электронная
36
печатная A5
242
12+
Первая тетрадь

Бесплатный фрагмент - Первая тетрадь

Подростковые стихи

Объем:
64 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-2671-3
электронная
от 36
печатная A5
от 242

Мои тетрадки

Эти стихи ждали своей публикации, страшно представить, почти 14 лет. Теперь их время пришло.


Я сочинял что-то всегда, ещё до школы. С маминой помощью выучил буквы. Я сочинял разные истории, ещё не зная, как ставятся не то, что знаки препинания, а пробелы между словами. Поэтому в моих первых, ещё дошкольных, «историях» о планете динозавров текст выглядел примерно так: «эта-была-планета-диназаврав», ну и тому подобное, всё через чёрточку. Чуть дальше ушёл от древнерусского стиля написания, когда слова шли просто сплошным массивом. Потом в первом классе объяснили, что нужно просто отступать место, вот и будет пробел. И истории продолжились. А классе, наверное, в третьем нам дали задание — продолжить первые строчки стихотворения своими. Придумать буквально пару рифм. Сам стих не помню, но я получил за него «пятёрку», и с этого, наверно, всё началось.

Класса с пятого, а может и третьего, все поздравления на дни рождения и 8 марта были в стихах, исписывались тетрадки, многие из которых потеряны. А лет с 13, со старших классов, все последние страницы школьных тетрадей исписаны стихами, особенно по литературе, истории, биологии — тех, которые давались особенно легко и оставляли простор для собственных мыслей.


Как-то я собрал их в одну тетрадку. Сел, и аккуратно переписал. Показал учительнице по литературе. Кажется, многие ей понравились, она даже искала возможность их публикации. Но возможности не нашлось. Не скажу, что к лучшему, ведь стихи должны увидеть читателя в любом случае. Тогда для меня это было бы огромное достижение.

И я рад, что сейчас, в 2018 году, мы живём в другом мире, мире открытых возможностей. Сейчас есть Интернет, социальные сети, различные конкурсы, платформы для самопубликации — электронной и бумажной. Сейчас всё доступно и мир открыт.


Я вспоминаю себя, например, образца-2002 года, и понимаю, как было бы здорово мне тогда получить пусть даже критику от кого-то, пусть даже по Сети. Тогда мы варились в собственном соку. Мои стихи читала мама и учительница по литературе, за что им обеим огромное «Спасибо!», да и, пожалуй, всё. Уже гораздо позже, практически перед выпуском из школы я нашёл у нас в Орске литературные кружки, например, «Сонет» или посиделки в библиотеке на Советской.

Конечно, это было отличное место общения с опытными и такими же начинающими авторами. Но сейчас всё это проще. Даже кружок такой я нашёл по счастливой случайности, а сейчас достаточно хорошенько пошарить в поисковике. Я тогда мечтал о своём сборнике, как и любой юный поэт.

Теперь я могу исполнить свою детскую мечту. Информация доступна, возможности открыты, и благодаря различным сервисам любой желающий может выпустить свою книжку, в электронном и печатном виде, без поиска издателя, без услуг верстальщика. Раньше всего этого не было.


…А в книги я влюблён с самого детства. Помню, как мне всегда нравилось перебирать тома в папиной библиотеке. Я знал все книги в доме по именам, по годам выпуска, издательствам. Огромное удовольствие мне доставляло перечитывание аннотаций, выходных данных… Не знаю, почему, но уже тогда, когда мне было лет 10—12, всё, связанное с магией появления на свет книги, меня завораживало. Да, пожалуй, перебирать книги, составлять их списки, перечитывать аннотации мне нравилось не меньше, чем просто читать их. Тогда же, в детстве, я играл в своё издательство. От обычных тетрадок отрывал казённые одноцветные обложки, и на первой странице рисовал что-то своё. Писал название, авторство (себя, конечно), издательство «Р» — по первой букве своей фамилии. На последней странице — реквизиты, как и положено. Адрес издательства, то есть свой домашний адрес… Всё по-взрослому! Не верите? Съездите на Лесоторговый к моей маме, она до сих пор хранит все мои детские тетрадки в подвале. Как зайдёте, до конца и налево, в картонной коробке, возле погреба.

И много, стоит отметить, я таких вот самодельных «книжек» понаделал! Там были и про свою собаку Тайгу, и про то, как мы защищали природу, то есть не пускали в лес отдыхающих, перегораживая въезды буреломом, и расширенные версии как я провёл лето, рассказики про рыбалку… Многое, тогда почти всё происходящее будоражило мой детский ум, и сподвигало на написание очередного «произведения».


Спустя какое-то время я, незаметно для себя, вырос. Но, так же внезапно, как взросление, пришло понимание, что интересы остались прежними. Да-да, понимание пришло неожиданно. Сижу я как-то в свободное время, верстаю книжку, готовлю к печати сборник кого-то из товарищей. То ли это поэтический сборник однокашника Романа, то ли стихи Серёги… К тому моменту за плечами уже подготовленный свой маленький сборник, ещё несколько доведённых мною от рукописи до тиража изданий… И вот внезапно до меня доходит: а я ведь занимаюсь тем же самым, чем и в детстве — делаю книги. Только тогда это были просто испорченные тетрадки, а теперь — реальные издания, которые получают пусть и небольшой, но тираж, их читают, дарят и т. д.


Я люблю книги с самого детства, и любовь эта — с затёртых обложек папиных книжек и тех испорченных тетрадок. Я рад, что моим занятиям никто не мешал, не заставлял делать что-то вместо чего-то. Мне хотелось сочинять свои книжечки, делать для них обложечки, я делал, и мне это нравилось.


Многое изменилось. Но книги я по-прежнему люблю. Как и пятнадцать, да и, чёрт возьми, двадцать лет назад — я очень люблю книги, много читаю, что-то сочиняю, и до сих пор мне это не надоело. Да и всё тут, что добавить? Ах, да. Теперь, чтобы сделать книжку, мне не нужно портить чистую тетрадь. Большие дети. Игрушки только меняются, но не мы…


О стихах, которые долго скрывались в этой тетрадке, могу сказать, что они, конечно, пропитаны юношеским максимализмом. Тут жизнь и смерть, высокие материи и первые влюблённости. Всё так остро, так… как воспринимает человек в 13–16 лет. Именно в этом возрасте сочинялись стихи сборника. Это не хронология взросления, не дневник — это срез переживаний подростка. Калейдоскоп поиска, наблюдений, грусти и радости.


Сейчас 2018 год, мне уже 30 лет, и я запускаю машину времени, чтобы отправиться в 2004 год и сообщить себе шестнадцатилетнему: «Лёха, твою первую тетрадку всё-таки опубликовали!»

Рождение поэта

Родился поэт, никто не заметил.

Родился поэт, никто не узнал.

Никто не спросил, никто не ответил.

«Родился поэт!» — никто не сказал.


«Родился поэт!» — проплакали горы.

«Родился поэт!» — песнь птиц в вышине.

«Родился поэт!» — воскликнуло море.

«Родился поэт!» — уголь треснул в огне.


Родился поэт, а люди не видят.

Родился поэт, а его здесь не ждут.

Родился поэт, а его ненавидят

И вслед ему камни шлют.


«Родился поэт!» — поют херувимы.

«Родился поэт!» — звезда пала с небес.

«Родился поэт!» — закончились зимы.

Родился поэт! — это чудо чудес.


Родился поэт, лишь небо всё знало.

Родился поэт, а это оно

Наделило его волшебным даром

И ореол любви создало.


Родился поэт. Скажите, о, люди!

Родился поэт. А дано ль вам понять

О каком я немыслимом чуде

Хотел вам сейчас рассказать?

Тишина

Тишина,

Кругом лишь она одна.

Война,

Повсюду в мире она.

А ты

Сиди, созерцай цветы,

И они, как твои мечты,

Пусть достигнут своей высоты.

И там,

Прикоснувшись к небесам,

Мечты падут к твоим ногам.

Мечты.

Они дают в жизни красоты.

К ним иди,

Если видишь их впереди.

И звук

Наполнит твою душу вдруг.

И прекратится в мире вечная война,

Ведь уже две тысячи лет длится она.

Дождь

Я люблю бродить под дождём

Весенним вечером или летним днём.

Его капли, как слёзы небес,

Раскрывают мне сотню чудес.


В каждой капле есть целый мир —

Мир иллюзий и радужных игр.

И сейчас вокруг меня дождь,

Пробирает от холода дрожь,


Но он не страшен мне —

Пока я с дождём, моя душа в огне.

И пусть же дождь всё льёт и льёт,

И земля, проснувшись, запоёт


Зеленью трав наших степей.

Ну что же ты, дождь? Лей посильней!

Ко дню космонавтики

Летающую тарелку вчера увидел я,

Сейчас я расскажу вам про неё, друзья.

Яркий луч прожектора ночную тьму пронзил,

И вид, мне открывшийся, меня поразил.

По лучу в лес спустились зелёные человечки,

И путь свой направили они прямо к речке.

В холодной воде они вдоволь накупались

И, мокрые, довольные, к тарелке возвращались.

Но тут им навстречу человек шагнул из кустов,

И приветственных произнёс он несколько слов.

А человек был странный — на голове две антенны,

Кожа зелёная и вообще необыкновенный.

Он вручил им подарок и руки пожал,

Один из инопланетян его даже обнял.

Сколько было сказано слов, сколько пролито слёз,

Ведь встреча старых друзей — это всерьёз!

Этот человек, как и они — из марсиан.

Он по ошибке прожил много лет среди землян.

Они пообещали, что скоро тарелка его заберёт,

Теперь он у окна каждый вечер сидит и ждёт.

Гуманоиды с ним попрощались и приняли дар,

А потом удалились на свою star.

Я поведал эту историю вам,

А вы расскажите её своим друзьям.

Передавайте её из поколения в поколенье —

Будет у вас в жизни хоть какое-то стремленье.

Послание

Однажды встретил я тебя.

Как был прекрасен этот день!

С тех пор не помню я себя.

Ах, не забыть мне этот день.


На небе солнышко сияло,

А ты вся красотой блистала.

Я изумлён был в час, когда

Тебя увидел я тогда.


Единственный твой нежный взгляд,

Блаженных уст легка улыбка.

Для них готов я совершать

Любую глупую ошибку.


Юной твоей красотою

Был поэт вдохновлён.

Летней ли, осенней ль порою

Юной он музой пленён.

Вечные товарищи

В этот край с тобой я заброшен вдруг.

Почему я здесь, ты ответь мне, друг.

Посреди степей ветер тешится

И с подругою-волей нежится.


Надо мной луна в небе полная,

Освещает ночь, непокорная.

Только ты со мной не расстался здесь,

Друг ты мой родной, в этом смысл есть.


Сколько лет назад повстречал тебя,

Через что прошли, позабыв себя.

В этом краю степном оказался я,

Здесь лишь осознал, что же есть друзья.


Никогда с тобой не расстанемся мы,

Ведь на одну судьбу мы обречены.

Я — ковыль степной, ты — полынь-трава,

Вечные товарищи, истина права.

Признание

(неотправленное письмо)

Я люблю тебя, ты об этом не знаешь,

Не догадываешься ты ни о чём.

Я от этого сильно страдаю,

Но не могу признаться во всём.


Я бы мог рассказать тебе это,

Прокричать «Я люблю!» на весь свет,

Но боюсь я вместо ответа

Получить усмешку иль кроткое «Нет».


Я люблю тебя с каждым днём всё сильнее,

Но не знаешь об этом ты.

Мне от этого лишь больнее,

Но о тебе одной все мечты.


Я бы мог тебе всё рассказать,

О любви моей пылкой, но тайной,

Но не знаю я, как начать,

Как к тебе подступиться не знаю.


Я люблю тебя, о, моя фея,

И, поверь мне, однажды в тиши,

Все сомненья и страхи развеяв,

Я открою все тайны души.

Tod

Где же мне тебя найти?

Где с тобою повстречаюсь?

Где на жизненном пути

Наконец-то я сломаюсь?


Ты близка и ты далёка,

Ты нежна, и ты жестока,

Ты стара, и ты юна,

Осень ты, и ты — весна.


Ах, зачем тебя ищу я?

Для чего нужна мне ты?

Может быть, я жил впустую,

По законам пустоты?


Ты являешься во сне.

Ты всегда жива во мне.

Ты — жива? Это ль возможно?

С тобой нужно осторожней.


Души ты проводишь в Рай,

Но ведь ты — исчадье Ада.

Я прошу, мне время дай

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 242