электронная
18
печатная A5
403
6+
Приключения Инди, маленькой принцессы

Бесплатный фрагмент - Приключения Инди, маленькой принцессы

Часть 3 «Кащей»


5
Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-9783-5
электронная
от 18
печатная A5
от 403

Достичь бессмертия добро не помышляет,

Но след его проходит сквозь лета…

Злодей не тот, кто злодеяньем промышляет

И руку помощи протянет неспроста,

А тот, кто не способен на благой поступок,

Не ведает, на что способна доброта!

• • •

Распустившийся в королевском пруду чёрный лотос приковывал к себе немало удивлённых взглядов и вызывал множество пересудов во дворце. Привезённые королём из дальнего странствия семена редкого растения, которые долгие годы не давали всходов, оказались совсем не теми прекрасными водяными лилиями, что были предназначены в дар королеве. Никто прежде не видел цветок лотоса чёрного цвета, но легенда гласила, что распускается он только на один день, после чего умирает, навлекая беду и ненастье.

В ту же ночь Хиндустан накрыли ветры, принёсшие с севера сильное похолодание. Влажные джунгли окутались серебристым инеем, трава покрылась изморозью, а водоёмы впервые на памяти старожилов застыли под тонкой коркой льда.

Теплолюбивые жители королевства совсем не были готовы к такой зиме, и уже в первые дни холодов замёрзло много бедняков. По приказу короля стали разводить большие костры, и теперь каждый нуждающийся мог возле них согреться, получить полкрынки горячего молока и необходимую помощь.

Таинственный цветок чёрного лотоса не давал королю покоя, и он решил встретиться с колдуньей, чтобы расспросить о нём. Стражники, надёжно охранявшие башню, открыли перед ним ворота и проводили в темницу, где вот уже несколько месяцев томилась ведьма из Дремучего Леса. Раджа спустился по узкому проходу, подошёл к решётке и осветил факелом тесную каморку, где, забившись в дальний угол, сидела баба Яга.

— Ты жива только потому, что дочь моя, принцесса Инди, просила тебя не казнить! — грозно сказал Раджа. — Знаешь, что делают с ведьмами в других королевствах?

— Я не ведьма… — сердито прохрипела старуха.

— Вот как, а кто же ты?! — спросил Раджа.

Баба Яга, не отвечая, со злостью смотрела на короля.

— Молчишь… Не хочешь говорить со мной?! И что же может развязать тебе язык?

— Замерзаю я. Мне бы одеяло из верблюжьей шерсти! — дрожащим голосом выговорила узница.

— Хорошо, будет тебе одеяло. Но сначала ответь на мой вопрос: в моём пруду расцвёл диковинный лотос иссиня-чёрного окраса, правду говорят, что не к добру это?

— Хе-хе-хе, худы дела твои, Раджа. — с злорадной ухмылкой вымолвила Яга и, приблизившись к решётке, уставилась на короля пронзительным взглядом. — Ждёт твоё королевство великая беда. Спасаться тебе надо!

Король насторожился. Больше всего на свете он боялся за свою семью. В такую погоду его маленький сын и королева Рани не могли покинуть дворец, но и оставаться было опасно.

— Принесите ей одеяло! — помрачнев, распорядился король, выходя из башни. — И не спускать с неё глаз!

Такой промозглой зимы хиндустанцы на своём веку не помнили. Днём шли холодные затяжные дожди, а по ночам земля глубоко промерзала, что наносило невосполнимый урон хозяйству. Но, как говорится, беда не приходит одна. От жителей окраин король узнал, что в его владения вторгся жестокий захватчик, лицо которого скрыто чёрной маской. Во главе бесчисленной армии он стремительно движется к столице, сметая всё на своём пути, сея смерть и разрушения.

Обеспокоенный король приказал крепко запереть все ворота, ведущие в город, а королевское войско привести в боевую готовность. Победить Раджу на поле боя, а тем более взять натиском столицу его королевства, надёжно защищённую крепостной стеной, ещё никому не удавалось. Однако он прекрасно понимал, что за долгие годы без войн его войско могло утратить былую сноровку и воинскую хватку, а потому велел своему незаменимому сардару Сикху срочно разработать план обороны города.

• • •

Джаганнатх — столицу родного королевства принцессы Инди — со всех сторон окружала высокая каменная стена со сторожевыми башнями. Попасть в город можно было только через пять двустворчатых ворот, сделанных из прочного тикового дерева и обитых железом, а также через главные ворота, самые высокие, — чтобы в них мог пройти королевский слон с башенкой на спине.

Сикх, призвав на помощь все свои знания и опыт, постарался сделать всё, чтобы Джаганнатх стал неприступным. Для укрепления рубежей обороны по бастионам крепостной стены были расставлены самые меткие лучники. Из бойниц оборонительных башен угрожающе нацелились длинные стволы пушек и мушкетов, а охранять массивные ворота с железными шипами командующий доверил не раз проверенным в боях воинам, вооружённым копьями и мечами из булатной стали.

