электронная
Бесплатно
печатная A5
370
16+
Потерянные поколения

Бесплатный фрагмент - Потерянные поколения

История детских и молодежных организаций СССР

Объем:
258 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-8083-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 370
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Береги честь смолоду

Введение

Атрибутом гражданского общества выступают организации граждан. Но в неразвитых, протогражданских обществах функция организации граждан принадлежит не им самим, а верховной институционализированной структуре, которой выступает государство. Такая организация носит весьма специфические черты и оказывает как позитивное, так и негативное влияние на развитие социальных отношений. Характерным примером такой организации граждан выступает система организации тоталитарных и авторитарных режимов, которая носит мобилизационные черты. И здесь интересен опыт отечественных организаций возникших под влиянием советского государства и коммунистической партии. Но если коммунистическая партия была специфическим органом управления, то вторичные организации, в первую очередь молодежные, комсомол и пионерия показывают особенности механизма организации населения авторитарного государства с целью его политической социализации в угодном для правящего режима русле. Влияние этого процесса Россия испытывает до сих пор, и будет испытывать еще длительное время. Поэтому проблема развития молодежных и юношеских организаций в СССР 1918—1991 годах является одной из наиболее актуальных и спорных в отечественной истории новейшего времени. Достижения молодежных движений в Советском Союзе весьма противоречивы — с одной стороны это высокий уровень организации и проведения досуга молодежи, большие достижения юношеского молодежного спорта, с другой подавление свободомыслия, догматизация общения молодежи. Все это говорит о сложности изучения истории молодежных и юношеских организациях СССР 1920—1991годах.

Именно поэтому представляется актуальным рассмотреть в исследовании историю молодежных и юношеских организаций СССР 1920—1991годах, оценить достоинства и недостатки молодежных организаций в СССР.

Важность исследования данной проблемы возрастает, если учесть то, что в современной России продолжается поиск оптимальных моделей и систем работы с молодежью, а роль и значение системной и методической социализации подрастающего поколения в современном мире постоянно возрастает.

1. Вечно молодые: российские организации скаутов

1.1. Формирование скаутских организаций

Зарю ХХ века Россия встретила в состоянии капиталистической трансформации. Российская монархия сосуществовала с обществом, развивавшимся по западноевропейскому пути, но сохранявшего серьезные сословные пережитки. Новейшие тенденции соседствовали с институтами средневековья. Такое положение оказывало влияние на российскую молодежь. Как наиболее гибкая, восприимчивая к переменам молодежь была авангардом социального развития.

Оценивая институционализацию молодежи необходимо отметить то, что до Манифеста 1905 года никаких легальных молодежных организаций в России быть не могло. Даже участие в небольшом кружке, члены которого изучали биологию, экономику или историю могло быть чревато для молодых людей. Отчисление из учебного заведения, ссылка, а то и тюрьма были наказанием за участие в молодежной организации. Манифест 1905 года, разрешивший общественные и политические движения, позволил молодежи начать процесс самоорганизации.

В это время существовало три тенденции в молодежном движении совпадавших социальной структурой российского общества. Первая была связана с отпрысками аристократических и дворянских семей. Эти семьи ориентировались на классическое воспитание детей, домашнее воспитание, обучение верховой езде, фехтованию, иначе говоря, всему тому, что считалось необходимым для молодого дворянина.

Вторая тенденция была связана с юношами из семей представителей промышленного и торгового капитала, квалифицированных рабочих. Уровень развития экономики России в это время уже привел к формированию достаточно значительной прослойки торговцев, промышленников, врачей, педагогов, чиновников, квалифицированных рабочих, приказчиков (составляла 3—5 процентов населения Российской империи). Эти люди имели экономические возможности, что дать образование своим детям, но они были скованы сословными пережитками и не могли претендовать быть принятыми в высшем свете, быть членами клубов верховой езды, яхт-клубов, различных элитных обществ [9, C. 19].

Русское купечество и промышленники ориентировались на иные ценности, чем дворянство и аристократия. Проявлялось и в организации досуга. Так, в противовес аристократическим конным бегам, велосипедным гонкам, российские предприниматели завезли в России популярные в Великобритании бокс и футбол, устраивали соревнования по классической борьбе, лыжным гонкам и бегу на коньках.

Так же молодые люди из этой социальной группы не имели экономических возможностей получить образование равноценное образованию элиты, они не моги на таком же уровне организовать свой досуг, но в тоже время они не были связаны сословными нормами и представлениями, что позволяло им выбирать формы организации свободного времени.

Третья тенденция была связана с институционализацией молодежи рабочего класса и крестьянства, составлявших подавляющее большинство российской молодежи. В этом направлении все было достаточно просто — большая часть молодых людей, детей рабочих и крестьян не имела ни времени, но средств для досуга. Для этой группы была характерна ранняя алкоголизация, ране начало трудовой жизни. Но незначительная часть городской молодежи из рабочих включалась в политическую борьбу. Она вела агитацию, участвовала в стачках, забастовках и террористических актах.

Все эти тенденции имели право на существование, но логика исторического развития должна была сохранить наиболее адекватную для исторического пути России.

Сначала рассмотрим организации аристократической и дворянской молодежи. Как ни странно их фактически не существовало. Связано это было с тем, что ее было сравнительно мало, а карьера и жизнь были предопределены от рождения. Рамки, которые ставило общество перед молодыми аристократами и дворянами были очень сильны. Сначала следовало домашнее воспитание, потом классическое образование — гимназия или лицей, а потом обучение в военном или гражданском учебном заведении. В начале ХХ века организация учебного процесса в России была такова, что фактически не оставляла свободного времени учащимся и студентам. Более того, золотая молодежь была вязана участием в различных общественных мероприятиях своего круга — балах, приемах, посещении родственников и т. д.

Правда, некоторые неформальные организации, подражавшие английским организациями выпускников элитных учебных заведений существовали, но широкого распространения эта форма самоорганизации молодежи в России не получила. Здесь необходимо отметить и то, что созданию молодежных организаций российской элиты препятствовал прямой запреет военным и гражданским служащим императорской России состоять в политических партиях, а фактически интересоваться политикой и выражать собственное мнение по политическим проблемам, которые считались прерогативой государя императора. Когда, после Февральской революции, это запрет был отменен, времени на организацию у молодежи элиты, выжившей в Первой мировой войне не осталось — началась гражданская война.

Значительно большие возможности для самоорганизации были у молодых людей, детей нарожавшего среднего класса. Средний класс в любой стране имеет определенные институциональные черты. Эти черты проявлялись в формировавшемся среднем классе Российской империи. Конечно, на него оказывало влияние длительное политическое бесправие, а так же возможность реализации экономических прав, которая возникла только после судебной реформы 1864 года. Однако, интересы среднего класса в отношении своих отпрысков были очевидны. Детей хотели видеть образованными, достаточно грамотными для карьеры, которая часто продолжала карьеру родителя, а так же физически здоровыми, не пьющими. Такую возможность предоставляли военизированные молодежные организации скаутов.

Скаутские организации в России возникли в тоже время, что и в Западной Европе и США. В начале ХХ века европейские страны и США были охвачены широким молодежным движением, котрое было добровольным и ориентировалось на широкие слои молодежи.

Возникновение скаутских организаций связано с несколькими внешнеполитическими событиями, среди которых можно выделить операции колониальных войск против восставших народов и англо-бурскую войну. Общим для них было то, что они показали чрезвычайно низкий уровень физической подготовки молодых офицеров, происходивших из высших и средних слоев общества. Оказалось, что среднестатистический английский офицер плохо стреляет, быстро устает даже во время езды на лошади, не умеет ориентироваться на местности, не знает как развести костер и т. д. Это было следствием воспитания в закрытых военных школах, где учили общеобразовательным предметам, шагистике и выездке в манеже, а не тому, что было необходимо в реальной боевой обстановке.

Оценив масштабы проблемы в Великобритании США стали создавать организации, целью которых стала допризывная подготовка подрастающего поколения. Эта подготовка должна была, в форме игры и неурочных занятий, обучить мальчиков ориентации на местности, маскировке, скрытному передвижению на местности, дать представление о жизни в условиях различных типов ландшафтов. Так же молодые люди должны были получить физическую подготовку. Идеалом выступало то, чтобы молодежь была готова к несению воинской службы до поступления в военные образовательные учреждения.

С социально-политической точки зрения скаутские организации Европы и США ориентировались на формальную неполитизированность, деятельность вне идеологий. Однако, главная идея, тем не менее, сохранялась — патриотизм, служба государства, охрана существующего политического строя. Иначе говоря, скаутские организации были военизированными организациями право-консервативного толка.

Роберт Стивенсон Смит Баден-Пауэлл создатель движения скаутов

Скауты объединяли молодежь аристократии и среднего класса, фактически имущих слоев населения. В этом можно заметить противовес основной массе рабочих, крестьян и фермеров. В рамках активной трансформации капиталистического общества и урбанизации такое положение было нормальным.

Российское скаутское движение возникло на тех же мотивах, что в Великобритании, США и континентальной Европе. В ходе англо-бурской войны российские военные бойко указывали на недостатки подготовки английской армии, слабость ее офицерского состава, его низкий уровень подготовки. Но русско-японская война 1904—1905 годов показала, что русская армия обладает всеми недостатками армии Великобритании, с тем лишь отличием, что англичане свою войну с бурами смогли выиграть. Русские офицеры в войне с Японией так же показали себя слабыми физически, не способными ориентироваться на местности, искать броды и переправы, организовать добычу дров и розжиг костров. Офицеры не могли маскировать свои подразделения на местности, не знали приемов снижения шума солдат во время движения, не умели вести разведку на местности.

Иначе говоря, подготовка русского офицерского корпуса к боевым действиям на местности была на очень низком уровне. И этому невозможно удивляться. Русскую пехоту так же тренировали к действиям на полосе препятствий в полевом летнем лагере, а физическая подготовка офицеров ограничивалась добровольными упражнениями в фехтовании, стрельбе и верховой езде.

Изменить такое положение дел взялись российские офицеры. Пример был — английские и американские скауты.

В России первый скаутский отряд появился в 1909 году в Царском Селе, и был организован офицером — капитаном первого лейб-гвардии стрелкового полка его Величества Олегом Ивановичем Пантюховым, который увлёкся книжкой Баден-Пауэлла «Юный разведчик», изданной в России незадолго до этого в 1908 по желанию Николая II. Император хотел изданием этой книги помочь «потешным», считая их русским вариантом бой-скаутов [72, C. 54].

«Потешными» в то время в России считались организации молодежи целью которых были реконструкция форм и действий войсковых частей различных исторических эпох. Их невозможно считать скаутами, они, по современной трактовке, относятся к историческим реконструкторам. Но «потешные» пользовались благосклонностью последнего российского императора, который и сам любил разнообразные костюмированные действия, устраивал балы и приемы, на которые гости являлись в одеяниях стилизованных под наряды времени царя Алексея Михайловича. Тем самым продолжалась линия возвращения к русским традициям, начатая покойным императором Александром III.

Николаю Александровичу казалось, что «потешные» и скауты это молодые люди, ставящие костюмированные действия, играющие в войну. Но это представление императора было совершенно неверным. Скауты были серьезной организаций дающей фундамент допризывной подготовки молодежи, которая в годы войны стала бы частью офицерского корпуса. Упустив суть скаутского движения, Николай II не содействовал развитию это важнейшего направления организации молодежи. Поэтому, скаутское движение в России развивалось, как и многие иные ценные новации, не благодаря, а вопреки позиции власти.

Скауты были добровольным объединением. В них никто не записывал явочным порядком, как жителя какого-либо района или квартала города, как было впоследствии с советскими пионерами. Скауты принимали в свои ряды только тех, кто желал учиться новому, кто хотел развиваться и получать новые навыки (к слову сказать, в мирной жизни фактически не применимые).

Возраст скаутов колебался от нижней планки в 8—12 лет до возраста в 18—20 лет. Очевидно, что интересы у этих групп были различны, как и основные мероприятия. Так скауты 8—12 лет учились ориентированию на местности, длительным пешим прогулкам, маскировке, ведению разведки, нахождению в лесу или поле ночь.

Скауты старших возрастов учились плавать, переправляться через реки и озера, разжигать костры, подавать световые и дымовые сигналы. В программу российских скаутов входило обучению стрельбе из пехотного оружия (как правило, это были револьверы и винтовки).

Участие в организации скаутов требовало определенной финансовой состоятельности родителей скаутов. В советской историографии скауты считались «сынками буржуазии», но это было не так, ведь чтобы приобрести для ребенка специальную форму скаута, оплатить его пребывание в лагере скаутов были необходимы сравнительно небольшие средства. Поэтому в организации скаутов вступали дети квалифицированных рабочих, мелкой буржуазии, иначе говоря, среднего класса.

Скауты были организациями детей из крупных городов, в уездных городах иногда появлялись небольшие скаутские отряды, но они существовали сравнительно мало — дети вырастали и начинали учиться в университетах или училищах, а преемственность в небольших уездных городах обеспечить было невозможно.

В России отряды скаутов практически сразу стали именовать дружинами, что отдавало дань воинской традиции российского государства и истории России.

Название дружина отчасти относило скаутов к «потешным», но реалии деятельности скаутов низвергают это впечатление. Хотя скауты первоначально создавались офицерами, достаточно быстро общественные активисты перехватили инициативу у армии. Первые настоящие руководители скаутов — скаутмастера были выходцами из среды разночинцев, а не из военной среды. Объясняется это просто — российские армейские офицеры совершенно были не готовы к работе с детьми и подростками, они могли командовать солдатами, а не учить юношей. Ограниченность кругозора, отсутствие педагогических знаний и навыков, узкоклассовое воспитание и специфическое военное образование не позволяли русским офицерам быть эффективными наставниками юношества.

Скауты были объединениями равны, в них руководители играли роль старшего товарища, а не командира. В этом было принципиальное отличие от военной организации русской армии, да и любой армии того времени. Поэтому необходимо еще раз акцентировать внимание на то, что скауты были военизированной, а не военной организацией. К слову российская императорская армия совершенно безразлично отнеслась к появлению скаутов. Русские генералы считали, что офицеры получают достаточную военную и физическую подготовку в военных училищах и кадетских корпусах, а будущая война будет скоротечной и не потребует привлечения всяких там разночинцев научившихся плавать, бегать и раздувать костры в скаутских дружинах. Первая мировая война показа ошибочность подобных представлений, что впоследствии будет учтено новой — уже советской властью.

В отсутствии необходимой государственной поддержке, при цензуре в газетах, невозможности вести легальную пропаганду скаутского движения, оно, тем не менее, развивалось.

Так, в 1912 году в Петербурге проведен смотр нескольким тысячам «потешных» и скаутов со всей России. В параде принимали участие скауты дружины О. И. Пантюхова (одного из идеологов скаутского движения в России) из Царского села. Тем самым было дано неформальное разрешение на создание и деятельность скаутских отрядов, но они были значительно ограничены рамками военных игр.

О. И. Пантюхов один из создателей российского скаутинга

В том же, 1912 году летом в Лахте (теперь Финляндия) был проведен первый русский скаутский лагерь для петербургских скаутов под руководством В.Г.Янчевацкого [90, C. 11].

Финляндия была неспроста выбрана местом проведения сборов скаутов. Будучи самостоятельной и живущей по собственным, отличным от законов остальной России, законам, Финляндия позволила провести военизированные игры, а не театрализованные мероприятия. Но в Финляндию смогло приехать лишь незначительное число российских скаутов. Абсолютное большинство скаутов действовали полулегально, хотя преследованию и не подвергались, так как политической агитации и пропаганды не вели. Сложность полулегального существования, не разрешенной, но и не запрещенной организации была в том, что скауты не могли официально арендовать тир, манеж, гимнастический зал, родители не могли на формальных основаниях отпросить детей с занятий в учебных заведениях (одновременное отсутствие на занятиях значительного числа детей, могло быть подозрительным и потребовать вмешательства администрации учебного заведения) и пр. не менее значимо было и то, что неформальная организация не могла проводить сбор средств, издавать собственные печатные издания (не могли даже напечатать в типографиях программу скаутских сборов, инструкции и т.д.).

В этих условиях скаутское движение, тем не менее, расширялось, а его активисты не оставляли попыток легализовать его. Однако, российская власть не спешила разрешить скаутское движение. Основной причиной этого было то, что российским чиновникам было совершенно непонятно назначение этой организации. Существовали и опасения того, что скауты станут военизированными отрядами во время восстаний. В общем власти не понимали ни социальной, ни институциональной природы скаутского движения. В попытке ограничить все, что возможно скаутов не разрешали легализовать.

1914 году правительство и не разрешило создание Всероссийского союза скаутов, оно все же утвердило Устав общества «Русский скаут». Тем самым возможности для широкого распространения скаутского движения были уничтожены.

Это было странно, учитывая, что к скаутскому движению достаточно благосклонно относился император Николай Александрович, который сам любил пешие прогулки, игры на свежем воздухе и походы. Тем не менее, неформальные общества скаутов существовали, активно действовали и официальная власть этому никак не препятствовала.

Общество скаутов объединяло взрослых, желавших помочь работе скаутских отрядов (единой организации русских скаутов так и не было создано в России) членов скаутских дружин.

Марш российских скаутов

1914 году началась Первая мировая война. Начало войны было связано с общественным подъемом. Первоначально казалось, что война будет скоротечно и, безусловно, победоносной. Подрастающее поколение активно откликнулось на начало войны. Российское скаутское движение стало шириться и расти, юные разведчики помогали армии, собирали подарки для солдат, встречали поезда с раненными и сопровождали их в госпитали и больницы, помогали беженцам. В качестве добровольных помощников скауты активно использовались летом 1914 года, потом активность скаутов стала снижаться. Одновременно, активная патриотическая позиция скаутов позволила лидерам скаутского движения сделать очередную попытку легализации движения.

В это время скаутские организации России насчитывали от 15 до 20 тысяч человек, объединенных в дружины.

1915 году В. А. Попов, начальник I Московской дружины скаутов, он же редактор журнала «Вокруг света», при ближайшем участии О.И.Пантюхова основал при редакции журнала «Музей по скаутизму», один из первых скаутских музеев в мире [39, C. 56].

Это был значительный шаг в создании скаутской традиции в России, наличие действующего музея позволяло проводить агитацию скаутского движения и претендовать на получение правовой субъектности.

1916 году Общество «Русский скаут» с 25 по 30 декабря 1915 года (по старому стилю) провело в Петрограде Первый съезд по скаутизму. Это был решительный успех руководителей скаутского движения. Провести такой съезд в условиях воюющей страны и цензуры в газетах стоило очень дорого. Важную роль в разрешении этого съезда сыграла бескомпромиссная патриотическая позиция скаутов, которая показала власти их полезность. Более того, в 1915 году российскому истеблишменту стало понятно, что война будет долгой и требует концентрации сил всего государства. В рамках этого единения были предприняты и значительные шаги по координации действий власти и общества. Так, были созданы военно-промышленные комитеты, которые организовали производство военной продукции, а так же вели оборонческую пропаганду среди рабочих. В рамках этой политики легализация скаутского движения была закономерным шагом власти.

К этому времени в России в 24 городах уже велась целенаправленная скаутская работа, значительным было число скаутских дружин. Но на Первом съезде были представлены только 4 «скаутских организации»: Петроград, Царское Село, Москва и Киев. Тем самым власть не смогла полностью преодолеть страх перед неформальными общественными организациями. Поэтому, было принято компромиссное решение — съезд скаутов был разрешен, но на нем были представлены выборные от контролируемых скаутских организаций. Власть не только опасалась скаутов, но и стремилась взять это движение под контроль.

Первый съезд должен был решить принципиальные вопросы развития скаутского движения, необходимо было определить идеологию и генеральные линии деятельности движения.

На этом съезде были приняты тексты 10 законов скаутского торжественного обещания и утверждены заповеди скаута. Обсуждался и вопрос названий организации: «юный разведчик», «скаут» и было решено, что можно пользоваться и одним и другим названием, по усмотрению конкретной дружины [91, C. 42].

Один из принципов скаутского метода — жизнь на основе обещания и скаутских законов. Каждый человек, вступая в скауты, дает обещание.

Основа обещания — 3 принципа, на которых строился скаутинг:

Долг перед Богом

Долг перед Родиной и окружающими

Долг перед Собой

Скаутское обещание было сформулированно так: «Честным словом обещаю, что буду исполнять свой долг перед Богом и Родиной, помогать ближним и жить по законам Скаутов».

Законы скаутов:

Скаут верен Богу, предан Родине, родителям и начальникам.

Скаут честен и правдив.

Скаут помогает ближним.

Скаут друг всем и брат всякому другому Скауту.

Скаут исполняет приказания родителей и начальников.

Скаут вежлив и услужлив.

Скаут друг животных и природы.

Скаут бережлив и уважает чужую собственность.

Скаут чист в мыслях, словах, делах, телом и душой.

Скаут трудолюбив и настойчив.

Скаут весел и никогда не падает духом.

Скаут скромен [9, C. 17].

«Будь готов оказать помощь слабому». Российская открытка. 1915 год

Принципиальный недостатком Первого съезда скаутов стало то, что он не был представительным, хотя власть фактически признала скаутское движение, но она не решилась на разрешение всероссийской организации. Поэтому на съезде были утверждены лишь рамки и основные принципы скаутизма. На съезде не ставился, а потому и не был решен вопрос о финансировании организации, создании системы членских взносов, создании печатного органа скаутской организации, рекомендованного списка книг по скаутизму, унификации программ обучения и подготовки скаутов и пр. тем не менее Первый съезд дал импульс развитию скаутского движения.

В 1915—1917 годах шел бурный рост скаутинга в России. Если в начале 1915 года работа велась в 24 городах, то к концу 1916 года скауты уже действовали в 143 городах при общем числе около 50000 гайдов и скаутов.

Рост числа скаутов потребовал решение организационных вопросов. Именно поэтому в 1917 году Общество «Русский скаут» провело с 28 декабря 1916 по 3 января 1917 (по старому стилю) в Петрограде Второй съезд по скаутизму в России. Вместо 10 законов были приняты 12, выработанные русскими руководителями и было решено, что скаутмастер это звание, а не должность, как считалось в Англии. Но реальных организационных решений на съезде принято не было.

В России популяризация скаутских игр и быта в лесу связана с именем секретаря общества «Русский скаут» (1914—1917), Жуковым И. Н. ему удалось в условиях войны и военной цензуры не только сохранить костяк организации, но и существенно расширить организацию. В условиях Первой мировой войны многие молодые люди стремились получить военную допризывную подготовку, что способствовало росту организации (в первую очередь ее низовых структур).

Именно в таком виде организация скаутов вступила в период политической смуты и дестабилизации России.

Необходимо отметить характерные организационные черты скаутской системы императорской России.

Скаутское движение было добровольным движением молодежи, которое самоорганизовывалось для проведения походов, военных игр.

Характерно то, что скаутская организация всегда носила военизированный характер, чем скауты всегда отличались от советских пионеров. Главной целью скаутов были различные военные игры — ориентированные на местности, обучение стрельбе, борьбе, модному в начале ХХ века боксу. Особое место зимой занимали лыжные гонки и катание на коньках.

До 1917 года обладание огнестрельным оружием было населением не запрещено, поэтому существовало множество стрельбищ и тиров, в которых скауты учились стрелять. После Первой мировой и Гражданской войны СССР был насыщен стрелковым оружие, хотя владение им было запрещено в декабре 1917 года. Тем не менее, скауты сохранили некоторое количество оружия и учились стрелять и в 1920-х годах.

Итак, главными направлениями деятельности скаутов было воспитание навыков жизни на природе, некоторые навыки носили откровенно военный характер, но главным считалась закалка воли и тела в экстремальных условиях.

Для скаутских организаций было характерно наличие отдельных отрядов, их численность была от нескольких человек до трех десятков. Как правило, каждый отряд имел свое название, связанное с городом, где он был создан или типом его деятельности [10, C. 17]. Так же часто скауты имели эмблему — животное или символ города (в этом можно четко усмотреть англо-саксонское влияние, в России того времени было принято соотносить название организаций с личностью шефов, меценатов или организаторов).

Скауты имели свою форму. В основу ее были положены военные костюмы начала ХХ века. Цвет формы скаутов был защитный — зеленый, серый. Часто скауты имели не брюки, а короткие брюки — бриджи, так как большая часть деятельности скаутов происходила летом. Брюки заправлялись в гетры, в качестве обуви использовались ботинки, прочная и крепкая обувь для походов.

Форма и атрибутика скаутов

Важным элементом формы был галстук — как правило, зеленый или синий. Галстук представлял собой треугольный кусок тонкого шелка, он имел практическую значимость, он защищал шею ребенка до жесткого воротника формы. Галстук был частью элемента формы землепроходцев Северной Америки. Но со временем галстук стал играть отличительную роль, его стали повязывать не на голую шею, а на рубашку.

Кроме этого скауты носили разнообразные рубашки, легкие куртки, но погоде могли использоваться плащи. Учитывая то, что форму скаутам приобретали родители, то финансовая нагрузка на родителей скаутов была не малая, а ведь им было необходимо так же оплачивать и походы, приобретать билеты на транспорт, продовольствие, платить членские взносы и т. д.

Скаутская эмблема — трёхлепестковая лилия. Лилия стала символом Скаунтинга с момента его зарождения. Сейчас она используется 16 миллионами скаутов во многих странах мира. Три конца лилии представляют три элемента скаутской клятвы: долг перед собой, перед ближними, перед Богом. На лилиях многих русских скаутских организаций изображён Святой Георгий. Он является покровителем русских скаутов.

Скаутские эмблемы разных организаций могут существенно отличаться. Но все они имеют обязательный элемент — трёхлепестковую лилию.

Скауты во всем мире пожимали руки левой, а не правой рукой, что является знаком особой дружбы и веры. Объясняется это тем, что основатель скаутского движения Роберт Баден-Пауэлл во время военной службы в Африке позаимствовал этот обычай у африканских племен. Во время приветствия копье, которое держали в правой руке, втыкали в землю, а щит перекладывали из левой руки в правую, показывая таким образом, что ты доверяешь человеку, с которым ты здороваешься.

Важным элементом символики скаутов, перешедшей в советскую пионерию, был костер. Костер символизировал как жизнь разведчика, так и его миссию в жизни. Разрывом с российской воинской традицией можно считать отсутствие праздников дружин, на манер полковых праздников в армии. В гражданской структуре они были лишними.

Оценивая деятельность скаутов в период императорской России необходимо отметить то, что потенциал скаутов был раскрыт в совершенно незначительной степени. Связано это было с косностью мышления императорского правительства и полного не понимания необходимости сотрудничества с обществом. Император и его окружение исходили из того, что все его поданные по определению патриоты послушные воле правителя земли Русской. Даже Первая русская революция не внесла прагматизма в мышление российского истеблишмента, который продолжал воспринимать страну крестьянской, монархической и православной. В этих условиях любая форма самоорганизации общества воспринималась негативно. Действительно, зачем воспитывать патриотизм, если каждый поданный законопослушен с рождения, только потому, что рожден в Российской империи: а вот попытка создания организации по всей стране, да еще военизированной, тратящей время не на балы и банкеты, а на хождение по лесам было подозрительно. Так же была подозрительна любая общественная активность. То, что русский генералитет не рассмотрел в скаутской организации платформу для создания системы допризывной подготовки в этом нет ничего удивительно. В конце концов, российские военные в значительной степени отставали от военных новаций. Но то, что российская элита не увидела в скаутских организациях реального и эффективного противовеса леворадикальным и революционным группировка это более чем удивительно. Безусловно, скауты были правоконсервативной организацией, но не монархической по духу. Созданные как один из институтов оформлявшегося гражданского общества они ориентировались на общегражданские ценности, своей социальной группы — среднего класса. Вряд ли скаутские организации стали бы защитниками монархии, которая существовала в России в достаточно архаической форме (речь скорее о восприятии монархии, хотя июльская монархия и была фактически ограниченной, но инерция мышления и косное политическое сознание элиты, все еще мыслило ее как абсолютную). Скауты были продуктом буржуазной среды и порождением среднего класса. Именно в такой форме они были созданы в Великобритании и США и в такой форме пришли в Россию. Если бы не политическая близорукость российского правительства, то скауты могли бы не только стать всероссийской молодежной организацией, но и стать противовесом левым пропагандистам и радикалам.

Фактическое разрешение деятельности скаутов было связано с началом затяжной Первой мировой войны. Характерно, что в начале войны правительство благосклонно приняло помощь скаутских организаций, сколько бы незначительной она не была. В с 1915 года началось заигрывание власти и общества, в первую очередь его промышленных кругов. Необходимость развертывания широкомасштабного военного производства требовало не несколько казенных заводов, а проявления частной инициативы. Именно поэтому возникла такая форма государственно-общественного сотрудничества как военно-промышленные комитеты. А в условиях налаживания контактов с промышленниками и рабочими, было бы странно ограничивать их детей в военных играх и занятиях. Это привело к послаблению в отношении скаутских организаций. Развитие скаутских организаций в 1916 году можно объяснить только нарастанием общей децентрализации власти в стране. В этих условиях начинали рассветать регионалисткие настроения, на местах власть смотрела на общественную активность сквозь пальцы, ведь главным была социальная стабильность и снабжение фронта. Однако, остается открытым вопрос о судьбе скаутских организаций в случае победоносного завершения Первой мировой войны для России. Скорее всего, после этого на волне победоносных настроений гайки были ли бы опять закручены, а скауты может и не запрещены, но ограничены так, же как они были ограничены до 1914 года.

На примере взаимодействия со скаутскими организациями, очевидно, то, насколько отстраненной от реальных социальных процессов и нужд была монархическая власть, насколько она не ориентировалась в тенденциях развития общества, не могла определить союзников и партнеров во внутри политической борьбе. Итог этого был закономерен — падение монархии, быстрое и окончательное.

Февральская революция привела к освобождению российского общества от уз средневековий монархии и избавлением от множества сословных и феодальных революций. Скаутские организации не стали исключением. Благодаря отмене регулирования общественных организаций и цензуры скаутские организации продолжили рост и развитие. Наверное, 1917 год был, наиболее, удачным в истории скаутских организаций, они не только получили возможность свободного развития, пропаганды, организации походов и военных игр, но и получили социальную и политическую субъектность. Но счастливое время быстро прошло и скаутов ожидало столкновение с большевистской властью, властью идеологизированной, репрессивной и активной. Причем инициатива этого столкновения исходила именно от большевиков.

Послефевральский период характеризуется резкой политизацией и поляризацией общества: создаются советы различных уровней, формируются политические организации по идейному и профессиональному признаку, происходит сегментация русского общества.

Летом 1917 года в России стала нарастать политическая нестабильность. Этим воспользовались крайне правые и крайне левые движения, решившие взять власть в свои руки. Первыми выступили правые и проиграли — мятеж генерала Корнилова был подавлен. Большевики укрепились и, опираясь на Красную гвардию (рабочие отряды), матросов Балтийского флота и отдельные к ним войсковые части организовали вооруженное восстание. 24 октября началось вооружённое восстание в Петрограде. Свержение власти Временного правительства прошло фактически бескровно, но приход большевиков к власти спровоцировал начало гражданской войны в России.

Приход к власти большевиков не означал прекращения политических и социальных процессов запущенных Февральской революцией: поляризация сил только возросла и гражданская война стала неизбежной.

После Октябрьского переворота 1917 года русское общество оказалось еще более расколото. Павда, оставались надежды на гражданский мир, который мог бы наступить, если бы было созвано и действовало Учредительное собрание. Но наиболее активные части общества не имели иллюзий на мирный выход из кризиса: большевики и эсеры укрепляют свои вооруженные отряды, на Дону формируется Добровольческая армия — главная антибольшевистская сила, вооруженные отряды возникают на национальных окраинах, губерниях и уездах.

Новые социально-экономические условия, возникшие после Октябрьского переворота, заставили скаутов меняться. В условиях гражданской войны, красного террора, централизованной концентрации ресурсов и разрухи направление существования скаутских организаций изменилось. Большевики не оказывали никакой помощи скаутам, более того практически сразу в идеологическом плане большевики стали воспринимать скаутов как классовых противников. Но некоторое время непосредственного воздействия большевистской на скаутов не было.

Экономический упадок сделал невозможным продолжение военных игр скаутов. Численность скаутов так же сократилась. Красный террор, принудительная мобилизация трудовых ресурсов практически исключали организацию военизированных занятий скаутов. Но в тоже время, ухудшение условий существования организации своеобразным образом очистило скаутские организации, в них остались наиболее стойкие и преданные идеям скаутингу. Именно эти скаутмастера модернизировали скаутинг, пытаясь его максимально приспособить к новым условиям.

В первые годы советской власти по содержанию деятельности в отечественном скаутинге появилось несколько направлений:

— первое — традиционное, с получением трудовых навыков, сдачей на разряды, дисциплиной. Эти скауты принципиально не занимались политикой, не примыкали ни к одной молодежной организации. Таким, к примеру, был отряд В. Попова в Москве. Основой оставались идеи В. Попова и строгое выполнение всех скаутских законов в классическом ключе, организация должна была остаться объединением молодежи добровольным и военизированным;

— второе — Объединения Лесных братьев, соединив­ших последователей следопытов леса, описанных Сетоном-Томпсоном в книге «Берестяной свиток». Подобные группы были характерны для Петрограда, Казани и других городов. Такие группы отличались от группы Попова тем, что они часто носили откровенно закрытый и даже сектантский характер. Новацией этого направления было введение конспирации, что было необходимо в условиях красного и белого террора, однако конспирация способствовала созданию тайны, вокруг скаутских организаций, ужесточению отбора в ряды. Но был и существенный недостаток — конспирация привлекала внимание спецслужб — ВЧК, а впоследствии ОГПУ;

— третье — юкизм;

— четвертое — освобожденный скаутинг. Освобождение понималось как полный отказ от буржуазных элементов. Обоснованием последнего направления занимался И. Жуков — Старший друг скаутов РСФСР и ДВР (Дальневосточ­ной республики). Жуков призывал создать Всемирное рыцарство и Трудовое братство скаутов на базе труда, игры, любви друг к другу и всему миру. Он искренне верил, что скаутинг может быть освобожден от буржуазных тенденций. Жуков искал новые формы социального воспитания ребят. Он разработал скорее фантастический, чем практический проект создания штатной должности Робинзона Крузо и его друга Пятницы при Народном комиссариате просвещения РСФСР. По его мысли, во главе органов образования должны стоять люди, близкие духовному миру школьников. Эмоционально влиять на ребят может лишь знакомый им персонаж типа Робинзона, Капитана Гранта [90, C. 26]. Не смотря на всю фантастичность идей И. Жукова, именно это направление могло существовать в условиях большевистского режима. Жуков правильно понял основное стремление большевиков — полный контроль политической и идеологической сферы, поэтому полный отказ от политики, демонстративный разрыв с ней мог позволить скаутам сохраниться. Идея должности Робинзона Крузо, безусловно, карнавальной, демонстративно шутовской, должна была показать руководству советского государства и скаутам полный отказ от политической субъектности.

Естественно, что поддержку этот проект не получил. Большевики не желали терпеть скаутинг в любых проявлениях, тем более ввести карнавальную должность в вертикаль советской власти. Но именно Жуков выступал горячим сторонником сотрудничества с комсомолом, что вызвало негативную оценку его деятельности у многих, особенно зарубежных скаутмастеров [33, C. 26].

Но Жуков был реалистом, на период формирования комсомола, скат-мастера могли бы передать знания о работе с юношеством комсомольцам, но при этом сохранить некую автономию в рамках молодежных организаций СССР. Более того, кардинально изменилась социально-экономическая система. На смену рыночной экономики императорской России пришла централизованная распределительная экономика. Поэтому вместо среднего класса появилась прослойка служащих, которые не обладали необходимыми ресурсами для организации скаутских занятий. К тому же в результате гражданской войны произошло обнищание населения, котрое физически не могло обеспечить самофинансирующиеся скаутские организации.

В этих условиях контакт с комсомолом, обладающим государственной политической и экономической поддержкой был необходим скаутам. Только государственная поддержка могла сохранить скаутское движение в СССР. Провал идей Жукова означал то, что скауты вычеркнуты из социально-экономического и политического поля СССР. Дальнейшая судьба скаутов была предопределена и очевидна, рано или поздно скауты будут уничтожены репрессивными органами советской властью.

Между тем та часть скаутов, которая отказалась сотрудничать с советской властью стала стремительно маргинализироваться. Не имея никакой экономической базы, в условиях постоянного и нарастающего давления советских репрессивных органов, а так же падения численно скаутов у скаутмастеров не было иного выбора, как остаться примером стойкости и мужества. Как сказал на допросе в ОГПУ один из скаутмастеров А. Потапов: «Я хочу остаться примером честного скаута для будущих поколений разведчиков». Такая стойкость стоила А. Потапову 8 лет воспитательного дома (тюрьмы), после чего его следы теряются.

Уже к 1922—1924 годам основная масса скаутских организаций самоупразнилась. Часть скаутов банально выросло и стало работать, служить в советских организациях, другая часть перешла в комсомол и только незначительная часть скаутов все еще пыталась сохранить свои организации. Эти организации были, как правило, законспирированы, военные игры организовывались как пикники или празднование дней рождения членов организации (фактически как в начале ХХ века, только с возможными более серьезными последствиями для участников).

В это время все сложнее для городской молодежи и юношества, а именно они были костяком скаутских организаций, все сложнее и сложнее было избегать вступления в комсомол и пионерию. А совместить членство в скаутах и пионерии и комсомоле было фактически невозможно, именно поэтому скаутские организации к середине 1920-х годов сжимаются., становятся меньше, но сплоченнее. Одновременно резко возрастает средний возраст скаутов, так новых членов в организацию приходит все меньше и меньше.

Некоторое оживление скаутских организаций происходило в годы НЭПа, когда в СССР появилась частная торговля и даже частное мелкое производство. Но появление весьма незначительного сегмента частного капитала в городах не могло кардинально изменить характер советской экономики (как, ни странно НЭП был ориентирован на сглаживание конфликта советской власти и деревни, а основная масса населения СССР — порядка 70 процентов проживала именно в деревнях).

НЭП дал возможность лишь нормализовать жизнь, когда продажа старого пальто на рынке или самодельного табурета не становилась поводом для возбуждения уголовного дела по статье спекуляция, но было бы опрометчиво думать, что НЭП был временем ослабления политической и репрессивной удавки советского государства. Наоборот, большевики прекрасно помнили слова В. И. Ленина, что «НЭП всерьез, надолго, но не навсегда». Именно с этих позиций воспринимались частные торговцы и промышленники — нэпманы. А вот в политическом плане гнет советской власти даже усилился. Связано это было с тем, что значительная часть рядовых членов ВКП (б) считала, что НЭП предательством идеалов революции, подобные настроения подогревались разрывом в уровне доходов нэпманов и советских служащих и рабочих, а так же более высоким уровнем жизни и бытовой культуры нэпманов. В этих условиях советская власть е могла показать слабину и тем более допустить существование политических и идеологических альтернатив. Поэтому расцвет НЭП совпадает с усилением давления репрессивных органов СССР на скаутские организации.

В середине 1920-х годов на основе скаутских организаций действительно возникли, а вернее переродились из скаутских несколько антисоветских молодежных организаций.

Эти организации имели четкую внутреннюю структуру, строгую дисциплину, соблюдали конспирацию. Но одновременно со стройной административной системой внутри организации не было единого политического направления. Среди скаутов 1920-х существовали два крупных крыла (фракции): «1-я Московская независимая команда скаутов» (1-я МНСК) была почти сплошь анархистской и имела связи в руководящих кругах анархических федераций (по большей части к 1925 году анархисты тоже ушли в подполье).

«Опытно-показательный скаут-отряд» поначалу склонялся к идеологии правых эсеров и «Чёрных волков» (протофашистское течение), а к 1925 году твёрдо встал на позиции итальянского фашизма. Оба направления разделились и по заграничному кураторству. 1-я МНСК имела связи с Англией и США, а «Опытно-показательный скаут-отряд» — с Германией (в частности, его, курировал из Берлина известный белогвардеец Свежевский, убежденный фашист).

Обособленно в организации стояли две группировки (существенно уступавшие в численности первым двум) — «Союз мыслящей молодёжи» (СММ) и «Патруль-скаут — мастера Угрюмовой». СММ заявлял, что всё будущее принадлежит интеллигенции, которую он рассматривал как «класс», и ставил своей целью борьбу за передачу этому «классу» государственной власти. Также своим союзником он видел мелкую буржуазию. «Патруль-скаут — мастера Угрюмовой» не ставил перед собой политических задач, и вёл борьбу в мистическом и религиозном направлении, занимаясь пропагандой мистицизма. Тем не менее, оба этих отряда проводили деятельность в контакте с АРГО [91, C. 42].

Численно этих организаций была незначительная — они объединяли дюжину — две скаутов старшего возраста. Приток молодежи уже прекратился, как в силу появления комсомола и пионерии, так и из-за страха скаутов перед провокаторами спецслужб. Так же организации не расширялись, они фактически закапсулировались и надеялись продержаться до конца советской власти, который из середины 1920-х годов им казался очень близким.

Организацией московских скаутов тайно издавалось несколько журналов, статьи в которых были резко антисоветскими, и предназначались для старших ровер-скаутов и имели директивный характер (фактически это были не журналы, а сборники внутриорганизационных инструкций, распространять такие журналы среди советской молодежи было невозможно). Организация также снабжалась заграничной литературой через сына литовского посла в Москве Георгия Балтрушайтиса. Через него шло общение с шефом скаутов всего мира английским генералом Робертом Баден Пауэлем. Также поддерживались связи с видным монархистом, генералом Пантюховым, проживавшим в Нью-Йорке [85, C. 53].

Как бы ни строга была конспирация скаутских организаций, но советские спецслужбы проникали в них. Хотя в советской пропаганде середины 1920-х годов изображалось активное и успешное строительство коммунизма в отдельно взятой стране, но реальность была куда суровее. Советская власть в это время реально опасалась интервенции и возобновления гражданской войны. В СССР существовало белогвардейское и антисоветское подполье, котрое имело связи с белой эмиграцией, как политической, так и военной. Поэтому борьба с внутренним врагом была одним из приоритетов советского государства в этот период. Характерно, то, что скаутские и антисоветские молодежные организации высмеивались в большевистской пропаганде, чего стоят молодые люди из тайного союза «Меча и Орала» описанного в «Золотом теленке», но в действительности ОГПУ вела с таким организациями постоянную и целенаправленную борьбу. К середине 1920-х годов в СССР созрели условия для окончательного разгрома скаутских организаций, как бы малочисленны они не были. Этот разгром был проведен советскими спецслужбами методично и решительно, все те, кто играл сколь заметную роль в скаутских структурах, была арестованы и судимы. Для многих первый арест и первый срок стали началом беспрерывной череды посадок и ссылок, завершившихся на лагерном кладбище.

1.2. Разгром организации российских скаутов в конце 1920-х годов

История борьбы советской власти со скаутскими организациями началась с момента укрепления советской власти и создания карательного механизма. Как только у советского государства появился репрессивный аппарат, он был немедленно пущен в ход.

Скауты первый раз были распущенны по решению 2-го Всероссийского съезда РКСМ в октябре 1919 года. Однако, запрещены были прежние скаутские организации, а не скауты вообще. Можно сказать, что скаутские организации созданные в императорской России запрещались, но запрета на само понятие скаутинг еще не было, скорее всего, большевики в 1919 до этого просто не додумались или посчитали, что одного запрета организаций будет достаточно, чтобы скауты разбежались по домам. Но идеи скаутинга достаточно прочно укрепились в России, и искоренить их оказалось не так и легко.

Скаутские организации как неформальные объединения постоянно исчезали и возрождались в течение 1920-х годов.

Причины роспуска русского скаутинга были, не­сомненно, объективные и субъективные:

— в насквозь идеологизированном обществе не­возможно было оставаться политически нейтральным, более того идеология скаутского движения была патриотической по сути, а в советском государстве начала 1920-х годов она считала реакционной и враждебной, ведь впереди маячила идея мировой революции;

— скаутинг требовал выхода общественной энер­гии ребят. Система же оказания людям добрых услуг и совершения добрых дел становилась невозможной при работе организации практически в подполье и в условиях жесткой конспирации;

— соответственно, все это затрудняло приток свежих, новых сил в скаутские отряды;

— было создано и пионерское движение, всячески поддерживаемое властями;

— перестало работать Общество содействия, глав­ный скаут России О. И. Пантюхов оказался за грани­цей, а идеолог движения И. Жуков стал активно сотрудничать с комсомолом;

— тяжелый удар по организации нанесли откровенные политические и милицейские преследования [62, C. 54].

Советская власть стремилась зачистить политическое поле. На котором она мыслила только себя и никого больше. Иная организация, которая ведет целенаправленную работу, имеющая опыт полулегальной деятельности, тем боле военизированная не могла существовать в советском государстве по определению. Здесь необходимо отметить и то, что значительное число городской образованной молодежи поддержало белое движение и было настроено антибольшевистки, а именно это была та группа, из которой рекрутировались скауты.

Гражданская война вообще поделила стану на две категории — «свои» и «чужие». Все «свои» поддерживали советскую власть, а вот к «чужим» относились не только враги, но и сомневающиеся, нейтральные. Скауты были именно из этой категории нейтральных, но нейтрально — негативных к советской власти образца 1920-х. При этом надо отметить и то, что скауты сыграли определенную роль в Гражданской войне. На стороне белых в ней сражались отдельные гимназические, ученические и университетские отряды, члены которых получили свою военную подготовку в скаутских дружинах. Значительная часть скаутов негативно восприняла нововведения советской власти, упразднение традиционной военной формы, знаков различия и армейских званий, отказ от русской военной традиции, новации морали и права. Для многих молодых людей, которые состояли в скаутских дружинах военные традиции России имела исключительно важное значение, поэтому они заняли позицию противников советской власти. Но часть скаутов перешла на сторону советской власти, стала сотрудничать с ней в сфере создания комсомола, пионерской организации и даже в обучении новобранцев Красной Армии. Раскол скаутского движения сыграл крайне негативную роль в дальнейшей судьбе движения [80, C. 2].

Выше описывалась позиция занятая известным скаутмастером И. Жуковым, но и значительное число скаут — мастеров считало, что большевики рано или поздно вернуться к традиционным идеям, что с ними, возможно, не только сосуществовать, но и работать, вместе сохраняя, если не самостоятельность, то некую автономию. Это была наиболее серьезная ошибка тех, кто стал сотрудничать с большевиками.

Большевики не видели ничего кроме генеральной цели — создания всемирной коммунистической империи, как бы они ее не называли. В этом они не могли действовать в одиночку, у крошечной на начало 1917 года партии просто не было кадровых ресурсов. Поэтому большевик, с подачи циника и прагматика В. И. Ленина выбрали самую эффективную практику — сотрудничества со всеми кто был согласен сотрудничать с ними. Но в таком симбиозе главнее вовремя определить тот момент времени, когда надо кинуть попутчика, как называли таких временных союзников большевики. Если есть необходимость сотрудничать с левыми эсерами ради разгона Учредительного собрания — пожалуйста, но потом, через полгода, левые эсеры были разгромлены, если есть необходимость союза с региональными правительствами ради победы над белым — не проблема, но как только белые побеждены, то региональные правительства немедленно свергнуты местными большевиками при помощи Красной Армии, необходима помощь Махно при разгроме Врангеля — он союзник, но только на время уничтожения Врангеля. А потом Красная Армия громит махновцев, да так лихо, что Махно еле успевает сбежать в Румынию.

О каком симбиозе могла идти речь, если даже с родными братьями — меньшевиками большевики постоянно играли в кошки — мышки? Запрещала партию меньшевиков, разрешали, запрещали партию, но разрешали работать меньшевикам в органах советской власти, а потом изгоняли их оттуда. Все закончилось предсказуемо — в 1922 году партия меньшевиков была окончательно запрещена, а все меньшевики «вычищены» из системы советской власти. Могли ли быть у скаутов, какие — либор надежды на взаимодействие с такой властью?

Как ни странно они были. Что это было отчаяние, непонимание политической ситуации, нежелание или невозможность перестроиться в новые реалии сказать сложно. Наверно, для каждой скаутской дружины, каждого гайда, ситуация была своя.

Но результат был един для всех — разгром, запрещение деятельности, посадки руководителей, репрессии против рядовых членов, для которых участие в скаутах, в лучшем случае, было пятном биографии не повлекшим серьезных последствий, но часто дело оборачивалось куда серьезнее. Членов скаутских организаций могли не принять в комсомол или исключить из него во время очередной компании «чистки2 рядов от чужеродных элементов, а те кто удерживался были вынуждены все жизнь жить под страхом кары за свою скаутскую юность. Такова простая логика тоталитарного режима, легко и просто сформулированная великим пролетарским писателем Максимом Горьким — «Кто не за нас, тот против нас».

Тем не менее, в 1918 году ряд скаут — мастеров самостоятельно предложили свои услуги советской власти. Речь шла о подготовке подразделений Красной Армии, которые только формировались и для чего у большевиков не было ни кадров, ни материальной базы. А именно скауты обладали возможностями индивидуальной подготовки бойца высокого уровня. До призыва в Красную Армию бывших офицеров именно скауты были основными военными специалистами большевиков по подготовке военных кадров.

Правда, даже того скаутов большевики в армию не пустили. Но дали возможность организовать скаутские курсы при Всеобуче — организации первичной подготовки бойцов Красной Армии. В своей массе эти курсы вели бывшие рядовые или гражданские лица, которые могли продемонстрировать элементарные навыки владения винтовкой, хождения сроем. А вот скауты могли научить ориентированию на местности, ведению разведки, маскировке, организации засад. Это было именно то, что необходимо в реальной войне. Поэтому на протяжении всей гражданской войны скаут — мастера готовили бойцов Красной Армии и резервные подразделения. Однако, после окончания войны ситуация изменилась — скауты стали не нужны, но более того — опасны. Ведь оставить опытных в военном деле людей с не коммунистическими взглядами было опрометчиво. Поэтому большевики начали масштабную зачистку скаутских организаций.

Первоначально удар был нанесен по наиболее независимым скаутским дружинам и скаут — мастерам. И здесь сыграл свою роль раскол в скаутском движении. Те скауты, которые активно сотрудничали с большевиками не одобряли антисоветской позиции части скаутов, а скаутмастера оставшиеся нейтральными осуждали и первых и вторых, но в реальности не помогали никому.

Если бы скауты выступили единым фронтом, это не изменило ситуацию для движения в целом — оно все равно было бы разгромлено — силы были совершенно несопоставимы, но это могло бы изменить судьбу многих скаутов, дать им шанс на эмиграцию или на смену места жительства в СССР, изменения фамилии и т. д. Ничем иным защититься от масштабных репрессий которые только начинались было невозможно. А большевики постепенно и методично выбивали скаутмастеров, закрывали скаутские общества и дружины, терроризировали меценатов скаутов и рядовых членов дружин. Во многом это было связано с тем, что скаутские организации были оппозиционны советской власти. Значительное число скаутмастеров не поддержали установление советской власти и ее мероприятия в отношении молодежи.

Боле того, члены скаутских организаций вели активную борьбу против советской власти. Это было как в форме участия в военных формированиях Белого движения, в форме подпольной борьбы и пассивного сопротивления. Важно и то, что значительное число молодежи — участников Белого движения получило военную подготовку в скаутских отрядах, что вызывало крайне негативную реакцию органов советской власти [16, C. 30].

К середине 1920-х скауты обладали разветвлённой сетью по всему СССР, а также имели тесные связи с американским и английским скаутским движением. Внутри организации были две фракции — фашистская и анархистская. Неудивительно, что ОГПУ из всех оппозиционных движений взялся за них первым.

В то время определение фашистского режима не имело того чудовищного ореола, который имеет теперь, более того фашистская партия Италии, во многом была примером построения вертикали детских, юношеских и молодежных организаций. А советское государство активно сотрудничало с фашисткой Италией в разработке дирижаблей, боевых самолетов, СССР приобретал у Италии боевую технику. Поэтому воспринимать фашистское крыло скаутов как агентов Германии (НСДАП в это время была маргинальной партией, которая не оправилась после разгрома последовавшего за Пивным путчем, а приход ее к власти и установление тоталитарного режима и вовсе был из серии фантастики). Фашисты — скауты стремились адаптировать социальные идеи фашизма к реалиям советского государства, выстроить систему подготовки молодежи по итальянским методикам с опорой на помощь из-за границы. Но именно связи с русской эмиграцией и стали причиной разгрома фашистского крыла скаутов.

Скауты анархисты считали, что в условиях советского режима, который в 1920-е годы отрицал патриотические ценности, утверждал интернационализм не имеет никакого смысла вести пропаганду государственно-патриотических идей, которая была свойственна, раним скаутским организациям. Более того, были разрушения связи скаутов с армией, а военная подготовка молодежи целиком перешла под контроль комсомола и в этом никаких послаблений для скаутов быть не могло. Поэтому, анархисты предлагали акцентировать внимание на сохранение дружин, но целью сделать личностное развитие, занятия гимнастикой, игровыми видами спорта.

По социальному влиянию и фашисты, и анархисты были примерно на одном уровне, они могли влиять лишь на совершенно незначительный круг лиц, но фашистское крыло представляло первостепенную угрозу для советской власти из-за его контактов с зарубежьем.

Официально скаутское движение в стране было запрещено 12 ноября 1922 года. С того времени скауты перешли на нелегальное положение, и это ещё больше сплотило организацию. Только в одной Москве её численность с 1922-го по 1925 год возросла с 4 до 6 тысяч человек. Основу составляли молодые люди 15—25 лет, хотя постепенно стал нарастать крен в сторону скаутов старшего возраста [9, C. 32].

Во главе движения стал «Совет начальников отрядов», который являлся постоянным исполнительным органом. Периодически созывались и «съезды» «Совета инструкторов» и «Объединённых патрульных». На этих съездах решались методические проблемы подготовки скаутов и практические вопросы существования скаутских организаций.

Скауты создали свой подпольный клуб, театр и «курсы инструкторов», которые руководились дружиной скаутов АРГО, имевшей базу под Москвой, в Салтыковке. Там скауты жили большой коммуной [9, C. 47].

Самая драматическая страница в отношениях между скаутингом и РКСМ приходится, пожалуй, на зиму 1921—1922 годов. К этому времени уже трижды комсомол уничтожал централизованную скаутскую структуру. Сначала — «Общество содействия», затем — юков и, наконец, — скаутские группы при Всевобуче. Мас­сированная критика скаутизма сводилась к следую­щим положениям: скаутинг — буржуазная организация, проповедующая национальное единство, вместо классовой борьбы. Во время гражданской войны скауты выступали на стороне белогвардейцев. Флаг зеленого, а не красного цвета. Знак лилия — монархический символ династии Бурбонов. Само слово «скаут» — английское [90, C. 26].

При этом совершенно упускалось из виду, что для скаутов политика и политический строй — дело отцов, а сама организация — национальная, а не политическая. И хотя никаких постановлений прави­тельства о запрещении скаутинга не было (пионеры, и комсомол правительственными органами не являют­ся), начинаются гонения. Школы отказывают в по­мещении для скаутских сборов, с ребят-скаутов сры­вают символику, прорабатывают на собраниях.

В комсомольской и пионерской печати началась антискаутская пропаганда. Как всегда большевики не гнушались подтасовкой фактов, скауты в советской печати получили прозвище «голоногие» (за то, что летом носили бриджи) или «зеленоногие» (за то, что летом носили гетры зеленого цвета). Сейчас эти прозвища кажутся неприятными, оскорбительными и только, но тогда они несли куда более зловещий смысл. В нищей стране обвинение в то, что скаут носит летом бриджи было прямым указанием на его буржуазную сущность — ведь он имеет не только штаны, но и какие-то короткие штаны, а значит, зажрался и это в то время когда страна голодает и в ней не хватает даже бумаги и карандашей! Такие прозвища могли спровоцировать избиения скаутов, их унижения по месту жительства и учебы. Но советскую власть это совершенно не волновало — ведь цель всегда оправдывает средства, а скауты должны были быть уничтожены не только как организация, но и как название. А для такого советская власть никогда не жалела ни времени ни усилий. Во многие организации скаутов уже были внедрены «добровольные помощники комсомола и милиции», иначе говоря, провокаторы. Именно они сыграют важнейшую роль в разгроме скаутских дружин.

Показателен такой пример. 10 мая 1923 года скауты Москвы собрались в районе села Всехвятское на сбор. Неожиданно, но по точной наводке нагрянули работники милиции, сбор был признан незаконным. Скаутам было приказано разойтись, учебная литература была конфискована и открыто административное дело по факту незаконного собрания.

В связи с этим в журнале пионеров «Барабан» в феврале 1923 года появилась интересная заметка, озаглавлен­ная «Чудеса животного мира» [16, C. 30].

«В последнее время в Москве и ее окрестностях стало появляться на свет божий большое количество животных, относящихся к роду скаутов, семейству пресмыкающихся. Зоологическим отделом ОГПУ предпринята экскурсия по городу Москве и ее окрестностям для пополнения своих коллекций. Между прочим, редчайшие экземпляры указаны краснопресненскими ребятами. В добрый час!» [26, C. 27].

Вряд ли стоит это комментировать. Здесь все очевидно — и презрение к скаутам и открытый намек на доносительство, и поощрение этого доносительства, а так же действий сотрудников ОГПУ.

Подобные процессы проходили во всех городах, хотя дея­тельность групп скаутов не прекращалась. В Иркутске еще в октябре 1922 года проходил праздник скаутов на площади Третьего Интернационала с парадом и показом гимнастических упражнений. Этот праздник собрал значительное количество зрителей, позитивно освещался в местной прессе (правда, Иркутск был городом не большевиков, а эсеров, именно партия эсеров в годы гражданской войны была сильна в Иркутске).

С этого времени началась сначала пропагандистская травля скаутов, а потом и административное воздействие. Какое-то время советским гражданам объяснялась пагубность скаутского движения, ведь часть населения совершенно не понимала что плохого в мальчиках гуляющих и природе и разжигающих костры. Газет и листовки большевиков — объяснили чуждость скаутизма, а на собрания комсомольцев и пионеров повестка дня партии ориентированная на уничтожение скаутинга как явления была последовательно доведена до всех, включая самых непонятливых. Это была стандартная тактика советского карательного аппарата по подавлению инакомыслия.

Сначала вокруг жертвы создавался информационный вакуум, потом умолчание сменялось массированной агитационной атакой, целью которой была дискредитация, а уже после следовало физическое исключение политических противников из политического процесса, аресты, судебные дела, процессы, сроки или физическое уничтожение. Все это было отработанно многократно и всегда советская власть достигала результата, в борьбе, как с реальным, так и мифическим противником. Скаутские организации, хотя и расколотые и малочисленные не могли противостоять этому репрессивному все уничтожающему катку. Личное мужество и стойкость отдельных скаутов не могло ни сохранить организацию, ни изменить судьбы скаутов.

Контроль за молодежными организациями устанавливался партией большевиков и с помощью административных мер и здесь важнейшая роль принадлежала партийному аппарату и органам внутренних дел. В этих условиях началось последовательное наступление на скаутские организации, которые были на территории СССР [16, c. 30].

23 апреля 1926 года ОГПУ сделал налёт на базу московских скаутов в Салтыковке, арестовав большую часть верхушки движения. Тотчас же скаутами, оставшимися на свободе был сформирован новый «Совет начальников отрядов», но и его значительная часть была арестована 11 мая [60, C. 102].

24 апреля 1926 года органы ГПУ провели массовые аресты среди российских скаутлидеров. Уже тогда они получили длительные сроки в Соловецких лагерях, где тогда содержались советские политические заключенные. Именно двадцать шестой год многие историки считают датой практи­ческого прекращения деятельности скаутской орга­низации в России [91, C. 44].

Благодаря тому, что ни в первую, ни во вторую операцию не был арестован сам глава организации Борис Зеленов, переменивший фамилию и очень успешно скрывавшийся, скауты и после второго ареста создали третий «Совет начальников отрядов», причём в него вошли несовершеннолетние, что предполагало совет от новых арестов (несовершеннолетним тогда грозила, только подписка о невыезде).

Зеленов, Добровольский и Гуревич постепенно начали создавать новую организацию скаутов [98, C. 21].

Зеленов установил связи со скаутами Ленинграда и возглавил их, проводя всё время в разъездах между Москвой и Ленинградом. Также он постоянно проводил выездные скаутинги в Казани и Нижнем Новгороде. Но длилось это сравнительно недолго, и он был арестован 14 ноября 1926 года.

Всего же по делу скаутов в течение 1926 года было осуждено 40 человек. В основном они получили или по 3 года концлагерей, или по 3 — 5 лет ссылки [15, C. 30].

После ликвидации в Москве в течение 1926 года скаутской организации, двое её членов, входивших в наиболее боевой отряд «Аргонавтов» (близкий по идеологии к итальянскому фашизму) — Соколовская и Шульгина — были лишены права проживания в 6 пунктах СССР, и избрали местом жительства Нижний Новгород. Там они быстро создали новый скаутский отряд, который назвали «Совет 12 ассоциации скаутов АРГО» (12 АСА) [9, C. 48].

Деятельность этой организации уже носила яркие маргинальные черты, она полностью отошла от основной идеи скаутинга и сконцентрировалась на борьбе с большевиками, но даже не политической, вооруженной — террористической. Разуметься в условиях тоталитарного государства никакого успеха эта борьба иметь не могла и только отдаляла гибель членов организации.

Эта организация ставила главной задачей уже не самовоспитание, мистицизм и саморазвитие, а объединение всех скаутов СССР, создание строго законспирированного центра, имевшей целью свержение советской власти, в т.ч. с применением террора. Благодаря хорошо отработанным связям, политическое руководство 12 АСА осуществляли из соловецкого концлагеря Зеленов, Добровольский и Гуревич, а тактическое и организационное — Соколовская и Шульгина [90, C. 47].

После неудавшейся попытки побега своих лидеров с Соловков, 12 АСА занялся выявлением провокаторов, способствовавших провалу организации в 1926 году. Организация успела убить троих своих членов, подозреваемых в связях с ОГПУ. Это было неосторожное действие, котрое запоздало по времени и не могло сохранить организацию, а напротив способствовало ее окончательному уничтожению.

В апреле 1928 года верхушка 12 АСА — 11 человек — была арестована. Все они получили по 3 года концлагерей, а после отбытия наказания — ещё и по 3 года ссылки. Такие незначительные сроки были связаны с тем, что скауты пошли по политическому делу, а на суде не сплыли материалы уголовного дела о убийстве провокаторов. Действия ОГПУ можно считать своеобразной контрольной зачисткой организации, сведения о которой перестали поступать от агентов.

Но московские скауты смогли оправиться и после третьего разгрома в апреле 1928 года. Молодые москвичи Крашенинников, Френкель и Шапиро создали организацию «Группа оппозиционной молодёжи» (ГОМ). От скаутского движения в ней уже почти ничего не оставалось, и ГОМ фактически был уже только активной антисоветской группой. Правда, на террористическую деятельность уже не было ни сил, ни ресурсов (у группы не было ни одной единицы оружия — все было вычищено во время предыдущих обысков). Поэтому основной своей задачей ГОМ видел агитацию. Это было единственно, что оставалось, но никакого значительного масштаба ГОМ организовать е смог. ГОМ начал выпуск антисоветских листовок. Эти листовки печаталась в традиционном для российских подпольщиков стиле — на старой печатной машинке на папиросной бумаге, через копирку по десятку экземпляров за один раз. Разуметься качество было низким, но несколько сотен листовок можно было напечатать и разбросать рано утром в подъездах, на площадях или оставить в транспорте.

Проблема была в том, что скауты не могли поднять никаких актуальных для того времени проблем, они фактически не понимали настроения основной массы населения, поэтому агитация была пустой тратой времени и, к тому же очень лопастной. Организация ГОСМ была разгромлена в мае-июне 1928 года [71, C. 55].

