электронная
Бесплатно
печатная A5
301
18+
Пьесы и сценарии для мультфильмов

Бесплатный фрагмент - Пьесы и сценарии для мультфильмов

Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9884-0
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 301
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Для получения официального разрешения на использование моих сценариев и пьес обращайтесь по электронной почте mayklov@narod.ru или через социальные сети: https://vk.com/dzenterrorist и https://dzenterrorist.livejournal.com/

Пьесы

Новогодняя сказка или опера в стиле рэп
(Сценарий новогоднего спектакля)

А

Сцена. Перед закрытым занавесом появляется хор негров.

Негры читают рэп:

Случилась беда. Случились дела.

У Босса крутого не стало бабла.

А Босс без бабла, что без ножки юла.

Бабло же у Босса украла братва.

Крутые японские парни — якудза.

Крутые. В наколках от жопы до пуза.

А Босс, он ведь тоже не лох, а чувак,

Который не любит лажаться вот так.

У Босса ребята с большими стволами,

И тоже не любят казаться лохами.

Крутая должна быть меж ними разборка.

Мочить они будут друг друга без толка.

Все было бы так, только парень один,

Кайфовый чувак, покупал кокаин,

Чтоб вставиться раз на некислой тусовке —

Отвиснуть с друзьями на мощной попойке.

Да вот незадача: увидел чувак,

Как бабки якудза тащил на чердак.

Пропал ни за что тот парнишка, вот так.

Скрутили несчастного парня якудзы,

Что были в наколках от жопы до пуза.

Сковали заклятьями руки его,

Чтоб даже в плену не сказал ничего.

Пропал бы, наверно, парнишка зазря,

Но есть у кайфового парня друзья.

Поднимается занавес. В комнате возле камина в кресле-качалке сидит Ильич. На голове у него крутая бейсболка. Он курит траву, слушает Боба Марли и смотрит в огонь. На коленях у него лежит кот. На голове у кота такая же бейсболка.

В комнату вбегает Лампочка. На ней армейские ботинки, черные, дырявые на коленях колготки и неприлично короткая юбка. В зубах неправдоподобно огромная папироса.

— Папочка! Папочка! Сейчас я узнала такое! — возбужденно говорит она.

— Что ты узнала, доченька? — спрашивает Ильич.

— Похитили рэпера! Говорят, якудза. Он видел, кто стащил у босса бабло.

— Бабло, говоришь, — оживляется Ильич.

— Папа! — она гневно топает ногой.

— Хорошо, хорошо.

— Помоги ему, папа.

— Но как?

— Папа, я же знаю, что ты держишь в руках этот город.

— Да, но он ускользает сквозь пальцы.

— Папочка!

— Хорошо. Я сейчас же позвоню, кому следует. Принеси телефон.

Лампочка убегает со сцены и возвращается с раздолбанным телефонным аппаратом. Сзади по сцене волочится оборванный провод с бантиком на конце.

Ильич набирает номер, около минуты слушает трубку, после чего выбрасывает аппарат в камин.

— Занято, — поясняет он.

— Я там видела кошек-мышек, — говорит Лампочка.

— Зови.

— Кошки-мышки! — кричит она, — кошки-мышки! — затем, обращаясь к залу: — Давайте все вместе.

Лампочка, негры, Ильич и самые сознательные из зрителей зовут кошек-мышек. Вместо них на сцене появляется мент с гаишным жезлом в руке.

— Они не появятся, — заявляет он, играя жезлом.

— Почему? — спрашивает Ильич.

— Они арестованы.

— За что?

— Тырили мелочь по карманам.

— Конкуренция? — язвительно спрашивает Лампочка.

— Обижаете. Мы так мелко не берем.

— Знаю, как вы не берете.

Мент достает из кармана двойной лорнет и смотрит через него на Лампочку.

— А ты мне чей-то фоторобот напоминаешь. Документы есть?

— Вот мои документы, — она показывает на Ильича, — скажи ему, папочка.

— Папочка? — переспрашивает мент.

— Приемный. Но для всех я Лампочка Ильича, — гордо заявляет Лампочка.

— Виноват, — смущенно говорит мент, убирая лорнет в карман.

— Скажи-ка мне лучше, милейший, не слышал ли чего о рэпере? — спрашивает его Ильич.

— С тех пор, как он у якудзы, его не слышно.

— Он жив?

— Только наполовину.

Лампочка падает в обморок.

— Не волнуйтесь, дитя мое. Ему на руки наложили заклятие. Без рук, как известно, он не может произнести ни слова, ну а рэпер без рэпа жив только наполовину. В остальном же он жив и здоров.

