электронная
Бесплатно
печатная A5
496
18+
Остров счастливого змея

Бесплатный фрагмент - Остров счастливого змея

Книга 1

Объем:
452 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7678-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 496
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Сон

Вечны

Только земля и небо.

Плохо

Стариком умереть,

Ничего не бойся!

(Песня воина племени кроу)

1

Опять этот сон! Александр проснулся резко, как от тревоги. Разум чистый, будто не спал. Вместе с тем, ощущение полной реальности того, что происходило во сне. Тихонько, чтобы не разбудить жену, расстегнул молнию спальника, на ощупь оделся.

— Ты куда, мой хороший?

— Пойду, покурю.

— Что-то случилось? — жена за годы научилась чувствовать его настроение.

— Опять этот сон…

— Цветной?

— Ты же знаешь, я всегда цветные вижу.

— Утром расскажешь, хорошо? — еле внятно промурчала жена из спальника. Она не умела спать, не укрывшись с головой.

Он выполз из низкого палаточного входа. Звёздное небо освещало высокую траву, узенький пляж, спокойное море. Чётким чёрным контуром просматривался мыс. Комары обрадовались, загудели. Раздул угольки, подложил щепочек. Пламя сразу погасило окрестности, зато стало видно всё рядом с костром. Верный Норд вылез из-под навеса палатки, потянулся, вильнул хвостом и уселся рядом. Половина пятого. Зябко. Плеснул холодного чая из котелка в кружку, поставил к огню. Сидя на корточках прямо в дыму, дождался, пока чай в кружке начал шипеть, отхлебнул несколько коротких глотков, закурил.

«Какой реальный сон! Это первобытное жилище, закопчённые жерди, эта девушка, — даже имя запомнилось — Ния. Её голос, почти мольба: «Возвращайся скорее!»

Сигарета без фильтра стала припекать пальцы. Пощупал в пачке — осталось пять сигарет. Всё равно не хватит. Прикурил ещё одну, сделал несколько затяжек, аккуратно затушил, положил окурок в пачку. «Свихнусь я с этой археологией, — думал он, по привычке почёсывая собаку за ухом. — Третью ночь подряд один и тот же сон. Устал наверно. Уже скоро месяц болтаемся. Завтра закончу обследование последнего участка полуострова и надо выходить к людям. И продукты кончаются, и курево считай, уже кончилось, и одежда начинает рваться. Прохладно. Надо спать. Завтра много работы». Он почти бесшумно забрался в спальник, аккуратно, чтобы не потревожить жену в тесноте палатки, улёгся на бок и тут же уснул.

Встали рано, до солнца. Роса. Чистое небо. Слабый ветерок с моря. Это он разбудил, зашуршав волнами о галечный пляж. Сразу котелок на огонь.

Пока пили чай, жена спросила:

— Ну что, Саша, расскажешь мне сон?

— Да, представляешь, опять то же самое! Костёр посреди жилища, копоть везде. Снова эта Ния, что-то варит в керамическом котелке. Я так чётко помню этот сосуд с настоящим горинским орнаментом. И я вроде сижу с другой стороны костра, смотрю, и такое ощущение, что я всё это хорошо знаю, что всё мне знакомо, и я даже ничему не удивляюсь. У Нии на шее амулетик в виде головки змеи. И я знаю, что это я ей подарил, и мысль такая: «До сих пор носит!». А я вроде должен куда-то идти. А она так тревожно говорит: «Возвращайся скорее!». И такое неприятное ощущение, никуда бы не пошёл, но знаю, что надо. И так тоскливо на душе…

— А дальше что?

— Проснулся. Но знаешь, всё настолько реально, просто удивительно!

Жена улыбнулась, с ехидцей спросила:

— А больше ничего не было? Меня тебе мало, завёл женщину во сне. И не придерёшься — не живая.

— Да перестань, Зоя…

Достал вчерашний окурок, прикурил от веточки из костра. Почему-то возникло чувство вины. Наверно потому, что во сне он точно знал, что Ния — его жена.

— Ладно, надо идти работать.

— Саша, а как она выглядит?

— Да как… типичная азиатка, волосы чёрные, скуластая, плосколицая, глаза узкие. В общем, она тебе не конкурентка, — обрадовался он, что нашлась спасительная фраза.

