Ridero

Повороты судьбы и произвол

1905—1927 годы


автор книги

ISBN 978-5-4490-5968-0

О книге

«Повороты судьбы и произвол» — книга воспоминаний Григория Григорова, ровесника XX столетия. Тяжелейшие испытания выпали на его долю. Он принадлежал к категории людей, более всего ценивших свободу личности. А его судьба сложилась так, что за долгую жизнь он только трижды, на очень короткое время ощущал себя полностью свободным: в 1919 году — при неожиданном освобождении из камеры смертников, в 1930 году — при досрочном освобождении из сибирской ссылки и в 1953 году — во время массового бунта заключенных в Норильских концлагерях. Такие ощущения были связаны отчасти с характером и мировосприятием Григория Григорова, но в основном с беспредельным произволом и дикостью, царившими в стране.

Об авторе

Григорий Григоров

Родился в деревне Стародуб Черниговской губернии в 1900 году. В 11 лет он закончил еврейскую школу (на уровне пяти лет гимназии), а лет в 14—15 он познакомился с ребятами-гимназистами и занялся самообразованием. В шестнадцать лет он уже читал Гете и Цезаря в оригинале. В годы гражданской войны принимал участие в боях на Украине, вступил в РКП (б). Освобожден из плена армией батьки Махно. Подвергался арестам и ссылкам. Участник Великой Отечественной войны, провёл 2,5 года в финском плену. После войны вновь подвергся репрессиям, до 1955 года находился в заключении в лагерях. Затем жил под надзором МГБ. В 1965 году был реабилитирован. В 1989 переехал в Израиль.

Димитрий Фруктенштейн

Никак не могу вспомнить, кто сказал, что фантастика делится на две части: либо обычный человек в необычных обстоятельствах, либо необычный человек в обычных обстоятельствах. Воспоминания Григория Григорова не подходят под эту классификацию. Это история необычного человека в необычных обстоятельствах. Может быть, поэтому она производит впечатление вдвойне фантастическое. Под необычными обстоятельствами я имею в виду самый необычный период российской истории, первую треть двадцатого века. А вот почему человек он необычный, нужно рассказать поподробнее. Григорий Исаевич Григоров родился в небольшом городишке на Украине в 1900 году, в семье бедного портного. В 11 лет он закончил еврейскую школу (на уровне пяти лет гимназии), а лет в 14—15 он познакомился с ребятами-гимназистами и занялся самообразованием. В шестнадцать лет он уже читал Гете и Цезаря в оригинале (да, сын портного в царской России). В это же время его начала интересовать политика. Отчасти благодаря происхождению, отчасти из-за влияния друзей его больше привлекали большевики. В семнадцатом году он вступил в партию, в восемнадцатом воевал в ЧОНе, а в девятнадцатом его забросили на территорию, бывшую под контролем белых. Там он работал в подполье, был арестован, но освобожден занявшими город махновцами. С тех пор он с уважением относился к анархистам. Вообще-то, о гражданской войне Григоров пишет очень скупо, подробно рассказывая только о своей подпольной работе в тылу. В двадцатом году он уже не хочет воевать, но мечтает об учебе и отправляется в Москву, где поступает сначала на рабфак МГУ, а потом на философское отделение Института Красной Профессуры. Изучением философии он не ограничивался. По его словам, он слушал лекции профессора Карузина по анатомии, Реформатского по химии, Лазарева по физике, Кизеветтера по истории (Кизеветтера потом выслали на том самом «философском пароходе», что приобретает символический смысл сейчас, когда на Дальнем Востоке плавает научно-исследовательское судно «Профессор Кизеветтер»), Богданова (да, того самого) по политкэкономии. Богданова он вообще хорошо знал, бывал у него дома, как и у Тимирязева. Полный текст по ссылке ниже http://prochital.blogspot.co.il/2011/01/1905-1927.html

0 ответов
Шимон Фильцер
5

Когда я читал эту книгу, которую написал несомненно неординарный человек, меня постояно мучал один и тот же вопрос. Зачем он бился и страдал всю жизнь? Одно решение, один поворот, когда в самом начале книги, друг автора уезжает в Палестину, а он остается в России. Вот оно, точка невозврата. Один выбрал служение своему народу и выбрал жизнь, автор пошел за призначной идеей, которая принесла ему полный набор страданий. Сегодня, когда все потомки автора живут в Израиле, его выбор тогда, кажется просто глобальной судьбоносной ошибкой, за которую оплачемо по самому высокому счету. Как то так.

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Шимон Фильцер
Шимон, одно замечание - нас, его потомков бы не было, каких ты знаешь:-) Были бы другие)))
Ольга Зицер
5

Я прочитала книгу с огромным интересом. Книга на самом деле очень глубокая, написана очень искренне человеком, который вызывает у меня не просто симпатию, а восхищение. Автор - очень мужественный, честный, порядочный человек. С него хочется брать пример. Очень во многом. Прожив очень нелегкую жизнь, он не сломался, он все выдержал, ни на кого не донес и ничего не подписывал. Он много знал, но не останавливался в своем познании жизни. Его описания людей, с которыми сводила его жизнь - потрясающе глубокие и очень образные. Я очень много читала воспоминаний людей, прошедших через сталинские лагеря, ездила на Соловки. Мне кажется, что эта книга помогает нам понять то время, о котором пишет автор, но самое главное - помогает нам жить так, чтобы это никогда не повторялось. С огромным уважением и благодарностью автору и его семье. Ольга Зицер.

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Ольга Зицер
Спасибо!
Юлия Ильяев

Отзыв Евгения Балашова, издавшего второй том воспоминаний в Питере. Спасибо, Евгений! Повороты судьбы и произвол. Трилогия длиною в жизнь. История советской страны через биографию одного человека. Значительную часть этой истории можно охарактеризовать одним словом - ПРОИЗВОЛ. Такую характеристику дал сам автор, человек, который ее создавал, боролся за нее и пострадал за нее же. Человек, искренне верящий, что дело, которому он служит, принесет благо народам земли. Пройдя через все испытания, он понял, что благое дело нельзя поручать людям, порочным в духе своем. Все ценности преходящи. В руках сильных мира сего остается лишь произвол, во власти которого мы пребываем и поныне. Меж диктатурой и олигархией промелькнул краткий период демократии, который дал народу возможность оценить свое место в истории. Именно на этот период пришелся всплеск свободы слова. Произведение Григория Григорова оказалось на гребне той волны. Увы, ветер стих, установился штиль равнодушия и сытого довольства. Я надеюсь, что книга Григорова найдет своего читателя среди тех, кому не по душе пустое прозябание в иллюзорном мире благополучия. В мире, где по прежнему царит ПРОИЗВОЛ.

Guest
5

Друзья! Очень рад, что появилась возможность написать отзыв на эту прекрасную книгу! Действительно замечательная трилогия, написанная от первого лица. Читается легко! На одном дыхании. Невозможно оторваться. Очень рекомендую всем, интересующимся историей, прочесть это произведение. А ещё предлагаю создать дискуссионный клуб по этоой теме и всем прочитавшим книгу высказать свои мысли, ощущения, переживания о прочитанном. С ув. Клебанов.

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Guest
Спасибо!
Guest
5

Всегда мучал меня один вопрос, каким образом столько хороших людей примкнули к революции, как конкретно это происходило, почему некоторые продолжали верить в идеалы, а некоторые разочаровывались, становились жертвами или врагами. Книга Григорова в этом плане - потрясающий документ, правдивый, честный, подробный, очень интересный. Для меня ценность этой книги заключается именно не в художественности, а в точном, честном описании времени, осмыслении и понимании этого времени , причем не в тридцатые - пятидесятые, а уже в двадцатые годы. Потрясает судьба этого человека, его сила духа, ум, интуиция, порядочность. Счастье, что Григорий Григоров , пройдя все круги ада, не сломался, выжил и написал такую книгу.

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Guest
Спасибо!
Guest

Прекрасная книга. Исключительный человек, поразительная судьба, уникальные встречи. Рекомендую всем, интересующимся историей российского революционного движения первой четверти ХХ века, Гражданской войны (равно как и советско-финской войной - это, правда, из второго тома, к данному изданию отношения не имеющего), а также историей оппозиции 20-х гг. в СССР и Гулагом. Я горд тем, что в своё время, некоторым образом, приложил руку к переизданию в России мемуаров этого человека, чей труд незаменим для историков, советологов и славистов. Михаил Гончарок

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Guest
спасибо!
Александр Кузнецов
5

Выдающиеся воспоминания, полные огромного опыта исторического и личного существования, написанные с прекрасной точностью и любовью к людям. История в них проходит потоком личностного переживания, что делает книгу совершенно бесценной. А. Иличевский

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Александр Кузнецов
спасибо!
Guest
5

Когда я читал первый том Воспоминаний Г. Григорова, я вдруг почувствовал исчезновение неизбежной дистанции между авторским и моим Я. Гргоров говорит от моего имени. Говорит страстно, искренне, ища истину. Это достигается, конечно, блистательным владением русским словом. Но главное - глубоким созвучием его исканий и умонастроений вектору развития нашей исторической эпохи. доктор философских наук С.Н. Корсаков

автор книги
Юлия Ильяев ответил(а) на отзыв Guest
Спасибо, Сергей, за ваш отзыв:-)
Юлия Ильяев
5

Письмо Леонида Карпова, сына Ады Львовны Войталовской, адресованное сыну Григория Григорова, Виссариону. Дорогой Висса! Пишу врукопашную, живым словом, т.к. ни интернет, ни машинка, ни компьютер не могут передать того тепла, которое я несу всей твоей семье за создание книг Григория Исаевича и того богатства, что получаю от чтения этих двух книг со словом «судьба», как и в книгах моей мамы Ады Львовны Войталовской. Таких книг нет, не было и вряд ли они будут, а для меня имеют особое значение, так как это часть нашей жизни, часть и нашей судьбы. Я очень странно читаю эти две книги: то пролистываю, бегу вперед, выбираю важные для меня «куски», то возвращаюсь назад и повторяю прочитанное. Для меня здесь важно абсолютно все, и не хочется ничего пропустить, а вспоминать, что было со всеми нами. Я поражаюсь Григорию Исаевичу, его памяти, прожитой жизни, калейдоскопу встреченных в жизни людей и событий как жизненных, так и партийных. По-существу это энциклопедия партийной жизни, библиография людей и событий. Все это – огромная работа и богатство памяти. Эта книга – какая-то часть моих мыслей, дум и анализа произошедшего по пути всей нашей жизни. Мы были свидетелями богатейшего, великого поколения, которого тогда еще не могли полностью оценить, и только потом спохватились, что не задали миллионы вопросов, не спросили, не записали, не поняли. Григорий Исаевич частично сделал это, но мои родители и родные молчали, тем самым спасая нас, детей, ради которых они жили, ради которых боролись за жизнь, ради которых хотели сохранить только в памяти, и ни в коем случае на бумаге, события своей жизни и тем более те мысли и думы, которые их одолевали. Мы же многое запомнили, многое поняли, но опять-таки не сохранили для будущих поколений. Не уверен, но хочется дуать, что в нашей истории еще наступит время, когда книги Григория Исаевича еще будут на вес золота, и придет их время. Поражаюсь стилю и языку этих книг так же, как стилю и языку моей мамы. Папа мой тоже мог бы многое вспомнить и написать, но он опасался за меня и Валю, да и всех родных и близких, вспоминая, как мы спасали рукопись моей мамы, меняя ее адреса хранения. Такие были времена, а какие они сейчас, трудно сказать. Я еще буду по многу раз листать книги Григория Исаеича, т.к. это часть и моей жизни,сопоставляя имена и судьбы многих знакомых моих родителей, некоторые из которых часто бывали у нас дома, а часть имен всегда были у нас, детей, на слуху. Среди них упоминаемые Григорием Исаевичем друзья моих родителей: Мария Адамовна Шлыкова, ее дочь Ира, Оля Танхилевич, Саша Гиршберг, Мария Михайловна Иоффе и многие другие. Помню, как возражала Мария Михайловна, когда я пытался заснять всех гостей родителей на киноаппарат, часть кадров осталась, хотя это был узкопленочник «Кварц», не то, что теперешние камеры. Теперь современные камеры есть, а поколения, что нам так дорого и так загадочно, нет. Я преклоняюсь перед поколением наших родителей, перед их умами, знаниями, умением все видеть и понимать, перед их жизнелюбием, волевыми качествами и многим, многим большим и светлым.

Благодарности

Оргомную работу по подготовке книги сделали мои родители — Стелла и Виссарион Григоровы. Виссарион — сын автора, Григория Григорова. В начале это было более 3 тысяч напечатанных на машинке листочков. Моя мама в течение нескольких лет вносила этот текст в комьютер, благодаря чему и появилась возможнсть напечатать книгу. Еще один человек, с которого началась книга — Шуламит Шалит, израильская журналистка, автор цикла передач на радио о знаменитых евреях, автор книги «На круги своя». Родители позвонили ей и рассказали о воспоминаниях деда. Она заинтересовалась, началась совместная довольно долгая работа, результатом которой стала передача о воспоминаниях. Текст Шуламит Шалит можно почитать по ссылке ниже http://berkovich-zametki.com/2010/Starina/Nomer4/Shalit1.php
Благодарность этому юниту выражает автор Благодарность этому юниту выражает автор

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно