16+
Первый Проповедник
Введите сумму не менее null ₽, если хотите поддержать автора, или скачайте книгу бесплатно.Подробнее

Объем: 82 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Глава 1

Джойс с Джоном решили, что все-таки пора разобрать чемоданы. Прилетев в Москву вчера вечером, наскоро перекусив в отеле, сразу отправились гулять.

Хотелось посмотреть все и сразу. Надо было обязательно посетить московское метро и поглазеть на вечерние звезды кремля. Все как у обычных туристов — жажда новых впечатлений от этой загадочной страны, восторг и удивление непривычным вещам. Сначала они обнаружили, что вопреки американским фильмам о России, тут никто не ходит в драповых пальто и шапках — ушанках.

Медведи по пути им тоже не встречались. Обыкновенные люди. Одеты средненько, как и везде. Иногда в толпе мелькнёт излишне разряженная девушка или встретится пара неформалов — это нормально. В магазинах цены — как на родине. Что-то и дороже, а что-то дешевле. В общем Москва им приглянулась.

В отель вернулись ночью. С утра опять побежали опять смотреть огромную столицу.

У Джойс в блокноте были помечены места, которые за четыре дня надо было обязательно посетить. Поэтому вернувшись вечером уставшие и довольные, решили, что пора достать другой комплект одежды. Разобрать свои маленькие чемоданы и настроится на важную встречу — основной вопрос их поездки.

Джойс работала журналистом в Вашингтоне. Вела колонку непознанного в одном не самом популярном издании. Она со своим редактором очень надеялась, что рано или поздно их небольшого тиража эзотерический журнал станет наконец-то популярным востребованным изданием.

Девушка постоянно искала интересные темы для новых выпусков, вела электронную версию журнала и была вся отдана своей заветной мечте — увеличить тираж и соответственно свой гонорар за статьи.

Рыжая в веснушках, немного полноватая тридцатилетняя журналистка совсем недавно обзавелась настоящим женихом — Джоном. Влюбленный, он не сводил с нее глаз и готов был перевернуть землю, если его принцессе что-либо было надо.

В этот раз Джойс прибежала с работы с горящими глазами:

— Джон, ты не поверишь!

Если мы поедем в Москву как туристы, журнал готов оплатить нам часть расходов.

Дело в том, что в последнее время Джойс зачитывалась в интернете книгами запрещенного русского писателя. Его запрещено было печатать, настолько провокационные вещи в отношении власти и системы он свободно писал. Найти его книги можно было только в закрытых группах в свободной сети. Называл он себя проповедником и судя по всему Джойс сошла с ума, когда решила, что сможет его отыскать и взять интервью. Проповедник писал эзотерику, взрывающую мозг, фантастику настолько приближенную к реальности, что в нее хотелось верить.

Имел армию фанатов и последователей, но никто никогда не видел его лица. Никто не знал, как его найти. Просто проповедник и все.

Идея Джойс — найти этого писателя в очередной раз показывала, что ради тиража своего любимого журнала, она пойдет на все. Конечно, заполучить интервью с такой известной личностью дорого стоит. Но как она сможет его найти?

И тут то и случилось чудо. Джон перешел на работу в журнал к Джойс где-то полгода назад. Работал Джон фотографом и по совместительству верстальщиком. А на прошлой работе, в небольшом фото -агентстве остался друг, который имел родственников в России. Так вот эти родственники оказались знакомыми проповедника. Узнал Джон об этом случайно. Потом рассказал Джойс и пожалел. Краснея и бледнея, он последние три недели пытался достать у своего приятеля информацию о писателе. В итоге, встреча была обговорена: в Москве, Кусковский Парк, полчаса времени к назначенной дате, в три часа дня.

Это было чудо. Джойс визжала от восторга. Джон был вознагражден за свои усилия сразу, на пороге их маленькой квартирки.

Осталось дело за малым: найти деньги на поездку и договориться с издательством.

И тут тоже все отлично сложилось. И деньги нашлись и главный редактор помог с оплатой отеля и билетов. Джона отпустили с Джойс в надежде, что он сможет сделать несколько фотографий. Тогда их журнал ждал бы оглушительный успех. Никто не знал настоящего лица Проповедника. Вылет назначили за пару дней до даты встречи. И вот они уже в Москве.


Перед встречей с американской журналисткой я сам начал притягивать воспоминания. Зачем я согласился на эту встречу? Ведь мне не нужна лишняя слава, я не хочу, чтобы мое лицо стало известным. Что — то дернуло меня ответить –да. И сейчас я погружен в воспоминания о прошлых событиях жизни. Моей? Не знаю….

— Олежек, не беги!

Кричит мне мать.

А я бегу, бегу изо всех сил по бескрайнему зеленому полю. Я бегу наслаждаясь свежим запахом травы и цветов, наслаждаясь движением своих маленьких ног. Раскинув руки обнимаю небо. Ветер трепет мои русые волосы, солнце смешно щекочет лицо.

Бегу.

Жизнь радостно бурлит во мне и вокруг все вторит этому безграничному счастью. Свобода.

Проснулся в холодном поту. Белый больничный потолок, в глазах слезы. Как хорошо, что мать давно умерла и не видит меня таким. Выдержало бы ее сердце столько страданий? Выдержало бы мое сердце видеть ее слезы?

Занимается рассвет. В коридоре вовсю шуршат медсестры. Боль проснулась и выползла из своего укрытия, накатила волной, показывая, кто тут хозяин. Сейчас я дождусь. Дотерплю. Не буду жать на красную кнопку. Я еще хочу договориться с болью, чувствую еще в себе силы. Но приходит медсестра и делает свое дело.

Боль снаружи затихает, притупляется, скукоживается прячется в тень рядом со мной. Боль внутри остается. С ней мы теперь неразлучны.

Я потерял свои ноги по пути с работы домой. Просто шел, задумавшись, о чем, уже не вспомню. Работал начальником склада одной небольшой веселой компании. Почему веселой? Потому, что проработав там семь лет, отдав немало молодых своих сил, я получил после произошедшего пару звонков от директора и отдела кадров. Винтик. Винтик в системе. Винтик сломался, куча проблем — больничный, документы, справки. Но они быстро уладили все свои дела и заменили его на новый винтик. А хотелось простого участия, человеческого отношения. Ну ладно, я отвлекся. Как все случилось?

Звук шин, звенящие тормоза на всю округу, я оборачиваюсь и меня вдавливает в бетонный забор. Удар. Потеря сознания. Пару раз очухивался, но сразу отрубался вновь. Уже в скорой обнаружится пропажа телефона и денег из кошелька. Спасибо, хоть паспорт оставили. Потом уже в палату пришел следователь. Отводя глаза рассказал, что камер на участке, где меня сбили не было, свидетелей тоже. Промзона, никто ничего не знает. Нашли меня на дороге такие же работяги, как и я. Вызвали скорую. Про ограбление и пропажу денег и телефона — предложил замять. Сказал, что искать никто не будет.

Сучий мир. Теперь я понимаю в каком мире я живу.

Проблески света — в больнице врач с добрыми усталыми глазами и молоденькие симпатичные медсестры.

Ноги мне отрезали через два часа после аварии. Очень оперативно. Узнал я об этом только через сутки. Сутки — блаженного неведения в реанимации.

Так что я теперь новый Олег. Олег в неполной комплектации, но с новым жизненным опытом.

В свои тридцать три я не успел сделать ничего. У меня нет семьи, жены, детей.

Родители погибли в аварии пять лет назад. Только сейчас я осознал, как на самом деле одинок. Одинок и беззащитен. Мне носят утку, меня моют, мне меняют постельное белье. Я недо-тело с мозгами. Зачем мне они теперь?