— А как бы нам его в таком случае того? — спрашивает Ильич.

— Того? — мент проводит пальцем по горлу.

— Ну что вы в самом деле, милейший. Того в смысле того.

— Так бы сразу и объясняли.

— Так что ты по этому поводу скажешь?

— Надо бы кое-что намекнуть ребятам босса.

— Вот и намекни.

— Слушаюсь.

— Ну так иди.

— Мне бы… — мент делает ножкой.

— Доченька.

— Да, папочка.

— Угости мента капустой.

— Зеленой — улыбается мент.

— Можно и зеленой, — соглашается с ним Ильич.

— Пойдемте, — говорит Лампочка, и уходит с ментом со сцены.

Б

На пустой, полутемной сцене сидит старик в одном валенке на ноге. Другой валенок он держит у себя на коленях и зачем-то ковыряет вилкой. При этом он тихо напевает что-то омерзительное в стиле соул. Под его напевы на сцену выходят Ильич, Лампочка и хор негров. Они идут в затылок, неприятно виляя бедрами.

— Что это еще за парад верченых жоп? Я этого не заказывал! — бурчит старик, нюхая валенок.

— Я Ильич, всему делу кирпич!

— А я Лампочка, девочка-ласточка!

Негры выходят вперед и читают:

Ну а мы этой сказки хор.

Мы на рэп свой ставим упор

Только вот случилась беда

И без рэпа осталась братва

Был похищен наш рэпер-король

Без него весь наш текст — геморрой

От Америки и до Европы

Вместо рэпа теперь одна жопа.

Случилась беда. Случились дела.

У Босса крутого не стало бабла.

А Босс без бабла, что без ножки юла.

Бабло же у Босса украла братва.

Крутые японские парни — якудза.

Крутые. В наколках от жопы до пуза.

А Босс, он ведь тоже не лох, а чувак,

Который не любит лажаться никак.

У Босса ребята с большими стволами,

И тоже не любят казаться лохами.

Крутая должна быть меж ними разборка.

Мочить они будут друг друга без толка.

— Знаю-знаю, — перебивает их старик.

— Откуда? — спрашивает за всех Ильич.

— У меня тут рядом «Пионерская зорька».

— И?

— Они регулярно передают свои видения. Кстати, скоро начнут, так что вы можете присесть здесь где-нибудь с краю, чтобы не мешать.

Все рассаживаются в глубине сцены. На сцене появляются сексэпильные блондинки в прозрачных кофточках, под которыми нет лифчиков, в коротких юбочках и в сапожках на высоких каблуках.

— Амстердамский попкорн, амстердамский попкорн, — поют они на мотив «Хэппи безди ту ю».

— Берите-берите, — настойчиво рекомендует дед. — Во-первых, бесплатно, а во-вторых, помогает лучше воспринимать пионерские видения.

Все берут по попкорну, а Ильич целых два. Девушки уходят. На сцену под барабанный бой выходят пионеры. Примерно на середине сцены они перестраиваются в одну шеренгу и, шагая на месте, произносят речовку:

Кто шагает дружно в ряд?

Пионерский наш отряд!

Нас сейчас послали… в лагерь

Два пьянючих работяги.

Им сказали мы в ответ,

Что назад дороги нет

Наше дело — коммунизм,

А не детский онанизм.

Хватит прыгать нам в припрыжку

И жевать без масла пышки.

Наши взгляды на Восток,

Где у солнышка восход.

Солнце дарит нам виденья

Для всеобщего спасенья.

Те виденья мы поем

И за солнцем вслед идем.

— Отряд стой! — приказывает командир отряда.

Пионеры останавливаются.

— Товарищи зрители! Отряд имени Павлика Морозова для открытия пионерской зорьки построен! — бодро говорят они хором. — Сегодня в выпуске: Результаты анальных исследований анналов истории! Бесчеловечное изнасилование козы Исидоры Дункан соседским козлом Борисом! Катастрофическое положение с мировыми запасами перхоти! И, наконец, наш специальный репортаж: похищение якудзами великого рэпера.

На сцене гаснет свет. Звучит попурри из революционных песен. Когда свет загорается, сцена превращается в бар. В баре стоит огромный аквариум, где в настолько мутной воде, что его почти не видно, спит Герцен. В баре сидят якудзы. Они пьют саке, обновляют татуировки и играют в карты на пальцы. В общем, обычные будни якудзы.

Со всех сторон, откуда только можно в бар врываются крутые парни Босса.

— Где бабло?! — вопрошают они.

— Тише, — цыкают якудзы, — Герцен спит!

Парни на цыпочках выходят из бара и через несколько секунд возвращаются с плакатом в руках, на котором написано: «Где бабло, желтожопые?» В руках у них автоматы с глушителями. Якудзы, ни слова не говоря, показывают свой плакат, на котором написано: «Идите на (иероглиф), чмошники (иероглиф)». Они разом бросают плакаты и начинают палить друг в друга из автоматов. Странно, но никто во время перестрелки не пострадал. Не пострадал и аквариум с Герценом. У всех кончаются патроны.

В бар входит кавказец с рынка.

— Гранаты! Кому свежий гранаты! Ни разу не пробованный гранаты! Гранат наступательный и оборонительный, гранат слезоточивый и противотанковый! Гранат для граната-с-медом! Гранаты! Кому гранаты!

Якудзы и крутые парни Босса все разом кидаются на продавца гранат. Раздается взрыв. Сцену заволакивает дымом. Когда дым рассеивается, на сцене остаются только дед, Ильич, Лампочка и негры. На сцену выбегают пионеры, переодетые газетчиками. Они по очереди выкрикивают заголовки:

— Мафиозные разборки!

— Зверское убийство представителя кавказской диаспоры!

— Герцен скончался во сне!

— Метафизическое зачатие протоиеронейской гомонотостезии!

Покружив немного по сцене, они убегают за кулисы.

— Какой ужас! — испуганно восклицает Лампочка. — Ведь если эти сатрапы поубивали друг друга, кто же будет кормить героя? Нам нельзя терять ни минуты. Пойдемте!

— И куда это вы собрались? — интересуется дед.

— Нам надо его найти, во что бы то ни стало, — отвечает ему Лампочка.

— Каким образом?

— Не знаю, — потупившись, признается она, — но… Но я тоже не буду есть, пока не найду героя! — воодушевляется она. — Пусть! Пусть мы погибнем вместе!

— Аплодисменты, переходящие в овации, — комментирует Ильич.

— Ты, конечно, можешь не есть, но… — пытается увещевать ее дед.

— Вы можете нам помочь? — перебивает его Лампочка.

— Попробую. Только вам надо последить за моим валенком. Он болен, и мне пришлось сделать ему трахотомию.

— Это не заразно? — спрашивает Ильич.

— В какой-то мере, — уклончиво отвечает дед.

— Что значит, в какой-то мере? Я боюсь за свое здоровье.

— Мы все боимся за свое здоровье, — говорят хором все, включая наиболее сознательных зрителей.

— Его болезнь заключается в его преклонном возрасте, и хоть это не заразно, этим болеют все, — поясняет дед.

— В таком случае мы согласны, — соглашается Ильич.

— В таком случае держите мой валенок и не давайте этой дырке зарасти. Для этого вот вам вилка, — говорит дед и вручает Ильичу валенок. Затем он уходит со сцены и буквально через пару секунд возвращается с подростком-переростком на руках. Из него что-то сыпется.

— Что это? — спрашивает Ильич.

— Это глисты-абстракции, — объясняет дед. — После того, как они выйдут, он сможет указать вам дорогу.

— Что мы должны делать? — спрашивает Ильич.

— Три дня и три ночи вы должны читать ему рэп.

— Но мы забыли рэп, — хором жалуются негры.

— Вы не поняли. Это может быть любая лажа. Даже песни советских композиторов, даже попса девяностых.

— Тогда можно.

— Приступайте, как только я уйду.

Дед отдает Ильичу малыша, забирает валенок и покидает сцену. Негры запевают «В лесу родилась елочка».

Пока они поют, проходит три дня и три ночи. Эффект смены суток достигается путем выключения и включения света.

— Туда, — говорит подросток-переросток мерзким голосом, показывая рукой за кулисы, и все уходят со сцены.

В

На сцене подросток-переросток, Ильич, Лампочка и негры. Они устало шагают на месте. Впереди всех «идет» подросток-переросток. Следом хромает Ильич. За ним идет Лампочка, а за ней хор негров. От усталости негры поют что-то ужасное в стиле соул. Лампочка громко считает:

— Пятнадцать тысяч сто сорок семь, пятнадцать тысяч сто сорок восемь, пятнадцать тысяч сто сорок девять…

— Доченька, у тебя не осталось воды? — спрашивает обессиленный Ильич.