— Да я пошутила, мой хороший, я же знаю, что тебе кроме меня никто не нужен. Ну надо же, какие у тебя сны! Вот бы мне хоть разок такой посмотреть! Возьмёшь следующий раз меня с собой в сон?

— Возьму, только надо спать в одном спальнике и раздетыми, иначе не получится.

— Я согласна. Давай сегодня и полетим!

— Хорошо. Пора идти.

— Ты надолго?

— Хочу сегодня всё закончить, чтобы завтра уйти в посёлок. Осталось немного. Посмотрю на мысу, и на косе быстренько. Тут уже вряд ли что найдётся. Разве что случайная стоянка обнаружится. Ну, я пошел. Не скучай, я постараюсь быстро.

Он взял собранный с вечера маленький рюкзачок, лопату.

— Норд, пошли!

— Возвращайся скорее!

«Аж мороз между лопаток! Те же слова! Что-то стал слишком чувствительным. Зоя каждый раз так говорит, — думал он, шагая по прибрежной гальке. — А может мне и приснились эти слова, потому что Зоя их всегда говорит? А вообще, наверное, все женщины мира говорят любимым: «Возвращайся скорее!»

Он поднялся на мыс. Подъём небольшой, но пока продерёшься сквозь душную полынь в человеческий рост, и зимой согреешься. На самом верху мыса невысокая скала полукругом, перед ней довольно ровная площадка и большой плоский валун. А на камне огромный полоз свернулся, спит. Хорошо, что Норд увлекся поисками мышей, а то поднял бы сейчас лай. Ещё утро, а уже жарко. Александр снял энцефалитку, присел на выступ скалы, закурил. И тут же выругался — слепень больно укусил под лопатку. Полоз проснулся, сделал движение, чтобы удрать, но остановился, замер, глядя на Александра, только язычок часто трепетал в его сторону.

— Не бойся, не бойся, не трону я тебя.

Ни с того ни с сего всплыла в памяти змеиная головка на шее Нии из сна. Слепень снова укусил спину. «Не посидишь! Ладно, надо работать, — он оглядел окрестности. — Выбирать тут не из чего. Надо шурфовать на седловине мыса и на пологом склоне со стороны моря».

Часа через полтора грязный, потный, искусанный комарами и слепнями, закопал второй пустой шурф. Устал. Надо подняться наверх, на ветерок. Пошёл обратно по своим следам — хоть и дальше, зато легче продираться сквозь заросли. Присел на тот же камень. Хорошо на ветерке. Норд с высунутым языком почти бегом бросился в тень под скалу, ковырнул пару раз лапой прохладную землю и улегся на брюхо. А полоз так и лежит на своем месте. Интересно, о чём он думает?

До слуха донёсся посторонний шум. Александр осмотрелся: «А, вон машина пылит. Кого несёт? Наверно, отдыхающие. Хоть бы остановились подальше от нас, не хотелось бы близкого соседства».

Машина забуксовала, загудела, в заболоченной низине, но проползла потихоньку, выбралась из болотины и поковыляла по ухабам дальше. «Ну и, слава Богу, значит не к нам. Эх, курить бы стрельнуть!» Достал бинокль, стал наблюдать, куда поедут. «Под скалой остановились, замечательное там место для отдыха. Из будки выпрыгивают мужики, помогают слезть женщинам. Большая компания. Выгружают ящики, тюки, дрова, акваланги… О, эти на долго приехали. Как курить-то охота! Сходить к ним что ли? Туда километра полтора, не так много времени потеряю. Заодно вдоль дороги посмотрю, всё равно перешеек обследовать надо».

Прорвался сквозь полынь на дорогу, пошёл потихоньку, всматриваясь в обочину и в колею. Сухая жёлтая глина, но заметно, что во время дождя по колеям текли ручьи. «Это хорошо, вода вымывает обломки сосудов и каменных орудий, если они вообще существуют. А местечко хорошее для поселения, сам бы тут жил! Оп, есть! — Александр поднял маленький, с ноготь, обломок керамики. — Теперь надо смотреть внимательно». Прошёл немного вперед, вернулся, прошёл назад. Минут за пятнадцать нашёл ещё несколько обломков. «Ну и что, из-за этой мелочи придется копать шурф? Может, когда-то горшок разбился, а теперь его машинами раскатали. Уже так надоело копать землю за этот месяц! Тем более, настроился сходить к отдыхающим за сигаретами». Мысль о сигаретах подавляла все остальные. Без курева какая работа! Достал предпоследнюю сигарету, присел на обочину. А глаза сами всё шарят по колее. Ага, вот это уже интереснее. Выковырнул из глины маленький осколок обсидиана. Значит, здесь была, как минимум, стоянка, и, похоже, первобытная. Обработка вулканического стекла характерна для культур неолита. Значит, шурф неминуем. Выцедил окурок до ногтей, встал, огляделся. Где же копать, чтобы попасть на культурный слой?