На заре протяжный звук горна пробудил спящий город ото сна. Король, готовый к нападению, мгновенно вскочил, надел на себя доспехи и выбежал из дворца. Его доблестный полководец уже стоял на смотровой башне и внимательно наблюдал за построением войска. Настал момент, когда неизбежность кровопролитной битвы была очевидна, и для поднятия боевого духа воинов присутствие короля на поле боя было делом долга и чести.

Огромное облако пыли, показавшееся на горизонте, с каждой минутой росло и становилось всё ближе. От топота надвигающейся армии содрогалась земля. Впереди шли снаряжённые кольчужными панцирями боевые слоны, на которых сидели лучники, затем конница, и вслед за ней — пехота. Возглавлял эти мощные силы, несущие смерть и разорение, неизвестный воитель на серпоносной колеснице, облачённый в расписанную золотом чёрную стальную кольчугу и чёрный шлем, украшенный драгоценными камнями. Лицо его скрывала чёрная маска. В руке предводитель крепко держал красный лакированный щит из кожи носорога, а на боку висела изогнутая сабля.

До начала боя оставались считанные часы. Готовясь к схватке, Сикх начистил ружьё, надел боевые доспехи и обвязал голову воинским тюрбаном, куда были вплетены метательные чакры в виде широких стальных колец с острыми, как бритва, краями. Спину его надёжно защищал щит из воловьей кожи, на ногах красовались башмаки с лезвиями на носках, а в длинные ножны он твёрдой рукой вложил подаренный королём именной меч, выкованный лучшими королевскими кузнецами. Сикх был прирождённым воином и, как его предки, преданно служил короне.

Следующий сигнал горна послужил призывом к оружию. Лучники по команде зарядили луки в человеческий рост длинными стрелами с железными наконечниками. Сикх махнул рукой — тетивы зазвенели, и тучи стрел взвились в воздух, в поисках жертв среди нападавших. Однако броню слоновьих доспехов было не пробить. Тогда полководец скомандовал целиться по махаутам — искусным погонщикам слонов. Но башенные бойцы, сидящие в плетёных корзинах, прикреплённых к слоновьим спинам, опередили их ответным залпом стрел, и лучники попрятались за бастионы.

Как только первая линия боевых слонов приблизилась к крепостной стене, загремели выстрелы королевских пушек и фитильных мушкетов. Но это лишь ненадолго остановило врага. Вслед за слонами следовало громадное конное войско, бесчисленные всадники рассыпались, окружая город со всех сторон. Тучи стрел полетели на них сверху с оборонительных башен, поражая одного за другим.

Но тут из джунглей показалась армия пехотинцев, вооружённых саблями и секирами, за которыми горбатые буйволы тащили громадные катапульты. Король слышал про эти метательные орудия, но никогда не видел их в деле. Первый выстрел катапульты пришёлся по башне: в её стене плотно застрял тяжёлый обточенный камень. Вторым ударом удалось пробить в стене брешь, куда с лестницами в руках тут же устремились вражеские бойцы. Но оборона не дремала, дружно встретив их пиками и мечами.

Ровно в полдень на поле боя выкатилась колесница, запряжённая чёрными скакунами, в которой величественно восседал таинственный главнокомандующий. Он окинул взглядом фронт и быстро перестроил армию, выдвинув вперёд катапульты, заряжённые глиняными горшками с горящей смолой. По команде они разом выстрелили горючей смесью, следом тут же пустили огненные стрелы и вражеские лучники. Осаждённый город вспыхнул. Перезарядив катапульты каменными ядрами, враги обрушили шквал огня на крепостную стену — и стена содрогнулась. Ворота пали, неприятельская армия ворвалась в город. Недрогнувшие защитники пошли врукопашную, завязалась смертельная схватка. Сикх, выхватив меч, ринулся в бой, а за ним вступил в сражение и король.

Сойдясь с врагом вплотную, они ужаснулись, разглядев изуродованные страшной болезнью лица нападавших. Кожа их была поражена фиолетовыми бугристыми язвами, тело покрывали гнойные нарывы, а омертвевшие из-за жуткой инфекции пальцы рук еле сжимали сабли. Но глаза захватчиков, лишённые бровей и ресниц, полыхали неугасимой яростью, и в них не было страха. Они стояли в бою насмерть.

— Это проказа! — вскричал ошеломлённый Раджа. — Они прокажённые! Их нельзя пускать в город!

Теперь и Сикх видел, что перед ним армия прокажённого князя! В качестве присяги на верность князь заражал бойцов своей армии смертельной болезнью — и те сражались не на жизнь, а на смерть. Пленных же он обрекал на мучительную гибель. Оказалось, будоражившие народ легенды о его существовании — не вымысел!

Королевская артиллерия была разбита и пала вместе с крепостной стеной, и Сикх пустил в атаку солдат. Армия прокажённого князя уступала по силе воинам короля, но превосходила численностью и бесстрашием, а потому продолжала наступать на всех флангах.

Весь день и всю ночь продолжалась битва, королевское войско мужественно сражалось за столицу, короля и жизни хиндустанцев. Но силы были неравными, и под утро прокажённый князь ворвался в город. Поняв, что битва проиграна, Сикх обратился к Радже:

— Мой король! Берите королеву с сыном и уходите через подземный ход — вам надо спасаться!

— Нет, я не оставлю свой народ! — возмутился король. — Я буду сражаться до последней капли крови!

— Подумайте о королеве! Вы обязаны защитить её, уберечь наследника! — сардар впервые повысил голос на короля. — Я с нашими воинами задержу их!

Король в отчаянии окинул взглядом пылающий город. Вражеская армия пленила его народ, нещадно казня непокорных. Простившись с верным воином и другом крепким объятьем, Раджа со слезами на глазах вбежал во дворец, где ждала его Рани с ребёнком на руках. Собрав женщин и детей, он повёл их через потайной ход прочь из поверженного города.

На дворцовую площадь триумфально въехала колесница прокажённого князя. А следом — помпезно разукрашенная позолотой роскошная карета из чёрного дерева, в окне которой под вуалью виднелся женский силуэт. Раздался победный клич. Дюжина вооружённых до зубов головорезов обнажила сабли и обступила Сикха. Полководец выставил перед собой меч и двинулся на них, готовясь дорого отдать свою жизнь.

— Нет! Оставьте его мне! — крикнул своим бойцам прокажённый предводитель и спрыгнул с колесницы. И они отступили, образовав арену для битвы.

— Наслышан я о твоих подвигах, сардар Сикх. Но сегодня я положу этому конец! — надменно произнёс князь в чёрной кожаной маске и, выхватив саблю, бросился вперёд.

Стальные клинки со звоном скрестились в бою. Град молниеносных ударов обрушился на Сикха. Отразив выпад противника, Сикх немедленно перешёл в контратаку. Напирая всей своей мощью, он сделал шаг вперёд — и его разящий клинок взвился над главарём прокажённых. Но князь успел подставить щит, и меч Сикха, с силой вонзившись в него, застрял намертво. Резким движением князь выдернул меч из рук соперника и отбросил вместе с пробитым щитом в сторону. Сикх поскользнулся на мёрзлой земле и потерял равновесие. Улучив момент, прокажённый князь занёс саблю и обрушил удар на его голову. Сикх упал на землю. Его тюрбан разорвался, и из него выкатились метательные кольца. Стальные чакры спасли ему жизнь. Сикх быстро пришёл в себя, вскочил на ноги и окликнул противника, которого толпа уже чествовала с лёгкой победой. Князь недоумённо обернулся. Сикх, схватив чакру, раскрутил её на пальце и метнул в него со всей силы. Чакра пробила кольчугу и ранила князя в грудь. Зашатавшись, тот выронил саблю и с трудом удержался на ногах. Но тут же выхватил из голенища сапога двухклинковый кинжал халади, с заточенными с двух сторон лезвиями, и подал знак нападать. Сикх вынул свои кинжалы, и соперники перешли к ножевому бою. Яростными криками прокажённые бойцы подбадривали своего предводителя, требуя немедленной расправы. Подошли к месту схватки и уцелевшие королевские воины с мирными жителями, желая поддержать своего героя. Услышав их полные надежд крики, Сикх воспрянул духом, кровь в его жилах закипела, и он ринулся в бой. Раздался скрежет металла, посыпались искры. Внезапно клинки вражеского кинжала так сверкнули на солнце, что ослепили Сикха. В тот же миг князь полоснул его по плечу. Но закалённого в боях полководца это не остановило, и он ответил ему ударом лезвия своего башмака в бедро. Затем повалил на землю и стал душить. Развязка была близка: в рукопашном бою Сикха ещё никому не удавалось победить. И тогда из окошка княжеской кареты показалась женская рука в длинной перчатке и подала личной охране знак. Охрана набросилась на Сикха и с трудом оттащила в сторону. Князь высвободился и выхватил своё секретное оружие, обёрнутое вокруг пояса, — кнут-меч уруми. Гибкая сталь обоюдоострых лезвий взвилась на несколько метров и хлестнула Сикха, оставив кровавый след. А затем ещё и ещё. Обезоруженный воин упал на землю. Вождь прокажённых хладнокровно подошёл к нему, снял чёрную маску, обнажив изуродованное болезнью лицо, и посмотрел прямо в глаза. Затем облизнул большой палец и приложил к ране истекающего кровью воина. Сикх с ужасом почувствовал, как смертельная зараза проникает в его тело.

— Я отомщу тебе! — сжав зубы, прохрипел Сикх. — Ты будешь погребён вместе с твоей паршивой армией!

— Я погребён уже давно! — невозмутимо ответил князь и склонился над Сикхом.

— Так уж и быть, поведаю тебе эту историю. — продолжил он, распорядившись связать побеждённого воина. — Мой отец был знатным князем, и по праву я должен был занять его трон. Но однажды на празднике полной луны повстречалась мне цыганская ведьма, подманила к себе и, прикоснувшись ладонью к моей голове, заразила смертельной болезнью. Мой отец узнал об этом и приговорил меня, ещё маленького мальчика, к ужасному испытанию. Меня привезли в колонию прокажённых на кладбище, положили заживо в гроб и опустили на дно вырытой могилы. Затем, отслужив заупокойную службу, со словами: «Ты не живой, ты мёртвый для всех нас!» — закидали землёй и оставили умирать. Так я пролежал всю ночь. И вот, когда воздух в гробу почти закончился и я уже попрощался с жизнью, раздался скрежет лопаты и показался луч света. Это был знахарь и чародей, который более полувека являлся смотрителем колонии, проводил над больными узниками опыты и записывал всё в свою книгу. Он-то и спас меня, заменил отца, научил сопротивляться страшной болезни и даже управлять ею. Окрепнув, я вернулся в родное княжество и подверг своего отца лютой каре, а его армию заставил присягнуть на верность мне. Так что тебе меня не напугать! — закончил князь и подал знак охране оттащить Сикха в темницу, а остальных запереть в бараках.

После этого князь протянул возлюбленной руку и повёл в захваченный дворец.

• • •

Затерянный в диких джунглях Дравидвар холодный циклон обошёл стороной. Столица некогда могущественной Дравидийской империи быстро отстраивалась и приобретала былое великолепие. Старцу Садху удалось отыскать и вернуть в город дравидов, когда-то населявших его. Призрак обезумевшей императрицы испарился, в колодце снова появилась чистая питьевая вода. Жизнь возвращалась в город.

Маленькая принцесса быстро взрослела. Находясь вдали от родителей, она приучилась к самостоятельности, несмотря на то что королевские слуги, стража и учителя всегда были рядом. Дамиан тоже обучался вместе с Инди и уже умел неплохо читать и писать, но сердце его было навсегда отдано джунглям. В нём жила преданная любовь к дикой природе, и он с удовольствием продолжал охотиться с леопардом, лазать с обезьянами по лианам и спать под открытым небом.

Три дня, преодолевая холод и непогоду, король с измученными женщинами и детьми добирался до Дравидвара, встречая на протяжении всего своего пути разорённые земли и заражённых проказой жителей. И вот наконец взорам утомлённых путников предстал возвышающийся над джунглями каменный город. Маленькая принцесса со слезами на глазах бросилась в объятья родителей.

— Наше королевство пало, дочь. — сообщил печальную весть Раджа. — Я был не в силах его спасти. Не смог помочь Сикху, а моему народу грозит смертельная опасность.

Инди видела, как удручён её отец. Она знала, что он никогда бы просто так не сдал Джаганнатх, и очень переживала за него. В последнее время она редко навещала родителей, и теперь, несмотря на горестные события, радовалась их присутствию и стремилась наверстать упущенное. Больше всего Инди соскучилась по братику. Арджуна быстро рос и уже делал первые шаги. Она стала играть с ним, чтобы развеселить после трудной дороги, но, подхватив мальчика на руки, почувствовала, что у него жар, и поспешила домой. Дамиан как раз помогал уставшим путникам устраиваться в отведённых им покоях. В отстроенном замке хватило места для всех.

— А вы неплохо здесь устроились! — одобрительно сказал Раджа Дамиану, оглядываясь по сторонам. — Помню-помню, как пришёл в себя, а ты вон на том камне сидишь и не обращаешь на меня никакого внимания.

Дамиан улыбнулся.

— Пойдём, покажу тебе колодец, в котором жил призрак дравидийской императрицы. — предложил он королю, чтобы отвлечь его от грустных мыслей. — А ещё мы обнаружили сокровищницу, но вход в неё завалили камнями, чтоб никто не повадился туда ходить. А Инди нашла древнюю книгу…

Но единственное, о чём сейчас мог думать король, это как вернуть королевство, захваченное чудовищным чужеземцем.

— Я отомщу, обязательно отомщу любой ценой! — поклялся Раджа. — Но сейчас надо искать какой-то выход. И прежде всего необходимо известить Ёлого о грядущей эпидемии этой страшной болезни. Он должен найти от неё спасение.

• • •

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 403