слуг, — быстро вниз, поедем ее искать!

— Куда же ехать, ваша милость? — нерешительно спросил один слуга, — ночь во дворе! Давайте подождем до утра, потом приведем сюда собак…

— Ты в своем уме?! — от крика Гонсалеса у бедного слуги едва не лопнули барабанные перепонки, — нам сюда больше нельзя возвращаться! Быстро все вниз, ищите леди Аманду везде, где только можно, может, она спряталась во дворе…!

Выпалив это, он первым выскочил из комнаты, а слуги последовали за ним…


…Трясясь от холода, Аманда притаилась за стенкой конюшни. Она видела слугу Артура, который вышел из замка и направился в конюшню, поэтому девушке пришлось спрятаться. Каково же было ее негодование, когда слуга вывел из конюшни Ратабара под седлом, и повел его к коновязи у лестницы, ведущей в замок. Зачем ему понадобился ее жеребец, девушка не знала, но теперь забрать его никак не получиться. Аманда не рискнула подойти к замку, чтобы не наткнуться на Артура. Ведь он уже вполне мог обнаружить пропажу, и отправить своих людей на поиски.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Введите сумму не менее null ₽ или оставьте окошко пустым, чтобы купить по цене, установленной автором.Подробнее