Отошёл немного от дороги, расчистил площадку от высокой травы и начал копать. Почти сразу под дерном пошла керамика. И много. Один фрагмент горловины сосуда величиной с ладонь был украшен аккуратно прочерченными треугольниками — визитная карточка горинской культуры.

Александр сел на край шурфа.

— Хватит ковыряться, здесь надо копать по-настоящему, — сказал он вслух. — А то потом будешь ломать голову, как всё это состыковать в отчете, чтобы правдиво выглядело. Придётся нам здесь потрудиться, Нордик, — сказал он псу, распластавшемуся на прохладной свежевыкопанной земле. — Но прежде нужно добыть сигарет.

Александр сунул лопату в кусты, туда же рюкзачок со всеми вещами, выбрался на дорогу и налегке быстрым шагом направился к отдыхающим.

Ещё метров за пятьсот стали слышны децибелы тяжёлого рока.

— К нам гости! — радостно заорала уже изрядно выпившая молодуха не первой свежести в купальнике, который подчёркивал ее неудачную фигуру. — Давайте к столу, давайте к столу! Николаич, налей гостю! Какая хорошая собачка, она не укусит?

— Не укусит. Здравствуйте. Приятного вам отдыха! — поздоровался Александр. — Вижу, хорошая компания, решил подойти…

С первого взгляда было ясно, что застолье в самом разгаре, и он уже начал жалеть, что пришел.

— Садись! Володя, подвинься, дай человеку сесть, — Николаич, загорелый по пояс мужик в мокрых плавках и с иссиня-белыми ногами, изрядно уже выпивший, сидел на стуле-раскладушке и явно всем распоряжался. — Садись. Давай, пригуби, — перед Александром мигом оказался гранёный стограммовый стаканчик с водкой.

— Да я, в общем, мимо проходил, просто подошёл… — попытался отвязаться Александр.

— Стой, стой! Мы люди простые, у нас порядок такой: сначала человека накорми, а потом спрашивай, кто он и что ему надо. Замахни, — Николаич поднял свою стопку, горизонтально отставил локоть и потянулся к Александру чокаться.

— Выпейте с нами. У Иван Николаича день рожденья, — потянулась стопкой через стол молодуха.

— Нина, положи гостю закусить, — сказал Николаич.

Нина мгновенно сервировала огромную тарелку: картошку, салат, колбасу, сыр, крупно нарезанную копчёную кету и сверху всего этого огромный жареный куриный окорочок.

— Закусывайте, пожалуйста! — подала с пьяненькой заигрывающей улыбочкой.

«О, чёрт, столько еды! А так есть хочется! И отказываться неудобно — день рождения. Эх, хоть поем досыта, похоже, день всё равно пропал».

— За ваше здоровье! — Александр чокнулся с Николаичем и Ниной, выпил, набросился на окорочок, на колбасу, одновременно незаметно подкармливая под столом Норда и удивляясь набору продуктов в своей тарелке: «Надо будет Зое рассказать. Как бы ей что-нибудь урвать с этого царского стола?»

Не долго пришлось закусывать — через тридцать секунд стопка была полна, а Николаич с Нинкой уже тянулись чокаться.

— Между первой и второй — промежуток не большой! — пропела Нина.

— Извините, я пас. Мне ещё работать.

Николаич придвинулся почти вплотную.

— Тебя как зовут?

— Александр.

— Иван, — скрепил знакомство рукопожатием Николаич. — Можно я тебя Саней звать буду? У меня друг Саня. Вот такой мужик! Давай за тебя! — чокнулся.

Выпили. Александр, экстренно закусывая, думал: «Пора уходить, а то я ноги отсюда не унесу». Потом мысли переключились: «Какой всё-таки народ! Совершенно незнакомого человека накормят, напоят, и спать положат. Вон Нинка, похоже, прямо сейчас готова положить».

