электронная
90
печатная A5
496
18+
Открытие Третьего Мира

Бесплатный фрагмент - Открытие Третьего Мира

Мировой бестселлер

Объем:
388 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5391-6
электронная
от 90
печатная A5
от 496

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Отбрось все невзгоды, забудь о вражде,

Учись видеть красиво, и будешь жить в красоте,

Секрет здесь простой, как ночи после дней

Твоя жизнь есть только то, что ты думаешь о ней.

Ганжела А. В.

Пролог

Канун 2200 года обещал для Андерса Ганлоу быть интересным по многим причинам. Во-первых, заканчивался его испытательный срок в новой компании «Мантэк Инк», где Андерс занимал должность помощника генерального директора по экономике. Судя по всему, руководство корпорации было довольно результатами его последнего прорыва и должно было утвердить его в этой должности на продолжительный срок с солидной прибавкой в зарплате. А во-вторых…

Стоп. Мысли прочь. На синем табло флара загорелся индикатор, извещающий о прибытии к месту назначения. Андерс приближался к своему жилищу, которое он снимал, как и многие люди его круга в одном из многочисленных небоскрёбов Стонфилда. Флар медленно парил над посадочной площадкой огромного жилого здания, светящегося и переливающегося всеми огнями рекламных экранов, и, наконец, обнаружив свободное место, начал не спеша опускаться между собратьев фларов, из которых люди суетливо разбредались по уютным квартирам. Предпраздничная лихорадка нарастала. Чувствовалось приближение Нового года, а с ним и новое столетие вот-вот вступит в законные права. Что оно принесёт нам?

Андерс привычным движением ввёл кредитку в плейс флара, и через секунду уже вышел на улицу, автоматически кинув фразу симпатичной девушке на дисплее летающего такси — «Спасибо за быструю доставку, крошка!». Он смешался с пёстрой, многоликой толпой, и, успев вскочить в отправляющийся лифт, уже через минуту закрывал за собой входную дверь, отделяющую его холостяцкую крепость от шума и суеты эйфорирующего города. Андерс устало опустился в кресло перед широченным окном на улицу. За стеклом открывался замечательный вид на суетливый Стонфилд, мигающий всеми цветами радуги. Но сегодня Андерса Ганлоу почему-то внешний уличный пейзаж не устроил. Взяв пульт, он выбрал опцию стены, и окно, ещё недавно пропускающее блики света вечернего города, мгновенно поменяло цвет на внутренний бежевый оттенок стен квартиры. Чёрное мягкое кресло беззвучно приняло оптимально удобную для хозяина форму, и Андерс наконец-то смог погрузиться в столь желанную тишину. Тишина. Долгожданная тишина. Она позволила успокоиться, и погрузиться в прерванный поток мыслей…

А во-вторых, и это известие особенно радовало, должна была наконец-то вернуться из полугодовой звёздной космической экспедиции Натали Сьюме — невеста и просто любимая девушка Андерса Ганлоу. Сьюме была француженкой. Вернее сказать её отец был французом, а мать итальянкой, и они приложили все усилия, чтобы дать хорошее воспитание и образование для любимой дочечки. Их труды не пропали даром. Дочь была просто очаровательна и чертовски обворожительна. Она умудрялась сочетать в себе, казалось бы, несовместимое: французскую красоту, спокойствие, чувство юмора и рассудительность, а с другой стороны экспрессивность, вспыльчивость, настойчивость и трудолюбие итальянки. Причём, самое интересное, что Натали могла доставать любое из своих качеств в зависимости от ситуации и цели, которой она хотела достичь. Они познакомились в Москве на курсах общего пилотирования звездолётов, и, повстречавшись около года, Андерс понял, что это его судьба. Нельзя сказать, что Андерсу не нравились другие девушки, или, что он ни с кем не встречался ранее. Да, были девушки и симпатичнее, и красивее, но у Натали было какое-то внутреннее сияние и притягательность, что особенно её выделяло на общем фоне представительниц слабого пола. Имея прекрасное спортивное телосложение, тонкую талию, стройные ножки, упругую грудь и роскошные бёдра, она знала себе цену и, конечно же, чувствовала, что пользуется популярностью не только у однокурсников, но и у ребят со старших курсов Мультинационального Университета. Сидя в кафе или баре с Натали, Андерс неоднократно замечал восхищённые и завистливые взгляды мужчин, которые буквально поедали глазами его спутницу. Сьюме знала как себя подать в той или иной компании, как держать мужчин на расстоянии и как вскружить им голову. Возможно, уже тогда его любимая девушка пользовалась профессиональными навыками психолога. Ведь Натали была универсальным врачом, то есть защитила степень магистра по терапии, хирургии, психологии, и ещё двум десяткам медицинских областей. Но Андерс был уверен, что у его девушки всё так замечательно протекает только потому, что она являла собой воплощение естественности и женственности. На первых курсах Ганлоу, возможно, и не обратил бы внимание на будущую невесту, но, к счастью, он её встретил уже на последнем курсе. К этому времени у него уже сложилось особенное мировоззрение и идеал той единственной и неповторимой женщины, который так гармонично воплотился в Натали Сьюме. Андерс даже не знал, что собственно такая симпатичная девушка нашла для себя в нём. То есть, он интуитивно догадывался, но затрагивать такие тонкие душевные струны пока не хотел. Он знал свои сильные стороны и мог умело ими воспользоваться, чтобы закрутить роман с любой из студенточек во времена обучения в Москве. И даже сейчас он точно знал, что многие из сотрудниц «Мантэк Инк» с удовольствием составят ему компанию в ресторане, на званом обеде, и далеко не только там. Но все они сейчас были на третьем плане. Натали Сьюме и карьера в компании — вот что сейчас составляло главную и противоречивую задачу на жизненном пути Ганлоу. С одной стороны Андерс считал себя готовым создать семью с самой замечательной девушкой во вселенной, но с другой стороны работа на «Мантэк Инк» отбирала много времени и сил, которые так были необходимы для первого. Хоть государственный демографический департамент и брал на себя уйму семейных проблем, но Андерс не был сторонником современного воспитания детей в унишколах. Он хотел сам дать им многое из того, что знал и умел, хотел растить индивидуальность и личность в ребёнке с детства.

Воспоминания о минутах близости с Натали заставили Андерса подняться с кресла…

Стоп. Пауза. Мягкий щелчок Мемориса. Сиреневый кристаллик медленно выполз из считывателя, оборвав воспоминания Ганлоу на самом интересном месте. «Вот так всегда прерывается моя любимая запись мыслеобразов!» — расстроено думал Андерс. Он запечатлел эти мысли как раз перед стартом экспедиции «Звёздного Странника», когда апробировал подаренный на день рождения сотрудниками компании «Мантэк Инк» чудо-аппарат. Меморис предназначался для персонального использования, для записи мыслей и идей с их последующим отображением. Неплохая вещица для учёных, творческих и руководящих работников, чтобы не забывать увлекательные проекты, идеи, планы. Хотя в век бешеной интеграции и технического прогресса такое устройство было бы полезно каждому землянину. С тех пор Ганлоу часто пользовался Меморисом не только по работе, но и для того, чтобы записывать собственные мысли, рассуждения и философские выкладки. Ему было интересно, как изменяется его личное мировоззрение и мировосприятие с течением времени.

На кристалле была записана его первая и любимая последовательность мыслеформ. Обычно, просматривая это видение, Андерс засыпал в упоении, как ребенок. Но сегодня Ганлоу долго не мог заснуть. Это и понятно.

Выпала трудная неделька. Нападение космических пиратов на «Звёздный Странник», боевое крещение. Хорошо, что поблизости находился патруль дружественной трилонской расы, входящей в союз с землянами. Иначе все могло бы обернуться гораздо хуже для корабля и экипажа. И откуда пираты пронюхали о цели звёздной экспедиции, о том, что на корабле находятся контейнеры с ксилитом? В голове это не укладывалось! О цели полёта знал только сам Ганлоу, его непосредственный босс Джордж Агапотти и начальник службы безопасности компании «Мантэк Инк» Филипп Грейс. «И дёрнуло меня согласиться на этот рискованный полёт?» — ругал себя Андерс, зная, что у него, в принципе, не было другого выхода. Сам Агапотти поручил ему это сверхсекретное и ответственное задание. Что было делать? Ксилит — уникальный минерал, отсутствующий на Земле, но распространённый далеко за пределами Солнечной системы. Из него добывается энергия путем расщепления в протоплазму. Он подобен мини-солнцу, может сохранять стабильность до сотни лет при условии добавки любых атомов вещества, хотя бы даже из мусора. Такой себе вечный двигатель получается с возможностью переработки отходов, настоящий Клондайк для бизнеса. Ещё одним уникальным свойством ксилита являлось его лёгкое преобразование в воду и любой другой химический элемент при минимальных внешних воздействиях специального синтезатора. Ганлоу необходимо было утверждать себя в новой корпорации, так как в случае положительного исхода экспедиции ему сулила огромная денежная прибавка и великолепная карьера. Деньги никогда ещё никому не мешали, тем более что Андерс недавно женился на Натали Сьюме, и молодой семье нужно было становиться на ноги. Да и в экспедицию Натали согласилась пойти не от хорошей жизни, а чтобы также подзаработать лишних кредитов. То, что она летит в экспедицию вместе с мужем, было для неё настоящим сюрпризом и откровением, дарованным Джорджем Агапотти, непосредственным начальником Андерса.

Разные сумбурные воспоминания лезли в голову, но сон не приходил. «Хорошо погуляли и отдохнули на Трило, пока звездолёт устранял технические неисправности, полученные в сражении с пиратами», — размышлял Ганлоу, вспоминая походы с Натали в Национальный экзотический парк флоры и фауны Томако, где была собрана флора и фауна со всех уголков Вселенной. Долгенько провозились специалисты, отлаживая нормальное функционирование «Звёздного Странника». Трилонцы предложили командору после серьёзного ремонта слегка обкатать корабль в окрестностях их родной планеты, дабы не подвергаться ещё раз нападению коварных пиратов. Да и экипаж настаивал на посещении Трех Миров, как называли свои спутники трилонцы. Наверное, в результате этих причин и было принято решение командором на перелёт к ближайшему из трёх спутников планеты Трило — спутнику Вера.

Мысли постепенно начинали растягиваться и запутываться, накладывая иллюзию на реальность в усталой голове Андерса Ганлоу, принося, наконец-то, столь ожидаемый и долгожданный сон. Глаза плавно сомкнулись, погружаясь в сказочный Мир грёз.

Спутник Вера — Косморазведка

Корабль плавно совершил посадку на первый спутник планеты Трило — на Веру. Автоматика звездолёта успешно выполняла заданные команды и серебристая поляна всё больше увеличивалась на экране командирской рубки, пока, наконец, все не почувствовали его прикосновение к поверхности спутника. Когда двигатели «Звёздного Странника» полностью остановились, две команды разведчиков спустились на поверхность Веры, собираясь осуществить запланированную экспедицию.

Первую группу возглавил полковник Грейс. В неё он отобрал двух солдат Арнольда Холтона и Владимира Селезнёва, а также сержанта Сержио Монтану и девушку-киборга Флеш. Причём, как он говорил, Флеш они выбрали только из-за того, чтобы не скучать и развлекаться с ней в ходе разведки.

Вторую группу разведчиков Сергеенко решил доверить Андерсу Ганлоу. Естественно, с ним пошла Натали Сьюме, а также профессор естествознания Элла Штольц, психолог Эндрю Прауд и киборг Шторм.

По старой инструкции №375 Космофлота «киборг обязательно должен был сопровождать разведгруппу». А ещё лучше, чтобы вся разведгруппа состояла из киборгов. Конечно, эта инструкция была наследием первопроходцев космоса, многие из которых погибли, делая первые шаги человеческой расы на другие планеты и Миры.

Андерс не хотел брать Шторма, так как спутник выглядел достаточно дружелюбным. Да и что могло случиться на спутнике планеты Трило? Трилонцы уже, наверное, тысячу лет назад исследовали родные спутники вдоль и поперёк аналогично с тем, как земляне поступили с родной Луной. Луна уже довольно плотно была напичкана земными колониями и служила землянам и сырьевой базой, и местом отдыха. Земной спутник был снабжён искусственной атмосферой, то есть её атмосфера состояла из синтезированного воздуха, которым можно было свободно дышать людям, но который был достаточно тяжёл и плотен, чтобы небольшая сила притяжения Луны была способна удерживать его у поверхности. ИСАТ (так изобретатели назвали искусственную атмосферу) довольно спокойно стирала в пыль мелкие метеориты, летящие через космос к Луне. Но если нашему спутнику угрожал довольно крупный астероид, то в дело вступали космофлотские «чистильщики». Они ещё на дальних подходах просчитывали траекторию полёта любого космического тела и, в случае опасности, безжалостно его аннигилировали до мельчайших прачастиц матушки Вселенной. Наверное, в Солнечной системе уже не осталось ни одного страшного астероида благодаря кораблям-чистильщикам. Именно так Ганлоу и рассуждал насчёт первого спутника планеты Трило. Только командир звездолёта смог убедить Андерса взять с собою киборга. Инструкция есть инструкция, и её игнорирование грозило командору огромными проблемами в Верхрате Космофлота, тем более что по непонятным причинам спутник Вера в базе космографии числился в разряде «Исследованные и опасные». Возможно, это была устаревшая информация, которую не успели обновить клерки в Институте космографии, ведь с каждым днём все дальше корабли-первооткрыватели погружались в глубины Вселенной, и всё больше новых планет открывалось перед Союзом Созидающих Рас. Большинство служащих занимались внесением новых данных, характеристик и координат, так как здесь можно было сделать хорошую карьеру или осуществить грандиозное открытие, а проверкой устаревающих данных в космологической и космографической информации, как правило, занимались единицы. Поэтому, конечно, могли быть и казусы, как «опасной» считалась вполне нормальная планета, которая по Справочнику Космографии должна была относиться к классу №1, то есть «дружественная». Но Андерс не хотел проблем своему другу и капитану Ивану Петровичу Сергеенко.

Группы расходились в противоположные стороны от корабля, мягко теряясь в сиянии серебристой долины. На часах было 11.00, а возвратиться группы должны были к 19.00 по местному времени, как раз к ужину, который Джим Ли обещал приготовить из трилонских плюкалов. Плюкалы — это очень вкусный деликатес, нечто среднее между раком, омаром и крабом, только без панциря. Это блюдо обещало быть аппетитным, так как являлось натуральной пищей. Необходимо учесть, что со временем синтезированная еда всё-таки приедается любому нормальному человеку.

Первую тревогу почувствовали одновременно Натали Сьюме и психолог Эндрю Прауд.

— Я чувствую чей-то взгляд, — тихо сказала Натали.

— Случайно не мой? — небрежно кинул Андерс, мягко ступая по серебристой траве и думая, что Натали шутит или заигрывает.

— Нет, Андерс, к сожалению не твой, — в её голосе чувствовались искренние нотки растерянности и тревоги.

«Она говорит правду», — подумал Ганлоу и спросил:

— Откуда на тебя направлен этот взгляд?

— Отовсюду, милый, отовсюду, — тревожно говорила Натали Сьюме, беспокойно оглядываясь по сторонам.

— И я чувствую непонятную напряжённость на астральном уровне, — тихим шёпотом вымолвил Эндрю Прауд.

Такие ответы профессиональных сенсетивов должны были насторожить любого разведчика.

— Что скажешь? — обратился Андерс к киберу.

— Всё в норме и под контролем! — доложил Шторм.

Вряд ли мощная сенсорика и сверхчувствительные датчики подводили киборга. Он мог бы за многие километры вычислить любую существующую опасность, с которой люди когда-либо сталкивались во Вселенной, и своевременно предотвратить её. Другое дело, что если опасность неизведанная и совершенно новая, которая не могла быть конструктивно и программно предусмотрена и заложена в исорга (искусственный организм). Но и в этом случае можно было рассчитывать на скорость реакции киборга, его быстроту и великолепную огневую мощь.

Ганлоу в данной ситуации уже не жалел, что командир силком впихнул в его команду Шторма, тем более что его стандартное вооружение было намного мощнее, чем у Флеш.

— Полная боевая готовность! Наблюдать за всем, что шевелится! — приказал Андерс киборгу, также превращаясь в сплошное зрение и слух.

— Слушаюсь! — холодно ответил Шторм. Было видно, как вся его сущность вслушивалась и вглядывалась в окружающую неизвестность, готовая в любой момент отразить любую угрозу.

— Не бойся, я с тобой! — спокойно промолвил Ганлоу, обращаясь к любимой супруге, — Видишь, всё под контролем у Шторма, нам точно нечего с тобой опасаться.

— Да я и не боюсь ничего, Андерс! — уже более уверенно говорила Натали, — Ну, всё-таки есть какое-то неприятное ощущение чьего-то постороннего негативного присутствия.

— Чувство такое, как будто за тобой наблюдает толпа людей или других живых организмов, но я никого не вижу на много километров вокруг, — вторил девушке Эндрю Прауд.

— Причём энергетика чувствуется сильная, но не агрессивная, — описывала Сьюме странные ощущения Андерсу.

— Ребята, может быть Вы устали? Или на Ваши пси-поля так влияет атмосфера спутника Вера после непродолжительного полета на корабле? — осторожно поинтересовался Андерс Ганлоу.

— У обоих сразу? — скептически возразил Прауд, — Это небывалая вещь, Ганлоу. Один раз — это случайность, два — это закономерность. Был такой древний математический принцип.

— Ладно, на счёт принципов математики и физики мы спросим у профессора Павлова по возвращении на корабль, — возразил Андерс, — а сейчас будь, пожалуйста, спокоен, Эндрю, ведь сам говоришь, что не чувствуешь никакой агрессии.

— Это так, — подтвердили Прауд и Сьюме в один голос.

— Товарищи, давайте дойдём вон до того синего леса. Там устроим привал и ещё раз осмотримся вокруг в поисках возможной опасности, — предложил Андерс своей команде.

Разведчики пробирались по высокой траве, тихо и осторожно вгрызаясь всеми шестью чувствами в относительное спокойствие окружающего ландшафта. Добравшись до леса, все поразились неописуемой красоте, представившейся им. На границе серебристо-синего леса и серебристой поляны возникло бело-голубое сияние, искрящееся словно снег, похожее на туманную дымку с золотистыми переливами.

— Красота не может быть зловещей, — восхищенно проговорил Эндрю Прауд, проводя руками по искрящемуся туману и пытаясь поймать отблески феерического света.

— Это почему же ты так в этом уверен? — удивленно возразила Натали Сьюме.

— Ну, хотя бы потому, что ты красива и добра, умна и честна, а ещё обладаешь девятым пси-уровнем, — слова Эндрю вогнали Сьюме в лёгкую краску.

Она обратила взгляд больших карих глаз на супруга, словно прося о помощи. Хотя Андерсу эти слова пришлись по душе, и они были настоящей правдой, но как истинный джентльмен, он пришёл на помощь возлюбленной женщине.

— Разве мало примеров в истории человечества и в космооткрытиях новых миров, когда красивые на первый взгляд явления губили целые экспедиции, народы и даже планеты? Вспомни хотя бы сияние планеты Золо, когда только с третьей экспедиции разведчики смогли исследовать и понять, что блеск атмосферы — это мельчайшие корпускулярные микроорганизмы, населяющие планету, которые при контакте с людьми мгновенно перестраивали органику на себе подобную тональность. Люди тогда начинали буквально светиться изнутри, им было хорошо, они были просто в эйфории, как заколдованные, но затем космонавты просто рассыпались на миллиарды таких же маленьких искрящихся жителей планеты Золо.

— Твоя правда, Ганлоу, ты хорошо изучал университетскую программу по «теории внеземных контактов», — выпалил Прауд, — по закону профессора Голдона красота не может быть агрессивной. А случаи на планете Золо и других мирах — это, скорее всего, исключения из правил.

«Раз — случайность, а два — закономерность» — не твои ли это слова, сказанные несколько минут назад, — спокойно парировал Андерс, — и они в корне противоречат закону Голдона. Тем более, если принять во внимание, что Голдон выводил свой закон на основании истории Земли. Возможно, его теория и верна в узком кругу флоры и фауны нашей планеты, но в других мирах и галактиках, вероятно, могут действовать иные законы и понятия красоты. Спросим у Томми Ло лучше, когда вернемся на корабль, он тебе ещё не так возразит по этому поводу и прочитает не одну лекцию из архивов истории Земли.

— Не хочешь ли ты сказать, чтобы мы держались подальше от синего леса и этого чарующего сияния? — с удивлением спросил Эндрю и даже остановился в нерешительности.

— Нет, — улыбнувшись, уверенно ответил Ганлоу, — я хочу только сказать тебе, что не всё так просто в мире, как кажется, и не всё укладывается в прописные истины, выводимые теоретиками нашей земной науки и Вселенной.

— Не зря мы выбрали тебя командиром нашей группы, — Эндрю похвалил Андерса, — ты делаешь успехи в философии. И видно, что уроки Натали Сьюме идут тебе только на пользу.

— Спасибо за комплимент, — вымолвил Ганлоу, понимая, что со своей задачей он справился, переведя полемику дотошного Эндрю Прауда с прекрасной Натали на отвлечённые темы.

— Какие будут дальнейшие указания? — вмешался Шторм в словесную дуэль мужчин, возвращая их к реальности происходящего, — Будем идти дальше или вернёмся на корабль?

— Что ты накопал, Шторм? — тихо спросил Ганлоу, отводя кибера чуть в сторону, чтобы спутники не слышали разговора.

— Полное спокойствие, Андерс, если не считать маленьких флуктуаций, неподдающихся никакому анализу.

— Серьёзные флуктуации? — пытливо интересовался Ганлоу.

— Скорее всего, какие-то непонятные, — отвечал киборг.

— Дело ясное, что дело тёмное, — задумчиво произнёс Андерс Ганлоу, — слушай, Шторм, ребятам ни слова о твоих наблюдениях маленьких флуктуаций. Понял?

— Да, сэр! Всё будет сделано! — согласно кивнул Шторм.

— Но будь всегда начеку. Свяжись с командой Филиппа Грейса и кораблём, выясни, как у них обстоят дела. Хорошо?

— Будет сделано, — серьёзно ответил киборг на слова Ганлоу.

— Ну, раз всё в полном порядке, — нарочно громко произнёс Андерс, чтобы его слова расслышали остальные участники команды, — то нам бояться вовсе нечего! — нарочно радостно констатировал он, обнимая за плечи Эллочку и Натали.

— Как нечего бояться? — возмутился неугомонный Эндрю Прауд, — А как же астральные колебания, которые мы до сих пор ощущаем вместе с нашими девушками-сенситивами?

— Дорогой Эндрю, — мягко произнёс Андерс, наповал убивая собеседника полнейшим спокойствием, — пойми, и это моё твёрдое убеждение, нам всем нечего бояться и я ничего никогда не боюсь. И тебе не советую.

— С чего бы это ты так расхрабрился? — удивлялся Прауд.

— Да так, Эндрю, есть один закон, — таинственно произнёс Ганлоу, видя, как Натали еле сдерживается от смеха.

— Интересно послушать, как у противника законов появился закон, — Прауд готовился к очередной словесной полемике.

— Да это и не закон, а скорее легенда или догадка, — начал Андерс придумывать историю, нежно поглядывая на изящный силуэт любимой Натали, — легенда гласит, что помимо десяти заповедей Моисея, каждая из которых представляет собой либо тысячелетнюю человеческую мудрость, либо подсказку Свыше: Не убий! Не укради! Не прелюбодействуй! — существовала когда-то и одиннадцатая — Не бойся! Данный совет, однако, не прижился во времена, когда невежественных людей поверить в Бога мог заставить только страх перед карами небесными. Теперь Человечество привыкло до всего доходить своим умом. Физики ищут доказательства существования Космического Разума или Бога, а философы обосновывают священные заповеди. Что касается совета не бояться, то здесь присутствует разумное зерно. Если скрупулёзно выискивать причины всех наших несчастий, то можно сделать вывод: в большинстве случаев ЧЕЛОВЕК БОЛЕЕТ ИЗ-ЗА ЛЕНИ И НЕВЕЖЕСТВА, А УМИРАЕТ ИЗ-ЗА СТРАХА И ПОКОРНОСТИ СУДЬБЕ! Случается именно то, чего ты больше всего боишься. Именно противодействие страху и стремление выйти живым из стрессовой ситуации, если хотите, называйте это желанием жить, помогает людям спастись. Страх — это сильное эмоциональное переживание стресса, а сильные эмоции…

— …Сильные эмоции — это пси поля, образуемые и излучаемые человеком. Сильное пси поле является основой для реализации и свершения данного события в реальности, телекинеза или телепортации, — перебил Прауд слова Ганлоу.

— Совершенно верно, — заканчивал Андерс, — именно таким образом Вы с Натали можете угадывать мысли, предвосхищать события, и именно поэтому боязнь или страх может способствовать осуществлению, реализации и материализации данного опасения в действительности. Поэтому я и предлагаю соблюдать одиннадцатую заповедь и не бояться. Договорились?

— Ладно-ладно, убедил, — благодушно залепетал Эндрю, расплываясь в злорадной улыбке, — Андерс, тебе бы не помешало получить учёную степень по психологии или философии, у тебя неплохо получается сочинять и излагать ход мыслей.

— Спасибо, я непременно воспользуюсь твоим советом по прилёту на Землю, — ответил польщённый Ганлоу, — но давай, сначала выполним главное задание нашей экспедиции.

— Скорей бы уже! — неожиданно вмешалась в разговор мужчин подошедшая Элла Штольц.

— Эллочка, что-то тебя было не слышно и не видно, ты словно чем-то обеспокоена? — обратился Ганлоу к биологу.

— Да, я полностью поглощена изучением и наблюдением за здешней растительностью, — произнесла Элла Штольц.

— И есть уже открытия, уважаемый профессор? — поинтересовался Прауд, переводя неудовлетворённое внимание и озабоченность на красавицу Эллу.

— Пока рано говорить об открытиях. Но меня поражает одно на этом спутнике. Очень большое разнообразие флоры при полном отсутствии фауны. Я до сих пор не увидела ни одного представителя животного мира, хотя трилонцы предупреждали меня о наличии живых форм, — возмущалась Элла Штольц.

— Не расстраивайся, обворожительная Эллочка, — заигрывал Эндрю, нежно обнимая девушку за стройную талию, — возможно, здесь есть ночная жизнь или подземная. Мы ещё слишком мало времени находимся на спутнике, чтобы делать окончательные и скоропалительные выводы. Ты так не считаешь?

Прауд, как всегда, был в своём репертуаре. Он принялся снова ухаживать за молодой симпатичной особой, рассказывая ей невероятные вещи и приводя всё к общим закономерностям.

— Фу, наконец-то отстал этот липучка Эндрю, — радостно промолвила Сьюме, обращаясь к Ганлоу, — уже 13.30 и надо бы выйти на связь со своими. Как там у них обстоят дела?

— Милая, я уже поручил это сделать Шторму. Сейчас узнаем результаты, — спокойно проговорил Андерс, целуя Натали в губы.

«Хоть на минутку мы вновь остались одни», — подумала Сьюме, крепко прижимаясь к мускулистой груди обожаемого и любимого мужа.

— Шторм, ты связался с кораблём и группой полковника? — поинтересовался Ганлоу, с трудом отстраняясь от трепетной и пленительной супруги, — Что у них там происходит?

— С кораблём уже связался. С группой полковника связь не установлена, — ошарашил киборг неопределённым ответом.

— Что говорит ЭММА по этому поводу? — уточнял Андерс.

— На звездолёте всё в порядке, но Сергеенко беспокоится, что нет связи с полковником. Они тоже не могут с ним связаться.

— Что бы это могло быть? — произнёс мысли вслух Ганлоу.

— Ай-ай-ай…, ой-ой-ой…, — простонала Натали, хватаясь за голову и изо всех сил сжимая виски руками, — как больно?

— Что? Что? Что произошло, родная? — испуганно вскрикнул обеспокоенный Андерс, подбегая к супруге, — Что болит? Где?

На Натали страшно было смотреть. Ещё секунду назад светлое, яркое, свежее, озарённое улыбкой лицо его жены теперь было не узнать. Оно побледнело, осунулось, под глазами образовались синяки. Ганлоу такое видел у Натали только после серьёзнейших сеансов пси-контактов, когда её почти обессиленную привозили инструкторы и доктора из Института Парапсихологии и Психогенной инженерии (ИППИ). Ей тогда нужен был только покой и его любовь. Но откуда здесь на Вере сильнейшие пси-контакты. Или же это не пси-контакт. Пока Ганлоу рассуждал, подхватывая Натали на руки, он увидел бегущего Эндрю Прауда с безумными глазами. У него на руках без сознания лежала биолог Элла Штольц.

— Что, и у тебя тоже? — выпалил Прауд, подлетая к Андерсу.

— Что случилось? Пси-контакт? — глядя в глаза, орал Ганлоу.

— Да, контакт высокого уровня! — кричал в ответ психолог.

— Где это произошло? Откуда идёт мощная пси-энергия?

— Вон там, — произнёс киборг, указывая в направлении группы полковника, — у Грейса должно быть проблемы.

— Пси-сигнал действительно идёт оттуда, — говорил Эндрю, легонько хлестав руками бесчувственную Эллочку по щекам.

— Шторм, дай нашим девочкам мощную дозу травола, чтобы привести в чувство и ослабить влияние пси-волн, — чётко распорядился Ганлоу, — Эндрю, помоги ему, пожалуйста, а я пока выясню, в чём дело.

Андерс Ганлоу действовал очень быстро и решительно, будто бы находился у себя в офисе «Мантек Инк» за обыденной для него работой, а не за миллионы световых лет от серого и скучного, но теперь такого родного и желанного Стонфилда. Он связался по видеосу с командиром звездолёта.

— Шеф, что случилось у второй экспедиции группы полковника? — обратился Ганлоу к Ивану Петровичу.

— Откуда ты знаешь? — недоумевал командир звездолета, — Ах, да у тебя же команда экстрасенсов, я совсем забыл…

— Не тяни, шеф, говори, — торопил Андерс с ответом.

— Если бы я сам знал, в чем дело, то уже бы принял решение.

— Нет связи? — докапывался до истины Ганлоу.

— Никто не выходит на связь, — голос командора неожиданно дрогнул, — мы думаем, что их уже нет в живых.

— Сомневаюсь, Иван Петрович, иначе не было бы столь мощного пси-поля, — заметил Ганлоу, — я еле выходил наших дорогих девушек от его мощного воздействия. А раз присутствует воздействие пси-поля, то, значит, есть надежда, что наши живы.

— Но почему я не чувствую воздействие этого поля или наш Джим Ли, а Сьюзи Блейк, а Колли Блу? Они же тоже сенситивы.

— Вас же защищает поле корабля. ЭММА после нашего выхода сразу должна была закрыть шлюз и включить защитное поле. Спроси у неё сам. Её сенсоры должны были фиксировать пси-воздействие.

— Андерс, ЭММА подтвердила твою догадку, — с облегчением вздохнул Иван Петрович. — Я вижу твой радиомаяк, вылетаю к Вам на шлюпке и полетим спасать ребят Грейса.

— Захвати, пожалуйста, аннигиляторы и кваркер, а то с одними бластерами мы далеко не уедем, — напоследок бросил командиру Андерс, — мало ли с чем нам придётся столкнуться?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 496