Лампочка останавливается, достает из кармана блокнот, что-то там помечает, после этого отвечает с заметным раздражением в голосе:

— Сколько раз тебе повторять! Нет у меня воды, нет и не будет! Не надо меня все время дергать! Не дай бог, сбиться со счета, тогда придется возвращаться назад и начинать все сначала, а это ни много, ни мало (смотрит в блокнот) пятнадцать тысяч сто сорок девять шагов!

Сказав это, она вновь начинает идти, считая шаги.

На сцену выходит один из бывших пионеров, одетый по-домашнему. Он говорит:

— Уважаемые зрители. Нашим героям предстоит очень долгий путь. Им надо пройти еще около пятисот шагов и не сбиться со счета, а это, согласитесь, серьезный труд, поэтому я предлагаю вам всем выйти в буфет и выпить душистого коньяка, свежего пива или лимонада в зависимости от возраста, пола, вероисповедания или вкуса.

Он кланяется, вслед за этим опускается занавес.

Минут через двадцать, когда зрители возвращаются на свои места, обсуждая качество пива, состояние туалета, положение в стране или какую-нибудь еще весьма интересную тему (а что еще делать на спектакле), занавес поднимается вновь.

На сцене лежит Ильич. Он больше не может идти. В нескольких шагах позади него медленно продолжает ползти на четвереньках на одном месте Лампочка. Хор безнадежно отстал, и потому негров нет на сцене.

— Пятнадцать тысяч шестьсот девяносто семь, пятнадцать тысяч шестьсот девяносто восемь, пятнадцать тысяч шестьсот девяносто девять… — считает Лампочка и падает без сил.

На сцену выходит странник, в котором без труда можно угадать старика.

— Калейдоскоп! Волшебный калейдоскоп! — голосом разносчика всякой дребедени говорит он.

— Воды! — в два голоса стонут Лампочка и Ильич.

— Калейдоскоп. Не хотите ли взглянуть? — обращается странник к Ильичу.

— Воды…

— Я могу им и поводить, но это будет дороже.

— Воды…

— Желание покупателя — закон, а закон нам не писан.

Странник опускается перед Ильичом на колени и подносит к его глазам калейдоскоп. Несколько секунд Ильич остается безучастным, затем из его груди вырывается вздох, он вырывает калейдоскоп из рук странника и поднимается на ноги.

— Уважаемая публика! — обращается странник в зал. — Вы сейчас собственными глазами смогли убедиться в том, какое благотворное влияние оказывает искусство, пусть даже столь неизысканное, на человеческий организм. Так что смелее, не стесняйтесь, подходите. Я не кусаюсь, а цена тем более.

— А можно… — шепчет Лампочка из последних сил.

— Конечно, дитя, если только у тебя есть монета.

— Отец…

— За вас платит отец? Очень мило. Ты извини, но я сначала должен проверить. Милейший, готовы ли вы заплатить за свою дочь?

Прильнувший к калейдоскопу Ильич что-то бурчит.

— Что ж, будем думать, что это согласие.

Не без борьбы странник отнимает у Ильича калейдоскоп и передает его Лампочке.

— Ой, а что эти дяди и тети… — весело говорит она, поднимаясь на ноги.

— Тебе еще рано! — кричит на нее Ильич.

— И все равно хочется пить, — грустно произносит Лампочка.

— Ты права, дитя. Теперь не грех и выпить, тем более что твой отец согласился все оплатить, — соглашается с ней странник.

— Я? — удивляется Ильич.

— Я вижу, вы и немецкий неплохо знаете. Шампанского! — странник делает барский жест рукой.

Ильич заметно сникает.

На сцене появляется сексуальная официантка во всем коротком. В руках она грациозно держит поднос с шампанским. С другой стороны на сцену выбегают негры, которые не могут пропустить халявной выпивки.

— Шампанского для всех! Ну а вы, уважаемые зрители, сможете насладиться этим благородным напитком в театральном буфете, — сообщает странник.

Все пьют шампанское.

— Вы случайно не волшебник? — спрашивает Лампочка у странника.

— Я странник, а это круче.

— Не скажите. Достать шампанское посреди пустыни… Для этого надо быть волшебником или евреем.

— Ошибаешься, дитя мое. Если у тебя есть монета, достаточно сделать вот так: Шампанского!

Снова на сцену выбегает официантка с подносом.

— И что, все это время мы терпели зря?! — с заметным негодованием в голосе спрашивает Лампочка.

— А это спроси у папеньки.

— Папа!

— Я хотел сэкономить на старость.

— Какой же ты, папа, подлец!

— Не ссорьтесь! — говорит странник.

— А скажите, дядя странник, вы случайно не видели короля рэпа? — с надеждой в голосе спрашивает Лампочка.

— Королевскую репу я не встречал, а вот парня, которого прячут якудзы, я видел.

— И вы знаете, где он?

— Он что, вам нужен?

— Конечно!

— Ладно, вы — люди хорошие. Подождите пару минут.

Он уходит со сцены и сразу же возвращается с сыном старика, только переодетым в рэперские шмотки. На руках у него наручники.

— Держите вашего парня.

— Спасибо, дядя странник! — благодарит его Лампочка.

— Да ладно, — смущается странник и уходит со сцены.

Г

На сцене сидят Ильич, Лампочка и герой рэпа. Он все еще в наручниках. Неподалеку негры разминают свои пальцы и руки, что необходимо делать каждому рэперу. Изредка с их стороны доносится что-то вроде:

Наши пальчики болтали,

Наши пальчики устали

Вместе мы читали рэп

Так что силы больше нет

Но сейчас мы отдохнем

И снова рэп читать начнем.

— Может, она уже не придет? — спрашивает Лампочка, глядя на часы.

— Придет, куда она денется, — немного меланхолично отвечает Ильич. Ему хочется спать, но Лампочка постоянно отвлекает его разговорами.

— И обязательно тебе надо было вляпаться. Понадобилась же тебе именно виртуальная фея.

— Фея то она, может быть, и виртуальная, а бабки берет реальные.

— Тем более. За реальные бабки можно было бы и реальную фею найти.

— Где ты видела реальных фей? По нашим временам феи бывают исключительно сказочными, киношными или виртуальными.

— И ты выбрал виртуальную.

— Конечно. Киношные только в кино, сказочные… За такие бабки я и сам какую хочешь сказку расскажу…

— Ну и где твоя виртуальная фея?

— Не знаю. Может, зависла где. Она, видишь ли, под виндоузом ходит.

— Тем более. А вдруг она вообще не придет?

— За такие бабки?

— А ты ей уже и заплатил?

Ильич кивнул головой.

— Ну, папочка, да ты настоящее Лохнесское чудовище. Несси ты, не сказать лучше.

— Сама ты! Никакого почтения.

— А какое ты хочешь почтение, если раздаешь деньги направо и налево? А это, между прочим, мое наследство.

— Ничего я не разбазариваю. Она хоть и виртуальная, а понимает, что за такие деньги ее где угодно найдут и бросят вирусам на съедение.

На сцену выходит странник он же старик. На этот раз на нем ужасный парик и старушечьи обноски.

— Кого это вы тут уже вирусам скармливаете? — спрашивает он или она… Лучше она, фея все-таки.

— Это мы так грустим, — вежливо говорит Лампочка.

— О чем грустим?

— Да вот, — лампочка показывает на короля.

— Одну минуту…

Фея надевает очки, затем долго осматривает короля, как добрый сказочный доктор, после чего произносит.

— Тут нужен волшебный ключ. Без него никак.

— А где нам его взять? — спрашивает Лампочка.

— Как где? У меня. Фея я или кто?

— Ну так давайте.

— Что значит давайте? А стишок или песенка.

— Ты что, бабка, с утренника сбежала? — раздраженно спрашивает Лампочка.

— А ты мне, дрянь такая, не груби! Читай, гнида, стишок, или я ухожу, — прикрикнула в ответ фея.

— А что читать? — сразу же присмирела Лампочка.

— Не знаешь, что читать — читай из Пушкина.

— Но я не знаю Пушкина.

— Девочка, ты что, даун? — громко вопрошает фея, всплеснув руками.

— И что нам делать? — спрашивает Ильич.

— Даже и не знаю. Но если никто ничего не прочтет, я не смогу отдать вам ключ, а без ключа вы мне не насыплете еще денег.

— А тебе не много будет? — спрашивает Ильич.

— А ты бы не жадничал. Если парнишка заговорит, он сможет указать на бабло, а это настоящее бабло, а не тот фуфель, что ты суешь.

К ним подходят негры.

— Простите, а из Некрасова можно? — робко спрашивает один из них.

— А вы знаете? — удивляется фея.

— Немного.

— Ладно, давайте.

Негры читают отрывок из «Однажды в студеную зимнюю пору» в стиле рэп.

— Хоть кто-то здесь что-то знает, — говорит фея, не скрывая, что ей понравилось, как читали ребята, — но все равно, Некрасов — это не Пушкин.

Затем фея обращается в зал:

— Что, никто не знает из Пушкина? — спрашивает она у зрителей.

— Я знаю, — раздается уверенный мальчишеский или девичий голос, это не принципиально, и на сцене появляется опрятный мальчик или опрятная девочка лет семи.

— Ты знаешь Пушкина?

— Да.

— Тогда читай, о, прелестный ребенок.

Дитя читает Пушкина, и фея торжественно вручает Лампочке ключ. Лампочка открывает наручники. Тухнет свет, а когда он загорается вновь, на сцене появляется король рэпа, одетый как Элвис Пресли. Он начинает петь, кося под Элвиса.

— Ты чего, бабка? Кто это? — перекрикивает Элвиса Лампочка.

— Король. Как вы и просили.

— Король?! Да он нафталином пропах! — раздраженно говорит Лампочка.

— Хорошо, хорошо…

Фея хлопает в ладоши. Снова тухнет свет, а когда он загорается вновь, король рэпа исполняет битловский хит в костюме Леннона.

— Да ты бабка совсем охренела? — злится Лампочка.

— Ладно, не горячись. Я думала, как лучше.

Она снова хлопает в ладоши. Когда загорается свет, король рэпа уже в рэперских шмотках. Он читает «В лесу родилась елочка». Естественно, в стиле рэп. Негры ему помогают.

— А почему «В лесу родилась елочка»? — спрашивает Ильич.

— Так Новый год, — поясняет король рэпа.

— Уже Новый год? — переспрашивает Ильич.

На сцену выбегает какая-то баба и истерично орет:

— Новый год!

В то же мгновение включается музыка, загорается светомузыка, в ход идет мыслимая и немыслимая пиротехника. На сцену выходит много людей. Все с шампанским. Сверху спускается елка.

После этого на сцене празднуется Новый год. На зрителей никто не обращает внимания, и им ничего не остается, как перебираться в буфет.

Занавес.

Золушка

(Циничная сказка для взрослых)

Действующие лица:

Золушка, Принц, Король, Королева, Кот, Мышь-мать, Крыса, Лесничий (отец Золушки), Мачеха, Фея (тетя Золушки), Девицы мачехи, Гости.

От автора:

Я написал эту пьесу для постановки дома или на вечеринке с целью развлечения, как зрителей, так и актеров. Поэтому я не буду описывать ни декорации, ни костюмы героев. Думаю, постановщики и сами легко справятся с этой задачей.

Действие первое

Дом лесника. Гостиная. В удобном кресле спит Кот. К нему подходит Мать-мышь и робко спрашивает:

Мать-мышь: Господин Кот, господин Кот, можно вас потревожить?

Кот, сладко потягиваясь: Это, смотря зачем. Если угостить чем-нибудь вкусненьким или любовное письмо от кошечки передать — это всегда, пожалуйста, а если Полкан опять нюх потерял, то я на службе.

Мать-мышь: Господин Кот, господин Кот, а, правда, что сам Король лично пригласил вас на новогодний бал?

Кот: Это не правда…

Мать-мышь удивленно перебивает: Неправда?

Кот, гордо: Это не правда, а истинная правда. Старина король без меня…

Мать-мышь, перебивая Кота: Господин Кот, господин Кот, а вы могли бы взять на бал моих деточек? Мышата мечтают увидеть свет.

Кот, многозначительно: Я право не знаю…

Мать-мышь: Господин Кот, господин Кот, вы же знаете, как я могу быть благодарна.

Кот: Это другой разговор.

С криком «Ой!» мышь убегает. На сцену выходит Золушка.

Подойдя к коту, Золушка спрашивает: С кем это ты болтаешь?

Кот: Ни с кем.

Золушка с угрозой в голосе: Хочешь побегать с петардами на хвосте?

Кот, испуганно: Зачем так сразу?

Золушка: Тогда не ври мне, паршивец.

Кот: Так я и не вру. Задумался тут слегка вслух…

Золушка грозно: Опять в церкви ладана обнюхался?

Кот: Святой отец давно уже ладан не нюхает.

Золушка, удивленно: Завязал?

Кот: Что вы. У него теперь наш кокаиновый барон грехи замаливает. Теперь у него кокаину!

Золушка: Так ты под кокаином кайфуешь?

Кот: Если бы! Грехи отпускать меня не просят, хотя, ей богу, брал бы меньше. А святой отец мне кокаин не дает. Не крещен я. Котам, видите ли, не положено. Он больше прихожанок балует, а вчера, представляете, пригласил для духовной беседы сына фрейлины… ну той, с жутким париком. Он часто беседует с пареньком с тех пор, как того застали накрашенным и в женском белье.

Золушка, гневно: На что ты намекаешь?

Кот, грустно: Только на то, что не видать мне кокаина.

Золушка: Так с кем ты разговаривал?

Кот: Я? Ах да, я речь репетировал.

Золушка: Какую речь?

Кот: Поздравительную. Король обещал дать мне слово.

Золушка: Так ты приглашен на бал?

Кот, гордо: Лично самим королем.

Золушка, в сторону: Вот, даже эта скотина пойдет на бал, а я что, должна, как дура, торчать всю ночь перед телевизором?

За сценой хлопает входная дверь.

Лесник пьяным голосом зовет за сценой: Золушка!

Золушка, зло: Опять надрался.

В комнату на автопилоте входит лесник. Видя, что он пьян, кот убегает со сцены.

Лесник: Золушка!

Золушка, раздраженно: Какая я тебе Золушка!

Лесник: Злющая. Злюка ты у меня злющая, но ты дочь моя, кровинушка. Девочка моя любимая. Не злюкой же мне тебя звать? Вот и зову тебя ласково: Золушка.

Золушка: С кем опять надрался?

Лесник: С герцогом Энским.

Золушка: Что ему на этот раз надо?

Лесник: Почему сразу надо? Он просто так. По-дружески. Соскучился, говорит, по старому другу. Навестить приехал. А что, нельзя? Или я чего-то не понимаю?

Золушка: Кого навестить?

Лесник: Как кого? Меня — друга своего. Кого же?

Золушка, зло: А может королевских оленей? Ты смотри, узнают, где положено, что браконьеров в лес пускаешь и не делишься — посадят. Хоть тебе, дураку, туда и дорога, а все равно обидно будет — биографию испортишь.

Лесник: Как тебе не стыдно! Вот не можешь ты без этого. Если ко мне такой гость приехал, что я, оленя для него пожалею? Конечно, не…

Говоря это, Лесник садится в кресло и засыпает на полуслове.

Золушка, в сторону с обидой в голосе: Да, редкий дурак наш папенька. Быть королевским лесничим и таким дураком. Дураком более непроходимым, чем любая чаща. Охота в королевском лесу! За это же взять можно, и взять столько… Король, храни его бог, охоту запретил и поставил этого идиота лес охранять. Другой бы озолотился, а он… Приедут к нему, напоят, назовут другом, похлопают по плечу, и ему достаточно. Если бы не маменька — по миру бы пошли. Светский салон «Под оленьими рогами». Только не под оленьими там рогами… Лучший бордель королевства, а этот пентюх не догадывается. Я же сама себе жизнь устраивай. Хоть в шлюхи иди.

Лесник падает с кресла.

Лесник, пытаясь подняться на ноги: Ладно, дочка, пойду вздремну. Устал я сегодня.

Лесник встает и уходит. В комнату влетает мачеха. Она слегка навеселе и вся сияет.

Мачеха, радостно: Золушка, дорогая!

Золушка, раздраженно: И ты туда же!

Мачеха: Прости, дорогая, само вырвалось

Золушка: Ладно, я сегодня добрая.

Мачеха: Представляешь, собутыльник нашего Рогалика… (поясняет зрителям): Так я называю мужа (золушке): привез с собой юного Родриго. Не знаю, кто он, но деньги и положение у него есть, а в нашей профессии больше ничего и не нужно. Да, чуть о главном не забыла! У него куча приглашений на бал, и он всех нас приглашает. Пойдем, познакомлю.

Золушка: Прости, маман, но у меня голова болит, и я не одета. Я не поеду.

Мачеха: Не пожалей только. Сегодня там будет принц. Говорят, он такой душка!

Золушка: Маман, принц принцем, а платье платьем. Принц там, может, и будет, а вот платья у меня нет.

Мачеха: Как знаешь, ладно, меня гости ждут.

Идет за сцену. У края сцены ее окликает Золушка.

Золушка: Маман!

Мачеха: Да, дочка.

Золушка: Спасибо за приглашение. Ты у меня что надо.

Мачеха, довольная похвалой: Ну что ты, свои же люди.

Мачеха уходит. Золушка зовет кота:

Золушка: Кис-кис-кис…

Вальяжно входит Кот.

Кот: Я здесь.

Золушка: Мне нужна твоя помощь.

Кот, многозначительно: Даже не знаю, смогу ли я…

Золушка, перебивая Кота: Слышь, ты, вымогатель! Хочешь навсегда забыть о кошечках?

Кот, обиженно: У тебя все к одному сводится.

Золушка: Мне нужно: во-первых, приглашение на бал; во-вторых, платье, и не просто платье, а платье; и в-третьих, что-нибудь для охмурения принца.

Кот, с нескрываемой иронией: Твоя скромность граничит только с твоей красотой.

Золушка, строго: Мне идти за секатором?

Кот: Молчу.

Золушка: Слушай дальше: Там маман с дочерьми ублажают какого-то Родриго. У него, по ее словам, куча приглашений. Ты должен выкрасть одно для меня. Да подожди ты! Мне нужны твои мыши.

Кот: Они бесплатно не работают.

Золушка: Это уже твои трудности. Слушай дальше: они должны будут найти мою тетю и передать ей, что она нужна мне срочно, а затем у старой крысы взять хрустальные туфельки, любой ценой. Понял?

Кот изящно кланяется.

Золушка: Тогда фас.

Кот убегает. Золушка остается одна.

Золушка зрителям: С этими навоюешь. Один водку жрет и рад, друзья у него. Был бы нормальным — жили бы сейчас в каком-нибудь приличном замке, а не в этой хибаре. Маман тоже дает. Представляю: «Ваше высочество, познакомьтесь — моя любимая дочь». Звучит с весьма конкретным подтекстом, если учесть, чем она заработала известность при дворе. А у меня и мужика-то еще не было. Мало того, что одни козлы вокруг, так мне еще замуж выходить… А будущим рогоносцам целомудрие подавай.

Вздыхает. Входит Кот.

Золушка: Уже вернулся? Рассказывай.

Кот: Вот приглашение. В лучшем виде. А теперь мне пора, там такая кошечка — просто мяу!

Золушка: Постой, как остальные поручения?

Кот: Все под контролем. (Нетерпеливо) Можно уже идти?

Золушка: Ладно уж, идти.

Кот удаляется. Из норы выходит Мать-мышь и почтительно подходит к Золушке.

Мать-мышь: Госпожа Золушка, госпожа Золушка…

Золушка, гневно: Не смей меня так называть!

Мать-мышь: Извините, но это имя… Такая прекрасная легенда, такой образ…

Золушка, перебивая: Идеальный для мыльной оперы. В моем случае Золушка — это производная от злюки. Еще раз меня так назовешь, на своей шкуре испытаешь, как я умею раскрывать образ.

Мать-мышь: Извините, госпожа. Я хотела сказать, что с минуты на минуту прибудет ваша тетя, а старая крыса сама принесет вам туфельки.

Золушка: Хорошо, можешь идти.

Мать-мышь убегает. Входит Фея.

Фея: Здравствуй, Золушка. Чего дверь нараспашку? Нечего перед грабителями нос задирать. Погладят тебя утюгом — будешь знать. Думаешь, тебе кто-нибудь поверит, что папаша все пропивает?

Золушка: Да ладно тебе, завелась.

Фея, недовольно: Ты зачем мне эту мерзость прислала? Ты бы еще тараканов окурьерила.

Золушка: Давай, может, о деле поговорим?

Фея: Ладно, что случилось?

Золушка: Сегодня у короля новогодний бал. Там будет принц…

Фея: Хочешь его окольцевать?

Золушка улыбается.

Фея: Круто ты замахнулась. Только я тут при чем? Сваха из меня никакая, тем более что мы с королем, как молоко с огурцом.

Золушка: Мне нечего надеть.

Фея: А я что получу с этого?

Золушка: Ладно тебе, тетушка, я ведь тебя не забуду.

Фея. Хорошо, я помогу тебе, только извини, правила есть правила. Я не могу нарушать протокол.

Золушка: Что ты этим хочешь сказать?

Фея: у тебя будет все, но только до полуночи. Причем это только в сказках были тыквы с мышами… На самом деле та Золушка реально осталась в одной туфельке. Никаких лохмотьев. Это уже потом придумали, из соображений нравственности…

Золушка: Спасибо за предупреждение. Буду осторожна.

Фея: За тобой заедут, а теперь помолчи. Я буду вызывать имиджмейкера, а он самый противный из демонов.

Тетя шепчет заклинания. Тухнет свет. А когда он загорается, перед зрителями предстает преображенная Золушка. На ней прекрасное платье. На голове шляпка с вуалью.

Тетя, со знанием дела: Ты всегда была красавицей, а теперь так просто неотразима. Вуаль не снимай. Она только на первый взгляд прозрачная, но под ней тебя никто не узнает. Последний штрих, причем немаловажный: туфли. В твоих ботинках только по плацу вышагивать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 301
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: