электронная
200
печатная A5
620
18+
Перезагрузка

Бесплатный фрагмент - Перезагрузка

Объем:
604 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9160-5
электронная
от 200
печатная A5
от 620

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается:

любимым бабушке и дедушке,

самым замечательным в мире родителям

и человеку, который смог зажечь

в моём сердце огонь одним взглядом.

Предисловие

Когда люди говорят, что мечты не сбываются, мне хочется взять и рассмеяться им в лицо. Быть может, вы просто неправильно мечтаете?

Для меня Англия всегда была чем-то вроде сказки: красивой, далекой, но такой притягательной. Я мечтала о поездке в эту страну так много и так долго, что однажды утром я проснулась в жилом районе Бекенхеме, недалеко от Лондона, где мне предстояло провести три чудесные недели в одной комнате с соседкой-итальянкой Сарой (удивительно, но именно так и зовут одну из героинь моего романа).

Вернувшись в родной город из Англии, я очень долго пребывала в состоянии восторга и приятной эйфории, отчего появилось вдохновение и, буквально, заставило меня сесть за компьютер и написать пролог.

Придумав начало этой истории, я и не думала, что заметки из блога превратятся в такой огромный детективный роман о большой любви и кровавом предательстве. Но теперь всё это взаправду. И вот исполнилась ещё одна моя давняя мечта: книга, сюжет которой пришел мне на ум еще в 2014 году, наконец-то увидела свет. Мне страшно, у меня трясутся коленки, но я улыбаюсь, ведь у моей истории появились читатели.

Искренне надеюсь, что история о парне, чья жизнь перевернулась в одно мгновенье, понравится Вам. Быть может, она даже затронет какие-то струны Вашей души, но, если захочется нырнуть в роман с головой — читайте, слушая музыку, которую я специально подбирала на протяжении нескольких лет. Благодаря этим песням родились многие главы из книги, благодаря им я писала даже тогда, когда совсем не писалось.

Что ж, я слишком много говорю. Наверное, Вам уже не терпится приступить к прочтению, верно? Тогда не буду Вам мешать. И не забудьте налить себе в кружку горячий ароматный чай.

Записи из блога

15.08.2018

О чем этот роман? Такой ли это детектив? Я не могу отнести свою книгу к чистому детективному жанру. Главная моя цель — показать на примере своих героев, как важны все, принятые нами, решения, как важно уметь сделать правильный выбор, как преодолеть все трудности и не сломаться, как научиться любить себя и окружающих, и что прошлым жить нельзя: это разрушает изнутри.

16.09.2018

Будут ли крутые и неожиданные повороты? Да! Можно ли будет догадаться о том, кто с кем будет по первой части? Нет! С героями произойдет СТОЛЬКО всего, что даже под конец третьей части вы всё еще будете сомневаться. Зачем? Я хочу, чтобы вы прониклись персонажами. Хочу, чтобы вы понервничали. Я хочу ваших эмоций! Ваша реакция будет лучшей наградой: значит, я всё сделала правильно. Причём неважно. какие это эмоции, главное, чтобы не равнодушие.

https://www.instagram.com/ina_books/

Пролог

Жизнь — это калейдоскоп из различных ситуаций, совпадений и случайностей. Ты никогда не узнаешь, в какой момент ты взлетишь в облака от счастья, а в какой — умрёшь от вонзённого в спину ножа.

Стоял теплый солнечный летний день. На небе не было ни одного облака. Лёгкий тёплый ветерок еле заметно колыхал листочки на деревьях, а в соседнем дворе мужчина стриг свой газон, отчего по всей округе доносился запах свежескошенной травы. Такой день не мог предвещать что-то плохое, это уж точно. Но, как известно, ни одно событие, происходящее в нашей жизни не подвластно законам природы.

— Джеф, лови! — крикнул мальчик, бросая своему голубоглазому брату мяч. Джефферсон вытянул руки перед собой, но мяч пролетел мимо и исчез.

— Лари, нам нельзя было играть у папиного гаража. Теперь придется лезть в подвал.

— Не вешай нос, мы найдем мячик, — с этими словами Лари начал спускаться вниз, а Джефферсон полез вслед за братом.

Братишкам было по шесть лет, и они всегда были неразлучны. С первого взгляда их было просто невозможно отличить, но отличие все же было — глаза. У Джефферсона они были голубые, цвета ясного весеннего неба, как у матери, а у Лауренца — ярко-зеленые, как у отца. Отец близнецов — Холл Митчелл — был бизнесменом. Времени у него было мало, но, если появлялась свободная минутка, он обязательно посвящал ее детишкам, в которых не чаял души.

Спустившись вниз, Лари сразу же услышал несколько голосов, и его это очень насторожило.

— Джеф, ты слышишь? — шепотом спросил мальчик, а братишка лишь молча кивнул ему.

— Пойдем, посмотрим, что там.

Братья прошли по узкому коридору и увидели полуоткрытую дверь, откуда доносились приглушенные голоса. Заглянув в нее, они увидели отца и трёх, стоящих напротив него, людей в чёрных костюмах.

— Митчелл, у тебя большие неприятности, — строгим голосом сказал блондин, стоявший посередине. Его голос отразился в помещении эхом, и мальчики вздрогнули.

— Я вам в сотый раз повторяю, я делал лишь свою работу и не виноват, что она пришлась вам не по душе, — хладнокровно ответил отец. Мальчики переглянулись.

— Кто эти дяди? — шепотом спросил Джеф, но Лари лишь закрыл ему рот рукой и, прижав палец к своим губам, прошипел:

— Т-с-с-с…

Мужчина, стоявший ближе всех к отцу мальчиков, взял Митчелла за грудки и прижал к холодной стене.

— Что ты несешь, Холл? Ты перекрыл нам кислород и думаешь, что за это мы скажем спасибо?

— Вовсе нет, — сдавленно проговорил тот, -Просто я думаю, что вам стоит остановиться.

— Это решать не тебе! — злобно рявкнул блондин и ударил отца головой об стену.

Братья с ужасом смотрели на то, что происходит и не могли сдвинуться с места. Им было страшно. Блондин подлетел к упавшему Митчеллу и схватил его за горло:

— Я последний раз спрашиваю, Холл. Где ключ?

— Вам его не найти, — прохрипел отец близнецов, и в следующую секунду раздался выстрел.

Часть 1 

«ТОЧКА ОТСЧЁТА»

Глава 1

Непросто двигаться вперед, если движет тобою одно — озлобленность.

Рэйчел Уорд «Числа».

— Боже, как же я ненавижу понедельники! — простонал сонным голосом Лари и выключил ненавистный ему будильник. Он лежал в своей кровати и, как всегда, размышлял о жизни. Обычно все люди размышляют об этом по утрам, а перед сном думают о том, как могло бы быть иначе, как бы сложилась их жизнь, поступив они по-другому, предаются мечтам о лучшей жизни, но о своей собственной предпочитают думать на ясную и трезвую голову.

«Завтра мне исполнится двадцать пять лет, моему брату Джефферсону — тоже. В чем же наше с ним отличие? В том, что Джеф умеет получать радость от жизни, а я — нет. И, сколько себя помню, никогда не умел. Я просто живу и всё. У меня есть замечательная мама и лучший друг — мой брат. Ни много, ни мало, но это всё, чем я могу похвастаться. Даже работа не доставляет мне особой радости, хотя, по идее, должна, ведь я занимаю очень почётную должность. Я просто проживаю день за днём, год за годом: без всякой мечты, без цели, без ничего. Хотя нет, вру. Одна цель в этой жизни у меня всё же есть. Я очень хочу найти тех, кто убил нашего отца. Безусловно, мстить — это плохо, гнусно, омерзительно, отца этим не вернуть, но что же ещё остаётся?»

Лари встал с кровати, потрепав рукой тёмные взъерошенные волосы, и направился к письменному столу, затем взял свой блокнот и стал что-то писать.

— Эй, Лари! — в комнату зашел Джефферсон и, как обычно, нарушил тишину, которую так любил его брат.

Он не был сторонником веселья и компаний, в отличие от Джефа. Лари было достаточно прогуляться одному вдоль набережной и поболтать с самим собой, нежели проводить время на вечеринках.

— Что ты там пишешь? Новый план? — Джеф сел рядом и похлопал Лари по плечу, тот резко одернул руку и продолжил писать.

Лари не любил прикосновений, объятий и прочего, он лишь изредка обнимал маму и говорил «спасибо», но еще реже он говорил ей «я тебя люблю». И вовсе не потому, что не любил, просто ему нелегко это давалось. После смерти отца, Лари замкнулся в себе, а будучи подростком и вовсе стал резким, вспыльчивым и грубым.

— Лари? — позвал его Джеф. -Неужели ты думаешь, что сможешь раскрыть дело по убийству отца? Ты же знаешь, я всегда готов помочь тебе, но без мести, без кровопролития…

«Ну, вот опять!» — промелькнуло в голове у Лари.

— Джеф, не нуди, ради Бога! — воскликнул он, — Ну, сколько же можно? Тебе что, вообще плевать?

— Нет, — резко ответил Джефферсон, и улыбка сошла с его лица. -Как ты можешь так говорить? Я просто не хочу мстить. Вот и всё.

— Да ты с детства такой! — в сердцах крикнул Лари. -Ты муравья боялся тронуть, чтобы больно не сделать. Будь, наконец, мужчиной, Джеф.

— А ты стань, наконец, человеком! — отрезал Джефферсон. -Человеком, который будет радоваться каждому прожитому дню, но никак не человеком, который зациклен на прошлом! Сколько уже можно мучить себя и всех остальных вокруг? Так и жизнь пройдет — не заметишь. Просто забудь всё и научись жить!

— Это как? — прищурив глаза, спросил Лари.

— Также, как и я. Просто живи, отпусти прошлое. Ты никому ничего уже не докажешь.

— Я не могу, — тихо ответил Лари и отвернулся от Джефа.

— Можешь. Просто не хочешь, — Джеф развернулся и вышел из комнаты брата, а Лари не выдержал и, надев джинсы с рубашкой, выбежал из дома.

«Плевать, что дождь, — подумал он, -Я сам справлюсь. Только вот с чего начать?»

Лауренц шел и думал, но мысли все спутались в какой-то морской узел.

Его отец имел свой собственный бизнес, но, как известно, бизнес — рискованное дело. После смерти Холла Митчелла, весь этот ужас достался его родному брату Генри. Джефферсон не хотел ввязываться в это и стал журналистом, а вот Лари решил продолжить бизнес отца и в будущем руководить им. Год назад после окончания университета он пришел в компанию, и дядя сделал племянника своим заместителем. Пока Лауренц учился, его одолевала навязчивая мысль — узнать правду, но он был никем, и руки были связаны. Теперь же он работал в компании отца, а это давало простор для воображения и своеобразный толчок для каких-либо действий.

Вспоминая тот солнечный день, который стал роковым, Лари ни раз задумывался, что же сделал его отец, и почему его убили. Разве можно просто так отнимать у человека жизнь? Кому же он перешёл дорогу? Когда он спрашивал про это у дяди, тот отмалчивался и переводил разговор на другую тему. И это в лучшем случае. А в худшем — он кричал на Лари, что это «не его собачье дело» и посылал куда подальше.

— Ну, и почему я не должен этого знать? — спросил Лари у самого себя.

Дождь лил как из ведра, а он просто шел по бульвару, и ему было все равно. Капли стекали с капюшона на лицо, и он, то и дело, протирал глаза ладонью. Вдруг в кармане зазвонил телефон: Джеф. «Не хочу отвечать», — подумал Лари и скинул вызов. Через несколько минут, телефон снова завибрировал.

— Черт! — выругался Лари и поднял трубку. -Да?

— Лари, где ты?

— Это имеет значение? — резко ответил он.

— Нам нужно встретиться.

— Это ещё зачем?

— Ну… — Джеф явно замялся, и в трубке было слышно, как он откашлялся. -Я с тобой, Лари. Я с тобой расследую это дело, если для тебя это важно. Не думай, что для меня это не так уж важно, просто… я не хочу, чтобы ты был один… и вляпался во что-то неприятное.

Лауренц был явно удивлен и, усмехнувшись, ответил брату:

— Ты уверен в этом? Вдруг передумаешь?

— Нет, — твердо ответил Джеф. -Я не подведу. Так, где ты?

— На Бейкер-стрит.

— Отлично. Жди меня у кофейни.

— Ну, окей, — ответил Лари. -Я жду тебя, и только попробуй сказать, что Джулия не пустила.

— До встречи, — единственное, что ответил Джеф и закончил вызов.

Лари засмеялся. Он знал, что каждый раз, когда заводил тему, касающуюся Джулии, его брат краснел, бледнел и вовсе заикался. Господи, что же делает с людьми любовь? И вообще, что это такое? Лари не знал этого, но смотря на Джефа, понимал, что глупее всего человек выглядит именно тогда, когда он влюблен. А ему это было ни к чему. Ему было абсолютно плевать на девушек и уж тем более на то, чем забиты их головы. Все они для него были одинаковыми, к каждой новой он относился также, как к предыдущей. Девушки страдали, а ему было все равно. Он эгоист? Возможно. Вероятно, его еще не коснулось то светлое чувство, которое наполняет человека теплом изнутри. Быть может, именно это — основная причина холодности к окружающим его людям.

Зайдя внутрь, Лари снял капюшон и сел за столик у окна. Проходя мимо кассы, ему приветливо помахала девушка. Это была милая брюнетка с вьющимися волосами. Она улыбалась так, будто видит перед собой кольцо с бриллиантом. Но Лари прошел мимо, лишь кивнув ей головой. Ему было все равно. Он не хотел заводить знакомств. Он ждал брата.

Дождь шел стеной. Лари сидел за столиком и допивал чашечку горячего шоколада. Вдруг он заметил, как брат перебегает через дорогу. Забежав в кафе, Джефферсон закрыл зонт и направился к столику Лари.

— Ну, здравствуй, — сказал Джеф и сел напротив брата. Лари поднял глаза и, ничего не ответив, улыбнулся.

— С чего начнем?

— С чего? — переспросил Лари, -Девушка, можно вас?

К столику подошла та самая брюнетка. На жилетке у неё висел бейдж с именем Мэри.

— Чашечку латте, — просто сказал Лари, но девушка уходить вовсе не собиралась, а, улыбнувшись, спросила:

— Вы близнецы?

— А ты официантка? — ответил вопросом на вопрос Лари, и Джеф ухмыльнулся. Мэри такого явно не ожидала и через несколько минут чашка латте уже стояла перед Джефферсоном. То и дело, она поглядывала на двух братьев и гадала, почему все красивые парни такие грубые и неприветливые.

— Скажи, почему ты всегда такой? — начал разговор Джеф.

— Какой? Я думал, ей нравятся риторические вопросы.

— Ох, уж эта твоя манера, всё время отвечать вопросом на вопрос. Ну, а теперь серьезно.

Лари допил шоколад и отодвинул пустую чашку.

— Я тебя слушаю.

— Нет, — возразил Джеф, -Это Я тебя слушаю. С чего мы начнем наше расследование?

Лари откашлялся:

— Ты помнишь тот день?

— Не напоминай…

— А ты всё же вспомни. Помнишь, там было три человека в черных костюмах? Ты видел когда-нибудь этих людей после произошедшего?

— Нет, больше никогда, — замялся Джеф.

— Я тоже. И в компании я ни разу не видел кого-либо из них.

— Что это может значить? — непонимающе взглянул на брата Джеф.

— Это значит только то, что эти трое должны были добыть нужную информацию для своего босса, а вместо этого — запачкали свои ладошки кровью. Следовательно, они стали не нужны. И их либо убили, либо посадили, либо они уехали заграницу.

— И чего ты хочешь?

— Когда был маленький, хотел убить. Но потом понял, что за ними стоит кто-то еще, тот, кто имеет наибольшую силу и власть. Как думаешь, кто бы это мог быть? Просто, хочу знать, за что его убили, и кто. Это волнует меня больше всего.

— Что ж, я думаю, дело там было и правда запутанное. Помнишь, они что-то говорили про ключ? Может быть это и есть та ниточка, за которую стоит зацепиться? — предположил Джеф, но Лари удивленно посмотрел на него.

— Извини? А что это за ключ? От чего и для чего? Зачем он им был нужен? Ясно одно — их босс что-то замышлял, а наш отец помешал этому.

— У тебя есть доступ к кабинету дяди и его документам?

— Да. Но только тогда, когда я его замещаю.

— Отлично. Завтра мы сделаем так, чтобы его там не было.

— Но как?

— Журналисты, они, знаешь ли, такие надоедливые, — с усмешкой проговорил Джеф и наигранно покачал головой.

Лари засмеялся:

— Ты хочешь взять интервью?

— Не я. Мой напарник, Зак. Он давно меня об этом просил, очень уж его интересуют такие влиятельные люди, как наш родственник. Ну, а я тебя прикрою.

— По рукам.

— Девушка, принесите счёт, пожалуйста, — негромко сказал Джеф официантке, и Лари закатил глаза. Его бесило, что брат такой вежливый, а того в свою очередь раздражало, что его брат — такой грубиян.

Мэри принесла счёт и ушла, краем глаза взглянув на Лари. Джеф засмеялся.

— Что? — спросил Лауренц, подняв одну бровь.

— Она на тебя так смотрит, будто ты её принц на белом коне.

— Не для неё кормил свою лошадку, — огрызнулся Лари, и Джеф снова рассмеялся.

Открыв книжечку, Лари увидел в кармашке записку. Он сразу понял, что это от Мэри. Господи, да что же ей от него нужно! Он вложил деньги и вынул сложенную пополам бумажку.

— От Мэри?

— От Санты! — парировал Лари, и Джеф тяжело вздохнул. Нет, его брат неисправим.

«Как тебя зовут, и можем ли мы встретиться сегодня вечером? P.S. Мэри»

Лари усмехнулся. Не в первый раз ему назначает свидание девушка. Отказаться? Или всё же пойти?

— Не нужно, — будто бы услышав его мысли, ответил Джеф.

— Что?

— Не нужно идти.

— Откуда…

— Ой, да и так всё понятно. Не иди на свидание.

— Почему это? — Лари вскинул брови вверх и скрестил руки на груди.

— А потому, что она тебе безразлична. Смысл терять на неё свое время? Тем более, зачем размениваться по мелочам?

— Что ты имеешь в виду?

— У тебя хоть раз в жизни были серьезные отношения с девушкой? — напрямую спросил Джеф, хотя и знал ответ на поставленный вопрос.

— Нет, — отрезал Лари, -Не было и не будет. Мне не нужна девушка.

Джефферсон вздохнул и, вынув из кармана ручку, подал её брату

— Зачем? — не понял тот.

— Как зачем? Напиши ей ответ.

— Я что похож на идиота?

— Как идиот может быть похож на идиота? — спросил Джеф и, улыбнувшись, также скрестил руки.

— О. Я смотрю мои уроки пошли тебе на пользу. Ну, да ладно, — Лари взял ручку и написал: «Зовут меня Большой Джо. И я не встречаюсь с девушками. Можешь считать, что я голубой или просто заядлый холостяк». Джефферсон выхватил бумажку у брата и, прочитав, рассмеялся во весь голос:

— Что? Большой Джо? Ты в своем уме?

— Абсолютно, — ответил Лари и положил записку в карман книжечки.

— Голубой! — прыснул Джеф, но Лари его одернул:

— Да тише ты! А то все подумают, что я на самом деле немного… не в себе.

Парни встали из-за стола и направились к выходу. На пороге, Лари обернулся и посмотрел на Мэри. Та, улыбаясь, открыла записку и, прочитав то, что там было написано, нахмурилась. Любопытство сменилось разочарованием.

Лауренц улыбнулся и вышел вслед за братом. Нет, Мэри не цепляет его. И Джеф прав. Не нужно встречаться с такими, как она. А с кем же тогда встречаться, если все одинаковые? «Поживем — увидим», — ответил его внутренний голос.

— Каждому человеку хочется любить и быть любимым, — как-то давно сказал Джеф своему брату.

— Нет. Мне не хочется, — возразил Лари.

— Всем хочется. Ты не особенный. Просто разрушь ту стену, что построил вокруг себя и сам всё увидишь.

Но время идет, а стена всё выше и выше. Неужели Лауренц так и не узнает, что такое любовь?

Глава 2

Ложась спать, Лари захотел почитать, но что выбрать — не знал. Подойдя к книжной полке, он вдруг заметил синий блокнот в толстом переплете.

— Это ещё что такое? — спросил он сам у себя и открыл блокнот на первой странице. Везде были рисунки и какие-то надписи…

— Лари, ты спишь? — Джеф заглянул в комнату, и Лари быстро спрятал блокнот за спину.

— Эмм… ну, да, — стал мямлить он и, откашлявшись, сказал более уверенно. -Вот собираюсь, а что?

— Да, просто хотел спросить у тебя кое-что. Могу ли я зайти?

— Да, проходи.

Джеф зашёл в комнату, а Лари подойдя к кровати, засунул блокнот под подушку.

— Слушай, я по поводу завтра. Какие у нас планы? — начал разговор Джефферсон.

— Ну, я думаю нужно съездить к маме с утра, а потом я поеду на работу, — пожав плечами, ответил Лари и посмотрел в сторону кровати. Его раздирало любопытство, что же там написано, в этом странном блокноте.

— Хорошо, я подъеду попозже. А пока ты будешь в кабинете искать зацепки, Зак проведет интервью, — сказал Джеф, -Эй, Лари? Приём! Как слышно? — спросил он брата и щелкнул пальцами перед его глазами.

— А? Да, я понял. Просто задумался, — ответил тот и зевнул, -Слушай, давай спать, Джеф? А то я с ног валюсь от усталости.

— Конечно, — улыбнулся Джефферсон и, похлопав Лари по плечу, встал с кресла, -Спокойной ночи.

— Взаимно, — коротко ответил Лари и, как только Джеф закрыл за собой дверь, уселся на кровать и достал блокнот из-под подушки. Снова открыв заветную книжечку, Лари увидел несколько строчек, написанных в столбик. «Вероятно стихотворение», — подумал он. Буквы были написаны немного корявым почерком, и Лари долго всматривался в них, прежде чем начал читать.

«Никто не вправе убивать

людей, столь близких сердцу,

Никто не вправе забирать

любовь, что так не к месту,

Никто не вправе отбирать

то счастье, что так близко,

Мы вправе знать или не знать,

Мы все на грани риска…»

Прочитав стихотворение, Лари тяжело вздохнул. Он все вспомнил.

Он написал это стихотворение в третьем классе. Казалось бы, маленький мальчик, но как он мыслит! И ведь действительно, смерть отца очень сильно повлияла на него. Смерть близкого человека — это всегда тяжело, но видеть всё это своими глазами — это не просто тяжело, это страшно. Очень страшно. Лари закрыл глаза и, когда вновь открыл их, закрыл блокнот и вновь положил его под подушку. У него не было сил читать дальше, ему хотелось просто отдаться мыслям, утонуть в этом бездонном океане. Просто, потому что так легче, просто, потому что так проще.

***

Лари так устал, что почти сразу провалился в сон. Ему ничего не снилось. Никогда. В детстве его это немного огорчало, ведь всем ребятам снились красочные и интересные сновидения, а ему нет. Жестокая несправедливость.

Проснулся он очень рано и, чтобы не будить Джефа напрасно, решил прогуляться по городу. Утро выдалось пасмурным. Небо хмурилось, но Лари улыбался. День Рождения всё-таки. Да и дождь он любил. Парень шел по городу, смотря по сторонам. На улицах было пустынно, разве что машины проезжали мимо. «И всё-таки мир красив без людей», — подумал про себя Лари и улыбнулся своим мыслям. А ведь правда, парень был явно не из тех, кто любит общение. Ему нравилась свобода, которую он чувствовал, оставшись наедине с собой.

Братья Митчелл так похожи внешне, но такие разные внутри. Они всегда дополняли друг друга. Только с Джефферсоном Лари мог поговорить по душам, да и то не обо всем. Он привык переносить все переживания в одиночку, наверное, просто не хотел показывать свою слабость. Были ли у него друзья? Были. Но, как известно, многие следуют правилу «В жизни каждый сам за себя» — это было явной причиной, почему расходились пути остальных ребят и его собственные. Джефферсон был и остается его лучшим другом на всю жизнь.

***

— Эй, соня, просыпайся! — крикнул Лари и кинул в Джефа подушкой. Тот нехотя поднял голову и с трудом разлепил глаза, -С Днём Рождения, НАС!

— Лари… сколько времени? — прохрипел Джефферсон сонным голосом.

— Да какая разница, Джеф! Неужели ты меня даже не поздравишь? — Лари вскинул брови вверх по привычке и ухмыльнулся.

— Ты неисправим, — вздохнул Джефферсон и, улыбнувшись, обнял брата, -С Днём Рождения, клон. Сегодня у нас тяжелый день.

— Мы справимся.

***

Выпив по чашке чая, братья выехали из дома на машине Джефа. Кстати говоря, у Лари тоже была машина, но он ею почти не пользовался: любил ездить в автобусах, в метро, и просто ходить пешком. А Джеф любил уют и комфорт. Вот и ещё одно различие братьев.

Снова пошел дождь. Капли быстро стекали по лобовому стеклу, и Джеф, то и дело, включал дворники.

Уставившись в окно, Лари наблюдал за прохожими. Да, он не любил компании, но любил рассматривать мимо проходящих людей. Все они куда-то торопятся. Так и проходит жизнь. И ведь каждый из них боится остановиться. Боится обернуться назад, потому что в душе могут поселиться смятение и неуверенность: вдруг человек что-то сделал не так? Вдруг он пошел не по той дороге? И поэтому люди бегут вперед, не оглядываясь. Они боятся споткнуться, боятся выбиться из колеи. Да уж что тут говорить, люди просто боятся всего на свете. А ведь страх имеет свойство убивать человека изнутри…

Подъехав к родному дому, братья одновременно вышли из машины и направились в гости к матери. Они, как могли, помогали ей, потому что любили больше всех на свете. Кроме неё у них никого не осталось, а с дядей парни никогда не общались близко.

***

Розали Митчелл была женщиной красивой и успешной. Занималась она ландшафтным дизайном, именно поэтому её внутренний дворик был похож на восьмое чудо света. У нее были каштановые волосы и голубые глаза, как у Джефферсона. После смерти мужа, Розали ещё много лет ни с кем не встречалась. Не хотела предавать память мужа. Но вот два года назад она встретила мужчину, который полюбил её всем сердцем, и она просто не могла не ответить взаимностью. Братьям он нравился, и они были бесконечно счастливы за мать.

— Дорогие мои! — воскликнула Розали и кинулась в объятья сыновей, -С Днём Рождения! Проходите в дом. Питер, к сожалению, уже уехал на работу, но просил передать свои поздравления.

— Спасибо, мам, — ответил Джефферсон и улыбнулся.

На губах Лауренца появилась слабая улыбка. Он стоял рядом и переминался с ноги на ногу.

— Ну, чего ты? — спросил его Джеф, толкнув локтем в бок, -Нервничаешь?

— Есть немного, — тихо произнес Лари.

В доме всё было убрано, у каждой вещи было свое место. Всё было просто и со вкусом. На кухне стояли цветы.

— Это Питер? — спросил Джефферсон, указывая матери на вазу.

— Да, — широко улыбнулась она, -Питер всё время дарит мне цветы. Ощущаю себя пятнадцатилетней девчонкой.

— Да ладно тебе, — засмеялся Джеф, -Это же здорово.

Лари в это время ходил в гостиной и рассматривал фотографии. Здесь они с братом совсем маленькие. Это была настолько милая и жизнерадостная фотография, что Лари не удержался и улыбнулся. А вот здесь отец с матерью: свадебная фотография. Какие они счастливые и красивые. В глубине души, Лари хотел такого же счастья, но этих мыслей он почему-то стеснялся. Атмосфера дома была пропитана семейным счастьем, а горечь утраты уже почти испарилась. Почему он не может просто жить, не зацикливаясь на смерти отца? Почему? На этот вопрос у него не было ответа…

— Лари, милый, иди завтракать! — крикнула Розали из кухни.

***

— Мам, как твои дела на работе? — спросил Джефферсон за завтраком.

— Ой, всё хорошо. Вот сейчас как раз работаю над новым проектом. Заказчик очень богатый человек. И двор у него большой, да и моя фантазия не имеет границ, — засмеялась Роуз.

Лари сидел за столом молча, погруженный целиком и полностью, в свои мысли. Блины с малиновым вареньем были очень вкусные, но ел он медленно, чтобы прочувствовать вкус, столь знакомый с детства.

— Сынок, а ты чего молчишь? — спросила его мать, -У тебя всё хорошо?

— А? Да. Я просто задумался, — ответил Лауренц и решил добавить: «Извини».

— Как дела в компании?

— Да все нормально. Дядя, на мой взгляд, хороший руководитель.

— Вы общаетесь? — как-то серьезно спросила Розали сына.

— Ну, как сказать, не особо. Скорее, как коллеги, но не больше.

Когда братья уходили из дома, Розали схватила Лари за руку, и тот остановился.

— Джеф, ты иди, я догоню, — сказал он брату.

— Хорошо. Пока, мам.

— До встречи, — ответила мать и, когда Джефферсон исчез за дверью, шепнула на ухо второму сыну, -Я бы не доверяла ему.

— Кому? — удивился Лари.

— Генри.

— Почему я не должен ему доверять? — недоумевал парень.

Розали тяжело вздохнула.

— Вспомни, пожалуйста, как часто общались братья Митчелл, твой отец и Генри?

Лари нахмурился:

— Не часто. К чему это ты?

— Дорогой, мне кажется, тебе лучше самому всё разузнать. Но присмотрись к Генри. Это лишь мой совет.

— Ладно, — просто ответил Лари и, попрощавшись с матерью, вышел за дверь.

***

Дождь уже закончился, но всё равно было пасмурно. Лари всё также сидел на переднем сидении и, всматриваясь в окно, разглядывал прохожих.

— Господи, Джеф! Что ты слушаешь? — недовольно вскинул брови вверх Лауренц.

— В смысле? — удивленно спросил Джефферсон, повернув голову в сторону брата, но тут же развернулся обратно, чтобы не отвлекаться от дороги.

— В прямом! — воскликнул Лари, -Вот что это? — спросил он и включил первую попавшуюся песню на диске.

— Это? Адам Ламберт, — ответил Джефферсон и приоткрыл окно.

Лари достал диск из магнитолы и, подключив свой плеер, включил «Imagine Dragons — Demons».

— Так-то лучше, — вслух сказал он и снова повернулся к окну.

Джефферсон улыбнулся и покачал головой. Повернув руль влево и немного проехав вперёд, парень остановился у обочины.

Дверь в машину распахнулась и на заднее сидение сел высокий паренек. На нём были потрепанные джинсы и красная рубашка. Волосы у него были светлые и взъерошенные.

— Наконец-то это вы, — сказал он, совсем запыхавшись.

Братья повернулись назад.

— Зак, это — Лари, — представил Джеф своего брата, но когда паренек протянул руку в знак знакомства, Лари просто отвернулся и, скрестив руки на груди, ответил:

— Я не здороваюсь за руку с коллегами по работе. Только с друзьями.

— И много ли у тебя друзей? — хмыкнул Зак.

— Важно не их количество, а их качество.

Джеф вздохнул и, повернув голову в сторону брата, сказал ему:

— Слушай, Лари, Перестань язвить. Он всё-таки мой сотрудник. И друг. И он собирается нам помочь.

Лари решил промолчать. Он никогда не любил спорить. Все говорят: «В споре рождается истина». Да ерунда все это! В споре каждый старается доказать свою точку зрения, свою правду, а ведь правда, как известно, у каждого своя.

Всю дорогу ребята ехали молча. Зак сидел на заднем сидении, держа в руках какую-то папку с документами, и перелистывал страницы.

— Прекрати шелестеть, — процедил Лауренц.

— Почему тебя всё раздражает? — удивленно спросил Зак.

— А почему ты задаешь глупые вопросы?

— Лари! — Джефферсон одернул брата, и тот отвернулся к окну.

Подъехав к главному многоэтажному зданию компании, Джеф затормозил у входа и вместе с братом вышел из машины.

— Думаешь ему можно доверять? — прошипел Лари.

— Он мой друг! И он нам поможет.

Лари ухмыльнулся и покачал головой.

Через некоторое время из здания вышел Генри Митчелл. Это был мужчина в возрасте, в темно-сером костюме с синим галстуком. Солидный вид делал его несколько моложе своих лет, и было заметно, что Генри из тех мужчин, кто действительно ухаживает за собой.

Кивнув в знак приветствия Лауренцу, он вместе с Джефом отправился в салон машины. Посмотрев им в след, Лари решил не терять ни минуты и побежал в здание компании.

Что ж. Расследование только начинается.

Глава 3

Кабинет Лари и кабинет его дяди находились на тринадцатом этаже. Выбежав из лифта, Лари тут же побежал туда, куда и направлялся, но не тут-то было.

— Мистер, Митчелл, вам что-нибудь нужно? — спросила молоденькая секретарша, которую звали мисс Меллингтон.

— Сара, не сейчас.

— Может быть чай, кофе? Что-нибудь принести? — подбежав к нему, начала расспрашивать она.

Мисс Меллингтон было двадцать три года. Это была девушка с прямыми волосами пепельного цвета и светло-зелёными глазами. Честно говоря, она уже давно была влюблена в Лауренца, но ему, кажется, было всё равно. Своей навязчивостью она его раздражала. Особенно сейчас, когда он спешил по делам.

— Сара, мне ничего не нужно! — рявкнул он и, отодвинув её в сторону, прошел мимо в кабинет дяди.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 620