А лицо Николаича уже висело вплотную со стопкой наперевес:

— Саня, а ты откуда взялся?

— Я тут работаю.

— Что делаешь?

— Археологией занимаюсь.

— А чего ищите? Уголь что ли? Я тебе покажу, где есть уголь.

— Да нет. Мы не геологи, а археологи, древности ищем. Здесь когда-то жили древние народы…

— Стой! Я тебя неадекватно понимаю. Васька! Да выключи ты эту хрень! Человека не слышно.

Здоровенный Василий, зажимающий под голубым навесом девицу, не глядя протянул руку к магнитофону, и огромная звуковая колонка умолкла. Стало слышно шум волны, визги женщин, купающихся с мужиками. Александр обнаружил, что за столом остались только Николаич, Нинка и он.

— Так что, вы золото ищите?

— Нет. Понимаешь, многие столетия назад здесь жили древние люди. Мы ищем их поселения.

— Ну и что, нашли?

— Нашли на той стороне два корейских поселения. Да вот сегодня обнаружил более древнее, — Александр вытащил из кармана кусок керамики.

Николаич повертел обломок:

— Ну и что это?

— Это часть горшка. Ему три тысячи лет.

— А золото нашли?

— Тогда не было золота. Оно не нужно было.

— Золото было всегда! — непререкаемым тоном сказал Николаич. — Вы не там ищите. Я тебе скажу, где надо искать. Давай выпьем!

— А вот, креветочками закусите. Это Иван Николаич сам ловил, — Нинка уже из-за спины Александра поставила на стол миску с креветками, навалившись при этом грудью на его плечо и надолго задержавшись в этом положении. Потом села рядом, что-то подкладывая в его тарелку и всё время прижимаясь голым плечом. — Давайте за Иван Николаича!

«Всё, это последняя и пора уходить, — подумал стремительно хмелеющий Александр. — Надо брать процесс под свой контроль».

— Николаич, Нина, у меня к вам большая просьба…

— Санёк, без проблем! — сказал Николаич.

— Для вас, Санечка, что угодно! — сказала Нинка с полной стопкой в руке, уже окончательно слипшись плечом с боком Александра.

— Мы уже месяц в экспедиции, и у меня курево кончилось. И, если можно, немного хлеба, а то мы уже две недели без хлеба.

— О, ни хрена себе! А что ж ты раньше молчал? Сколько вас?

— Да двое всего. И вот, верный друг, — Александр положил руку на загривок собаки.

— А где второй? Зови его, сейчас накормим.

— Да я с женой. Она там, на берегу, в палатке.

Нинка отлипла, удивлённо спросила:

— Так вы что, в экспедиции с женой? Целый месяц?

— Да, мы всегда вдвоём ходим.

— Давай выпьем за твою жену! — протянул стопку Николаич.

Нина поднялась и начала укладывать в пакет огурцы, помидоры, окорочка, колбасу…

— Да что вы, не надо столько, нам бы только хлеба…

— Жену надо кормить! — по-хорошему улыбнулась Нина, продолжая складывать в сумку всё подряд. — И собачку сейчас накормим.

— Мне бы ещё курева, — сказал Александр.

— Васька! Принеси блок сигарет!

— Да что вы, Николаич, мне пачки хватит!

— Бери, сказал! Тебе надо! Давай, выпьем за тебя.

Выпили. Александр уже не закусывал.

— Огромное вам спасибо, вы нас так выручили! Ой, ну я же столько не донесу, — сказал Александр, принимая из рук Нины доверху набитый тяжёлый пакет.

— Донесёшь, куда ты денешься. Жену кормить надо! Дай я тебя хоть поцелую на прощанье.

Александр умудрился в последний момент увернуться, и поцелуй пришёлся в нижнюю часть щеки, но прижалась грудью она крепко. Потом повернулась и пошла, громко напевая:

— Ты живёшь на том берегу, я тебя любить не могу!

— Ну, Санёк, удачи тебе золото найти! — Николаич попытался приподняться, пожимая руку, но не смог, снова плюхнулся на стульчик. — Давай на дорожку пригубим!

— Не, Николаич, спасибо, а то не дойду.

К палатке подошёл уже в сумерках. Зоя сидела у костерка, помешивая в котелке.

— Жена! Я тебе подарки принёс! — Александр поставил перед Зоей сумку и сел напротив с блоком «Кэмэла» под мышкой. Он был пьян.

