электронная
160
печатная A5
507
18+
Placenta previa

Placenta previa

Повесть и рассказы


3.7
Объем:
216 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-1329-4
электронная
от 160
печатная A5
от 507

О книге

Повесть «Placenta previa» — история отца и дочери. Начало ее в Петербурге, продолжение на отдаленном острове, где странно все: обстоятельства, жители и сам остров — замкнутый мир, из которого нет выхода. Героям предстоит понять не только нужен ли он вообще, но и кто они друг другу на самом деле. «Сказки для Сонечки» — это антология обреченных друг на друга: двоих, у которых иногда получается, а иногда нет, но красок в их жизни гораздо больше, а значит и счастья, за которое всегда надо платить.

Отзывы

Телеграм канал '1 Ridero Day'

Это импринт — понятие, вроде как предполагающее повышенное качество и актуальность. Куда там. Я понимаю, что табу надо разрушать. Некоторые. И вот, исполненный этого понимания, я открываю «Placenta previa» (Предлежание плаценты) Бориса Берлина… и обнаруживаю, что не все табу одинаково плохи, и я, например, совсем не готов понимать и принимать любовную связь родителя и его ребенка. Автор, надо отдать должное, предусмотрительно лишил их кровного родства, о чем отец узнает, когда дочке исполняется шесть, а она сама — когда ей исполняется восемнадцать лет, но что это, по большому счету, меняет? Тем более, я не заметил, чтобы эта новость как-то изменила изначально больное отношение отца к дочери. Разрушение табу имеет смысл, если дает новые степени свободы. В данном случае, такое разрушение их отнимает. Для родителя такая любовная связь это что-то сродни самоудовлетворению, а главное, это кража жизни собственного ребенка, у которого нет ни единого шанса противостоять чувствам родителя; он и состоит-то наполовину из этих чувств. Для ребенка это полная потеря нормального будущего. В общем, хорошее табу. Зачем же его так... импринтом. И немного о стиле. Книга написана в странной манере, предполагающей наличие у персонажей изрядной доли воздушности и утонченности. Ну вроде как у героев Грина. Помните? «… Тогда, с искренним сожалением о невозможности сохранять далее мирную позицию, я измерил расстояние и нанес ему прямой удар в рот, после чего Гез грохнулся во весь рост...» В «Плаценте» все устроено по-другому. Жена беременеет от младшего брата своего мужа, но: «… Чайки слетаются к ней так, будто она одна из них. Она словно говорит им: «Мы одной крови – вы и я». И они верят». Персонажи кушают, тоскуют, изменяют друг другу, обмениваются нелепыми диалогами, но: «Ветер треплет ее волосы всегда, даже, когда его нет, хотя таких дней в наших краях наперечет». В общем, верится во все это слабо. Осадок остается жуткий. Так и хочется закончить словами одного из персонажей. «Я ошиблась, Питер. Ты пахнешь не океаном, ты пахнешь… » (одиночеством, если по тексту).

March 25, 2021, в 8:59 PM
Евгений Минин, НГ EX-LIBRIS

Настоящий писатель – всегда явление природы, ибо дар его неотвратим. И неважно, прекрасен он или зловещ, черно-бел или сияет всеми, в том числе и неизвестными, цветами и оттенками. Ты просто приходишь к нему в дом, который и не дом вовсе, а морской берег или горсть подхваченных ветром осенних листьев, и находишь то, что, оказывается, так давно искал. И летишь вслед за мыслью, фразой или словом не в силах остановиться.

January 25, 2021, в 12:17 PM
Елена Крюкова

Воздух этой книги, ее интонации, ее реалии и ее фантазии согреты тем тайным драматизмом, от которого не избавиться вовек, как от родимого пятна. Борис Берлин – из тех художников, что рождаются с этой отметиной изначальной мировой трагедии; при этом неважно, о чем они пишут – о быте или о высоком, о празднике или о смерти.

January 25, 2021, в 12:17 PM
Лев Аннинский

Прикосновение к любви – прикосновение к смерти. Неизбежно! Читаешь тексты Бориса Берлина – и уже от его имени и фамилии несет какой-то германской интеллектуальной неотвратимостью.

January 25, 2021, в 12:16 PM

Автор

Борис Берлин
Борис Берлин
Борис Берлин — член Союза писателей Иерусалима и Южно-Русского союза писателей. Автор книг «Ню», «Вначале было слово», «Цимес».

Над книгой работали:

картина Густава Климта «Даная»
На обложке
Инна Тимохина
Корректор
Наталья Рубанова
Редактор проекта