электронная
5
печатная A5
274
16+
Поцелуй времени

Бесплатный фрагмент - Поцелуй времени

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2416-1
электронная
от 5
печатная A5
от 274

От редакции

Дорогие читатели! Перед вами не просто замечательная книга о приключении, называющемся «перемещение во времени». Это рассказ о том, что настоящая любовь может преодолеть любые лишения и препятствия, в том числе расстояние в девять веков.

В книгу «Поцелуй времени» ныряешь, как в море, проживая вместе с героиней две, совершенно разные по укладу и мировоззрению, жизни.

Это не сказка с предсказуемым «хеппи-эндом», а рассказ о том, что власть, деньги и слава становятся ничтожным препятствием на пути к цели, когда против них восстает сама Любовь.

Книга Первая

Глава первая

Жених и невеста

Лучия проснулась от запаха свежезаваренного кофе. Запах манил, будил, ласкал… «Будет жарко», — подумала девушка, и вновь задремала.

— Лу, вставай! — разрушил сладкую дрему голос мамы.

— Встаю! — Лучия не спеша встала, зашла в ванную комнату, оделась и вышла в просторную кухню, служащую также столовой.

— У нас гости! — веселым голосом сообщила мама.

За столом сидел Мирко. Настроение сразу испортилось.

— Какой он гость, — буркнула себе под нос Лу.

— Привет, пончик, — весело поздоровался Мирк.

Настроение испортилось еще больше.

— Сам дурак, — ответила девушка и вернулась в свою комнату.

Мама кинулась следом:

— Лучия, дорогая, ну он же пошутил.

— Пусть так шутит со своей семьей…

Снова вышли в кухню.

Мирко встал:

— Я пошёл в машину, поспеши.

Когда молодой человек ушел, мама не выдержала:

— Лу, ну что это такое, как ты себя ведешь!

— Да пошёл он… Как мне избавиться от этого мудака?

Мама аж подпрыгнула:

— Избавиться? Сейчас? Когда я тебя просила подождать с объявлением о помолвке, ты не послушала. А теперь избавиться? Хочешь разорить нас?

— Ладно, успокойтесь, не разоритесь, — Лучия знала, что в создавшейся ситуации виновата сама, — я пошла.

*

В машине оба молчали. Лу думала о том, как сама себя загнала в угол.

Вздохнула — в окне мелькали знакомые улицы, по которым они с Аддано так часто гуляли.

Аддо она знала всегда, так как жила в соседнем с ним доме. В детстве близкими друзьями не были, но находились в постоянном общении.

Лу улыбнулась, вспомнив, как в один прекрасный день, ей тогда было лет пятнадцать, вдруг поняла, что не безразлична этому парню…

Несмотря на то, что их маленький городок, затерянный в труднодоступной зоне итальянских Альп, был весьма современном, в смысле научных изысканий (всё взрослое население работало на Секретный Институт Межпланетных полётов), традиции и обычаи, по которым жили ещё бабушки, соблюдались здесь весьма рьяно — одним из таких обычаев являлось исполнение серенад, влюблёнными парнями, под окнами своих избранниц.

И вот, однажды вечером, произошёл случай, рассмешивший всех соседей. Дело было так — она, вместе с родителями, допоздна гуляла на свадьбе кузины. А когда семья вернулась домой, то с удивлением увидела, что многие соседи стоят на своих балконах и весело переговариваются.

Не успела Лучия выйти из машины, как к ней подбежали подруги и сообщили, что под её окнами, в течение часа, распевал серенады поклонник. И, возможно, пел бы и дальше, если бы соседи не сжалились над пареньком и не сообщили его друзьям, что «сеньориты» нет дома.

Именно в тот вечер Аддано первый раз проявил свои чувства, спросив её:

— Он тебе нравится?

— Нет, конечно. Ты что? Я даже толком не знаю этого парня.

— Ну, тогда, если он решит с тобой поговорить, скажи ему, что у тебя есть парень.

¬ Ладно, но у меня нет парня.

— Скажи, что я твой парень… если хочешь…

— Хочу… хорошо, так и скажу.

Да, вот так все началось. Лу стало грустно: «Любил ли меня Аддо? — Думала она. — Наверное, все же любил; но, с другой стороны, разве влюбленные так себя ведут?»

Лучия и Аддо часто ссорились и всегда потому, что парень, убедившись в чувствах любимой, позволял себе флиртовать с другими девушками. А однажды, когда Лу уже была в отряде космонавтов, и вернулась из командировки на соседнюю звезду, подруга сообщила, что её любимый «подбивал колья» к дочери местных богачей. Это стало последней каплей — после бурного объяснения они расстались. И теперь, она невеста завидного жених, которого терпеть не может.

Машина остановилась у одной из институтских лабораторий…

*

Не прощаясь, Лучия вышла из машины и пошла к вертящейся двери, за которой виднелся просторный холл. Мирко хотел что-то сказать, но, передумав, нажал на газ.

В холле было просторно и светло от прямых солнечных лучей, проникающих сквозь прозрачные стены, и отражающихся от большого, круглого, напоминающего огромный столб, зеркала, буквально облепленного длинноногими, длинноволосыми блондинками. «Счастливые», — подумала Лу, мимоходом взглянув на промелькнувшее в зеркале свое отражение, — ну да ладно, как говорит мама — длинный волос — короткий ум». Конечно, Лучия знала, что мама так говорила для того, чтобы подбодрить комплектующую из-за своего крепкого телосложения дочку, и это ее еще больше злило.

Тем не менее, несмотря на то, что сама девушка, была недовольна своей внешностью, многие молодые люди проявляли к ней интерес — красивое лицо, коротко подстриженные, густые темные волосы, ладная, спортивная фигура и белая кожа привлекали внимание мужской половины городка. К тому же расхожее мнение о том, что джентльмены предпочитают красивых дурочек, в Акаде не находило подтверждения. «Просто, у нас нет джентльменов», — вслух сказала Лучия и засмеялась.

В лаборатории все были в сборе.

Не успела Лу пройти к своему компьютеру, как из громкоговорителя послышался командный голос секретарши директора института, приглашающий её в кабинет шефа.

«Начинается», — прошептала девушка, и с неохотой направилась на «звездный» этаж.

У директора

Директор, шарообразный, лет шестидесяти, любвеобильный мужчина, смотрел на вошедшую поверх очков, маленькими, постоянно бегающими, глазками.

— Опаздываете, дорогая, опаздываете.

— Ничего подобного, я пришла вовремя, — равнодушно ответила Лу, подходя к краю длинного стола и одновременно разглядывая ветви деревьев за окном.

«Как её уломать?» — подумал директор и продолжил строгим голосом:

— Нам необходимо поговорить!

— Говорите.

— Вы плохо работаете, это надо обсудить, иначе мне придется уволить Вас.

«Вот пёс», — от злости Лучия чуть не задохнулась, но сдержала себя и спокойно ответила:

— Обсуждайте.

— Это конфиденциальный разговор, мы должны встретиться вне Института.

«Скотина», — девушка все еще смотрела в окно.

— Ну, так что, где встретимся?

— Где хотите.

Директор аж подпрыгнул от неожиданности:

— Сегодня вечером подойдите к ресторану «Золотое кольцо», у них есть отдельные кабинки, там мы сможем спокойно поговорить.

«Козёл», — бешенство становилось малоуправляемым:

— Завтра утром в 10.00.

— Утром? Но …ладно. Пусть будет завтра утром.

Лу только сейчас посмотрела на директора: «Как, этот низкорослый карапуз умудряется возвышаться над столом? Я должна увидеть, на чем он сидит». Девушка, почти не таясь, бросила шариковую ручку в проход между стульями, расставленными у стены, и стульями, приставленными к столу:

— Извините, — с этими словами она быстро прошла вслед за упавшей, точно у кресла директора, ручкой, подняла её и мельком взглянула на «трон» — директор сидел в кресле с двойным дном. Причем «второй этаж» сидения был настолько высок, что ноги карапуза не доставали до пола. Настроение сразу улучшилось.

— Я могу идти, шеф?

— Называйте меня, просто, Диру.

— Ха-ха, — Лучия не засмеялась, а произнесла этот звук, пренебрежительно взглянула на директора и пошла из кабинета.

«Вот стерва», — подумал директор.

Помолвка

Высадив невесту, Мирко отправился по своим делам, то есть — никуда. Мрачные мысли одолевали новоиспеченного жениха — что делать, неужели эту «железную леди», этого мужика в юбке ничем не пронять, и ему самому придется объявлять о разрыве помолвки?! Такая перспектива парня не радовала потому, что предполагала неприятный разговор с отцом, уменьшение материального содержания и уничтожение даже перспективы вырваться из захолустья под названием Акада — города, которого нет ни на одной карте не только мира, но и Италии. Города, в котором высокие технологии переплелись с махровым традиционализмом, где самые продвинутые физики планеты жили по законам прабабушек, а смелые пилоты межпланетных кораблей боялись даже на йоту отступить от старинных обычаев. Города, из которого легче было улететь на Марс, чем съездить на машине в соседнюю деревню.

Отец всегда «давил» на Мирко — что одеть, куда пойти, с кем познакомиться…. Правда, в плане «с кем познакомиться», парень все же выдерживал «атаки» отца, а потому умудрился проходить в холостяках до двадцати семи лет, что, в замкнутом пространства их бытия, было настоящим геройством. Здешние молодые люди, к двадцати пяти годам, обычно имели и жен, и детей. Обуславливалось данное положение дел строгими правилами — поговорил с порядочной девушкой больше трех раз — женись.

Мирк вел себя аккуратно — никого, никогда не выделял, был со всеми девушкам вежлив и сдержан, поэтому смог сохранять «свободу» довольно долгое время. Но в один из пасмурных дней пробил и его час.

Мама передала отцовский ультиматум — или Мирк, в течение месяца, сам находит себе невесту, или же её подберут родственники. В случае отказа старшему сыну предлагалась однокомнатная квартира в самом неприглядном районе города и содержание, которого хватит только на скудное питание. Об одежде, оплате коммунальных услуг и других расходах придется позаботиться самому. Это означало одно — надо будет работать.

Не то, чтобы Мирко вообще не хотел работать — он не хотел работать в Акаде. Да и кем? С его гуманитарным образованием и постоянным желание слагать рифмы, можно было надеяться только на должность учителя в школе или корреспондента в местной газетенки. Нет, такие перспективы не радовали человека, мечтающего вырваться из города, которого как бы нет, поселиться в столице или уехать куда-нибудь, например, в Америку, и стать владельцем собственной газеты. Отец обещал помочь, но покинуть малую родину старший сын мог только с местной женой и хотя бы одним ребенком.

*

Немного поразмыслив, Мирк сообщил маме, что сам выберет себе невесту. Принимая такое решение, молодой человек рассуждал следующим образом: «Любовь всё не приходит и, возможно, никогда не придет, значит, следует подобрать жену, которая не будет меня раздражать, то есть в меру симпатичную и умную». Именно такой и показалась ему Лучия, когда он встретился с ней на свадьбе друга. Правда, узнав чуть лучше новую знакомую, Мирко пришел к выводу, что девушка очень симпатична и чертовски умна. «Ну, это не беда, — решил парень, — кашу маслом не испортишь». Через некоторое время он объявил родителям о своем выборе. Родители, разузнав о семье девушки, возражать не стали.

И молодые начали встречаться. «Обидно, что между нами даже симпатия вспыхнула», — думал Мирко, кружа по безлюдным улицам и вспоминая о месяцах перед помолвкой, когда они с Лу, по обычаям, виделись каждый день. О разговорах в местном ресторане, за бокалом красного вина, о просмотренных фильмах, даже о сплетнях, которые они, для смеха, рассказывали друг другу. Им было хорошо вместе, и они надеялись, что это зарождение любви, но это была всего лишь дружба. «Хм, всего лишь дружба, — повторил про себя Мирк, — разве дружба может быть „всего лишь“?»

*

Отец подгонял со свадьбой и Мирко сделал предложение Лу. «Слава Богу, у неё хватило ума не венчаться сразу, а ограничиться помолвкой».

Сказано-сделано — был назначен и наступил день помолвки. Приехали даже гости с «Большой Земли». И именно тогда он встретил её.

Мирк не сразу обратил внимание на моложавую женщину, спокойно сидевшую в кресле одной из их гостиных, а заметив, подумал: «Ничего так… тётенька…»

…Впереди замаячил шлагбаум, молчаливо намекающий, что дальше проезда нет. Мирк притормозил и стал вспоминать, как все было. От напряжения у него разболелась голова, к тому же в глубине сознания, как червоточина, ныла, не давая о себе забыть, одна мысль: «Я извращенец, я влюбился в женщину на пятнадцать лет старше себя, у меня проблемы с психикой… я так долго звал любовь и вот она, злодейка, пришла».

Журналистка

Ивони проснулась в своей огромной кровати с предвкушением того, как откроет ноутбук и с юмором опишет загадочный город, в котором есть всего один отель, да и в том пять номеров. Ив улыбнулась, представляя, как она насмешит своих верных читателей, рассказав им о патриархальном, чуть ли не средневековом, укладе этого загадочного места.

Женщина сладко потянулась, прикрыла глаза и стала вспоминать события недельной давности:

Сначала её вызвала Шила — жутко строгая, с большими амбициями, в прямом и переносном смысле, редакторша. Шила объявила, что Ивони предстоит командировка в один из закрытых городов, из которого, по слухам, уже давно, к звездам отправляются экспедиции. В высших кругах, этот город так и называют — Звездным. Диалог с Шилой был таким:

— Только я забочусь об увеличении тиража нашего журнала!

— Что вы, сеньора, мы все мечтаем об этом…

— Замолчите! Я собрала команду бездельниц!

— Ну, не знаю….

— Конечно, не знаете! Ладно. Собирайтесь. Завтра едете в Акаду.

— Куда, куда?

— В Акаду.

— А где это? В Испании?

— В какой Испании? Вы совсем из ума выжили? Откуда у нас деньги, посылать корреспондентов заграницу?!

— Но, я впервые слышу о таком городе.

— И больше не услышите. Это закрытый город. О нем почти никто ничего не знает. Я случайно столкнулась с одним однокурсником, редактором тамошней газеты. Так вот, он много чего порассказал мне об этом месте. Поедете на разведку.

— То есть?!

— На днях один их богатей будет отмечать помолвку своего старшего сына с какой-то курицей. Вы поедете типа освещать это «важное» событие. Выправим вам какой-нибудь документ, намекающий, что правительство Италии знает о существовании данной семьи и заинтересованно в ее процветании. Люди падки на лесть — поверят и не станут проверять.

— Как? Я должна ехать с липовыми командировочными документами?

— Ну, да.

— Что вы? Я боюсь!

— Успокойтесь! Кому Вы нужны? В общем, поедете, погуляете на помолвке, а заодно узнаете, что там творится. Я слышала — оттуда уже давно отправляют экспедиции на другие планеты и даже в другие галактики. Разнюхайте всё. Нам нужен интересный материал, чтобы поднять рейтинг и доходы журнала.

— Ладно. Но, как я буду «разнюхивать», я же никого не знаю?

— Не знаете — узнаете. Познакомьтесь, подружитесь с кем-нибудь. В таких местах даже собаки, что-то знают. Поспрашивайте. Постарайтесь получить приглашение и в следующий раз съездить туда уже легально. В общем, нам нужна сенсация.

— Ладно, я постараюсь…

— Да уж, постарайтесь, иначе придется искать новую работу…

На следующий день, рано утром, Ивони ехала в аэропорт.

Встреча

Прилетев в пункт назначения, новоявленная журналистка-разведчица направилась на остановку такси. Водитель машины, к которой подошла Ив, равнодушно спросил, есть ли у неё пропуск в город, так как если она решила проскочить туда на авось, то этого не случится, а он ее назад, бесплатно, не повезет.

— Все у меня есть, — ответила Ивони, — поехали.

Путь оказался довольно долгим. Почти сразу машина выехала на лесную дорогу, которая все время поднималась вверх. В какой-то момент женщина даже испугалась и, стараясь казаться равнодушной, спросила:

— Далеко еще?

— Не переживайте. Дорога длинная, но мы уже давно едем вдоль территории города. Присмотритесь, кусты, на самом деле, живая изгородь, по которой пропущен ток.

Ивони присмотрелась — действительно, все было так, как говорил таксист.

— Но, не видно домов! — удивленно сказала она.

— Здесь домов нет. Это так называемая «промзона». Все расположено под землей.

— Ух, ты, — только и смогла произнести Ив.

Вдруг, за очередным изгибом дороги, как из-под земли, перед машиной вырос шлагбаум. Серьезные люди в штатском, а за ними виднелись и вооруженные военные, стали проверять документы Ивони.

— Мы должны сообщить семье о том, что у них гости, — сказал один из проверяющих.

— Сообщите, — спокойно ответила журналистка, и почувствовала, как сердце бешено застучало в груди. Чтобы не выдавать своего волнения, женщина прикрыла глаза руками, прикинувшись уставшей…

Уже через несколько минут к шлагбауму подкатил автомобиль, из него вышел мужчина, явно, водитель. Он о чем-то переговорил с охранниками и подошел к таксисту, чтобы расплатиться. Ив, выбравшись из машины, сказала:

— Ну что вы, не надо…

— Не волнуйтесь, хозяин приказал расплатиться и везти вас к ним домой.

Журналистке перспектива не понравилась. Она предпочитала останавливаться в гостиницах — так чувствуешь себя свободной, ни от кого независящей. «Не в этот раз», — подумала Ив, садясь в навороченную Ауди.

*

Ехали долго, дорога вилась между полями, поросшими бурьяном. То тут, то там, из земли торчали трубы и люки. В какой-то момент, Ивоне даже показалось, что вдали мельтешили люди в белом. Она схватилась за мощный фотоаппарат, лежащий в сумочке, но было поздно — машина пронеслась дальше, и все исчезло из виду. Попросить водителя остановиться, женщина не решилась.

Город начался как-то сразу, поразив Ив своей чистотой, богатыми зданиями и шикарными автомобилями. Промелькнула мысль — если это периферия то, что же будет в центре?

«Дом назначения» находился в самой красивой части города, и был огорожен богатой изгородью. Наметанным взглядом журналистка отметила, что двор за забором велик и больше напоминает парк. Ворота перед машиной открылись сами, легко и бесшумно. У входа в шикарный особняк уже ждал хозяин — чуть полноватый, но вполне интересный мужчина, с фирменным для всех богачей, выражением лица:

— Рады видеть, рады видеть. Разрешите представиться — Томаш-Тито, хозяин этого скромного дома, ваш покорный слуга, — весело произнес он, сначала пожав, а затем, видно решив проявить чудеса элегантности, поцеловав руку Ив. — Приятно, что в столице, наконец, вспомнили о нашем захолустье и решили осветить в прессе скромную помолвку моего сына.

Ивони хотела сказать, что трудно вспомнить то, о существовании чего не знаешь, но передумав, улыбнувшись, спросила:

— Где будет проходить праздничный ужин?

— Как где? Здесь!

— А… я думала в ресторане…

— Нет, что Вы! Мы придерживаемся патриархальных взглядов, и семейные праздники справляем дома.

— Ясно.

Они прошли в огромный холл. Сразу подошла девушка, видно прислуга, которой было приказано отвести гостью в отведенную ей комнату.

Ив пыталась сопротивляться, объясняя, что собирается остановиться в гостинице — хозяин не хотел этого слышать:

— Что Вы, дорогая. У нас не принято отправлять гостей в гостиницу. Идите, отдохните. Через два часа начнут собираться приглашенные, надеюсь, и вы присоединитесь к нам.

— Конечно. Для этого я и приехала…

Комната находилась на втором этаже дома. Приняв душ и помедитировав, Ив спустилась вниз. Разместившись в самом далеком кресле, она стала думать, как из этой помолвки «выудить» информацию о том, куда летают корабли с замаскированного космодрома и, вообще, что скрывается за спокойной пышностью города, не имеющего трущоб.

Ив наморщилась, припоминая строчку из стихотворения русского поэта Некрасова, творчеством которого она увлекалась, учась в университете. «А, кажется так — „откуда дровишки?“ Да. Да… надо не забыть и использовать это в будущей статье. Просто, придется немного перефразировать, например, „Откуда деньжата?“ Точно! Ну вот, заголовок уже есть, значит, начало положено».

Анна

Синьора Анна, мама Лу, без сил опустилась на стул у окна. Проводив взглядом дочь, она подумала: «Как я устала, как я устала…».

Посидев немного, женщина встала, приготовила себе кофе. В последнее время её не покидала одна и та же мысль — как это произошло? Почему она, лучшая ученица в школе, лучшая студентка в университете, превратилась в домохозяйку, занятую обслуживанием дочери и мужа?

«Конечно, — думала Анна, — мать семейства должна блюсти семейный очаг, но не превращаться же в бесплатную прислугу!».

Анна вспомнила, сколько сил ей пришлось приложить, чтобы Лучия смогла окончить Авиационный институт, а потом еще и секретную школу аэронавтов. Кому только она не кланялась, чтобы дочь смогла вернуться в Акаду, а муж, бывший спортсмен, стал тренером претендентов на полеты в космос.

«Ох, — подумала Анна, — как удачно все складывалось. Лу приняли в отряд аэронавтов, она много работала, тренировалась, сдавала всевозможные экзамены и даже один раз летала на какую-то планету. Но потом, что-то пошло не так. Дочь, по непонятной причине, отстранили от полетов, перевели в лабораторию. Потеряв место в команде, и так у сложной девушки, окончательно испортился характер. Нервничая из-за того, что через некоторое время она совершенно потеряет физическую форму, и из-за случайной помолвки, любимая доченька всю злость срывала на ней».

Из задумчивости женщину вывел зычный голос мужа:

— Эн, протеиновый коктейль, быстро. Я спешу!

«Как я устала, — подумала Анна, — как я устала!»

Диру

Директор межпланетного центра не спал всю ночь. Сам тому удивляясь, он пребывал в приподнятом настроении из-за свидания с Лу.

Эта девушка с первого взгляда приглянулась ему. Случился данный казус года три-четыре назад, когда она зашла в кабинет, чтобы передать направление в отряд астронавтов. Подписывая приказ о назначении, директор думал, каким лакомым кусочком была вновь прибывшая летчица, и как бы её «прибрать к рукам»

Да, директор был бабником, и, хотя это не приветствовалась в Акаде, любил заигрывать с молодыми сотрудницами. В ста случаях из ста его посягательства ни к чему не приводили, и это не удивительно — женолюб совмещал в себе немалое количество лет и килограммов. Однако, по каким-то непонятным причинам, умный мужчина, в этом вопросе придерживался ошибочной точки зрения, то есть верил всей душой и сердцем, что получает отказы лишь потому, что безумно влюбленные в него девицы боятся огласки.

Именно эта уверенность и заставляла его вновь и вновь добиваться расположения Лу. Более того, он даже подменил результаты медицинских тестов, что привело к переводу девушки в лабораторию, работающую под его непосредственным началом.

Каждый день неустанный поклонник старался завоевать внимание строптивицы. Он уверил сам себя в том, что она не поддается на его уговоры только лишь в силу своего стервозного характера, а на самом деле спит и видит, как становится его возлюбленной.

В ресторане

Ровно в 10.00 сеньор Диру, благоухающий, как цветок лилейника, стоял у ресторана и ждал «предмет» своих мечтаний. Новая сорочка постоянно расстегивалась в районе необъятного животика, и это слегка раздражало. «Все же не умеют у нас шить», — думал директор, постоянно застегивая «бракованную» пуговицу. Столик в тайной комнате ресторана был уже заказан и накрыт, что вызывало обильное слюноотделение, и влюбленный «Ромео» с нетерпением топтался на месте.

В половине одиннадцатого, потная, одетая в спортивный костюм, с наушниками на шее, трусцой подбежала Лучия:

— Здравствуйте, шеф. Ну, что Вы хотели? Говорите быстрей, а то мне еще домой надо добежать, переодеться, и на работу… наш директор не любит, когда опаздывают.

— А вы шутница… ладно, пройдемте.

Они зашли в ресторан, синьор Диру направился вглубь, но Лу уселась за столик у самого входа.

— Шеф, Вы куда?

— Для нас накрыли стол в отдельном кабинете, мы должны спокойно поговорить…

— Спокойно поговорить мы можем и здесь, а если не хотите, я пойду, — Лучия приподнялась.

— Нет, ладно, пусть будет здесь, — директор приказал принести заказанные ранее разносолы, а когда все было накрыто заново, сказал, — угощайтесь.

Лу улыбнулась:

— Обычно я не ем так плотно с утра, ну да ладно, — с этими словами она принялась с аппетитом уплетать какое-то экзотическое рыбное блюдо.

Сеньор Диру тоже почувствовал приступ голода и последовал примеру девушки.

Когда оба наелись до отвала, Лучия сказала:

— Ну, шеф, о чем же мы должны поговорить.

Директор замялся. «Почему я чувствую себя неловко в её присутствии?!» — подумал он.

— Шеф, не тяните.

— Я не знаю, как начать…

— Ладно. Раз Вы такой скромник — спрошу я… Что, хотите со мной встречаться?

— Какая Вы… резкая… но, в принципе, да.

— Я согласна.

Директор пролил кофе на новую сорочку.

— Но, есть одно «но», — продолжила девушка.

— Какое?

— Вы должны восстановить меня в отряде астронавтов, пока еще это возможно, и, честное слово, я буду встречаться с вами в свободное от полетов и тренировок время.

Диру ликовал:

— Хорошо! Я все сделаю! Уже со следующего месяца вы вернетесь в отряд… хотите шампанского?

Лучия вздохнула:

— Несите.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 5
печатная A5
от 274