электронная
144
печатная A5
294
16+
Персональный ребрендинг архитектурной среды

Бесплатный фрагмент - Персональный ребрендинг архитектурной среды

Устранение дихотомического противоречия «традиция-инновация»

Объем:
46 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0243-9
электронная
от 144
печатная A5
от 294

ВВЕДЕНИЕ: актуальность исследования, цели и задачи, объект и предмет, новизна и современное состояние проблемы

Еще на рубеже 19—20 вв. архитекторы стали создавать новую реальность, отойдя от методов традиционного проектирования. Такие методы основывались на повторяемости определенных функциональных и декоративных элементов, обеспечивающих узнаваемость того или иного объекта, его вписанность в окружающую застройку, сомасштабность человеку. Прежние приемы формообразования позволяли архитектурному произведению «говорить» на достаточно привычном «языке» (в существовании которого уверены многие исследователи). Современный язык архитектуры утратил приоритет своих традиционных устойчивых образующих единиц: пространственных форм, стилистики и т. п. На смену пришли ранее не характерные для зодчества понятия, одним из которых является фрактал. Произведения фрактальной архитектуры все более прочно занимают свое место в строительной практике. Введение фрактальной концепции в процесс научных исследований обогащает евклидианскую исследовательскую научную программу. То есть налицо расширение спектра не только канонических категорий геометрии, но и канонических категорий архитектуры.

В свете всего вышеизложенного интересным видится анализ ансамбля Спасо-Преображенского монастыря г. Ярославль с позиций нелинейных категорий, таких как, например, фрактал и текст, основанный на архитектурном «языке».

Изучая Спасо-Преображенский монастырь г. Ярославль, мы приходим к выводу, что композиция этого комплекса и есть самый настоящий многослойный и объемный фрактал, как на сугубо материальном, так и на духовном уровнях.

Для успешного анализа данного произведения искусства необходимо определить основные цели и задачи исследования. И поскольку «архитектурная среда стремится целиком и полностью быть направленной в будущее, предопределять дальнейшее развитие, закладывать установки на последующее рассмотрение тенденций современности и не может рассматриваться вне постоянного эволюционного развития» [129], целесообразно сформулировать следующие цели исследования:

Доказать, что ансамбль Спасо-Преображенского монастыря, будучи памятником зодчества, полностью соответствует современным категориям фрактальной архитектуры, что делает его абсолютно адекватным сегодняшнему дню и актуальным примером для современного архитектурного проектирования.

Рассмотрев фрактал монастыря в историческом и эволюционном контексте с позиций теории архитектурной композиции, теории искусства и текстуальных свойств данного фрактала, доказать, что Спасский монастырь обладает таким свойством, как художественное единство, то есть архитектурно-художественная композиция и целостный художественный образ, несмотря на стилевые различия его отдельных компонентов.

Задачи исследования:

1. Использовать базисные исследования Спасского монастыря в его трактовке как актуального современного художественного локуса.

2. Разработать систему специальных методов анализа и способы интерпретации данных об изучаемом объекте, например:

1) Метод применения фрактальной геометрии при современном прочтении данной темы.

2) Метод анализа текстуальных качеств исследуемого фрактала при современном освоении данной проблемы.

3) Комплексную методику изучения образной структуры памятника, на основе как традиционных, так и новых исследовательских схем.

3. Сформировать специфический понятийный аппарат, сочетающий категории взаимосвязанных областей различных наук и необходимый для точного и исчерпывающего объяснения объекта и предмета исследования.

Объектом исследования является архитектурно-художественная композиция и архитектурно-художественный образ Спасо-Преображенского монастыря г. Ярославль.

Предмет исследования — феномен нелинейности, выявляющий уникальные текстуальные качества данного архитектурного фрактала.

Новизна исследования заключается в применении к ансамблю Спасского монастыря, как к памятнику зодчества, современных исследовательских категорий фрактала, нелинейности, текстуальности и обозначение их связи с материальным, духовным и символическим строем рассматриваемого объекта.

В настоящее время существуют разные подходы к изучению феномена фрактала как такового и фрактальному анализу различных произведений искусства. Объясняется это не до конца сформулированными свойствами фракталов и различием методологических подходов к их изучению и практическому применению. Наиболее интересными источниками в области фрактальной геометрии и нелинейных систем можно считать исследования Б. Мандельброта [72], В. В. Тарасенко [135], Д. С. Чернавского [144], А. С. Дмитриева [40], Ю. С. Степанова [134], М. Газале [36]. Теории текстуальности, также весьма противоречивые и отличающиеся друг от друга, рассматривали, например, А. Грицанов, Т.Румянцева, М. Можейко [38], с позиций образной лингвистики специфический язык архитектуры изучал А. В. Иконников [54].

Различные аспекты древнерусского зодчества в историческом контексте изучены Е. А. Анкудиновой, А. Г. Мельник [4], А. Л. Баталовым [14—17], Н. И. Бруновым [21], И. Л. Бусевой-Давыдовой [23—24], М. И. Бълховой [25], Н. Н. Ворониным [30—32], В. П. Выголовым [34—35], В. Ф. Маровым [75], М. Н. Тихомиров [137] и другими историками архитектуры. Размышления о композиции, ее составляющих, архитектурном образе и его компонентах изложили в своих трудах такие исследователи как Л. Альберти [3], И. Араухо [6], А. Барышников, И. Лямин [13], Х. Белтинг [18], Витрувий [27], А. В. Иконников [54], Н. Кордо [64—65], Ю. С. Смирнов [130], Ле Корбюзье [67], А. Ф. Степанов [132], А. А. Тиц [139].

К символической, знаковой, семиотической стороне архитектурного (в том числе храмового и монастырского) пространства обращались И. Языкова [149], П. Флоренский [142], Л. Успенский [140], О. Скворцов [126], В. Никитин, Е. Н. Никитина [140], С. Трубецкой [139], С. С. Лукашин [68]. Культурное пространство анализировал К. Кантор [58].

Основополагающими материалами в области церковной догматики и богословия, как базы для рассмотренных выше символических, семиотических и конструктивных категорий монастырской и храмовой архитектуры можно полагать Библию [19], Псалтирь [107], труды свв. Василия Великого [116], Григория Богослова [114], Иоанна Златоуста [119—120], Иоанна Дамаскина [115], Иоанна Лествичника [55], Игнатия Брянчанинова [117—118], Феофана Затворника [120], протоиереев Александра Шмемана [96—97], Сергия Булгакова [103—105], архиепископа Антония Сахарова [11], митрополита Антония Сурожского [74], епископа Варнавы (Беляева) [43], о. Александра Меня [73], В. Н. Лосского [43], Тертуллиана [133], Н. Н. Фиолетова [133], и многих других авторов.

В целом, опираясь на эти изыскания в столь различных областях науки, методом анализа и синтеза на первый взгляд неродственных направлений исследования, можно установить общность технологий современного фрактального направления архитектурного проектирования и ансамбля Спасо-Преображенского монастыря.

Глава 1. Введение во фракталы и интерпретация текстуальности

1.1 Фрактал как одна из базисных категорий анализа памятника архитектуры

Итак, что такое фрактал? Фракталы достаточно точно описывают многие природные явления: листья деревьев, систему кровеносных сосудов человека, рисунок рельефа местности и многое другое. Первым окружающий мир как фрактальуную сущность охарактеризовал французский математик Бенуа Мандельброт. По Мандельброту слово «фрактал» соединяет два латинских понятия — fractus (дробный) и franqere (ломать). Это определяет фрактал как «изломанное», нерегулярное множество. Результатом рефлексии на эту тему является не чистая геометрическая теория, а концепция, которая позволяет в новом свете взглянуть на хорошо известные элементы, перестроить восприятие окружающего мира. Таким образом, получается «фрактальная» гармония — «фрактальный порядок интерпретируемого мира,…интерсубъективный механизм самодостраивания, самоорганизации этого порядка» [134]. Однако до сих пор точного определения фрактала не дано. Поэтому, исходя из исследования различных источников, можно в первую очередь выделить два основных качество фрактала: самоподобие и самоорганизацию.

1.2 Текстуальность как коммуникативная грань фрактала

Думается, что фрактал в добавление к названным выше качествам обладает свойством коммуникации, то есть является хранителем и передатчиком информации. Этот поток информации выражается в различных структурных единицах, которые несут в себе признаки текста. Можно определить, что текстуальность является неотделимым свойством фрактальных структур. Причем собственно фрактальность — это внутренняя содержательная особенность объекта, текстуальность же — внешнее коммуникативное свойство фрактала, способ его самораскрытия и связи со средой. Однако отношения архитектуры и текста по мнению различных исследователей весьма неоднозначны. Большинство признает в произведении архитектуры текстуальные и лингвистические качества, однако имеющие отличия от свойств художественного текста и языка. Например, по мнению А. В. Иконникова, «в отличие от естественного язык архитектуры складывается из знаков, материальная форма которых допускает вариации,..различные толкования; конкретная интерпретация зависит от личности воспринимающего индивида, его опыта и установки восприятия» [53, c.110].

Таким образом выявляется нелинейность архитектурного текста. Нелинейность является общим качеством архитектурного фрактала и текстуальности, так как современные теории коммуникации большей частью трактуют и сам текст как нелинейную структуру. В качестве основного инструмента последующего анализа рассматриваемого нами объекта мы примем интертекстуальность — понятие постмодернистской текстологии, артикулирующее феномен взаимодействия текста с семиотической культурной средой в качестве интериоризации внешнего. Причем иерархия видов интертекста позволяет рассмотреть широчайший комплекс аспектов композиции монастыря.

Глава 2. Анализ архитектурно-художественной композиции Спасо-Преображенского монастыря на основе фрактальной концепции

2.1 Композиционная составляющая как основа исторического и стилистического исследования памятника

В свете исследуемой автором темы интересной видится связь между категориями времени, места и стиля, которая позволяет рассматривать памятник культуры одновременно с нескольких позиций, то есть объемно. Таким образом, исторический контекст, датировка и обстоятельства появления памятника, культурное окружение, генезис и техника исполнения предстают в неразрывной связи друг с другом. Неотделимым от особенностей исторических эпох является композиционный аспект зодчества — именно он объединяет все вышеперечисленные понятия. Композиция (лат. составление, связывание) — построение художественного произведения, обусловленное спецификой вида искусства, содержанием, назначением произведения и замыслом художника. Композиция — важнейший структурный принцип произведения, организующий взаимное расположение его частей, соподчинение друг другу и целому. Это придает произведению единство, цельность и завершенность. Выделение данного принципа в самостоятельный этап творческого процесса имеет важное методологическое значение для понимания места памятника именно в историческом контексте и является важнейшей областью изучения при историческом и стилистическом анализе.

2.2 Фрактал как одна из базисных категорий анализа композиции Спасо-Преображенского монастыря

Рассмотрим, как актуализируются феномен фрактала в образе и структуре Спасо-Преображенского монастыря.

Композиционная составляющая рассматриваемого объекта позволяет конкретизировать как минимум два аспекта данного исследования, раскрывающих взаимосвязь исторического процесса с онтологией и генезисом ансамбля:

Хроностилистический

Топостилистический

2.3 Хроностилистический аспект анализа

Хроностилистический аспект связан именно с теми стилистическими признаками объектов, которые характерны для определенной эпохи. Изучая признаки различных эпох в зданиях комплекса, можно составить, фигурально выражаясь, фрактал времени, структурными единицами которого являются постройки монастыря. Как пример можно рассмотреть один из периодов истории ансамбля — 12—13 вв.

Во второй половине XII века в окрестностях Ярославля были возведены два монастыря: Спасский и Петровский. Они являлись как центрами распространения Христианства, так и ведущими фортификационными сооружениями города на главных водных путях: Спасский — на Которосли, Петровский — на Волге. Как утверждают исследователи, монастыри и кремль на Стрелке, имели деревянные стены с башнями и представляли собой небольшие крепости. Известно, что в этот период Спасский монастырь строился с использованием наиболее распространенного приема композиции древнерусских ансамблей — кремлей и монастырей. Здесь проявляется ярко выраженная «фундаментальная предиката описания категории фрактала» [129] — нежесткое самоподобие образа древнерусского фортификационного комплекса. Самоподобие предполагает, что часть в какой — то мере подобна целому. Однако в случае с фракталом сборка целого из частей не актуальна: «части неочевидны, границы невидны,..частей бесконечно много» [129]. Таким образом, для начальной точки строительства имеется определенный шаблон или образец с заданными свойствами: концентрическое размещение сооружений вокруг единой доминанты, например, собора и колокольни. Кольцевое, замкнутое построение этих комплексов обусловлено функциональными и стратегическими требованиями. Для них характерно логичное, последовательное нарастание мощи стен и башен на более уязвимых в оборонном отношении сторонах комплекса; смещение зданий композиционного центра (собора), в сторону крепостных стен, имеющих естественную защиту; размещение здесь наименьших по высоте башен и крепостных стен, открывающих вид на приближенный к ним композиционный центр. Равновесие архитектурных масс центрической объемно-пространственной композиции относительно единой доминанты ансамбля, использования естественных природных условий (реки Которосль) достаточно ярко проявилось в ансамбле Спасо-Преображенского монастыря. Кроме того, традиционен для эпохи был и материал (дерево), из которого строилось большинство монастырских сооружений. Но поскольку самоподобие в данном случае нежесткое, оно определяется следующим краеугольным свойством фрактала — самоорганизацией. Здесь она выражается в использовании уникального рельефа местности, водных пространств, как средства защиты, что во многом предопределило живописный характер композиции монастыря. Гибкий нелинейный характер развития композиции ансамбля позволил последнему как сохранять общепринятые свойства древнерусских оборонительных сооружений, так и создавать неповторимый архитектурный образ, используя индивидуальную иерархию частей целого.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 294