Боль. Серая тень, что всегда со мной. Моя невидимая миру, но видимая мне — бестолковая подружка. Изменчивая и непостоянная. Она прячется под моей больничной койкой, отползает туда, в тень, после каждого укола. Уколы она не любит. Плотная, серо-черная масса, выползает через пару часов из своего заточения. Сначала стоит рядом, немного играя, показывает, что она еще со мной. Потом медленно вырастает до размеров палаты, накрывая меня с головой. Входит в меня, сливаясь с моим измученным телом и захватывает весь мир. Волны. Она накатывает жаркими огненными волнами дьявольского моря, и я оказываюсь в преисподней. Мой маленький ежедневный ад. Черти жгут мое тело на раскаленной сковороде, глаза застилает алая пелена. Душа проходит очищение огнем. Мое тело — фабрика боли.

Потом прибегает добрая фея, достает шприц и через несколько минут я покидаю врата ада. В голове остается чувство полной пустоты. Нет мыслей, нет желаний. Ты просто лежишь, смотришь, наблюдая как твоя подружка — боль уменьшается в размерах, скукоживается и ищет место куда спрятаться. Мысли начинают проясняться. Ты оживаешь.

Фиксируешь странное ощущение. Когда боль рвет твое тело на части, где-то есть часть, не затронутая ничем. Часть сознания, что не участвует в этом процессе.

Эта часть наблюдает, что происходит с тобой. Без чувств, без эмоций. Кто это? Что это за часть меня? Кто этот наблюдатель?


Как — то днем пришли ребята. Я обрадовался, как ребенок, в тоже время жутко стеснялся своего нового положения. Мне действительно было стыдно. Странно. Раньше я никогда не думал об инвалидах, как о людях, стесняющихся своего положения. Но когда пришли ребята с работы, мне хотелось провалиться со стыда от своей немощи. Я ненавидел свое новое состояние за ощущение беспомощности.

За то, что Валерке пришлось поднимать меня на подушках, а Лешка суетливо пододвигал тумбочку к больничной койке и раскладывал принесенные гостинцы.

Мой внутренний наблюдатель фиксировал все как-бы со стороны. Я одновременно мог находится в двух местах. Внутри себя, как нормальный человек общаясь с друзьями и где-то рядом. Мое сознание расщепилось после аварии на две части. Одна из этих частей наблюдала все происходящее со мной откуда-то вне меня.

Погруженный в зыбкую топь воспоминаний о первых днях, проведенных в больнице, я не чувствую уже ни боли, ни сожаления. Я ощущаю радость. Сейчас я осознаю, что пережитая физическая боль подарила мне встречу с моим подсознанием. Я радуюсь, как ребенок, получивший подарок просто так, даже без праздника. Готовясь к встрече с журналистами, прокручивая в мозгах начало моей новой судьбы, я сам делаю открытие — зачем мне эта встреча. Надо все вспомнить и подвести итоги. Вычленить главное для себя и никому этого не рассказать. Это моя история и она останется только со мной…

Глава 2 Первый шаг

Я помню, как мать мне в детстве говорила, что первый шаг — он самый важный.

Определяет дорогу, по которой ты пойдешь. Каждый день перед нами стоит выбор: соврать или сказать правду, убрать за собой или оставить грязную посуду.

Усыпляя свою совесть сначала маленьким враньем — мы привыкаем врать все больше и больше. Усыпляя свою брезгливость маленькими шажками, становимся свиньями, живущими в хлеву. Первая бутылка пива может привести к алкоголизму, а может и не привести. Все зависит от того, когда ты остановишься. И все в таком духе…

Первый шаг зачастую определяет твой выбор. Он самый сложный — выбор направления. Выстилает тропинку перед тобой, потом дорогу. И только ты решаешь, хочешь ли ты по этой дороге идти. Всегда можно развернуться и сделать шаг в другую сторону. Вот и я однажды вместо того, чтобы испугаться, бросить свое невероятное занятие, решил приоткрыть дверь в неведомое по-шире и ступить на незнакомую и такую чарующую дорогу волшебства.

Все началось с куска пластилина. Обыкновенного скульптурного пластилина, бог весть как оказавшегося в большом столе. Один маленький кусок, один верный или неверный шаг? И я ступил на неведанный путь в свой новый мир. Конечно, сейчас по прошествии времени можно сказать, что были причины. Для оправдания своих первых шагов мы всегда найдем тысячу причин. Но я научился быть честным с самим собой. Обездвиженный, одинокий, раздавленный депрессией, я хотел свободы. Я желал безнаказанной свободы стать собой настоящим.

Из больницы меня привезли домой ребята. Сначала обрадовали, вкатив в палату потрепанную инвалидную коляску. Смущаясь, рассказали, что нашли не новую, зато бесплатно. На работе коллектив собрал в конверт мне помощь. Говорят, директор тоже принял участие — приятно.

Меня привезли в мою двухкомнатную квартирку в хрущевке, благо первый этаж.

Лешка сгонял за пивом и едой, и мы хорошо посидели. Квартира была вся в пыли после моего долгого отсутствия, успели даже немного прибраться.

Потом я остался один. День, два, три, не помню сколько я тупо сидел и смотрел телевизор. Не знал, как жить дальше и что делать. Понемногу скисал.

Рядом со мной был и мой наблюдатель. Я чувствовал его спокойствие и глубину, но они меня раздражали. Ощущение, что за мной кто-то следит не покидало меня ни на минуту. И было стыдно. Стыдно в одиночестве лить слезы, бить рукой о ручку кресла с криком отчаяния и чувствовать в этот момент, что я не один. Кто-то большой, огромный наблюдает за мной. И сумасшедшая мысль, что это я сам, не покидала меня…


Однажды в минуту полного отчаяния, когда я сходил с ума от понимания безысходности своего нового положения, когда мое одиночество переросло в огромное горе, вынести которое было уже не по силам, мой наблюдатель спустился в меня. Или, скажу точнее, я позволил себе стать им. Уйти за грань своего привычного ощущения и слиться с этим большим сознанием. Просто потянулся к нему и увидел себя со стороны, плачущего, заросшего щетиной, немытого и голодного. Доведенного до отчаяния своими собственными мыслями, что кружили, роем навозных мух в моей голове. Я понял, что этот сидящий в инвалидной коляске человек сам убивает себя. День за днем. Сам доводит себя до ручки и даже не пробует бороться. А за окном — свет солнца, смех детишек на детской площадке, голубое небо. Стремительно проносящийся мимо мир. Жизнь, что проходит не замеченной и не востребованной. Я увидел себя такого жалкого со стороны и ни одна эмоция не коснулась меня. В тот момент я стал больше, чем просто человек — я стал сознанием…

Тут- же почувствовал, как меня накрывает глубокое спокойствие и умиротворение.

Вернувшись в свое тело, очнулся от внезапного морока.

Взял листок бумаги и быстро начеркал план. План, как мне жить. Жажда жизни наполнила мой высохший колодец желаний. Писал увлеченно, придумывая себе новую жизнь. Жизнь вне этих бетонных стен, наполненную энергией и смыслом.

Утром, проснувшись, я обнаружил эту записку и перечитал. Оказалось, что я решил жить на даче (от родителей остался маленький кирпичный домик в деревне), сдавать квартиру, найти удаленную работу и обязательно хобби.

План был подробнейшим образом расписан и я с воодушевлением и азартом взялся за его выполнение.

Но сам, конечно, я ни за что не справился- бы. Сначала надо было решить вопрос с инвалидностью, дотациями, побегать по кабинетам. Потом надо было подготовиться. Тщательно все обдумать, найти работу (конечно-же удаленно) решить кучу мелких дел. И тут на помощь пришли мои ребята.

Я познакомился с Лешкой и Валеркой в свой первый рабочий день на складе. Рослые, спокойные ребята сразу расположили к себе и тогда стало понятно, что из нас получится неплохой коллектив. Так получилось, что школьные друзья разбежались кто- куда еще во время учебы в институте. Институтских тоже разбросала жизнь по сторонам. Да и не было у меня никогда сильной привязанности к людям. Спокойно отпускал, не гнался вслед, предпочитал не навязываться. И так вышло, что ребята помогали мне с похоронами родителей, и сейчас, как два неразлучных ангела- хранителя, не бросили на произвол судьбы, не забыли. Звонили, беспокоились. Поэтому я, конечно, воспользовался своей немощью и попросил их о помощи.

Друзья перевезли меня в одноэтажный двухкомнатный кирпичный домик с печкой. Переезд совершился в конце марта. На улице –уже капель. Солнце с каждым днем становится все теплее, в душе все готовится к ежегодному теплому рассвету жизни, после тянучей, долгой, слякотной зимы.

Два дня жили, топились, пополняли запасы продуктов и делали мне новое крыльцо — пандус. Болтали, пили пиво, весело проводили выходные.

Квартиранты нашлись легко и быстро, я не стал заламывать цену с условием сохранять дом в чистоте, работу нашел копеечную, сменную- диспетчером, но это был мир и это была жизнь. Энергия била ключом и лишь изредка в голове мелькала картинка — со стороны вижу заплаканного, заросшего себя в клетчатой рубахе, в замызганных триселях, сотрясающегося в приступах плача.

Теперь, по деревенским меркам я богат. Зарплата, деньги с жильцов и мелкая пенсия в совокупности дали неплохой доход. Свободен — вокруг меня чистое поле в шесть соток, снег еще лежит, но каждую осень я под ноль скашивал всю растительность на участке. Ну а то, что я немного не ходяч, меня теперь только забавляло, заставляя открывать для себя новый мир ограниченных возможностей.

Дом мой представлял собой небольшой кирпичный скворечник с маленькой кухней и одной большой комнатой, посередине которой стояла огромная печь. Комната была большой, четыре окна по четырем стенам, обходя вокруг печи можно было увидеть мой диван у одной стены, большой старый из красного дерева стол с ящичком под массивной столешницей, два кресла- кровати, телевизор-ровно напротив дивана, еще один стол с четырьмя стульями, за ним праздновали застолье, и большой двухстворчатый шкаф, в который поместились все мои пожитки.

На кухоньке я мог еле-еле развернуться на коляске т.к. там стоял холодильник,

небольшой разделочный стол, плита и стиральная машина. Туалет спрятался на веранде, там же был маленький душ и умывальник.

Все, что нужно для жизни у меня было. Магазин метрах в трехсот пешком. Дорога щебенка, ехать неудобно, но можно. Потихоньку обживался. Включился в работу, думал, какое хобби себе найду в этой глуши. Но жизнь сама выстилает дорогу и преподносит сюрпризы, которых не ждешь.

А началось все со стиральной машинки. Оказалось, что в чудо агрегате сломалась небольшая пластмассовая шестеренка. Ну я от нечего делать залез в интернет и нашел лайфхак, как починить ее с помощью обыкновенного пластилина. Чем черт не шутит, решил попробовать.

В ящичке под большим столом в комнате, чего только не было. Ящик располагался под столешницей, был узким, но очень большим и вместительным. И всю дачную жизнь в этот ящик скидывались разные мелочи, которые было жаль выкинуть. Вот там-то я и обнаружил кусок черствого старого серого скульптурного пластилина. Задумавшись, усевшись перед телевизором, я протянул руку в ящик, не глядя достал холодный жесткий кусок и стал мять. И опять меня захватило какое- то новое спокойное отрешенное чувство.

Мой наблюдатель опять спустился в меня. Мы снова соединились в нечто большее, чем человек. Отрешенно я сидел и мял пластилин. Видел себя и со-стороны, откуда-то сбоку, сверху и одновременно внутри своего тела. В ладонях появился необыкновенный жар, казалось, я плавлю тугой кусок в руках этим жаром, по телу разлилась необыкновенная легкость, хотя я был совершенно сосредоточен. Я начал очень резко видеть и ощущать весь мир вокруг меня, казалось время остановилось в одной точке, и я сам завис где-то в пространстве без времени. Не было эмоций, мыслей, не было ничего. Как в больнице в приступах боли — спокойное наблюдение и фиксирование происходящего. Сколько времени я так провел — не знаю. Но когда я раскрыл ладонь, я увидел вылепленный в колбасу кусок камня, на котором отчетливо остались следы моих пальцев.

Из ящика я вытащил не пластилин, вот он лежит в приоткрытом столе. Каким-то чудом я случайно достал маленький кусок гранита, что валялся рядом и был там спрятан с какой-то целью в прошлом. И задумавшись мял именно гранит, разминая, растягивая в жаре своих рук это мистическое удовольствие. Кто это сделал? Я или мой бесстрастный наблюдатель, посетивший мое тело в этот момент. Кто он?

Один шаг… И я решил пойти по этому пути. Найти истину.

Прошло уже много лет и вспоминая этот момент, я так же отчетливо вижу вагонку на стенах, висящий телевизор напротив моей коляски, себя сидящего и мнущего в руках кусок камня. Четкие краски, ощущение жара в ладонях и медитативное состояние наблюдения. Что тогда было, я знаю. Просто отпустил контроль. Полностью отпустил контроль над миром и доверился своему духу. Встретил точку своего истинного я и слился с миром, т. к. Я не существует. Нас объединяет единое большое сознание и каждое Я является частью его. Отрешившись от телесного Я и найдя свой дух в тот момент, я был полностью погружен в бессознательное могущественное Я целого мира. Мира, где можно творить чудеса. Мира –где каждый предмет наделяется своими свойствами благодаря нашему вниманию и намерению. У же потом я научился отчетливо видеть, что все, на чем мы останавливаем свой взляд, все, на чем мы концентрируемся — становится именно таким, каким мы хотим его видеть.

С пониманием новой структуры окружающего мира, пришло осознание могущества настоящего волшебника. Я решил поиграть с моей вселенной. Один, в почти глухой деревне, инвалид, я бросил вызов всему сущему, т.к. ничего не боялся. Мне было уже все равно. Я сделал свой первый шаг в тот день. Не откинул в ужасе и страхе произошедшее только-что, не стал искать рациональных объяснений. Просто принял.

Вспомнил ощущение, с которым писал свой список преобразований в жизни после первой встречи с наблюдателем. А ведь все прошло без задоринки, совершенно гладко. Каждый пункт моего плана был легко исполнен. Может быть, когда ты отвергаешь любые страхи, тебе уже некуда бежать и ты готов иметь, что хочешь, ты как куску камня можешь придать любую форму своей реальности? Это были мои первые мысли на новом пути. Первый шаг в неизвестность.


Зачем я встречаюсь с этот молоденькой крепкой рыжей девушкой? Она просит интервью. Но может я ей нужен для чего-то большего?

В голове образ рыжеволосой девушки и тощего высокого парня. Они идут по улице держась за руки и смеются. Разве ради девушки я согласился на эту встречу? Парень меня интересует куда больше. В нем живет творец.

Глава 3 — Визитеры

Я понемногу наладил свой быт. Весна порадовала цветением разнотравья на не выкошенных участках моего сада. Любимым занятием было выкатиться в сад после работы вечером, разжечь в мангале костер и встречать закат, а потом и холодную, звездную ночь.

Лето прошло в регулярных шашлыках с друзьями, пару раз даже отвезли меня на местную речку.

Осень легла ковром из листьев на крыльцо моего дома.

В делах, между работой и хозяйством, завел блог в интернете. Сначала он писался как дневник инвалида, живущего в глуши и обслуживающего себя полностью. Потом, со временем, я начал делиться своими мыслями, новым опытом и блог стал совершенно эзотерическим. Далее была написана первая книга, потом вторая. На третьей ко мне в дом зашли нежданные гости.

Два молодых человека средних лет открыли дверь в дом, когда я сидел на кухне и жарил картошку на обед. Как они миновали калитку — одному богу известно. Представители одной государственной структуры предложили мне сотрудничество. Все темы своих записей и книг я теперь должен писать по их указке, иначе буду ликвидирован в свободной сети и более того писать в стол мне тоже запретили. Они же со своей стороны готовы обеспечить мне популярность и хорошую прибыль. Основной момент моего творчества — свобода, вычеркивался из моей жизни навсегда. И тут мне стало интересно, на какие же темы я должен теперь писать? И что?

Оказалось, все прозаично. Моя задача раскручивать историю перехода в некоторое измерение, советовать людям заниматься исключительно собой, закрыть глаза на внешний мир и пророчить некоторые знамения, которые обязательно впоследствии случатся. Все то самое, о чем уже буквально кричат на одной раскрученной интернет платформе. Я-то- тут причем? Мои, к тому времени, несколько тысяч подписчиков должны читать эту муть? Мне обещана реклама, раскрутка, темы и покровительство. Цена — свобода слова. Моего слова. А к тому моменту я владел словом до такой степени, что вкладывая намерение и энергию умел уже многое этим словом сделать.

Разошлись тихо и вежливо. Я взял неделю на обдумать. Ребятки свалили также тихо, как и вошли.

Эзотерика плотно вошла в мою жизнь. Оставаясь один на один с собой, я многое начал понимать, чувствовать по — другому, жить иначе, чем жил до своего страшного посвящения. Материальный мир более не заботил меня. Я выпал из гонки — дом –работа-дом. Я выпал из мира, который продолжал жить без меня своей жизнью. Но скорби и сожаления не было. Я создавал свой мир, выстраивая заново по кирпичику новую систему ценностей, перетряхивая все свое существо, отделяя важное от наносного и ненужного. Регулярные упражнения с огнем — я пытался познать его структуру, упражнения с воздухом — кончиками пальцев можно ловить ветер, тяжелая и теплая энергия земли, камней, текучесть воды — мои ежедневные занятия давали свои плоды. Мир вокруг стал другим, более красочным, красота и гармония природы иногда буквально резали глаза вызывая бешенный восторг. Причастность к живому земному миру природы окрыляла меня, ночные звезды манили вдаль. Сны. Сны рассказывали свою волшебную сказку.

Сила. Внутренняя сила росла вместе с ростом убежденности в правоте своих новых взглядов. С каждым новым постом в интернете. С каждой новой написанной главой. Я осознал, что сила написанного слова может быть бесконечной — пробуждать глубоко спрятанное внутри, забытое с детскими воспоминаниями…

Знаки. Знаки были вокруг и вели по этой новой сказочной дороге познания.

Помню? однажды приуныл. Сидел на крыльце, в голове было пусто. Я выпал тогда из потока и грустил по этому поводу, зацепившись за новое ощущение. Не опытный еще, не умеющий держать поток без привязанности. В голову лезли дурные мысли, прошлый мир потянул меня к себе, потянул на дно. Я просто попросил мой мир дать знак, что все нормально. Ни на что, не надеясь, сидел в своем тоскливом одиночестве и наблюдал. Глаз цеплялся не за красоты буйной зелени вокруг, а за железный забор и запертую калитку. В душе поселилась тоска. В этот момент перед моими глазами в полной тишине ласково с неба спустилось маленькое белое перышко. Оно сказочно летело перед моим лицом, раскачиваясь влево — вправо, тихо опустилось прямо в ладонь. Мой мир был со мной.. Моя сила была во мне. Мое слово росло внутри…

Что я на самом деле думаю о будущем человечества?

То же, что и о прошлом. Что наша история переписана не мысленное число раз. Что факты искажаются каждым правителем. Что наш мир — совсем не то, чему нас учат в школе. Что сакральные знания были с человечеством всегда, но доступ к ним имели только избранные. Что, не узнав своего прошлого, мы не узнаем, кто мы есть. А мы не знаем — нам не расскажут. Что каждый раз человечество решает одну и туже задачу, развивая прогресс, стремясь к чему-то, всегда создавая конфликт прошлого, настоящего и будущего.

Что сейчас нам навязывают? Новый мировой порядок? Смирение с глобализацией, как с единственной правильной моделью управления?

Управления кем? Стадом неосознанных оцифрованных тел?

Ну покажут на несколько дней картинки в небе. Объявят приход нового мессии, инопланетян или еще кого. Что изменится? Основная часть населения также будет занята с утра до вечера исключительно материальным миром. Миром, где нет места волшебству и сказке. Миром, где мы считаем прекрасными те звезды, что видим на небе, не подозревая, что это пародия на настоящее небо. А наша свобода, есть ничто иное, как свобода запертого в стеклянной банке жука. Даже летать он может не далее положенного.

И ради вот этой пропаганды зла я должен отдать свое слово? Свою свободу?

Ребятки не знали, что к тому моменту я уже творил свою вселенную. Свое небо и свою планету. Более того, они сами не знали, насколько близок переход. Только переход этот будет настоящим и пройдет без них. Отбор строгий — только душа, только творцы, только радость и любовь будут допущены в новое царство гармонии. И переход этот совершает каждая душа сама, в то время, что наиболее ей подходит, в любую эпоху, в любом веке и любой точке света.

Как я стал эзотериком? Сейчас сквозь годы понимаю, пройдя через боль, одиночество, выкинутый из привычного мира материи я был гол, как ребенок. Гол своим восприятием новых обстоятельств моей жизни. И мне было интересно. Поборов чудовищную депрессию своего личного перехода, умерев в своей старой жизни, мне стало интересно изучать жизнь новую, доселе неизвестную. Стало наплевать на такие привычные всем вещи как работа, заботы, как занять свое пустое время, мне стало интересно жить по-настоящему, преодолевая новые препятствия и смотря на эту жизнь под другим уже углом. Молчание. Я был один и мог позволить себе эту роскошь — не разбрасываться словами. Потом в деревне я, конечно, познакомился с местными жителями, регулярные поездки в магазин сделали свое дело. Но, в сущности, у меня было достаточно времени чтобы сконцентрироваться на самом себе, открывая совершенно новый внутренний мир. Открывая свои слабости, свою немощность духовную, я стал расти внутри, созревать и моя вселенная начала открывать свои двери перед моим слабым разумом. Мой блог все больше и больше пополнялся раздумьями о пути человека и жестких рамках системы. Я писал откровенно о том, что нашел себя абсолютно трусливым зашоренным существом. Каждая новая мысль, каждая попытка сделать «не как всегда», сопровождалась смесью страха и любопытства — а что так можно было? Начиная с совершенно бытовых вещей, распорядка дня, например, все оказалось удивительным. Вы только подумайте, с самых ранних лет, нас приучают к одному единственному режиму дня. Утром ребенок идет в сад, потом в школу, потом в институт, потом на работу. Я столкнулся в первые месяцы моей абсолютно свободной жизни, что неосознанно придерживаюсь этого привычного режима. Обязательный завтрак, обед, ужин. Сладости к чаю. И начал свой путь с небольших безумств. Мог ночью писать, работать, утром просыпаться через три-четыре часа без усталости. Теперь я ел не когда надо, а когда захочется и обнаружил, что ем мало и редко. Энергия стала наполнять мое тело и чувство свободы от внешнего мира все больше и больше открывалось мне.

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Введите сумму не менее null ₽, если хотите поддержать автора, или скачайте книгу бесплатно.Подробнее