электронная
360
печатная A5
730
12+
Политический компромисс

Бесплатный фрагмент - Политический компромисс

По материалам диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук (МГИМО МИД РФ 1994)

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0295-2
электронная
от 360
печатная A5
от 730

Вве­де­ние

По­ли­ти­че­ский ком­про­мисс от­но­сит­ся к чис­лу та­ких ин­ст­ру­мен­тов по­ли­ти­ки, ко­то­рые име­ют уни­вер­саль­но-при­клад­ной ха­рак­тер не­за­ви­си­мо от гос­под­ствую­щей идео­ло­гии, ри­то­ри­ки и от­но­ше­ния к ним субъ­ек­тов по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний. Ком­про­мисс — то, к че­му дол­жен при­бе­гать че­ло­век, всту­пив­ший в от­но­ше­ние с дру­ги­ми людь­ми по по­во­ду вла­сти.

Рас­смат­ри­вая по­ня­тие по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, мы долж­ны пред­став­лять се­бе его со­став­ляю­щие — тер­ми­ны «по­ли­ти­че­ское» и «ком­про­мисс».

Пер­вый из них час­то ис­поль­зу­ет­ся не толь­ко в на­уч­ной и пуб­ли­ци­сти­че­ской ли­те­ра­ту­ре, но и в обы­ден­ной жиз­ни. Су­ще­ст­ву­ют раз­лич­ные оп­ре­де­ле­ния «по­ли­ти­че­ско­го», учи­ты­ваю­щие его мно­го­об­раз­ные гра­ни и ас­пек­ты. Ес­ли по­ста­рать­ся вы­брать из этих де­фи­ни­ций не­что об­щее, то мож­но пред­ста­вить «по­ли­ти­че­ское» как имею­щее от­но­ше­ние к пуб­лич­ной вла­сти в го­су­дар­ст­вен­но ор­га­ни­зо­ван­ном об­ще­ст­ве. Так, по­ли­ти­че­ский про­цесс от­ли­ча­ет­ся, на­при­мер, от тех­но­ло­ги­че­ско­го про­цес­са тем, что пер­вый оз­на­ча­ет со­во­куп­ную дея­тель­ность гра­ж­дан го­су­дар­ст­ва по по­во­ду осу­ще­ст­в­ле­ния об­ще­ст­вен­ной вла­сти, а вто­рой — по­сле­до­ва­тель­ность дей­ст­вий, при­во­дя­щую к по­лу­че­нию ка­ко­го-ли­бо ове­ще­ст­в­лен­но­го про­дук­та.

Сло­во «ком­про­мисс» так­же час­то ис­поль­зу­ет­ся не толь­ко в по­ли­ти­ке, но и, на­при­мер, в сфе­ре ча­ст­ных меж­лич­но­ст­ных от­но­ше­ний. Так, в Сло­ва­ре рус­ско­го язы­ка Оже­го­ва «ком­про­мисс» по­ни­ма­ет­ся как «со­гла­ше­ние пу­тем вза­им­ных ус­ту­пок». Осо­бый ин­те­рес пред­став­ля­ет нрав­ст­вен­ный ком­про­мисс. Здесь мы име­ем де­ло с та­ки­ми по­ня­тия­ми, как со­весть, честь, долг, от­вет­ст­вен­ность, но и страсть (к вла­сти, бо­гат­ст­ву, и т.д.), жад­ность, страх, са­мо­об­ман. Вы­ра­же­ние «сдел­ка с со­ве­стью» ста­ло об­ще­упот­ре­би­тель­ным как си­но­ним по­стыд­но­го, про­ти­во­ре­ча­ще­го прин­ци­пам мо­ра­ли ком­про­мис­са, ко­гда из мно­же­ст­ва ва­ри­ан­тов по­ве­де­ния че­ло­век ма­ло­душ­но вы­би­ра­ет та­кой, ка­кой ка­жет­ся ему наи­бо­лее вы­год­ным и наи­ме­нее опас­ным, не­взи­рая на не­спра­вед­ли­во­сти, ко­то­рые та­кой вы­бор при­чи­нит дру­гим лю­дям. По­это­му нрав­ст­вен­ный ком­про­мисс в об­ще­ст­вен­ном соз­на­нии обыч­но име­ет не­га­тив­ную ок­ра­ску.

Имен­но в этой клю­че­вой точ­ке мы вплот­ную под­хо­дим к ком­про­мис­су в по­ли­ти­ке, ведь все или, по край­ней ме­ре, боль­шин­ст­во «ве­ли­ких дел» со­вер­ша­ет­ся на по­ли­ти­че­ской аре­не. И тот же са­мый по­сту­пок, ко­то­рый без­ус­лов­но плох в ча­ст­ной жиз­ни лю­дей, в «боль­шой по­ли­ти­ке» мо­жет оз­на­чать круп­ный ус­пех, а он, в свою оче­редь, бла­го­твор­но от­ра­зить­ся на нрав­ст­вен­ных от­но­ше­ни­ях в об­ще­ст­ве. На­про­тив, без­уко­риз­нен­ное с точ­ки зре­ния мо­ра­ли ре­ше­ние мо­жет ока­зать­ся гу­би­тель­ным для боль­шо­го чис­ла лю­дей, будь оно прив­не­се­но в их по­ли­ти­че­скую жизнь. Объ­яс­не­ние это­му па­ра­док­су за­клю­че­но в са­мой су­ти лю­бой слож­ной мно­го­со­став­ной сис­те­мы: все, что спра­вед­ли­во от­но­си­тель­но час­ти сис­те­мы, без­ус­лов­но, влия­ет на ха­рак­тер сис­те­мы в це­лом, но оп­ре­де­ля­ет по­след­ний не­кое но­вое ка­че­ст­во, ро­ж­ден­ное в ре­зуль­та­те взаи­мо­дей­ст­вия и син­те­за всех час­тей сис­те­мы. По­ли­ти­ка же — осо­бое взаи­мо­дей­ст­вие час­тей об­ще­ст­вен­ной сис­те­мы — то об­щее по­ле, на ко­то­ром стал­ки­ва­ют­ся эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы, лич­но­ст­ные при­стра­стия, куль­тур­ные и нрав­ст­вен­ные цен­но­сти, эт­ни­че­ские и гео­гра­фи­че­ские фак­то­ры. Взаи­мо­дей­ст­вие это на­столь­ко слож­но, что ста­но­вить­ся по­нят­ным, по­че­му по­ли­ти­че­ский про­цесс ни­ко­гда не ук­ла­ды­ва­ет­ся в уни­вер­саль­ные схе­мы, — по­то­му что лю­бые схе­мы слиш­ком про­сты для не­го. Мы в со­стоя­нии по­нять от­дель­ный по­ли­ти­че­ский акт, вы­вес­ти ка­кие-то за­ко­но­мер­но­сти, но по­знать за­ко­ны по­ли­ти­ки так, как и за­ко­ны фи­зи­ки — нет, не мо­жем, а спо­соб­ны толь­ко при­бли­зить­ся к их по­ни­ма­нию.

В обоб­щен­ном (обы­ден­ном) по­ни­ма­нии по­ли­ти­че­ский ком­про­мисс пред­став­ля­ет со­бой не­ко­то­рую до­го­во­рен­ность, к ко­то­рой по­сле пе­ре­го­во­ров при­хо­дят две или бо­лее сто­ро­ны, имею­щие не­схо­жие по­зи­ции по об­су­ж­даю­щим­ся во­про­сам и де­лаю­щие вза­им­ные ус­туп­ки ра­ди дос­ти­же­ния со­гла­сия. Да­же та­кая од­но­мер­ная ха­рак­те­ри­сти­ка ком­про­мис­са по­ка­зы­ва­ет, сколь мно­го­слож­но это яв­ле­ние и на­сколь­ко не­лег­ка про­це­ду­ра его дос­ти­же­ния. Ведь обыч­но к ком­про­мис­су при­бе­га­ют «не от хо­ро­шей жиз­ни», а в си­лу сло­жив­ших­ся по­ли­ти­че­ских об­стоя­тельств, не бла­го­при­ят­ст­вую­щих по­бе­де ка­кой-ли­бо од­ной сто­ро­ны. При этом диа­па­зон от­но­ше­ний оп­по­ни­рую­щих сто­рон весь­ма ши­рок — от не­прин­ци­пи­аль­ных (фор­маль­ных) раз­но­гла­сий до глу­бин­ных про­ти­во­ре­чий, не­ред­ко при­во­дя­щих к вра­ж­де. Раз­лич­ны и за­да­чи ком­про­мисс­но­го со­гла­ше­ния — это мо­жет быть и за­клю­че­ние ми­ра по­сле из­ну­ри­тель­ной вой­ны, и рас­пре­де­ле­ние соб­ст­вен­но­сти и вла­сти, и удов­ле­тво­ре­ние клас­со­вых, пар­тий­ных и груп­по­вых ин­те­ре­сов и лич­ных ам­би­ций.

В со­вре­мен­ных ус­ло­ви­ях, ко­гда си­ло­вое про­ти­во­бор­ст­во при­во­дит к раз­рас­та­нию по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов, транс­фор­ма­ции их в кон­флик­ты во­ен­ные, роль по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са в раз­ре­ше­нии про­ти­во­ре­чий долж­на за­ко­но­мер­но воз­рас­тать. Ме­ж­ду тем по­ли­ти­че­ская нау­ка до сих пор ис­пы­ты­ва­ет де­фи­цит ак­ту­аль­ных тео­ре­ти­че­ских раз­ра­бо­ток по про­бле­ма­ти­ке ком­про­мис­са. Ины­ми сло­ва­ми, тео­ре­ти­че­ская ба­за ком­про­мисс­ных ре­ше­ний, при­ни­мае­мых дей­ст­вую­щи­ми по­ли­ти­ка­ми, от­сут­ст­ву­ет ли­бо не­дос­та­точ­на. Ска­зан­ное тем бо­лее вер­но в от­но­ше­нии Рос­сии, вся ис­то­рия ко­то­рой, осо­бен­но в по­след­ние го­ды, яв­ля­ет нам при­ме­ры ком­про­мис­сов мни­мых, ис­кус­ст­вен­ных, не­спо­соб­ных дей­ст­ви­тель­но раз­ре­шить про­ти­во­ре­чия, — при прак­ти­че­ски пол­ном от­сут­ст­вии во­ли и стрем­ле­ния к ра­зум­ным и ре­аль­ным ком­про­мис­сам, к об­ще­ст­вен­но­му со­гла­сию и на­цио­наль­но­му един­ст­ву, воз­мож­но­му, как по­ка­зы­ва­ет ми­ро­вой опыт, толь­ко по­сред­ст­вом ши­ро­ких ком­про­мис­сов всех кон­ст­рук­тив­ных сил раз­лич­ной по­ли­ти­че­ской на­прав­лен­но­сти.

Та­ким об­ра­зом, ак­ту­аль­ность рас­смот­ре­ния про­бле­ма­ти­ки по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са тес­но свя­за­на с по­ис­ком и ана­ли­зом пу­тей вы­хо­да из по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са, в со­стоя­нии ко­то­ро­го на­хо­дит­ся мно­гие го­су­дар­ст­ва со­вре­мен­но­го ми­ра, и пре­ж­де все­го Рос­сия. Тео­ре­ти­че­ское изу­че­ние про­блем по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са при­ме­ни­тель­но к прак­ти­ке кон­сти­туи­ро­ва­ния ста­биль­ных по­ли­ти­че­ских сис­тем по­зво­ля­ет вы­ра­бо­тать но­вые под­хо­ды к рас­смот­ре­нию и при­ня­тию кон­крет­ных управ­лен­че­ских ре­ше­ний, при­зван­ных и спо­соб­ных уре­гу­ли­ро­вать воз­ни­каю­щие раз­но­гла­сия ци­ви­ли­зо­ван­ным пу­тем.

Раз­ра­бо­тан­ность про­бле­мы. Со­вре­мен­ная по­ли­ти­че­ская нау­ка, на­ко­пив ог­ром­ный тео­рети­че­ский ма­те­ри­ал и прак­ти­че­ский опыт, не со­дер­жит строй­ную кон­цеп­цию по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са. Что ка­са­ет­ся со­вет­ской об­ще­ст­вен­ной нау­ки, со­вер­шен­но оче­вид­ным пред­став­ля­ет­ся тот факт, что пол­но­кров­ный на­уч­ный ана­лиз сам по се­бе был чужд то­та­ли­тар­ной идео­ло­гии и прак­ти­ке, и это тем бо­лее вер­но в от­но­ше­нии по­ли­ти­че­ской нау­ки, ана­ли­за ком­про­мис­са в по­ли­ти­ке. Мог­ли ли со­су­ще­ст­во­вать объ­ек­тив­ное ис­сле­до­ва­ние ре­аль­ных про­ти­во­ре­чий по­ли­ти­ки, по­иск и обос­но­ва­ние спо­со­бов дос­ти­же­ния со­гла­сия на ос­но­ве вза­им­ных ус­ту­пок, с од­ной сто­ро­ны, и про­па­ган­ди­руе­мые то­та­ли­тар­ным го­су­дар­ст­вом не­тер­пи­мость к ина­ко­мыс­лию, про­сто­та и схе­ма­тизм по­ли­ти­че­ской кар­ти­ны ми­ра, с дру­гой? Но и в со­вет­ском об­ще­ст­ве ком­про­мисс ос­та­вал­ся дей­ст­вен­ным ин­ст­ру­мен­том в борь­бе за власть, ее удер­жа­ние и ук­ре­п­ле­ние, пе­рей­дя из сфе­ры пуб­лич­ной по­ли­ти­ки в цар­ст­во двор­цо­вых ин­триг, по­ли­ти­че­ско­го об­ма­на и тай­ной ди­пло­ма­тии. Чем, как не ком­про­мис­сом, поль­зо­вал­ся на всех эта­пах сво­его вос­хо­ж­де­ния к дес­по­ти­че­ской вла­сти, на­при­мер, Ста­лин, бло­ки­ру­ясь то с Зи­новь­е­вым, Ка­ме­не­вым и Бу­ха­ри­ным про­тив Троц­ко­го, то с Бу­ха­ри­ным и Ры­ко­вым про­тив «ле­во­го ук­ло­на», то с за­пу­ган­ным, об­ма­ну­тым и ожес­то­чен­ным боль­шин­ст­вом ЦК про­тив сво­их вер­ных со­юз­ни­ков, став­ших «пра­вым ук­ло­ном»?

Сре­ди оте­че­ст­вен­ных по­ли­то­ло­гов про­бле­ма­ти­ка по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са так или ина­че за­тра­ги­ва­лась в ра­бо­тах К.С.Гад­жие­ва, Г.Х.Шах­на­за­ро­ва, Ф.М.Бур­лац­ко­го, а в по­след­нее вре­мя — С.С.Алек­сее­ва, И.М.Клям­ки­на, А.М.Ми­гра­ня­на, В.Б.Ку­вал­ди­на, М.М.Ле­бе­де­вой, Л.Ф.Шев­цо­вой, В.М.Ал­па­то­ва, В.Л.Ал­ту­хо­ва и дру­гих. Бо­лее близ­ко к про­бле­мам ком­про­мис­са под­хо­ди­ли ав­то­ры, ана­ли­зи­ро­вав­шие кон­крет­ные за­клю­чен­ные и пер­спек­тив­ные ком­про­мис­сы ре­аль­но­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са вре­мен пе­ре­строй­ки М.С.Гор­ба­че­ва и ра­ди­каль­ных ре­форм Б.Н.Ель­ци­на — Е.Т.Гай­да­ра. При этом име­ют­ся в ви­ду в ос­нов­ном ана­ли­ти­че­ские на­уч­но-пуб­ли­ци­сти­че­ские ста­тьи в цен­траль­ной прес­се — на­уч­ных жур­на­лах, та­ких как «По­лис», «Сво­бод­ная мысль», «Го­су­дар­ст­во и пра­во», «Диа­лог», а так­же га­зе­тах — «Из­вес­тия», «Не­за­ви­си­мая га­зе­та», «Мо­с­ков­ские но­во­сти» и др.

С дру­гой сто­ро­ны, впол­не ес­те­ст­вен­но, что прак­ти­че­ски ни один из круп­ных за­пад­ных по­ли­то­ло­гов не ос­тал­ся в сто­ро­не от про­бле­ма­ти­ки по­ис­ка мир­ных средств раз­ре­ше­ния кон­флик­тов. По­след­нее осо­бен­но ка­са­ет­ся пред­ста­ви­те­лей так на­зы­вае­мой «па­ра­диг­мы кон­сен­су­са» — Э. Дюрк­гей­ма, М. Ве­бе­ра, Дж. Дьюи, Т. Пар­сон­са. Счи­тая кон­сен­сус от­но­си­тель­но ос­нов­ных цен­но­стей че­ло­ве­че­ско­го об­ще­жи­тия дви­жу­щей си­лой ис­то­ри­че­ско­го про­грес­са, эти уче­ные ис­ка­ли и ис­сле­до­ва­ли спо­со­бы «сня­тия» эле­мен­тов кон­фликт­но­сти в по­ли­ти­че­ском про­цес­се.

Од­на­ко в ус­ло­ви­ях про­ти­во­стоя­ния сис­тем не мог­ло быть и ре­чи о со­гла­сии по прин­ци­пи­аль­ным во­про­сам ми­ро­вой по­ли­ти­ки (со­гла­сие о не­при­ме­не­нии ядер­но­го ору­жия и о раз­де­ле сфер влия­ния СССР и США здесь, ско­рее, ис­клю­че­ния). Про­цесс дос­ти­же­ния ком­про­мис­са — это пре­ж­де все­го со­труд­ни­че­ст­во сто­рон, в то вре­мя как при­хо­дит­ся го­во­рить о вы­ну­ж­ден­ном, час­то вра­ж­деб­ном со­су­ще­ст­во­ва­нии стран ка­пи­та­ли­сти­че­ской и со­циа­ли­сти­че­ской сис­тем. Ред­кие ком­про­мис­сы ме­ж­ду ни­ми все­гда яв­ля­лись ре­ак­ци­ей на ост­рей­шие ме­ж­ду­на­род­ные кри­зи­сы (на­при­мер, ан­ти­гит­ле­ров­ская коа­ли­ция, До­го­вор о за­пре­ще­нии ис­пы­та­ний ядер­но­го ору­жия в трех сре­дах), ли­бо в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни име­ли про­па­ган­ди­ст­ский ха­рак­тер (на­при­мер, До­го­вор об ОСВ-2). Вза­им­ная от­чу­ж­ден­ность и не­по­ни­ма­ние цель­но­сти на­ше­го хруп­ко­го ми­ра, общ­но­сти гло­баль­ных про­блем пре­гра­ж­да­ли до­ро­гу ком­про­мисс­ной по­ли­ти­ке. В то же вре­мя боль­шое вни­ма­ние в ра­бо­тах за­пад­ных по­ли­то­ло­гов уде­ля­лось про­бле­ма­ти­ке об­ще­ст­вен­но­го кон­сен­су­са, и это так­же во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся не толь­ко су­гу­бо по­ли­ти­че­ски­ми, но и идео­ло­ги­че­ски­ми мо­ти­ва­ми, ведь объ­ек­тив­но кон­сен­сус как об­щее соз­на­тель­ное со­гла­сие воз­мо­жен на ба­зе цен­но­стей, ис­по­ве­дуе­мых и про­па­ган­ди­руе­мых За­па­дом…

По­гло­ще­ние кон­сен­сус­ной про­бле­ма­ти­кой спе­ци­фи­ки по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са не так без­обид­но и не­прин­ци­пи­аль­но, как мо­жет по­ка­зать­ся на пер­вый взгляд. Де­ло пре­ж­де все­го в том, что кон­сен­сус как об­щее осоз­нан­ное со­гла­сие все­гда од­но­знач­но «по­ло­жи­те­лен» (что не ис­клю­ча­ет, ра­зу­ме­ет­ся, тер­ни­сто­го пу­ти к это­му осоз­нан­но­му со­гла­сию), а ком­про­мисс край­не про­ти­во­ре­чив, не­од­но­зна­чен и не­ред­ко ма­ло­пред­ска­зу­ем. Кро­ме то­го, кон­сен­сус — од­но из по­ня­тий «кон­фликт­но-ком­про­мисс­но­го ря­да» (под­роб­нее об этом см. па­ра­граф 1.4), и по­то­му ана­ли­зи­ро­вать яв­ле­ние кон­сен­су­са в от­ры­ве от его ис­точ­ни­ка, в ка­че­ст­ве ко­то­ро­го вы­сту­па­ет не­пре­рыв­ный «про­цесс ком­про­мис­са» (под­роб­нее об этом про­цес­се см. па­ра­граф 1.1), вряд ли це­ле­со­об­раз­но. Имен­но ре­аль­ный про­цесс ком­про­мис­са, а не его ве­ро­ят­ный ре­зуль­тат (кон­сен­сус) на­хо­дит­ся в цен­тре вни­ма­ния в на­стоя­щей работе.

Воз­вра­ща­ясь к опы­ту За­па­да, сле­ду­ет от­ме­тить, что во внут­рен­ней по­ли­ти­ке за­пад­ных стран ком­про­мис­сы, на­про­тив, ста­ли ес­те­ст­вен­ным сред­ст­вом сня­тия об­ще­ст­вен­ных про­ти­во­ре­чий и в си­лу этой «ес­те­ст­вен­но­сти» и «обы­ден­но­сти» не вос­при­ни­ма­лись как не­что дос­той­ное при­сталь­но­го изу­че­ния на­рав­не с про­бле­ма­ми де­мо­кра­ти­че­ско­го про­цес­са, ле­ги­ти­ма­ции вла­сти, то­та­ли­та­риз­ма и т. п. Во­пре­ки уче­нию Мар­кса-Ле­ни­на стра­ны За­па­да дви­га­лись по ре­фор­ми­ст­ско­му пу­ти раз­ви­тия, и со­гла­ше­ния об ос­но­вах сис­те­мы вы­ра­ба­ты­ва­лись ес­те­ст­вен­ным об­ра­зом с це­лью дос­тичь мак­си­маль­но воз­мож­ной в ус­ло­ви­ях ры­ноч­ной эко­но­ми­ки гар­мо­нии ме­ж­ду тру­дом и ка­пи­та­лом. Еще на­ка­ну­не Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ши­ро­кие слои за­пад­ных об­ществ при­шли к со­гла­сию (кон­сен­су­су) от­но­си­тель­но фун­да­мен­таль­ных прин­ци­пов ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ской жиз­ни.

Так, «аме­ри­кан­ские кон­сер­ва­то­ры, — от­ме­ча­ет А.Ю.Мель­виль, — раз­де­ля­ют мно­гие ос­но­во­по­ла­гаю­щие бур­жу­аз­но-ли­бе­раль­ные цен­но­сти, рас­хо­дясь при этом с ли­бе­ра­ла­ми пре­иму­ще­ст­вен­но по во­про­су о сред­ст­вах их дос­ти­же­ния». Ос­нов­ны­ми цен­но­стя­ми за­пад­ных об­ществ вы­сту­па­ют пра­ва лич­но­сти, сво­бо­да пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, мно­го­об­ра­зие форм соб­ст­вен­но­сти, в том чис­ле и ча­ст­ной, сво­бо­да сло­ва и мыс­ли, пред­ста­ви­тель­ст­во ин­те­ре­сов раз­ных сло­ев об­ще­ст­ва на ос­но­ве де­мо­кра­ти­че­ских вы­бо­ров, стро­гое раз­де­ле­ние вла­стей, ста­биль­ность, ав­то­ри­тет пра­ва, за­ко­на и го­су­дар­ст­ва, пре­ем­ст­вен­ность в по­ли­ти­ке. Ци­ви­ли­зо­ван­ное че­ло­ве­че­ст­во ве­ка­ми бо­ро­лось за пре­тво­ре­ние этих цен­но­стей в жизнь, и по­это­му слож­но го­во­рить о ка­ких бы то ни бы­ло ком­про­мис­сах с це­лью по­строе­ния об­ще­ст­вен­ной жиз­ни на дру­гих прин­ци­пах.

Но уни­вер­саль­ны ли де­мо­кра­ти­че­ские цен­но­сти За­па­да? Во­прос этот пря­мо ка­са­ет­ся рас­смат­ри­вае­мой на­ми про­бле­ма­ти­ки, ведь и в на­шей стра­не за­пад­ные цен­но­сти пред­ла­га­ют­ся в ка­че­ст­ве ос­но­вы для внут­ри­по­ли­ти­че­ских ком­про­мис­сов.

Как спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет А.Н.Са­ха­ров, «в де­мо­кра­ти­че­ских сво­бо­дах лю­дей и де­мо­кра­ти­че­ских ин­сти­ту­тах син­те­зи­ру­ет­ся весь пред­ше­ст­вую­щий опыт че­ло­ве­че­ст­ва». Но, с дру­гой сто­ро­ны, ре­аль­ный опыт че­ло­ве­че­ст­ва «син­те­зи­ру­ет­ся» и в со­вре­мен­ных ли­бе­раль­ных, кон­сер­ва­тив­ных и да­же ав­то­ри­тар­ных цен­но­стях. Силь­ная власть, спо­соб­ная за­щи­тить доб­ро­по­ря­доч­ных гра­ж­дан от про­из­во­ла пре­ступ­ни­ков, со­хра­нить спо­кой­ст­вие гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва — то­го «без­мол­ст­вую­ще­го боль­шин­ст­ва», ко­то­рое «боль­ше все­го и стра­да­ет от по­ли­ти­зи­ро­ван­но­го мень­шин­ст­ва», — это ведь то­же ве­ли­кая цен­ность, дол­гие ве­ка быв­шая лишь при­зрач­ной меч­той фи­ло­со­фов, на­чи­ная с Пла­то­на и Ари­сто­те­ля. А идеи «Зе­ле­ной кни­ги» Кад­да­фи — раз­ве это не свое­об­раз­ный син­тез ми­ро­во­го опы­та ис­ла­ма, со­циа­лиз­ма и на­цио­на­лиз­ма?

Ме­ж­ду тем лю­бые цен­но­сти не­од­но­знач­ны. Силь­ная власть без об­ще­ст­вен­но­го кон­тро­ля не­дол­го ос­та­ет­ся доб­ро­де­тель­ной. При­ори­тет на­ции, до­ве­ден­ный до край­но­сти, вы­ро­ж­да­ет­ся в на­цио­наль­ный фа­на­тизм, а аб­со­лю­ти­за­ция прав лич­но­сти, на­про­тив, ато­ми­зи­ру­ет об­ще­ст­во, под­го­тав­ли­вая поч­ву для по­гло­ще­ния его то­та­ли­тар­ной си­лой. Рав­но и де­мо­кра­ти­че­ские ин­сти­ту­ты при из­вест­ных ус­ло­ви­ях ока­зы­ва­ют­ся бес­силь­ны­ми про­тив со­ци­аль­ной сти­хии. Бо­лее то­го, «идей­ные про­тив­ни­ки» де­мо­кра­тии, как от­ме­ча­ла Х. Арендт, все­гда «ши­ро­ко поль­зо­ва­лись и да­же зло­упот­реб­ля­ли де­мо­кра­ти­че­ски­ми сво­бо­да­ми, ко­то­рые глу­бо­ко пре­зи­ра­ли». То­та­ли­тар­ные ре­жи­мы, из­вест­ные ис­то­рии, ро­ди­лись не из ав­то­кра­тии, а на об­лом­ках де­мо­кра­ти­че­ских сво­бод. Об опас­но­сти пе­ре­ро­ж­де­ния де­мо­кра­тии пи­сал еще Ари­сто­тель в «По­ли­ти­ке»: «На­род ста­но­вит­ся еди­но­дер­жав­ным, как еди­ни­ца, со­став­лен­ная из мно­гих: вер­хов­ная власть при­над­ле­жит… всем», то есть тол­пе и ее во­ж­дям. Сле­ду­ет при­знать, что та­кая опас­ность в на­стоя­щее вре­мя не толь­ко не умень­ши­лась, но да­же воз­рос­ла — при­ме­ра­ми то­му ак­ти­ви­за­ция нео­на­ци­стов на За­па­де, на­цио­нал-ком­му­ни­стов в «быв­ших со­циа­ли­сти­че­ских» стра­нах, фун­да­мен­та­ли­стов на ис­лам­ском Вос­то­ке — прак­ти­че­ски вез­де, где цен­но­сти го­су­дар­ст­вен­но­го един­ст­ва и внут­рен­ней ста­биль­но­сти так или ина­че при­но­сят­ся в жерт­ву но­вым идео­ло­ги­че­ским ми­фам. По­бе­див­шим де­мо­кра­там все­гда при­ят­но тор­же­ст­вен­но за­яв­лять об окон­ча­тель­ной кон­чи­не той или иной то­та­ли­тар­ной идео­ло­гии. Пси­хо­ло­ги­че­ски это по­нят­но: мы-де так дол­го и упор­но бо­ро­лись, и на­ко­нец-то все уви­де­ли, что мы пра­вы и за­пом­нят горь­кие уро­ки ис­то­рии на­все­гда. Ис­то­ри­че­ская па­мять иг­ра­ет важ­ную роль в по­ли­ти­ке, но ни­как не ре­шаю­щую. Дос­та­точ­но «нау­чен­но­му горь­ким опы­том» об­ще­ст­ву вновь ис­пы­тать сколь-ни­будь серь­ез­ный кри­зис, чре­ва­тый по­те­рей хо­тя бы ма­лой то­ли­ки бы­ло­го бла­го­по­лу­чия, уви­деть бес­по­мощ­ность де­мо­кра­ти­че­ских вла­стей и уг­ро­зу це­ло­ст­но­сти при­выч­но­го им ми­ра, что­бы тя­га к про­стым ре­ше­ни­ям, по­ис­ку вра­гов и по­тре­би­тель­ско­му эга­ли­та­риз­му вновь вос­кре­си­ла фа­шизм или про­из­ве­ла на свет но­во­го идео­ло­ги­че­ско­го му­тан­та.

В то же вре­мя де­мо­кра­ти­че­ские цен­но­сти — не за­стыв­шие по­сту­ла­ты, и в их ин­тер­пре­та­ции в кон­крет­ный ис­то­ри­че­ский мо­мент по­ли­ти­че­ские си­лы не мо­гут не рас­хо­дить­ся: од­ни по­ни­ма­ют де­мо­кра­тию как вер­ное сле­до­ва­ние за­пад­ным ка­но­нам, дру­гие стре­мят­ся адап­ти­ро­вать ее цен­но­сти к на­цио­наль­ным ус­ло­ви­ям, с тем что­бы де­мо­кра­тия не от­тор­га­лась, а вос­при­ни­ма­лась мен­та­ли­те­том на­ро­да, де­мо­кра­тич­ность треть­их, как уже бы­ло ска­за­но, не про­сти­ра­ет­ся даль­ше же­ла­ния тре­бо­вать все боль­ших и боль­ших сво­бод для се­бя и не­же­ла­ния при­ни­мать ка­кую бы то ни бы­ло по­ли­ти­че­скую и нрав­ст­вен­ную от­вет­ст­вен­ность. А где су­ще­ст­ву­ют про­ти­во­ре­чия, тем бо­лее про­ти­во­ре­чия сущ­но­ст­но­го ха­рак­те­ра, там с не­об­хо­ди­мо­стью при­сут­ст­ву­ет са­мый ши­ро­кий спектр ком­про­мисс­ных аль­тер­на­тив.

Не­раз­ра­бо­тан­ность про­бле­ма­ти­ки по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са од­но­вре­мен­но и ус­лож­ня­ет, и об­лег­ча­ет за­да­чу ав­то­ра. С од­ной сто­ро­ны, весь­ма труд­но су­дить о столь ком­плекс­ном и про­ти­во­ре­чи­вом яв­ле­нии, как ком­про­мисс, опи­ра­ясь в ос­нов­ном на эм­пи­ри­че­ские дан­ные и ис­пы­ты­вая де­фи­цит тео­ре­ти­че­ских раз­ра­бо­ток. С дру­гой сто­ро­ны, но­виз­на те­мы пре­дос­тав­ля­ет по­ис­ти­не не­объ­ят­ные воз­мож­но­сти эв­ри­сти­че­ско­го по­ли­ти­че­ско­го ана­ли­за, ко­то­рые ав­тор в ме­ру сво­их сил стре­мил­ся ис­поль­зо­вать. Кро­ме то­го, на­стоя­щая ра­бо­та ро­ж­да­ет­ся в уди­ви­тель­ное и при­ме­ча­тель­ное вре­мя, ко­гда боль­шин­ст­во по­ли­то­ло­ги­че­ских кон­цеп­ций име­ют сча­стье (или не­сча­стье?) быть про­ве­рен­ны­ми на прак­ти­ке, в ус­ло­ви­ях ре­аль­но­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са. За не­пол­ное де­ся­ти­ле­тие (1982 — 1992) мы пе­ре­жи­ли су­мер­ки оте­че­ст­вен­но­го то­та­ли­та­риз­ма, по­след­ние вспле­ски идео­ло­ги­че­ской вой­ны, ос­то­рож­ные и не­уве­рен­ные ша­ги к сво­бо­де, раз­ру­ше­ние идеа­лов и сте­рео­ти­пов, ду­хов­ное бра­та­ние со вче­раш­ни­ми вра­га­ми и раз­ме­же­ва­ние друг с дру­гом, и мно­гое, мно­гое дру­гое, — все­го не пе­ре­чис­лить, — в со­во­куп­но­сти кар­ди­наль­но из­ме­нив­шее на­шу жизнь та­ким об­ра­зом, что мир ме­ня­ет­ся все бо­лее стре­ми­тель­но и ме­нее пред­ска­зуе­мо. В этом кон­тек­сте за­да­ча по­ли­то­ло­гов, — не пре­неб­ре­гая клас­си­че­ским ап­па­ра­том сво­их зна­ний, твор­че­ски от­клик­нуть­ся на эти но­вые реа­лии, адап­ти­ро­вать к ним свои ре­ко­мен­да­ции и на­стой­чи­во пред­ло­жить по­след­ние дей­ст­вую­щим по­ли­ти­кам. При­ме­ни­тель­но к ком­про­мис­су, как су­гу­бо мир­но­му спо­со­бу раз­ре­ше­ния по­ли­ти­че­ских про­ти­во­ре­чий, эта за­да­ча чрез­вы­чай­но ак­ту­аль­на. Сле­ду­ет от­чет­ли­во сознавать и то, что пред­став­ле­ние це­ло­ст­ной и все­сто­рон­не вы­ве­рен­ной кон­цеп­ции со­вре­мен­но­го по­ни­ма­ния по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са — де­ло бу­ду­ще­го. По­это­му ав­тор ста­вит пе­ред со­бой дос­та­точ­но ог­ра­ни­чен­ный круг про­блем, от­тал­ки­ва­ясь от ис­то­ри­че­ско­го и со­вре­мен­но­го опы­та. Пре­ж­де все­го пред­став­ля­ет­ся не­об­хо­ди­мым от­ве­тить на во­прос, ка­кой спектр яв­ле­ний по­ни­ма­ет­ся под по­ня­ти­ем «по­ли­ти­че­ский ком­про­мисс»? Важ­ную сис­те­ма­ти­зи­рую­щую роль мо­жет сыг­рать ти­по­ло­гия оп­ре­де­ле­ний ком­про­мис­са, ис­поль­зую­щая та­кие кри­те­рии, как функ­цио­наль­ный, струк­тур­ный, ин­сти­ту­цио­наль­ный, ис­то­ри­че­ский. При этом глав­ным вы­сту­па­ет сле­дую­щий во­прос: ко­гда и в ка­ких ус­ло­ви­ях уме­стен по­ли­ти­че­ский ком­про­мисс? И да­лее: как он со­от­но­сит­ся с гло­баль­ны­ми про­бле­ма­ми со­вре­мен­но­сти, сре­ди ко­то­рых, по мне­нию ав­то­ра, до­ми­ни­ру­ют по сво­ему зна­че­нию и воз­мож­ным по­след­ст­ви­ям про­бле­мы по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти? Ины­ми сло­ва­ми, ка­ко­ва роль ком­про­мис­са в дос­ти­же­нии, обес­пе­че­нии и под­дер­жа­нии по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти? На­ко­нец, име­ет смысл, не пре­тен­дуя на «ис­ти­ну в по­след­ней ин­стан­ции», от­ме­тить бли­жай­шие и дол­го­вре­мен­ные пер­спек­ти­вы ис­поль­зо­ва­ния ком­про­мис­са в по­ли­ти­че­ском про­цес­се.

Итак, цель ис­сле­до­ва­ния со­сто­ит в том, что­бы, осу­ще­ст­вив тео­ре­ти­че­ский ана­лиз яв­ле­ния по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, ис­сле­до­вав его со­став­ляю­щие оп­ре­де­ле­ния, пред­мет, сущ­ность, со­дер­жа­ние и фор­му, вы­явив со­от­но­ше­ние по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са с дру­ги­ми по­ня­тия­ми и уров­ня­ми кон­фликт­но­сти, про­сле­див раз­ви­тие ком­про­мисс­ных идей в твор­че­ст­ве вы­даю­щих­ся мыс­ли­те­лей про­шло­го и про­ана­ли­зи­ро­вав роль раз­лич­ных ти­пов ком­про­мис­сов в их по­ли­ти­че­ских по­след­ст­ви­ях и кон­сти­туи­ро­ва­нии ста­биль­ных по­ли­ти­че­ских сис­тем со­вре­мен­но­сти, вы­явить под­хо­ды к по­сту­ли­ро­ва­нию це­ло­ст­ной и чет­кой кон­цеп­ции по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, спо­соб­ной аде­к­ват­но от­ра­зить не­од­но­знач­ную ре­аль­ность со­вре­мен­но­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са, с тем что­бы на ос­но­ве этих под­хо­дов вы­ра­бо­тать кон­крет­ные, на­уч­но обос­но­ван­ные ре­ко­мен­да­ции для дей­ст­вую­щих по­ли­ти­ков.

Объ­ек­том ис­сле­до­ва­ния данной ра­бо­ты яв­ля­ют­ся ре­аль­ные по­ли­ти­че­ские про­цес­сы, со­бы­тия и струк­ту­ры, имев­шие ме­сто в про­шлом и про­ис­хо­дя­щие в на­стоя­щее вре­мя; те и дру­гие да­ют бо­га­тый ма­те­ри­ал для ана­ли­за.

Пред­ме­том ис­сле­до­ва­ния яв­ля­ют­ся вновь диф­фе­рен­ци­руе­мые по­ня­тия по­ли­ти­че­ской нау­ки, спо­соб­ные аде­к­ват­но от­ра­жать но­вые ре­аль­но­сти ме­няю­ще­го­ся ми­ра, в час­ти, ка­саю­щей­ся рас­смат­ри­вае­мой про­бле­ма­ти­ки.

Ме­то­до­ло­ги­че­ская и ин­фор­ма­ци­он­ная ба­за ис­сле­до­ва­ния. Тео­ре­ти­че­ской и ме­то­до­ло­ги­че­ской ос­но­вой на­пи­са­ния работы по­слу­жи­ли сис­тем­ный, струк­тур­но-функ­цио­наль­ный и фак­тор­ный ана­лиз, тру­ды вы­даю­щих­ся по­ли­ти­че­ских мыс­ли­те­лей про­шло­го, та­ких как Ари­сто­тель, Ма­киа­вел­ли и др., но­вей­шие ес­те­ст­вен­но­на­уч­ные дос­ти­же­ния. Ис­поль­зо­ва­ны и под­верг­ну­ты ана­ли­зу в со­от­вет­ст­вие с рас­смат­ри­вае­мой про­бле­ма­ти­кой ра­бо­ты и прак­ти­че­ская дея­тель­ность клас­си­ков мар­ксиз­ма-ле­ни­низ­ма, а так­же за­ру­беж­ных уче­ных и по­ли­ти­ков, в том чис­ле Ш. де Гол­ля, П. Толь­ят­ти, Э. Бер­лин­гу­эра и др. При ра­бо­те ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лись ма­те­риа­лы со­вре­мен­ной прес­сы, от­ра­жаю­щие прак­ти­че­скую дея­тель­ность оте­че­ст­вен­ных и за­ру­беж­ных по­ли­ти­ков, ана­лиз этой дея­тель­но­сти уче­ны­ми. Ин­фор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние ра­бо­ты так­же со­ста­ви­ли ак­ты выс­ших ор­га­нов вла­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, вы­сту­п­ле­ния в пе­ча­ти и элек­трон­ной прес­се ру­ко­во­ди­те­лей стра­ны, раз­лич­ные ана­ли­ти­че­ские ма­те­риа­лы, ста­тьи в жур­на­лах и га­зе­тах. Не­по­сред­ст­вен­но ис­поль­зо­ва­но 200 ли­те­ра­тур­ных ис­точ­ни­ков; все­го же за пе­ри­од ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­ты изу­че­но не­сколь­ко ты­сяч раз­лич­ных ин­фор­ма­ци­он­ных ма­те­риа­лов, что в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни дик­то­ва­лось вы­со­кой ак­ту­аль­но­стью те­мы, ее мак­си­маль­ной при­бли­жен­но­стью к прак­ти­че­ской по­ли­ти­ке.

Вклад ав­то­ра в раз­ра­бот­ку про­бле­мы и сте­пень но­виз­ны по­лу­чен­ных ре­зуль­та­тов.

В гла­ве «Тео­ре­ти­че­ские ос­но­вы по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са» впер­вые в по­ли­то­ло­ги­че­ской ли­те­ра­ту­ре пред­при­ня­та по­пыт­ка:

— пред­ста­вить раз­вер­ну­тую ти­по­ло­гию оп­ре­де­ле­ний по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, как-то: ин­ст­ру­мен­таль­ное, ин­сти­ту­цио­наль­ное, ки­не­ти­че­ское (ди­на­ми­че­ское), би­хе­вио­ри­ст­ское, куль­тур­но-пси­хо­ло­ги­че­ское, ак­сио­ло­ги­че­ское, те­лео­ло­ги­че­ское, кон­фликт­ное, си­туа­ци­он­ное (гло­баль­ное);

— вы­де­лить на ос­но­ве ука­зан­ной ти­по­ло­гии ши­ро­кое и уз­кое по­ни­ма­ние по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са;

— вы­чле­нить эта­пы про­цес­са по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са;

— диф­фе­рен­ци­ро­вать по­ня­тие «пред­мет по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са», ем­ко и дос­то­вер­но ха­рак­те­ри­зую­щее по­ли­ти­че­ский смысл ком­про­мисс­но­го со­гла­ше­ния;

— вы­де­лить и обос­но­вать трие­ди­ную сущ­ность по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, на­хо­дя­щую свое вы­ра­же­ние в его не­пре­хо­дя­щих функ­ци­ях;

— на­ме­тить кон­ту­ры диа­лек­ти­че­ской ди­хо­то­мии «со­дер­жа­ние-фор­ма» при­ме­ни­тель­но к по­ли­ти­че­ско­му ком­про­мис­су; — очер­тить рам­ки по­ня­тий «кон­фликт­но-ком­про­мисс­но­го ря­да», дать ав­тор­скую ха­рак­те­ри­сти­ку по­ли­ти­че­ской кон­фликт­но­сти и ее уров­ней;

— по­ка­зать со­от­но­ше­ние по­ня­тий «кон­фликт­но-ком­про­мисс­но­го ря­да», та­ких как вра­ж­да, со­пер­ни­че­ст­во, парт­нер­ст­во, коа­ли­ция, со­юз­ни­че­ст­во, кон­сен­сус, вы­стро­ить и обос­но­вать схе­му их ди­на­ми­че­ской ие­рар­хии, по­ка­зать роль ком­про­мис­са, с од­ной сто­ро­ны, и обо­ст­ре­ния от­но­ше­ний, с дру­гой сто­ро­ны, как пер­ма­нент­ных ди­на­ми­че­ских аль­тер­на­тив, транс­фор­ми­рую­щих от­но­ше­ния сто­рон от од­но­го уров­ня «кон­фликт­но­го ря­да» к дру­го­му.

В гла­ве «Ком­про­мисс как ис­то­ри­че­ское яв­ле­ние»:

— по­ка­за­на про­ти­во­ре­чи­вая эво­лю­ция по­ли­ти­че­ской ро­ли ком­про­мис­са, на­чи­ная с ран­них эта­пов раз­ви­тия че­ло­ве­че­ст­ва;

— да­на ав­тор­ская ин­тер­пре­та­ция клю­че­вых по­ли­ти­че­ских идей Ари­сто­те­ля, Ма­киа­вел­ли, мар­ксиз­ма-ле­ни­низ­ма, по­ка­за­ны их пре­ем­ст­вен­ность и их про­ти­во­ре­чия, ак­ту­аль­ные для на­ше­го вре­ме­ни;

— пред­ло­же­на и обос­но­ва­на но­вая ти­по­ло­гия по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, ис­поль­зую­щая в ка­че­ст­ве кри­те­рия по­ли­ти­че­ские (ис­то­ри­че­ские) по­след­ст­вия реа­ли­за­ции ком­про­мисс­но­го со­гла­ше­ния и вклю­чаю­щая та­кие ви­ды по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, как спа­си­тель­ная аль­тер­на­ти­ва, по­ли­ти­че­ский оп­ти­мум, воз­мож­ная аль­тер­на­ти­ва, спо­соб ухо­да от ре­аль­но­сти, са­мо­об­ман, так­ти­че­ская улов­ка, сред­ст­во кон­сер­ва­ции про­ти­во­ре­чий, не­реа­ли­зо­ван­ная воз­мож­ность;

— на при­ме­рах из ис­то­рии Анг­лии, Ита­лии, Фран­ции, Ис­па­нии про­ана­ли­зи­ро­ва­на роль по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са в кон­сти­туи­ро­ва­нии ста­биль­ных по­ли­ти­че­ских сис­тем со­вре­мен­но­сти и сде­ла­ны со­от­вет­ст­вую­щие вы­во­ды о том, ка­ко­вы при­чи­ны дос­тиг­ну­тых в де­ле ста­би­ли­за­ции сис­те­мы ус­пе­хов;

— сде­лан об­зор пер­спек­тив по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са в раз­ви­ваю­щих­ся стра­нах, так­же с при­вле­че­ни­ем со­вре­мен­но­го ма­те­риа­ла.

В гла­ве «Про­бле­мы ста­биль­но­сти в Рос­сии и по­ли­ти­че­ский ком­про­мисс» на ос­но­ве ана­ли­за со­вре­мен­ной си­туа­ции в на­шей стра­не пред­при­ня­та по­пыт­ка сфор­му­ли­ро­вать ос­нов­ные ас­пек­ты и пер­спек­ти­вы ши­ро­ко­го по­ли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са, спо­соб­но­го при­вес­ти к под­лин­но­му на­цио­наль­но­му при­ми­ре­нию и соз­да­нию ста­биль­ной по­ли­ти­че­ской сис­те­мы в Рос­сии.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 730