Советские власти больше не оставили выбора немногим остававшимся на свободе активным скаутам (основная масса рядовых скаутов после разгрома 1926 года предпочла выйти из организации и навсегда забыть о ней). С запретом на политическую и общественную деятельность скауту стали превращаться в воинственных антисоветчиков. Но время для борьбы с советской властью. Если оно когда — либо и было, уже было безвозвратно упущено. Все оружие в стране было конфисковано, материалы из которых можно было изготовлять взрывчатку, находились под строжайшим контролем, низкий уровень жизни не позволял приобрести надежные печатные машины. В таких условиях деятельность подпольных скаутских групп была форменным самоубийством. Сравнительно быстро ОГПУ переловило и пересажало тех скаутов, что пытались вести хоть какую-то антисоветскую деятельность.

В срезе разгрома скаутского движения в СССР показательны судьбы лидеров скаутского движения начала — середины 1920-х годов

Зеленову Борису Ивановичу год рождения — 1904, сын учителя, работал лаборантом на химическом заводе «Вахтан» в Нижегородской губернии, там же в начале 20-х стал одним из лидеров организации эсеров-максималистов. Осенью 1922 года пытался бежать за границу, но неудачно, и тогда приехал в подмосковную Салтыковку, где стал организовывать скаутскую коммуну.

В деле ОГПУ о нём говорилось: «Непримиримый враг соввласти, особо опасен, владеет оружием, обладает необыкновенной энергией. На допросах категорически отказался от всяких показаний». Зеленов получил 3 года концлагеря, отбывал их на Соловках, но был досрочно освобождён через год.

Добровольскому Владимиру Сергеевичу, год рождения — 1900. Из мещан Москвы, был близок к правым эсерам. Арестован 29 сентября 1926 года, на допросах от показаний отказался. Был приговорён к 3 годам концлагеря, досрочно освобождён в 1928 году. В 1930 году снова помещён в концлагерь на 3 года, отбыл срок до конца.

Гуревич Вульф Моисеевич, год рождения — 1906, служил хроникёром в московской газете «Новости радио». Ближайший технический помощник Зеленова. Получил 3 года концлагеря, полностью отбыл срок на Соловках.

В 1931 году по обвинению в «подготовке восстания ссыльных» был приговорён к расстрелу.

Единственной из скаутов 1920-х, доживших до возрождения этой организации в новой России, была Зеленова-Чешихина Наталия Васильевна (1905—1997) — жена Бориса Зеленова. Она дважды прошла ГУЛАГ (3 года на Соловках и 7 лет на Вятке). Зеленова присутствовала на первом съезде российских скаутов в 1990 году.

Число скаутских организаций после 1926 года постепенно таяло, они уже не вели никакой воспитательной работы среди молодежи, а только стремились осложнить жизнь большевикам.

Последняя стойкая группа скаутов — часто называемая просто «Группа братьев Покровских», действовавшая в 1930—32 годах, замышляла крупные ограбления (в частности, неудавшиеся взломы касс фабрики «Парижская коммуна» и «Союза геологоразведки») и даже пошла на установление связи с военным атташе французского посольства в Москве [90, C. 49].

Деньги и связи с иностранными разведчиками были необходимы скаутам для подрывной деятельности, никаких доходов от работы не хватало для тайной конспиративной деятельности им тем более попыток вооруженной борьбы.

При этом основной своей целью группа (в ней состояло около 20 человек) видела убийство Сталина и других руководителей СССР. То, что скауты не понимали эфемерности этой цели свидетельствует о полном отрыве их от реальности, не понимании силы советских карательных органов. Тем е менее для устранения советского руководства скауты, с огромным трудом, достали 10 пистолетов и 2 карабина, около 4 кг взрывчатки. Правда, все это было ни чем иным как масштабной провокацией ОГПУ, котрое хотело полностью искоренить активные скаутские организации.

Поэтому судьба «Группы братьев Покровских» была закономерной — еще до начала активных террористических действий в июне 1932 года выдал её член — провокатор, преподаватель Московского химико-технологического института Лев Ёлкин. За это он получил снисхождение во время суда и отделался всего 3 годами ссылки. Лидер группы Иван Покровский был расстрелян, его братья — Александр, Семён и Сергей — получили по 5—10 лет лагерей. Остальные участники движения ГОМ — также по 5—10 лет лагерей. Правда большинство из них не пережили времени большого террора и были расстреляны в 1937—38 годах [85, C. 91].

Именно эту дату — лето 1932 года — можно считать временем окончательного разгрома скаутского движения в СССР [9, C. 66].

Таким образом, разгром скаутских организаций во второй половине 1920-х годов был связан с установлением ВКП (б) монополии на власть в СССР, при которой даже незначительные попытки самоорганизации населения воспринимались как вражеские и противные советскому строю. За время существования в первой трети ХХ века скаутские организации смогли сформироваться и оформиться в самостоятельную силу, но они никогда не смогли стать действительно значимыми для российской молодежи. Это связано с тем, что скауты были движением образованных и обеспеченных городских жителей, при этом значительная часть России все еще была крестьянской. Скауты могли действовать только в среде тех, кто понимал необходимость физического воспитания и развития, придерживался ценностей среднего класса, был самостоятелен, образован и целеустремлен. Большая часть населения России в это время просто выживала. В бедной крестьянской стране скауты могли существовать в ограниченном количестве в крупяных губернских городах.

При этом скауты могли бы выдержать конкуренцию со стороны комсомола и пионерии, если бы не давление советской власти. В качестве нишей организации городской молодежи скаты могли бы существовать и советских социально-экономических реалиях, но они не могли существовать в условиях тоталитарного государства. К середине 1920-х годов перед скаутами была поставлена простая дилемма — или быть с советской властью или быть против нее. Эту дилемму поставила сама советская власть, и отказаться от ее решения скауты уже не могли. Первый путь вел в комсомол, где после покаяния можно было бы вести общественную работу, в том числе и допризывную подготовку молодежи, второй путь вел в подполье, лагеря, ссылку. Не удивительно, что подавляющее большинство скаутов выбрало именно первый путь. Скауты не были активными противниками советской власти изначально, но давление репрессивного аппарата запустило в скаутских организациях механизм отрицательной селекции. Эти организации потеряли первоначальный смысл своего существования, они стали ориентироваться на политическую, а вернее на вооруженную борьбу с советский властью. Итог этой борьбы в условиях тоталитарного режима был очевиден и предсказуем.

1.3. Воссоздание скаутских организаций в конце 1980-х годов

Возродился скаутинг в России только тогда, когда в 1990-годы начались системные изменения в российском обществе, появилась многоукладность в экономике, частная собственность на средства производства, рыночные отношения, а вместе с ними многопартийность, плюрализм мнений, демократизация общественной жизни. Фактически скаутинг это атрибут гражданского общества, а не авторитарного или тоталитарного государства, добровольность участия как ведущий принцип возможен лишь в гражданском обществе. Поэтому первые посылы восстановления скаутинга связаны с распадом коммунистической авторитарной системы в СССР.

В конце 1980-х в СССР начался стихийный процесс восстановления скаутских организаций, которые воспринимались как альтернатива комсомолу и пионерскому движению, которые были зарегулированными и идеологизированными. В период перестройки и перемен людям хотело заниматься тем, что им хочется, без отсылок к линии партии и правительства. Иначе говоря, идеологическую деятельность должна бала см6ниться гражданской. Но большого выбора вариантов не существовало, ведь в истории молодежных организаций нашей страны к этому времени были скауты, комсомольцы и пионеры.

Поиск путей реализации разносторонних потребностей подростков и молодежи заставил искать различные возможности организации работы, в том числе и те, которые дает скаутинг. Изменения внутри страны дали возможность части педагогов использовать педагогические инструменты, какие использует скаутинг. Появились публикации о современном, на тот момент, скаутинге, переводная скаутская методическая литература рекомендательного характера.

Первые дружины скаутов появились в СССР спонтанно. Но они не сильно отличались от пионерских дружин, фактически это были те, же пионерские отряды, только сменившие название и, иногда, цвет галстуков. Никаких принципиальных изменений в методике работы с юношеством не было.

В июле 1990 года Президент СССР М. С. Горбачев приветствовал участников XXXII Всемирной скаутской конференции в Париже, что значительно повлияло на отношение к скаутскому движению в СССР [16, C. 31]. После того, как лидер СССР показал положительное отношение к скаутам чиновники, отвечающие за работу с молодежью и юношеством уже не могли игнорировать развитие скаутских организаций в стране. И хотя скауты не получили финансовой поддержки, однако они смогли использовать школьные площадки, актовые залы, материально — техническую базу домов пионеров для собственных собраний и мероприятий. Это значительно подстегнуло развитие скаутинга в стране.

Первое массовое действие в направлении по возрождению скаутинга можно отнести к декабрю 1989 года, когда в Днепропетровске прошла всесоюзная встреча «Скаутинг: вчера, сегодня, завтра». На этой встрече было очерчены проблемы вставшие перед пионерской организаций и сделан вывод о том, что пионерия нуждается в демократизации. Началось создание Группы возрождения Российского скаутинга, а затем и Оргкомитета съезда по возрождению скаутинга в России [71, C. 49].

Фактически речь шла не столько о создании новой организации на принципах скаутинга начала века, а о ребрендинге пионерской организации. В этом направлении считалось необходимым избавиться от связи пионерии с коммунистической идеологией, тем более, что эта идеология была уже фактически мертва и переформатировать пионерию в некие отряды добрых дел без политизированности и идеологического налета. Иначе говоря, произошло возвращение к идеалу пионера, описанному А. Гайдаром в книге «Тимур и его команда».

Пионерия должна была стать аналогом западного добровольчества, помогать старикам, детям, инвалидам, максимально дистанцироваться от политики, а заняться малыми делами. Характерно и то, что речи о военной подготовке скаутов не шло. В принципе в этом подходе не было ничего нового или революционного, но он был ориентирован на исключение юношества из политической сферы. А именно в это время молодежь и юношество был сильно политизировано, стремилось создавать и развивать собственные организации.

Поэтому идея скаутинга в конце 1980-х выглядит не просто анахронизмом, но и попыткой сознательного исключения молодежи из бурных социально-политических процессов. Однако, советская молодежь не клюнула на примитивную уловку малых дел и великих свершений простых людей, иначе говоря молодежь не рванулась задрав штаны записываться в новомодные скауты. И это было обоснованно.

Никто не хотел сменить красный галстук на полосатый и продолжать подчиняться прежним пионерским вожакам, сменившим цвет. В период перемен и социальных пертурбаций ложь выкупается очень легко.

Тем не менее, в стране медленно шел поворот общественного мнения в сторону использования скаутинга и возрождения национального скаутского движения в регионах. Правда, этот поворот был не снизу, как должно было бы быть в традиционном скаутинге формировавшимся на низовом уровне, а по советским лекалам. Сначала необходимость скаутинга как хоть какого-нибудь объединителя и контрольного аппарата была осознана на верхах, потом директивы поползли вниз и распространились на областном и районом уровне [8, C. 63].

В период реформ сверху обращение к плюрализму мнений, часто искусственному было одной из идей перестройки (дошло до того, что на полном серьезе обсуждалось предложение разделить КПСС на две части, чтобы создать партийную конкурентную среду в СССР). В этом направление переименование ряда пионерских отрядов в скаутов было вполне в русле политики позднего советского руководства. Тем самым была достигнут так приятный для перестроечных лидеров плюрализм мнений, но не был потерян контроль над ситуацией. Во всяком случае, в кураторе пионерии — ВЛКСМ в это хотели верить и действительно верили.

В это же время к СССР и РСФСР начал проявляться интерес со стороны Всемирной Организации Скаутского Движения — World Organization of the Scout Movement, постепенно он принимал все более действенные формы. Стали налаживаться и развиваться отношения между Всемирным Бюро Всемирного Скаутского Движения и российскими скаутскими и пионерскими организациями, в том числе государственными, Комитетом молодежных организаций СССР. Значительную роль в этом сыграл генеральный Секретарь ВОСД Ж. Морейлльон, который активно содействовал возрождению российского скаутизма.

Однако роль ВОСД была совсем не однозначной. По своей сути ВОСД это бюрократическая организация цель, которой, как и любой организации, максимальное расширение ареала контроля. В условиях перестройки СССР представлялся ВОСД ничем иным, как общинным полем, котрое позволяло увеличить ряды организации.

При этом ВОСД фактически легализовал для международного скаутского движение советских скаутов приказным порядком переведенных из пионеров. Иностранцев это совершенно не смутило, ведь формальности были соблюдения, а рядовые граждане, представляющие низовые скаутские организации возможности выезда за границу в конце 180-х годов фактически не имели. Поэтому руководство ВОСД было вполне удовлетворено контактами с назначенными ЦК КПСС комсомольскими и пионерскими вожаками, одевшими скаутские галстуки. Это показывает только то, что к концу века выродилось не только российское скаутское движение, но и международное.

Между тем в СССР постепенно возрождался исторический опыт российского скаутинга; осуществлялось целенаправленное воздействие ВОСД и внедрение скаутинга на основе конституции, принятой международным сообществом скаутов; внедрялись эмигрантские модели российских юных разведчиков. Но все это шло под контролем ВЛКСМ. Не следует думать, что советских скаутов взяли и отпустили на вольные хлеба. Ничего подобного, до последнего дня своего существования КПСС цеплялась за власть и стремилась к тотальном контролю над обществом. Другое дело, что в конце 1980-х это было уже невозможно. Но если бы ситуация изменилась, то гайки в отношении скаутов, в узком смысле и молодежи в широком были бы закручены не менее жестко и быстро, чем в 1920-х.

Возрождаемое движение скаутов в России начало принимать организационные формы с создания в 1989 году инициативной группы, которая подготовила «съезд лиц, интересующихся скаутским движением». Возникновению интереса к скаутингу способствовали публикации ранее засекреченных документов комсомола о скаутах и документов самих скаутских организаций России, а также более открытый доступ к архивам [35, C. 69].

Правда, все это затрагивало сравнительно узкий круг лиц, всего скаутов в 1989 было несколько сотен на всю страну, а из них не «номенклатурных» скаутов и вовсе единицы. Тем не менее, параллельно с официальным скаутским движение началось и скаутское движение связанное с гражданской инициативой. И здесь сыграла свою роль формальная свобода и разрешение данное на создание скаутских организаций. После этого чиновники на местах уже не могли ущемлять интересы скаутов, и они получили хоть какой-то доступ к материально-технической базе пионерских организаций.

Безусловно, важную роль в развитии скаутского движения сыграл съезд лиц, интересующихся скаутингом (ноябрь 1990 года), в котором участвовали всего 67 делегатов из многих регионов Российской Федерации, Украины, Белоруссии и Молдовы, а также Организации Российских Юных Разведчиков из США. Этот съезд был собрание не советских лицензированных КПСС и ВЛКСМ скаутов, а собранием активистов гражданского скаутского движения. Именно этот съезд и положил начало возрождению скаутизма как особой формы самоорганизации молодежи.

При обсуждении документов будущей организации обнаружились различные подходы в понимании перспектив развития движения в России. Часть делегатов полагала, что скауты должны дополнить пионерское движение, стать своеобразными пионерами — добровольцами исполнителями малых дел, но значительная часть делегатов исходила из того, что скауты должны полностью заменит пионерию. В тактическом плане расхождение позиций этих направлений было связано с контактами с пионерией и ВЛКСМ. Первые были не против поддерживать контакты с пионерией и даже проводить совместные мероприятия, а вот вторые стояли на позициях антикоммунизма и отрицали принципиальную возможность контактов с идеологизированными организациями.

На это съезде была оформлена Ассоциация возрождения российского скаутинга (АВоРС), определены задачи по подготовке к созданию Российского Союза Скаутов, выработаны основные методические инструкции и принципы возрождавшегося скаутинга. На съезде присутствовали участники всех будущих скаутских течений и организаций на территории СССР. Таким образом, можно говорить о факте возврата гражданского скаутского движения в России [9, C. 74].

Возрождение гражданского скаутинга пошло, как и положено организации гражданского общества снизу. В России прошли учредительные съезды местных гражданских скаутских организаций. Летом 1991 года было проведено несколько международных лагерей с участием зарубежных и русских скаутов. Но контактов между официальным скаутами СССР и гражданскими скаутами фактически не было. Если бы СССР просуществовал дольше, то была бы неизбежной борьба между двумя этими направлениями скаутинга — номенклатурным и гражданским. Но Советский Союз лопнул, и с ним исчезли первые побеги номенклатурного скаутинга. Лицам, организовывавшим скаутинг от имени и по поручения коммунистической партии надо было устраивать собственную жизнь, а не воссоздавать миражи прошлого. Так быстро и легко разрешился назревавший конфликт между двумя направлениями скаутинга.

В результате усилий гражданских активистов, в ноябре 1990 года была создана Ассоциация возрождения российского скаутизма, а в ноябре 1991 года — Федерация скаутов России. Скаутский костер официально вернулся в нашу страну [[101, C. 44].

Более подробно говорит об этих процессах Прези­дент Федерации скаутов России Аркадий Никитченко: «Годом возрождения скаутинга в России можно считать 1990.

Именно в этот период сразу несколько факторов предопределили возрождение движения. Впервые с 1920-х годов в прессе стали появляться материалы о скаутах в связи с осуществлением Всемирной организацией скаутского движения проекта «Лети Чернобыля», русские эмигрантские скаутские организации приняли решение о возвращении русского скаутизма на Родину, в разных регионах нашей страны стали появляться группы, называющие себя скаутскими» [90, C. 69].

Логичным завершением этих процессов стала идея проведения съез­да всех тех, кто каким-либо образом использовал идеи, принципы, законы скаутов в своей педагогической деятельности. Появилась инициативная группа по подготовке съезда, которую поддержал Комитет по делам молодежи Верховного Совета СССР.

В «Комсомольской правде» было опубликовано объявление, и по контактному телефону стали звонить люди, желающие принять участие в работе съезда. В Оргкомитет вошли, в основном, представители Организации Российских юных разведчиков. Были подготовлены и учредительные документы российской скаутской организации. На съезде стало очевидно, что большинство участников далеки от понимания истинной сути движения, поэтому родилась идея создания организации переходного периода — Ассоциации Возрождения Российского скаутизма (АВОРС), целью которой определялось объединение всех людей, занимающихся развитием, пропагандой движения, созданием новых объедине­ний на местах [98, C. 27].

Съезд состоялся в Москве в Институте молодежи осенью 1990-го года. В основном на нем были представлены три позиции возрождения скаутинга в нашей стране. В первую очередь — идеи ОРЮР, лидеры которой предлагали использовать методику, законы и традиции, сохраняемые организацией все эти годы в эмиграции, и механический их перенос в Россию. Второй идеей было применение опыта Все­мирного скаутского движения, о котором говорили находившиеся на съезде представители ВОСД. И третье направление исповедовали люди, которые не хотели отказываться от собственного педагогического опыта, наработанного за годы Советской власти в стране, и стремились адаптировать скаутскую методику применительно к современным социаль­ным условиям [16, C. 32].

Простое меха­ническое перене­сение традиций и методики Запада в нашу страну каза­лось этим людям неприемлемым. Именно это, третье направле­ние доминировало на съезде и, в конечном итоге, АВОРС, в основ­ном, была создана этими людьми. Ассоциация была разделена на территориальные отделы: Южный (с центром в Симферополе), Центральный (Москва), Северо-Западный (Санкт-Петербург), Уральский (Екатеринбург), Сибирский (Омск), Дальневосточный (Петропав­ловск — Камчатский). Позже отряды Уральского и Дальневосточного отделов вошли в Сибирский [9, C. 75].

К осени 1991 года в России юридически и организаци­онно оформились три крупных объединения: Союз «Московский скаут» (CMC), Ассоциация скаутов С-Петербурга и Сибирская Ассоциация скаутов, кото­рые в ноябре 1991 года в Репине под Санкт-Петербургом провели учредительный съезд Федерации скаутов России (ФСР). В рамках уже существующих Ассоциаций, в свою очередь, сформировались новые объединения: Ска­утская Поволжская Ассоциация (СПАСС) — в CMC; Уральская Ассоциация скаутов (УАС) и Ассоциация «Байкальский скаут» (АБС) — в СибАС [90, C. 44].

В ноябре 1991 года под Ленинградом состоялся съезд скаутов, на котором была учреждена Федерация Скаутов России. В это время российское общество завершало процесс эмансипации от коммунистической партии и советского государства, именно на волне эйфории был проведен этот съезд скаутов. В этот период было очевидно, что и КПСС, ВЛКСМ и пионерия уже стали историей и уже не смогут помешать развитию отечественного скаутинга.

Генеральный секретарь ВОСД через несколько дней после съезда российских скаутов признал исключительность Федерации Скаутов России по отношению к другим скаутским организациям России, с исключительным правом использовать название «скаут» и скаутскую эмблему. Тем самым иностранные скауты признали гражданских скаутов и факт возвращения скаутских организаций в систему молодежных организаций России и мира. Это было закономерное, но запоздавшее возвращение скаутинга в Россию. Хотя формально оно произошло на новом уровне, более того впервые в истории скаутинг в России получил полную правовую и политическую субъектность, причем эта субъектность распространялась и на международные организации.

После этого начались интенсивные контакты скаутских групп и отрядов, не вошедших по разным причинам в Федерацию Скаутов России, с зарубежными скаутами. Но эти группы не смогли получить международного признания на высшем уровне, но они смогли найти свою нишу в международном и российском скаутском движении. В этом и заключалось существенное отличие между коммунистическими организациями СССР и скаутским движением, если первые стремились уничтожить всех вероятных противников, которых они назначали себе сами, то гражданские организации никогда не отличались такой нетерпимостью. Нетерпимость свойственна организациям тоталитарных и авторитарных государств, которые не могут выдержать политической и социальной конкуренции и действуют лишь в условиях закрытого общества. Если организации авторитарного государства ориентированы на подавление любого инакомыслия и соперничества, то гражданские организации ориентируются на сближение интересов разнообразных групп и объединений, вырабатывание и реализацию единой повестки дня. Пример скаутских организаций в данном аспекте более чем показателен.

На середину 2010-х годов списочная численность ведущих российских скаутских организаций составляла.

ВСА — 14130

ОРЮР-Р — 2000

НОРС-Р более 5000 человек.

Но реально численность всех российских скаутских организаций около 1000 — 2000 активных участников и это по самым оптимистическим оценкам.

Итак, воссоздание скаутских организаций было связано со стремлением создать эффективные молодежные организации, которые могли бы увлечь молодежь здоровым образом жизни, ориентировать на занятия спортом.

Годом возрождения скаутинга, возможно, считать 1990. Именно к этому времени сразу несколько факторов предопределили этот процесс. Впервые после двадцатых годов слово «скаут» стало появляться на страницах средств массовой информации в связи с реализацией Всемирной организацией скаутского движения акции «Дети Чернобыля». Русские зарубежные скаутские организации приняли решение о возрождении скаутизма в России. В разных регионах нашей страны, благодаря не равнодушным лидерам, стали появляться группы, называющие себя скаутскими. Результатом стало создание в ноябре 1990 года Ассоциации возрождения российского скаутизма (АВОРС), а в ноябре 1991 года — Федерации скаутов России (ФСР) [98, C. 36].

Скаутское движение в Советской России было наследником скаутских организаций дореволюционной России, скаутские организации были добровольными организациями молодежи, в основном выходцев из среднего класса, задачей скаутских организаций была организация досуга молодежи, обучения стрельбе, ориентированию на местности, лыжным гонкам, бегу на коньках, но скауты не вписывались в систему советских ценностей, советская власть стремилась все общественные организации включить в советскую иерархию, а те которые не вписывались в нее решительно уничтожались.

Возращение скатов в России уже не могло дать существенно социального эффекта, к этому времени слишком сильно изменились социальные условия в стране. Действительно, за ХХ век Россия пережила процесс урбанизации, в результате которого ситуация изменилась кардинально — если в начале века 75 процентов россиян проживали в селе, примерно столько же были неграмотны (и это при низком стандарте грамотности в дореволюционной России), то в конце века те же 75 процентов жителей страны жили в городах, а грамотность была поголовной. Казалось, что для скаутской организации — объединению городской образованной молодежи было самое место. Но российские скауты после распада СССР смогли создать лишь незначительное число скаутских дружин. И на это были свои закономерные причины.

В первую очередь, российские скауты, не в пример дореволюционным не могли вести военную подготовку. Связано это было с тем, что в России существуют жесткие ограничения на владение огнестрельным оружием, а без него любые военные занятия превращаются в профанацию. Более того, пионерская организация заимствовала у скаутов все возможные элементы военной подготовки, а ВЛКСМ и вовсе был куратором допризывной подготовки молодежи. Иначе говоря, скауты потеряли монополию на военную подготовку.

Во-вторых, в начале века скауты были фактически единственной организацией молодежи, но к концу ХХ века таких организаций, как формальных, так и неформальных было множество. Эти организации охватывали все возможное поле интересов молодежи. А непосредственно в нише скаутов активно действовали разнообразные военно-патриотические организации. Одновременно, с конца 1980-х годов стартует движение исторических реконструкторов и ролевиков, для которых главным была игра в историю и в войну, без изнурительных походов, выработки реальных военных навыков и т. д.

— В –третьи, существенно изменилось само общество. Да оно стало значительно более развитым, люди стали более состоятельными, грамотными, но менее активными в целенаправленной деятельности. При этом расширился спектр интересов молодежи, если в начале века война была одним из немногих интересных занятий, то в конце века возникли не менее увлекательные направления. Однако, главное было в том, что после стратификации по советскому образцу с четкими границами страт и невозможностью серьезно изменить свою жизнь российское общество стало сегментироваться. На место индустриальной культуре труда и быта стала приходить постиндустриальная. На протяжении всего ХХ века люди большую часть своего времени проводили на работе — 8 часов рабочего времени, плюс поездка на рабу и с работы. Оставшиеся время, буквально пара часов тратились на семейный стандартный быт.

Переход от централизованной экономики в рыночной совпал с постнидустриальными новациями, а общество стало сегментироваться и атомизироваться. В этих условиях все большую роль стали приобретать неформальные организации с сильными социальными связями, а не формальные со слабыми.

Иначе говоря, организаций стало больше, они стали меньше, но сплоченнее. Поэтому возрождение скаутов пришлось на момент серьезнейшей трансформации российского общества, когда крупные социальные организации молодежи стали уходить в прошлое и найти свою нишу в новом обществе скауты не смогли.

Безусловно, сейчас существуют различные организации считающиеся себя скаутами. У них есть эмблемы, форма, купленная в магазинах или сшитая на заказ, знамена, символы, они устраивают мероприятия.

Но все это напоминает карикатуру скаутского движения начала век, тогда молодежь жила скаутским движением, она готовилась к военной карьере, изучала опыт войн и боевых действий, укрепляла здоровье и развивалась физически. Многое происходило вопреки официальной власти. Даже в императорской России, в которой участие в скаутских организациях могли иметь серьезные последствия для юноши, не говоря о Советской России. Парадоксально то, что столкнувшись со свободой действий, российские скауты не смогли ею воспользоваться.

Возможно дело и в особенностях формирования малых групп молодежи. Те, кто в начале ХХ века шли в скауты за острыми ощущениями, сейчас могут найти более активное и практически значимое дело, а в состав скаутов попадают типичные ботаники, совершающие пешие прогулки и поющие военные песни у костра. Во всяком случае скауты проскользнули по истории молодежных организаций России ХХ века не оставив серьезного следа, но став первыми молодежными организациями нашей страны.

2. Оруженосцы партии: история ВЛКСМ

2.1. Формирование Коммунистического союза молодежи

Тоталитарная идеология имеет претензию на владение абсолютной истиной. Эта истина никогда не может подвергаться сомнению. Никогда и ни в какой форме. Создание и существование тоталитарного государства это ничто иное, как процесс проекции тоталитарной идеологии и тоталитарного сознания на социальную реальность. Тоталитарная идеология всегда создает тоталитарные организации принципиальным аспектом которых выступает подчинение идеологи и, верховным носителям этой идеологии. Это может принять формы личностного подчинения, вроде принципа фюрерства в нацисткой Германии или подчинения идеологии забронзовевшей до уровня религии, как в Советском Союзе. Но главное остается неизменным — полный контроль верхушки тоталитарного государства над партией, партийными структура, всеми социальными организациями и обществом. Никаких исключений при этом не допускается, в тоталитарной системе идея всегда выше партии, партия выше государства, государство выше личности. Поэтому любая организация основанная на принципе самоорганизации и добровольности созданная по инициативе снизу для тоталитарного государства не приемлема в принципе. Не приемлема и невозможна. В тоталитарном государстве доминирует контроль партии основанной на идеологии, если этот контроль не полный, то нет и тоталитарного государства. Все это легко описывается фразой циника и прагматика В. И. Ленина: «Социализм это учет и контроль». Все просто и очевидно — только абсолютный контроль может быть основой государства базирующего на догмате идеологии — религии.

Проекция такой идеологии на социальную реальность всегда чудовищна. Партии тоталитарного государства всегда массовые, включающие в себя миллионы и десятки миллионов безликих членов платящих взносы и безропотно подчиненных идее и вождю. Этих объединений сравнительно мало — партия управляющая государством, молодежные и детские организации и профессиональные союзы. Человек включен в эту систему с детства и часто существует сразу в нескольких организациях одновременно, при этом контроль за ним осуществляется так же по нескольким направлениями. Например, рабочий член партии, является одновременно членом профессионального союза. Идеологические и политические наставления он получает от партии, но его социально-экономические благополучие зависит от профсоюза, который распределяет путевки в санатории, дома отдыха, дефицитные продукты и предметы обихода. Давление на такого рабочего может быть по нескольким линиям — непосредственно по профессиональной, по линии партии и по линии профессионального союза.

Если учесть, что практически все руководство организаций, предприятий и учреждений в тоталитарных государствах состояло в правящей партии то на человека оказывалось давление партией по трем направлениям одновременно. Жестокая и иезуитская система продуманная и отработанная до мелочей.

В рамках такого тоталитарного государства и возникла первая массовая и всеохватывающая организация молодежи России — комсомол. Возник как инструмент идеологической обработки молодежи, социального контроля и управления ею. Комсомол сложно описать только черными или белыми красками, он многогранен и многоцветен, но тем е менее он чудовищен. Чудовищен как организация — монстр охватывавшая одновременно десятки миллионов молодых людей, чудовищен как организация, ведущая советскую молодежь на смерть и на тяжелый труд, чудовищна как организация прославлявшая смерть и тяжелый труд как боевой и трудовой подвиг. Но при этом комсомол это порождение, как советского тоталитаризма, так и русского государства. И в этом феномене невозможно отделит одно от другого. Да, большевики изуродовали идею молодежной организации и скроили ее на свой лад, но комсомол возник и как институт трансформации молодежи, как институт политической социализации и как институт выковывания советского человека. в нем соединились и черты коммунистической идеологии, вернее ее крайнего вариант — марксизма — ленинизма — сталинизма и представления русского человека начала ХХ века о справедливости и правильном общественном устройстве.

В комсомоле видна не только идеологическая дубина и социально-экономический трансформатор, но и четко различимы черты общинной идеологии русского человека, правда, доведенные советской власть до уровня безликой стадности. Созданный как смешение специфического русского исторического и абстрактной западной философии комсомол стал химерическим образованием, нежизнеспособным в условиях политического и экономического плюрализма, но исключительно эффективным в условиях тоталитарного государства. Впрочем, все по порядку.

Создание комсомола связано с утверждением в России советской власти и победы большевиков. До Октября 1917 года большевики сравнительно мало внимания уделяли проблемам молодежи и молодежной политики, многим лидерам большевиков, в том числе и В. И. Ленину, еще в 1916 году казалось, что революция в России состоится не скоро, а молодежная политика и вовсе дело далекого будущего.

Конечно, большевики привлекали молодежь к своей деятельности, но социальная реальность представлялась руководству большевистской партии очень далеким будущим, а использовать молодых людей для эксов и террористических актов было возможно и без систематической работы с молодежью.

Победа в октябре 1917 года и захват власти коренным образом изменил молодежную политику коммунистической партии, а вернее положил начало ее формированию.

Создание комсомола имело предпосылку и в виде активизации общественных сил и молодежи в 1917 году. До Февральской революции поведение российской молодежи было строго определено гимназическими, училищными, университетскими уставами. Они запрещали создание кружков и групп, регламентировали где, когда и при каких обстоятельствах могли появляться студенты, гимназисты и учащиеся. Более того, деятельность молодежи в свободное время так же четко регламентировалось. Свержение монархии упразднило эти требования, предоставило россиянам политические и социальные свободы и молодежь начала активно общаться, самоорганизовываться [63, C. 41].

В марте — октябре 1917 года в городах России и на национальных окраинах началось активное создание организаций рабочей молодёжи, в первую очередь, в Москве и Петрограде. Вызвано это было общим подъемом общественного движения, политизацией общества и свободой слова, печати и собраний. Молодежь наиболее полно требовала дальнейших изменений и пользовалась представившимися возможностями.

Здесь важно отметить то, что в феврале 1917 года российский народ впервые получил возможность частной и общественной жизни. До этого на протяжении всей истории повседневная жизнь россиян регламентировалась общинными, религиозными и государственными нормами. Зарегулировано было все, — по какой стороне улице идти, как и с какого расстояния кланяться священникам, как низко кланяться и кто перед кем должен был ломать шапку. Но падение монархии дало людям освобождение, население крестьянской страны получило права граждан капиталистических государств. Большая часть просто не имела возможности реализовать эти права, но наиболее активное социальное меньшинство стало быстро развиваться в рамках предоставленных прав. Молодежь стала создавать различные группы, кружки, общества и т. д.

Как правило, эти общества не имела ярко выраженной политической ориентации, и были ориентированы на проведение досуга. Но какие вопросы были основными для россиян? Безусловно, социально-экономические и политические. Более того, процесс политизации населения стремительно нарастал под влиянием пропаганды различных политических партий. Поэтому молодежные организации тоже стали быстро политизироваться. Все это создавало благодатную почву для системной политической агитации и пропаганды.

В ВКП (б) быстро поняли необходимость создания молодежного крыла коммунистической организации, в это время большая часть руководителей большевиков была убеждена в необходимости перманентной революционизации масс и в том, что именно молодежь как наиболее активный слой населения может сыграть в этом важнейшую роль. На большевистскую пропаганду были брошены лучшие силы партии (в частности в 1917 и 1918 считалось, что даже лидеры партии должны не менее двух раз неделю выступать на крупных митингах) и тратились значительные средства, в том числе полученные и от иностранных «меценатов».

Однако, первоначально деятельность большевиков в молодежном вопросе сковывалась тем, что среди большевистской верхушки были среднего возраста, которые не понимали настроений молодежи, а в партии отсутствовали организационно-педагогические наработки работы с молодежью. Не менее важно было и то, весь 1917 год большевики готовились к захвату власти и, не смотря на сложности им удалось это сделать. И этот захват показал всю важность и силу молодежи не только как политической, но и военной силы. Хотя сам захват власти большевиками в Петрограде произошел сравнительно быстро, но после него сопротивление оказали юнкерские училища в Москве и Петрограде. В условиях политической апатии большинства населения именно молодежь стала активной творческой силой. Можно вспомнить и то, что в Ледяном походе белой гвардии в 1918 году участвовало пара тысяч солдат и офицеров из многомиллионной армии и несколько соте юнкеров и гимназистов. Молодежь того времени обладала политическими и нравственными идеалами, которые она была готова защищать с оружием в руках. Поэтому работа с российской молодежью вышла на одно из первых мест в пропаганде большевистской партии.

Организационная и нормативная база советского комсомола была создана в первые годы существования советской власти, это было вызвано потребностями практики — гражданская война требовала рекрутировать новых бойцов революции, сомневающихся превращать в сторонников, а нейтральных в сомневающиеся. Особенно плодотворно большевистская пропаганда работала с молодежью. К тому же в это время процент грамотных среди молодежи был в целом выше, чем в среднем по стране (спасибо земским школам и общественным читальням).

1917 год был годом организации союзов рабочих молодежи, предшественников комсомола. В Петрограде создается Социалистический Союз рабочей молодежи, в Москве молодежь объединяется в Союз рабочей молодежи «Ш Интернационал». Кружки молодежи были немногочисленны. Из 15 тыс. членов — 10 000 были в Петрограде, 2 000 — в Москве и 3 000 — в провинции. После 1 съезда РКСМ численность выросла до 22 000 [10, C. 50].

В течении 1917—1918 годов большие организации молодежи были созданы в России, Грузии, Украине, Белоруссии. Все эти организации было необходимо объединить и поставить под контроль коммунистической партии. В первые годы создания комсомола особое внимание ему уделяли руководители коммунистической партии — В. И. Ленин, Л. Д. Троцкий, Н. И. Бухарин, так велика в их глазах была роль и значение комсомола. Непосредственно на молодежную политику был «брошен» один из идеологов партии — Н. И. Бухарин, человек невысокого роста, меньше 160 сантиметров, но очень активный и энергичный, «любимец партии», «Бухарчик», как называл его Ленин. Бухарину удалось сформулировать требования к молодежным коммунистическим организациям и разработать базисные принципы работы с молодежью в коммунистическом ключе. Он так же вполне грамотно уловил те темы, которые были интересны крестьянской и рабочей молодежи. А это было очень сложно — ведь большинство большевистской верхушки не только были людьми среднего возраста, но и происходили из разночинцев, дворян, слабо понимающих практические и повседневные запросы молодежи. Именно Бухарин, что замалчивалось в сталинской, да и послесталинской историографии, был «крестным отцом советского комсомола (коммунистическая историография приписывала создание комсомола, разуметься Ленину, Сталину и даже Крупской, что уж совсем анекдотично, Бухарина старались не упоминать, так как он не пережил большой террор и стал одной из многочисленных жертв кремлевского горца).

В марте 1918 года на VIII съезде РКП (б) принята резолюция «О работе среди молодёжи». В этой резолюции было определены цели коммунистической хартии в отношении молодежной политики, методы и средства достижения этих целей. Одной из главных задач стало объединение всех молодежных организаций под контролем большевиков, о чем неоднократно говорил В. И. Ленин.

В апреле 1918 года на I Всероссийском съезде Союза коммунистов-учащихся он принимает решение о слиянии с РКСМ. На этом же съезде 17 апреля выступил В. И. Ленин, в своей речи он очертил основные задачи коммунистического союза молодежи [10, C. 36].

Такое внимание Ленина к молодежной тематике оправдано, но важно отметить и то, что до своего ранения летом 1918 года Ленин вообще часто и охотно выступал не только на партийных мероприятиях, но и на заводах, фабриках, в учебных заведениях. Он стремился лично видеть и контролировать происходящее, этим объясняться и такое внимание к новому направлению в деятельности большевистской партии — молодежному.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 370
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: