12+
Опасные игры с тенями

Бесплатный фрагмент - Опасные игры с тенями

Том 1. Пустые тела

Электронная книга - 300 ₽

Объем: 1402 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

I. Ход эллогос. Бег, точнее

Этот Материк прекрасен.

Они слишком надолго застряли в своём Лесу, ограничивая себя комфортом его привычной красоты и безопасности. Они забыли о том, как прекрасно своими ногами ощущать иные земли, их изменившиеся вибрации, новые, приятно щекочущие ощущением свежего и неизведанного.

Эта катастрофа, заставившая всех оставшихся в живых нестись со всех ног прочь от родных земель, спасаясь от наводнившего эллогосские земли ужаса, в каком-то роде была их благословением.

Быстро бежавшее в толпе молодое льюс резко остановилось, делая знак остальным обратить внимание на пару силуэтов существ, замеченных вдалеке.

— Смотрите! Эти… видимы! — удивлённо прокомментировало оно своё наблюдение. — Они чуть светятся и столь же тусклы, как и были до этого.

Вся группа из нескольких льюс, всё, что осталось от некогда великой расы эллогос, синхронно прекратила бег и остановилась, приглядываясь.

Факт, поразивший это существо, мгновенно разнесся по общему «полю мыслей», обыкновенно напоминающему несмолкающий хор сигналов и ощущений для связанных между собой этой единой незримой сетью. Льюс могли находиться на приличном расстоянии одно от другое, но всё равно быть в курсе происходящего со всеми сразу.

— Значит, то, что мы недавно наблюдали, случилось не со всеми. — раздался в «хоре» голос второго существа.

Общее пространство, хранившее до этого тишину, вновь наполнилось мелодичными голосами, хаотично возникающими возгласами и комментариями эллогос.

— Готово поспорить, что если подойти поближе и понюхать, то и пахнуть эти будут как обычные. Только что-то проверять не хочется…

— И мне. Да и не люблю я спорить.

— Выглядят они вполне нормально.

— И шум у них внутри такой же, как у предыдущих.

— Эво говорило, что они не все повредились. В поселении, где оно находилось совсем недавно, валлы вели себя абсолютно адекватно.

— А димы всегда ведут себя странновато. Что тоже — абсолютно нормально.

Димами или «тусклыми», эллогос называли людей с низкой степенью осознанности, не обладающих ведьмическими способностями.

Валлы, ведьмы, на элльском «светлые», виделись им более яркими, чем неведающие димы.

Эллогос обычно предпочитали иметь дело именно с валлами, как с единственно «вменяемой» частью человеческого конгломерата. Возможно потому, что по уровню светимости валлы были им ближе и чуточку «понятнее». Некоторые льюс даже считали валлов и димов разными видами, предлагая не объединять их в один «человеческий».

Но это… спорный момент. Разница в уровне светимости между валлами и димами была не столь сильно заметна, как разница между ними и более древними существами — самими льюс, хэллями и виями.

Хэлли проживали преимущественно в горных пещерах, а вии населяли бескрайний и прекрасный Океан.

Самый старые из льюс могли ещё припомнить времена, когда внушительную часть Малого Леса и Пустошей занимали Болота с проживавшими в них и вовсе архаичными формами жизни — упырями и гнусами… Но это всё кануло в Эонность Универсума вместе с самими Болотами, оставив лишь упоминания о себе в фольклоре и людских ругательствах.

Но природные ниши, видимо, пустыми не бывают. И вот совсем недавно на Материке внезапно появились новенькие. И тут же, едва появившись, самим фактом своего существования, добавили проблем всем ныне существующим.

Это были «невидимые», нэйи. Невидимыми для эллогос нейи были по причине практически полного отсутствия у тех светимости. При ближайшем рассмотрении можно было заметить, что вместо света внутри у нейй жутковато мерцала… маленькая Бездна. Появление своего вида на эллогосских землях и знакомство с самими эллогос нейи обставили весьма драматически. Наводнив всё пространство и пытаясь познакомиться «поближе» с каждым населяющим его существом.

Ближе, чем хотелось бы самим льюс. Хоть последние и отличались любопытством и дружелюбием. Мало кто захочет оказаться в цепких объятьях, а то и в желудке, незнакомых агрессивных существ. По счастью, эллогос ловки по природе и нежелательных обнимашек умели избегать мастерски.

Пришедшие безуспешно пытались приблизиться к отскакивающим от них или откидывающими их ловкими движениями местным. Единичные нэйи не могли причинить бессмертным перерождающимся льюс вреда, но количество нежелательных пришедших вскоре было таково, что невидимые вполне могли попросту окружить большим и плотным кольцом и сожрать кого-то из льюс. Вместе с деревом, на котором то спасалось от нашествия.

В результате даже чрезвычайно могущественным по Материковым меркам эллогос пришлось спешно уносить ноги, в надежде придумать позже какую-то стратегию избавления от назойливых внезапно пришедших, ставших, как надеялись эллогос, только временно, главными на их землях.

— Похоже, в верхней части Материка мир в самом деле ещё не спятил… Это не может не радовать. — повторил в общем эфире вывод оптимистичный голос. — Значит, не зря бежим.

— Неизвестно, в какой степени вменяемы эти. — возразил скептический.

— Легко проверить. — добавил ещё один. — Подойди к ним поближе и посмотри, будут ли они от тебя шарахаться так же как обычно.

Хор вновь наполнился голосами.

— В последнее время эти шарахаются больше обычного.

— Это лучше, чем алчущие близости незримые.

— Это уж точно.

— Ну и… свет с ними со всеми! Нам сеймомент совсем не до анализа их поведения. У нас другие дела. Нужно добраться до места, что станет нам временным пристанищем.

— А возможно и вторым домом.

— Будем оптимистичнее.

— Верно. Нам пора дальше. Эти димы пусть себе живут и радостно шарахаются. Нам всё равно не увидеть и не понять их мотивов и чаяний.

— И того, что они там затеяли.

— Всё равно не мешает спросить самых разумных из них, не в курсе ли они того, что происходит. И что удумали их одновидовые. — предложил молодой звонкий голос.

— Если они в курсе, нам не помешала бы подобная информация. — задумчиво ответило старшее существо. — Я не жалуюсь на ход вещей, но мне хотелось бы знать, что причиняет нам подобные неудобства.

— И зачем и по какой такой «счастливой» случайности именно незримые посетили нас.

— Случайностей не бывает.

— О том и речь.

— Возможно, стоило остаться в нашем Лесу и заставить шарахаться тех нейй тоже.

— Не получилось, Валмис. Хильд попробовало. Чем это закончилось… Ты всё видело само.

— Да. Теперь Хильд и остальным придётся начинать всё заново.

По Хору пронёсся грустный «вздох» ещё не привыкшей смиряться с происходящим так же легко как старшие молодёжи.

Да, не все в эллогосском сообществе поддержали решение о бегстве. Кое-кто остались, упрямо раскидывая нападавших и пытаясь спешно изобрести способ вышвырнуть их вон, не навредив при этом своему дому и жившим с ними растениям.

Вскоре голоса этих безумных льюс, оставшихся защищать родные земли, стихли. Они ушли в круг перерождения. Всё-таки количество взяло верх над качеством, как напоминание о том, что любое могущество конечно.

Старшие эллогос, удалив себя от источника стресса, планировали спокойно ожидать появления подлианных наростов -«семян» с «погибшими» льюс у себя на «головах».

В этом плане эллогос практически бессмертными. Ушедшее в круг перерождения льюс практически сразу же являлось вновь на Материке в виде семени, которое взрослой особи надо было лишь вовремя отлепить от «головы» и посадить в землю.

Единственной неприятностью для переродившихся состояла в том, что им заново нужно было учиться коммуникации и управлению своим телом. Ну и, приложить значительные усилия к тому, чтобы вылезти из-под земли, конечно же. Но, пока что, все отлично справлялись и особо не жаловались.

— Так откуда эти нейи взялись? Мне любопытно. — проявился в возникшей на момент тишине нетерпеливый голос. — Они же должны были всё это время находиться где-то? Если у них где-то было «гнездо», то это было бы довольно-таки большое поселение. Которое, впрочем, с учётом того, что они практически невидимы, можно было и не заметить… Или же они вывалились откуда-то из другого Плана? С явно недружеским визитом. Что это?

— Что-то как минимум подозрительное…

— Вот да! Если это, конечно, не какая-то обратная эволюция димов, скатившихся к ещё более низкой степени светимости. Значительно ниже каменной. Сомнительный такой рекорд. — фыркнул второй голос.

— С перепугу, видимо. — хмыкнул третий.

— Ага. Побочный эффект того, что они от всего шарахаются.

— Почему бы и нет. Если валло становятся эллогос. Возможен и обратный процесс.

— Или это хитрый ход. Решили сэкономить внутреннюю энергию, став ещё тусклее.

— Зачем её экономить, при изобилии нашей Вселенной?

— Сдаётся мне, что это не добровольная акция и ключ здесь — в маленьких безднах, пожирающих их изнутри.

— Бездна?! Ах, эта бездна…

Сообщество вгляделось в изображение, протранслированное одним существом для всего остального Хора.

— Кошмарненько…

Через какое-то неопределённое время шокированное молчание задумавшегося Хора вновь прервалось мелодичными «трелями» потока голосов.

— Это что-то новенькое! Новая форма жизни на Материке. В наше полное удовольствие.

— Или, всё же, потухшие странно пахнущие димы?

— Маловероятно!

— Ну, предположим, димы… Наши димы, с этого Плана. Если так, то раньше они ничего подобного в себе не носили.

— Новая мода? Или эпидемия?

— Кто их разберёт… Может, всё сразу.

— Побежали дальше, пока это всё не нагнало нас, давая дополнительный шанс разобраться?

— И вновь полюбоваться вблизи.

— Ну, в Бездну.

— Верно. Побежали. Всё выяснится позже. Свет пока с ними со всеми… Правда, до меня только что дошло, что я в корне неправо. Никакого света у них нет.

— Именно! Но, да. Позже, всё позже. Я… не хочу пока с ними встречаться вновь. Я ещё не окрепло морально после случившегося. По той же причине не желаю к тем, кого мы сеймомент наблюдаем, приближаться. Просто на всякий случай. До выяснения обстоятельств.

— Ну вот… — хмыкнуло скептически одно из существ. — Давайте теперь и мы будем от них шарахаться. Для симметрии. А ведь до этого у нас с ними были вполне гармоничные отношения. В том плане, что ни мы с ними, ни они с нами особо не рвались общаться.

— И всё-таки, может стоит предупредить вот этих? О наших нейях. Вдруг это все же разные виды? И эти тусклые тоже в опасности?

— Или они придумали очередную какую-то свою забавную игру? И нам вновь не стоит вмешиваться? Тут сложно что-то сказать точно, Линн.

— Выясним всё и тогда можно будет предупредить. А пока непонятно толком кого, зачем и о чём предупреждать и уж точно не о чём информировать. Мы тут сами теряемся в догадках.

— Может, они и правда играют. Мы обязательно спросим наших разумных знакомых о происходящем. Не суетись. Всё шаг за шагом. Пока — бежим.

— Позже может быть поздно для них! — не унималось упрямое льюс. — Если они играют, то эти димы скажут мне об этом. Мы получим информацию!

— Ой, сомневаюсь я… Эти тусклые вообще не про коммуникацию. Рефлексы и ничего более. И никакой ценной информации от них напрямую обычно не поступало.

— Постараюсь предупредить их всё же… Хоть и само не знаю о чём. Эво! И ты попробуй проинформировать человеков ближайшего поселения о том, что на Пустошах творится нечто… как минимум заслуживающее внимания, как максимум — паники. Не хочу над этим долго размышлять как мы преподнесём информацию, пусть всё как обычно сделается само как получится. Я чувствую, что в этом есть необходимость. Подойду к этим тусклым.

— Хорошо… Мы двинемся дальше. Удачи. И догоняй. Если, конечно, не хочешь остаться и присоединиться к разведке. Или к умолкшим.

— Не хочу. И от догоняи слышу.

— Будь в потоке.

— Всегда в потоке.

Эллогос обменялись озорными мыслеобразами, и основная часть немедля набрала прежнюю скорость. Не прекращая хоровой активности.

— Остальные! Давайте уже договорим на бегу! Хочу поскорее к Свет-Горе. И пить чай.

— Свет-гора! Отличная идея.

— И прекрасное место.

— Чай!

— Совсем забыли про чай!

— Иначе не остановились бы.

— Как глупо…

— Бежим скорее.

Толпа исчезла из видимости с невероятной быстротой, а оставшееся в одиночестве льюс, весело мигнув вслед своим, ловко перескакивая с дерева на дерево направилось к паре слабо мерцающих в лесу точек, занятых по всему видимо, сбором каких-то трав и ягод.

II. Ход людей. Герой Кайл

Кайл смотрел на труп, к которому его привёл Староста Кантина, тут же удалившийся, будучи не в состоянии долго находиться рядом с чем-то подобным.

Невесело хмыкнув, агентъ праймского ОСД склонился, чтобы присмотреться к лежащему перед ним телу повнимательнее.

Красные глаза. Оскаленные зубы. Пробитая чем-то массивным дыра в груди… Выглядело это существо жутковато… Сложно было поверить в то, что оно когда-то было обычным жителем этого города.

Присланный по просьбе кантинской управляющей организации из столичного Прайма, агентъ службы Освещения Странных Дел под кодовым именем Калликс, должен был помочь местным службам порядка разобраться впроисшедшем. Чем он сеймомент и был занят.

Похоже, Староста Кантина в своей депеше ничуть не преувеличивал жуть происходящего. Впрочем, если гордые кантинские решили обратиться за помощью к службам ненавистного ведьминского Прайма, можно было предположить, что произошло нечто как минимум очень серьёзное… Очень. Серьёзное.

Кайл изучающе склонил голову набок, не торопясь приступать к более детальному осмотру. Такого точно не видел никогда. За последнее время для него количество событий из серии «такого не видел никогда» и «такого никогда раньше не случалось» было раздражающе велико и продолжало увеличиваться.

И вот — ещё плюс один… Странный труп, до этого бывший… довольно странным человеческим существом. Так ведь? Или… это было нечто ужасное, о чём совсем не хотелось бы думать и развивать мысль в этом направлении.

Надо сказать, что за годы своей службы в ОСД Кайл повидал всякое… Но сеймомент он просто впал в некоторый ступор и даже предположить не мог, с какой стороны подступиться к делу. Не только к расследованию текущих событий, но нераскрытого факта исчезновения его напарницы и лучшей подруги агенты Ингефары, что незадолго перед этим наткнулась на нечто… очень интересное. Настолько же выбивающее из колеи и обескураживающее, насколько… Было вот это.

Странно было предположить, что агента ещё можно чем-то неприятно удивить после всего, с чем они столкнулись в ходе предыдущих дел: серией странных событий, закончившихся парой мощных атак на омилльский правоохранительный Храмовый Комплекс, чётко организованных и филигранно исполненных неизвестными могущественными ведьмами. Но это случилось. И было оно даже не удивительным, оно было пугающим. Всё это было уже слишком даже для привычного к сложностям и опасностям осдшника. Его запасы терпения, спокойствия и оптимизма тоже имели свои пределы.

Но… подступающее бессильное отчаяние не было поводом перестать пытаться докопаться до истины.

Всё равно деваться с Материка, на котором повсеместно то тут то там происходили все эти тщательно спланированные ужасы, было некуда. Если Кайл сеймомент всё бросит и ударится в панику, это точно не отменит всех опасностей, не раскроет дела и не вернёт его напарницу.

Агентъ решительно тряхнул головой.

«Соберись. Что мы знаем?»

Со слов Старосты со стороны северного Йулля стали прибегать эти… «безумные». Примерно так он выразился. Северные, что приходят набрасываются на городских.

С одной стороны — ничего необычного. Учитывая древнюю вражду северных и кантинских, в результате которой последним пришлось покинуть общую для обеих наций историческую родину.

Но тут была пара неувязочек…

Почему атаковали они по одиночке или малыми группами? Огромное, по свидетельствам изучавших Пустоши, технологически и ведьмически развитое поселение, выступив сообща могло бы в момент смести небольшой даже по средним материковым меркам Кантин.

Почему северные, до этого много поколений демонстративно не обращавшие внимания на соседний город и давно закрывшие свои границы для всего Материка — по крайней мере, для той его части, что не была населена ведьмами — сеймомент вдруг вспомнили про Кантин?

Почему… именно сеймомент? Почему так… странно? Нападали йулльские молча. Практически молча. С тихим утробным звуком. Без криков, без угроз, но говорят, что угрозы и крики были бы даже предпочтительнее. Молча раздирающие жертв пришедшие выглядели более чем зловеще.

К чему вообще… такая северная сдержанность? Если предположить, что это инициатива фанатично настроенных одиночек… Зачем тогда нападать открыто?

Почему попросту не отлавливать кантинских в лесу или, раз уж на то пошло, в городе на выходе из пивных поздно вечером? Почему, что было бы ужасно логичным, не использовать ведьмию вместо всех этих сомнительных ухищрений?

Слишком много «почему». Это не самое странное событие последних времён. Да, на омилльский Участок Правды в присутствии самого Кайла напали тоже среди яркого света. И скрылись бесследно. Попытки поймать атаковавших закончились ничем. Раскидав участковых и выкрав важные вещдоки злоумышляющие просто… растворились в воздухе.

Но здесь приблизительно ясна хотя бы причина нападения и мотивы, даже с учётом того, что более масштабная общая картина оставалась вне поля зрения.

В кантинских событиях не прослеживается ни мотива, ни линии поведения злоумышляющих. И… самое странное здесь это даже не сами нападения. А то, что происходит после них. Пострадавшие начинают вести себя столь же странно и агрессивно, как нападавшие, атакуя своих же людей.

Что, утащи их всех гнусы, здесь происходит?..

Странно всё это… В этом нет никакого смысла… Для самого Кайла. Однако, для кого-то или чего-то, судя по всему, он очень даже есть. Иначе всего этого бы не было.

Агентъ вздохнул. Кажется, он наконец-то «созрел» для начала осмотра. Если для подобного вообще можно быть готовым.

Открыв сумку с инструментами, праймец достал перчатку и комплект для извлечения образцов тканей и, опустившись на колени, начал не самую приятную процедуру, стараясь не попасть в натекшую и уже наполовину ушедшую в землю лужу потемневшей крови.

До чего ж этот тип… синюшный.

Осдшник осторожно повернул голову горожанина.

Шея покрыта сетью выступивших жилок. И он уже… довольно жёсткий. Да. Начало трупного окоченения? Возможно. Всё равно всё выглядит странно… Похоже, как будто всё тело было напряжено перед смертью. В едином спазме…

Довольно-таки тощий. По сравнению с зачастую весьма упитанными крепкими кантинскими, этот выглядел очень худым. Странно. Люди здесь много работали и хорошо ели. А эти спазмы… от голода? Болезни? Сильного стресса?

Недостаточно информации. Больше вопросов, чем ответов.

Здесь бы пригодились навыки людей из праймских лекарских служб… Местные, вероятно, над этим уже поработали. И у тоже Кайла недостаточно компетенции в данном вопросе. А значит, он просто соберёт образцы для своей лаборатории.

Служивый задумчиво извлёк из сумки длинный нож и дополнительный сосуд, которые положил рядом с остальными инструментами. Он осторожно взял ёмкость и приложил её к пробитой неизвестным орудием груди кантинца и ведьмическим усилием втянул в посудинку немного крови. Для анализа. Хорошо.

Теперь взять ещё и образцы тканей. Оставалось надеяться, что это всё поможет выяснить, чем вызван необычный внешний вид этого мёртвого растителя.

Смотри.

На плече видны следы засохшей крови. Давно засохшей. Под рубашкой — обработанная рана. Перебинтованная. Он явно побывал в Лекарне. Почему его как минимум не переодели? И как максимум не отметили резкую потерю веса и странное изменение во внешнем виде? Подобное не могло произойти мгновенно. Понадобился бы по меньшей мере средний цикл. А то и больше. Аааа… когда начались эти нападения? Надо поднять осдшные депеши… Что опять утаивают кантинские от тех, кого сами же позвали расследовать?

Всё, что агентъ смог понять из краткой беседы со Старостой, перед тем, как этот оголодавший бедолага начал пытаться сожрать всё, оказавшееся в зоне видимости, у него был сильный жар. И голод, судя по всему.

Если предположить, что это всё же болезнь… Местные… не пытались его подлечить? Покормить, переодеть… если им до такой степени безразличные собственные городские, что тогда для них может сделать Кайл?

Разве только отметить у себя в записях симптомы… заболевания? Нового для этих мест, судя по всему. И одним из симптомов была повышенная агрессия. Неудивительно, при подобном равнодушии к страданиям этого кантинского.

Ааа… северные? Почему их больные прибежали сюда? Их изгнали из города? Для предотвращения… эпидемии? Или в качестве вредительского акта?

Хм…

Осдшник сдвинул повязку и соскрёб немного засохшей корочки лечебной мази вперемежку с гноем. Мазь явно не помогла, даже вытянув заразу из раны. Что-то быстро попало в кровь.

Если его гипотеза про заболевание… так, рано думать об этом и делать преждевременные выводы, надо осмотреть остальных. И расспросить поподробнее, что было до вот этого. Что они от него утаивают? Обошлись ли они с тем же жестоким безразличием и с остальными пострадавшими? Что их заставило вести себя подобным образом? Социальная брезгливость? Агрессивность заболевших?

Что обо всём об этом уже известно ему самому?

Что на этого человека напал пришедший с севера злоумышленник. Мужчина. Был убит местными. Пострадавший был ранен.

Чем? Ведьмией? Не опхоже. Орудием. Йулльским? Хорошо бы глянуть на него. Хотя бы ради интереса. В и без того технически продвинутом давным-давно изолировавшемся городе-Королевстве могло появиться много новых изобретений. Новое орудие. Возможно, отравленное чем-то. Это бы многое объясняло. Яд мог замутнить сознание и вызвать спазмы, придававшие телу столь жуткий вид… Кошмарная агония. Сколько она длилась? Тоже неизвестно.

Просто образца для лаборатории тут будет недостаточно. Нужно как минимум рассмотреть эту рану получше. Как максимум проследить за ходом заболевания.

Неодобрительно покачав головой, Кайл взял нож и разрезал рубашку так, чтобы обеспечить себе доступ к интересующему месту. Разрезав и повязку, он пригляделся.

Это не порез… Рваная рана. Похожая больше на… укус? Любопытно. Давно он такого не видел… Если честно… наверное даже никогда. Разве что, на патологоанатомических занятиях в Академии.

Это… Укус недоросли? Слишком большой. Укус нападавшего? Дикость какая. Зачем? Как проявление агрессии, одного из симптомов? Впрочем, скорее всего, это укус, полученный в пьяной драке за обладание эксклюзивным правом на истинное знание в одной из местных питейных. И определённо не симптом.

Чтобы лучше понять происшедшее, в любом случае придётся осмотреть и остальных пострадавших.

Чья-то тень упала на труп. Как невежливо мешать осмотру места происшествия. Вполне в духе…

— Вот так они все и выглядят. — раздался голос сверху.

…местных служак из Управления Порядком. Вот и какой-никакой, но источник информации.

Говорившая опустилась рядом на корточки.

Он помнит её. И остальных. Забавно.

Сеймомент эти люди просят его о помощи. Самое время бы припомнить, как много «помощи» было оказано ему самому при расследовании начавшегося здесь громкого очень странного дела об амнезиях… Ему практически перекрыли доступ ко всем значимым материалам. Нахлебавшись здесь вдоволь пренебрежительного высокомерного отношения местных ущербных разумом служак, агентъ вернулся в родное праймское ОСД практически ни с чем.

Он практически слышал над ухом презрительное фыркание незримо присутствующей здесь в его мыслях их с Финианом подопечной Амелии, достаточно долго проработавшей в этой болотно-токсичной атмосфере и знающей все «радости» службы в кантинском Месте Правды не по наслышке. Их знакомство началось как раз с того, что Ами выразила осдшнику своё сочувствие по поводу его печального опыта работы с её бывшими сослуживствовавшими.

Впрочем, Кайл обиды не держал, а местные глиноголовые здесь уже сами себя наказали. Трое ныне сидят в невменяемом состоянии в Управлении Порядком по клеткам, один мёртв. Возможно, этого можно было бы избежать, обратись они к ОСД раньше. Сколько они скрывали всё это, твердя своё обычное «мы в состоянии справиться со всем сами, безо всяких ведьм и прочих выскочек»? И сколько бы ещё скрывали, если бы не стало уже совсем… страшно?

— Он болел до этого? Почему худой? — спросил Кайл, не прерывая осмотра. — Почему ему не помогли? Его рана в кошмарном состоянии. Как и он сам.

— Отто? Нет. Был здоров как теплосветная акра. — сконфужено выдохнула управляющая порядком. — Ему помогли! Но он сбежал. Сначала из Лекарни. Потом из нашего подвала. И за три света превратился в… Вот в это. Его буйного приятеля мы сразу заперли в тюрьме, так тот метался по клетке, пытаясь сгрызть прутья или сожрать всё, что под руки и зубы попадалось. Упыри знают что творится. Жутко было. Хотя уже четвёртый раз такое наблюдаю. Нормальные ж были люди.

— И… все неприятности начинаются после контакта со странными северными?

— Да от них всегда все неприятности… Так было с начала времен, так и будет. Ведьмы есть ведьмы. Как ты к ним хорошо не относись, они всё равно душонку свою гнилую покажут.

Говорящая осеклась, вспомнив, с кем имеет дело.

— Что по остальным участвовавшим в потасовке? — пропустил мимо ушей предыдущую реплику праймец.

— В нападении. Да то же самое. Сидят, грызут прутья. — пожала плечами собеседница.

— А этот по улицам бегал?

— Ага. Прогрыз, пробил прутья и вылез… болото знает как. В первый раз за свою службу такое вижу. Клетки же не рассчитаны на то, что их будет кто-то упорно крушить по нескольку светов. Обычно в них перебесившися спят, трезвеют, одумываются и оказываются выпущены.

Кайл задумчиво нахмурился.

— Обычно да… Но в последние времена всё какое-то необычное… А если остальные вырвутся?

— Не вырвутся. Наши уже принимают меры.

— Хорошо, если так…

Возвращаясь к своему делу, агентъ ОСД взял нож и второй герметичный сосуд, принявшись аккуратно срезать образец кожи около укушенной области. Занятные высыпания… Хорошо бы ведьмографию сделать. Интересно, сколько прозрачных табличек есть в запасе…

Порядочница тем временем с любопытством наблюдала за его действиями. В натуралистической любознательности и отсутствии брезгливости в этом случае кантинским не откажешь… Чем они и славятся, так это крепким здоровьем и крепкими нервами, отсутствием воображения, зачастую и эмпатии. Но особенно известно местное население своим упрямством.

В последнем Амелия мало отличалась от других жительниц этого города. Но с этим она наверняка бы поспорила. И весьма активно. Девочка ненавидит не только свою бывшую работу, но и окружающий оную родной город не в меньшей степени. В такие моменты праймец её практически может понять.

Аккуратно упаковав последний образец, Кайл невольно улыбнулся, ещё раз вспомнив про гневную Ами.

Хорошо бы как-то связаться с ней… но это в последнее время проблематично. Весточки приходили в одностороннем порядке, обыкновенно через Финиана. Ами явно хотела, чтобы начальник был в курсе всего происходящего, пока саму непоседу мотает где-то по Материку.

Так что, если и пытаться связываться с ней, то делать это нужно было через Главу омилльского Ведьмария. Вскоре Кайл это обязательно сделает.

Потому как… от самой Ами давно ничего не слышно. Не влезла ли и эта активная гнусота в какие-то неприятности? Это странное дело однажды уже чуть не отправило их с Кайлом в иные миры. А ещё… Не исчезнет ли при этом неопытная Ами с лица Материка ещё быстрее, чем его матёрая напарница осдшница Инга?

Это было бы уже слишком.

Нет. Ами просто занята. Об ином… думать не хотелось. Да и не стоило.

Во-первых, Амелия уже продемонстрировала незаурядную способность выкручиваться из воистину катастрофических ситуаций.

Во-вторых, сеймомент она, по факту негласно являясь внештатной сотрудницей ОСД, помогает расследосать это масштабное странное дело и разыскивать пропавшую агенту-напарницу Кайла, и помимо того, служит «руками и глазами» для Финиана, выполняя свою основную работу. Неудивительно, что уровень загруженности юной ведьмарки зашкаливает.

Гневная Ами права. Не все кантинские одинаковы. Но сеймомент время общаться именно с «одинаковыми».

— Кто успели контактировать с погибшим? — адресовал он вопрос местной служивой.

— Никто. Практически. Марла проткнула его пожавнем с перепугу. Сложно её обвинять. Да мы и не стали. — хмыкнула та. — Да уж… Выглядит он теперь… совсем… Действительно, не ахти. Да и до этого, в общем-то, не очень…

— Он успел дотянуться до неё?

— Не знаю. Едва ли.

— Найдите Марлу и приведите в Управление.

Кайл быстро собрал сосудик с образцом и убрал в сумку, протирая руки салфеткой с дезинфицирующим средством.

— Зачем? — недоверчиво покосилась на него стражка.

— На всякий случай. — терпеливо пояснил Кайл. — Я пока не знаю точно, но если у нас тут болезнь или эпидемия, из-за которой этих северных выдворили из их города, то Марла может быть так же опасна, как все, что имели дело с этими людьми и те, что имели дело с контактировавшими… Понимаешь цепочку? И вообще, пройдитесь тут по всем их контактам. Ради вашего города. Пока это «не ахти» не разрослось по всему Кантину.

— Так, ты считаешь, что всё это специально затеяли северные? — нахмурилась порядочница. — Что это не эльфийское проклятье? Я так и знала…

— Что?..

Праймец недоверчиво сощурился, переведя скептический взгляд на говорящую.

«У них… уже есть версия? Почему она молчала?»

— Эльфийское проклятье. — зловещим тоном повторила она. — Поговаривают, что во всём виноваты эльфы, желающие захватить людские земли. Эти пустоголовые йулльские, должно быть, припёрлись к ним. И поплатились. Коварные деревяшки их… прокляли. И вот. Эти идиоты носится теперь по Пустошам. И к нам прибегают. Йулльские и так были не слишком умны. А теперь и вовсе как ушибленные. Эльфы надеются, что мы убьём этих северных и сделаем за них их работу. Но упыря лысого. Ничего мы не стали делать, некоторых мы просто прогнали.

«Ничего себе… версия.»

Кантинка мрачно замолчала, видимо, прикидывая перспективы.

— Прогнали? — переспросил Кайл.

— Ага. — задумчиво кивнула служивая, почесав ухо. — Недавно пробегала тут толпа… Грязные, голодные, перепуганные… И куда только делась их обычная спесь.

Горожанка презрительно фыркнула.

— И… нападать не пытались? — удивлённо уточнил Кайл.

— Нет.

Агентъ поднял на говорившую изумлённый взгляд.

— Ну и ну… И. Что они делали? — спросил он замер в заинтересованном ожидании.

— Да ничего. Кто бы им дали тут что-то ещё и делать… Бешеные что-то полоумно балакали на своём… Кто ж их слушает. — раздражённо пожала плечами кантинка.

«Интересно! Вот он, опасный, но ценный источник информации!»

— И… где они сеймомент? — с надеждой осведомился осдшник.

— Я почём знаю… — самодовольно хмыкнула порядочница. — Мы прогнали их вон из города… На бороздец они тут нам сдались. И так проблем хватает.

«И даже не пытались расспросить. Ожидаемо.»

— Понятно… — разочарованно выдохнул служака. — И… сколько групп северных прошло через город?

— Две… или три. Не знаю.

— И всех прогнали?

— Всех, конечно.

«Известить Сандру определённо не помешает.»

— Три группы… — хмурясь вздохнул праймец вслух.

«…любопытнейшей информации из первых уст… Досадно-то как.»

— Но больше этих… Пожирак! — практически с гордостью за местечковую смекалистость и способность давать всем и всему остроумные клички, произнесла собеседница.

Кантинским в этом и правда не было равных. Внимательность к мелочам, способность подмечать детали и природная хваткая хитрость были их выдающимися качествами.

— Мы всегда спасали северных. — браво продолжила рассуждать служака. — Но и нашему терпению есть предел…

«Везде своя повестка.»

— …но в этот раз они сами себе подпортили жизнь своим высокомерием и тупостью! Могли бы помощи попросить, но нет ведь. Гордо промолчали там у себя. И гнус с ними. Пусть отдуваются сами теперь. Нам-то что, нас никакие эльфы не захватят. Не рискнут сунуться сюда. Мы не какие-нибудь там пустоголовые пугливые неженки. — увлеклась ура-патриотической речью местная.

Праймец недоверчиво покачал головой.

— Эльфы сильны и могущественны. Если бы они хотели заполучить любые земли, то давно их уже получили бы. Безо всяческих ухищрений. И на раз чихнуть. — резонно заметил Кайл.

— Но ведь к нам они до сих пор не сунулись? — скептически поджала губы собеседница. — Значит боятся! А болотные северные… Гнать их подальше от города. Одни проблемы от них.

«Практичный кантинский ум в действии.»

— Я… понял. — досадливо отмахнулся праймский ведьм. — Однако, напоминаю. Следите внимательно за всеми контактировавшими. И внимательно осмотрите пострадавших на предмет общих признаков возможной болезни или ранений неизвестным орудием. Вот моя рекомендация. Что-то тут нечисто.

— Как их всех собрать? Мало ли с кем они там парой слов перекинулись? Это так мы за всем Кантином следить будем… А тех, буйных, как их осмотреть-то? — недоумённо почесала затылок служивая кантинка. — Кто ж к ним в клетки-то полезет? Этих наши уже наглухо завалили шкафами, принесёнными из архивов… Пусть посидят там, пока не перебесятся.

«Без комментариев.»

— Значит… проверьте после того, как они так или иначе «угомонятся». Возможно, посмертно. Ищите странности и обязательно обращайте внимание на все необычные раны, порезы, нагноения, высыпания… Я не буду рассказывать вам как вам работать. Моё дело — высказать своё мнение относительно происшествия. За этим меня сюда и вызвали. У меня здесь всё.

Кайл решительно встал с земли и отряхнулся.

— Можно… убирать? — деловито осведомилась служивая.

— Да. Можно. — утвердительно кивнул осдшник.

Вздохнув, агентъ ОСД в задумчивости отправился в отведённое для его полевой лаборатории место в Кантинских Храмах.

Надо позаботиться о собственной безопасности. Потому как, если общую обеспечивают кантинские порядочные — то они все здесь в опасности. Один изолированный вырвался.

Бежать бы отсюда поскорее… но он ещё не разобрался с проблемой и не выполнил задания.

Что у него есть? Да пока практически ничего. Но всё же…

В том, что это своего рода отравление или болезнь, и что она, так или иначе, способна распространяться — у Кайла не было сомнений. И при этом учёт контактировавших с заражёнными не вёлся. Не хорошо.

Хоть и непонятна пока до конца сущность болезни, но механизм передачи более-менее ясен. Повреждения кожи. Вопрос оставался в том — как именно. Каким способом, с какой скоростью… А если… повреждения на том явно агрессивном и в обыденной жизни мужчине были вовсе не при чём? Что, если заболевание передавалось воздушно-капельным путём?!

Не надо паниковать заранее.

Если бы это распространялось так, здесь бы уже всё бегало, атаковало и грызло всё. Однако, кто знают. Может, всё ещё впереди… какой инкубационный период у этого… что оно там? Три света, она сказала? Хм.

Здесь определённо нужны служаки из Лекарни. Это не простые хулиганские действия. И всем это уже понятно.

Надо всё-таки найти эту… Марлу. И самому попытаться составить примерные списки контактировавших с заражёнными. И проследить за их поведением. Возможно, это даст ключ к решению проблемы, как-то укажет на способ заражения и распространения их проблемы… В любом случае, работы предстоит немало.

Но… Зачем нам это? По ощущениям, люди здесь сами не хотят ничего делать с этим. Они не заботятся ни о своих, ни о чужих. Они не хотят ничего решать или расследовать. Им нужно просто поскорее вернуться к своему сытому покою. Даже если единственным к тому путём будет просто забыть саму проблему.

Вот только… есть у Кайла ощущение, что, не рассосётся она сама собой… А скорее она расползётся по Материку и дойдёт и до Прайма и Омилла уже в большем масштабе. Потому нельзя бездействовать. Нельзя дать это замять и проигнорировать тревожное начало.

Итак… Объём работ велик. Одного выделенного ему ассистента здесь явно не хватит. Нужно начать с того, чтобы запросить ещё людей. Дадут или нет — тот ещё вопрос, но спросить не помешает точно. Главное — грамотно обосновать. Дело, видимо, серьёзное.

Надо сосредоточиться, сесть и спокойно окинуть внутренним взором всё происходящее. И написать чёткий и взвешенный запрос.

Нельзя это просто так оставить ещё и потому, что оно непосредственно связано с Йуллем и явно исходит оттуда. Одна из рабочих версий омилльского Альянса и праймского ОСД гласит, что все недавние масштабные проблемы Материка исходят именно из загадочного закрытого Йулля. Интуиция Кайла так же указывает на некую неявную связь с происходившим ранее. Во что разум вновь отказывается верить.

Но он уже готов ко всему… Столько пугающе необъяснимого произошло за последний большой цикл. Новые поступления едва бы удивили агента, уже давно работавшего с этой серией очень странных дел. И сеймомент у него внутри неприятным холодком первобытной беспросветной жути зияло то же самое ощущение. Ощущение того, что происходит… что-то кошмарно масштабное.

Что-то очень большое. И это только ещё одна малая видимая часть. И сопутствует этому понимание того, что внутреннего зрения и мощи логического аппарата самого Кайла почти наверняка не хватит, чтобы даже попытаться понять не только смысл, но и сам размах происходящего.

…Может, конечно, он не отошёл ещё от стресса предыдущего дела. И просто паникует. Может быть. Возможно, усталый разум рисует всё страшнее, чем оно есть, исходя из оценки их нынешнего, практически уже истощившегося ресурса.

И потому вторая сложность состоит в том, чтобы именно «спокойно окинуть взором». Кайлу действительно сложно будет сделать это «спокойно». Всё это наводит такую неосознанно безотчётную жуть, что один первый приблизительный анализ одного аспекта этого приближает праймца к практически паническому состоянию.

Неуютно… Так неуютно… Хочется бежать, спрятаться… Куда?

Куда-то, где нет всего этого. Но это есть везде.

Никогда не знать того, о чём ему известно… Амнезия. Единственный выход. Жить спокойно, пускать слюни…

Ну уж нет. Туда всегда успеется… Пока можно и побороться. После отдыха. И это не выход. Близко к Мороковой Амнезии Кайл уже был… Очень близко. И ему совсем не понравилось.

Вот если бы он владел какой-то технологией создания контроллируемого морока… Да даже если так. Они изучили улики, оставшиеся после нападения на омилльский Участок Правды, но до сих пор точно не знают, что именно приводит к подобному результату. Помимо практически сразу испарившегося с тряпок и оставившего мало следов загадочного состава. Да и есть стойкое ощущение, что не за этим мы на Материке рождаемся.

Мы приходим сюда «поиграть». Просто Кайл был уже не в состоянии получать удовольствие от «игры» или играть сносно. Он просто устал и нуждался в отдыхе.

Забыть обо всём этом навремя и поспать было бы оптимальным решением. Если бы он только мог. Нервная бессонница и раздражённое состояние от хронической усталости стали его постоянными спутницами. Вместо Инги и Ами. Неважная замена.

Нужно отдохнуть. Нужно попробовать поспать. Днём и сидя в кресле за отчётами. Только так у него в последнее время и получается отключиться.

«Разбудите меня, когда всё это закончится.»

Вообще, всё это было следствием неправильного, непрофессионального подхода. Неследовало себя истощать. Без ресурса он не сделает многого. Но может наделать себе дополнительных проблем. Особенно со здоровьем. И вот тогда об успешном разрешении дел точно можно будет забыть.

Не стоило соглашаться на это задание, не восстановившись после предыдущего. Но чутьё подсказало, что он должен быть здесь. А пинок начальства довершил начатое движение в сторону нового дела.

Итак, прежде чем впасть в летаргию или удариться в панику, всё же нужно написать отчёт в ОСД обо всём происходящем. И известить Альянс — непосредственно причастную к делам, расследующую их троицу Сандра-Киона-Финиан. Вероятно, последний найдёт способ передать сведения об этом и участвующей в деле Ами. Как своеобразное «приветствие» от Кайла.

III. Ход людей. Героиня Сандра

Сандра, свет назад отправившая своё донесение в Прайм, сидела в задумчивости.

Да, поспешила она явно. Теперь депеша определённо нуждалась в доработке и дополнении. Но кто ж знали…

Спешно составленное предупреждающее первое, хоть максимально информативно и сообщало о полученных Главой Храмов тревожных новостях, но сеймомент, мало того что было неполным, так ещё и казалось суховатым.

И не передавало всего масштаба нависшей над Материком опасности. Надо было добавить паники. Нет. Даже не паники. Просто подробностей. Служаку подвела профессиональная привычка просто перечислять основные факты без учёта сопутствующих.

Слова пожилой лиманки-травницы, переводившей путаный, сбивчивый, полный сильных эмоций рассказ измождённых и перепуганных северных казались ей нечто средним между бредом, если отмахнуться от этого, и кошмаром, если в это поверить.

Храмовница слушала и механически кивала, но рука бывалой служивой невольно тянулась к носу для исполнения проверочного щелчка.

Нет, не морок. Однако ж…

Хоть северный и лиманский языки звучали для уха среднематериковых омилльских по меньшей мере забавно, сам вид пришлых исключал всякую возможность розыгрыша и отбивал у храмовницы ежемоментно зарождающееся желание расхохотаться. Разве только нервно.

Да. Дело серьёзное… Очень серьёзное.

Эон отгораживавшиеся от Материка северные прервали своё затворничество только затем, чтобы донести сюда свои, прямо скажем, мрачноватые вести практически апокалиптического характера.

Какое-то правительственное здание, находившееся в центре города… «Бенефакторат», кажется, или что-то такое, как они сказали, внезапно и очень быстро разрушилось. Произведя при этом много огня, шума и паники. Несомненно, происшествие ведьмического происхождения.

Целое здание осело. Быстро. Очень мощная ведьмия. Очень… Впрочем, это нормально для тех мест. Вся современная ведьмическая и неведьмическая цивилизация произошла с северных краёв. Ведьмия тех мест плотнее и древнее любой другой.

Проблема в том, что она покинула север. И приобрела злонамеренный характер. Практически вся верхушка их омилльского Альянса была убеждена в этом. Самой Сандре не хотелось в это верить, но… йулльские события порождали внутри неуютное чувство узнавания. Слишком часто они в последнее время и здесь сталкивались с чем-то подобным.

При мысли об этом по затылку Главы Храмов вновь пробежал пренеприятный холодок. Стряхнув гнетущее ощущение, она продолжила внимательно слушать.

Все вельможи и служащие, находившиеся в здании, по словам убежавших, скорее всего, погибли. Как поняла высокопоставленная служивая омиллька, не будучи в курсе политического и экономического устройства уж очень долгое время закрытого от остального мира Йулля, Бенефакторат — чрезвычайно важная для города организация с множеством функций. Нечто среднее между омилльскими Чиффством, Храмами и ещё чем-нибудь общественно важным…

…И судя по состоянию пришедших, событие было прямо-таки смертельно страшное. Ну да. Останься Омилл без Чиффства и Храмов, тут бы тоже была паника. Но, как если бы жертв и разрушений было недостаточно, параллельно произошло нечто совсем уж жуткое.

…Если лиманка перевела их смешную речь с далеко не смешным смыслом правильно…

…Люди начали пожирать друг друга… Ччч… что?! Она ослышалась. Да, наверное.

Сандра переспросила. И получила тот же ответ.

Нееет… Бред какой-то. Не может быть. У них там… неурожай и голод? Ну… не до такой же степени? Тут, все же, вероятно, какая-то ошибка перевода. Лимский и Йулльский хоть меж собой и ближе остальных Материковых языков, но, всё-таки, связи народов уже давно прерваны, сам язык, его структура и понятия могли претерпеть значительные изменения. Переводившая пришлых старая лиманка и сама выглядела как минимум озадаченной. И опешившей.

Сандра подошла к стене и в задумчивости машинально протёрла в ней новое окно, словно пытаясь увидеть надвигающуюся угрозу.

…Ничего подобного на горизонте не наблюдалось.

Это был обычный тёплый дождливый омилльский свет, спокойный и размеренный, что с недавних пор вновь становилось привычной нормой, к радости высокопоставленной служаки. От услышанного хотелось просто отмахнуться…

Не было ни малейшего желания думать о том, что это затишье после пугающих странных дел было лишь кратенькой передышкой. Как и предрекала Амелия, забери её гнусы. Вместе с её пророчествами. Впрочем… Наивно было думать, что они вот так просто взяли — и победили превосходящие во многих аспектах силы.

Вообще, думать в ближайший Эон не хотелось совсем, потому как надумались они вместе с подчинёнными ей начальствующими над храмовыми подразделениями больше, чем достаточно. И к решению проблемы это их не привело.

Да, Сандра приказала оградить Храмы стеной и ограничила доступ на территорию, переселив под надзор и охрану своих верных служивых.

Да, Киона и Финиан ныне вели работу над антидотом, продолжая в сотрудничестве с ОСД изучать образцы яда, использованного при атаке на Участок Правды Храмов.

Да, Ами, едва не погибшая при расследовании этого запутанного дела, по приказу своего начальника Финиана упрямо продолжала попытки докопаться до сути происходящего.

Но все эти усилия пока не давали плодов и не уменьшали ощущения тревожного ожидания. Даже Кайл…

Кайл! Вот кого определённо стоит посвятить во все подробности. Его и ОСД.

Как бы ни хотелось откинуть всё это как невероятное и бредовое, ну нельзя всё это просто так взять и проигнорировать. Всё равно будет приходить. Не физически, так в страшных снах, крутясь на задворках сознания и не давая покоя. Это должно проверить. И предать огласке.

Даже если это просто ошибка или невероятный бред, пусть лучше пострадает репутация Сандры как Главы Омилльских Храмов, чем пострадают люди. Такие же простые городские, как эти вот пугающие её и перепуганные. Истощённые, чумазые, полуживые, но готовые бежать дальше, на другой край Материка.

Что бы с ними ни произошло, это как минимум достойно внимания.

На ум Сандре живо пришла недавно пересказанная её подчинённой лекаркой Токалой беседа с эльфой:

— До вас скоро дойдут незримые.

— Незримые?

— Да. Настолько тусклые, что почти невидимые. Извращенные отблески живых, поглощающие всё на своём пути, пытающиеся насытить внутреннюю Бездну.

— Невидимые? Бесплотные духи?

— Скорее бездушные тела. Они придут с Пустошей и изгонят вас так же, как и нас.

— Эльф… выжили с низин?! Да как такое может быть?!

— Всё может быть. Мы полагали, что это какие-то ваши занятные игры.

— Игры? Нет. Это не… «игры»… И… что вы сделали? Что нам делать?

— Бежать. Не дать им дотянуться до себя и поделиться с вами Пустотой.

…Да, эльфы — большие мастерицы образно и загадочно изъясняться, но это было уже чересчур… Игры. Неизвестно чьи опасные игры.

Невидимые.

Эти расплывчатые описания угрозы и составляли костяк первого сандриного донесения. Попытки поймать тени. Неясные слухи и домыслы. Дикие теории на их основе. Вот с чем ныне приходится иметь дело.

Если бы Сандра ещё хотя бы пять больших циклов назад узнала о том, что те проблемы, с которыми Храмовые службы тогда сталкивались, были просто ерундой по сравнению с нынешними… То…

То что?

Сложно сказать. Ну как минимум… сильно удивилась бы. А сеймомент ей было даже не до удивлённого возмущения. Надо как-то пытаться решить… Нет, не саму проблему. Тут даже ближайших подходов к ней не видно. Решать, что она будет делать. Как именно барахтаться в этом бескрайнем океане с монстрами отчаяния и в какую сторону им плыть… В какую не плыви — сожрут. Как в настоящем Океане.

Спокойно. Представь, что это озеро. Наше омилльское Озеро для купания. Главное, держать голову над поверхностью этого. Если проблему сделали люди — то люди могут её решить. Если нелюди — то они в любом случае уже обречены.

Амелия уверяет, что это людских рук дело. Это несколько успокаивает…

Нет. Тревожит ещё больше.

Сандра глубоко вдохнула, отошла от нового окна, с мрачной решительностью достав из корзины под рабочим столом несколько глиняных табличек. Ей предстоит сейсвет в первую очередь для себя сформулировать и описать очень многое. Глядишь, что-то и прояснится для неё самой… Таблички стерпят и не осудят, какую бы бредовую жуть она сеймомент им ни рассказывала.

Поблагодарив и отпустив лиманку и северных, старшая храмовница принялась за дело.

Но не сразу. Момент-другой она посидела в парализовавшей её задумчивости.

«Они уже здесь, хоть их не видно.»

Слова Милли, штатной безумицы Лекарни Кионы. И возникающее при этом внутреннее содрогание красноречиво говорит о том, что это правда. Оно давно уже здесь.

Это не угроза невидимая. Это паникующая Сандра долго была слепа по отношению к ней. Так хотелось просто проигнорировать тревожащее сообщение. Списать его на очередную погрешность миллиного восприятия. Ведь к какому из параллельно наблюдаемых Милли миров или какой из вероятностей этого мира относились новости, никогда точно определить нельзя было. Как-то раз она уже переполошила все храмы сообщением о нападении злонамеренных на Участок. Тогда этому не придали значения.

Однако, всё проявилось несколькими циклами позже. Хоть Милли и утверждает, что видела не данное событие, в целом жути не убавляется. Потому как нападение на Участок всегда казалось и будет казаться чем-то невероятным. Даже после того, как оно реально произошло.

И учитывая то, что именно Милли во многом помогла бригаде участковых выкарабкаться из морока… Морока! Давно позабытого ведьмического полумифического приёма, существующего до этого лишь на глине потёртых старых учебников истории. И внезапно возвращённого в реальность чьей-то извращённой волей.

…если разложить факты так… то Милли определённо не была безумной.

Нет. Напротив. В таком случае, это был объективный и бесстрашный достоверный источник информации о невидимом, но происходящем жутком. Она была единственной путешественницей туда, куда не рисковали даже заглянуть все остальные. Даже Сандра. Которой по долгу службы предполагалось быть гибче разумом, внимательнее и невозмутимее подчинённых. А не идти с закрытыми глазами по болоту с монстрами.

Даже сеймомент, спешно выжигая на табличке строки срочной депеши, Глава Храмовых Комплексов втайне надеялась, что случилась какая-то ошибка. Три ошибки кряду, да. Преувеличение, неточность перевода, недопонимание.

А если нет. То — что?

Ограждать… весь Омилл? От невидимой опасности? Которая, кто знают, как передвигается. Что если и по воздуху тоже? Так же, как исчезли в тот памятный свет нападавшие злоумышляющие…

Как против такого подготовиться к обороне? Как обороняться против чего-то вот так легко и быстро уничтожившего развитое и могущественное Королевство, заставив бежать горстку выживших, разнеся целое здание, полное важных вельмож, так же легко, как в своё время пробило толстенную стену кабинета главы Участка Правды Майло?

Хм. Сандра ошибается или… разница только в масштабе?

Если состав вспомогательного средства идентичен тому, что они соскребли с повреждённой прочной строительной глины… То становится примерно понятно, на что пошла та часть опасных контрабандных грузов, которую они, несмотря на все старания, так и не сумели перехватить.

Если и дальше развивать эту дикую теорию — а в последнее время обстоятельства складывались так, что иные версии оказывались просто нерабочими — то получается, что в Йулль через весь Материк везли вещества для производства средств разрушения.

Кто? Зачем? Ради чего всё это? Что за цели требуют таких средств?

…Что вообще происходит?..

Больше вопросов, чем ответов…

И все следы ведут в Кантин. А некоторые и далее — в Йулль.

Если, как утверждает Амелия, их угроза родом из Йулля, то почему пострадавшие — сами йулльские?..

Вот тут-то можно было бы заподозрить кантинских… Если бы не было доподлинно известно, что злоумышляющие обладают крайне незаурядными ведьмическими способностями. Это было бы очень хитро… прятаться в ведьмоненавистническом городе. Ещё хитрее, чем на болотах малого леса, как предположил в своё время Кайл. А это было бы даже вероятнее, учитывая то, что те места не были настоящими болотами, кои исчезли с Материка эоны назад вместе с доисторическими гнусами и упырями. Но кто сможет это проверить? Густые реальные заросли тех мест далеко не мифические.

Упыри с этими сказками и легендами… А что там их не менее загадочные йулльские?

Сидели в закрытом городе тихо, пока… Не принялись разносить всё в клочья и… жрать одни других? Что у них там за… жёсткий продовольственный кризис разразился? К радости кантинских, издревле уверенных, что неприспособленные к жизни изнеженные ведьмы помрут с голода вскоре после исхода с тех земель. Не очень-то вскоре, конечно, но, тем не менее… Материал для новых легенд готов. И хорошо бы, если бы это было лишь страшными сказками.

А ведь среди пропаж и перехваченной контрабанды были и съестные припасы… Что же получается? Изолированный Йулль всё-таки не выжил сам по себе? Любопытное предположение с далекоидущими выводами… Так далеко Сандре сеймомент не надо… Что вблизи?

Эльфы. Не добавляющие общей картинке ни чёткости, ни определённости. Вот, почему, например, главные действующие лица этих сказок обозначены ими как «невидимые»? Они… Хорошо прячутся? До такой степени исхудали? Приобрели землистый оттенок кожи? Йулльские-то, вроде бы, всё прекрасно видели. Да так, что в страшных кошмарах не развидеть им теперь.

Всё страньше да загадочнее… Вопросы, вопросы… Много вопросов. Вот что!..

Рановато она отпустила тех северных. Да. Надо было разузнать ещё подробностей. И хорошо бы выловить их ещё разок. Если те ещё в городе.

Теперь, когда она «переварила» всё и прошла стадию отрицания… У неё так много вопросов к ним зарождается… Так много… И главный из них…

…Что же, гнусы побери, происходит?!..

Сандра почувствовала подкатывающие спазмики паники.

Отставить. Пиши. Дыши. Разделяй на задачи и вопросы помельче. Действуй. Как всегда. Паника проходит в действии.

Каком действии? Писать депеши? Строить стены? Готовиться к тому… к чему непонятно как готовиться? Или сделать упреждающий манёвр и… идти разбираться в Йулль?

Нет. Не в Йулль. Поближе…

В Кантин. Куда всё это, судя по услышанному от северных, уже приходит с Пустошей. Неудивительно. На их части Материка это самое удобное место выхода на южное плато. Не просто удобное, но, возможно, единственное. Конечно, безумные могли бы, пробежав через эльфийский лес, отправиться в Зет… но это путь неблизкий. Ох ты… а ведь они его преодолели. Изгнав эльф с их исконных земель. Изгнав. Эльф…

Вот это точно уже из области мистики. Впрочем, в последние большециклы уже давно удивляться не приходится. Лишь фиксировать. В документах и депешах.

Зет нужно срочно предупредить. Если тот уже не был предупреждён эльфами. Они могли бы. Если бы заметили, что для людей это важно.

Хорошо. Если всё так, как Сандре сказали. Где предупреждение из Кантина?! Почему не объявлена общая тревога? Почему она узнала обо всём от пробегавших через растительский город йулльских?

Кантинские… не успели послать сообщение? Или же… вновь «замолчали» проблему. Да. Ожидаемо. «Мы можем сами со всем справиться». «Костьми ляжем, но у проклятых ведьм ничего не попросим». Их негласные девизы.

А может… Кантин уже… съеден?! Тогда им всем топец. Вскоре они все сами начнут жрать одни других от голода, потому как если будет сожрана аграрная столица Материка — альтернатив не останется. Нет… Спокойно.

Северные проходили через город. Пытались предупредить и их оттуда прогнали, даже толком не выслушав… Прогнали — значит живые. Или…

Даже если, предположим, все Пустоши в едином порыве ринулись в Кантин… Пропускная способность узкого тракта не столь велика. Кантинские, забыв гордость и предрассудки, голося во все глотки, прибежали бы сюда вперёд северных. Если только… угроза не перемещается по воздуху…

Но тогда им точно уже настал бы конец. Это бы уже съело Кантин и было здесь. Тогда и северные никак не спаслись бы. Нет.

Раз можно убежать… То не всё совсем плохо.

Оно… невидимое? И уже здесь? Жутковато звучит… И вгоняет в панику. А так ничего сообразить не получится. Совсем. Тебя пока не жуют. Соображай, Алессандра!

Хорошо… хорошо бы узнать каков истинный масштаб проблемы! Насколько было велико количество этих обезумивших видимо-невидимых оголодавших эльфоедок и эльфожуев? Всё Северное Королевство? Не всё? Стоит ли… пойти посмотреть, что с Кантином? Или же, заняться своим городом и, подняв всех на макушки тут, готовиться к обороне?

Одно другому не мешает… Послать в Кантин инициативную группу. Пусть разберутся.

Нет. Такое нельзя делегировать. Отправиться самой.

Сандру же тут паника просто съест, если она будет просто сидеть и ждать надвигающуюся угрозу или даже вести о ней… Надо что-то делать!

План?

Выдвинуться в сторону Кантина. И, если что, с воплями бежать обратно в Омилл при первых же признаках надвигающейся опасности.

Отлично. Похоже на дурацкий, но всё же уже план.

Тут лучше выглядеть поначалу нелепо, но в итоге всё перепроверить и убедиться лично.

В том, что всё это выдумки или ошибка. И никакой опасности не существует. Или же…

В том, что ныне такое время широких возможностей, когда любое безумие вскоре оказывается реальностью. А то и обыденностью.

IV. Ход эллогос

Внимание всей когорты эллогос в этот момент единым восхищенным потоком было устремлено на Гору.

Неплохое место, чтобы остановиться. С чудными вибрациями. С чистой водой в озере. Все радости природной жизни, несмотря на расположенное рядом крупное человеческое поселение.

…В это время в общем разуме привычно резвились мгновенно проносящиеся идеи, мысли и ощущения отдельных существ.

Линн отвлеклось от созерцания величественной надолго приковывающей внимание Горы и прислушалось к «Хору», каждый из неискажённо прекрасных голосов которого появлялся строго в своё определённое Вселенной время, безукоризненно чётко выдавая заранее предопределённую той же авторой музыкальной партитуры ноту-информацию. Вещает о каких-то бытовых событиях. Узор Жизни в миниатюре. Всё на своём месте, в своё время, так как должно быть. Это эллогос.

— Ну вот. Располагаемся! — раздался бодрый голос Тесселинн.

— Тяжело будет без привычных вещей. — посетовало Иллисс.

— Ничего! Восстановим по памяти или изобретём ещё более совершенные. Пользуясь случаем. — усмехнулось Эттисс.

— Здесь красиво. — зачарованно вздохнуло Линн.

— Любимое место большей части нутра Аэллисс. — воодушевлённо заметило Эво. — И моё тоже. Ами и я абсолютно солидарны в обожании валосского поселения, что находится поблизости.

— Кстати где оно? — поинтересовалось Ойлинн. — Я про Аэллисс.

— А кто оно знают. — «пожало плечами» Тесселинн. — Оно и всех остальных недоросших. Гуляют где-то, набираются опыта. В круге перерождения не появлялись. Во всяком случае, в моё дежурство…

— Можно подумать, тут есть ещё чьё-нибудь дежурство! — насмешливо хихикнуло Лиа, поддразнив изрядно усталое Тесселинн, которое практически в одиночку заботилось о заново возрождающихся на Материке льюс, «погибших» во время нападения на их Лес.

— Здесь хорошо и спокойно. — со вздохом проигнорировало лёгкое подтрунивание то. — Вскоре основные трудности будут позади. Да и пока можно немного отдохнуть.

— Не до отдыха! — оживлённо подпрыгнуло ни разу до этого не покидавшее Леса молодое Моави. — Тут ещё и всё любопытно!

— Тогда начнём исследование! — восторженно фыркнуло Тэйлинн.

— Да! — весело взвизгнуло только что подбежавшее и едва отдышавшееся Тио. — Озеро!

— Бежииииим! Прямо в негооо! — поддержало воплем чуть не врезавшееся в оно юное Лоттисс.

И толпа молодняка устремилась к сияющему источнику восторга

— Похоже, тут будет весело. — выдало свой оптимистический прогноз Оттисс «разливая» улыбку по общему ментальному «полю».

Это «заразило» весь Хор, и вскоре пространство было окутано тёплым «туманом» хорошего эллогосского предчувствия относительно происходящего.

— Можно будет обосноваться здесь без особых трудностей. — удовлетворённо отметило древнее Эйлинн, более склонное рассматривать практические стороны любого вопроса. — Незримые нескоро сюда доберутся. Я надеюсь.

— Они должны будут подняться вверх по крутому склону, так как короткий путь через каменные жилища кнапп будет для них осложнен благодаря усилиям последних. — заметило Эйлинн. — А поднявшись на плато, они наткнутся на диммское поселение. Это их на какое-то время задержит, да.

— Мы успеем восстановить свой привычный стиль жизни. — предположило Эттеллинн.

— Пока нас снова не сметут. — мрачно брякнуло Даллисс.

— И не всё можно восстановить. — хмуро поддакнуло Тиллисс. — Ряда необходимых вещей не хватает. Моё «рукоделие» в результате совсем застопорилось… Как раз из-за того, что мои инструменты и материалы теперь в распоряжении незримых. Готово поспорить, они ими даже не пользуются… И хорошо, что не пользуются! Если так подумать.

Хор саркастически хмыкнул вместе с Тиллисс.

— Мы обязательно придумаем, как вернуть наши земли, Тиллисс! — заверило Лойлинн.

— И всё обязательно сложится наилучшим образом. — напомнило Тесселинн. — Как всегда было.

— Вот здесь можно устроить чайную. — перевело тему в практическое русло Мэйлинн.

— Сделаем её не менее уютной, чем наша старая! — восторженно прозвенел молодой голос Уллисс.

— На это ведь не один Эон опять уйдёт. — скептически хмыкнуло Тиллисс.

— А куда мы торопимся? — лукаво улыбнулось Мэйлинн. — Не значит, что не стоит и начинать. Эдак мы совсем без чайной останемся, если сосредоточимся на оплакивании утерянного.

— Не дело! — хмуро проворчало Тесселинн.

— Не дело. — подтвердило Иллисс.

— Не дело. — передразнило Дэа.

— Упустим то новое, что даёт нам жизнь. — задумчиво протянуло Филлисс, сладко потягиваясь и устраиваясь на выбранной ветке на отдых.

«Подхватив» настроение Филлисс, Линн перевернулось из положения, удобного для наблюдения за округой в иное — более подходящее для отдыха, и расслабленно «пригасило» внешнюю реальность, готовясь к отдыху. Через полудрёму оно всё ещё лениво прислушивалось к беседе своего «племени», уже не трудясь разбирать, кому в Хоре принадлежит та или иная пронёсшаяся в общем пространстве фраза. Всё равно в итоге в этом не было большого смысла. За Эоны совместного существования единый «разум» практически поглотил личности отдельных, ныне действующих почти как единый организм, льюс, что особенно было заметно на самых древних из них. Они безо всяких слов в тот же миг, как только в общем пространстве возникал импульс, уже знали, что думает, чувствует и собирается делать отделённая лишь физической оболочкой часть их общего разума. И «вербализировали» свои мысли по большей части по привычке и для удобства молодняка.

Новеньким, впрочем, всё равно было непросто по началу вникнуть в кажущийся хаос мыслей и фраз, одновременно возникающих и словно бы летящих со всех сторон ливнем бомбардирующих непривычный разум, вещающих обо всё и сразу. Поначалу это бесило молодых льюс до одурения. Но через Эон-другой те привыкали, включаясь в общий поток, и легко вылавливая лишь актуальное для себя на данный момент. Чем и было занято полусонное сознание Линн, прислушивающееся к затихнувшему лишь ненадолго, но через короткое время вновь продолжившему свои «трели» Хору.

— …мне вон то дерево нравится. Поселюсь на нём.

— Мне приглянулось соседнее.

— Предлагаешь мне наблюдать ежесветно твои безвкусные шторы?

— Тебе не придётся. Они остались на наших землях. А запасных у меня нет.

— Жаль! Эти цветастые кусочки запечатлённого в нитях, энергиях и ткани яркого безумия добавили бы здесь позитива.

— Я знало, что ты из зависти гнусишь… Я постараюсь сплести новые.

— Сделай две. И подари мне, когда вернёмся домой.

— Или даже раньше. Договорились!

Отведя внимание от болтовни молодняка, льюс «прислушалось» к старшим.

— Нэйи очень хорошо распланировали атаку. Неожиданное появление явно их конёк.

— Если бы они могли ещё избавиться от запаха и хорошо заметного вблизи мерцания внутренней Бездны — подкрались бы практически вплотную.

— Нет предела совершенству. Надо было бы подсказать им по поводу запаха.

— Это было бы несколько бестактно.

— Плюс, мы были заняты, унося оттуда себя.

Что-то «дёрнуло» Хор, обращая общее внимание на себя.

— Тут подходящее место для собраний в телах! Достаточно просторно.

Все существа внимательно разглядывали найденное Холлисс земное место сплетения энергий нужного качества.

— Предлагаю проверить его на практике.

— У нас собрание?

— Нет. Просто хочется почувствовать насколько оно подходящее. Я иду туда.

Линн вернуло внимание к продолжившим свою беседу старшим.

— И что это, всё-таки, у нэй внутри за штучка?

— Кто же знают. Надо бы как-то рассмотреть…

— С безопасного, желательно, расстояния.

— Ага. Проблема именно в том, что видно её только вблизи.

— А тогда они включают свои жутковатые «обнимашки».

— У меня это не убавляет любопытства.

— Не зря у валлов с димами есть присказка «от любопытства эльфа сдохла». — вклинилось в беседу юное Глэдисс.

— Ну, это же ненадолго. — напомнило физически находившееся на наибольшем удалении, от основной группы льюс Стэллисс. — Так мы познаём мир. Иногда это бывает сопряжено… с некоторыми неудобствами.

— Так, что? — нетерпеливо уточнило Даллисс. — Надо как-то попытаться поймать и… зафиксировать одно нэйо?

— Да, пожалуй… Изловить неуловимое.

Тэсселлинн, встрепенувшись, задумчиво «вздохнуло», транслируя всем «заинтересованным» свою уже вложенную в общий Архив памяти картинку с воспоминанием.

— Я ненадолго пригляделось, пока их расшвыривало… Напоминает лечебную эллограмму вытягивания, только… вывернутую наизнанку, что ли… Да? — неуверенно протянуло оно. — Только… с какими-то примесями… Странно и жутковато…

— Посмотрите на этот свет, проходящий сквозь листья! — «дёрнуло» на себя общее

Комьюнити вновь затихло и «зависло» на неопределённое время.

— Жизнь прекрасна. — первое оттаяло Эдлинн, более «занятое» наблюдем за местом, где оно физически находилось само.

— Везде.

Хор затих в безмятежном молчании ещё ненадолго.

— Кто-нибудь уже высадило зерно с Хильд? — прервало мирное безмолвие Оффлинн.

— Кого-то я только что прикопало. — неуверенно сообщило Бэй. — Нашлось подходящее местечко.

— Надо же было так разупрямиться, торча в безнадёжно заполненных нэйями землях до последнего! — «фыркнуло» Даллисс.

Это на момент вызвало в Хоре смешанное ощущение досады и сочувствия.

— Все знают, как Хильд было привязано к своему дому… Оно будет пытаться вернуть его снова и снова.

— И снова, и снова уходить в перерождение.

— Это можно понять. Есть, за что перерождаться! Там несравненная энергетика. Нигде на Материке потоки не пересекаются так, как это было в нашем Лесу.

— Ну, именно потому мы и поселились там…

Древнее Тесселинн извлекло уже бережно «сложенную» в общий Архив памяти живую картинку, запечатлевшую захватывающие ощущения в тот эпохальный момент, когда первые из льюс нашли будущее место обитания всей расы эллогос. Место, ныне потерянное для них.

— Кого ещё растим? — невинно отвлекло внимание чуть загрустившей молодёжи Юто.

— Лиа, Айслинн, Тимо… — начало перечислять «ответственное» за процесс Тесселлинн.

Вопль ужаса разнёсса по Хору от осознавших временную потерю льюс.

— Тимо?! Мы остались без песен Космоса?!

— Пока да. — успокоило Тесселлинн, выделяя «пока».

Ощущение искренней горечи и разочарования разлилось по юной части разума, всё ещё сохранявшей старую валлосскую привычку досадовать на уже случившиеся неизбежные обстоятельства.

— Аааай!

— Я этого не выдержу!

— Темняк!

— И не говори…

— С Лиа тоже глупо получилось.

— Но это-то вполне в духе Лиа… Эллогос — средоточие мудрости, но к Лиа это не относится.

— Скажи это, когда оно прорастёт и дорастёт.

— Обязательно скажу.

— И огребёшь.

— Как обычно.

— Аааа… Не видели Гаэлль? — резко прервало поток удручённых комментариев Даллисс.

— Нет! — прозвучал Хор.

Спрашивать было излишним. Даллисс могло само обратиться к Архиву воспоминаний. Но, привязанное к пропавшее льюс больше всех, Даллисс явно хотело обратить внимание Хора на свою проблему.

— Что там у Фронтира? — поинтересовалось в ответ Эйлинн.

— Кнаппы запечатали сквозные ходы через их жилища на Материк. — равнодушно отчиталось Даллисс. — И переселяются в соседние горы.

— Это та часть, что не бежала при атаке незримых? — уточнило Эйлинн.

— Да.

— Нэйи выжили и этих упрямых.

Иллисс нарочито неодобрительно «цокнуло языком».

— Абсолютно неразборчивые существа.

— Не только с нами близости добиваются.

— Я разочаровано.

— Что они нашли в кнаппах?

— Их большие и маленькие глаза просто очаровательны.

— Это да… Сияют как прозрачные камни на свету.

Тиллисс печально «вздохнуло».

— Всё это напоминает мне лишь о том, что я хочу рукодельничать… Сил нет. Попробую сделать новые инструменты из подручного…

— Это было бы шикарно! — отозвалось Аллисс. — Просигналь мне, если получится.

— Даллисс. Что ещё любопытного есть по кнаппам?

— Говорят, в их пещерах откуда-то внезапно взялось огромное мертвящее облако, уведшее многих в круг перерождения.

— Прими их камни!.. И лёгкого им выхода обратно в нашу реальность. Жаль слышать, что неприятности не только у нас.

Эйлинн «дёрнуло» внимание на себя.

— Только я нахожу подозрительным?! — воскликнуло оно.

— Нет! — ответил Хор.

Эйлинн быстро «кивнуло».

— Нет предела Фантазии и Мудрости Вселенной… Но всё это касается не только нас. Всюду происходит… нечто действительно более чем любопытное.

— Зачем-то происшедшему нужно было согнать нас с наших Земель.

— Потому что мы засели в уютном Лесу, перестав интересоваться Материком?

— Да, наверное… Чтобы прогулялись немного. Встряхнулись. Проветрились.

— Нашли новые пути.

— Изобрели новые инструменты.

— Собрали новые травы и добавили новые рецепты чая.

— Нашли что-то новое среди окружения, изменившегося с тех пор, как многие из нас Эонами не покидали Леса.

— Впитали новые энергии вместе с информацией о новом мире.

— Проснулись, и взамен потерянного нашли вдохновение.

— Любопытно, как это отразится в песнях Тимо.

— Очень!

— В вязании Айслинн.

— Или шторах Аллисс.

— Сколько ещё позитивных аспектов обнаружится? Со счёта сбиться можно будет. Это место пока что необжито и не пропитано радостью, но потенциально здесь ведь тоже есть всё, что нужно для счастья. Тут есть мы.

Раздражённое скептическое «фыркание» Ласс разнеслось в общем пространстве.

— Тогда осмелюсь заявить, что я безмерно счастливо оттого, что мой любимый чайный набор остался в моём поспешно покинутом доме. — саркастически усмехнулось оно.

— Завари в моём. — предложило Фо. — Теперь понимаешь, почему я всё время ношу его в карманном плане?

— Потому что ты плотно сидишь на чае! — хохотнуло Ласс. — Плотнее, чем это прилично для льюс!.. Давай уже сюда свой чайник. Вообще, перемещусь-ка я поближе к воде. Это всегда моё настроение улучшает.

— Вода и внутри тебя есть, Ласс. Но эонной радости в твоём мироощущении я не наблюдаю.- То, что внутри — это мой «стартовый капитал». Этого недостаточно.

Когда там уже дождь?

Ласс нетерпеливо «нахмурило» пространство вокруг себя.

— Не жди его. Иди в воду. Могу сказать, что вода за Эоны ничуть не изменилась. Всё так же прекрасна.

— Зачем мне в теле заходить в озеро? Я и через тебя всё чую. Займусь-ка я лучше чаем. Просто добавлю в себя воды. И моя жизнь наладится. Мне далеко до безмятежности старших. Ну и ладно. В перепаде эмоций тоже есть своя прелесть и очарование.

— Только надоедает это. — добродушно усмехнулось Эво.

— Надоест — отброшу. Как свою валлосскую жизнь когда-то.

— Твоя правда. — весело согласилось Эво, демонстрируя Хору изображение недавно увиденное в Омилле полульюс, спешащее по своим делам. — И некоторые с тобой согласились бы.

Недозрелые существа, уже родившиеся в теле льюс, но, будучи не в состоянии справиться с притяжением всё ещё родного и интересного им человеческого существования, спешно возвращались в свой суетливый валлосский мир, доживать непрожитое.

Давным-давно переродившееся из сэльва, но всё ещё обитавшее в обожаемом городе, дышащее им и вместе с ним и постоянно наблюдающее жизнь и развитие Омилла Эво именно там наткнулось на Аэллисс с «компанией».

Именно так эллогос в шутку именовали это недозрелое льюс, по странной причуде Вселенной не только сохранившее в себе старую личность, но и пронесшее в жизнь после перерождения несколько постоянно препирающихся и перешучивающихся «голосов» -душ валло. За что всё то же примечательное полульюс имело вторую «кличку» — Хор в миниатюре.

Физически удаляющиеся от остальных эллогос «недоросли» теряли связь с Хором. Возможно, наличие собственного внутреннего сообщества служило Аэллисс некоторым утешением…

Нет. По собственному признанию оно, это было тяжким бременем. Впрочем, судя по тому, что Аэллисс не спешило от «бремени» избавляться, оно явно лукавило.

— И… где оно ныне? — полюбопытствовало Иллисс.

— Понятия не имею. — «пожало плечами» Эво. — Оно тоже куда-то запропало и усуетилось. Но мне не удивительно, что они все в делах. Судя по тому, о чём меня обычно в последнее время спрашивают местные валло, их сообщество ныне лихорадит мелкой рябью.

— Им ныне тоже не скучно?

— Всем нескучно.

— Печально лишь, что валлы все слишком драматично воспринимают.

— У нас у всех есть повод.

— Всё на самом деле было бы куда драматичнее для всех, не догадайся кнаппы запечатать свои горные жилища и сквозные ходы. — напомнило Даллисс. — Путь через них не столь удобный и быстрый, как подъём к поселению димов, но он шире и пропускная его производительность значительно выше. На всём Материке вскоре стало бы… слишком оживлённо.

— Не стало бы. — возразило постоянно занятое разведкой Стеллисс. — Да, нэйи — штучки шустрые… но в жилищах кнапп, если помнишь, своевременно поселилось ядовитое облако.

— Что тоже презанятно. — вновь отметило Эйлинн.

— Но местные валло беспокойны не поэтому. — продолжило рассуждать Эво. — О нэйях они узнали от меня совсем недавно.

— Они беспокойны по природе? — риторически предположило Валлисс.

— Тогда их природа претерпела некоторые изменения за последнее время. — недоумевающе «нахмурилось» Эво. — Я само не так давно воспринимало этот город посредством тела валло… но ныне не могу понять их. Иногда это удручает. Эллогосское видение открывает путь к одним вещам, но закрывает к другим.

— За валлосским видением можно обратиться к тем же Аэллисс и Ниалл. Но, они эонно заняты и неуловимы, именно по причине своего валлосского стиля существования. Парадокс? — вывело логическую цепочку Тиллинн.

— Нет. — спокойно возразило Тесселлинн. — Они такие, какие есть потому как именно такими нужны этому моменту.

— И нам. — поддержало Эйлинн. — Аэллисс уже пролило свет на часть этой истории. Валло разных поселений играют в какие-то свои валлосские игры.

— Нэйи — часть их игр? — с сомнением «поморщилось Даллисс. — Но тогда валлосские игры перестают быть какой-то абстракцией, происходящей в их плоскости существования, и ныне касается нас напрямую… Комфортнее было бы предположить, что нэйи и их нападение — это нечто стихийное. Необходимость разбираться в их делах, мотивах и забавах видится мне дополнительной сложностью. В общем… Это серьёзное обвинение, Эйлинн.

— Я бы всё же рискнуло предположить, что наши нэйи — всё же димы или валло. Об этом говорит их запах. А та внутренняя Бездна жрёт их светимость.

— И откуда они взялись?

— Из соседнего поселения?

— Возможно…

— Допустим, нападение кучи незримых можно было воспринимать как что-то стихийное… Но не это внезапное мертвящее облако в нашем Лесу и кнаппских пещерах, согласись, Даллисс. Оно, по-моему, несколько меняет взгляд на события… Хотя, честно говоря, у меня нет никаких конкретных идей о том, чем именно это могло бы быть. Как-то похоже на спланированную акцию. В любом случае, похоже, это дело такое же тёмное, как и Бездны внутри них.

— Жутковатое зрелище…

Часть эллогос, обсуждавшая последние события, погрузилась в задумчивое молчание, рассматривая в общем Архиве Памяти все собранные их племенем свидетельства происшедшей катастрофы.

— История с мертвящим облаком тоже не развлекательная. — мрачно отметило Стеллисс.

— Как посмотреть. — иронично «фыркнуло» Тиллисс. — Организовавшим это наверняка было весело.

— Ну, вот я воочую напрямую и посмотрело. — саркастически хмыкнуло бывшее в разведке на Пустошах вблизи эллогосского Леса Даллисс. — Вообще невесело.

— Я развеселю тебя. — пообещало Тесселлинн. — Не пропадай там надолго у Фронтира. Мне нужна будет твоя помощь!

— Именно моя? — удивилось льюс. — Зачем? А. Вижу. Хорошо. Уже интересно.

— Нудное я бы тебе точно предлагать не стало бы. И вы, прочие в там, разведке. Не думайте, что так легко улизнули отлынивать от обустройства нашего нового обиталища. Возвращайтесь скорее. Желательно, в телах и без использования перерождений.

— Ох, не обещаю. — «вздохнуло» Деллинн. — Занятные времена пришли… Зато не скучные. Мне, как и Эйлинн и Даллисс, всё же интересно докопаться до сути всего этого. Загадка на загадке. И никакой определённости.

— Жизнь всё равно покажет, что это было. — безучастно отметило Иттис. — Она всегда что-то любопытное показывает. Зачем суетиться. Лучше заняться обустройством в текущем моменте. В этом я солидарно с Тесс.

— Чаю? — послало Иттис одобрительную улыбку Тесселлинн.

— Чаю. — согласилось то.

— И мне. А одно другому не мешает. — с энтузиазмом молодое льюс добавило Линн. — Вот, посуечусь здесь с вами на обустройстве… и отправлюсь на разведку. К тем самым тусклым димам у Фронтира. Они по светимости немногим ярче наших загадочных нэй. В этом может содержаться какая-то часть решения нашей загадки. Возможно, там я встречу Аэллисс. Или Ниалл.

— Аэллисс намеревалось отправиться в Зет и Лим, Линн. — напомнило Эво. — Но Ниалл… может находиться где угодно.

— Как и Гаэлль! — хмуро предположило Даллисс. — Может… оно решило откатиться в развитии и тоже стать полульюс? Чтобы… помочь нам? Или просто сочло это забавным?

— От Гаэлль можно ожидать чего угодно. — утешающе обнимая расстроенное молодое существо своей улыбкой, тепло усмехнулось Тесселлинн. — За Эоны бытия в теле льюс это любознательное древнее существо могло заскучать.

— Авантюрное решение, Линн! — параллельно с Тесс и Даллисс вело беседу с Линн Стеллисс. — Димы тех мест абсолютно невменяемы, как ты само недавно убедилось. Даже от валлов шарахаются. Что уж про нас говорить. Как они ещё от отражений светил не прячутся, непонятно… Ничего ты от них не узнаешь. А наблюдать за этими полуневидимками сущее мучение.

— Да, знаю-помню! — неунывающе отмахнулось то. — Но тем интереснее с этим иметь дело. Шарахаются… Ничего страшного. Немного этой даже самой дурацкой стабильности по нынешним временам выглядит приятно. Чую почему-то, что надо отслеживать ситуацию в тех местах. Не знаю, что я там хочу найти, но посмотрю там по обстоятельствам. Как всегда.

— Отличный план. — одобрило Эйлинн. — Обстоятельства у нас весьма любопытные… Есть на что посмотреть. Я это дело так не оставлю. Возможно, тоже доберусь при случае.

V. Ход людей. Герой Кайл

Кайл смотрел на список контактировавших с сидящими в клетках, собранный для него кантинскими порядочными.

Список… Немаленький. Прямо-таки даже… большой.

Такое ощущение, что все семьи поселения только и делают, что общаются целый свет без передышки. Если браться за дело серьёзно, то половина Кантина сеймомент окажется в местной тюрьме.

Если бы только здесь было достаточно камер, чтобы разместить их всех…

…И это не говоря о том, что можно убегаться вусмерть, собирая их по всему городу…

Но он бы это сделал. Однако же, тут не хватит сил ни Кайла, ни его помощника Ирвина.

Гиблая это затея… даже если запросить подмогу.

Что же делать? Изолировать их по омам и смотреть, в каком проявится активность? Рискованно. Но… Все же, было бы неплохо, да разве ж они будут смирно сидеть… Без дел и общения. Учитывая то, что пока не совсем понятно — сколько им придётся сидеть. Нет Не будут.

Сеймомент очень помогло бы появление свежеукушенных, чтобы примерно оценить промежуток времени, за который из добродушных, тяготеющих к спокойной комфортной жизни кантинских получаются агрессивные, в буйстве своём многократно превосходящие даже сильно расстроенных нетрезвых.

Самое время на практике проверять кайлову робкую теорию о передаче что-бы-это-ни-было через раны от оружия, укусы и царапины. За неимением прочих, она пока что выглядела самой перспективной.

Плюс, это помогло бы сильно сократить список потенциально заражённых. Воздушно-капельный способ распространения сильно добавил бы головной боли. А она и так пухнет от всего этого избытка несортированных данных. И вот ещё что.

Первый составленный людьми порядка список не включал их самих. По естественным причинам. Мало кому хотелось оказаться в клетке. Они привыкли помещать кого-то туда, а не сидеть там самим. Потому, возмущенных комментариев было немало.

Агентъ уже хотел было махнуть рукой на этих глиноголовых, не желающих что-то делать со своей проблемой, для помощи в решении которой они, собственно, его сюда и позвали. Намеревался даже уже было отправиться к Старосте города, доложить о своём убытии по причине собственной бесполезности здесь и невозможности продолжать дело.

Просидев ради этого, кажется, почти четверть света в ожидании окончания привычных местных бюрократических процедур перед приёмом, он даже сумел немного вздремнуть, успокоиться и обрадоваться такому удачному стечению обстоятельств, которое позволит ему наконец-то отойти от дел и отдохнуть.

Давненько он не брал отгулов… Все взятые в последнее время были потрачены на бесплодные поиски Инги.

Отдых в самом деле был уже суровой необходимостью. Сеймомент служивый был просто устал, зол и потому был совершенно непродуктивен.

…Но, к его немалому разочарованию, после изложения всех сложностей Старосте, проблема была быстро решена.

После некоторых препирательств полный список был всё же составлен, укушенных из числа служивших в Управлении Порядком оказалось двое, и вот они уже, злобно зыркая, с недовольным видом сидели в клетках.

Но Кайлу дорогого стоило довести дело хотя бы до этого. Как же всё сложно и медленно.

Чтобы не злопыхать уже постфактум понапрасну, весь свой усталый бессильный гнев агентъ вместил в очередную табличку с отчётом и запросом в ОСД следующего содержания: или те присылают ему толковую помогающую команду, включающую в себя более компетентных в вопросах изучения болезней и аномалий человеческого поведения учёных-исследователей и пару-тройку вояк для того, чтобы справляться с буйными. Или с него хватит этого бессмысленного и беспощадного болотного театра.

Вторая попытка увернуться от всего этого.

Не многовато ли ультиматумов для одного света?

Нет. В самый раз для подобного случая.

В это время «приободрённые» Старостой кантинские служивые уже носились по городу, собирая прочих прокушенных толстошкурых и твердолобых затем, чтобы распихать их по немногим оставшимся свободным клеткам. Скоро придётся сажать их по двое. А то и, упаси светы, по трое…

Клеток явно не хватало, хоть ещё одна недавно… освободилась.

Один из укушенных перестал пытаться прогрызть, процарапать или другим способом уничтожить огромный и крайне увесистый архивный шкаф — с прутьями-то он уже давно справился, как и его более удачливый освободившийся предшественник.

Этот перестал пытаться лишь по той простой причине, что был мёртв. Экая целеустремлённость.

Шкафу же досталось изрядно! Ужас. Подтащен предмет мебели был несколькими служивыми, но яростно атаковавший его, однако, вполне мог бы вырваться и уже был близок к тому. Дежурящие то и дело кидали опасливые взгляды на пошатывающуюся под натиском мебель. И даже подпёрли дополнительным тяжелым столом.

Заключённый с нечеловеческой мощью и усердием яростно бился за свою свободу несколько светов без сна и отдыха. Откуда столько силы в этом иссохшемся измождённом теле?

Застывший в нерешительности Кайл, тряхнув головой и выходя из ступора, надел извлечённые из сумки перчатки и, присев, внимательно всмотрелся, ища ответы на втором трупе. Хм. Та же, уже знакомая картина.

Жилы вышли наружу, видимо, от напряжения. Глаза тоже были практически навыкате, налитые кровью. Прокушенная несколько раз нижняя губа. Жуткий оскал…

На это пока лучше не смотреть… просто отметить в журнале как симптомы… Столь же невероятное напряжение сразу всех частей тела… Ещё раз хм.

Агентъ надавил на голень трупа пальцем в перчатке.

Жесть. И это ещё не было трупным окоченением. Под бинтом на руке наверняка была рана. От орудия? Удар? Укус? Это нужно проверить.

Пока с виду всё то же, что и в предыдущем случае, да. Однако присутствовали и отличия. Это тело поблескивало, словно было покрыто какой-то жидкостью. Служивый провёл пальцем по постепенно приобретающей странный даже для трупного оттенок коже.

Не жидкость. Слизь. Где этот в ней перемазался? Нет, не перемазался… На одежде ничего подобного не наблюдалось… Это выступивший на коже… густой пот? Похоже на то, да… Учитывая количество приложенных этим кантинцем усилий. Если без сна, отдыха и перерывов пытаться вырваться… сколько она сказала? Пять светов?!

Странно. Кайл вновь всмотрелся в так быстро уже заострившееся черты покойного. Всё же… Сложно поверить, что это существо было человеком.

Всё чуднее тут да занятнее…

Всё время осмотра агентъ старательно подавлял желание сделать рефлекторный щелчок по носу для проверки реальности.

Позже. Не в измазанных в слизи перчатках… Отдохнуть. Ему очень надо отдохнуть. Ещё немного — и всё это будет уже слишком. Всё выйдет из-под контроля. Любая его реальность сломается.

Если пренебречь качественным отдыхом в ближайшее время, то и сам, наверное, вскоре превратится в нечто подобное. С перманентным оскалом остервенения на лице и с глазами навыкате. Потому как сам уже долго и столь же одержимо пытается найти решение своих проблем.

Ладно. Нужно доделать всё здесь…

А потом? Просить для себя замену?

Да. Нет. Наверное. Там видно будет…

Закончив осмотр и, подав порядочным знак, что тело можно убирать, осдшник устало стянул перчатки. Сложив те в герметичную сумку для последующей дезинфекции и спрятав туда же образцы, он поспешил на улицу. Сеймомент надо уйти хотя бы от этой части его в целом неприятной работы. Пусть это станет символическим начало его будущего бегства в отпуск.

Выйдя из здания храмовой тюрьмы и облегчённо осев во дворике, служака, достав из сумки таблички, принялся выжигать заметки об увиденном в журнале наблюдений. Это нехитрое привычное действие отвлекло и успокоило его. Как обычно.

…Болезнь, передающаяся при близком контакте. Инкубационный период… 3—8 светов (?) (неточно, предположительно). Смертность, пока что, полная. По причине истощения и болезни. Заражение через раны от (чего?).

Много вопросов. Время покажет. Посмотрим, что будет с теми, кто только впал в безумное состояние.

Материалов для исследования прибавляется с неприятно пугающей скоростью. И вскоре база образцов для лаборатории пополнится ещё… Жуть.

Хватило бы выдержки и самообладания. И сосудов для хранения и отправки образцов.

Самое страшное дело было в том, что некоторые из ранее мирно хмурившихся по клеткам… уже начали проявлять подозрительную нездоровую активность.

Но это не только повод испытать неприятный холодок по коже, но также и… Паника среди порядочных, подтверждение правоты осдшника, меньше препятствий, больше перепуганного «доверия» и поспешно сговорчивого содействия.

Что ж. Ожидаемо. И мог ли он рассчитывать на большее в этих недружелюбных к чужакам местах? Едва ли…

Однако Кайл, не спеша торжествовать, механически, устало и меланхолично продолжал фиксировать всё то немногое, что ему удалось узнать об этом тёмном деле в своём журнале наблюдений.

…Главное, что они тут должны будут сделать в первую очередь — выловить и изолировать всех заражённых. И как-то укрепить клетки. Задвигать массивной мебелью ещё не потерявших рассудок было всё же… по меньшей мере негуманно. И неудобно в плане наблюдения и ислледования этого нового зловещего явления.

Через какое-то время Кайл устало, но удовлетворённо отложил табличку, ещё раз подводя промежуточные итоги для поиска и констатации положительных подвижек. Это всегда помогало не опустить руки и двигаться дальше.

Итак… местные перепуганы и готовы к плодотворному сотрудничеству, распоряжения отданы, удовлетворённый происходящим осдшник вполне мог позволить себе небольшую передышку. После или во время которой предстояло выжечь список рекомендуемых мер. И со спокойной совестью планировать убытие из города. Кажется, он сделал всё, что мог и теперь кантинские настроены работать над ситуацией самостоятельно… Как хорошооооо… Как уместно…

Мир начал расплываться, давая отдых перетруженным глазам и мозгу.

— А если её покормить?

Это прозвучало внезапно.

— Что?! — агентъ вздрогнул от неожиданности.

Табличка выпала из его рук и разбилась. Но у него сеймомент не было сил даже расстроиться.

…Ирвин, ассистент.

Кайл в очень плохом состоянии, если не услышал, как тот подошёл. Тревожный знак. Ещё один.

Навыков бесшумного перемещения у небрежного неподготовленного Ирвина явно не было. Да и Кайл, как опытный агентъ ОСД, мог зафиксировать боковым зрением и всеми своими ведьмическими органами чувств даже тех, что оными навыками обладали.

Угу… Ему точно пора в отгулы, теперь это ясно как свет.

А лучше и вовсе — в отставку! Взять вот это всё, все эти пугающие события, всё это неестественное и непонятное, жуткое и невообразимое. Просто взять ииии… оставить в сторону. Пока, все! Грызите клетки. Счастливо…

— Прости, что ты сказал? — стараясь сохранять максимально бесстрастное выражение лица уточнил у подчинённого старший осдшник.

— Покормить. — с готовностью повторил тот.

— Кого?

Молодой младший служащий лабораторий ОСД с нетерпеливым энтузиазмом потоптался на месте.

— Ну, ту, порядочницу… Чья болезнь недавно в острую форму перешла. Если её покормить. Она же… явно голодна. Прутья клетки — не самая питательная вещь на Материке. Может, она наестся и угомонится? Хотя бы на какое-то время? А, может быть, привычная пища вернёт её к реальности? Можно даже попробовать добавить в еду антибиотики. Или ещё что-то…

Ирвин говорил о беснующемся в одной из клеток тюрьмы существе, ещё недавно бывшим кантинской служакой, уверенно заявлявшей, что она в порядке и что её ни одна хворь не возьмёт, и даже гордо успевшей перечислить всем желающим и не желающим знать её родословную, состоящую из исключительно, судя по её словам, обладающих сопротивляемостью практически ко всему на свете, людей. Сопротивлялась она помещению в клетку действительно со впечатляющей стойкостью и, если бы не помощь Старосты, типично кантинская самоуверенность и неспособность определить свои истинные возможности сеймомент всем дорого обошлась бы…

Впрочем, эта же самоуверенность часто оказывала кантинским хорошую службу, помогая им преуспеть там, где пасовали остальные. Тут непонятно, обвинять их или восхищаться.

Ему бы пригодилась сеймомент эта местячковая неуёмная активность и часто неуместный энтузиазм, свойственный и его сослуживой и подопечной Ами, урождённой кантинки.

…С которой сеймомент неплохо было бы обсудить окружающее, хотя бы затем, чтобы получить новый взгляд на вещи и несколько инсайтов относительно происходящего…

Амина способность жёстко «встряхивать» его, выводя из ступора и возвращая в жизненное «равновесие» была бы полезной. Ведьма делала это для него уже дважды в критических ситуациях. И ныне не помешал бы третий сеанс.

Но это он в состоянии в сеймомент сделать и сам. Разве не так? Позаботиться о себе, напомнив о том, что не стоит «заигрываться» в жизнь. Излишняя серьёзность даёт лишь излишнее напряжение. Хоть и трудно, будучи усталым и безресурсным, применять на практике то, что хорошо знаешь на теории. Движущая сила иссякла. И жизнь, почуяв это, встрепенулась и, добавляя страха ослабшему разуму, заставляет воспринимать себя очень серьёзно. Таково уж её свойство.

Положение ныне очень уязвимое, у Кайла сеймомент не только нет сил, но нет и поддержки ввиде нет команды. Ни мощной подмоги в виде Инги и Тиби. Ни уже привычной в виде Сандры, Финиана, Кионы, Майло и Ами.

Однако… у него есть Ирвин! С оригинальными идеями. А это уже больше, чем ноль. Не будет эффективно… так хоть будет нескучно.

— Тащи еду! — с готовностью подхватил инициативу старший праймец.

Ассистент на момент замер.

— Только… я не подойду к ней. — испуганно покосился младший служащий на агента.

— Да и я не стану. — заверил Кайл. — Найдём способ сделать это не приближаясь.

— Отлично! — просиял Ирвин. — Пойду за едой! Благо, мы находимся в аграрной столице Материка.

Это уж точно. Вот так ирония. Смертельно голодные в точке продовольственного изобилия.

А идея неплоха. Эта запланированная Ирвином «проделка», кажется, частично сняла с ситуации ощущение странности и жути, делая её немного более простой и даже как будто чуть управляемой. Хоть и в сторону лёгкого безумия. Всё лучше, чем отупляюще перепуганное бездействие.

Отличный способ делать хоть что-то, хоть как-то, когда вообще непонятно в какую сторону «копать». Тем более, по нынешним временам, когда любое «движение копалом» может стать последним. Цена действия была высока для всех, участвовавших в этой «игре».

Переживший нападение на омилльский Участок и попадание в морок Каллиан, отсидевшись в Прайме под присмотром ОСД, всё-таки предпочёл вернуться в родной город за храмовые стены. Ами… спасают её хаотичные перемещения по Материку. С Ингой… непонятно что. Но об этом лучше не думать. Расследовать, пробовать различные варианты, даже безумные, делать что-то… но не думать.

А Кайл не мать Вселенная. Он не может всех уберечь. Пусть она сама заботится о своих недорослях. Как всегда это делала.

Вот даже сеймомент в этом кантинском деле! Можно сказать, все вовремя спохватились. Пока события не приняли совершенно дикий и непредсказуемый характер. Пока можно попытаться выстроить хоть какую-то последовательность возможного решения задачи.

Это возможно сделать, если не впадать в отчаяние, которое сильно сужает угол зрения. Если смотреть дальше и шире — то глобально сеймомент необходимо изучить, что это за болезнь. И, в идеале, прикинуть, реально ли произвести антидот. В общем, это дело Лабораторий, начать изучать явление по переданным Кайлом образцам и… Вести поиски ещё одного лекарства. Дело для Альянса?

Их полутайная коалиция в омилльских Храмах уже давно и безуспешно пытается противопоставить что-то действию явно неестественного характера, разработанного чьим-то злым разумом вещества, отправляющего людей в альтернативные реальности. Надолго. Иногда навсегда. Если жертвы и выживают, то сталкиваются по возвращению в свою обычную реальность с рядом проблем, одна из которых — выпадение из памяти кусков «прошлой» жизни. Это случилось и с самим Кайлом при нападении на омилльский Участок. И со всеми находившимися в тот момент внутрии.

Лишь их совместная с Ами и Милли работа помогла тогда «вернуть» людей и минимизировать урон.

Части той спасательной операции и предшествовавших ей событий агентъ не помнил, но, слава Вселенной, сохранил в памяти больше, чем прочие пострадавшие. Ему вновь повезло.

Могли ли они подумать тогда, что вскоре понадобится взяться за поиски средства от новой, не менее опасной штуковины? Нет. Да ужаснулись бы. Как минимум. Как-то всё это… Уж слишком насыщено.

Периодически у всех имеющих дело с этой чередой пугающих событий возникает явное ощущение, что они просто не справляются с неумолимо сильным и стабильным наплывом угроз непонятного происхождения. И они явно не справляются. Иногда от многого просто приходится отмахиваться, чтобы банально не спятить…

Будь что будет. Пусть всё идёт как идёт. А Кайл просто попробует сделать всё, что может.

И передать дело дальше, ведь производиться главные исследовательские работы будут не здесь, не в походных условиях. Это будут лаборатории ОСД или Королевские Лаборатории. В зависимости от масштаба трагедии.

Ну и оставшиеся от текущих задач мощности омилльской храмовой Лекарни, конечно же, с ведома и разрешения Сандры, будут подключены к делу. Это всё будет потом.

А для начала… Они покормят пожираку.

Забавно, что никому, кроме человеколюбивого Ирвина, такая мысль до этого не приходила. Даже самому Кайлу. Завалить людей шкафами с архивными документами, оставив там умирать в одиночестве. Проткнуть сельхозорудиями. Просто отвернуться. Это можно. Всё что угодно, только бы не «беспокоили» своими мучительными смертями. Своих проблем хватает.

Впав в мрачноватую задумчивость, агентъ не заметил, как перед ним вновь оказался младший лаборант. Уже вооружённый кантинскими съестными припасами.

— Ну что. Начнём эксперимент? — весело произнёс тот, привлекая к себе внимание «подзависшего» коллеги.

— Да. Давай сюда… — немного приходя в себя, отозвался тот. — Только надо действовать осторожно. Она же практически прогрызла глиняные прутья, конечности тут лучше не подставлять. И готовиться к побегу — она может вырваться. Загораживать шкафом её не стали лишь из уважения к коллеге. Потому же и сеймомент здесь пусто — никому не хочеться видеть собственную уязвимость. Видеть то, что может случиться со всеми. И тут не спасёт ни статус, ни профессия, ни природные данные. Ох ты… Ирвин. Ты должен меня простить. Я не подготовился к нашей операции. Подожди меня здесь.

Кайл резко встал, переступив через осколки таблички, и его неожиданно качнуло. Кажется, он уже начал засыпать на ходу…

Отдых, вопил организм, где отдых!

Потерпи. Надо провести этот интересный эксперимент, для чего необходимо найти то, что поможет им осуществить задуманное, не приближаясь при этом к пожираке.

Поспешно выскочив из здания тюрем на улицу, агентъ повертел головой, вспоминая, где он видел что-то похожее на то, что ему нужно… На его счастье, искомое обнаружилось довольно быстро. Около живописно увитой цветущими растениями изгороди сада одного из домов.

Приободрившийся служивый бодро двинулся в сторону дома, попутно с новым, внезапно вернувшимся к нему любопытством разглядывая местную архитектуру. Занятно, как быстро пропадает сонливость и появляются силы, когда возникает какая-то конкретика и становится понятно, что делать дальше.

Праймец залюбовался городком.

Кантинские жилища из сена и глины были довольно-таки неказистыми и даже грубовато-простоватыми, по сравнению с омами родного Прайма, но они обладали каким-то своим милым очарованием, и были довольно просторными и практичными — в холодный сезон в них было тепло, а в жаркий — приятно прохладно.

Главным их украшением были садовые цветы и растения, находившиеся не только в саду и увивающие шикарными полотнами стены и изгороди, но бурно разросшиеся на крышах жилищ. Это были настоящие произведения садо- и цветоводческого искусства, гордость каждого местного ома… Дома. Так они здесь назывались. К этому нужно привыкнуть.

Кайл, по праймской традиции, похлопал в ладоши перед тем, как отворить калитку в сад. И второй раз, перед дверьми в дом. Никакого эффекта.

Ой. И к местным порядкам тоже придётся адаптироваться, хоть служака здесь и ненадолго. Дело в том, что в Кантине с его тяжёлыми глиняными дверьми, для того, чтобы обозначить своё присутствие, в эти калитки или двери принято стучать. В Прайме подобное было бы неактуальным, так как завесы на входах в жилища были тканевыми или вовсе ведьмическими.

Спохватившись, осдшник нетерпеливо постучал в дверь калитки.

Через какое-то время из-за той показалась хмурая пожилая кантинка и недоверчиво сощурилась на визитёра.

— Простите, могу я ненадолго взять у вас вон тот инструмент с длинной ручкой и широким плоским окончанием? — объяснил причину своего визита агентъ.

— Что? — удивилась хозяйка дома, уставившись на Кайла непонимающим взглядом.

Праймец через забор энергично указал на стоящий неподалёку интересующий его объект.

— А! Копало! — поняла та. — Тебе нужно копало? Что ты собрался сажать здесь, пришлый?

— Всех, кого надо было, я уже посадил… — зачем-то нашёл в себе силы неуместно пошутить он. — Копало нужно мне… для одного важного дела. Возможно, это поможет решить проблемы этого города. Я…

— Да я знаю тебя, вы тут с этими пожираками возитесь… — кивнула собеседница.

Уже прижилось словечко, подумал Кайл.

Сам он долго искал подходящий термин, чтобы обозначить в отчётах это новое для Материка явление. Из «нападавших» и «безумных», они постепенно трансформировались в его отчётах в «инфицированных» и «эонноголодных».

— Да бери, конечно. — добродушно отмахнулась бабулька. — Вернуть не забудь.

— Обязательно верну! — пообещал праймец. — Или компенсирую… Спасибо!

Схватив копало, он на повышенных скоростях выдвинулся обратно в Управление, проскочив там мимо уже заинтересовавшегося происходящим коллектива местных служащих, осдшник быстро спустился в тюремный подвал. И увидел младшего коллегу сидящим в компании с писчей табличкой, со столь же задумчивым видом, с каким незадолго до этого сидел здесь он сам.

Корзина с едой, принесённая ассистентом, уже была полупустой.

— Пока тебя не было, я покидал ей то, что можно было съесть не чистя… — пояснил тот, увидев вопросительный взгляд. — А потом и то, что вообще нужно было бы почистить… Феноменально. Она сожрала несколько садовых плодов, половинным количеством которых я бы уже наелся… Потом… несколько клубней. С землёй и кожурой. Ладно невкусно… так ведь… куда только лезет!

Младший осдшник восхищённо помотал темноволосой головой.

— Перед тем как ты пришёл, я думал давать ли ей орехи… — продолжил он. — Внешняя кожура вот у этих мягкая. Но, анализируя ранее виденное, я не думаю, что она потрудится её снимать или даже пытаться расколоть внутреннюю. Более того, я предположил бы, что если предложить этой служивой похлёбку, то она сожрёт её вместе с посудой.

— А ты как думал! Если они тут прутья жрут… — саркастически усмехнулся агентъ, подходя к ассистенту. — Ирвин. Зафиксируй, пожалуйста, количество и наименование всего, что ты ей только что скормил. Хорошо?

— Ага… — рассеянно кивнул лаборант, задумчиво разглядывая остатки содержимого своей корзины. — Уже сделал.

— И перепиши данные с разбитой таблички, если тебя не затруднит.

— Перепишу… Как ты тут работаешь? Тут запах хуже, чем в мертвецкой.

— В ступоре. Прихожу сюда и ухожу отсюда в полном ступоре, потому как мне уже очень пора отдохнуть… Давай попробуем скормить ей всё остальное. Кроме, пожалуй, орехов… Вдруг это всё-таки излечимо. Зубы ей пригодятся.

Кайл поднял с пола глиняную корзину, намереваясь подтащить ту поближе к клетке, но младший вскочив, остановил его и, поспешно потянув корзину на себя, выхватил оттуда несколько фруктов.

— Подожди! Я тут, вообще-то, и на себя еды принёс… Да, она сожрала полторы пайки запасов. Но я не отдал ей свою. Я знал, что кантинские прожорливы, но что настолько… не подозревал.

Аккуратно переставив из корзины в свою сумку плошку с похлёбкой и переложив несколько плодов, он отдал корзину в полное кайлово распоряжение.

Старший служака осторожно выставил оставленную для эксперимента глиняную чашу с кашей на копало, приложив к той сбоку пару длинных клубней, найденных на дне корзины. И, пользуясь преимуществами достаточно длинного древка инструмента, подвинул всё это к клетке с испытуемой.

…и тут произошло непредвиденное.

Неожиданно резко наклонившись та, схватила и потянула на себя копало, повалив с того всё, что на нём находилось.

Каша шлепком вывалилась из чашки и клубни раскатились по полу. Судя по звукам из-за частично перегораживавших соседние клетки шкафов, всё это вызвало значительный всплеск интереса у находившихся там.

Агентъ попытался быстро отнять одолженный им у пожилой кантинки инструмент, но бывшая порядочная вцепилась в копало мёртвой хваткой. Ирвин присоединился к «спортивному перетягиванию» и вскоре они с Кайлом уже со злым и растерянным видом сидели на полу, куда оба осдшника свалились, после того, как выдернутое с нечеловеческой силой древко выскользнуло из их крепких тренированных рук.

— Теперь мне ещё и иметь дело с хозяйкой инвентаря… — пытаясь восстановить дыхание и прийти в себя, удручённо заметил Кайл.

Узница клетки выпустила из рук копало, видимо, потеряв к тому интерес, когда то потеряло связь с Кайлом и Ирвином. Глиняное орудие с грохотом упало на пол.

Пожирака принюхалась и села на пол клетки. Похоже, лежавшая в непосредственной близости от её камеры кучка каши её не слишком вдохновляла. В отличие от пары служивых тел, находящихся чуть поодаль.

— Так, ладно… — вздохнул Кайл. — Почтим молчанием напрасно пропавшую кашу… и для меня на сейсвет следственные эксперименты окончены.

Агентъ встал и только заметил стоящую чуть поодаль в глубине коридора и с неподдельным любопытством наблюдающую за происходящим безмолвную кучку служащих Управления. Неизвестно, сколько времени они уже находились здесь, ничем не выдав себя — ни смехом, ни попытками помочь в краткой битве за копало.

Копало!

Кайл осторожно, быстрым движением перекатился в сторону клетки и схватил инструмент, взяв реванш. Руки эонноголодной метнулись было в его сторону, но заграбастали лишь воздух.

Осдшник мстительно усмехнулся. Своих не оставляем… Даже в смертельно усталом виде он не потерял профессиональной ловкости. Не вляпался в кашу, не задел миску, ко всему прочему… Красавец.

Однако, необходимости отдыха всё же никто не отменяли.

Агентъ поднялся, с довольным видом сжимая в руках свой тяжёлый глиняный трофей. И как кантинские машут этим по полдня в полях и на своих огородах? Не облегчая инструменты ведьмией при этом. Вот где настоящая сила.

Ну что ж. Копало было снова с ними. Однако, перед тем, как вернуть его владелице, необходимо было обработать этого их третьего партнёра по эксперименту антисептиком. Кайл обратился к ассистенту на праймском.

— Ирвин. Идём?

— Да.

Младший аккуратно служака переложил из сумки обратно в освободившуюся корзину свой провиант и осколки кайловой таблички. После чего осторожно, стараясь не приближаться к клеткам, подошёл поднять откатившуюся с копала уже пустую миску.

— Приди проверить её ещё раз через какое-то время. — требовательно добавил Кайл. — Я… собираюсь отключиться. Возможно, даже надолго. И не знаю, сколько я просплю. Хорошо бы целый Эон, пока всё это не закончится.

Агентъ мечтательно вздохнул.

— Ага… Только неизвестно, как имено оно всё тут закончится без тебя. — неодобрительно помотал головой Лаборант. — А то… проснёшься полусъеденным и начнёшь тут за всеми носиться, пытаясь сожрать. Тех, кого каким-то чудом ещё не сожрали до тебя.

Праймец весело хохотнул над чёрным юмором помощника.

— Кажется, даже это меня устроит… Я так устал думать, что, кажется, буду рад любой простой и незамысловатой деятельности. Но… ты ведь догадываешься, что этого не случится. Аппетит у местного населения хороший, а сон мой будет столь глубок, что я рискую не проснуться вовсе, будучи дожёванным до косточек.

— Оно и к лучшему. Зачем тебе присутствовать при этом.

Осдшники с лёгким прощальным поклоном прошествовали мимо всё так же стоявших с недоуменным видом порядочных и вышли наружу в храмовый дворик.

— Не ну ты видел! — восхищенно сделал широкий жест рукой, свободной от корзины, Ирвин. — Она хотя бы прутья грызть перестала и угомонилась! Прогресс!

— Да. — слабо улыбнулся энтузиазму молодого сотрудника Кайл. — Но нужно учитывать то, что она не прекратила плотоядно на нас смотреть. Как и пытаться сожрать меня.

— Потому что мы пахнем как что-то съестное… Возможно мы, как самый большой кусок еды, выглядим для гнусяцки голодной служивой куда интереснее, чем более мелкие порции. Это мы не приучены жрать ходячее, а те же, скажем, морские монстры подобных ограничений не имеют. Почему бы и нет, в самом деле. Так подумать. Другое дело, что это невкусно. Но всё, вероятно, дело привычки. Или степени истощённости. А ей определённо полегчало после ужина. Значит ли это, что остальные, там, за шкафами… умерли от голода?

— Возможно. Я уже думал об этом.

— Жуть, да?

— Ага… — зевнул Кайл. — Я проникнусь жутью позже, когда сам перестану умирать от усталости. А пока у меня стресс иного рода. И на гуманность сил попросту нет. Ирвин, ты можешь обработать этот инструмент антисептиком и отдать владелице, вооон в тот дом?

— Могу конечно.

— Спасибо… Не забудь и руки обработать после этого. Нам теперь нужно быть предельно осторожными. Это даже не работа с опасными образцами. Мы в самом эпицентре какого-то заражения.

— Да понятно… Никогда не забываю. У меня ещё со времени учёбы эта дезинфекционная паранойя. Даже в тех случаях, когда это не нужно.

— Молодец… Знаю, глупо напоминать опытному работнику о подобных вещах.

— Глупо. Но раз тебе в радость, я стерплю.

«Гнус лабораторный.»

Ирвин отправился проводить в их полевую храмовою лабораторию проводить дезинфекцию, а Кайл, добредя до предоставленного им администрацией жилища, быстро переодевшись, юркнул в кровать.

Всё. Спать-спать-спать… И все пусть пробующие ему помешать в этом пеняют на себя. Раненых не будет.

Нервное напряжение агента уже давало о себе знать настолько, что его начало чуть знобить ещё в подвалах Управления. Вот и сеймомент он не мог уснуть оттого, что конечности неприятно окутывало ощущение словно бы могильного холода. Он не сможет уснуть. Даже несмотря на то, что его мутит от усталости.

Раздосадованный агентъ устало сел на ложе и понуро критически осмотрел своё жилище. Горы вещей, табличек для записей и одежды…

В нормальном состоянии Кайл был не склонен к неряшливости. Даже наоборот. Порядок во всём для него был превыше всего. Особенно порядок в делах и вещах. Бардак всегда расстраивал педантичного служаку и мешал сосредоточиться.

Неплохо бы прибраться… Как-нибудь. Наверное. Но ещё лучше бы просто закончить все дела здесь и убраться отсюда пораньше. Домой. Отдохнуть как следует. В комфорте. Как праймец того заслуживает.

Но… разве он сможет отвлечься? Не будут ли все его мысли и действия вновь направлены на решение незакрытых очень странных дел? И на поиски Инги? Стоит лишь ему получить хоть небольшой прилив сил и нормального самочувствия.

Так и будет. Из этого нет выхода. Он будет биться об это дело, как пожирак об шкаф. Пора признать это. Даже если осдшник уйдёт в отгулы или в отставку, ему не будет покоя, пока загадочные случаи не будут разъяснены. Он ненавидит неопределённость и неясности. Ни в работе, ни в жизни. Тем более те, что напрямую касаются его или его близких. Не будет ни покоя, ни отдыха, пока выяснится местоположение Ингефары или… её судьба. Но… ведь это нескоро будет.

Значит, и на расслабление рассчитывать не придётся. Все дороги приведут его обратно Кантин, куда ведут все следы. Любое бегство будет лишь временным. Сеймомент из-за нервного перенапряжения из-за переутомления он не может уйти даже в сон.

Подсознание вновь и вновь пересматривает факты и свидетельства, в попытках хоть чуть-чуть приподнять завесу таинственности над вторым странным делом, полным раздражающе сверхъестественного, выбивающего из колеи и выматывающего невозможностью построить даже примерные предположения о том, что тут вообще происходит.

Неосозннанно или сознательно Кайл продолжит работать над этим. Так зачем вообще пытаться вырваться отсюда и из этого замкнутого круга дел?

Праймца охватила апатия и безнадёжная усталость тяжёлым грузом опустилась на грудь и плечи. Зачем всё это? В этом во всём нет смысла…

Он раздражённо встал с кровати и устало опустился на стул около своего импровизированного рабочего места. Письменные столы в Кантине были только в административных конторах. В обычных домах работающим в полях и огородах, а не с кучей отчётов и донесений кантинским они были практически без надобности. Вести учёт добычи и урожая можно было и удобно устроившись в кресле вечером после трудового дня. Потому в кайлову комнату был притащен верстак из сарая, который теперь и служил им с Ирвином рабочим столом.

Агентъ сердито стянул с кровати плед и плотно закутался. Нервная дрожь с ознобом усилилась. На сон в таком состоянии рассчитывать точно не приходится.

Что ж. Если отдыха нет, надо не терять время и не тратить нервы.

Кайл решительно взял табличку из стопки и хмуро принялся выжигать отчёт руководству ОСД. И тут глаза предательски начали слипаться. Стоило только решить, что он не будет спать… Ладно.

Осдшник отложил расплывающуюся перед взглядом табличку, потёр припухшие глаза и полусонно мысленно обратился сам к к себе.

«Так. Агентъ Калликс. Отставить гнусить и впадать в панику. Это дело явно идёт лучше предыдущего. Версии есть. Материала для изучения более, чем в достатке. Выход из ситуации будет найден. Для этого нужен свежий ум, для чего надо просто поспать…»

…Что за… шум?! И… крики?!..

Глаза служаки резко распахнулись, зрение выхватило что-то, разделяющее мир пополам на светлое и тёмное… Что?..

Кайл инстинктивно затекшей неслушающейся рукой отвесил себе по носу щелчок проверки реальности.

Ай… Перестарался. Нет, не морок… Всё на месте.

…что за визуальные эффекты с галлюцинациями тогда?

«Затёкшее ухо подсказывает, что под щекой у нас поверхность стола. Мы всё-таки уснули за написанием отчёта. И даже сеймомент. Глаза уже открыты, но ум всё ещё спит.»

Второй крик заставил осдшника вздрогнуть и окончательно проснуться. Агентъ вскочил, сбрасывая с себя плед и остатки сна, и выбежал на улицу.

И вновь невольно застыл в созерцании…

…Невероятно красивый закат озарял эонноцветущий Кантин, воздух которого был наполнен множеством восхитительно свежих ароматов любовно выращиваемых городскими во двориках и на крышах домов съедобных и декоративных растений. Вечер был ведьмически чудесным…

Они здесь всегда такие?

…Проснись же, Кайл!..

…Под захватывающим дух величественно прекрасным ароматным небом, на уютных улочках города, между романтически цветущими палисадниками горожанки и горожане, сориентировавшиеся быстрее него, уже умело и бодро орудовали своими нашедшими неожиданное применение сельскохозяйственными инструментами… отбиваясь от нападавших. Ч… что… Что, гнус разбери, тут…

Проснись!!! Не время созерцать! Пора действовать!

Служивый резко встрепенулся от впрыска в кровь адреналина под действием поразившей его мысли.

…Пожираки!.. На город напали пожираки!..

Медитативное настроение мигом унесло. Осдшник как мог быстро стряхнул остатки зачарованного оцепенения и, схватив из ближайшего палисадника более-менее подходящий инструмент с острым концом и длинным древком, бросился на помощь.

Про традиционную вежливость урождённого праймца из знатного старинного рода в данный момент можно забыть. Спрашивать разрешения владельцев в этот раз было некогда. Если промедлить сеймомент, то, возможно, скоро и спрашивать будет некого…

На плохо слушающихся ногах и с бешенно колотящимся сердцем полуживой, вымотанный стрессом и бессонницей вояка понёсся к месту стихийно возникшей битвы, невольно всё ещё психоделически отстранённо «зависая» на предстающих взору батальных сценах.

Даааа. В храбрости, как и в силе, кантинским точно не откажешь…

…Дело в том, что крупных конфликтов на Материке не было очень давно. Изображения боевых действий и инструментов можно было встретить лишь в музеях да на страницах старых учебников. Тактику и стратегию ведения боя проходили только при гвардейских учениях и на лекциях Академиии при ОСД. И то, половина студенческой когорты их прогуливало за тотальной ненадобностью и явной бесполезностью. Городам-государствам Материка было попросту нечего делить. Ресурсов на всех хватало, обмен товарами и услугами был прекрасно отлажен. Даже самые ворчливые были в целом довольны своей мирной и сытой жизнью. А про тех, что в это спокойное время были заняты развитием своих талантов и идей и говорить нечего. Эон спокойствия и процветания…

…С учётом всего этого то, что городские лихо похватали свой садовый инструмент и принялись активно оборонять свой прекрасный цветущий Кантин от незваных гостей, говорило о многом.

Как бы высотные и южные материковые ни пошучивали по поводу кантинских — стоило признать то, что эта трудолюбивая нация была ещё и крепкой и смелой.

Несмотря всё на это, небольшое содействие от усталого, но не растерявшего профессиональных навыков праймского служаки им не помешает в любом случае. В какой-то степени удачно, что нападение произошло неподалёку от его места обитания. Он может помочь.

Однако, эта «удача» легко объяснялась. Выделенный ему Администрацией Кантина дом находился на окраинном участке города, близком к горному перевалу, а это были, мягко говоря, не самыми «престижные» места, чьи каменистые земли не были плодородными. Обыкновенно здесь располагались склады, гостиницы и прочие административно-хозяйственные постройки.

Мимо этой довольно-таки унылой части городского пейзажа, внезапно ставшей черезчур оживлённым местом, где разворачивались тревожные события, Кайл нёсся со всех ног с инструментом наперевес, быстро приближаясь к самому эпицентру событий.

…но немного не добежал, столкнувшись с отделившимися от остальных участвующими в этой неожиданной баталии.

Странный, словно бы готовящийся к прыжку, человек в экзотического вида одежде молча теснил к забору яростно отмахивающегося копалом молодого кантинца. На момент на праймца вновь накатила нерешительная отупь. Что? Что он?..

Неужели не ясно! Очнись! Этот жуткий тип сеймомент убьёт парнишку! Действуй!

Неосознанно также памятуя и о том, что в их случае особенно важно не позволить вражине приблизиться на расстояние удара, захвата или укуса, агентъ рывком подлетел и, не задумываясь, с размаху вонзил атакующему пожираку в спину остриё своего не по назначению используемого сельхоз орудия. То прошло насквозь. Праймец с трудом, при помощи ведьмии, вытащил из жертвы своё орудие убийства.

Нападавший «задумался» на момент и, даже будучи смертельно раненым, предпринял ещё пару попыток добраться до перепуганного юнца, получил от того добивающий удар копалом и упал… как Кайл надеялся, замертво. Ныне ни в чём нельзя быть уверенными. После такого-то… Что это? Вот это… живучесть!..

Агентъ вновь замер в ступоре, разглядывая пробитое тело, что не переставало как будто судорожно… подёргиваться?.. Что за… бред. Праймец до сих пор спит?.. Щелчок… пробовал.

Подняв ошалевший взгляд на синюшно-бледного как облако юнца, явно шокированного больше бывалого служаки, от шока не нашедшего в себе сил поблагодарить своего спасителя, Кайл увидел, что тот просто осел на землю и отполз подальше от трупа. Не привыкшего к созерцанию сильно повреждённых тел и фонтанов брызжущей крови, кантинца стошнило.

Да и сам осдшник тоже старался не задумываться о содеянном. Это был… манекен. Манекен. Как на учениях. А парня могли убить. Впрочем… он и так мёртв. Если это всё относится к наблюдаемому ими с Ирвином явлению… то мёртв точно. Они все мертвы. Это достанет их всех…

Отставить! Некогда ныть. Бой ещё не закончен. Бежать на шум.

Быстро выйдя из так и старающегося вновь захватить его замешательства, агентъ, не теряя времени, забывчиво вскинул на плечо своё окровавленное глиняное орудие и побежал дальше. Кантинские улицы практически не освещались, потому как предполагалось, что по вечерам усталые приличные работяги должны спать. А не шатаься гнусы знают где. Эта в целом разумная традиция ныне причиняла жуткий дискомфорт. При тусклом вечернем освещении сложно было отличить кантинских от нападающих, следовало действовать аккуратно, ориентироваться по одежде и необычному поведению. А так же, атаковать тех, на кого нападают фигуры с орудиями в руках, потому как он за всё это время ни разу не видел, чтобы пришедшие пользовались чем-то, кроме зубов и рук…

Вот и более чёткий ответ о происхождении ран. Это несомненно прольёт свет на происходящее. Если бы только Кайл мог нормально соображать…

Не время соображать. Время бежать.

Успев по пути положить шесть нападавших, изрядно запыхавшийся вояка достиг места основного боя, что развернулся в нескольких переулках, ведших от горной дороги вниз к Пустошам, Кайл осторожно пригляделся, пытаясь в темноте взвешенно принять решение о том, кому именно сеймомент он будет помогать.

Махать тяжёлым инструментом, уворачиваться от атак и успевать следить за окружением, не влезая в центр сражения оказалось нетривиальной задачей, с которой ему помогли справиться все его, полученные за время службы в ОСД, знания и весь его опыт.

Хотя умом осдшник понимал, что если он наблюдает схватку безоружных — то выручать кого-либо уже нет смысла. Это борьба одного эонноголодного существа с потенциально эонноголодным.

…Но и слушать вопли пожираемых было невыносимо. Потому, отставив эффективный профессионализм в сторону, агентъ периодически давал волю и своей человечности, приходя на выручку бедолагам.

Краем глаза праймец отметил присутствие ассистента, перебегавшего из угла в угол и старавшегося держаться в стороне от центра баталии, периодически пользующимся теми немногими боевыми ведьмическими приёмами, которые он в своё время, видимо, выучил ради интереса. Рафинированный интеллектуал Ирвин не был частью оперативного состава ОСД. Лаборант в подобном сражении, в отличие от крепких жительниц и жителей этих мест, как полноценная боевая единица был практически бесполезен. И по счастью, знал об этом, и особо не геройствовал.

Какой он всё же умница. Осторожен, как и следует в подобных случаях. Хороших расследующих в ОСД, да и на Материке в целом не так много.

Младший в это время проворно прятался и ловко уворачивался, успешно избегая атак нередко переключавших на него своё опасное внимание пришедших.

Кайл, восхитившись подвижностью казалось бы «библиотечного» мальчика, ещё раз мысленно похвалил ассистента. Случись чего с тем, старший служака не представлял, как бы он справлялся здесь без своего смышлёного и юморного помощника. Все природные качества Ирвина в сложных условиях оказались чрезвычайно полезными.

Сам он безуспешно пытался отдышаться и собрать и без того скудные остатки сил.

Следовало всё же отправиться отдохнуть пораньше. А не полностью истощенным. И предположить, что если нападения уже были, то они могут повториться…

Углубившись в решение задачи, что забыл о её первопричинах. Тревога заставляет его загонять себя до бессилия и попадать в подобные ситуации.

Прикрыв и свои тылы забором, агентъ устало огляделся.

Темнело всё сильнее, а количество нападавших в переулках не убывало. Им не было счёта… Со всего города на подмогу с осветительными склянками сбегались порядочные и живущие в других районах.

Это и хорошо, и плохо. Да, без подмоги не справиться, но и увеличит количество заражённых…

Невольно затаившегося чуть в стороне от места жаркой битвы Кайла парализовало это прозрение и охватила новая удушливая волна бессилия.

…жуткие пришедшие будут продолжать прибывать, число эонноголодных, будет лишь увеличиваться…

На него безмолвно воззрилась жуткая пришелица, чьё окровавленное лицо эффектно подсвечивала упавшая лампа мёртвой порядочницы. Тело которой… быстро окружили остальные нападавшие, принявшиеся… Что?! Отрывать истекающие кровью куски трупа, быстро отправляя их в рот?! Какое мерзкое чавкание…

Агентъ судорожно сглотнул, пытаясь справиться с тошнотой. Нет… нет. Всё просто… плохо видно в свете тусклой неведьмической лампы. Нет.

Но раны осмотренных им погибших…

Прерывая панические размышления, зловещая фигура убийцы служивой двинулась к нему. Всё ещё не в силах отбросить ощущение нереальности происходящего, в адреналиновом ужасе агентъ быстро вскинул орудие.

Очнись! Многие уже мертвы. Бездействие убьёт нас!

Они… едят…

Волну тошноты изгнала другая, более плотная волна яростных воплей, и голова угрожавшей ему плотоядной особы взорвалась брызгами крови от удара неизвестным праймцу сельхоз инструментом, принадлежавшим крепкой горожанке, с остервенелым выражением перекошенного яростью лица кинувшейся вместе с остальными подоспевшими на помощь

Невольно прикрыв на момент глаза, Кайл почувствовал смесь облегчения и отвращения от настигших и его брызг. Резко открыть глаза его заставил стук предмета, ударившегося об забор неподалёку от самого агента. Предметом была… отсечённая голова?!

…Кантинские не знали пощады при обороне своего города…

…И теперь его точно стошнит. Если он не планирует принимать участие в этом побоище, то ему следует оставить это место. Здесь он помочь более ничем не может. Ярость против ярости. Внутри праймца не находилось ничего подобного. Тошнота… и страх того, что всё это будет сниться ему по ночам. Если удастся уснуть. Теперь это точно не оставит его…

Отвлечься. Срочно. Как отвлечься?

Занять наблюдательную позицию. Что по ситуации?

Отползший в сторону на приличное расстояние агентъ быстро окинул взглядом округу.

Темно. Жутко. Непонятно. Свет раскиданных то тут то там ламп выхватывает неприятно щекочущие нервы сцены баталии. Такому не учили в ОСД. Никого из них к такому не готовили…

Довольно нытья. Он сам всё ещё вояка. И оперативник. Но даже кантинские оказались крепче него.

Забыв об осторожности, он машинально оттёр с лица брызги крови.

И кто читал ассистенту лекции о безопасности? Он читал. Интересно, передавалось ли заболевание, попадав на раны и слизистые? Брызги летели во все стороны.

Осдшник критически осмотрел себя. Пятна крови красовались по всей одежде. Кто знает, может и он сам был ранен и уже заражён сеймомент. Всё закончено и для него. Он ещё дышит, но уже по факту мёртв. Можно оставить напрасные надежды…

…Тогда?..

…если ничего не делать, количество нападавших не уменьшится…

…если их настолько много — они попросту сметут город…

…если они сметут город — то это финал для всех них…

Мёртв всё равно.

…но стоит попробовать «подрыгаться». Окончательно помереть он всегда успеет. И хорошо. Это будет отдых. Хоть так, если иным образом обрести покой он не способен. Он и в самом деле очень устал.

Безнадёга придала агенту решимости. Собрать последние силы и действовать. Броситься на выручку своим боевым близким кантинским.

Кайл ещё раз быстро огляделся. Взгляд осдшинка вновь выхватил в темноте фигуру Лаборанта, отважно и безрассудно следовавшего за защищающими город.

Пора брать с них пример.

…хоть и в таком состоянии большая часть сил тупо уйдёт на то, чтобы попытаться не погибнуть. Или не быть… съеденным?! Ээээ… пфффф… тошнит-тошнит-тошнит… он не сможет драться, не сможет…

Сможет! Но, что это?..

…вышедшее из-за туч ночное светило внесло некоторую ясность в ситуацию.

Они отбились! Вроде бы…

Остатки нападавших яростно добивали оставшиеся в живых кантинские.

Пытавшийся было подняться на ноги Кайл вновь бессильно осел и невольно «завис» на очередной исполненной ирреальной чарующей жути кошмарной душераздирающей картинке.

…Отключившийся разум уступил место Пустоте… и профессиональному инстинкту, где-то там далеко на заднем фоне всё ещё анализирующему ситуацию…

…переулок позади чист. Живых там нет. По бокам от полубессознательного тела агента та же ситуация. Второй волны нападающих не наблюдается. Не известно, не бродит ли всё ещё какая-то часть незваных по другим улицам города. У Леса. Кантин не имеет внешних ограждений и приток нежелательных гостей может быть практически неконтролируемым…

Он почувствовал резкий внезапный спазм в районе шеи и тошноту.

…Нет. Не думать…

…нужно, чтобы организовали уличные патрули…

…освещение улиц…

Но больше всего… нужно, чтобы кто-то донёс его до его жилища.

…судя по костюмам и концентрации нападавших, они вновь явились с северных Пустошей…

…Это уже точно. Хорошо…

…пришли через узкую горную тропу, единственный путём с низин на плато…

…кроме пещер гномов. Или они… от гномов?..

Тошнота вновь подступила к горлу, душа и распространяясь дальше, опускаясь к груди и продолжая своё неприятно-щекочащее обессиливающее действие, спускаясь ниж по телу.

…если это дело Древних рас, то они обречены… надеяться не на что…

Гномы… нет. Зачем это им? Незачем… незачем…

Давление начало ослабевать, но уже освоившееся в ослабленном теле бессилие уходить как будто бы не планировало.

…Нет. Вероятно, голодные явились сюда, будучи привлечённые сюда манящими пищевыми ароматами Кантина. Это всё объясняет. Плохо для кантинских. Их съедят. И пойдут дальше на Материк. В Прайм. Омилл. Нет…

…Удар. Внутренний? Внешний? Какая разница…

Обессиленный агентъ выронил окровавленный инструмент и, перестав трястись всем телом от напряжения, бессильно осел на землю.

В глазах начинало темнеть. Разговор не сдававшегося до последнего разума стихал, уступая место гулу и заполнявшему всё вокруг нараставшей громкости ритмичному стуку, постепенно становящемуся грохотом.

Голова отказалась сотрудничать окончательно. Она, так и не дождавшись владельца, уже была в отпуске. Далеко отсюда…

Глаза сами резко захлопнулись, и он проваливался во тьму Пустоты.

Смерть?…

…На помощь!!!

Резко выдохнув от испуга, Кайл быстро открыл глаза потому как что-то холодное с тихим шелестом… или шёпотом?.. коснулось его щеки.

Праймец резко отшатнулся и упал набок.

…Что… это?!

Агентъ судорожно схватил ртом воздух, панически быстро тревожно оглядел пространство вокруг… и замер от ужаса.

…Чем бы ни было касание, неприятное ощущение от него меркло на фоне увиденного…

…Весь горизонт закрывала густая Тьма, надвигающаяся на Кантин…

…нечто, совершенно не похожее на обычные тучи, зловеще медленно и неумолимо ползло в их сторону, закрывая светила, поглощая собой город и улицы с лежащими здесь трупами…

Это была сгустившаяся первобытная Жуть. Она делала это…

Кайл сощурился, невольно приглядываясь к неминуемо надвигающейся угрозе.

Нечто совершенно ужасающе противоестественное… От чего всё нутро сжималось в инстинктивном страхе… и оно было живое.

…Тьма была подвижной. «Туча» состояла из мириадов маленьких жутких составляющих.

Жадных, голодных, поглощающих всё на своём пути…

В парализованном ужасом мозгу Кайла не промелькнуло и мысли о побеге. Они все обречены. От этого не убежать в любом случае… Дышать стало так тяжело, как если бы Тьма сожрала даже воздух вокруг…

…Праймец изо всех сил попытался жадно втянуть в себя хотя бы остатки и… проснулся.

…за окном ярко сияло любопытно заглядывающее внутрь одно из дневных светил.

…за окном?

Служака опять уснул, где пришлось.

Всё это был… сон, да? Всё это нападение, пожирание тел погибших, Тьма… всё это был просто отвратительно реалистичный кошмар.

Кайл поёжился.

По крайней мере, это всё объясняет. Такое не может быть реальным. Не в его привычной реальности… Что?! Опять?! Нет…

Ладно… Итак. Где он?

Щелчок.

…Всё осталось на своих местах. Дико, странно, но это так…

Хорошо… нет, не очень хорошо, если честно. Где он? Что на самом деле происходит? Он спятил? Немудрено… Что последнее вспоминается?

…Тьма.

Тьма поглощает город. Где-то это уже звучало…

…Тьма поглотила Кантин!

Амелия! Это её воспоминания. Именно она рассказывала Кайлу о таком же сне…

Как… Странно.

Означало ли это то, что праймец начинал ненавидеть её город так же сильно, как и урождённая кантинская ведьма? Возможно, так оно и было…

— А! Ты не умер. Хорошо! — услышал он откуда-то сбоку сдержанно радостный голос.

Что? Кто? А. Ирвин.

Кайл даже не повернул, а уронил голову в сторону противоположную той, в которую он таращился до этого, и таким же пустым взглядом уставился на источник звука. Агентъ определённо не был мёртв, но по всем ощущениям был наполовину близок к тому.

Тело не слушалось. Конечности не ощущались. Но… В ушах звенело. Кажется, всё просто затекло… Да. Служака не чувствовал рук и ног. И явно отлежал бок. Уффф… Эти покалывания. Они начинают горящими точками жечь его то тут то там. Ощущение разрастается… Ай!

Праймец попробовал привстать. Зато… он был не за решёткой. Уже отличный знак.

— Ты проспал почти три света. Я периодически проверял пульс. — Ирвин оторвался от выжигаемых им записей на табличках и подошёл к лежащему агенту. — Ты напугал меня. Был весь в крови… Но твоей крови, как я выяснил позже, там не было. Как и глубоких ран. Так что, всё просто отмылось дезинфицирующей жидкостью. На данный момент наши с тобой потери минимальны. Чего бы я не сказал про город…

Ирвин мрачно умолк.

— Это радует. Но… — перевёл разговор на наиболее беспокоящую его в данный момент тему старший осдшник. — Кровь… могла попасть на слизистую… И тогда…

Кайл не узнал собственного хриплого голоса. В сочетании с тем, что он не чувствовал некоторых частей своего тела, было жутковато.

— Да-да, — возвёл очи долу ассистент. — Я понимаю… Мы, согласно твоим записям, подождём все девять светов… но пока с тобой ничего особо страшного не произошло! В отличие от тех, что не были убиты… И не смертельно пострадали той ночью…

Даже привыкший к работе с мёртвыми телами и виду ран бывалый лаборант и служака явно старался избегать жутковато-тошнотворных тем, навеиваемых прошлой ночью.

— ..камер уже не хватает, изолированные сидят по двое-по трое. — продолжил он и устало вздохнул, понуро потупившись. — Учитывая полную смертность в результате полученного заболевания… их, наверное, следует убивать при появлении первых же симптомов… Я бы так сделал. Но пока принять такое сложное решение и, главное, взять на себя ответственность за него, никто не решается… Конечно же. Об этом я сеймомент и пишу отчёт в ОСД… А так же о твоём состоянии. Кто-то должны заменить или дополнить тебя здесь.

Кайл облегчённо вздохнул, чуть прослезившись.

Иногда нужно, чтобы сказали это. Со стороны подтвердили то, что мы и сами и так уже знаем.

Откуда столько недоверия к себе? Ведь кайлово нутро всегда служило верным указателем. И уже многократно показало себя с лучшей стороны. Уж если не ему доверять, то кому?

В любом случае, слова Ирвина были бальзамом на душу.

…Мир за три света не рухнул и без Кайла. И не рухнет и дольше. А может, рухнет вместе с Кайлом.

Всё не покатится в болота немедленно… Может, разве что, через некоторое время. Достаточное, чтобы отпустить проблемы, расслабиться, качественно отдохнуть, приводя себя из размазанного в работоспособное состояние.

Тем не менее. Пока старший осдшник был в отключке, дела шли. Агентъ может позволить себе отдохнуть и прийти в норму. Он не мать-Вселенная и не управляет этим миром… Без его устало-судорожного надзора сеймомент будет даже лучше. В бою он был бесполезен. От него не будет пользы и в расследовании. Он просто усталый отчаявшийся человек. Не герой сказаний. Жизнь идёт сама. Идёт дальше в любом случае.

А с него хватит. Он побеждён и сломлен. Ему пора на покой.

От этой мысли Кайлу внезапно стало легче. Словно бы огромный слой земли придавливавший до этого мёртвое тело, груз долга свалился с агента. Он наконец-то смог свободно вздохнуть. Он умер как осдшник. Но как человек вполне может существовать дальше.

— Ирвин, помоги мне сесть… Ты гнусяцки прав. Во всём.

Ассистент проворно подскочил, и вскоре праймец уже сидел, растирая затекшие слабые конечности, тихо подвывая от нестерпимого жжения и покалывания.

Однако, несмотря на всё это, поспав и приняв определённое решение, он всё же в целом почувствовал себя гораздо лучше. Ещё бы. Он спал три света. Это хорошо. Но всё ещё недостаточно. Он может и дольше. И сделает это. Позже. А пока…

Повертев головой до щелчков в шее, агентъ удовлетворённо кивнул и широко улыбнулся помощнику. Вместе с Кайлом проснулось и его любопытство.

Так. Три света. Что там…

— Что… с испытуемой? Как твой… наш эксперимент?

— Прожила немногим дольше остальных… — хмуро пожал плечами Ирвин, переводя недовольный взгляд на свои лабораторные таблички. — Результат тот же…

— Не тем кормили?

— Или не теми…

Поморщившись от воспоминаний, воспрявший духом агентъ всё же нашёл в себе силы усмехнуться чёрному юмору подчинённого. Истинный Лаборант и… чудный малый.

Шутит над ужасающим его. Не унывает сам и не даст заскучать или начать относиться к ситуации серьёзнее, чем она того заслуживает. Всё правильно.

— Для остальных решим, кем им подправить рацион. — слабо улыбнулся в ответ старший, подставляя лицо неярким, но доходившим от окна до точки, где он сидел, лучам светила.

— Самыми твердолобыми из местных порядочных! — мрачно проворчал его коллега, возвращаясь к табличкам. — Посмотреть, разгрызёт ли…

Это прозвучало как реальная угроза. Что? Тут без Кайла явно что-то происходило…

Выясним это позже. А пока…

О, нет! Уйди, профессиональное любопытство! Я решил завязать с тобой. Ты почти уже убило меня как человека! Вытеснило… Оставив внутри лишь… осдшника? Это уже… не вытравить? Неееет…

— Ты осмотрел убитых… северных? — преодолевая внутреннее сопротивление, всё же поинтересовался Кайл.

Его голос возвращался к нормальному.

— Да, конечно осмотрел. — кивнул коллега. — И их уже закопали. Ты всё проспал. Жди следующих.

Служивый праймец мрачно фыркнул в ответ.

— Фффу… Ну уж нет… Спасибо. Мне и предыдущих пока хватило. Что дал тебе осмотр?

— На мой взгляд, ничем не отличаются от тех же убитых кантинских… Только чудными одёжками. Да странными вещичками, разложенными по занятного покроя карманам. Никогда такого не видел. Сохранил парочку блескучих штучек ради интереса… Кантинские всё равно бы сожгли вместе с телами. Посмотришь потом. Может, у тебя будут идеи относительно того, зачем всё это.

Младший испытующе уставился на старшего.

— Посмотрю… Любопытно. Где ещё такое увидишь. Подобные вещи просто так не найти в праймских музеях.

— Музеям их неоткуда было бы взять. У нас тут своего рода эксклюзив. Сам к нам пришёл.

— Ага. И хорошо бы знать зачем…

— Покушать?

— Покушать…

Кайл опустил взгляд в пол в мрачной задумчивости, стараясь не давать волю памяти и воображению.

— Патрули прошли по улицам после нападения? — быстро перевёл тему он.

Лаборант невесело хмыкнул в ответ.

— Пробежали! Ты не представляешь, какую бурную деятельность они тут развили, когда до них дошло, что всё уже более чем серьёзно. Я думал не дождусь уже… Даже раза, не поверишь, четыре тут приходили. Справиться о твоём самочувствии.

— Как трогательно.

Ирвин состроил уморительно саркастическую гримаску в ответ.

— Ага… — заговорщицки поднял брови он. — И, вот не поверишь, спрашивали моего совета! Да-да! По размещению пожираков и рекомендаций по предотвращению распространения этого… что бы это ни было. И всё такое. Дошло наконец.

Старший осдшник слабо кивнул.

— Или ответственность хотят перекинуть… Новых нападений не было?

— Нет, пока нет… На счастье. Но, думаю, будут.

— Согласен. — агентъ поморщился. — В принципе, их неплохо тут встречают…

Младший праймец с энтузиазмом кивнул.

— Даааа, местным в решительности вышвырнуть живых или мёртвых пришлых вон из города не откажешь! Тем вечером был просто… нереальный в кошмарности эпик! Даже меня ближе к финалу вывернуло… Но общее впечатление таково, что кантинские такие потрясные! Хоть картины да всякие истории с них пиши! Жаль только, по большей части ныне некрологи это будут… Потери очень велики.

— Я тоже вчера об этом подумал, глядя на них.

— Не вчера. Три света назад ты это думал. Если, конечно, в кошмарах всё это не видел.

— Может, и видел… до сих пор не уверен, не было ли это всё просто дурным видением.

Ирвин мрачно покачал головой.

— Огорчу я тебя до невозможности. Всё это — наша нынешняя реальность… Хорошо, у местных не столь тонкая душевная организация, как у нас с тобой. Это просто орудия на ножках. И они просто берут — и что-то делают. Надо — обороняются. Не надо — копают огороды дальше. В последние света я особой паники в городе не наблюдал. Лишь подготовку. Да и при нападении… Я, когда услышал крики, понёсся было и хотел уже отчаянно ринуться в бой и… под укусы. Но когда увидел, как эти бодро машут тяжёлыми инструментами, понял, что нет необходимости. Решил остаться «в тени», периодически оказывая помощь лишь тем, кто… ну совсем уж в затруднении.

Кайл одобрительно кивнул, стараясь не обращать внимания на лёгкую остаточную боль в груди и шее.

— Мудро! С твоей и с их стороны. А они довольно шустро разобрали ту толпу. Наша академическая выучка с её приёмами нервно таращится в сторонке, глядя на эту импровизацию и стихийное безудержное буйство. Иные… мне кажется, не справились бы.

— В панике и на адреналине все справляются. А тем… нечего было являться с гастрономическими претензиями в продовольственную столицу. Своё надо иметь там, на Пустошах.

Старший служака вновь усмехнулся.

— Много среди местных… заражено?

Младший удручённо покачал головой.

— Да порядком… Как я и говорил, клетки переполнены, прутья почти прогрызены… Когда догрызут прочие заграждения, наспех организованные порядочными, всё это хлынет обратно в город… И вот тогда…

Агентъ поморщился.

— Да, да, да… Ирвин. Не отсылай пока в Прайм таблички… Я кое-чем… дополню. Нужно запросить подмогу. Отовсюду. Это уже точно и не подлежит сомнению… Как бы местные ни были храбры и сильны в атаке, здесь важнее быть ловкими при обороне и не попадаться… Их тут просто перекусают всех и этим всё закончится. А дело серьёзное. И оно касается не только Кантина. Такими темпами, это будет проблема всего Материка. Нам уже не обойтись своими силами. Нужно подкрепление. И ещё исследовательские ресурсы. Помощник вздохнул.

— А нам с тобой — вся наша убедительность… Потому как зная наши верха, просто так нам ни глиняной таблички не выделят. А местные «ожившие садовые украшения» создали себе на Материке такую репутацию, что едва ли кто-то бросится им помогать.

— Вот это… очередная горькая правда. Потому ообсновывать придётся с особой убедительностью.

— Угу. Никто добровольно не захочет переться сюда. Даже эти нападавшие наверняка оказались здесь по веской причине. Почему они всё же поднимаются сюда с низин? Если это и правда северные, а это они… То путь немалый. Неужели там… ну совсем нечего жрать?! Ну… У них же целый огромный город был! Они что, расправились там со всеми припасами? Со всеми… всеми? Почему не съели одни других? И пришли есть местных? Из мести? Но у нас же… Ещё и инфекция. Она… сопутствует этому их мору? Я теряюсь в догадках…

— Наскоком это дело не решить. Мы бы уже решили… И чтоб я знал ответы на эти вопросы. Мы бы с тобой тогда уже здесь не топтались. Не глядели на всю эту сюрреалистическую жуть. А спокойно по домам в Прайме свои напитки пили.

Кайл тяжело вздохнул. Ничего. Скоро-скоро. Любимый праймский травяной чаёк. Успокоительный. И кофе из омилльского подарочного запаса. Иногда… Хорошо. Хороший план.

— Почему они не отправились в Лим? — не унимался ретивый юный служака.

— Ну, это уж совсем далеко… — отмахнулся агентъ. — Да и через эльф им как пройти?

— Мимо. Широким кругом.

— Они как-то… не склонны к тактическим манёврам. Как я заметил. Шедших через эльф, вероятно, уже перебили.

— Твоя правда. А на Пустошах?..

— Голодно. Жесткая трава немногим лучше местных прутьев решеток… Однако, учитывая мною увиденное, полагаю, они и ей не брезговали… Вероятно, ныне даже можно наблюдать совершенно лысые Пустоши. В зависимости от количества жующих, конечно же.

— Есть такая вероятность. Так как у нас тут нахлынуло, но не раздавило… Северное Королевство всё ещё где-то там. Что-то делает. Или планирует. Или до нас добрели самые живучие. Через огромное расстояние. Не сверяясь с картами. И вероятно, где-то там ещё есть…

— Пугающе вероятно. Интересно, у них там остались ещё «нормальные»? Ну, кроме тех, что пробегали здесь? Предпринимали ли они какие-то меры против распространения этого? Или по устранению? Или всё произошло так быстро, что лишь небольшие части, о которых упоминала та порядочная, смогли бежать?

— Чтобы узнать, надо изловить сбежавших.

Кайл досадливо злобно фыркнул.

— Ага! И вот нам «помогли» тут… Та часть, о которой я знаю, была принята здесь немногим любезнее, чем недавно прибежавшие… И, понятное дело, унеслась дальше в неизвестном направлении. Спасаясь и от своих, и от местных.

Ирвин неодобрительно помотал головой, поджал губы и нахмурился.

— Досадно… Расточительно. С шиком. — сделав широкий жест, фыркнул он. — Минус источник информации. Местные даже не потрудились поинтересоваться у северных, почему те нападают на них?

— Это, по счастью, было ещё до нападений. Иначе пришедшие были бы убиты.

— А, точно… Но до нападений, о которых те, вероятно, попытались предупредить? Я не успел дочитать твой отчёт.

— Всё так. Впрочем, мы сами немногим умнее…

Главный по миссии на миг приумолк.

— Я сам… слышал от Сандры о туманном предупреждении, переданном эльфами. — продолжил он. — Но, на фоне всего происходящего бардака, не придал этому значения…

— Ты устал. Возможно даже, действительно не хотел ни о чём слышать, будучи уже перегруженным. Удивительно, что тебе вообще ещё есть дело до окружающего.

— Уже почти нет… Я безумно хочу оставить всё это.

Ирвин недоверчиво нахмурился.

— Я… тоже хотел бы. Наверное. Но… как же они тут? Местные даже славными бывают. Погремел я тут языками немного с бабулькой из того дома, отдавая копало… Милая, кстати, бабуся… Простая, дружелюбная, без заскоков. Поинтересовалась, как у меня дела. Пригласила поужинать с их семьёй… Тоже хорошие люди. Возможно, мы до этого общались с не лучшей частью кантинских.

— Возможно.

— Она говорит, что рада, возвращению копала. И его наличию в доме в целом. У них здесь уже сезона два или три творится что-то… По её словам, гнусяцки странное и… болотно возмутительное. Кто-то умыкают инструменты, топчут поля, портят припасы… Упыри знают что. Порядочные до сих пор не могут выяснить, кто-что-зачем. Словно этого всего было мало… Бедолаги они тут. Натерпелись. Я хочу им помочь.

Почувствовавший укол совести, не менее неприятный, чем недавнее жжение в затекших конечностях, Кайл удивлённо приподнял бровь.

— Вот даже как? — переспросил он, стараясь не выдать своих чувств.

— Ага. Не смотри на меня так. Впрочем, старушка говорит, что в последнее время неприятности как-то сами собой прекратились.

— Не удивительно. На одну жуть пришла более страшная.

— Видимо так. Слава тех ушлёпков по сравнению с последними померкла, они загрустили и ушли.

— Годная версия.

— Или их сожрали. Повезло порядочным. Если долго не решать проблему, она рассосётся сама. Тоже метод. Пожираки… Умницы кантинские. Подходящее словечко. Короткое и ёмкое. Можно использовать в отчётах. Учитывая что официально это явление ещё никак не называется. Вроде бы.

— Оно называется. «Голодные» или… «эонноголодные». Я ещё работаю над терминологией. Вообще, работы предстоит много… Но это меня больше не касается. Агентъ Депресняк работу тут заканчивает. На выдаче рекомендаций. Зачем, собственно, его сюда и вызвали. Я не подписывался на то, чтобы…

Кайл замолк, судорожно взглотнув, не в силах не то что перечислить, но стараясь и вовсе выкинуть из головы события той ночи.

— И… в чём будут состоять твои рекомендации? — поинтересовался Ирвин.

— Помимо усиления обороны и продолжения исследований? Не помешает организовать новые места изоляции заражённых и… отправить разведку в низины. Пока не дошли вместе со мной до ОСД наши с тобой вопиющие о помощи отчёты, придётся местным как-то пока организовывать оборону и исследования, используя свои низкопрофессиональные не подготовленные к тому ресурсы. Я нутром чувствую, насколько низка будет эффективность всех этих действий, но иного выбора у них нет. Угроза велика. И она всё возрастает. Я не вижу способа помочь местным. Помочь всем нам. Прошлый бой показал мне всю мою бесполезность. И тщетность моих стараний. Силы мои на исходе. Да даже если бы не это… У меня нет управленческих и организаторских талантов, я привык работать один… Мы… обречены, Ирвин. Я хочу дожить свои дни в спокойствии. Всё это…

Кайл судорожно вздохнул, стараясь отогнать отчаяние и подступающие слёзы. Ирвин досадливо отмахнулся.

— …смыкается вокруг как удушье! — закончил фразу Лаборант. — Пойдём, подышим местным воздухом. Напоследок. Сможешь?

— Конечно.

Кайл встал, опираясь на Ирвина, потому как его всё ещё знобило и пошатывало от слабости, и они вышли наружу. Навстречу жестокой реальности. Но… прекрасной.

Ну что же…

Светила были на своих местах, лес тихонько шумел, сады и крыши Кантина всё так же буйно цвели, благоухали и плодоносили. Улицы были чисты. Следов бойни в этом месте не было. Словно это в самом деле было просто кошмаром, поразившим усталый разум.

Кайло вновь охватило чёткое ощущение того, что что бы с ними со всеми ни случилось, эонное великолепие природы переживёт всё это и их всех. И будет только то, что будет. Тогда, когда должно быть. Всё предрешено. И потому любой случай — не повод для отчаяния.

Потому, как говорил о кантинских Ирвин, ныне просто нужно отключить воображение и действовать. Пошагово.

Записать рекомендации. Отправить отчёты. Жить как живётся. Делать, что делается. Столько, сколько отпущено Вселенной.

Ибо больше ничего сеймомент не остаётся.

VI. Ход людей. Герой Элдриан

Элдриан шел по коридору Гвардии в смурном настроении.

Услышанное не расслышать. Если бы только можно было бы… Ему было бы чуть поспокойнее. Конечно, в нынешнее тревожное время, когда весь город гудит от напряжения под впечатлением от произошедших в высших слоях его общества странных вещей при недовыясненных обстоятельствах. Которые наверняка так и останутся недовыясненными. Конечно, вся эта придворцовая публика всегда была богата на интриги и не скупилась на пакости, периодически устраиваемые одними другим, когда какой-то из знатных Омов города что-то не поделит с другим. Но хищения и похищения… это уже перебор. Явный перебор. Ощущение скрытой угрозы и готовой разразиться бури повисло над всеми. Особенно над Королевской Гвардией, в которой уже много циклов служил наш пожилой вояка, Гвардии, которой было поручено разобраться с таинственными и, без преувеличения можно сказать, зловещими делами.

Почему они не поручили эти дела ОСД? Агентство всегда занималось особо странными делами. Это отражено в его названии. Что вдруг случилось такое, что оно не в состоянии справиться в одиночку? Что случилось… вот, что случилось им и предстоит выяснить.

Хорошо, что это было поручено другим командующим. Не самому Элдриану. Плохо то, что он и его обычно незаметный взвод, используемый преимущественно для «слива» сюда и «воспитания» «трудных» и неугодных высокородных отпрысков, оказался ныне одним из немногих свободных. Не бегающих по всему городу и не ищущих пропажи.

А это значило, что именно его и его по большей части бестолковых и избалованных, чего греха таить, минимально требовательным командующим, им самим то бишь, именно их и могут отправить в Кантин.

А кого же ещё?

Из невольно подслушанного проходившим мимо кабинета Элдрианом громкого возбуждённого шёпота начальства было ясно, что хоть и произошло в Кантине что-то неслыханное и лица в этом замешаны авторитетные, но главные считают, что это откровенная ерунда или вообще какая-то уловка для отвлечения взбудораженного происходящим в столице общественного внимания.

В самом деле. Как будто им и здесь своих проблем мало… Скорее всего, то дело спустят под откосик и предоставят само себе, но… Что, если нет?

Командование явно было очень обеспокоено. При всём явном нежелании что-то делать в этом направлении. А это значит… что они, скорее всего, пошлют кого-то. Просто для соблюдения формальности и общего договора «Об обеспечении безопасности и обмена товарами и услугами». Чтобы показать, что они что-то делают.

И лучше небольшого и никчёмного отряда, не охраняющего Дворец и не занятого текущими важными делами, сложно кого-то придумать… Ай, как грустно. Конечно же, идти пожилому гвардейскому никуда не хотелось, старые косточки уже просились на пенсию. Эх.

Ладно. Не будем сгущать краски заранее. Никто никуда их не отправит. Начальство настроено крайне скептически. Всё это просто слухи и домыслы. Никому ничего не объявляли. Да и…

Беспорядки в Кантине. Глупости какие-то. Неслыханно. Ерунда же откровенная.

Даже если бы это было правдой, они и сами бы там справились. Они крепкие.

Если это только не внешний конфликт… Вроде бы нападения йулльских. Что тоже ерунда. Закрытый полулегендарный город закрыт уже больше сотни циклов и никто из праймских даже возраста Элдриана уже не помнит, когда это было не так.

Скорее, можно предположить, что кантинские не разобравшись выдумывают что-то… со скуки. Или от злорадства. У них же чуть что — то йулльские виноваты. По любому чиху.

Нужны бы они были вообще закрытому технологически и ведьмически продвинутому городу… В том-то и дело, что на мох не сдались. Оно-то им и обидно. Сами они злятся на бывших одногородских, а тем до них и дела нет. Очень хочется диалога и какого-то внимания… А ничего нету. Только тишина с той стороны. И отличная почва для навешиваний и додумываний, как следствие.

Ладно, перебесятся. Только вот, и идти потому ещё и не хочется, что с этими вздорными кантинскими вообще никто не хочет связываться. Именно из-за их обидчивости и заносчивости. Вывернутый наизнанку в гордыню комплекс ущербности.

Да! Кантинские сами бы не стали просить помощи. Потому как они слишком болезненно реагируют на малейший намёк о собственной несостоятельности. Всё это подозрительно. Это и упоминание ОСД и Храмов Омилла во встревоженном шепотке начальства. Да, сеймомент он об этом вспомнил. ОСД. Омилл. Как они-то к этому причастны? Всё бы хорошо, да, но как он слышал, имена фигурируют громкие… Тогда Гвардия не может не посодействовать. Или убедиться в том, что все это полная ерунда…

Как и местные события. Праймские пресыщены спокойной жизнью не меньше кантинских. Сытое тихое существование тоже большое испытание. Вот и выдумывают всякие каверзы. Или подсознательно ищут где-то проблем и опасности, когда нет ничего. Спокойно не живётся. Тьфу. В такие моменты Элдриану даже обидно за родной Прайм. Эти бы усилия, пущенные на интриги и склоки, да в мирное русло! При таких-то уникальных условиях. Многие циклы уже не было никаких беспорядков, достойных внимания Гвардии. Он и остальные уже привыкли к тому, что держат их «про запас». Благоденствие. Сытость. Развитая медицина. Высокая продолжительность по большей части спокойной жизни. Совсем бы спокойной, если бы не кучки полоумных идиотов. Живи да развивайся. Всё благоустроено. Двигай науку. Искусство. Вот ведь нет же…

Ладно. Топи с ними. Элдриан и команда сходят в Кантин и вернутся. Если их вообще туда отправят. Хоть никто здесь особо не верит во всю эту ерунду и ходит оно всё пока, судя по всему, на уровне слухов, полюбопытствовать не мешает.

Они вернутся и продолжат заниматься тем же. Вознёй с высокородными отпрысками, которых терпеть не могут собственные семейства, отправляющие тех в Гвардию как к присматривающим, чтобы избавиться хотя бы на время от недорослей и надеяться, что те вразумятся. Даже немного жаль этих знатных сопливых. Родились бы в обычных семьях, с них бы не столько требовали. Служащие из простых семейств веселее и спокойнее здесь, им не нужно ни кичиться перед другими, ни что-то доказывать… Тоска.

Тоска и для него возиться с этим молодняком. Так бы и сбежать куда-нибудь. На пенсию. Или… в Кантин?

Будь он сам помоложе, обязательно бы заинтересовался тем, о чём так горячо спорит начальство, но никому не рассказывает. Ведь никаких официальных объявлений в этот свет так и не поступило. Все слишком сосредоточены на праймском бардаке. Похоже, главные не собираются ничего с этим делать, не торопятся разглашать, видимо, ещё и сами не уверены… Или тут ещё что-то…

Надо бы потрясти старое знакомство в ОСД. Ради любопытства. Может, чего интересного и узнается?

Зачем тебе это, седая борода? Ответь мне? Нервишки пощекотать? Старые косточки ведьмическими ударами давно тебе не разминали? Ох, не доведёт до хорошего это твоё любопытство… Но ладно.

Спросить не повредит. Пока всё не забылось и не замялось в суматохе. А может и, с чем упыри не шутят, и в самом деле добраться до источника сведений. Надо же иногда стряхнуть с себя пыль и старческую дрёму присматривающего за отсталым молодняком. И прикоснуться к какой-то загадке. Пусть даже и несуществующей или абсурдной на первый взгляд.

VII. Ход людей. Героиня Сандра

Сандра со своим мини-войском вошла в Кантин.

Урождённая омиллька, она была здесь по делам всего пару раз. Вид зелёного агрогородка с уютного вида милыми домиками и живописными просторами полей всегда радовал её глаз. Буйная растительность, тяжелые от спелых плодов ветви деревьев и кустарников, переплетающиеся ароматы цветов упавших фруктов, впитавшие их земля и воздух… От всего этого захватывало дух, а сердце наполнялось восторгом. Желудок вслед за ним же начинал радостно урчать в предвкушении местной простой, но оттого не менее вкусной и сытной пищи.

Всё это могло кого угодно настроить на неторопливый и миролюбивый лад. Особенно тех, что способны не обращать внимания на местный временами очень неприятный сильный порывистый ветер и не менее приятный почти истерический компенсационный местечковый патриотизм кантинских. Умудрённая опытом работы в верхах правоохранительных структур Сандра, по счастью, была из тех уравновешенных личностей, что легко прощают некоторые небольшие недостатки как людям, так и погодным условиям.

Она уважала честный труд и трудяг. Кантинским здесь и в самом деле было чем гордиться. Они проделали большую работу, превратив это место в благоухающий, цветущий и колосящийся сад. В целом, онм были мирными работящими людьми, любившими простые радости уютной и сытой жизни, красоту и щедрость природы, почитающими удобство и практичность более всего.

Чтобы заметить это не требовалось храмовницкой наблюдательности. Такое ощущение, что всё в Кантине было про еду. и это было первым, что поражало воображение только прибывших в город. Всё, от сытных и вкусных кулинарных шедевров, манящих запахов из многочисленных местных таверн с неприметными вывесками, до основных тем узоров на наличниках окон и вышивках, напоминало о том, что неплохо бы сеймомент славно подкрепиться.

К тому же, умелые не только в рукоделии и хозяйственных делах, но так же и любившие поесть и, как следствие, виртуозно владевшие кулинарным искусством кантинские знали толк так же и в создании домашней теплоты, умиротворения и сытого довольства. И всё это работало даже в простеньких тавернах. Знали они в этом толк так хорошо, что Сандре пришлось бы заказывать новую форменную драпировку, реши она подзадержаться тут.

Но, не в этот раз.

«В Омилле много дел.» — мысленно напомнила себе Главная Храмовница, сосредоточенно нахмурившись.

Тем более, что здесь всё говорило о том, что можно покушать, расслабиться один светик и возвращаться назад к этим самым делам.

Кантин, к радости группы, был всё таким же цветущим и прекрасным, каким они видели его последний раз. Сады и прелестные глиновитные двухуровневые низенькие домики с палисадниками на крышах были столь же очаровательны, светила заливали своим ярким нежным сиянием изобильные поля поля и утопающие в зелени и цветении участки, крепкие упитанные кантинские деловито сновали по улицам города. Всё выглядело тихо и мирно, вызывая лишь желание ещё раз вдохнуть этот ароматный воздух и умилённо расплыться в блаженной улыбке, приземлившись на уютные глиняные топчанчики в укромных цветущих уголках, проникаясь мерным неспешным природным ритмом Кантина.

Поддавшись его настраивающим на созерцательный лад чарам, омиллька безмятежно и благодушно залюбовалась развесистыми плодовыми деревьями и ягодными кустами, и огромными цветами, переваливающимися через изгороди.

…У неё вмиг отлегло от сердца.

Отлично. Мир и покой. Можно возвращаться домой.

Велик шанс, что ничего страшного не произошло. Или уже утряслось само собой. Этот плодовый уголок Материка всё так же прекрасен. А кантинские в состоянии защитить себя и свой город. Во всяком случае, ничего подозрительного не замечено. Беспокоиться не о чем.

Можно дать волю своим порывам. Глава Храмов на пару светов арендует для команды домик, не зря же они сюда шли, они устроят себе небольшие спокойные отгулы, отдохнут, попьют, поедят и подышат ароматами садов и полей и отправятся обратно. Эоны не отдыхавшей Сандре всё это точно пойдёт на пользу. Для разнообразия отвлечься и прочистить мозги. Чтобы везде перестали мерещиться кошмарные опасности и страшные возможности.

…ну, разумеется, для полной уверенности и очистки души и совести она поговорит со Старостой, изложит тому все полученные новости и свои опасения, и всё такое. Не зря, опять же, они сюда столько протопали…

…Плюс, настрадавшаяся от дневного перехода Лейви не поймёт, если они сеймомент просто развернутся и отправятся назад.

Вдруг идиллическая картина благоденствия среди растуще-цветущего великолепия под светилами была вдребезги разбита одним лишь появлением на ней знакомого силуэта.

…Кайл?! Что… он здесь делает?

Какая, к гнусам, разница! Это же феноменальная удача! Кто, как не лучший друг-осдшник расскажет им о происходящем в городе горааааздо подробнее, точнее и лучше местной Администрации и любых других источников! Чётко по делу и с аутентичным юморком.

Расскажет лучше всех, будучи лучшим из лучших. Сандре в самом деле повезло иметь такого друга.

…Что-то не так с его видом. Что-то здесь вообще очень неправильно.

Стряхнув недобрые ощущения, служивая омиллька невольно широко улыбнулась и быстро двинулась в сторону праймского коллеги.

…Однако по мере приближения её тревога усиливалась и улыбка понемногу начинала покидать лицо.

Что это? Это точно… Он?.. Призрак Кайла…

…Осунувшийся. С жуткими кругами под глазами. Измотанный. Растрёпанный. Помятый. Растерянный…

Вот, что было не так. Вот, что её подсознание схватило первым делом, лишь заприметив силуэт друга. Отчаяние и обречённость, легко читающиеся в сгорбленной фигуре, сменившей аристократически-волевую осанку статного служаки.

…Таким храмовница не видела столичного вояку ни разу.

Никогда. Даже в Лекарне, когда при их совместном расследовании последнего Странного дела агентъ попал на больничную койку на грани жизни и смерти. Ведь даже в момент, когда Кайл очнулся там, он был невероятно спокоен и уверен в себе и своей способности справиться со всем вокруг происходящим. На его лице даже тогда не было ни следа… Вот этого…

Нет. Этот опасный специально обученный тип в самом деле способен справиться практически с чем угодно. Что же, гнусы побери, здесь произошло?!..

Проще подойти уже и спросить, чем задаваться кучей тревожных неразрешимых вопросов.

Храмовница прибавила скорость, чтобы нагнать осдшника и увидела, что повернувшийся по неведомому импульсу Кайл тоже узнал её и, в свою очередь, двинулся к ним, тоже повышая скорость. На измученном лице всё ярче начинала расползаться его обычная тёплая сияющая улыбка.

…Вот теперь это Кайл!

На лице Сандры невольно возникла такая же. И немедля принялась набирать прежнюю широту и теплоту.

Остальные, завидев старого знакомого, тоже радостно ринулись к нему дружной толпой. Очаровательный симпатяга праймец был всеобщим любимцем служак Участка и Храмов в целом.

…Гнус с ним, со всем Материком и его бедами, с воздухом и Океаном!

Сеймомент все они были просто рады. Рады видеть что-то родное и близкое. Они на огромной скорости слетелись в счастливую кучу и создали беспорядочно сгребающую праймца в охапку шумную толпу, без умолку хохочущую и тараторящую приветствия на омилльском, провоцирующую недовольные косые взгляды мимо проходящих.

— Сандра! И мои люди! — прорвался через гам прерывающийся голос Кайла, в котором сквозь смех практически слышались радостные слёзы. — Вы не представляете, насколько я… счастлив вас… здесь видеть! Просто… не представляете…

…Это… что? Оно… пугает. Но и радует!

Праймец, весело смеясь, продолжал «переходить» из одних рук в другие.

…Занятно! Хорошо, что рад, да… Но какого гнуса… так сильно? Столько эмоций… Это… вообще не похоже на спокойного уравновешенного осдшника. Вообще. Не похоже.

Однако… Каковы бы ни были причины столь эмоционального радушного приёма, это было умилительно!

— Взаимно! — звонко рассмеялась в ответ Глава Храмов, принимая обнимательную эстафету, в то же время внимательно присматриваясь к близкому. — Как всегда, впрочем, сам знаешь…

Добавила она замирая и давая себе время оценить увиденное и попытаться начать анализировать происходящее. Кайла тем временем наконец-то отпустили, и он стоял посреди толпы, всё ещё слабо и обессиленно улыбаясь.

— Однако… Вид у тебя сейсвет… — осторожно начала Сандра.

— Интригующий! — иронично прозвучало из-за её плеча неодобрительное замечание бой-сэльвы Лейви из команды храмовых участковых.

Сама тактичность, как всегда, ага… Разве эта гнусь болотная промолчит когда-нибудь? Ладно. Сеймомент это даже кстати. Не придётся самой раздумывать над формулировкой.

— Более чем, да… — просто согласно поддакнула старшая. — Что происходит? Рассказывай!

Требовательно нахмурившись, она в то же время обеспокоенно и ободряюще хлопнула приятеля по плечу.

— Сеймомент же расскажу… Не смолчу. — поспешно согласился тот. — Это тяжко носить в себе… Да и незачем. К тому же… тебе необходимо обо всём этом знать. Это касается и Омилла. Напрямую.

Внутри Сандры всё ухнуло в жуткую чёрную пропасть. Снаружи же она укоризненно покачала головой.

— Уже жутко. — недовольно нахмурилась храмовница. — Давай. Делись своей тяжестью. Заинтриговал!

Кайл в изящном традиционном праймском жесте с сожалением губы. Это обычно означало, что человек сзаранее извиняется за то, что собирается сказать или поведать.

— Ага… я старался. — устало выдохнул он. — Надо же это как-то с больной головы переложить… Это долгий разговор. Нужно отойти в сторонку. Как минимум. Сильно отойти. Чем дальше, тем лучше… А хорошо бы и вон из города…

…Жуть наводит. Да.

Остекленевшим взглядом служивый уставился куда-то сквозь землю, в полуосознанном жесте недовольства и растерянности покачивая головой. Впрочем, быстро стряхнув оцепенение, он быстро вскинул взгляд и с дружественно-сочувственной язвительностью обратился к сэльве-храмовнице.

— …И — спасибо, Лейви! Ты, кстати, выглядишь немногим лучше.

— Да я просто ошмётком болотной тины себя чувствую!.. — горестно взревела служивая.

— Ну и ну. — сочувственно цокнул языком агентъ.

Всё это было чистой правдой. Дневной переход и бодрствование тяжело давались ночной дежурной Участка. Однако, она была единственной более-менее свободной силовичкой, с которой Майло хоть и с трудом, но всё же согласился ненадолго расстаться.

Ведь они же здесь… и в самом деле ненадолго?

При взгляде на Кайла надежда на это потихоньку тает. Как печально…

Но Лейви права — группе нужно поесть и отдохнуть. Они все устали от перехода и заслужили небольшую передышку. Все, кроме самой Сандры. Ей, как старшей по званию и ответственной за операцию, предстояло проявить стоическое терпение, немедля начав разбираться в ситуации.

— Я направляюсь к Старосте. — словно бы прочитав её мысли, решительно проинформировал осдшник.

— Я тоже. — машинально ответила главная храмовница. — Но… всем остальным тащиться с нами вовсе не обязательно! Предлагаю команде пока отправиться поесть, отдохнуть и найти место для ночлега. Сбор… Кайл, а где вы с Ирвином остановились?..

Тот сделал пригласительный жест.

— Там, где нас остановили. — иронично ухмыльнулся он. — Ступайте за мной и узрите выделенные Администрацией… площади. Однако, каковы бы они ни были, одно из них может послужить спальным местом для Лейви. Спасём этот город. Не дело нашей грозной ночной стражке находиться днём на его улицах.

Праймец хитро усмехнулся вместе с сандриной командой. Уже практически сроднившиеся за время совместной службы омилльские участковые и осдшник могли с удовольствием и безнаказанно мирное подтрунивать одни над другими. А «ночная жизнь» Лейви часто была поводом для шуток. За её спиной преимущественно. Потому как характер служивой был столь же тяжёлым, как и её рука.

— Спаситель! — слабо ухмыльнувшись, благодарно тряхнула смуглой головой сэльва.

С улыбкой кивнув, практически прежний Кайл бодро зашагал по улице, и вслед за ним сандрина команда отправилась к временному жилищу, занимаемому агентами ОСД.

Уже без прежнего энтузиазма и благодушия полюбовавшись цветущими улицами города, Сандра не заметила, как они оказались на более прозаической мрачной окраине, подойдя к ому, у которого молодой человек с длинными тёмными волосами в просторном тёмном праймском одеянии сидел на глиняной подставке для бочек, прислонившись спиной к зданию. Он явно наслаждался хорошей погодой и местным в целом тёплым и мягким климатом, греясь под дневными светилами, лениво покачивая ступнями расслабленно вытянутых ног, и делая какие-то пометки в своих глиняных табличках. Учитывая бледность его и без того светлой кожи, пребывание вне помещений кабинетов, библиотек и лабораторий, видимо, было для него редкостью. От которой он ныне и получал видимое удовольствие.

— Ирвин. Знакомься. — обратился Кайл к загорающему и сделал широкий жест в сторону омилльской храмовой бригады. — Это Глава омилльских Храмов Сандра. И её маленькое, но замечательное грозное войско.

Юноша, нехотя отрываясь от записей, быстро вскинул пронзительный оценивающий взгляд на подошедших.

— Ух ты! — воодушивлённо подскочил он, откладывая записи в сторону. — Сама Глава Храмов Омилла здесь. Ну… удивляться нечему. Дело у нас тут серьёзное. Что и говорить. Ирвин. Лаборант-исследователь ОСД.

Юноша отвесил приличествующий случаю лёгкий праймский поклон.

— Лаборант? — недоверчиво поинтересовалась храмовая лекарка Хелаку. — Вы здесь имеете дело с химической или биологической опасностью?

— Не совсем… — немного нервно поджал губы младший осдшник. — Честно говоря… к сожалению… Я ещё не совсем уверен, с чем мы имеем дело. Мы с Кайлом здесь потому что мы — знающий несколько языков штатный набор ОСД для любых непонятных ситуаций. Вооюще, в начале отправили Кайла. Потом спохватились — и меня послали следом. ОСД знало о ситуации лишь со слов направившего к ним отчаянную просьбу о помощи Старосты Кантина. Без особых подробностей, конечно же.

— И… что же оно узнало от местных? — с интересом уточнила Сандра у младшего, минуя явно выбитого из колеи и бывшего не в лучшей форме старшего — И почему вы здесь?.

Ирвин, задумчиво отвёл взгляд в сторону, принимаясь перечислять вспомненное.

— Так. Нападавшие, судя по направлению, откуда они пришли… и занятной одежде… явно северные. Которые мало того что атакуют, так ещё и делают это «необычным образом». И вот, не зная, как именно трактовать «необычным образом», дабы не отправлять целую экспертную команду из специализирующихся в различных направлениях медицины и криминалистики, следственную и силовую группы в сопровождении говорящих на кантинском, что, как сеймомент уже понятно, им всё-таки придётся сделать в силу чрезвычайной серьёзности нашего случая… направили для выяснения подробностей обстоятельств пару в данный момент относительно свободных более-менее универсальных служак, сносно говорящих на местном. И вот мы с Кайлом уже выполняем здесь своё дело и без устали выжигаем истерические отчёты и рапорты. Тут правда всё жутко. Без шуток. Да и смех здесь может быть только нервным… У меня стойкое ощущение, что если перестану изливать на таблички отчётов свои панические настроения, то, наверное, ударюсь в настоящую панику.

Он тревожно выдохнул, закончив отчаянно длинную тираду.

— Ну, заставить паниковать Кайла обычно задача нетривиальная… — недоверчиво хмыкнула Сандра. — Однако… глядя на его нынешний вид… Полагаю, кому-то или чему-то это удалось. Так он не выглядел даже после комы, придя в себя в нашей Лекарне… Жуть болотная, да и только. Мне нужны подробности. Хоть глядя на вас я уже и не совсем уверена в том, что хочу их знать.

— Я… расскажу тебе. — невесело фыркнул младший осдшник. — Боюсь, у нас нет выбора.

— Это точно. — мрачно согласился его коллега-агентъ.

Старший осдшник бодро хлопнул в ладоши и улыбнулся.

— Но унывать рано… ибо сеймомент с нами лучшая команда, что справлялась с самыми сложными ситуациями! И пока можно выдохнуть. Мы не одни. А потом, глядишь, отреагировав на наши панические письмена прибежит хоть какое-нибудь подкрепление из Прайма… По крайней мере, я на это очень надеюсь. Но мы прервали знакомство. Ирвин. Я хочу чтобы эти чудесные люди стали и твоими близкими знакомыми… Итак. Это Лейви, Кими, Дейвин, Иржи из омилльского храмового Места Правды.

Агентъ немного виновато улыбнулся и вопросительно посмотрел на других сопровождавших Сандру.

— Остальных, к сожалению, не могу представить, так как сам не знаю, я имел дело преимущественно с Участком. Хотя лица помню, мимоходом двоих из вас видел. — мягко добавил он.

— Моё упущение. — покачала головой Глава Храмов.

— Хелаку! — быстро представилась ведьма целительской части. — Я тебя знаю. Я помогала откачивать тебя тогда… Хоть и не ухаживала непосредственно.

Сэльва добродушно прищурилась, глядя на Кайла.

— Спасибо тебе за это! — слегка поклонился тот.

— Вайоми. — тихо произнесла вторая незнакомка. — Меня ты не вспомнишь, я обычно не работаю… с людьми. Больше с травами, мазями и всеми любимыми питьевыми снадобьями, если я у Кионы…

Праймец рефлекторно поморщился и непроизвольно сглотнул, вспоминая вкус типовых зелий.

— Очень… рад знакомству. — быстро подавив первую реакцию, тепло улыбнулся агентъ. — Кстати, омилльские снадобья самые щадящие из всех мною опробованных…

— …так и есть. — смущенно усмехнулась лекарка.

— Халиан. — бодро представился третий служивый. — Подопечный Финиана, как и Вайоми.

Осдшники ответили вежливыми приветственными жестами.

— Я рад, что теперь нас так много! — просиял Ирвин. — Жаль только, что к нам в жилище все не влезут… Если вообще ещё кто-нибудь влезет.

— А это и не нужно. — деловито отмахнулась Сандра. — Мы здесь ненадолго. Только оценить, какая опасность угрожает Омиллу. И отправиться обратно. Мне нельзя свой город надолго без присмотра оставлять, понимаете же. Тем более, если ему грозит какая-то опасность. Мои люди сеймомент найдут какое-нибудь временное место обитания. На один свет. А мы с пока Кайлом прогуляемся к Старосте.

— Жаль… что так. — вздохнул Ирвин. — Но хоть на один свет иметь небольшое войско с профессиональными лекарскими служивыми в составе — это уже удача. Возможно, вы мне подскажите что-нибудь, у меня будет пара вопросов по поводу наших крайне опасных изолированных… подопытных.

— Кстати об изоляции! — весело хлопнула себя по боку Глава Храмов. — Лейви. Нужно изолировать Лейви.

Лаборант недоумённо уставился на сдерживающую смех Сандру.

— Лейви днём просто не в состоянии корректно функционировать! — всё же не сдержав ехидного смешка, быстро пояснила та. — И может быть опасна по этой же причине.

Вслед за Главной, по группе омилльских прокатилось доброжелательное веселье.

— Ха-ха… — нахмурилась Лейви, издав губами шумный звук и уставившись на начальницу тяжёлым взглядом. — Подожди, вечером я дам тебе достойный ответ на это… А сеймомент сделаю вид, что ничего не слышала. Потому как в таком состоянии шуток не понимаю.

— Да знаю. — примирительно хмыкнула старшая. — Поэтому мы подходим к вопросу с максимальной серьёзностью. Ирвин, покажи, пожалуйста, Лейви место, где можно отдохнуть. Там, где её никто не побеспокоит. Она страшна в гневе. Особенно спросонья. Я не шучу.

— А… хорошо. — согласно кивнул Лаборант и сделал Лейви жест следовать за собой внутрь ома.

— Остальные пока свободны. Кроме нас с Кайлом. — привычно распорядилась Глава Храмов, призывно махнув агенту. — Пойдём.

Ноги ныли, желудок урчал, Сандре тоже очень хотелось поесть и отдохнуть, но сеймомент она не могла себе этого позволить, утешаясь лишь тем, что они ещё успеют насидеться в приёмной Старосты, ожидая окончания всех бюрократических мини-процедур. Возможно, при нынешней загруженности Кантинской Администрации кучей свалившихся на неё серьёзных проблем, удастся даже вздремнуть, ненадолго позабыв о голоде.

— Так. Пока не дошли до места. Рассказывай! — настойчиво потребовала омиллька, когда пара высокопоставленных служак решительно зашагала в направлении кантинской Администрации. — Что тут у тебя такое жуткое… А то я от любопытства помру раньше, чем от голода и усталости, и посочувствовать тебе будет некому.

— Это недопустимо. — поспешно согласился Кайл с нарочито преувеличенным для шутки беспокойством. — Рассказываю!..

Осдшник на момент умолк. Он явно пытался сообразить, с чего начать. И ещё какое-то время шёл в тихой мрачной задумчивости, всё более хмурясь с каждым шагом. Затем выдохнул устало, но уже с видимым облегчением. Даже напряжённые и заострившиеся черты его красивого лица, выдававшие коренного праймца старого ведьминского рода, потихоньку смягчались, принимая знакомый Сандре уверенный и спокойный вид. Это радовало.

— Мммм… в общем, так… — нерешительно начал он. — Я сеймомент обдумывал, как рассказать всё это тебе с прикидкой на то, что после этого практически то же самое буду излагать в своём детальном и подробном отчёте уже не для ОСД… но напрямую для Монаршьих и Гвардии. Так, чтобы вся эта фантасмагорическая болотная муть звучала правдоподобно и уверенно… Потому как услышь я сам от кого такое, посоветовал бы источнику информации немедля обратиться в Лекарню.

Сандра тревожно усмехнулась.

— Именно так ты сеймомент и выглядишь! — неодобрительно цокнула языком она. — Как весьма вероятный пациент оной.

— Вот видишь! — расстроенно взмахнул руками агентъ. — Даже моё нынешнее состояние осложняет мою задачу… Во многих аспектах. Может, Лекарня и в самом деле не помешала бы… Потому как мне трудно не то что понять происходящее, но даже просто сосредоточиться на чём-то конкретном… Очень много происходит всего и сразу… Кантинских и наших с Ирвином скромных ресурсов явно на всё не хватает… Нужны люди для грамотной организации обороны и предотвращения ухудшения ситуации… Местные, надо отдать им должное, смелы и сильны духом, это прекрасно… но одного этого явно недостаточно. Конечно, мы здесь соберём местное ополчение… Рано или поздно. Но лучше бы этим занялись профессиональные обученные и тренированные вояки… Атаки северных очень мощны. Плюс ко всему нам нужны помещения для размещения опасных заражённых… или разрешение на убийство — клетки тюрем переполнены. Дополнительно есть суровейшая необходимость в специальных людях и оборудованных пространствах для дальнейшего исследования этого самораспространяющегося явления, превращающего людей в безмозглых кровожадных поедающих всё, до чего они дотянутся. Но даже ведьмически охлаждённые образцы могут не доезжать со всеми своими составляющими. Я уже не говорю о необходимости проведения полноценных вскрытий…

— Так-так-так, давай по порядку… что происходит-то?! — не вытерпев, обеспокоенно остановила сбивчивый поток размышлений Сандра.

— Ох! — спохватился служака. — Прости, увлёкся. Да, правильно. Кратко и по делу… Попробую. Итак. Сюда прибегают северные. Пытаются… только не надо опять про Лекарню, ладно?.. сожрать местных. Да. Не смотри на меня так. Те, будучи укушенными, начинают делать то же самое. Именно это и происходит. Видишь? Как… как мне всё это объяснить своим, если я тебя убедить не могу?!

Кайл испытующе уставился на ошеломлённую храмовницу своим воспалённым взглядом.

— Так значит… всё это правда… — остолбенев от ужаса при воспоминании о «пророчестве», огорошенно выдохнула та.

— Так… ты знаешь? — изумлённо уставился на неё Кайл.

— Знаю… — обречённо вздохнула служивая. — Хотела бы не знать, но знаю… Северные. Они проходили через Омилл. Целая группа перепуганных людей. Они выдали ту же ерунду, что и ты только что… Я просто… не хотела этому верить.

— Я тоже! — горячо согласился осдшник. — Но… пришлось. И… подумай. Если это… двинется дальше Кантина. В Прайм. В Омилл. Нам всем точно мало не покажется… Ты… ты ещё изолированных не видела, так ведь? Посмотришь. Неизглядимое впечатление оставляет… Возможно, «вдохновившись», ты поможешь нам в красках обрисовать происходящее. Чтобы и у власть имущих впредь не было соблазна отмахнуться и потянуть с решением… Тебя послушают. Не могут же несколько человек тут разом спятить. Хотя, учитывая специфику происходящего… не мудрено. Какая-то мистическая ерунда. Вновь необъяснимая мистическая муть, с которой гнусы пойми что делать…

Плечи праймца вновь безвольно опустились в жесте полной обречённости и какое-то время он молча хмуро шагал рядом.

— Я… я ничем не лучше их! — мрачно прервала молчание храмовница.

— Что? — удивился агентъ.

— Я, имея чётко указывающие на «некоторые странности» данные на руках, отмахнулась от них. — сокрушённо покачала головой Главная Храмовница. — Имея несколько пусть и нечётких свидетельств…

— …так же, как это сделали все мы. — понимающе кивнул осдшник. — Игнорировали и отрицали известное и очевидное, как могли и так долго, как могли… Страх неизбежного владел нами… Не лучший советчик. А ведь знаков, прямых и косвенных, указывавших на возникшие и нарастающие проблемы, было более чем достаточно. Предыдущее дело дало нам не только массу странного материала, но и уйму поводов для размышления. Сандра! Наша нынешняя обязанность — исправить наши оплошности! Нам нужно приложить все усилия для того, чтобы подробно и убедительно описать то, что я тебе сеймомент расскажу. Так, чётко и ярко отразить текущее положение вещей. Твоя голова, я смею надеяться, сеймомент работает гораздо лучше моей. Ты сможешь изложить всё кратко и внятно. Так. Вот полная история. Начиная с последних событий…

Тут Кайл, видимо, дал себе волю, удивив омилльку второй раз. Праймец, вспоминая по ходу повествования жутковатые события последних светов, и вместе с этим постепенно отбрасывая свой столичный лоск и некоторую витиеватость речи, вновь терял всякую схожесть с давно знакомым ей хладнокровным опытным агентом ОСД. Сеймомент перед ней был просто не на шутку встревоженный и озадаченный происходящим служивый.

— Лихо. — присвистнула Сандра, когда он закончил свой рассказ.

Кайл сделал несколько глубоких выдохов-вдохов, безуспешно пытаясь выровнять эмоциональное состояние.

— Угууууу… — устало протянул он выдыхая ещё раз. — Не представляешь насколькоооо… И инфицированных ужееее… настолько многоооо… что местные сами ввели для них спецтермиииин… «пожираки».

Он сделал паузу и продолжил уже спокойнее.

— Вначале мы с Ирвином попытались изолировать всех известных и потенциально опасных. Я наивно полагал, что на сеймомент этого будет достаточно… Но в этой бешеной гонке с неизвестным я в отупи не учёл, что могут прибежать новые разносчики инфекции. И… они, не поверишь, прибежали! — он вновь шумно выдохнул. — И уверен, прибегут ещё… Нужен план действий. Нужны люди. Нужно понять, что делать с огромным количеством укушенных, которые на данный момент неизлечимы и смертность среди них, пока что, полная… Нужно с какой-то стороны начать докапываться до причин происходящего… Учитывая то, что озадачивающие обстоятельства вновь поступают с севера… Боюсь, это не простое совпадение. И всё это может напрямую касаться версии Амелии и нашей расследующей группы в целом. Да, думаю, это дело Альянса…

Сандра невольно поморщившись при упоминании неугодной подчинённой и её сомнительной и недоказанной теории, тяжело вздохнула и уставилась себе под ноги. Только не надо сеймомент про неё. И без того тошно. Ведь все надежды Главы Храмов на благополучное разрешение проблемы самой по себе окончательно улетучивались.

— Альянс… маловат для таких масштабных дел… — наконец печально медленно изрекла она. — Слишком масштабных. Я не знаю, как мне ко всему этому относиться… Знаешь… Мне так хотелось просто думать, что всё это просто бред. Ошибка. Нелепица. Все эти байки про безумных. Я просто хотела дойти сюда и убедиться в том, что это какая-то гнусья чушь. Что здесь всё в порядке. Но в результате убедилась в обратном. Ошибки нет… Чего и… следовало ожидать, впрочем. Всё правда и всё предельно серьёзно. Грустно мне. Грустно, Кайл…

— А уж мне-то как… — согласно опечаленно вздохнул служивый.

Омиллька досадливо ударила кулаком о свою ладонь.

— Значит… — процедила сквозь зубы она. — Придётся предпринимать какие-то активные действия… Хорошоооо. Начнём со сбора информации. У меня есть твоя. А я предоставлю тебе всю свою. Точнее, северную. От той группы.

Агентъ вновь согласно кивнул, переставая хмуриться.

— Начнём сначала, да. — согласился он, и тут же с явной завистью произнёс. — тебе повезло, что тебе достались нормальные! Должно быть это были те самые, о которых мне сообщила местная порядочница. Те, которых кантинские прогнали.

— Ага. Должно быть, они… — выдохнула Сандра, замедляя шаг, поняв, что в задумчивости практически загнала себя до одышки, не будучи одёргиваемой легко шагающим рядом тренированным осдшником. — Вполне себе нормальные… По сравнению с тем, о чём ты и они рассказывали. Хоть и выглядели немногим хуже тебя…

— Нам повезло всё-таки не упустить эту информацию. — ободряюще заметил праймец.

— Ну, если ты подходишь с такой меркой… То — да. Повезло. — хмыкнула омиллька.

— Так и?.. О чём вы говорили? — с живым интересом и смутной надеждой в голосе спросил служака. — Я тебе выдам остатки мелких подробностей… За мной не залежится. Я устал держать это в себе. Но ты… Расскажи мне пока про северных.

— Ну… Мы славно побеседовали через пожилую лиманку. — припомнила храмовница. — Она, правда, не разобрала трети слов и пришлось объясняться рисунками и жестами… но я бы поняла гораздо меньше. Ещё и ржать начала бы, уж больно язык их потешный. Правда, чем больше я слушала переводящую, тем меньше оставалось во мне веселья. А у них там, похоже, и вовсе грустно. Помимо наших накусак в неимоверных количествах, у там ещё и внезапно загорелось, разлетевшись на части одно из их главных административных зданий. Да-да. Словно того, что уже происходило, было мало. Внутри которого находились важные для государства люди. Это заведение — нечто среднее между нашими Храмами и Чиффством, как я поняла. Называется… Бенефакторат. Кажется, так. Я из университетского курса истории это слово помню.

Кайл потёр пальцами виски, пытаясь вместить в опухшую голову и проанализировать дополнительную информацию.

— Ух ты… — только и смог ошеломлённо протянуть он.

Похоже было, что мир вокруг него замер, пока он анализирует услышанное. Взгляд его стал застывшим, смотрел он себе под ноги, словно сквозь землю.

— Здание. Из строительной глины. Загорелось? — ещё раз недоумённо недоверчиво уточнил праймец.

— Да. — задумчиво кивнула Сандра. — Стены… стены обрушились. Точно. Так они сказали. Треснули. И разлетелись осколками по округе. Толстенные стены разнесло… совсем. На части.

— Не могу себе представить. Впрочем…

Спутник её внезапно остановился, поражённый внезапной догадкой.

— Хотя… мы не можем… Но Келе и Ами! Не об этом ли они говорили! — взволнованно воскликнул он. — Стену майлова кабинета! Её ведь тоже разнесло.

Ами. Опять Ами.

Недовольно поморщившись, Сандра протестующе хмуро мотнула головой, жестом призывая продолжать движение. Желудок её недовольно заурчал, напоминая, что с этим походом нужно покончить как можно скорее.

— Разнесло. Совсем. Кайл. Тут посерьёзнее будет заявочка.

— Неизвестного разрушительного состава могло быть побольше. — сдержанно предположил тот. — И ведьмической силы. Но почерк схожий…

Догадка потрясающая! Его ум, в отличие от носителя, всё ещё был в прекрасной форме. Но нет. Чтобы разрушить здание полностью… нужна невероятной мощи и силы ведьмия. Северные, конечно, искусны, но всякому могуществу есть предел.

— Действие происходит в Йулле. — возразила храмовница. — Что не бьётся с аминой теорией. Проблемы с севера лупят по самим северным… Это как-то нелогично. Плюс ко всему — ты представь, какой силой должен обладать тот разрушительный приём, чтобы снести целое, наверняка к тому же ещё и укреплённое здание. Мы же… не с эльфами всё же имеем дело. Я надеюсь.

— Нет, не с эльфами. И не с гномами. Но мы не знаем, каких высот науки и ведьминского исскуства достигли в Йулле северные. Да, звучит это всё невероятно… Но давай хотя бы просто предположим! Допустим они… Не рассчитали силу? Что-то вышло из-под контроля? — не оставлял попыток осдшник. — Или из-под контроля вышли какие-то неизвестные силы? Сами себе в руки наложили? Или же… у них проблема внутри проблемы… Я теряюсь в догадках…

Он хмуро потёр красивый точёный подбородок.

— И мне ничего не понятно. — согласно пробурчала храмовница. — Не знаю пока, как всё это и в голове-то уложить…

— Разрозненные данные… — досадливо поджал губы собеседник. — Положим пока… как придётся. Пусть отлежатся. Может, что-то прояснится позже.

— Я думаю теперь… Не удивительно тогда, что северные так торопились дальше, вглубь Материка. По их перепуганным лицам можно было предположить, что идти они намерены «максимально далеко». Если они и хотели как-то предупредить всех — то вовремя сделать им этого не дали.

— Что, если они бежали, скрываясь от последствий содеянного?

Омиллька отрицательно мотнула головой.

— Они не выглядели злоумышляющими… Такой страх сложно было бы сымитировать. Они явно были жертвами всего этого. Как и ныне кантинские.

— Интересные дела…

Не оставляющий ни на момент своё расследование усталый праймец вновь задумчиво буравил взглядом землю, пытаясь охватить умом и осмыслить услышанное.

— Да. Всё это есть в моём отчёте, который я направила в ОСД. — мягко сказала Сандра. — Но ты здесь, я полагаю, дольше трёх светов. И потому отчёт мой не читал. Его сеймомент, наверное, только получил от Таллы головной офис.

— Пришлось отправлять Таллу? — удивлённо отвлёкся от размышлений Кайл. — Даже так?

— Каллиан был уже отправлен туда же ранее… — добавила Сандра. — Иржи пришёл со мной. У Майло сеймомент вообще почти все задействованы.

— Жуть! — покачал головой агентъ. — Не удивительно впрочем… Их ведомство всегда было самым загруженным.

— Ага. В результате Глава Храмов стала говорящим отчётом… — недовольно фыркнула храмовница. — Так вот. Давай резюмируем. Исходя из ныне мне известного, я уже могу с уверенностью сказать, что это не нападение на Кантин. Северные не стали бы вытворять подобное назло соседствующим. Они не настолько глупы. Вообще неглупы, насколько я помню… Это какая-то… катастрофа у них приключилась. Почему она разразилась, они не в курсе сами. Во всяком случае, известные нам пришедшие точно… Знаешь… я ещё кое-что вспомнила. Они ведь сказали, что разрушения были началом. После чего на улицы города неизвестно откуда хлынули… видимо те самые безумные. Потом изложение их событий практически совпадает с твоим. Всё вокруг… цитирую: прыгало, кусало, вцеплялось и вырывало куски мяса… Говорят, еле унеслись оттуда. Спаслось, по их ощущениям, очень мало. От себя добавлю, через Омилл за последнее время их прошёл всего десяток-другой, наверное… Какие-то останавливались перекинуться с нашими парой слов. Но те, естественно, ничего не поняли. Эти были настойчивее и задержались достаточно, чтобы мы успели отыскать переводчицу.

— Я видел подобную атаку воочую… и прекрасно понимаю, о чём они… — фразу служаки прерва невольный спазматический вздох пережитого ужаса. — Насколько я понимаю… там «пожирак» было гораздо больше! Как… Как кто-то вообще умудрились выжить там?! Хорошо бы сеймомент расспросить их, с учётом новых полученных данных…

Агентъ досадливо цокнул языком.

— Их не вернуть. — покачала головой Сандра. — Убегали они стремительно.

— Верю… — невесело хмыкнул вояка. — Сам бы убежал… Я был не удивлён, но изрядно разочарован, узнав, что их не потрудились даже выслушать здесь. Да, язык непонятен… но по идее, когда видишь группу потрёпанных перепуганных людей, понятливость обыкновенно резко включается вместе с инстинктом самосохранения!

— Это верно… — примирительно печально вздохнула омиллька. — Но иногда так хочется пожить спокойно…

— Хочется. Но не грозит. — мрачно отрезал осдшник.

— И не говори мне об этом… — скорбно произнесла Главная Храмов, чувствуя некоторую обречённость.

…Что её печали. Огромный город. Часть их цивилизации. Значимая часть. Практически стёрт с Материка. Вот так просто…

Каковы тогда перспективы Кантина, Омилла и всех остальных? Ничтожны.

Центрально-южные давно не общались с низинными северными. Контакты были резко оборваны по инициативе последних. И все ныне имеющиеся сведения были либо древними и устаревшими, как и последние контакты, либо полученными из ненадёжных источников, или что чаще всего, попросту выдуманными. Что существенно затрудняло выяснение предшествующих обстоятельств. Теорий относительно происходящего в низинах за Пустошами было множество… но ни одна не была достоверной. Что делало их задачу по поиску годной версии, объясняющей ныне происходящее крайне сложной…

Её размышления были прерваны Кайлом.

— Корень проблем, вероятнее всего, всё же кроется в Йулле. Все следы ведут туда или оттуда. Я согласен с Ами. — твёрдо произнёс он. — Я очень надеялся, что северные подсветят нам это дело… Но, однако ж, нет… Они ещё болотного туману добавили. Почему загорелось то здание? Как связано это с появлением безумных? Даже если сбросить со счетов происходящее там, на севере, остаются вопросы местного значения. Сколько голодных ныне бродит по Пустошам? Какую их часть ожидать здесь? Сколько людей нужно здесь для отражения атак? Как не допустить новых трансформаций? И помимо этого всего… нам нельзя продолжать шагать позади злоумышляющих. Они притихли здесь только затем, чтобы в другой части Материка громыхнуло нечто гораздо более масштабное… Я боюсь… Я боюсь, что не только моих скромных ресурсов, но и ресурсов Альянса не хватит для того, чтобы хотя бы попробовать как-то подступиться к этому… Но… Ты же… не бросишь меня в этом отчаянно безнадёжном деле?

Матёрый самодостаточный лучший праймский агентъ внезапно пронзительно умоляюще уставился на неё.

…Вопрос, разумеется, был чисто риторическим. Они это понимали.

…Если бы разговор шёл сеймомент с администрацией Кантина, Сандра изучила бы вопрос, дала ряд рекомендаций по формированию ополчения и укреплений, выжгла смету, предложила задействовать посерьёзнее силы того же Прайма… И была бы такова. Поспешно отправляясь укреплять собственный город…

Но пока сам Кайл оказался плотно влипшим в это дело, ни она, ни её люди не оставят его одного разгребать это. Несмотря на то, что праймский служивый не принадлежал ни к Месту Правды омилльских Храмов, ни к Омилльскому Храмовому Комплексу в целом, вся храмовая команда безоговорочно считала его «своим».

— Конечно, не брошу… — выдохнула храмовница. — Особенно когда ты так жалобно смотришь испуганными глазами. С такими знатными мешками под ними… Что за упыри смогли бы… Да и дело… очень масштабное. И явно касается ради него же, проклятущего, и созданного Альянса. Я, ты, Киона, Финиан… Мы вместе в это влипли, так или иначе. Вместе и будем разгребать… Отступать некуда. За нами Материк. Надеюсь, что оставшаяся за главную Тилма там справится… пока я здесь. «На разведке».

Саркастично фыркнув, Сандра досадливо скривилась и следом обеспокоенно почесала макушку.

…Надо ли говорить о том, что Кайл сеймомент просил о многом? И, вероятно, догадывался об этом. Но это дело и правда касается не только его.

— Спасибо! — судорожно с облегчением и благодарностью выдохнул тот. — Это очень благородно с твоей стороны не оставить нас в этом… Ирвин тоже обрадуется. Я совсем загонял его за последние света. Кстати, рад, что к моим тревожным донесениям три света назад уже прибавились и твои! Это заставит моё начальство и прочих сопричастных быть попроворнее.

Он резко выдохнул, стряхнул печальную задумчивость и радостно хлопнул в ладоши, выдав ту самую свою неповторимую тёплую лучезарную улыбку.

— …Так же рад, что вы с командой здесь! — бодро продолжил он. — Вместе мы всё организуем быстрее и эффективнее. И я опять рад буду свинтить отсюда поскорее. Так что… Я сеймомент много раз рад! Вот.

Значительно повеселевший служака и в самом деле выглядел уже не столь жутким, как в том своём отчаянии. Оно того стоило. Остаётся лишь почаще напоминать себе об этом при мысли об оставленном доме.

Ладно. Отсюда мы защищаем и Омилл.

— А я рада тебе помочь. — улыбнулась в ответ Сандра. — Именно так. Мы организуем здесь всё… и уходим в Омилл! И ты тоже. Да-да.

Тяжело и веско отчеканила Глава Храмов, бросив многозначительный взгляд на близкого и сослуживца.

— На тебя смотреть страшно… — продолжила она. — Про Лекарню тут было верно подмечено, сдам тебя Кионе. Пусть медицина Омилла не самая продвинутая, но она лучшая. Ты знаешь это. Пару средних циклов на нашей целебной воде с гадкими горькими отварами гарантированно вновь вернут тебе бодрость и радость жизни.

Служивые весело расхохотались.

— А в Омилл нам с тобой нужно будет попасть как можно скорее. Как я понимаю, всё прибегающее в Кантин в любом случае будет разбегаться и просачиваться повсюду в хаотическом порядке. — продолжила рассуждать Глава Храмов. — Если уже этого не делает. И посему, выходит, у нас и своих дел по организации обороны нашего города полно. Я помогу здесь тебе, ты поможешь там мне. Учитывая то, что ты знаешь о распространении… болезни, правильно я понимаю?

— Очень правильно. Ирвин как всегда ещё не до конца уверен относительно сущности явления и способа распространения, хочет провести дополнительные исследования и всё такое… но интуиция подсказывает мне, что теория моя в целом верна.

— Тогда… При общем уровне включенности в проблему и «оперативного быстродействия» кантинских, могу предположить, что в итоге заражёнными окажутся здесь все. И Омиллу придётся обороняться от такой же орды, но уже местного производства. Так? Упырины болотные… А я -то надеялась, что эти времена никогда не настанут… Спокойно прогуливала занятия по тактике сражений. И пролистывала страницы о мороке и прочих «экзотических никому не нужных редкостях»… Мы все считали это просто древней фантастической трухой… А ныне это наша болотная реальность. Ладно… Пришло время ответить за неудовлетворительные оценки по данному предмету. И за расхлябанность. Так вот. План есть. И он таков: изучаем вопрос, даём ряд исчерпывающих рекомендаций и… уходим заниматься своими делами! Тебя тоже касается. Но для начала… Тебе пора отдохнуть. На тебя страшно смотреть. ОСД должно быть в курсе твоего состояния. И того, что тебя уже практически пора отстранять от дела. По причине нервного истощения и последующей неэффективности. Хотя, что и говорить, ты и на минимуме способностей десятерых стоишь.

Они уже стояли перед зданием Администрации.

— Спасибо… А в отгулы я с радостью! — с горькой улыбкой ответил Кайл. — Тем более с вами в Омилл, на кофетерапию… Я за последний средний цикл устал так… как кажется, не уставал за всю свою жизнь…

Лицо его на момент вновь стало мрачным и осунувшимся и он выглядел опустошённым и потерянным.

— …ибо никогда, даже во время двух последних покушений, мне не было так жутко… все это имеет привкус какой-то лютой безысходности. — добавил он внезапно тихим голосом, в котором было столько жутких ноток ледяной печали, что храмовница невольно внутренне сжалась. — Ты бы знала, какая болотная муть мне снится…

Пора это прекратить.

— Тогда точно в загулы! — спешно и нарочито бодро подытожила Сандра. — И Ирвина забирай. Славный он малый, нечего ему в таком кошмарном месте делать.

Старший осдшник при упоминании младшего весело хмыкнул и отрицательно мотнул головой.

— Он мало того что славный, так ещё и любопытный сверх меры. — усмехнулся праймец. — Едва ли ты его отгонишь от исследования новых материалов.

— Он их может получить и от курьерствующих, находясь в Лабораториях Кионы. — безапелляционно возразила Главная Храмовница. — Суета сражений будет его лишь отвлекать от мыслей… Это дело для таких грубых инструментов, как я или Лейви.

— Ты не грубый инструмент! — мягко возразил Кайл. — Сеймомент твои способности управления и планирования нужны больше, чем боевые. Только силовыми методами эту проблему не решить. Что бы кантинские власти не воображали по этому поводу.

— Тогда пойдём давить интеллектом? — иронично хмыкнула Сандра.

— Пойдём. — понуро усмехнулся собеседник. — В это королевство победившей бюрократии. Вкуси ещё одну порцию ужасов Кантина.

— Мне ли привыкать! — с азартным задором ответила старшая по Храму. — Я имею дело с нашим омилльским Чиффством… Готовься пока к прелюдии к своему отдыху — тут можно будет немного отдохнуть и поспать, пока они там заполнят все бумаги, документирующие наш визит, и пропечатают все разрешения!

— Всегда готов! — тон ей ответил агентъ. — Хорошо, что у них аграрная деятельность не регламентируется так же жёстко… Иначе Материк точно был бы обречён. На голодную смерть.

— Мы тогда прибежали бы пожирать их, точно так же, как нынешние северные. Кстати, я голодна как болотный гнус.

— Сохрани этот плотоядный настрой. Когда мы пробудимся от дрёмы и обнаружим, что нас всё ещё и не думают впускать в кабинет Старосты, я использую тебя как козырь… для создания хаоса и паники. Под прикрытием которых проникну в эту неприступную обитель чистого бюрократического зла.

Сандра весело хлопнула сослуживца по плечу.

— Узнаю профессионала ОСД! Ну! А говоришь — не в форме…

VIII. Ход людей. Герой Кайл

Кайл и Сандра довольно скоро уже шагали по коридорам здания Администрации в направлении главной секретарской и находящегося за ней кабинетом Старосты. Под уже довольно громкий аккомпанемент урчащего желудка храмовницы. Прошли они в святая святых кантинской бюрократии на этот раз на удивление легко.

Секретарь Старосты, лишь завидев Главу Омилльских Храмов, тут же мрачно и громогласно оповестившую его о том, что она пришла с важным сообщением и группой из девяти столь же серьёзно настроенных служивых, против обыкновения, не стал докучать авторитетным представительным пришедшим даже обычными краткими формальностями в виде заполнения журнала посещений и прочим, а сразу отправился к начальству с докладом.

Нездоровый голодный блеск в глазах Сандры, видно, добавлял убедительности, дополнительно сообщая о нешуточности её намерений. Она не слишком хорошо владела местным языком, но её невербальные сигналы без проблем считывались окружающими. Кроме того, здесь хорошо заметно было, как все перепуганы происходящим. Вот что на самом деле работало. Тревожный шёпот и обеспокоенные взгляды были обычным явлением ныне во всех коридорах и закоулках Кантинской Администрации.

…Но через окно всё равно было бы проще.

По счастью, Кайлу сеймомент было наплевать на любые сложности, пока он просто шагал рядом с Сандрой, с самого момента появления которой в Кантине, с каждым шагом ему как будто бы становилось немного легче. Он не был больше против всего и один на один со всем этим. На какое-то время можно было расслабиться и сбросить уже зашкаливающий градус напряжения. У всего есть свои пределы. У Кайловой прочности, запасов терпения и чувства юмора тоже. Как бы велики они ни были в целом, ему не стоит забывать об этом впредь, перегружая себя и подталкивая тем самым ближе к опасному краю.

Конечно, осдшник не был тепличным созданием, рассыпающимся при первых же трудностях, он привык работать в одиночку, выдерживать немалый и долгий стресс, подвергаться смертельной опасности, выживать в экстремальных ситуациях, это было частью его работы и ежесветного существования, оттого набор его умений и знаний был впечатляющим.

Но в этот набор не входило планирование чего-то масштабного, организация больших групп людей, распределение стратегически важных ресурсов и прочая серьёзная административная работа. Но ведь именно для этого и существовали другие.

Требовать точного исполнения, систематически добиваться запланированного, неутомимо искать нужный подход и настаивать на своём видении. Вот, в чём Сандре не было равных. Благодаря всем этим своим качествам она, собственно, и оказалась на посту Главы Омилльских Храмов. И ныне именно эти качества могут привести их непростую, но жизненно важную для Материка операцию к успеху.

А значит, теперь… всё правильно, все на своих местах, всё пойдёт на лад.

Несмотря на нависшую над всеми ними огромную непостижимую угрозу, на душе у Кайла становилось теплее, внутри робко появлялась какая-то надежда. Однако он поспешил слегка «одёрнуть» себя. Нельзя было прийти сеймомент к Старосте в тотально умиротворённом состоянии. Нужно было вложить в свои слова и просьбы максимум тревоги и убедительности.

Впрочем, беседа тоже прошла на удивление гладко. С некоторой помощью Кайла как переводчика, на высокого управленца, подготовленного страшными событиями и более ранними кайловыми же докладами и впечатлённому уже одним напором и непреклонностью не слишком хорошо владеющей кантинским Сандры, поступающая от пришлых информация оказывала желаемое действие.

Плюс в коллективистском Кантине количество людей, активно заинтересованных в решении какой бы то ни было проблемы, прежде всего определяло и скорость решения этой самой проблемы. Семь рядовых омилльских служак и одна высокопоставленная, специально пришедшие решать сложный вопрос, плюс Кайл с Ирвином, выглядели куда солиднее и внушительнее, чем один Кайл или даже Кайл с Ирвином, несмотря на то, что за последними тоже стояла немаленькая и весьма мощная правоохранительная организация. Вероятно, важнейшая и крупнейшая на Материке. Но организация эта была где-то там, на с трудом достижимых высотах над уровнем моря, на которых находился Прайм, до которых не мог достучаться сам осдшник. А проблемы и мрачная серьёзно настроенная Глава Омилльских Храмов были уже здесь. В непосредственной близости.

К тому же, к южным равнинным соседствующим, так уж исторически сложилось, кантинские относились с гораздо меньшей антипатией и недоверием, нежели к смотревшему на них свысока Прайму.

По всем перечисленным причинам, но главным образом потому, что всем было ясно, как светило, что ситуация очень серьёзная, занятым её решением служакам было обещано максимальное содействие, более весомая помощь местных порядочных и создаваемого сеймомент ополчения. Им также выделят здания складов для размещения лабораторий и людей, которых, как надеялись Кайл и Сандра, Монаршие Прайма всё же пришлют им на подмогу. Дозор из кантинских сил на северных подступах к городу, по счастью, уже был спешно выставлен, это даже обсуждать не пришлось.

Староста явно был доволен, что можно не только спихнуть на кого-то решение пренеприятного и практически неразрешимого каверзного вопроса ценой в уйму жизней.

К его плохо скрываемой радости, пришельцы сами взяли на себя инициативу, а значит, и ответственность за происходящее. Главная Омилльская Храмовница вызвалась разработать и представить проект стены, прикрывающей стратегически важный продовольственный город со стороны Фронтира и частично со стороны леса, огибающей поселение по оптимальному радиусу. Однако, хитрый Староста всё же вкрадчиво осведомился, возможно ли выполнить запланированное с минимальной затратой количества всех ресурсов — людских, временных, строительных… Естественно. А то как же.

Что, впрочем, было излишним, так как в омилльских людях изначально заложено уважение и бережное отношение к окружающей среде и её ресурсам. Но Староста не был бы кантинским, если не задал бы подобного вопроса.

Кайл взял слово после Сандры, вновь подняв сложный вопрос о переполненности клеток храмовой тюрьмы и необходимости принятия решения по поводу содержащихся там обречённых людей с неизлечимой, по крайней мере, на данный момент, болезнью. Точнее даже, как бы жутко это ни звучало, но уже не совсем людей. А агрессивных индивидуумов, инфицированных чем-то заразным неизвестным, смертельно опасных для всех остальных. Староста предсказуемо замер… Да, решение было тяжёлым, никто не спорит. Убивать своих кантинским в последние времена не доводилось даже в пьяных потасовках. Но вопрос нужно было решать. И он явно был не в компетенции чужих.

В кабинете воцарилась тяжёлая пауза. Староста явно тянул время, пытаясь увильнуть от принятия или непопулярного, или же негуманного решения. Неуверенно помолчав дольше приличного для совещания времени, он попросил дать ему время на раздумья.

— Знаете, что мне только что пришло. — внезапно произнесла Глава омилльских Храмов, нарушая тяжёлую тишину. — А есть ли смысл… содержать заражённых именно в клетках? Можно их… не знаю… привязывать где-то? К чему-то? Полагаю, это лучше, чем убивать. Если мы, конечно, надеемся на то, что средство излечения будет когда-либо найдено.

— Бедолаги замёрзнут на улице. — отрицательно покачал головой Староста.

— Выделить под это дело… амбар? Склад? — предположила омиллька. — На время, пока у вас нет специальных помещений для лечения и карантина.

— Это один из приоритетных вопросов. — продолжил «наступление» воодушевлённый омилльской поддержкой Кайл. — Потому как, прироста их количества в результате ещё одной атаки, которая, кстати, может случиться в любой момент…

«…А может даже, творится прямо сеймомент.»

Служивый невольно сделал паузу, вместе с остальными присутствующими тревожно прислушавшись к происходящему снаружи. Убедившись, что оттуда не доносится ничего подозрительного или жуткого, он продолжил.

— …мы просто не выдержим. У нас нет больше мест в клетках.

Продуктивно проведя внеплановое собрание и обсудив все важные вопросы, сгенерировав по ходу несколько годных идей, которые, как они надеялись, помогут им быстрее и эффективнее справиться со сложившейся ситуацией, инициативная часть тайного омилльского Альянса с чувством выполненного на сей свет долга вышла из здания Администрации вполне себе вдохновлённой и готовой к активным действиям. Ведь в уме нужно было держать их главную задачу — поскорее разобраться с местными проблемами так, чтобы кантинские смогли сами какое-то время сдерживать натиск. И спешно отправиться окружать укреплениями и заботой свой любимый кофейный город.

— У меня… неожиданно хорошее предчувствие относительно всего этого. — вдруг деловито хлопнула в ладоши активная омиллька, прерывая небольшое задумчивое молчание служивых. — Я чувствую, мы можем справиться! Мы всё сделаем, Кайл! Мне уже не терпится приступить к активным действиям, добраться до моих глиняных табличек и начать выжигать планы и сметы… Тык-брык, и мы идём обратно в Омилл. Да. Раньше сяду за это, раньше выйду в обратную дорогу. Чем крепче они будут стоять на ногах здесь, тем спокойнее мне будет там заниматься многосторонней подготовкой к… довольно-таки непростым временам, как мне видится… Что ж. Начну параллельно разрабатывать план действий и для Омилла! Чтобы не теряя времени приступить к его выполнению уже сразу по прибытии. Хорошо хоть там стена у нас уже есть… Пусть только вокруг Храмов. Ну, если что, соберём туда весь город… Не знаю…

— Стена решает все проблемы. — дружественно подшутил над известной омилльской «стеностроительницей» Кайл.

Та развела руками в протестующем жесте.

— А почему нет! У нас это работает. Кражи и нападения прекратились. Участок в большей безопасности, чем был до этого. Хм. — Глава Храмов состроила преувеличенно суровую гримасу. — Возьмём наш предыдущий опыт на вооружение. Выставим и здесь охрану. Перекроем вход сомнительным личностям… без пропусков и доступа. Верно?

— Конечно. — легко согласился праймец. — И пусть у нас пожираки потомятся в проходной, ожидая оформления пропуска в приёмную. Они ведь тоже всё ещё немного люди. Пора им напомнить об этом.

— Так и сделаем! Хотя, конечно, я лукавлю… Наша стена ведь выполняет иные функции. А отсутствие происшествий может быть связано с общим затишьем в городе.

— Да ладно. Идея неплоха. Здесь действительно не помешает заграждение. Чтобы они не пробегали в город… ну совсем уж беспрепятственно.

Сандра с вызовом фыркнула.

— Да! Налегке в Кантин вбегать хотят. Наша очередь отгораживаться от севера. Поэтому Староста, вероятно, так легко согласился… Ну что ж. Тебе теперь предстоит провести для меня безрадостную экскурсию по помещению кантинской тюрьмы и местам последнего появления в городе эонноголодных. И прочим местным достопримечательностям.

Кайл широко улыбнулся.

— Теперь эта прогулка не будет столь же безрадостной, как до этого. И ситуация больше не кажется мне тупиковой и безнадёжной.

— Тебе нужно отдохнуть, пока ты не впал в летаргический сон… А мне поесть. Мы должны первым делом покормить меня, чтобы я передвигалась по улицам города, делая пометки на своей схеме, а не зыркая по сторонам, в поисках кого бы сожрать. Такого контенгента тут и так в достатке.

— Летаргический сон вполне себе возможен.

— Не волнуйся, мы погрузим твою тушку в самоходку, чтобы забрать тебя в Омилл по окончании наших дел тут… Если кто-то ещё… или я не съем тебя раньше! Найди мне, где можно поесть! Скорее. Я правда не хочу жевать тебя или прохожих, пока здесь есть вещи повкуснее. Где вы с Ирвином обычно обедаете? У вас уже имеется здесь любимое заведение? Хм? Я знаю, ты выбирать умеешь.

Храмовница с выражением крайней степени заинтересованности уставилась на агента. Тот смущённо отвёл глаза.

— Нет… Если честно, мы питаемся дома, в Храмовом Дворе или там же Лаборатории… Едим, что дают. Быстро и не задумываясь, между делами.

Омиллька демонстративно отстранилась от агента с деланым испугом.

— Что?! Нет, ну в таких условиях мы точно не подписывались здесь работать! В продовольственной-то столице! А вот это — самое страшное из того, что я слышу за последнее время. — мрачным драматическим голосом произнесла она. — Подмена агента ОСД и известного гурмана Прайма… Об этом следует доложить в головной офис. А самозванца немедленно упихать в клетку к пожиркам. Я немедля объявляю в розыск моего близкого и сослуживца Кайла. Все прочие дела вторичны. Я догадывалась, что здесь дела плохи, но если ты не обошёл с десяток местных таверн, то, я чувствую, что мир рушится…

Праймец хохотнул и замахал руками в протестующем жесте.

— Воу-воу! Не паникуй заранее! — с усмешкой остановил он храмовницу. — Я обошел аж четыре штуки за время прошлого визита! Выбирать только не из чего, потому как кормят здесь, в принципе, во всех хорошо. Можно смело отправляться в любую таверну. Вот только порции оооочень большие, если хочешь знать моё мнение…

— Это прекрасно! Как раз то, что мне сеймомент нужно. Давай уже найдём любую таверну.

— Давай. Пойдём в ту, что в тот раз мне понравилась больше других… Она недалеко тут. Тем более, я, помниться, там хотел попробовать кое-что… Это было Эон циклов назад, во времена, когда у меня ещё был нормальный аппетит и вкус к жизни.

Агентъ тяжело вздохнул.

— Отдохнёшь. И всё вернётся. — приободрила омилльская служивая.

— И Инга. И Тиби. — скептически покачал головой осдшник, делая жест следовать за собой. — Хорошо бы. С ними всё было бы гораздо проще. Да, я знаю, он ищет её. И куда активнее, чем я. Наплевав на все распоряжения, запреты и предписания ОСД… Наш обычный Тиби. Само действие. И никакого уважения к бюрократии, с которой мы тут с тобой так старательно расшаркиваемся. Как его не выкинули из ОСД ещё — не понимаю.

— Вероятно, из-за его результативности… Тобиас умён и изворотлив. — предположила старшая храмовница. — Он один из лучших. И найдёт всё, что угодно. И всех. Да и сам не может пропасть просто так, не оставив зацепок.

— Инга оставила несколько. — грустно заметил осдшник, возвращаясь к старым печалям. — Но пока это не помогло мне… Вообще, Инга была лучшей из нас. И это не сильно помогло ей самой.

В этот момент Кайл почувствовал словно удар невидимого кулака и тяжесть в груди. Дышать становилось так же трудно, как в кошмаре.

Ох! Он полагал, что стресс ушёл… но он просто немного отступил. И был всё ещё здесь. Близко. Ближе, чем хотелось бы. Его ледяное дыхание чувствовалось повсюду, а скручивающая хватка настигла праймца в момент.

Ему пришлось резко остановиться. Он сделал успокаивающий жест, поймав на себе взволнованный взгляд Сандры.

— Всё… хорошо. Всё… будет нормально…

Кому он это говорит? Себе?

Агентъ попытался сделать глубокий вдох, но его лёгкие как будто сжались и не могли вместить в себя столько воздуха, сколько ему сеймомент было нужно. Ещё попытка… Тссс. Дыши. Дыши размеренно… Втяни воздух лёгкими, представь, как он плавно проходит как можно ближе к позвоночнику… Спокойно. Не погружайся в это слишком глубоко. Это никак не помогает и так не работает. Пффф.

Он резко выпрямился и сделал нетерпеливый знак, призывающий продолжить движение.

Не успела Сандра, видимо хотевшая поинтересоваться его самочувствием или перевести тему, открыть рта, как он продолжил предыдущий разговор.

— Ами, как я понимаю, тоже ничего не нашла?.. — служака адресовал спутнице несколько растерянный, но уже более спокойный вопросительный взгляд. — Ещё и сама пропала куда-то… Финиан ничего не говорил о ней?

— Нет. — отрицательно мотнула головой та. — Ами работает. Никаких тревожных донесений от неё не поступало.

— У меня уже паранойя… — пожаловался агентъ, нервно почёсывая ладонь. — Я знаю, что пропадать надолго вполне в духе Тобиаса… В этом гарантия безопасности его существования…

Он почувствовал на себе тяжёлый и испытующий, но сочувствующий взгляд служивой.

— Слушай… — веско произнесла та. — Выкинь пока всё это из головы. Ну, по крайней мере, постарайся. Пойми, от этого ныне зависит твоё здоровье. И трудоспособность. Твоя первая задача сеймомент — отстраниться от этого и дать себе передышку. Пока ты умом не двинулся. Остынь на время. Ты сделал, что смог. Поиском на данный момент заняты все. Не ты, так кто-то из нас на что-то точно наткнётся. А пока придётся работать с нами. С Кантином. И Омиллом. Переключись на это.

Кайл кивнул и мысленно встряхнулся.

— Я уже так переключился, что не сплю тут совсем, потом дрыхну по три света. Думаешь, просто так я тут пашу с полной выкладкой? — попытался пошутить он, но его старая близкая почувствовала фальшь.

— Кайл! — укоризненно произнесла она.

— Ладно-ладно… — поднял руки служака в примирительном жесте. — Я понял и принял к сведению твои рекомендации. Мне в целом уже гораздо лучше. Я рад работать с моей любимой командой, мой славный Омилл пришёл ко мне сюда на подмогу сам. Надеюсь, твои принесли с собой немного кофе.

— Они не отправились бы в путь без этого.

Вояки переглянулись, заговорщицки улыбаясь.

— Тогда я буду испытывать терпение и милосердие нашей команды вечером. — агентъ улыбнулся в предвкушении тёплой чашки с ароматным напитком из свежесобранных, только прибывших из пряно-туманного Омилла кофейных ягод. — А пока… Вот и наше заведение. Кажется. Их вывески такие невзрачные! И такие одинаковые.

Агентъ критически осмотрел улицу. Зрительная память его ни разу ещё не подводила. Он был почти уверен, что спасительное для Сандры заведение общественного питания находилось здесь.

— Сожру тебя. — невинно напомнила голодная служака.

…И для него это заведение было спасительным тоже, как выяснилось.

— Подавишься. — рассеянно улыбнулся праймец. — Да, вот оно. Впрочем, яркие вывески им тут делать незачем. Местные свои излюбленные таверны и с закрытыми глазами найдут. А пришлым тут делать нечего.

Усмехнувшись, служивые зашли внутрь и попали в антураж типичной кантинской едальни, мало чем, кроме небольшой блёклой вывески, отличавшейся от обычного жилого дома.

Появившись в подобном месте в первый раз, Кайл даже едва было смущённо не выскочил обратно на улицу, решив, что по ошибке оказался незваным гостем в чьём-то жилище. Вернувшись и позже посетив ещё несколько подобных заведений, он понял, что таковы были все местные таверны. Невзрачные внешне, но щедрые внутренне. Как и сами кантинские. Для людей, много работающих с землёй и напитывающихся её качествами иначе и быть не могло. Они были гарантом стабильности для всех, Кантин был опорой Материка. Надёжно, просто, без затей.

Так же с твёрдой уверенностью можно было сказать, что в этом месте пришлых ожидала по-домашнему вкусная еда, аутентичный местечковый уют и совершенно потрясающее гостеприимство. Такое, как если бы здесь никогда не слышали о древней взаимной неприязни к чужим. Место с едой свято. Голод всех уравнивает.

Кайл и Сандра выбрали приглянувшийся так и приглашающий с комфортом устроиться около него столик с как-то по сэльвски радостно цветастой скатертью. И совершенно вымотавшаяся за последние света омиллька впервые выглядела счастливой. Она облегчённо опустилась в удобное широкое кресло с кучей маленьких подушечек и… блаженно замерла, выдохнув. Кажется, ей больше ничего не надо было.

Нет, надо! Сандра повела носом в сторону кухни и, втянув в себя невероятно притягательные аппетитные запахи, нетерпеливо заёрзала.

Праймец улыбнулся.

— Счастье? — констатировал факт он.

— Полсчастья! — согласилась служивая. — Я всё ещё голодна, как… пожирака. Думаю, это теперь точно войдёт в фольклор.

— Ага. Устойчивой фразой определённо станет… когда проблема исчезнет и все забудут, что это такое, как уже не помнят, кто такие на самом деле так часто в суе упоминаемые гнусы и упыри.

— Да… будем оптимистичны. Будем считать, что всё это пройдёт. И будет кому фольклор хранить.

От принимающего мрачное направление диалога вояк отвлекла фигура, появившаяся у их столика. Кайл открыл было рот, чтобы подробно расспросить подошедшего хозяина о всех новинках меню, но благоразумно закрыл его вновь, не создавая препятствий для голодной Сандры, которая сразу же сделала несколько заказов, не будучи в состоянии спокойно дослушать аппетитные описания блюд. Интересно, она помнит о размерах местных порций?.. Похоже, это неважно. Голод не рассуждает.

Зато теперь точно можно никуда не торопиться. То количество еды, которое запросила его голодная подруга, быстро всё равно не принесут. И поедание займёт время немалое. Прогулки вокруг города, вдоль предполагаемой линии строительства стены и посещение помещений тюрьмы Управления Порядком на сейсвет уже явно отменялись.

Оно и к лучшему. Нужно же иногда и просто жить. Иначе, зачем, ради чего всё это?

Изо всех сил превозмогать, бороться… чтобы что?

— Ну вот! — весело улыбнулась Сандра, с любопытством оглядывая обстановку заведения. — Можно сказать, моя прогулка до Кантина уже не была напрасной… Сижу тут. И чисто по-туристически собираюсь отдохнуть и, надышавшись местного воздуха, который можно считать самостоятельным аперитивом, славно перекусить местной вкуснятиной… Это радует. Мне давно пора было на волю. Я Эон нигде не была вне стен кабинета, дома или дороги между ними. И то последние я едва ли замечаю за мыслями о работе после работы. После которой просто по своему городу прогуляться — немыслимый подвиг. А уж отправиться в отгулы в какой-то из соседних городов я бы точно ещё эона три не собралась бы… Если бы не всё это. Ещё я совершенно удачно встретила тут тебя и теперь могу поесть в приятной компании… не обсуждая текущие дела и проблемы. Давай в кои-то эоны просто потреплемся ни о чём!

— Отличная идея. В самом деле, я так устал от происходящего, что буду очень рад даже маленькой хотя бы словесной передышке. Если бы не ты, сам предложил бы это… Хотя, конечно, странно слышать от тебя нечто подобное. Приятно видеть, что удаление от рабочего кабинета действует на тебя… освежающе.

Сандра фыркнула.

— Дело не в кабинете! А в количестве занятости на квадратную табличку в нём.

Кайл мирно ухмыльнулся.

— Хорошо, что разъяснила… Значит, кабинет не подлежит уничтожению.

Храмовница решительно мотнула головой.

— Нет. Я расстроюсь. Я так долго обсиживала и привыкала к нему, чтобы чувствовать себя там как дома. И достигла в этом впечатляющих успехов, это теперь мой первый дом. И знаешь… это прекрасно. Чувствовать себя уютно оттого, что ты на своём месте. В своей жизни, в своей профессии… Спроси меня — хотела бы я прожить какую-то другую и я ответила бы — точно нет. Определённо, я счастлива. И не хочу ничего менять.

— До последних событий я чувствовал то же самое… Моя работа не даёт мне ощущения спокойной уверенности в завтрашнем свете и стабильности, но я никогда не хотел бы другой. Но я знаю, что то, что я делаю — жизненно важно для Материка и дела хоть и сложны, но интересны. И вокруг меня всегда лучшие люди на Материке. Самые умные, сконцентрированные, целеустремлённые, смелые и решительные… Иных профессиональные задачи, которые встают перед нами, просто разжуют и выплюнут.

— Определённо. Победи своё выгорание — и твой трудовой запал вернётся. Погоди. Дойдём до родины, и вот науськаю на тебя Киону. Пусть опробует на тебе свой новый курс реабилитации.

Кайл невольно ещё раз улыбнулся, ловя мимолётный рассеянный взгляд Сандры, тревожно поглядывающей через его плечо в сторону кухни, откуда вот-вот должны были начать поступать первые блюда из её заказа. Запахи были столь соблазнительны, что агентъ и сам с трудом удерживался от аналогичных действий.

Он чувствовал точно, что что-то забыл заказать… Что-то, чего ну очень хотелось бы…

И это было не сиюмоментным. Этот параллельный процесс, которому было совершенно наплевать на экзистенциальные кризисы и трудности владельца носителя. И шёл он внутри ещё задолго до прихода служак сюда.

Итак. Что это? Какое оно? Это густое? Жидкое? Кислое? Солёное?

Горькое. Определённо. Горькое. Горько-сладкое. Точно.

В упорству, с которым внутренний гурман Кайла настойчиво перетягивал внимание на себя и не отступал от решения своих задач, можно было только позавидовать… Вот уж кто точно был не склонен к пространным рассуждениям.

Густое? Жидкое?

Сандра поймала блуждающий в пространстве взгляд агента и нахмурилась.

— Что-то не так? Что-то… потерялось? — чутко уловила состояние компаньона старая подруга и бывалая храмовница.

— Чутьё и радость жизни… выгорание, как ты и сказала, ага. — рассеянно полунеосознанно вернулся к старой теме Кайл. — Иногда у меня такое ощущение… Что мне пора вести поиски не только Инги. И Тиби. Что я потерял и себя тоже. Частично или полностью. Не пойму, где, когда, в какой момент это произошло… В мороке? После него?

Этот процесс так же невытравливаемо жил в подсознании и выбирался оттуда при каждом удобном и не очень случае.

Праймец печально поморщился.

— …нигде больше не безопасно… — продолжил он. — Нет покоя. Я бегу постоянно, то от чего-то, то зачем-то, но чувствую, что и здесь, и там постоянно не успеваю. За миром, за тем, куда всё движется… Не могу ни догнать, ни убежать, как бы ни старался. Как в кошмаре. В какой-то момент всё пошло не так. Незаметно нарастало, как хлюпающая грязь на ботах в холодный сезон в омилльском лесу… налипло до таких размеров, когда уже сложно идти. Я потерял по пути что-то важное и набрал чего-то лишнего… Пора бы с этим разобраться.

Сандра укоризненно покачала головой, словно недовольная своим головотяпом-недорослем омилльская бабушка.

— Для этого нужно время! И покой. А ты носишься. Как укушенный…

Моментная слабость вновь отбросила праймского служаку к ощущению внутреннего холода и безысходности. Надо найти потерянное, вернуть забытое, закрыть хоть одну неразрешённую внутреннюю проблему. И пусть это будет даже вспоминание забытого желания. Начнём… с казалось бы простого. Да не тут-то было.

Так. Какое оно, жидкое?

Эээ… Да.

Сок? Похлёбка?

Сок! Да… Точно! Сок.

Уже легче… Какой… сок?

Ты специально меня отвлекаешь?

Нет. Дай мне это.

К Сандре же в это время с уверенной поступью хозяина таверны шла она. Еда! Важная вещь для общения со своим нутром, как выясняется.

Спутница вновь нетерпеливо заёрзала среди ярких подушечек.

— …ты не даёшь себе время остановиться и задуматься. — тем временем с облегчением продолжила она, широко улыбаясь пришедшей еде. — Тащишь заведомо невыполнимые задачи… Носишься здесь… затыкая собой все дыры, возникшие в результате негодной организации и неумелого руководства местного Управления Порядком — это не только моё мнение, ни для кого не секрет… Они то излишне ретиво решают какие-то мелкие проблемы, то попустительски относятся к крупным… Глаза бы мои на это не смотрели, чтобы не было порыва начать порядок наводить… вне своей юрисдикции…

Храмовница впилась зубами в отломленный ею кусок местного пирога со смешанной густой зеленовато-фиолетовой начинкой. С энтузиазмом, в самом деле, достойным пожираки.

Осдшник завистливо сглотнул слюну. До этого есть он не хотел, но лютый аппетит сослуживицы, похоже, готов был подрабатывать и во втором близ находящемся теле.

«И?» — напомнило о себе нутро праймца. — «Я дождусь сейсвет? Какой сок? Похоже, мы хотим не столько есть, сколько пить.»

Это так.

Сандра, быстро расправившись с первым блюдом, чудесным образом вновь обрела дар речи.

— …ну вот. — назидательно продолжила она. — А когда ты не бегаешь, как перекофеиненный, ты, я подозреваю, падаешь на месте от усталости… Прямо там, где стоял…

— Так и есть. — согласно хмыкнул увлечённый собственным внутренним поиском Кайл. — Точное описание ситуации.

Сок. Это сок из странных огромных бугристых ягод, что растут в местном лесу. Как они называются? Уточним сеймомент… Это прекрасно. Витаминный тонизирующий напиток будет очень кстати!

— Ииии… — рассудительно заявила Сандра, которой явно основательно полегчало, однако прекращать поглощение пищи она была не намерена. — Как ты решишь свою проблему, если тебе некогда решать? Мой тебе совет, как руководительницы огромной конторы с тьмой ретивого народа. Дай себе время… и всё получится. Отдых немало решает в производительности труда.

Она сыто выдохнула, оценивая свои поедательные способности. Стоило ли продолжать? Судя по довольному лицу омилльки, определённо стоило.

— Видишь ли… — определившийся с выбором агентъ сделал знак хозяину таверны и вновь перевёл всё внимание на спутницу. — Если я остановлюсь и задумаюсь, мне придётся переваривать всё это неперевариваемое… Огромный несъедобный массив информации, набранный не только за последнее время, но и за время наших предыдущих расследований. Все эти жутковатые необъяснимые гнусяцкие штуки… То, чего я не в состоянии ни понять, ни охватить мыслью, ни решить, с какой стороны подобраться… Я не могу с этим справиться. Похоже, я вновь увлёкся попытками контролировать неконтролируемое.

— Мы не всемогущи. — веско «припечатала» вояка.

— Спасибо, что напоминаешь мне об этом. Кроме шуток.

— Да пожалуйста! Затем, в общем-то, и нужны близкие. Говорить всякую банальщину, которую ты сам, закопавшись в болотной суете, забываешь себе сказать. Тебе остаётся разозлиться или поблагодарить.

— Погоди… Сеймомент будет небольшое шоу! Я намереваюсь поднять весь свой словарный запас кантинского, пытаясь заказать так нужное мне блюдо…

— Это… интересно.

Праймец попытался объяснить подошедшему тавернщику, как должен выглядеть сок, попробованный им в его первый визит в этот город. Владелец с задумчивым видом удалился, а пришлые остались ждать результата. Впрочем, Сандра не теряла времени даром, продолжая жевать, хоть и не так активно, как вначале.

— Подбор прилагательных — самое сложное. — посетовал осдшник. — Даже если пытаешься описать что-то на родном языке.

Служивая молча согласно кивнула.

— С праймской кухней такой номер вообще не прошел бы… — продолжил столичный знаток и ценитель еды. — Простые блюда у нас не в почёте. А зря. Изысканность часто усложняет задачу и снижает вероятность успеха. Простые блюда сложнее испортить. И получаются они часто просто вкусными.

Агентъ удовлетворённо кивнул, принимая из рук хозяина заведения плошку с жёлтой жидкостью, в которой плавали куски и маленькие красные вкусные съедобные косточки, вокруг которых жидкость быстро желировалась, что добавляло напитку дополнительную не только эстетическую, но и приятную для вкусовых рецепторов и органов чувств, компоненту. Сюда не помешало бы добавить несколько маленьких жёлтых цветочков аврии… Но, и так хорошо. Просто отлично.

— Так… — покачала головой Сандра, выслушав речь праймца. — Отменяю розыск. Узнаю Кайла. И… что это у тебя?

— Сок… как он сказал? Гнусы!.. Я думал, я запомнил!

— Повторим для разъяснения? Название, прямо скажем, не очень-то запоминающееся. — объевшаяся храмовница тяжело приподнялась на подушечках и решительно призывно помахала тавернщику. — Я тоже такой хочу… Пахнет восхитительно.

— Ами ещё рекомендовала какие-то сушёные овощи… тоже забыл какие! — посетовал агентъ. — Вот досада… Пора всё записывать.

— Я давно уже это делаю. — заявила Глава Храмов. — Всё в памяти не удержишь. Слишком много информации со всех сторон…

Сандра получила свою ёмкость с соком и жадно отхлебнула.

— Зачем я так объелась… — задала она риторический вопрос вслед за этим. — Такой вкусный напиток… И не влезет сеймомент.

— Потому что ты всегда ставила цель и методично добивалась результата. — ухмыльнулся агентъ. — Знаешь, нынешние твои достижения выглядят тоже впечатляюще. Я бы, наверное, уже третьей частью наелся. Тебе можно жить в Кантине.

— Правда. Но я не собираюсь тут даже задерживаться при нынешних условиях. Однако ж… я была голодна, а еда здесь так хороша, что я удивляюсь, почему кантинские ещё не превратились в ходячие шары с поглощенным провиантом.

— Полевые работы. Много есть, много работать, чтобы много вырастить, много съесть…

Оценив шутку, омиллька хмыкнула.

— Ещё по одной причине в Кантине мне жить нельзя… — обеспокоенно добавила она. — Сок шикарен. Но мне бы кофе!

— Поддерживаю! У вас теперь даже своя кофейня в храмах. — почти завистливо вздохнул Кайл. — И самая лучшая в округе компания для распития кофе. Всё своё, все условия для работы.

— Отчёты и донесения моя компания… — отмахнулась Сандра. — С ними я пью кофе. Это другие пусть радуются. Пока я их прикрываю. Для этого я и работаю на посту Главы Храмов.

— И не пользуешься своим счастьем.

— Слышу зависть. Тебе никто не мешает тоже пользоваться нашим счастьем. Пиши заявление об отставке из ОСД, тебя охотно примут в наши ряды. Среди нас ты уже свой. Будет тебе дауншифтинг. И слаженная командная работа. Ни намёка на то, что тебя оставят одного со сверхзадачами. Никаких командировок по Материку и сверхопасных дел. Просто размеренная качественная работа в спокойном городе. — уверенно заявила Начальница Храмов, но тут же осеклась. — Гнусы! Нет… У нас теперь тоже небезопасно… Как бы я хотела, чтобы к нам вернулся наш привычный покой! Я даже будничную тоску смет отчётов проклинать перестану, клянусь…

— Заскучаем. — утешающе улыбнулся Кайл.

— Да я бы поскучала! — возмущённо выдохнула Сандра. — Хоть немного.

— Я бы тоже… Какое-то время точно… Как там… наша компания? — перевёл тему «внештатный участковый» Омилла. — Я не про твои таблички… А про моих любимых служивых, тех, что ты не привела сюда с собой. Давай посплетничаем про отсутствующих в городе. Это так удобно.

— С удовольствием! — Сандра, выдохнув, откинулась в подушечки, задумчиво потягивая сок. — Раз уж договорились просто погреметь языками… Я, как сам понимаешь, не могу знать о жизни всех служащих Храмов, но всё же что-то о моих подчинённых по долгу службы мне известно…

…И Начальница Храмового Комплекса начала свой рассказ с самых своих ближайших — Кионы и Финиана, заведовавших Лекарней и Ведьмарием, которые, будучи частью их тайного Альянса, расследовавшего последнее Странное Дело, совместно трудились над расшифровкой состава ядовитого амнезийного газа, использовавшегося при нападении на Участок Правды, запоздало пытаясь синтезировать антидот к тому… Как если бы это могло помочь уже пострадавшим сэльвским сёстрам-близнецам, следовательницам Талле и Фаэлле, чья работа ныне осложнялась последствиями обширной потери памяти у первой.

Кайл слегка поморщился.

…Да, ему повезло, что Инга предупредила их о готовящемся нападении с использованием химических веществ…

Он, не зная об их специфике, всё же сумел запастись абсорбентом и раздать его остальным. Это смягчило удар по нему. Вторым смягчающим фактором было то, что Ами «растормошила» и выкинула его из морока первым. Иначе последствия могли бы быть более серьёзными… Вероятно, работать он уже не смог бы.

…Багодаря их с Ами, Милли и Финианом совместным усилиям минимально пострадала память участвовавших в тех событиях секретаря Каллиана, оперативника Келе и силовичек Лейви и Эльсу.

Кайл, естественно, немного огорчился, не увидев рослую мускулистую красавицу Эльсу в пришедшей храмовой команде. Хотя, нет… скорее обрадовался.

Эльсу, Дейвин или Лейви всегда оказывались на передовой в любом конфликте. При нынешних условиях оказываться в первых рядах было чрезвычайно опасно… Малейшая неосторожность или потеря концентрации — и может произойти нечто непоправимое и более ужасное, чем смерть или ранение… И наблюдать за ужасной трансформацией симпатичного ему существа Кайл совсем не хотел бы… Как и увидеть других своих близких в качестве пожирак.

Памятуя о новом принятом курсе на выздоровление, агентъ быстро стряхнул мрачные мысли.

Вскользь упомянув дела, над которыми работали не пострадавшие при нападении Рейлин, Кэлвин и Донни, Главная Храмовница недовольно поцокала языком по поводу того, что тем пришлось взять на себя дела работавшего до этого с бумагами и общественностью незаменимого Помощника Начальника Участка сэльва Моки, что так и не смог полноценно восстановиться и вернуться к работе.

Как и Талла, он оказался в плоскости морока, до которой не могли оперативно дотянуться ни Ами, ни Кайл, ни Милли. В итоге штатной киониной провидице, хоть и поздно, но всё-таки успешно удалось обнаружить и вызволить служивых. Однако время, проведённое в альтернативной реальности, не пошло путешествовавшим там на пользу в этой реальности. Бедолаги многое потеряли, от забытых произошедших событий и рабочих вопросов до рядовых служебных навыков. Именно такова, судя по всему, и была задумка устроивших в тот свет нападение на Участок Правды злоумышляющих. Так они видели судьбу всех служивых этого места.

Кайл нахмурился.

Да. Покой и мир всем не помешал бы… Хочется просто отдохнуть. Но ещё сильнее хочется раскрыть все эти странные дела и предотвратить появление новых кошмаров.

Видимо заметив мрачнеющее лицо сослуживца и памятуя о том, что беседа их в этот вечер должна носить развлекательный характер, Сандра быстро перешла к основательному промыванию косточек самому подходящему для этого персонажу — Главе Храмового Участка Майло, который всегда был излюбленным объектом для всевозможных шуточек как своего начальства, так и своих же подчинённых.

Это происходило и в его присутствии, и за глаза. Майло способствовал разрядке любой напряжённой ситуации одним своим присутствием. И это его свойство нельзя было переоценить.

Если честно… Он сам был тому виной. Обыкновенно лукавое выражение его улыбчивого лица было попросту провокационным. Впрочем, Майло охотно отвечал взаимностью как своим подчинённым, так и Начальнице. Шутки его были коварны тем, что распознать их в тот же момент было практически невозможно, а, когда до жертвы его юмора «доходило», коварный уже успевал удалиться на безопасное расстояние, которое было лень преодолевать, чтобы дать ему достойный ответ.

Помимо этого, мягкость в общении, вдумчивость и основательный подход Майло к своей работе делали его чрезвычайно ценным для Сандры и практически незаменимым сотрудником.

Пока они обсуждали знакомых людей и опасные события минувших светов, происходившие в уютном Омилле, Кайл через Сандру словно бы вновь пропитывался вдохновляющей местной атмосферой и этим ощущением «да, бывает нелегко, но мы со всем справимся». Привыкший работать один или в разбежавшейся по всему Материку расследующей группе, агентъ никогда не был сторонником командной работы.

До тех пор, пока жизнь не свела его с теми, кто мало того что сами относились к своей службе и совместному труду с нездоровым для служак правоохранительного толка радостным энтузиазмом, так ещё и втянули во всё это самого праймского осдшника. Его жизнь с тех пор бесповоротно изменилась. Новые привычки впитались в него словно весь выпитый с омилльской командой, укоренившись внутри вместе с кофейной аддикцией.

Закончив общие дела в Омилле и вернувшись в Прайм, агент подзабыл, как облегчает жизнь возможность с кем-то обсудить не только рабочие вопросы, но даже просто поделиться мыслью или порадоваться красоте текущего момента. Особенно за чашечкой местного зелёного кофе на чуть подогретой и заряженной позитивной ведьмией вкусной омилльской целебной воде.

…Он не осознавал, насколько это уже стало его частью. Частью его до этого обычно яркого и бесконечно интересного мира.

Вернуть всё это было жизненно важным. Кайл из тех, кому ни на миг нельзя сомневаться в том, что жизнь прекрасна и удивительна. И является огромным полем для новых увлекательных открытий и игр разума. Иначе мир вокруг быстро начинает тускнеть и приходить в негодность. И рушиться в итоге.

Рано опускать руки и сдаваться. Пройти тусклый путь без сердца всегда успеется. Если это зачем-то понадобится. Пора объявлять устранение упаднических настроений и возвращение нормального ровного жизненного рабочего режима одним из важнейших приоритетов. И в этом ему поможет его близость с омилльской командой.

Да, кто будет спорить, люди в целом ненадёжный фундамент, на который не стоит всецело опираться, опору нужно иметь в себе. Но если жизнь даёт такую чудесную помощь, то незачем отказываться. Почему бы не воспользоваться этим подарком судьбы? Взять от этого столько пользы и радости, сколько оно может дать. И щедро делиться взамен.

И при необходимости отпускать не цепляясь. Если этот источник уйдёт, то в нужную минуту обязательно появится другой.

Но, пока этот тут… Они в самом деле могут быстро закончить здесь все дела. Он заслужил все эти маленькие чудеса существования — пряные рассветные туманы города, вид с храмовой площади на величественную гору и лес, свежую живую омилльскую воду, восстановительный курс Кионы с врачующим душу кофе, местным оздоравливающе-поддерживающим окружением и чудным, располагающим к приятной философской задумчивости мягким климатом. Всё это уже почти доступно и жизненно необходимо сеймомент. Для хорошей жизни. Просто потому хотя бы, что в иной нет смысла.

Да и важно иметь в этой непредсказуемой ситуации хоть какие-то стоющие гипотетические перспективы и планы.

Итак. Он возьмёт свои законные отгулы или под любым предлогом выбьет назначение в Омилл. Или даже уволится… и посвятит себя работе с омилльским Альянсом. Чьи дела важнее, чем суета погрязшего в бюрократии ОСД. Тут никак нельзя не вспомнить стиль работы Тиби и не согласиться с ним…

Сандра, поглотившая немыслимое количество явств и уже закончившая рассказ, нетерпеливо заёрзала. Видно, она уже достаточно хорошо отдохнула и готова была продолжать действовать. По крайней мере, посмотреть, где решила поселиться её бригада, и где теперь будет жить она сама.

— Ну, я немного отдышалась и, кажется, смогу передвигаться… Наверное. — подтвердила она его догадки. — Давай возьмём остатки еды с собой… и попросим ещё сока. Я точно захочу пить сейсвет. У меня есть пустая походная фляжка… Жители болотные… Мне кажется, я на этом пойле теперь остаток жизни сидеть буду! Как вкусно!.. Что это за ягода? Почему такое дурацкое название, которое никак нельзя запомнить? И почему у нас в Омилле не делают ничего подобного?

— Потому что все плотно сидят на кофе, и никто даже и слышать не хочет об альтернативах. Или это какая-то местная ягода.

— Не иначе… Интересно, каков был бы на вкус кофе с этой ягодой. Или плющики с ней же… Даааа, я типичная омиллька, не стану отрицать этого. У меня все мысли сводятся к кофе и плющикам, даже если я на еду уже смотреть не могу. Так… мы рассчитались? Да… Ох, пожалуйста, теперь выкати меня отсюда… Почему так вкусно?

— Здесь везде вкусно, если вдруг вздумаешь отправиться в гастрономический тур по Кантину, можешь делать это бесстрашно.

— Ох, не сейсвет точно… И возможно, даже и не в ближайший Эон…

Довольные, они выкатились из таверны и отправились во временное жилище Кайла и Ирвина, вдыхая ароматный воздух цветущего вечернего Кантина и стараясь мимоходом подметить места, подходящие для перекрывания улиц при атаке или строительства укрепления с этой стороны города.

Лейви внутри дома осдшников уже не было, Ирвина тоже, зато на столе красовалась пришпиленная лабораторным ножом записка о том, где остановилась команда.

А Ирвин, вероятно, находился в логове порядочных, продолжая исследовательскую работу и сбор данных по пострадавшим и заражённым.

— Мне, вот, знаешь, что сеймомент интересно… — задумчиво произнесла Сандра, опускаясь в старое полуразвалившееся кресло, облюбованное обыкновенно забиравшимся в него с ногами младшим Лаборантом. — А сколько всё-таки на Пустошах эонноголодных? Если, как сказали северные, голодные заполонили собой весь их город… Весь! Огромный. Город. То их, должно быть… ну очень много. Очень… Если, конечно, они не пожрали друг друга… или не передохли от голода… что маловероятно при их плотности населения и относительно небольшой, судя по всему, давности произошедшего… Если, как ты говоришь, они умирают здесь примерно в течение малого цикла, то, может, всё-таки, уже и не так много?.. Наивно надеяться, да… Но, может, часть уже всё же полегла на Пустошах? А до нас добежали только самые стойкие… Я просто думаю о величине и крепости стены… И есть ли во всём этом смысл… Надеюсь, что Кантин просто не сметёт в один прекрасный момент… Так вот… Если отталкиваться от ваших с Ирвином данных о продолжительности жизни голодных и от времени, за которое до нас дошли северные… за сколько пожираки могли до нас дойти от Йулля?.. Пффф. Я так устала, что у меня голова уже не работает… Ей и работать не с чем… Мало данных. Да. Нужна разведка в низины.

— Нужна однозначно. Даже просто взгляд с плато подошёл бы. Вопросы хорошие, да, сам ими задавался. Надо смотреть по картам и прикидывать. Учесть, что, возможно, они могли немного «заплутать»… я и сам не знаю. Пока без вариантов. Команду посылать туда пока очень опасно… Съедят и не узнаем. Я надеюсь, этого не произошло с Ингой… нет. Слишком давно пропала. Задолго до событий… Скорее, её просто… убили. — агентъ поморщился и тряхнул головой. — Так. С разведкой нам могли бы помочь, скажем, эльфы… Надо расспросить контактировавших с ними сэльв… Или гномы… Надо запросить информацию в Зете. Келе ещё там?

Сандра отрицательно мотнула головой.

— Когда я уходила, он вернулся в Омилл. Но мог вновь отправиться в Зет. Я не знаю. Спросим Тилму… Да. Хорошим источником информации также могут быть здоровые северные, если таковые в низинах ещё имеются.

— И несколько ценных источников информации мы уже профукали.

— Кое-какие всё же поймали. Я бы предположила, что они затем отправились в Лим. Это другой конец Материка. Достаточно далеко от Йулля. И язык их схожий.

Кайл медленно кивнул.

— Логично… А по продолжительности жизни у нас нет точных данных. Если наши пожираки вторичны по отношению к северным, а оригинальные принесшие болезнь убиты. То по ним нет данных вообще. Мы не знаем, сколько они бегали. Сколько еды на Пустошах. Что точно они едят. Сколько живут сытые. Тут одни пробелы и огромное поле для исследований. Потому Ирвина сеймомент просто не оттащить от этого. Он и его журнал сеймомент лучшие друзья. И пусть весь Материк подождёт… Так вот. Ирвин утверждает, что накормленная им испытуемая прожила немного дольше остальных. Примерное число светов их существования в сытом и голодном виде у нас есть… Но тут тоже не учтены все прочие факторы — телосложение, болезни… И… Слушай! Знаешь, что я только что понял?! Если в клетках они сидят по трое… то они всё-таки не едят одни других! Интересно почему… Хм… Или, всё-таки… потихоньку накусывают? А мы не замечаем? Хорошо бы как-то уточнить, что им мешает… Если мешает.

— Запах? Что-то ещё? Особенности стадного поведения?

— Не понятно… В еде они избирательны. Предпочитают сырое и свежее всему прочему. Испытуемая сожрала сырые клубни, проигнорировав сытное блюдо из таверны… Всё это так… любопытно. Что-то у меня интерес проснулся относительно этого всего… Меня вновь тянет в подвалы. Я пойду к Управлению Порядком.

Сандра остановила служаку требовательным жестом.

— Отдохнуть? Не пробовал?

Тот лишь иронично усмехнулся.

— Я проспал, если верить моему ассистенту, почти три света после нападения эонноголодных! Хорошо отдохнул. И многое пропустил. Уверен, Ирвин за это время собрал уйму важных данных. По-другому и быть не может.

— Тогда пойдём. — со вздохом и нехотя выбралась из кресла Сандра. — Мне тоже интересно. И нужно… прогулять съеденное.

Они выбрались из жилища и всё так же неспешно направились к Храмам Кантина.

Ух ты. Город и всё вокруг всё это время были такими красивыми? Жизнь Кайла вновь начала более всего напоминать увлекательную прогулку. И больше ни света отчаяния или скуки! Некогда тратить на это время. Жизнь и так коротка. Особенно, для служак с опасным родом деятельности. Надо было ценить каждый момент. Особенно те, которые позволяли отдохнуть и расслабиться.

К тому же, сам этот сытный город и окружающая красота не располагали к суете и нервной спешке. Все приходившие сюда вскоре замечали за собой несвойственную им ранее умиротворённую неторопливость мыслей, действий и течения жизни. Особенно хорошо это было видно энергичным сверхпродуктивным праймским. Если те, конечно, смогли абстрагироваться от своей бесконечной вереницы срочных дел и недобрых взглядов местных, шепчащихся о чём-то за их спинами.

Дойдя до Храмов и спустившись через Участок Порядка в помещение тюрем, служивые обнаружили, что не только Ирвин проявлял в это позднее время интерес к работе. Чуть в стороне о чём-то активно спорили Кими, Хелаку и Халлиан, явно тоже заинтересовавшиеся происходящим. Омилльские вели оживлённое обсуждение, пока младший осдшник что-то понуро выжигал в своих табличках, сгорбившись и уткнувшись в них так, как если бы больше не хотел видеть ничего вокруг.

Что ж. Его можно было понять. За обитыми и обмотанными чем-то, наспех отремонтированными и укреплёнными прутьями клеток бесновалось уже два-три десятка кровожадных существ.

Как понимал Кайл, те, что попали сюда первыми, уже были мертвы. После чего решётки были наспех как-то чем-то укреплены, и в камеры помещены новые укушенные.

Бедный Ирвин. Пока Кайл сбрасывал стресс, ассистент продолжал трудиться и набирать его. Не мешает дать и ему небольшую передышку. Но сначала…

— Ирвин, что тебе удалось узнать? — с ходу нетерпеливо налетел на коллегу старший, быстро приветственно кивнув всем остальным.

— Да ничего нового… — устало выдохнул тот, поднимая на вопрошающего печальный взгляд. — Инкубационный период один-два света, смерть — через пять-семь светов… Оно и к лучшему…

Голос Ирвина был ровным и каким-то бесцветным. Он устал? Заболел? Укушен?

— Скажи… они… не едят одно другое? — быстро поинтересовался агентъ, ища подтверждение своим догадкам. — Даже… накусать не пытаются?

— Уже… нет. — произнёс ассистент так мрачно, что Кайл и Сандра быстро недоумённо переглянулись.

Что?!

— Что-то… случилось? — встревоженно догадался старший праймец.

Ирвин медленно кивнул и вдохнул, делая паузу, заметно подбирая слова.

— Да всё случилось… — наконец злобно прошипел он. — Всё вот это. Я за свою службу видел всякое… Но это… Два света назад… оно просто выбило из меня воздух! Когда…

Он подавлено запнулся.

Все омилльские служаки и Кайл притихли, внимательно слушая коллегу. Тот, после второго задумчивого молчания, во время которого он тщетно пытался успокоиться, всё же продолжил, глядя куда-то вдаль, сквозь стену подвала.

— Когда… после нападения… Ты вырубился. Мы отнесли тебя в дом. Я быстро осмотрел на предмет укусов, глубоких царапин, всего такого, и не увидел ничего подозрительного… Брызги крови на тебе были… но не твои. — Ирвин выдохнул разученным в Академии приёмом, пытаясь говорить ещё спокойнее. — После этого… я пошёл осматривать остальных. Укушенных оказалось… слишком. Много. На нашу «удачу» несколько клеток освободилось до этого… Люди в них умерли.

Ирвин бессильно опустил взгляд, вновь уставившись в свои таблички, рассеянно выжигая какие-то значки на полях.

— …порядочные, — продолжил он. — …притащив глины и палок… как могли укрепили наспех прутья клеток. Пока я осматривал участвовавших в обороне города. Смелые люди… Очень смелые…

Помощник нервно сглотнул, мотнув головой в сторону клеток, на которые старался не смотреть.

— …так вот… Они… Терпеливо подождали, пока мы их осмотрим и… рассадим по клеткам всех… обладающих опасными признаками… Раненых и укушенных оказалось слишком много. Я принял решение оставить здесь тех, у кого были явные следы укусов и глубокие царапины… Остальных с сомнением отпустил под карантин, под надзор их семей… взяв с тех обещание, что они изолируют потенциально опасных… минимум на три света. Людей здесь поубавилось. И всё равно, даже те, что остались, не могли быть размещены нормально… Не мною… было принято решение поместить их по двое-трое в клетку. Не стану его оспаривать, положение в самом деле было безвыходное. Тогда мы были усталыми и замороченными и… просто не понимали, к чему это приведёт. Хотя… Это же… Очевидно…

Ирвин тяжело вздохнул и замолчал. Он поднял ладони и потёр виски как при спазме или головной боли. Видно было, что напряжение внутри него велико.

— Понял я это, только вернувшись сюда на следующий свет, чтобы зафиксировать изменения в их состоянии… Но… лучше бы я вовсе не видел этих изменений и того, что произошло при мне… не то, что фиксировать… Да, такова моя работа, но… Это… совершенно… непередаваемо жутко! Когда одно, сидящее в клетке существо, трансформировалось… И… А второе… ещё нет…

Он судорожно кашлянул. От воспоминаний у него явно пересохло в горле. Остекленевшие глаза Лаборанта с расширенными от кошмарного воспоминания зрачками смотрели сквозь пол в одну точку.

— Жуть. — понимающе согласился Кайл, не зная, что ещё сказать в этом случае.

Младший медленно кивнул.

— Та ещё… Ага… Я… видел пожирак в деле тогда, на улицах Кантина. Видел, как они преследуют, напрыгивают, вцепляются… но мне было не до такой степени жутко тогда, потому как жертвы могли как-то отбиться, попробовать убежать, увернуться… А здесь — просто замкнутое пространство и… и… в общем, я не смог на это смотреть. Я просто выбежал… Я всякое повидал за время в ОСД… но это!!!.. Возможно, мне следовало как-то помочь? Но…

Он качал головой и его пальцы, всё ещё прижатые к вискам, слегка дрожали. И практически вздрогнул, когда Кайл положил ему руку на плечо.

— Ирвин, ты всё правильно сделал! Пока я не услышал ничего, указывающего на грубую ошибку. — веско произнёс старший. — Твоя забота о подопечных прекрасно характеризует тебя, но ситуация у нас и в самом деле… очень сложная. Для всех нас.

Омилльские храмовые стояли поодаль в почтительной тишине, сочувственно поглядывая на измучившихся праймских коллег.

Ирвин резко помотал головой, стряхивая руку Кайла.

— Нет, нет, нет! — прорычал он, резко убирая руки от головы и впился ногтями в свои ладони. — Мы все ошиблись!.. Сильно ошиблись… Знаешь… Я уговаривал себя, напоминая, что эти люди всё равно обречены… Что в клетки мы поместили только тех, кто имел на себе явные признаки… В общем… Я тут сел строчить подробнейшие отчёты, чтобы хоть как-то отвлечься… На какое-то время мне удалось успокоиться. Но сеймомент… я пришёл сюда уточнить кое-что, и всё опять вернулось ко мне в полном объёме! Я… Наверное, я просто хочу выйти отсюда. И никогда не возвращаться.

— Сделай это! — энергично кивнул шеф. — Допиши свой отчёт, давай мне лабораторные записи и иди. Хочешь, просто проветриться, хочешь за самоходкой в Прайм. Или пешком до него, чтобы проветриться и прийти в норму. Я тебя отпускаю. Ты здесь послужил делу очень хорошо. И в достаточной мере. Ни к чему тебе выгорание в самом начале карьеры. Наши дела тут заканчиваются. Я вскоре намерен и сам покинуть Кантин. В общем, поступай сам как знаешь, конечно, но не возвращайся сюда, пока в норму не придёшь. Так работать нельзя. Вечером увидимся и всё обсудим.

Лаборант тяжело вздохнул, сгребая с колен и прижимая к себе свои таблички.

— Я… я подумаю над твоим предложением. — процедил он сквоз зубы. — Дело… всё ещё интересное и важное… Ладно. Я пошёл.

Младший праймец рывком встал и широким шагом направился к выходу.

— Ирвин! — окликнула его Сандра.

Тот резко обернулся. В глазах его блестели слёзы.

— Того, что ты видел, никогда не повторится. Я обещаю. Мы сеймомент работаем как раз над этим, и именно этот вопрос сейсвет обсуждался со Старостой. — твёрдо и уверенно произнесла Сандра. — Мы дадим этим людям возможность… хотя бы спокойно умереть. Они заслуживают, как минимум, этого. Альтернативные способы размещения заражённых вскоре будут налажены, все серьёзно настроены на поиск наилучшего решения! Это я тебе точно говорю. Неуважения последующим попавшим в паршивую ситуацию героическим людям больше не будет.

— Хорошо. — коротко ответил служивый ведьм, с видимым облегчением слабо улыбнулся и быстро покинул помещения тюрьмы.

— Спасибо! — кратко поблагодарил храмовницу от имени обоих осдшников Кайл.

Сандрины подопечные облегчённо зашевелились.

— Ну и ну! Бедолага! Я-то думаю, чего он такой тихий… Как мы могли не заметить, что он расстроен! Ну и… кто из нас могли бы подумать о таком… — ошеломлённо произнесла Кими, глядя на клетки с пожираками так, как будто только что увидела тех в первый раз.

До неё, как и до всех остальных, не доходило, что эти иссушенные странные агрессивные существа с пустыми бешеными глазами могли когда-то быть людьми. Прекрасными, смелыми людьми, защищавшими свои земли и свой образ жизни, имевшими свои чаяния и планы на будущее.

— …И мне не сказал ничего. — хмуро покачал головой праймский агентъ. — Когда я проснулся, он что-то писал в табличках как ни в чём не бывало… Скрытный гнус.

— Но вы с ним гнусяцки правы. — нахмурилась Сандра, глядя на узников клеток. — Дело — гниль… Я в своей юрисдикции такого не допустила бы. И… что? Никто из кантинских не излечились?

— Никто. — эхом ответил Кайл. — Насколько я знаю.

— Безнадёга. — вздохнула Сандра.

— Полная. Если учитывать то, что я слышала от своих — эти кусачие они вот так просто взяли и изгнали… эльф! Только представьте. — задумчиво произнесла Хелаку. — Значит, нас попросту сметут… Рано или поздно. То, что мы видим в клетках — это и наше будущее. Я бы… не хотела закончить вот так. Мягко говоря.

В подвале повисло тяжёлое ошеломлённое молчание. Все задумались над словами сэльвы.

— Ну… — постарался развеять уже изрядно надоевшую ему атмосферу беспросветного отчаяния Кайл. — Мы надеемся… что их не так уже много. Что большинство уже… умерло на Пустошах. Учитывая их краткий срок «жизни». Вдальнейшем разведка покажет.

— Кстати. Кайл. О чём говорил ассистент? Я в самом деле сеймомент не замечаю, чтобы они ели одно другое… — заметил лекарь Халиан.

— Ты не видел то, что предшествовало нынешнему состоянию. — пояснил праймец. — Видимо, эти не едят тех, что находятся в одинаковой с ними острой стадии… этого чего бы оно ни было… У нас пока нет внятных рабочих версий. И эти голодные, кстати, как ни странно, очень избирательны в пище. Едят не всё подряд… в этом может заключаться один из способов решения проблемы.

— В каком плане они избирательны? — поинтересовалась Кими. — Судя по тому, что вы с Ирвином целы… мстительные северные едят только кантинских?

— Нет, Кими. — улыбнулся Кайл, понимая, что это отчасти чёрный юмор сэльвы. — Нас они тоже съесть пытались. Похоже, они вообще предпочитают сырое, свежее.

— …и бегающее. — анализируя услышанное, задумчиво продолжила служивая.

— Не обязательно. — поправил агентъ. — Фрукты для них тоже хороши. Но, как мы заметили, люди всё же интереснее.

— Судя по всему, эльфы тоже. Да. Дело — топь. Без хороших вояк городу не выжить. Хорошо, что здесь вы с Ирвином, в ОСД очисток не держат… И мы. Тоже не во всём промах.

— Ирвин — не вояка. — напомнил Кайл. — Но держаться подальше от неприятностей умеет невероятно хорошо. Чего и всем рекомендую. Это сеймомент самое важное умение. Я пока не вижу иных способов остаться в живых.

— А интересная у вас тут жизнь… — неодобрительно цокнула языком сэльва.

— Чрезвычайно! — многозначительно поднял брови Кайл.

— Я с вами. С тобой ещё с прошлой нашей совместной работы. — напомнила Кими. — И отступать не намерена. Пока мы не победим всё это. Но сначала…

Она повернулась к Начальнице.

— Сандра. Ты, наверное, устала как гнусь. Пойдём, я покажу тебе, где мы остановились!

— Точно. Пойдём. — понуро согласилась Глава Храмов. — Мне не помешает отдохнуть перед тем… как мы с Кайлом протопчем полгорода, соображая, как лучше организовать тут оборону.

— Может, вовсе завалить к упырям здесь все подходы к городу с Пустошей? — подала голос Хелаку. — И пусть низинных съедят морские монстры. Или сотрут в лечебные порошки лиманки.

— Вот это идея, Хелаку! — весело хохотнул праймец. — Однако… Нельзя всё сваливать на лиманских ведьм… И на монстров тоже. Они нам потом припомнят. В любом случае, к ним тоже всё это тоже добежит, стороной не обойдёт. Негде. А кроме шуток… Голодные всё равно найдут где просочиться наверх. Только сеймомент мы имеем один контролируемый перешеек, по которому поступает проблема, а так, вместо одного прямого удобного пути они найдут здесь несколько обходных неудобных, они есть, в этом ты можешь сама убедиться, прогулявшись вдоль Фронтира.. Не советую делать этого сеймомент… Так вот, они станут наседать со всех непредсказуемых сторон сразу и, с чем гнусы не шутят, добегут в наши родные Омилл и Прайм. Да, мы могли бы завалить этот проход и подождать, пока проблема решит сама себя, но не получится. Тракт большой и крупный, но, к сожалению, не единственный. Вылавливать всё это в наших лесах будет сложнее.

— Ладно… Звучит всё это пока безрадостно… — нехотя согласилась служивая омиллька и обратилась к Главной. — Надеюсь, мы тут не очень надолго? Я переживаю за Омилл. Сандра, кантинская администрация нам тут… хотя бы размещение спонсирует? Как… компенсацию за нашу помощь? Или они… как обычно и можно убираться отсюда с чистой совестью?

— Спонсирует, Хелаку. Проживание. И обеды тоже. На меньшее я бы не согласилась. И, не поверишь, с энтузиазмом поддерживает все наши инициативы. — подмигнула начальница деловитой подчинённой.

— Здорово их тут припекло, должно быть. — хмуро пробурчала Хелаку.

— Но это хорошая новость. — поспешила отметить Кими. — Поедим как следует. Пока нас самих тут не съедят.

Все невесело хмыкнули. Кими — это Кими. Жизнерадостное создание, что зрит в корень и не ведает жалости.

— Пойдёмте уже отсюда? — поёжилась Хелаку. — Мне после рассказа Ирвина не по себе.

— Мне тоже. — согласился Халлиан. — Особенно когда начинаешь понимать то, что это не какие-то абстрактные чудовища… А бывшие осознанные и чувствующие существа, у которых тоже была работа, свои профессиональные и бытовые заботы. Что это были ценные люди. И, как храмовый лекарь с многосезонным стажем, невольно начинаешь думать о том, можно ли было это предотвратить?.. Или вылечить?..

— Это и есть наша задача. Для того мы все здесь и собрались, верно? — напомнил Кайл. — Пойдёмте на выход. Нам и в самом деле нужно отдохнуть и набраться сил для очень важных дел.

Компания охотно выбралась из подвала здания Управления Порядком и облегчённо вздохнула, находясь уже снаружи.

— Приходи к нам отметить наше прибытие в город. — предложила Сандра Кайлу, переводя внимание на более лёгкие для людского сознания вещи. — Расслабишься. Поболтаешь с народом. Они будут рады. Сейсвет мы все устали и провалимся в сон, как в бездну… Но завтра приходи обязательно.

— У меня есть с собой свежий кофе! — заговорщицки подмигнула догадливая Кими.

— Ты не оставляешь мне выбора! — весело заявил праймец.

Кайл вновь почувствовал на лице и внутри давно забытое разливающееся тёплое ощущение. И… легкую дискомфортную боль в мышцах лица. Что это было?

Он широко улыбался. Кажется, он почти забыл, как это делается. Во всяком случае, его мышцы забыли точно.

— Приду с удовольствием! Завтра. Я и сам устал. — радостно принял приглашение служивый. — Как не отметить самое счастливое за последнее время событие в моей жизни… Где вас поселили, Кими?

— В северной части… Забавно, но как раз неподалёку от тропы из низин… Видимо, чтобы далеко не бегали при нападении. Забота. — ехидно улыбнулась Кими. — Как удобно. Или, чтобы высыпав из здания спросонья, мы сразу приступали к делу, обороняя город! И себя. И не думали разбегаться.

Все вновь хохотнули, оценив простой юморок служивой.

— Вот, и не разбегайтесь завтра. — резюмировал Кайл. — И я приду.

— Вот и славно. — поддержала Сандра. — Поговорим заодно по поводу стены. И размещения инфицированных… Я сейсвет… над всем этим поразмыслю. Попробую. Если желудок мозги подпирать перестанет… До скорого.

— Да! — согласно кивнул Кайл. — Мне нужно поддержать Ирвина. И заполучить плоды его сейсветных трудов. В них обыкновенно находится что-то интересное.

И попрощавшись со своей приятной компанией, агентъ неспешно отправился домой, спокойно обдумывая свои планы. Сейсвет он выжжет своё донесение и, приложив его к ранее написанному Ирвином, ляжет спать.

Только теперь спокойно. Без кошмаров.

IX. Ход эллогос

Любой кажущийся хаос является скрытым порядком. Хорошей демонстрацией этого являются природные явления. А так же и жизнь эллогос — от организации их общества до манеры вести беседы — они не были исключением.

В этот момент большинство существ были заняты своими делами по обустройству нового временного дома. Что не мешало внушительной их части участвовать в хаотически протекающей в общем информационном поле беседе. Голоса их возникали и исчезали там, словно потусторонние звуки странных мелодичных колокольчиков.

С непривычки это могло раздражать и обескураживать. Что и происходило обыкновенно с молодыми льюс, только появившимися в сообществе. Для непривыкших новеньких всё здесь поначалу казалось сплошным хаосом, красивые звуки голосов эллогос, звенящие словно ведьмические колокольчики, зачастую несущие интересную информацию, вот только со всех сторон сразу и одновременно. Юные льюс с трудом могли разобрать кто говорит, что говорит и зачем это всё…

И это непонимание касалось не только речи и разговоров. Наблюдая за старшими, молодняк частенько носило от восхищения к фрустрации от невозможности понять истоки и следствия. Действия сильных, ловких и изящных существ были быстры, точны, но совершенно не поддавались анализу ещё совсем недавно бывшего валлосским ума. Несмотря на способность видеть чётко мысли и побуждения других так же ясно, как свои собственные, понимание мотивов часто всё ещё оставалось недоступным.

Таким образом, всё для новопоявихшихся здесь было беспорядочным, перевёрнутым с ног на голову… и всё сбивало с толку.

Линн было уже как раз в той стадии, когда кажущиеся нелепости занимали своё место в цельной и стройной картине мира, пролетающие мимо разрозненные фразы соединялись в разговор, а тревога и раздражение трансформировались в безраздельное спокойствие. Какое-то внутреннее всё нарастающее ощущение смирения, приятия, покоя приводило оно в итоге к видению правильности и уместности происходящего. К пониманию нелогичной логики этого хаотического порядка.

Не отвлекаясь от своих дел, Линн прислушалось к «перезвону» Хора.

— …может ли быть так, что Гаэлль само отделилось от нас и не желает контактировать? — не унималось столь же юное и столь же неугомонное как Линн Даллисс.

— Да всё может быть, Даллисс. — ответило чаще всего общавшееся именно с это льюс старшее Эйлинн. — У всего есть свои причины. И Гаэлль, как и любое живое существо, имеет право быть какое оно есть и поступать так, как оно поступает.

— Пропадать? И не перевоплощаться?

— Да. И это тоже.

Находившееся в беспокойном поиске и на дежурстве у Фронтира Даллисс хмуро умолкло. Но вскоре с раздражением продолжило.

— Оно… не имеет права поступать так с нами! Как гадко с оно стороны… Ещё и… всё вот это! За Фронтиром, насколько я вижу, всё пусто! Только Пустота и Смерть.

В голосе льюс звенело почти паническое отчаяние. Заметившее это древнее Тесселлинн потянуло через пространство к юное льюс уютные «облачка» душевного тепла и спокойствия, окутавшие то. Но упрямое существо не желало успокаиваться.

— Вероятно, мне стоит спуститься туда! — решительно заявило оно.

— Давай позже? — дипломатично предложило Эйлинн. — Я хочу присоединиться. Ну и… Тесселинн не одобрит нашей с тобой нынешней поспешности в стремлении прыгнуть в руки невидимой вражине и перейти новый круг перерождения в итоге.

— Не одобрю. — спокойно подтвердило древнее льюс. — У меня и так молодняка под надзором вскоре окажется больше, чем я смогу уследить… Повремени, пожалуйста, со своей смертью, Даллис.

— Только потому что ты просишь. — протестно фыркнуло то. — Но мне всё же кажется целесообразной более полная разведка. А не вот эта халтура. В пол-силы и с отговорками!

Даллисс распростронило волну гнева по полю. Экая горячность. Но оно можно понять. Даллисс души не чаяло в древнее Гаэлль и с энтузиазмом ловило каждую исходящую от то эманацию. С исчезновением этого древнейшего существа у многих из молодых ныне зияла небольшая, но болезненная пустота в существовании на том месте, где были доброжелательные поучения и утешения от Гаэлль.

— Поумерь свой энтузиазм хотя бы до завершения обустройств лагеря. — перевело тему Тесселлинн. — Потом нам всем станет полегче. Возможно, к тому времени поступит и новая информация. Пока, как я чувствую, не время совершать резкие продиктованные гневом и страхом движения.

— Соглашусь. — поддакнуло желавшее уберечь горячий молодняк от подобных движений Эйлинн. — Это подтвердила наша первая разведкоманда, которая, признаться, сильно удивила меня, вначале утихнув, а затем начав перерождаться. И это когда казалось, что после внезапного нападения незримых сюрпризы уже закончились.

В эфире заискрил нетерпеливым раздражением разочарованный «вздох» Даллисс.

Лин рефлекторно тоже сочувственно вздохнуло всеми порами и, отключившись от беседы, с удовольствием осветило своим тёплым вниманием новое окружение. Как уже уютно. Это место было чудесным и до этого, но сеймомент это просто концентрированное умиление, в котором просто хочется находиться.

А… Даллисс недолго ждать осталось. Их симпатичный временный лагерь был уже практически обустроен. Оставались мелкие детали для их привычных ежесветных удобств, от которых они не собирались отказывать себе даже в полевых условиях.

Линн вновь поймало разговор.

— …сюрпризов у Вселенной бесконечное множество и, похоже, ей их не жаль раздавать. Всё же, я чую, нам хотя бы любопытства ради стоит проверить, что там с нашими землями и с соседним поселением валло. Тут я могу лишь присоединиться к Даллисс в исследовательском энтузиазме. — продолжало тем временем беседу Эйлинн. — Тем более что, в последнее время Вселенная очень щедра на загадки и поводов для проявления нашей видовой гипертрофированной любознательности у нас более чем достаточно и скучать явно не придётся. Столько всего интересного предстоит узнать. Незримые. Их происхождение. Само их появление. Их количество. Неясные причины, приведшие к перерождению первой разведкоманды, недавно приблизившейся к Лесу. Я видело всё как своими глазами и ощущало вместе с ними их последние моменты, но для меня так и осталось загадкой явление их к тому приведшее.

— Я просто хочу знать, где Гаэлль, Эйлинн. — устало возразило Даллисс. — И всё увеличивающееся количество прочих вопросов меня совсем не радует. Я намерено просто отмахнуться от них. У меня и этот один уже вызывает достаточное количество отчаяния и фрустрации.

— А меня хватит на многое! — с готовностью нетерпеливо хлопнуло в ладоши старшее.

— Не зацикливайся, милое, это не помогает. — сочувственно обратилось к Даллисс Тесселинн, повторно укутывая то участливой мягкостью. — Переключись на что-нибудь.

— Тебе легко говорить, у тебя на полэона практики в этом больше! — досадливо фыркнуло молодое. — А я вообще в бешенстве от происходящего. Нас согнали с Земель! Мы потеряли всё! Как можно спокойно на что-то отвлекаться, у меня все мысли о моём несчастном доме!

Голос Даллисс звенел болью и практически невыносимым напряжением. Линн несколько раз фыркнуло, сбрасывая избыточное сочувствие. Сложно не сливаться, когда все мысли и ощущения общие. Но абстрагироваться здесь — жизненно важное умение.

— Моя жизнь имеет свои задачи и свои сложности. — мягко напомнило Тесс. — Как и жизни всех нас. Произошло ровно то, что должно. Важно понять, какие уроки нам это даёт. Зачем мы оказались в этом.

— Уроки беспомощности? — съязвило юное Ливлинн из даллиссовой развед команды. — Мне тоже до смерти нужны ответы «зачем» и «за что». И как можно скорее.

— Часть ответов мы получим, когда заново вылупившееся подрастут достаточно, чтобы вновь научиться говорить и выдать нам некоторое количество информации о происходящем в наших землях. — напомнило Айслинн. — Пока их видения неясны. Я лишь быстро окинуло их взором какой-то зловещий туманчик над Лесом.

Линн вместе со старшими невольно пригляделось к тому, о чём говорило Айслинн. Это… отвратительное. Неясно тошнотное и совершенно нечёткое ощущение непонятного происхождения. Просто фу, короче.

— Не самое приятное зрелище… — «поморщилось» в эфире Ойлинн.

— Тесселинн! А точно нет… ещё новых семечек?! — обрадовалось своей идее Даллисс. — Ну, кроме последней ушедшей на тот свет группы? Забыло у тебя спросить. В смысле, ещё раз… И рассказать, что не нашло ни одно потерянное по пути обратно к Фронтиру. Хотя старалось идти той же дорогой, какой мы бежали сюда… Так я отстало от первой части разведкоманды.

— И не попало в круг перерождения вместе с ними. — напомнило Тесс. — Умница, Даллисс.

— Посмотри, не принесли ли тебе новеньких?!

— Нет. Ничего нового, прости.

Даллисс всё равно в отчаянии. Нельзя включаться. Эмоции захватывают и утягивают обратно в валлосское тяжёлое существование. Хотя обратные рождения в валлосских телах до сих пор зафиксированны не были, следовало поостеречься. Это в любом случае могло осложнить существование другими способами. Предпочтительнее сохранить сочувствующее тепло, не погружаясь. Так, как это делает Тесс, достойный пример во всём. Но так как Линн пока не всё «умеет», мягко говоря… для оно остаётся лишь один способ справиться. Тот же, что не так давно был посоветован столь же юное Даллисс.

Линн поспешно переключило внимание на происходящее вовне.

Где-то у озера одно льюс начало песню, которую тут же подхватило несколько голосов и вскоре всё пространство вокруг заполнилось прекрасным звуковым фоном. Так… ещё уютнее!

Льюс с удовольствием покачалось на волнах песни и, успокоившись, в более уравновешенном состоянии вновь с любопытством вернулось всё к той же беседе.

— …Айслинн, ты приснило что-нибудь по поводу того странного тумана? — полюбопытствовало Эйлинн.

Оно явно не собиралось останавливаться в уюте свежесозданного дома и оно не терпелось вновь отправиться в странствия и приступить к «расследованию». И лучшей помощи, чем от Айслинн в этом деле было просто не сыскать.

Вопрошаемое Айслинн обладало нередкой для эллогос, но отточенной до мастерства способностью бродить по мирам в теле сновидения. Хоть этот льюсский талант не был чем-то особенным, однако его редко использовали, потому как мало кто из существ могли настроиться на конкретную точку в пространстве-времени чтобы выудить оттуда конкретную информацию. Это требовало исключительной сосредоточенности на процессе. Справедливости ради, надо сказать, что иногда и само Айслинн промахивалось. Или не могло отвечать за результат, будучи не в состоянии не вспоминая каких-то мелких деталей и подробностей, сказать точно, на что именно и на какой момент оно настроилось.

— Что-то получилось поймать, Эйлинн… — неуверенно «нахмурилось» Айслинн. — Но утащи меня в прошлое червоточина, если я знаю, что именно… Да, мне удалось настроиться на наше привычное городское Место Ясных Видений и переместиться к нему. Но это ровным счётом ничего не дало мне. Эти данные мы получили и от последней, ныне мирно дремлющей в земле разведгруппы. Неясная дымка, гадкий привкус… и ничего больше. Ничего. Я буквально.

По участвовавшей в беседе части сообщества прокатился недоверчивый холодок. Все с тревогой пригляделись к картинке «воспоминания», к которой сеймомент задумчиво присматривалось и само льюс. Видения Айслинн всегда были «необычными», но знакомое место, где много поколений льюс прожили несколько Эонов в непривычном облике выглядело просто… жутковато. Если не сказать больше. Родное место едва можно было узнать. Оно было начисто лишено привычных деревьев и всевозможных растений, в изобилии произраставших всюду. Вместо этого землю покрывал слой неподвижного мёртвого… чего-то.

— То, что устилает землю. Мне кажется… Я видело что-то подобное в димских и валльских городах… — задумчиво подало голос Линн, решив поучаствовать в разговоре. — Мы все это видели ранее.

— Да, — согласилось Эво, как обычно, находившееся в одном из валлосских поселений для наблюдения, коммуникации и собственного удовольствия. — Только оно было не такое тёмное.

— Сброшенные оболочки! Точно. — догадалось Эйлинн. — Айслинн. Это похоже на сброшенные оболочки… димов.

— Темновато даже для димов. — недоверчиво хмыкнуло Айслинн.

— Занятно всё это…

— Занятно.

— Ай. Так занятно, аж жуть пробирает! Чуть чай не пролило… — пожаловалось Леттеллинн.

Аромат чая, да, спохватилось Линн. Что может быть прекраснее!

— Теперь и я хочу чай. — в свою очередь посетовало оно.

— Присоединяйся к нам. — предложило Эйлинн.

— С удовольствием.

— Возможно, это погрешности видения из-за вот этого странного тумана. — предположило Эво.

— Возможно… Доброго чаепития всем. Мысленно я с вами. — откликнулось дежурящее на Фронтире Даллис. — Как я хочу быть с вами.

— Всё тут в твоей власти. — напомнило Тесселлинн. — Тебе не помешает отдохнуть, иначе ты просто вырубишься там, в потенциально опасной обстановке.

— И меня сжуют, да. — мрачно закончило Даллисс. — Да знаю-знаю. Но я всё же надеялось выяснить тут что-нибудь интересное… Но не нащло ровным счётом ничего. Как и Айслинн. Я пойду-ка я вниз к хэлльским пещерам, как бы из последних сил. Может, там чего интересного обнаружится. Может, мы просто сверху с плато обронили Гаэлль. Досадно будет, если именно там, внизу… Или вообще скатилось в пещеру. Как оно там прорастёт? Может… оно как раз там не может прорасти?

— Я уже говорило, всё может быть… но, Даллис. — строго обратилось к младшее Эйлинн. — Я говорило с кнаппами. Не дави на меня, Иллис, я знаю, неприлично называть хэллей кнаппами, но они же не слышат… И они нас тоже в шутку всяко обзывают, это как-то по-добрососедски и добавляет уюта… Так вот. Они, уходя, запечатали свои пещеры сверху…

— …если зайти снизу, со стороны наших земель… Может там… незакрыто? Я уже внизу. Ай! Пффф. Вот тебе!.. Чернота. Пустое, а до чего надоедливое! Опять тут эти… нэйи. Они всё ещё здесь. До чего назойливые! Всё никак в толк не возьмут, что мы им не пища… Мы уже пришибли несколько по пути. Но судя по всему, по округе их бродит всё ещё немало. Не факт, что местные димы с ними справятся.

— Значит… Придётся нам задержаться тут немного. — «пожало плечами» разведающее Айлисс. — Посмотреть, сколько их сюда, наверх, занесло. И устранить. Ни к чему они нам тут.

— Верно, Айлисс, ни к чему… — согласилось Линн. — Ни нам, ни димам. Позаботься там о них пока я не отправилось наблюдать за поселением. Хотя, в нашем нынешнем лагере такой уют делается — что хоть вообще никуда не уходи.

Линн лучезарно улыбнулось, ощущая кожей ответное тепло улыбок от всего сообщества.

— Если бы кнаппы не закупорили свои пещеры — проблем было бы гораздо больше. — вернуло внимание к теме Ойлинн.

— Какая разница. — весело хмыкнуло Дэа. — Мы бы всё равно этих проблем не увидели. Хорошо то, что закупорили свои горы хэлли уже после нашей спешной эвакуации через их гору. А не до или во время.

— Без светил было бы грустновато. — шутливо «поддакнуло» Эйлинн.

— С тем странным удушающим газом неизвестного происхождения, который они упоминали — ещё грустнее. — добавило Валлисс.

— Загляните в Архивы памяти и сравните. — заметило Линн. — По их описанию похоже чем-то на наш туман. Жаль, их видение плохо «читается».

— Жаль.

— То есть? Что получается… — вновь панически зазвучало в эфире Даллисс. — Гаэлль прорастёт… если найдёт там на чём… И… погибнет?! И… переродится нормальным образом?.. Так что ли?.. Есть надежда?! А что, если нет, и оно останется там, в темноте, на Эоны? Кнаппы вернутся домой горы знают когда… Я сломаю хэлльские печати и…

— …впустишь нам сюда толпы нэй. — урезонило Иннисс. — Угомонись, Даллисс. Тебе в самом деле надо отдохнуть. Пока ты не свалилось там в конвульсиях от нервного перенапряжения или не натворило тьма знает чего.

— Не натворю… — мрачно отмахнулось Даллисс. — Что до отдыха, то… нагуляюсь тут, и крепче спать буду. Если вообще смогу уснуть. Я места себе не нахожу…

— Найди место здесь. — предложило Тесселинн. — Я за тобой послежу. Ты немногим лучше тех перепуганных новых проростков ныне, твоё состояние крайне нестабильное.

— Тесселинн! — воодушевлённо вспомнило Ойлинн. — А что там по новеньким семечкам, в самом деле? Они ведь… совсем новые! Эоны такого не бывало! Мне не терпится всё узнать! Кто они? И откуда? Почему именно сеймомент пришло их время присоединиться к эллогос? И надеюсь, они не ускачут поспешно куда-то, как сделало это несколько недозрелых особей перед ними.

— Не должны, Ойлинн. — задумчиво произнесло Тесс. — Ощущается, что эти здесь чтобы дозреть. Они… чуются такими смутно знакомыми. Словно бы мы их знали. Но я не узнаю их. И само полно любопытства в итоге. Так интересно.

— Очень.

— Хорошо, что я первое тут в цепочке информации.

— Я намереваюсь приблизиться к тебе. — «угрожающе» хохотнуло Нэллинн. — С чашкой!

— Чаю? — догадливо улыбнулось Тесс.

Но упоминание было излишним. На новообразованном чайном месте уже собрадась всё увеличивающаяся групка особей, собравшихся здесь с чёткой и понятной целью.

— Безумная группа сияющих аддиктов. — фыркнуло Дэа. — Что может выглядеть занятнее.

— Не завидуй. — зачерпнуло вожделенной жидкости из большого «чана» Филлисс.

Дэа, кивнув оно вместо ответа, потеряло интерес к предыдущей беседе и присоединилось к поющим.

— Хорошо поют. — расслабленно вздохнуло Линн. — Ааа… Тимо уже проклюнулось из земли?

Линн озвучило общий невысказанный вопрос. Многие с нетерпением ждали возрождение главного поющего существа сообщества.

— Да. — просто подтвердило Тесселинн. — Оно явно тоже не терпится воссоединиться с нами.

— Мы все скучаем.

Тесс, прислушиваясь к прорастающему молодняку, наполнило пространство мягкой «улыбкой».

— А мне не хватает идиотских выходок Лиа. — вздохнуло вновь «вернувшееся» Дэа.

На что Тесс сердито нахмурилось и «проворчало».

— Самой её дурацкой выходкой было отправиться в круг перерождения.

— Ага! — хохотнуло Дэа. — Попытавшись укусить нэй в ответ!

По Хору широко разнеслось заразительно неудержимое веселье.

— Наверняка это было из познавательных целей! — продолжило Дэа. — И, видно, придётся мне теперь полагаться на собственную тупость… Пока не вырастет вновь моё близкое Лиа!

— Да, довольствуйся второй ролью. — поддразнило Иллисс. — Потому как для того, чтобы мастерски лажать как Лиа, надо быть Лиа.

— Упаси Вселенная! — со смешком фыркнуло Даллисс. — Хорошо, что я — это именно я… И мне так всё нравится. Как бы я по поводу этого всего не ворчало, не верьте мне. Я от любых событий своей жизни умудряюсь получать какое-то иногда извращённое удовольствие и даже находить во всём этом нечто любопытное.

— Ну… на то мы и эллогос. — шутливо подытожило Эйлинн. — И все эти любопытности Вселенной — они приготовлены для нас.

X. Ход людей. Героиня Сандра

Наконец-то Сандра принялась за то, в чём всегда чувствовала себя уверенно. За наведение порядка в человеческом бардаке.

Иии… Как только кантинские умудряются существовать в такой неразберихе?! Это незримый порядок или всё же обыкновенный хаос, создавшийся по преступной небрежности руководящих здесь? Скорее второе.

Начала она свою организаторскую деятельность здесь с того, что предыдущим вечером отправила в свои омилльские Храмы депешу с подробным описанием текущей ситуации со слов Кайла и Ирвина и прилагающимся сообщением о том, что она здесь «задержится».

Хоть и очень не хотелось… задерживаться. Сандра невольно поморщилась. Но… ничего не поделаешь. Она обещала помочь. И она это сделает.

По сему, Главная Омилльская Храмовница потрудилась присоединиться к очередному тревожному донесению от осдшников, адресованную их руководству. Хуже уже не будет. Надо сделать так, чтобы стало лучше. Привести здесь всё в самоорганизующуюся структуру, в самостоятельное объединение, способное к обороне и удержанию, хотя бы на какое-то время, поступающей с севера угорзы. Для того, чтобы у них было время подготовить Омилл.

Как бы ни был велик инстинкт обороны своих земель у кантинских, одним им тут всё же было не справиться. Жизненно необходимо было подгонять официальный Прайм к тому, чтобы сюда выслали людей. В том числе и кого-то из ОСД на замену практически пришедшему в негодность Кайлу. Не только как близкая, как хорошая начальница, она видела перегруженного служаку, который вскоре вовсе перестанет справляться от перенапряжения. Неэффективно и крайне расточительно. Для одного персонажа в этом месте проблем было и в самом деле многовато… Даже для группы многовато было бы. О чём они там только думают?! Неужели и там придётся наводить порядок.

Нет. По счастью, на такой уровень управленку средней руки попросту не допустят. И хорошо. У неё проблем и с родным Омиллом хватает. Да и здесь вообще не понятно, с какой стороны это начать разгребать, если честно… Но понять нужно. И быстро.

И без пеники. Спокойно. Всё… поэтапно. Да.

Поэтапно выполнимо почти всё. Переносить по проблемке, вытягивать по соломинке. Не надо сразу хватать и тянуть неподъёмное и несдвигаемое. Один ретивый тут уже надорвался.

Создание укреплений. Пошаговая организация обороны города. Кое-что уже сделано, многое согласовано и утверждено. Уже отличное начало. Тут может быть не без сложностей. Но Глава Храмов заранее была готова к тому, что Управление Порядком будет хотя бы из принципа сопротивляться навязанным извне рекомендациям. Потому действовать лучше будет через Старосту. Пусть сам разбирается со своими службами.

Она не решит здесь всех проблем. Если проблемой считать кантинский менталитет. Её задача — подготовить пакет с чёткими решениями. И, укрепив силами заинтересованного Кантина Фронтир, обезопасить тем самым не только местных, но и и собственный город. А в остальном — предоставить действовать местным властям. Ей некогда возиться с неспешностью, ленью, с напыщенными кантинскими порядочными, во многом полагавшимися на авось. Есдва ли они сильно изменились со времени её прошлого визита в этот город. Так же Главе Храмов некогда и ожидать, пока они пройдут нелёгкий путь от отторжения до принятия и смирения.

За размышлениями Сандра не спеша перекусила тем, что осталось от её вчерашнего шикарного ужина, запив всё это тем самым потрясающим, подсказанным Кайлом, ягодным соком, который был великим её открытием в этот раз. Визит сюда уже того стоил. С кофе любой сок, конечно, не сравнится. Но всё ж надо будет прихватить его с собой побольше перед уходом. И иметь ввиду, что сколько бы она его не взяла с собой — она берёт всё для себя. Стоило в этом признаться, напиток был настолько вкусным, что Сандра вчера, утаив остатки, не смогла поделиться со своей командой ничем, кроме впечатления. И указания местоположения таверны, где можно было его попробовать.

Так же не мешает раздобыть и сушёные овощи, рекомендованные Кайлу Амелией. Нет ничего любопытнее, чем гастрономические рекомендации от местных. Дома можно будет насладиться всем этим, разрабатывая планы по защите города уже в привычном уюте комфортного кабинета. