18+
Приключения Бахуса и другие рассказы

Бесплатный фрагмент - Приключения Бахуса и другие рассказы

Байки из моей собачьей жизни

Электронная книга - 200 ₽

Объем: 154 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Кане Корсо — это навсегда

Вообще то я всегда любил собак, но при этом и всегда соблюдал определенную дистанцию между хозяином и питомцем. Дворняжки, немецкая и восточно-европейская овчарки, эрдельтерьер, ротвейлер, с которыми меня сводила жизнь, никогда не страдали от недостатка моего внимания, заботы и ласки, я их обожал и все они до сих пор остаются в моем сердце. Но! Я никогда раньше не относился к собакам так, как отношусь теперь. А вот это уже заслуга именно Кане Корсо. Что же в этой прекрасной породе такого особенного, почему они смогли изменить мое отношение к собакам коренным образом? Может быть эти рассказы помогут дать ответ на этот вопрос.

БАХУС

Он родился в питомнике холодной февральской ночью. Конечно, тогда он еще ничего не знал ни про питомник, ни про февраль, не знал он даже про то, что он Кане Корсо, а зовут его Бахус. Он просто попробовал сделать первый свой вдох и ошеломленно пискнув задышал полной грудью. Воздух был нестерпимо холодным и в нем было намешано такое огромное количество запахов, что от этого многообразия закружилась голова. Но один из запахов был самым манящим, самым сладким и притягательным. Это был пьянящий запах теплого молока. В ту сторону, откуда доносился этот волшебный аромат он и пополз. Старательно перебирая непослушными еще лапками, цепляясь за все вокруг своими маленькими коготками, извиваясь всем своим, влажным еще тельцем, Бахус полз, неуклюже, но бойко распихивая других, таких же, как и он сам, новорожденных щенков. Он уже почти выбился из сил, когда вдруг почувствовал возле мордочки что-то мягкое и теплое. Открыв пасть, Бахус свернул свой розовенький язычок в трубочку и принялся, сладко причмокивая сосать набухший сосок, из которого так и сочилось вкуснейшее молочко. Он старательно и сосредоточенно пил его, радуясь своей первой победе, первому в жизни преодолению трудностей, первой награде. Под эти приятные мысли он и стал засыпать, утомившись от пережитого. Так, под глоток молока и собственное сладкое посапывание, был завершен первый день его жизни.

Время, проведенное Бахусом в питомнике, пролетело для него быстро и незаметно. Ему казалось, что вроде бы только что начали открываться глазки, а, глядь — он уже и ходить научился, и гавкать у него получается лучше всех, и уже умеет ловко уворачиваться от острых зубов-иголочек братьев и сестричек, когда они то и дело прихватывают друг друга во время игр. Вроде-бы совсем недавно хозяйка питомника, заботливая Лариса, держала его на своей ладошке, где он умещался почти целиком, а вот уже и поднимает она его только двумя руками, да ласково говорит, что он здорово вырос, что такой красавец заслуживает «ну очень хороших ручек и самых лучших маму и папу»! Кто такие эти замечательные «ручки», «мама» или «папа», Бахусу пока было неизвестно, но он решил, что обязательно узнает об этом при первой же возможности.

Такая возможность совершенно неожиданно представилась в День рождения, когда ему исполнилось целых два месяца. В этот день к Ларисе приехали друзья и она гордо вынесла к ним из щенячьего вольера Бахуса и его брата, Надо сказать, что Бахус был весьма сообразительным малым и сразу смекнул, что люди, которые смотрят на них и есть те самые его долгожданные мама и папа, у которых обязательно есть «хорошие ручки», море любви и заботы и теплая мягкая лежанка, а кормят они только одними вкусняшками, в общем это именно то, о чем он мечтал, то о чем говорила Лариса, когда рассказывала щенкам сказки на ночь, убираясь вечерами в вольере. Папа Паша и мама Света понравились Бахусу сразу, но конкуренция в виде брата его никак не устраивала. Поэтому он решил зайти с козырей и повалился на землю, выставив кверху свое розовое голое пузо. Этот мощнейший сигнал примирения, демонстрирующий абсолютное послушание и полную подчиненность, просто не мог остаться без внимания. Папа ласково посмотрел на Бахуса и нежно взял его на руки. «Один готов!» — понял Бахус, нежно лизнув папу в щеку- «Вот тебе контрольный в голову!» Ну а завоевывать сердце мамы уже и не надо было, она влюбилась в Бахуса с первого взгляда. Так что уже в этот же день Бахус ехал в СВОЙ дом, со СВОИМИ мамой и папой.

Дома его ждал сюрприз — еще одна собака, с нежным именем Ночка. Для него, привыкшего, что в питомнике всегда много собак и есть с кем побегать, поиграть, такой сюрприз был весьма приятным. Конечно же Ночка, которая была в 4 раза старше его, сперва показалась Бахусу слишком взрослой и рассудительной, но познакомившись поближе он понял, что такой зажигательной особы он еще не встречал. Она была готова играть весь день без перерыва, а для двухмесячного малыша это было чересчур, и он периодически залезал под диван, куда Ночка уже не протискивалась, чтобы спокойно поспать. Но Бахус бы не был настоящим Корсо, если бы он только играл и спал. Уже на следующий день после приезда, он решил, что просто обязан охранять и защищать свой дом, свою семью. Поэтому, как только в замке входной двери заскрежетал ключ (это папа возвращался из магазина), Бахус пулей вылетел в коридор и принялся яростно лаять, всем своим грозным видом демонстрируя, что наша граница на замке и он готов остановить нарушителя любой ценой. Увидев в дверях папу, вместо ожидаемого злодея, Бахус радостно запрыгал-заскакал к нему навстречу, тон его лая сменился с злого и сурового на радостный и нежный, а вид с грозного на забавно-щенячий. Папа присел к нему и удивленно посмотрев сказал: «Ну ты, брат, даешь! В два месяца на охрану встал!» Бахус понял, что вот его истинное предназначение: защищать и беречь свою семью, их дом, их покой!

Обретя дом и семью Бахус рос, мужал, он стал счастливым псом. Ему нравилось все: нравилось, как пахнет в доме- уютом и теплом, нравилось засыпать в обнимку с Ночкой на мягкой лежанке и умывать друг друга перед сном, нравились мягкие и нежные мамины руки, гладящие его, ее голос, ее нежные слова, которые она шептала ему в ухо, нравились долгие прогулки с папой, когда они шли по лесу, наслаждаясь окружающей красотой и просто общением друг с другом, нравилось, когда папа рассказывал что-нибудь, например показывал, где живут белки, а где бегают зайцы, где пролегают лосиные тропы, а где проехали люди на лошадях, что мышку, конечно, может и получится выкопать из норки, а вот поймать птичку, прикинувшуюся раненой, уже не выйдет. Бахусу нравилось учиться, он с огромным удовольствием осваивал новые для него команды, новые упражнения, новые игры. Если у него что-то не получалось с первого раза, то более опытная Ночка ему подсказывала, показывала, учила на своем примере. Но главное, почему Бахус считал себя счастливым, это было то, что он стал любимым и нужным. Он знал, что без него папа с мамой уже не смогут жить как прежде, что он является неотъемлемой и важной частью семьи, что его ни за что не бросят, как не бросил его папа в тот несчастливый зимний день, когда осколком бутылки Бахус до кости раскроил себе лапу, развалив ее почти пополам. Разорвав на бинты свою арафатку, папа перевязал ему лапу, остановив кровь, но при каждом шаге рана вновь открывалась. Тогда папа сказал ему: «Не бойся, мой мальчик, мы вместе, значит все будет хорошо. Веришь мне?», а потом, взвалив 55-килограммового пса себе на плечи, понес его через весь лес домой. И Бахус поверил… Поверил так, как могут поверить только собаки, безоглядно и на всю жизнь. И Бахус пообещал себе, что тоже никогда не бросит свою семью в беде, не подведет, не оставит в трудную минуту, чего бы это ему не стоило.

Жизнь шла своим чередом, иногда размеренно, а иногда подкидывая сюрпризы. У Ночки появились щенки, которым требовалось много внимания, заботы и сил. Они то наделают своих щенячьих дел, норовя попасть друг на дружку, то совершат попытку массового побега, то затеют бузу, с писком и визгом. Везде нужно было поспеть и навести порядок! Бахус заботился о детишках лучше мамы Ночки, отдавая им все свои силы. Щенки подрастали и разъезжались по своим новым домам, но у Бахуса забот меньше не становилось. Теперь всегда веселый, жизнерадостный папа, который так любил побегать и поиграть со своим псом, все чаще стал ходить на прогулке неспешным шагом, а то и вовсе останавливался, потирал левую сторону груди и внезапно побелевшими губами тихо шептал: «Сейчас, мой золотой, я немного отдышусь, и мы пойдем дальше». Потом он вообще стал пропадать на несколько дней или недель, (ведь для собаки все равно, на сколько ушел его папа, на час или на день, или на год, важен сам факт того, что папы нет). Когда папа наконец-то возвращался, то от него неприятно пахло лекарствами, хлоркой, слабостью и болезнью. Это были совсем не папины запахи, они вызывали у Бахуса отвращение, но почему-то с примесью страха. А еще папа что-то обсуждал с мамой, в их разговоре часто звучали слова «сердце», «опять больница», «нужна еще одна операция» … Бахус чувствовал, что эти разговоры сильно тревожат маму, но не знал, как ее успокоить, от кого надо ее защитить.

Так Бахус понял, что защищать свою семью нужно не только от тех, кто без приглашения входит в дом, или тех, кто пристает на улице, желая доставить нам неприятности, но и от чего-то такого, что нельзя укусить, разорвать на части, нельзя схватить, но это зло способно принести горя больше, чем все злодеи вместе взятые.

Поняв это, Бахус стал еще внимательнее и заботливее. Он ни за что не хотел отпускать папу без своего сопровождения, даже отказывался идти без него на прогулку, боясь оставить его даже на несколько минут. Даже спал он на полу, с папиной стороны кровати, вполглаза, постоянно присматривая за ним. И однажды ночью Бахус вскочил от ощущения какой-то необъяснимой тревоги. Казалось, что воздух вокруг стал густым, дрожащим и что-то темное сгущалось вокруг папы. Бахус подошел поближе, прислушался. Папино дыхание было прерывистым, а его сердце билось рывками, даже не билось, а трепыхалось. Папины глаза были закрыты, но понять, что это — сон или болезненное забытье было невозможно. Бахус аккуратно лизнул папину руку, она была влажной, холодной и безжизненной. Поняв, что надо действовать, он стал носом тормошить папу, изредка останавливаясь и прислушиваясь. Наконец папины глаза открылись, пес, на радостях, бросился к папе и прижался своей лохматой башкой к его побелевшей щеке. Взаимосвязь между плохим самочувствием и таблетками Бахус уловил уже давно и алгоритм «папе плохо- принять таблетку- папе хорошо», был ему отлично известен, поэтому, от души обслюнявив папе щеку, Бахус стал выразительно показывать глазами, носом и даже ушами на таблетки, которые лежали у папы возле кровати. «Зачем ты мне на таблетки показываешь?» — слабым голосом спросил папа. Видимо он еще не осознал, что с ним происходит. Ну что тут поделаешь, собаки гораздо чувствительнее ко всяким нюансам, чем люди, поэтому Бахус не принял никаких возражений и стал с утроенной энергией сверкать глазами на таблетки. Или, послушав своего пса, или осознав свое самочувствие, но папа принял необходимые лекарства и уже спустя 20—30 минут его сердцебиение и дыхание стало приходить в норму. А Бахус тем временем тихонечко заполз на кровать, лег рядышком и стал греть папу своим теплом. Так он пролежал почти сутки, отказываясь уходить даже на несколько минут. В ответ на мамины приглашения пойти погулять или покушать он, не поворачивая головы, ненадолго отрывал взгляд от папиного лица и скосив глаза, бросал в ее сторону выразительный взгляд «Как же я его брошу?!» Когда же папа, жалея пса, попробовал сказать ему, что Бахус уже сделал самое главное, что если бы не он, папа мог бы на этот раз и не проснуться, а теперь он может не переживать так сильно за него, Бахус по пластунски подполз к папиному лицу, лизнул его в щеку а в глазах его явно и недвусмысленно читалось: «Не бойся, мы вместе, значит все будет хорошо. Веришь мне?»

И папе не оставалось ничего другого, как просто поверить своему псу. Ведь так и есть на самом деле, у нас все и всегда будет хорошо, если мы вместе.

ПАПИН ПЁС

С самого щенячьего возраста Бахус взял на себя нелегкую ношу. Он назначил себя ответственным за охрану и заботу обо мне. Конечно, заодно он охраняет и всю нашу семью, но при этом он никогда и никому не дает забыть о том, что он папин пес. В этом есть как плюсы, так и минусы. Например, гулять он ходит только со мной. Правда он милостиво соглашается, чтобы его выводила мама Света (но кажется делает это только из-за того, что она моя жена, следовательно, в его собачьем сознании, она второй человек, после папы). Засыпая он обязательно ложится возле меня, и здесь, похоже, важен сам принцип, потому что, повалявшись под моим боком минут 15—20, он уходит на свою лежанку, где и спит до самого утра. Но спит он только, если я хорошо себя чувствую. Если же у меня какое-то недомогание, то Бахус, непонятным для меня образом, заранее чувствует это и всеми силами старается помочь. Например, приближающиеся сердечные приступы он распознает где-то за полчаса до их начала. При этом он будит меня, предупреждая об опасности, более того, он требует от меня, чтобы я принял лекарства, показывая на них глазами, и даже ушами, да и просто тыкаясь в них носом. Он очень хорошо понял алгоритм моих действий, когда я, при плохом самочувствии, принимаю таблетки и мне становится лучше.

Естественно, Бахус прекрасный охранник. Он не раз спасал меня (да и не только меня), от целых стай, крайне агрессивно настроенных бродячих собак, которых до его появления, в наших краях было очень много. В память об этих страшных битвах, у Баси осталось множество шрамов и сломанное правое ухо, зато теперь можно гулять спокойно, стаи свирепых бездомных собак, обходят наш район стороной. Бахусу порой даже приходилось и предотвращать преступления. Однажды он спас девушку Олю от четверых уродов, напавших на нее прямо на автобусной остановке и тащивших бедняжку в лес. А сколько раз он защищал меня, или мою жену Свету, я не могу даже и сосчитать. Я точно знаю, что если мы идем с Бахусом, то мы в полной безопасности.

При этом, брутальный до невозможности Бахус, бывает очень нежным! Он безумно трогательно прижимается ко мне щекой, заглядывая, даже не в глаза, а в самую душу, своими круглыми, карими глазками-пуговками. Он терпеливо сносит все шалости моего внука, позволяя ему даже садиться на себя верхом, будто на лошадку, при этом очень внимательно оберегая маленького человечка от падения. Он… Да много чего он еще делает, когда хочет казаться ми-ми-мишным!

Но не из-за всех охранных, или других каких-то прикладных его способностей, качеств, я считаю его лучшим и самым любимым псом. Даже его способности манипулировать людьми здесь ни при чем.

Мы с ним понимаем друг друга, и это не просто слова! Я отлично понимаю, что ему надо, а он прекрасно чувствует меня. Да и слова в нашем общении не лишние. Бахус умеет слышать меня, он лучший собеседник, которому можно высказать все свои проблемы, поделиться радостью, с ним можно обсудить любые вопросы, а порой, в его обществе приятно просто помолчать, наслаждаясь природой во время неспешной прогулки.

Здесь нужно заметить, что я не «зоошиза» и не псих. Я не слышу голос своей «говорящей» собаки, но я понимаю его и без слов. Я не, очеловечиваю свою собаку, то есть, совершенно точно, я не отношусь к нему, как к человеку. Я прекрасно понимаю, что мы разные. Разные по уровню развития, по мышлению, восприятию, по реакции на события. Нас никогда нельзя будет поставить на одну доску. И это прекрасно! На мой взгляд, собаки более искренние, что ли. Как-то честнее они. Чище, вернее, проще, а порой даже и мудрее в своей этой простоте. Всему этому научил меня мой пес Бахус!

Люди и собаки… Такие разные и настолько нуждающиеся друг в друге…

Эликсир Бессмертия

У меня есть эликсир бессмертия. Вернее, их у меня несколько, но самый действенный и единственно оригинальный, зовется Бахусом. Разумеется, все это, по мнению самого Бахуса.

Почему и я тоже считаю его эликсиром бессмертия? Да потому, что абсолютно уверен, если я умру, он запросто поднимет меня на ноги, вернув с того света и поведет меня на прогулку. Да-да, именно так, не я его, а он меня будет вести по лесу, заботливо и внимательно следить, чтобы я не сбился с тропинки и не запутался в поводке. А главное, он сделает так, чтобы я еще раз осознал, насколько замечательна эта наша с ним прогулка, ведь украшенная его обществом, она становится прекрасной, как сама жизнь. А уж в том, что жизнь прекрасна, у Бахуса сомнений не было никогда. Он вообще неисправимый оптимист и умеет разглядеть светлые моменты даже в самые непростые и трудные времена, искренне этому радуется и поэтому наслаждается каждым мгновением жизни.

Я же не такой неунывающий парень, как мой Бахус и порой бываю просто не в состоянии искриться счастьем с присущим ему жизнелюбием.

Хорошее настроение покинуло меня и в этот раз, когда я почувствовал сильное недомогание, а показания термометра перевалили за цифру 38. Как и большинство мужчин, я отвратительно переношу простуду, поэтому напившись горячего чаю с малиной и завернувшись в плед, я, напустив на себя ужасно мрачный, но тем не менее, максимально несчастный вид, собрался впасть в состояние, со стороны напоминающее кому. Естественно, ни о каких действиях, подразумевающих даже малейший намек на необходимость встать с дивана, не могло быть и речи, а все заботы о предстоящем вечернем выгуле я переложил на сына.

Но у Бахуса был совершенно другой взгляд на возникшую проблему, а главное на её решение. И такой мой настрой Бахуса совершенно не устраивал. Он спокойно наблюдал за тем, как выводили на прогулку Нестора и Нефертити, но как только настала его очередь, устроил настоящую театрализованную акцию протеста. Сперва лег на лежанку, в самом дальнем углу от выхода и лежал там как приклеенный, совершенно не реагируя на призывы одевать ошейник и идти гулять. При этом делал круглые, страдальческие глаза и посматривал на меня трогательно вскидывая брови. Пришлось оторваться от дивана и заявить ему, что сегодня он пойдёт гулять не со мной, а посему пусть не выёживается, а одевает ошейник и быстренько выметается на улицу. Бахус сел и глянул на меня ещё более жалобно. Заложив ушки на затылок, а бровки подняв домиком, он собрал на лбу самые трогательные складочки, которые только смог. После этого ещё более округлил глаза, а его голова стала клониться к земле, под тяжестью невыносимой печальки. Пришлось добавить металл в голос: «Встал и пошел гулять!»

Бахус встал и подошёл ко мне.

Положив голову на колени, он смотрел снизу-вверх, взглядом умоляя меня одуматься и пойти с ним. Я погладил его по голове и снова сообщил, что в этот раз гулять не пойду. В ответ раздался тяжёлый прерывистый вздох, переходящий в стон или всхлип. Взгляд стал ещё более несчастным.

— «Иди давай, не выпендривайся», — уже не так твердо сказал я. Бахус только сильнее прижался ко мне всем телом и активнее замахал хвостиком.

— «Ну хватит уже капризничать, видишь же, что болею!» — произнес я теперь совсем мягко, гладя его по бокам и почесывая за ушами.

Бахус попытался пустить скупую мужскую слезу, а когда это у него не вышло, просто уткнулся в меня носом и жарко дыша снова изобразил жалобный стон. Вжавшись в меня всем телом, он даже слегка задрожал, своим видом демонстрируя, что находится в состоянии сильного нервного потрясения, вызванного моим отказом идти вместе с ним на улицу. Это и стало той соломинкой, переломившей хребет моему упрямому нежеланию выходить из зоны комфорта. Здесь нужно заметить, что каким-то шестым чувством Бахус понимает, когда можно (и нужно), меня «встряхнуть», а когда лучше меня не трогать, выйти на цыпочках из комнаты и бдительно охраняя мой покой, дать мне отлежаться. В этот раз, по его мнению, я был вполне способен выполнять свои обязанности заботливого владельца.

— «Уговорил, языкастый. Пойдем, пройдемся» — пробормотал я и стал одеваться для прогулки.

Метаморфозы, происходящие с Бахусом в этот момент, были достойны Оскара! Не доставало только киношного антуража, потому, что в то время, когда голова его, печально склоненная к земле, стала медленно подниматься, а плечи расправлялись, что на языке пантомимы означало возвращение надежды и возрождение к жизни, должна была бы зазвучать какая-то потрясающая мелодия, что-то вроде «Мy heart will go on», а потом камера должна дать крупным планом его глаза, почти уже угасшие, которые вдруг начинают сиять все ярче и ярче. Глаза, в которых серая тоска и безнадёжность сменяются такой неожиданной радостью, таким всеобъемлющим счастьем, что сперва даже сложно в это поверить.

Кстати, Бахус оказался прав, эта прогулка не только подняла нам обоим настроение, но и помогла моему организму найти какие-то внутренние резервы для борьбы с болезнью, улучшив самочувствие.

Так почему же все-таки эликсир бессмертия, спросите вы. А помните слова бургомистра из гениального фильма Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен»:

«Каждый день к девяти утра я должен идти в мой магистрат. Я не скажу, что это подвиг, но вообще что-то героическое в этом есть!»

Вот также и собачник каждый день невзирая на погоду, настроение или самочувствие, совершает свой маленький подвиг и в этом впрямь есть что-то героическое. А герои, как известно, бессмертны.

Но если говорить серьезно, то все рассказанное, просто сводится к тому, как важно не забывать про ответственность, которую несёт каждый владелец. Ведь собака, это не только всякие сюси-пуси и розовые сопли у самовара, не только милые истории или гламурные фотки. Это в первую очередь ответственность! Ответственность за жизнь, которая полностью зависит от тебя. Ведь собака не игрушка, которой можно немного поиграть, а потом убрать на полку и забыть на какое-то время. Собака не электронный гаджет, её нужно несколько раз в день кормить и выводить гулять, нужно быть готовым к тому, что она может заболеть, порой в самый «неподходящий» для хозяина момент и только от него, хозяина, будет зависеть её здоровье, а порой и жизнь. А главное, нужно очень хорошо понимать, что важнейшим ресурсом для собаки будет являться не только крыша над головой, теплая, мягкая лежанка и даже не еда. Важнее всего этого для собаки — внимание хозяина. Ведь если бы это было не так, то многие собаки давно бросили бы своих нерадивых хозяев и ушли бы от них в поисках лучшей жизни. Поэтому люди должны осознавать, сколь много они значат и как они важны для своих питомцев.

Доброе утро

— Привет! — Бахус ткнулся в меня холодным носом.

— Вставать пора, утро уже — бодро заявил он и усердно покряхтывая стал забираться ко мне на диван. Он с самого детства отличался неповоротливостью, а с каждым прожитым годом его неуклюжесть все более совершенствовалась, пока не эволюционировала до грациозности гибрида носорога с дикобразом. Вот и сейчас он вновь демонстрировал мне чудеса эквилибра, высунув от старания язык откуда-то сбоку своей жаркой пасти. Бахус часто перебирал передними лапами, скользя ими по одеялу, при этом совершенно бестолково дрыгал задними, пытаясь зацепиться ими за край кровати, чтобы затащить наверх свою, весьма плотную задницу. Но пока его усилия были тщетны и ноги, не найдя опоры, раз за разом бессмысленно соскальзывали на пол. И вот, в конце концов, его старания принесли весьма ощутимый результат. Шестидесятикилограммовым ужом он заполз на меня и радостно сопя, взгромоздился сверху, почти полностью перекрыв мне дыхание. К счастью он не собирался надолго останавливаться на достигнутом, а я был для него просто перевалочной базой. Словно дубовая колода, Бахус перевалился через меня, и довольно хрюкнув, сполз на кровать, старательно запихивая себя в узкое пространство между мной и женой.

— Куда это ты вперся, злыдень! — возмутился я, пытаясь одновременно восстановить дыхание, расправить сплющенную грудную клетку и отвоевать обратно свое одеяло, которое он почти целиком подмял под себя.

— Сам же говорил, что утро настало и пора вставать! Так какого же беса ты тут укладываешься? Видишь же, что тут места для тебя нет! Сваливай отсюда и отдай мое одеяло, гад, холодно мне!

В ответ Бахус лишь ловко подсунулся плечом мне куда-то подмышку и уютно умостив голову на моей груди, довольно посмотрел на меня.

— С добрым утром, пап! — проурчал он, словно огромный черный кот, а его круглые глаза сияли таким неподдельным счастьем, что это волей-неволей вызывало у меня ответную счастливую улыбку и заставило забыть о праведном гневе, обуревающем меня.

— Ты у меня самый замечательный пес! — сказал я, вместо того, чтобы прогнать незваного гостя. Я погладил Бахуса за ушами, обнял и тихонечко чмокнул в макушку, зарывшись лицом в шерсть на его голове.

Я могу всех своих собак различать с закрытыми глазами. По голосам и по звуку шагов, на ощупь, лишь слегка коснувшись их, или на слух, едва услышав звук их дыхания, и уж конечно, по запаху. Бахус вот пахнет мягкой меховой игрушкой. А еще так пахла норковая шапка моей мамы. Причем здесь шапка? Все просто. Был такой мультфильм «Варежка», в котором девочка водила на поводке красную вязанную варежку, которая потом силой детской фантазии превратилась в щенка, такого же красного и вязанного. Девочка даже ходила с ним на соревнования, правда там, на полосе препятствий, вязанная варежка-щенок распускается, но девочка все равно продолжает его любить, а ее мама, видя, как дочь играет с варежкой, все понимает и приносит настоящего живого щенка. Так вот, в детстве я тоже очень хотел себе собаку, но мама была категорически против.

Ребенком я верил в чудеса, поэтому был убежден, если чего-то сильно-сильно желать, например, долго грезить о собаке, и главное верить в осуществление этой волшебной мечты, то такое заветное желание обязательно сбудется. Как жаль, что зачастую, так самозабвенно мечтаем мы только в детстве. Но я не хотел, чтобы мой щенок распустился, как какая-то варежка, я просто не мог даже представить себе, что можно потерять Друга. Поэтому я решил, что для моего щенка, пусть пока и воображаемого, лучше всего подойдет чья-нибудь шапка. Не вязаная, а меховая, как и положено всамделишной собаке. А так как я уже точно знал, что моя будущая собака будет гладкошерстной, то лучше всего подходила норковая шапка моей мамы. Но увы, у моей истории не было такого же счастливого конца, как в мультфильме. Моя мама почему-то не проявила никакого сочувствия к несчастному ребенку, всем сердцем жаждущего собаку. Видимо это из-за того, что она была, мягко говоря, слишком сильно удивлена, обнаружив свою шапку на импровизированном поводке и выполняющую при этом мои команды. Кстати говоря, команды шапка выполняла на отлично, а лучше всего ей (шапке) удавалась команда «Лежать». До сих пор не понимаю, как такое зрелище не растопило лед родительской непреклонности…

Зато тогда я узнал, что существует какая-то, непонятная детям, логическая связь между собакой, шапкой и ремнем… Но не будем о грустном. Как бы то ни было, а запах меха этой шапки навсегда остался в моей памяти. И вот теперь мой Бахус пахнет именно этим запахом мечты из моего детства, навевая на меня ностальгию.

Пока я тискал Бахуса, легкое дуновение чьего-то дыхания пробежалось по моей спине. Так ласково будить меня может только красавица Нефертити, Ферта — моя любимица, папин нежный цветок.

Сейчас я повернусь к ней и увижу ее мордашку, лежащую на краю кровати, ее милый носик, брыли, аккуратно разложенные по бокам и ее глаза, такие выразительные, такие глубокие, что в них можно утонуть. Потом она ткнется носом мне в шею, слегка потрется щекой о мою щеку и подставит лоб для поцелуя. Этот ритуал сложился как-то сам собою уже давно, так происходит каждое утро и надеюсь, будет происходить еще долго.

— Доброе утро, папуля! Я тоже с тобой немного поваляюсь, ладно? — закончив ритуал мягко проурчала Ферта.

— Лезь, разве тебе откажешь! — я еще раз чмокнул красотку в носик, после чего она аккуратненько улеглась у меня в ногах.

— Вы чего там, без меня целуетесь, что ли? — раздался с другой стороны кровати возмущенный возглас Нестора — Подождите, я сейчас приду!

Нестор, самый ревнивый пес в мире, сломя голову бросился ко мне через всю кровать, через всех лежащих, будто боясь опоздать на поезд. Нестор всегда считает, что ему достается мало внимания и старательно исправляет ситуацию, активно подставляясь для почесушек, поглаживаний и поцелуйчиков. Вот и в этот раз он сначала подсунул свою башку мне под руку, чтобы я погладил-почесал его, не глядя ткнулся мокрым носом мне в лицо и только потом вспомнил про приличия.

— С добрым утром, папа! Как хорошо, что я вовремя прибежал, правда? А то ты всех обнимаешь, тискаешь, а меня не позвал! — тараторя это, Нестор так и не переставал тыкаться в меня своей чугунной головой, требуя продолжать почесушки.

Не спрашивая разрешения, он привалился ко мне с противоположного от Бахуса бока. Уткнувшись в меня своим горячим, плюшевым, но очень твердым лбом, он, наконец, додумался спросить разрешения.

— Ты не возражаешь, если я тоже рядышком прилягу, а то все лежат, а я что, рыжий, что ли?!

Сказал это Нестор зря. На слово «рыжий», словно на кличку, буквально спустя секунду, материализовался наш рыжий кот Вова.

— М-р-р-мяу! Всем привет и доброго утра! Звали? — кот по-хозяйски прошелся прямо по собакам и улегся на меня.

Внимательно глядя мне в глаза, он приложил свою крохотную, по сравнению с собаками, голову на мое плечо и ласково промурлыкал уже персонально мне:

— С добрым утром, пап!

Пусть кот и мало весит, но, когда он лежит на груди, дышать становится тяжелее. Кроме того, с обеих сторон я был зажат псами, блаженно вытянувшимися вдоль меня так, что я не могу пошевелиться, а на ногах лежала Ферта, которая, хоть и гордится по праву своей стройной фигурой, весит больше мальчишек.

Но несмотря на все эти неудобства, я был счастлив, ведь счастье — это когда у тебя есть тот, кто от всего сердца пожелает тебе Доброго утра, или Спокойной ночи, тот кто всегда тебя ждет и непременно обрадуется твоему приходу, причем сделает это искренне, без всяких оговорок и условий.

Я счастлив, что хоть мамина норковая шапка и не превратилась в щенка, моя детская мечта все же сбылась. Да не просто сбылась, а произошло настоящее чудо и у меня теперь не один щенок, а сразу несколько самых лучших в мире собак, да в придачу еще и кот, который тоже считает себя настоящим псом!

А еще я понял, что мечты не проходят вместе с детством, нужно только оставаться верным своей мечте и тогда она обязательно сбудется.


Мой любимый герой Бахус, или ода человеческой глупости.

Есть две бесконечные вещи — Вселенная и человеческая глупость. Впрочем, насчёт Вселенной я не уверен. — Альберт Эйнштейн

Только что вернулись жена и Бахус с вечерней прогулки. Жена вся в слезах, я, естественно, сразу на боевой взвод — что случилось, кто обидел, кого наказать? Сквозь слезы поведала она мне про свои приключения во время обычной вечерней прогулки с собакой.

Как оказалось, слезы ее были вызваны просто сильным стрессом из-за крайне неадекватного поведения некоей отморози рода человеческого, но благодаря Бахусу, все обошлось благополучно для нее.

Хотя свой рассказ она начала с шокировавших меня слов:

— Сейчас четыре мужика Бахуса бутылкой били!

У меня, привыкшего доверять точным формулировкам военных докладов, на основании этих ее слов в голове возникла картинка: жена стоит, плачет, а рядом с ней Бахус на поводке и его по поникшей голове дубасят бутылкой четыре глумящихся отморозка. Кровь в моих венах взбурлила, глаза налились кровью, как у быка, душа требовала немедленной расправы над негодяями. Но… В голове никак не укладывалось, что такое вообще может быть. Я потряс головой, чтобы окончательно стряхнуть то, что начало вырисовывать мое буйное воображение.

Мой взгляд упал на Бахуса, тот посмотрел мне в глаза, абсолютно спокойно растянулся на полу и глядя на свою любимую мамочку, вздохнув, заявил:

— Эх, женщины, вечно они преувеличивают, да еще и воспринимают все по-своему!

Начал я выспрашивать подробности случившегося. Жена Света, надо отдать ей должное, довольно быстро взяла себя в руки (она вообще большого мужества человек) и рассказывала о произошедшем уже спокойно, по порядку. Вот такая вот хронология событий стала вырисовываться:

Шли они себе спокойненько с Бахусом по дорожке вдоль ярко освещенного шоссе. Рядом шумел стихийный рыночек, снабжавший по выходным дням одеждой, обувью и другими необходимыми вещами гастарбайтеров, трудящихся на ближайшей стройке. Скромный отряд полиции из четырех человек, то ли охранял этот рынок, то ли еще чего, но главное, что полиция там присутствовала.

Вдруг Света видит, что Бахус немного напрягся. Он вообще умеет как-то издалека оценивать возможную опасность. На этот раз его насторожила пьяная компания из четырех отморозков, шедшая навстречу. Они громко что-то орали, размахивали руками и периодически отхлебывали пиво из двухлитровых бутылей. Чтобы не пересекаться с пьяной компанией, Света решила отойти на соседнюю тропинку и отвернув в сторону они с Бахусом пытались отойти подальше. Правда Бахус не поворачивался к возможной опасности ни спиной, ни даже боком и все это время шел хоть и возле маминой ноги, но задом наперед, ни на секунду, не упуская дебоширов из вида.

А вот тут-то все и началось! Один из отморозков во всеуслышание заявил:

— Давайте-ка собаку травить! Сейчас я ей покажу! И хозяйку сейчас жизни поучим!

Света от услышанного просто опешила и остановилась, повернувшись лицом к этому идиоту.

— Мужчина, не надо к нам подходить, Вы же не бессмертный, а если вы попытаетесь на нас напасть, то пес будет меня защищать, и я его на поводке не удержу!

Бахус уже стоял на слегка припав к земле на полусогнутых лапах, готовый к абсолютно любому развитию событий. Его шерсть на холке и вдоль хребта встала дыбом, клыки сверкали грозным оскалом, а из груди вырывался тихий, но хорошо слышимый басовитый рык. Вид разъяренного Корсо обычно останавливает даже самого отбитого придурка, но, похоже, в этот раз Бахусу попался полный идиот. Перехватив пластиковую (!!!) двухлитровую бутылку за горлышко, он, с недвусмысленными намерениями, пошел на Бахуса.

— Ну, я Вас предупреждала! — сказала Света и предусмотрительно отпустила поводок. Бахус, обычно бегающий на прогулке в манере «Бабушкин козлик», то есть, высоко подкидывая зад и подпрыгивая всеми четырьмя лапами, в этот раз метнулся на нападавшего с быстротой молнии, стелясь возле самой земли. Пьяный идиот попытался ударить летевшего на него пса ногой, но Бахус на весьма технично перехватил его ногу. Окрестности огласил визг отморозка, переходящего с какого-то бабского (да простят меня дамы), в поросячий. Трое друзей смелого, но глупого воина, тут же испарились, разроняв по земле всю свою выпивку. Схваченный за ногу отморозок пытался отмахиваться своей пивной тарой и даже попал несколько раз по Бахусу, но тот только усилил хватку. Визг перешел в ультразвук, а отморозок собрался принять горизонтальное положение.

Понятно, что упавшему хулигану, если тот не перестанет буянить (а он явно не собирался прекращать дебош и продолжал активно махать бутылкой), Бахус может причинить массу неприятностей. Поэтому Света, как можно быстрее, отозвала пса и взяв его поводок, отошла в сторону. К месту происшествия уже бежали полицейские, на глазах которых этот пьяный идиот и решил напасть на женщину с Кане Корсо!

Вишенкой на торте было то, что пока полиция вязала это скулящее, визжащее придурошное существо, оно пыталось отмудохать полицейских бутылкой, которую так и не выпустило из рук. Кстати его компаньоны тоже недалеко убежали и были уже задержаны нарядом полиции. А пока там шли суровые мужские разборки алкашей с полицейскими, жена моя (надо сказать, все-таки находящаяся в шоковом состоянии от всего произошедшего), тихонечко пошла с Бахусом домой.

Это уже дома Света дала волю своим эмоциям, ее пробило на слезы и нервную дрожь. Но главное, что, как истинная собачница, она тут же выпалила изначально ошарашившую меня фразу про то, что Бахуса били бутылкой. Похоже именно это она переживала сильнее всего! Не то, что сама могла бы весьма неслабо пострадать (ведь хрен их знает, этих упившихся подонков, что там в их гнилых черепушках творится), а то что ее песика стукнули! Кстати, по ее словам, как только они отошли и нападавший на них отморозок скрылся из вида, Бахус сразу стал себя вести абсолютно спокойно, как будто ничего не случилось. А придя домой он совсем не чувствовал себя героем, хотя мои хвалебные слова в его адрес и были ему явно приятны, и он с удовольствием подставлял мне пузико для почесушек и лежал, улыбаясь и наслаждаясь жизнью.

Вот такая история про смелую женщину, верного пса и ушибленных жизнью отморозков сегодня случилась у нас.

Разговор с собакой

Разговариваете ли вы со своими собаками? Не в том смысле, чтобы команды голосом подавать, а вот прям в режиме диалога?

На мой взгляд, у каждого собачника нет никаких сомнений в том, что их питомцы разговаривают с ними, хоть и не словами, но вполне себе понятным языком мимики, пантомимы, взглядов, жестов, а порой и при помощи какой-то ментальной связи.

Но некоторые люди не понимают (или не хотят понимать), этот язык и продолжают упорно твердить, что собака — «бессловесное существо, которое все понимает, но сказать не может». Мне жалко этих несчастных, они напоминают гаишника из старого анекдота, который штрафует всех водителей за «нечитаемые» номера, только потому, что сам не умеет читать.

Такие люди очень удивляются, встретив человека, который общается с собакой, словами, отличающимися от: «Сидеть!», «Лежать!», «Ко мне!» и тому подобных общепонятных команд.

Например, идем мы с Бахусом по лесной аллее, гуляем, играем, общаемся, радуемся жизни. Бахусу очень нравится, что из-за наступившего похолодания папа одел перчатки. Бахус любит развлекаться, сдергивая эти самые перчатки с папиных рук в процессе игры. Уцепится ювелирно за кончик перчатки, как-то умудряясь не задеть пальцы, да и сдернет одним рывком. А потом скачет вокруг с перчаткой в зубах, хвастается, гляди, мол, какой я ловкий. Радуется, как дурачишка малолетний. Только надоело мне каждую минуту перчатки обратно одевать, я и говорю Бахусу:

— «Хватит дурить уже, мы же с тобой договаривались, что не играем с одеждой и амуницией».

— «А зачем ты тогда перчатки одеваешь? Разве не для игры?» — деланно удивляется Бахус мне в ответ.

— «Нет, не для игры. Одеваю, чтобы руки не мерзли. И не надо мне тут дурня включать, мы эти вопросы с тобой уже не один раз обсуждали!»

Пока Бахус, потупив взгляд, упорно делает вид, что ему напрочь отшибло память и ни о каких наших договоренностях на данную тему ему неизвестно, к нашему разговору подключается старушка, сидящая на лавочке, мимо которой мы в этот момент проходили:

— «Вот, чего творится! Уже с собаками люди говорят! Будто больше поговорить не с кем! Да ладно бы еще собака умная была, овчарка там, какая-нибудь!»

Бахус тоскливо посмотрел мне в глаза — «Ну вот, опять обзываются! То собакой-убийцей меня называли, то кричали, будто я детей пачками жру! И вот вам — теперь я еще и глупый! Дожили! Неприятно, знаете ли!» — в его взгляде явно читалась обида.

Этого я вытерпеть уже не мог и, нарушая свое правило не вступать в полемику с неадекватами, спросил словоохотливую старушку — «А почему вы считаете, что эта собака не так умна, как овчарка?»

— «Так видно же, такая сожрет и глазом не моргнет! Её ведь не прокормишь, чего с ней разговаривать, она, небось, только и думает, что о жратве!»

— «Да что вы! Это специальная порода, которую вывели в Италии, как охранника и компаньона, то есть именно для общения со своим хозяином. Ест она не так уж много, а вот ума и такта у нее побольше, чем у некоторых старушек, сидящих на лавочках.»

Уходя от склочной старухи, которая так и осталась сидеть с открытым ртом, я грустно сказал Бахусу:

— «Неприлично я себя повел. Некрасиво очень. Нельзя таким образом с людьми разговаривать.»

— «Брось» — ответил мне Бахус — «Ты правильно поступил, ты меня защищал, я ведь не могу ей сам ответить, она меня не понимает. Ну не кусать же мне ее, в самом деле! Ты все хорошо сделал, мы же семья, поэтому я защищаю тебя, а ты меня, так и должно быть, по-другому нельзя. Не переживай, я тебя люблю!»

— «А я тебя, мой замечательный пес!»

— «Скажи, что я хороший мальчик, мне очень нравится, когда ты так говоришь!»

— «Ты самый хороший мальчик! Пойдем дальше гулять!»

И мы пошли, дальше, гулять, играть, общаться и радоваться жизни. Потому что только те, кто понимает друг друга, знают, что такое счастье!

Забота

У людей с годами портится характер, они становятся придирчивыми, привередливыми, порой начинают брюзжать, но так, как-то беззлобно, по-стариковски… Ну как у людей… У меня характер портится…

Утешаю себя тем, что я же всё-таки человек. Обычный человек со своими недостатками. Но вот когда капризным и брюзгливым, кроме тебя, становится еще и твой пес, это вообще край!

Не знаю, то ли возраст у Бахуса подошел, а может быть он просто избаловался. Хотя, чего это «может быть»? Избаловал я его, знаю. А тут я ещё надолго выпал из активной жизни. Сердце моё опять болело и отказывалось работать, как положено, оно то начинало стучать со скоростью цокота копыт скаковой лошади, во весь опор мчащей по ипподрому, то замирало, будто ленивец, забывший куда он вообще лез. Из-за этого и давление скакало, словно цирковая мартышка-акробатка, поэтому в течении двух с половиной недель я оказался на жёстком постельном режиме. Но не суть, вообще пишу об этом только, чтобы обрисовать ситуацию. Главное, что зверями занималась моя жена и сыновья. А что это означает? Только одно — у собак наступили каникулы! Без строгого и требовательного папы, без занятий и четкого расписания.

Несмотря на то, что Бахус проявлял самую нежную заботу обо мне, он при этом весьма нудно ворчал, будто я «сначала не берегу себя, порой и таблетки забываю принять, из-за чего теперь валяюсь и отлыниваю от своей святой обязанности — ухаживать за своими собаками, гулять с ними, заниматься, а ему, как самому ответственному псу, приходится за мной ухаживать». Обычно всё это он бурчал, укладываясь рядом со мной на кровать и приваливаясь к моему боку с элегантностью бревна, падающего с лесовоза. Он всегда считал, что меня обязательно нужно греть своим собачьим теплом и что самое лучшее лекарство, это он сам, сопящий (а порой и храпящий) мне в ухо.

Пока я валялся в постели, Бахус, зная о том, что больным нужен покой, тщательно следил за соблюдением тишины. Стоило только Нестору и Нефертити начать играть и тихонечко ласково урча, аккуратно и нежно покусывать друг друга, как Бахус ураганом врывался в их компанию, разгоняя этот несанкционированный митинг. При этом он, что есть сил, орал на них:

— Вы что, не видите, что папа болеет? Вы знаете, что ему нужен покой? Ну ка немедленно разошлись и сели по разным углам!

После этого, он вновь забирался на кровать ко мне, уже оглохшему от его лая и тыкаясь мордой в мое лицо, заглядывал в глаза, будто задавая вопрос:

— Ты чего не спишь? Спи, я всех разогнал, теперь тебе никто не помешает.

После чего подсовывал нос под мою руку и ловким движением забрасывал ее себе на голову.

— Гладь меня, я же хороший мальчик, видишь, как о тебе забочусь! Да, и ушки не забудь почесать!

Бахус тщательно следил за тем, чтобы папа вовремя принимал лекарства, а ещё за тем, чтобы папа не переедал. Для этого верный пёс стоял прямо возле подноса с папиной едой и провожал осуждающим взглядом каждую ложку, каждый кусочек пищи. При такой моральной поддержке папа просто вынужден был отдавать часть своей пищи Бахусу, который был очень доволен, потому что осложнения от переедания папе не грозили. Пёс съедал все, до чего мог дотянуться, но все равно продолжал бурчать:

— Вот когда ты жрешь, что попало, нипочём не выздоровеешь — говорил он — Я про это по себе знаю, иной раз бывало обожрусь… — Бахус понял, что сболтнул лишнего и поспешил сменить тему- ладно, это всё не важно. Ты, главное, меня слушай тогда все будет хорошо! Тогда и я буду сытый, и ты здоровый! Вот как мне непросто приходится. Ох и тяжкая же мне доля досталась!

Пёс наиграно тяжело вздыхал и тщательно вылизывал папину тарелку.

Как только я смог вставать, без риска, что сердце выскочит у меня через уши и отдельно от меня ускачет куда-то вдаль и голова не взорвется от запредельного давления, как перекачанный воздушный шарик, я тут же собрался выйти на прогулку с собаками и в качестве спутника выбрал, естественно, Бахуса. Пёс долго испытующе смотрел на то, как я одеваюсь, после чего подошёл ко мне и заявил:

— Ты вообще уверен в себе? Не получится так, что мне придётся тебя потом домой вести? Мне лично не хотелось бы так неудачно прогуляться. Может я все-таки с мамой пойду, она мне мячик покидает, ты же знаешь, как я люблю мячики!

— Давай-ка, не гунди мне тут. — ответил я — Собирайся и пошли без разговоров, мне и так тяжело, а я ещё тебя должен уговаривать. Кроме того, ты прекрасно знаешь, что с болезнью надо бороться и если есть хоть капля сил, то нечего разлёживаться, иначе можно вообще никогда не встать. Между прочим, ты сам меня упрекал, что я не ухаживаю за вами, не гуляю.

Бахус ехидно усмехнулся и пробурчал про себя:

— Ну давай, попробуем пройтись, мой дорогой борец с болезнью!

Он аккуратно подставил голову, послушно одел ошейник и неторопливо вышел за дверь.

Во время прогулки он не шёл обнюхивать «собачьи письма», его не интересовали собаки, прогуливающиеся неподалеку, он был сосредоточен на одном — он оберегал папу.

Когда я не заметил, что навстречу нам идет огромный маламут, Бахус сам спокойно остановился, а потом и вовсе отвёл меня в сторонку от тропинки, чтобы не столкнуться с собакой, которую он терпеть не мог и никогда раньше не упускал возможность всячески заявить об этом, и уж точно никогда не избегал встречи, наоборот тянул к ней, грозным рыком заявляя: «Сейчас я тебя порву!» Но не в этот раз. Сейчас Бахус выгуливал папу.

К сожалению такое счастье для меня длилось недолго. Стоило мне через пару дней чуточку оклематься (а надо заметить, что Бахус очень тонко чувствует моё состояние), как его поведение вернулось в старое русло. Началось все утром, когда я уже оделся и стоял с ошейником в руках.

— Идем гулять, Бася. — говорю я ему.

— Да я и с мамой могу выйти. — отвечает он, глядя на меня глазами какающего лемура.

— Ты не офигел часом? Я стою, жду его, мама вообще не собиралась выходить на прогулку, а он тут уже все за всех решил! Ну ка быстро встал и пошёл на выход! — я уже был вынужден повысить голос.

Бахус уныло поплелся за мной. Уже на улице спрашиваю этого засранца:

— Что это было? Ты раньше никогда не отказывался идти со мной гулять. Что изменилось?

— Ну пап, понимаешь, я сейчас, когда с тобой иду, только за тобой и слежу. А с мамой можно в мячик поиграть. Мы его там на дереве прячем, когда уходим, а на следующей прогулке достаём! Пойдём за мячиком, а?!

— Чего сразу не сказал, паразит, а нервы мне трепал. Знал бы я раньше, я бы с собой мячик захватил, его мама вчера домой принесла.

Бахус недоверчиво посмотрел на меня:

— Пойдём проверим?

Мы пошли к заветному дереву, где в развилке ветвей, обычно прятали мячик. Бахус встал на задние лапы, тщательнейшим образом проверил все дерево. Потом также тщательно изучил землю под деревом. Мяча нигде не было. Он разочарованно посмотрел на меня.

— А чего ты смотришь, я же тебе сказал, что мяч дома.

— Ну я думал… — грустно проскулил он — Я думал, что вдруг он здесь…

Голос пса задрожал, а в глазах качнулась солёной слезой вселенская грусть. У меня, при виде такого несчастного и трогательного пса, что-то сочувственно сжалось в груди.

— Не переживай, родной. Пойдём в лес, я тебе палочку покидаю, поиграем в перетяжки? Пойдём, мой хороший?

В глазах Бахуса загорелся лучик надежды.

— А у тебя есть силы со мной играть?

— Конечно, родной. Ты же знаешь, если я стою на ногах, значит я сделаю всё, чтобы мой мальчик не грустил. Айда, искать палочку.

И мы пошли в лес, нашли там палочку, долго играли, а Бахус даже выпросил у меня разрешения забрать эту палочку домой. Он всю дорогу гордо и бережно нёс ее, как величайшую драгоценность.

А я с благодарностью и любовью смотрел на него и мне было тепло на душе просто от того, что он у меня есть — пёс, который хоть и брюзжит, и капризничает, но при этом изо всех своих собачьих сил заботится обо мне и даже готов жизнь свою за меня отдать, если потребуется. Для меня величайшей драгоценностью был он сам.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.