— Ой! Откуда такое богатство?

— Это тебе Нинка передала.

— Какая ещё Нинка? Ты что, выпил что ли? Ой, какая вкуснятина! Можно я сейчас съем кусочек колбаски?

— Это всё тебе. Норда не корми, он там наелся. Я посплю немножко, — и полез в палатку.

Александр спал как убитый, но ближе к утру дважды вставал пить, ругая себя за вчерашний перебор. Под утро опять коротко приснилась Ния — только её лицо и слова: «Я рада, что ты уже близко». Поскольку лёг рано, поднялся тоже рано, ещё в сумерках. Сварил чайку покрепче, выпил пару кружек, вроде пришёл в норму. Всласть, без ограничений задымил «Кэмэлом». Лишённые смысла слова Нии вертелись в голове. Поднялась Зоя. Стала расспрашивать о вчерашней компании. Рассказал коротко.

— А что за Нинка?

— Да просто тётка из этой компании. В каждой компании есть своя Нинка. Ну, пришлось выдержать поползновения с её стороны. Я же ради нас с тобой страдал. Между прочим, это всё Нинка и натолкала в сумку. Надо побыстрее съесть то, что может испортиться. Я же тебе не рассказал самое главное: я нашёл горинское поселение. Даже шурф вчера начал, да вот решил сходить за сигаретами. Эти продукты нам очень даже кстати. Придется поработать плотно и, конечно, сегодня в посёлок уже не пойдём. Давай перекусим «чем Бог послал», а послал он им… — засмеялись вдвоём, вынимая из сумки окорочок, наполовину объеденный вчера Зоей, колбасу и прочие вкусности. — А потом вместе пойдём к шурфу. Вдвоём быстрее получится.

Быстрее не получилось, хотя работалось сегодня легче из-за сырого южного ветра, создающего прохладу и сдувающего комаров. Александр снимал культурный слой пластами по пять сантиметров. Зоя вела записи и упаковывала находки. А их было много, очень много! Сантиметрах в тридцати от поверхности пошла битая ракушка, ниже — плотный слой раковин с обилием археологических материалов. Часам к пяти, наконец, культурный слой закончился, ниже был мелкий щебень с песком.

— О, чёрт! Сейчас у нас отнимут час времени, — выругался Александр, заметив машину, приближающуюся со стороны стоянки вчерашней компании. — Водка что ли у них уже кончилась?

Норд с лаем бросился навстречу машине. Из кабины вылезли Николаич и Васька, из будки — ещё два мужика. Все практически трезвые.

— Ну что ты, не узнаёшь друзей? Вчера курятину ел, хвостом вилял, а сегодня лаешь, — отчитал Николаич собаку. — Ну, покажи, Саня, что вы там накопали.

— А вот, смотрите. Вот здесь примерно три тысячи лет назад жили люди. Они охотились, рыбачили, в общем, посёлок был.

— А откуда ты знаешь, что они охотились и рыбу ловили?

— Смотрите сколько костей животных мы нашли только на одном квадратном метре. А вот это грузила для сетей. И костей рыб навалом.

— Да ну, не может быть, чтобы три тысячи лет! Откуда ты знаешь время?

— Это учёным давно известно. На других поселениях определили радиоуглеродным методом.

— А какие они были по внешности, как назывались?

— Как они себя называли, мы не знаем, письменности тогда еще не было. Археологи называют эту культуру горинской. А внешний вид — азиаты.

Александр по опыту знал, что любопытству людей нет предела. В другой раз можно было бы и поговорить, но сейчас надо было заканчивать раскоп.

— А вы куда собрались? Продукты уже кончились? — решил он перевести разговор.

— Да ребята из города, — показал Николаич на попутчиков, — ко мне на день рожденья приезжали. Надо их на паром отвезти. Ох ты, время-то… опоздаем! Поехали! Интересно у вас, мы ещё заедем.

— Этого нам только не хватало до полного счастья, — пробурчал Александр, когда машина уехала.

— Ну что ты ругаешься, хорошие ведь люди, — сказала Зоя.

— Да хорошие, конечно. Работать бы только не мешали.

Зоя промолчала, зная склонность мужа всё преувеличивать.

Александр спустился в шурф.

— Сейчас быстренько стенки подравняю, и дно сантиметров на десять ещё углублю, чтобы на фотографиях нормально выглядело. А то Полевой комитет придирается, когда материк мало выбирают.

Он уже наводил последний «марафет» перед фотосъёмкой, когда совок вывернул из песка приличный кусок керамики.

— Вот так, Зоя, хочешь радуйся, хочешь плачь — не видать нам завтра посёлка. Посмотри, какая прелесть! — он протянул черепок, сплошь орнаментированный ямочками и линиями.

— Это что, зареченская?

— Она самая! Наумов будет в восторге. Ему позарез нужен хороший памятник зареченской культуры для монографии.

Александр стал раскапывать дальше, и вновь пошёл материал: керамика, наконечник стрелы, кости.

— Знаешь что, — сказал он, — давай на сегодня закончим. Надо с этим разобраться — помыть все находки, проверить записи, да и поздно уже, есть охота. А завтра докопаем. Четыре дня у нас есть до конца отпуска.

— Мы же хотели пораньше вернуться. Я хочу постирать, убраться, столько дел дома! По деткам соскучилась.

— Не бросим же мы шурф не докопанным. Детки не маленькие. А город нам ещё надоест, целый год будем им наслаждаться. Зареченский слой не должен быть толстым, завтра, скорее всего и закончим, а послезавтра домой.

С трудом донесли находки до лагеря.

— Как мы это все в посёлок понесём? — бурчал Александр. — Но богатый материал! Наумов будет рад.

Пока грелась вода в котелке, Зоя перемыла большую часть находок и разложила их сушиться на ветерке, придавив камешками этикетки. Только уселись поесть, как подъехала машина. Николаич стал уговаривать ехать ужинать к ним в лагерь. Александр принялся отнекиваться, а Зоя, напротив, с удовольствием согласилась:

— Давай поедем, Саша. Всё равно ничего делать сегодня уже не будем. С людьми пообщаемся. Месяц людей не видели.

Николаич обрадовался, усадил Зою в кабину, сам залез в будку вместе с Александром. Доехали быстро.

— Нина, у нас гости. Обнови стол, пожалуйста.

— Здравствуйте, здравствуйте! — запела Нина, быстро прибирая на столе и тут же выставляя новые закуски и чистую посуду.

— Давайте я помогу — подключилась к ней Зоя.

За столом быстро все перезнакомились. Николаич был со своей женой Алевтиной Петровной, водитель Вася — с подругой Надей, была ещё одна семейная пара Ольга с Володей. Нина оказалась одна. Николаич с женой, и Александр с Зоей были примерно одного возраста, Нина лет на десять моложе, остальные показались Александру совсем молодыми. Николаич стал было наливать, но Александр попросил:

— Давай, Николаич не будем. Завтра столько работы! Я бы лучше чайку покрепче.

— Давай не будем. У меня вчера перебор вышел, можно и отдых организму дать. Нина, сообрази, пожалуйста, чаю.

— А может, вы кофе хотите?

— Ой, я так люблю кофе! Мы брали с собой немного, и уже давно кончился. Я просто мечтаю о кофе! — Зоя умела говорить так искренне и эмоционально, что люди готовы были отдать последнее. Нина мигом принесла пачку растворимого «Максима» и огромный термос с кипятком, а для Александра коробку чая в пакетиках. Александр не любил эти «утопленники» — ни вкуса, ни крепости. Но вариантов не было, пришлось заваривать «утопленников».

Зоя, в противоположность Александру мастер застолья, могла поддержать любой разговор, умела быстро сменить тему, и все этому охотно подчинялись. Вот и сейчас она не дала развернуться археологической дискуссии, а попросила всех рассказать о себе. Оказалось интересно. Все они живут в Лазурном. Николаич — зам главы администрации района («Мы люди простые», — вспомнилась Александру вчерашняя фраза Николаича), его жена работает бухгалтером на Лазурненском рыбокомбинате, Нина — главбух администрации района. Владимир тоже в администрации работает, его жена Ольга — дочка Николаича и Алевтины Петровны. А Василий там же шофёром, и машина, естественно, казённая. Зоя перевела разговор на охоту, и эта тема была основной до конца. Ещё бы, все мужики — заядлые охотники, а над районом проходят основные пути пролётов птиц.

Охотничьи рассказы затянулись дотемна. Василий отвез Зою и Александра к палатке.

Ния стояла перед ним маленькая, крепкая, смотрела прямо ему в глаза.

— Я хочу, чтобы ты мне пообещал. Пойдём! — она взяла его за руку, повела. Её маленькая ладонь была тёплая и удивительно сильная. Они прошли мимо полуземлянок крытых дёрном. Около домов что-то делали женщины. Чумазые, совсем голые дети играли со щенком. Он ничему не удивлялся, потому что всё это казалось привычным, обыденным. Она повела его по тропе на мыс, к той самой скале полукругом, около которой он курил два дня назад. Здесь всё было так же, только площадка была ровная и засыпана жёлтым песком. Посреди площадки стоял тот же камень, и на нём так же лежал крупный полоз. Ния подвела его к камню. Они стояли рядом, лицом к змее, крепко держась за руки.

— Завтра ты уйдёшь далеко. Я хочу, чтобы ты пообещал, что не забудешь меня и обязательно вернёшься.

— Как я могу тебя забыть?

Ния повернула его лицом к змее.

— Говори ему, — почему-то прошептала она.

Он, как послушный ребёнок, глядя прямо в глаза полозу, произнёс:

— Я обещаю никогда тебя не забывать! Я обязательно к тебе вернусь!

Ния, не спуская глаз со змеи, опустилась на одно колено. Он автоматически сделал то же самое. Ния вынула из-за пазухи крупную раковину живого гребешка, медленно положила на край камня. Полоз, до этого лежавший не шевелясь, сделал движение в сторону раковины, затрепетал язычком.

— Он принял наш дар, — прошептала она. — Ты вернёшься!

Половина седьмого. В голове полный сумбур. Сердце стучит. Рука до сих пор ощущает тепло её ладони. Александр достал сигарету, поворошил в поисках искры угли потухшего костра, прикурил.

«Чёрт знает что! То ли я схожу с ума? Как это объяснить? Всё настолько реально, все ощущения, мысли, чувства… Такого никогда раньше не было», — размышлял он, понимая, что вразумительного ответа не найдет.

— Сашенька, ты что?

— Курю.

— Опять сон?

— Всё нормально. Поспи. Рано ещё.

Развёл костерок. Пил крепчайший чай, курил и думал, пока не проснулась жена. Продрогнув от утренней свежести, она присела рядом, прижалась, взяла из его рук кружку, отхлебнула.

— Ох, какой горький, как ты его пьёшь? Расскажешь сон?

Александр подбросил дров, налил Зое нормального чая, подал вместе с куском хлеба.

— На вот, я тебе поджарил.

Помолчал, раздумывая, стоит ли рассказывать. Потом вдруг разговорился, рассказал всё в мельчайших подробностях.

— И что ты про это думаешь? — спросил он жену.

— Наверное, ты устал, мой хороший. Тебе надо отдохнуть. Давай устроим сегодня выходной. Ложись и спи, сколько захочешь. И всё будет хорошо.

— Да нет, надо заканчивать с шурфом и ехать домой. Сейчас быстро уберём находки, чтобы этикетки ветром не раздуло, и пойдём докапывать. Слушай, а куда ты кости положила?

— Да вон они, рядом с керамикой.

— Вроде их больше было, я же помню. Большие кости где?

— Здесь я все раскладывала. Мыла и раскладывала. Ничего не пойму…

— Чёрт! А где Норд? Норд, ко мне!

Пёс нехотя, понурив голову, вышел из кустов, лёг поодаль и стал смотреть куда-то в сторону.

— Ах ты, злодей! Ну зачем они тебе, им же три тысячи лет! Вот гад, сожрал самые крупные кости! — возмущался Александр, вытаскивая из-под кустов изгрызенные остатки превосходных археологических материалов. — Ну сытый же был вчера, какого чёрта? Кто это сделал? — заорал он на собаку, сунув огрызок псу под нос и шлёпнув по спине.

Норд оскалил клыки, коротко рыкнул, и тут же завилял заискивающе хвостом, стал лизать руку.

— Извиняется! Ну ты, Норд, злодей! Ну ладно, ладно, хватит лизаться.

— Ты своей собачке прощаешь всё, даже такое преступление, — сказала, улыбаясь, Зоя.

— Ладно, меньше нести будем. Он же не знал — лежат себе на пляже кости, чего бы их не съесть. Что ты в них нашёл, Норд?

Александр быстро смирился с потерей. Он не мог обижаться на Норда. Это был его лучший друг, преданный, честный и верный настолько, что Александр сомневался, что такого можно найти среди людей.

Приключение с костями отвлекло от размышлений о сне. Они упаковали вчерашние находки и пошли на раскоп. Норд, как ни в чём ни бывало, с весело задранным хвостом бежал впереди. Он всегда как-то узнавал, куда они идут.

— Стой, Зоя! Давай поднимемся на мыс. Ненадолго.

— Зачем?

— Я знаю, как проверить сон!

— Саша, да забудь ты об этом. Чем чаще ты вспоминаешь, тем лучше отпечатывается в подсознании. Ты сам себя доводишь!

— Нет, ну послушай, хорошая идея! Ты помнишь, я рассказывал, что площадка вокруг камня засыпана песком? Камень там есть. Сейчас покапаем, и посмотрим, есть ли там песок. В реальности его там быть не должно. Тогда я буду точно знать, что это просто сон, и подсознание успокоится.

В этом была логика, и Зоя, которая так не любила взбираться на горы, сразу согласилась. Ради Саши. Они потратили минут сорок, прежде чем добрались до полукруглой скалы.

— Вот, смотри, вот эта скала, а вон тот большой камень. Давай тихонько подойдём, там должен полоз сидеть.

Но Норд первым подбежал к камню. В этот раз он унюхал змею, тут же отпрыгнул и остервенело залаял. Полоз скользнул, и исчез с другой стороны камня.

— Ты посиди с Нордиком. Вон там хорошее место. Посмотри пока окрестности. А я быстро. В шурфе над культурным слоем всего сантиметров тридцать земли, значит и здесь не больше.

Он скинул рюкзачок и стал копать. Под дёрном хороший чёрный гумус. Прокопал довольно глубоко, уж явно больше тридцати сантиметров — все та же жирная чёрная земля. Взмок от напряжения. Достал сигарету. Зоя подошла.

— Ну что, всё в порядке? Покури и пойдём. Хорошо, что ты проверил. Теперь это тебя не будет беспокоить.

— Не может быть! — Александр с окурком во рту стал рыть новую яму немного в стороне.

Он рыл с ожесточением. Окурок потух, но он боялся поднять голову, чтобы не встретиться глазами с женой, потому что понимал, что выглядит сейчас безумцем. Он зарылся уже на половину черенка лопаты. Для оправдания, и чтобы не дать Зое начать его уговаривать, говорил без остановки:

— Я прошлый раз здесь был, а шурф не выкопал. А здесь место перспективное, вполне люди могли жить. «Ни один идиот здесь жить не будет — на скале, вдали от пищи и воды, — думал он одновременно. — А в древности идиотов не было — они не выживали!» Вот заодно разведочный шурф сделаем, будет лишняя работа в отчет. А Полевой комитет требует, чтобы шурфы были докопаны до материка. Вот докопаю до скалы, уже немного осталось… — он говорил и понимал, что вся эта говорильня выглядит фальшиво, и что сам он из-за этого выглядит ещё больше похожим на ненормального.

Зоя молчала. Она не знала, что делать и как себя вести в такой ситуации.

— Зоя! Зоя, смотри — песок! Да что ты плачешь, глупенькая? — он прижал её грязной ладонью. — Да не сумасшедший я, смотри! — он раскрыл вторую ладонь. В ней был жёлтый песок, вперемешку с землёй. — Ты же знаешь, ничего со мной не может случиться. Здоровый я, здоровее, чем прежде! Ну, давай вместе посмотрим.

Зоя стала на колени над ямой. Александр аккуратно зачистил борт. На фоне почти чёрной земли контрастно выделялась тонкая жёлтая прослойка песка.

— А вот и керамика! — он вытащил из прослойки маленький кусочек сосуда, протер пальцами, подал Зое. — Явно горинская.

Александр вылез из ямы и стал забрасывать её землей.

— И что ты теперь будешь делать? — спросила с тревогой Зоя.

— Ты знаешь, я как-то сразу успокоился. По крайней мере, теперь ясно, что я не сумасшедший. Теперь есть факт, материальный факт, связывающий действительность с моим сном. Что это значит, я не знаю. Приедем в город, буду думать. А сейчас пойдём заканчивать шурф, и так много времени потеряли.

— А ты заметил гало? — спросила Зоя, когда они подходили к шурфу.

Вокруг солнца действительно сиял радужный круг.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 496
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: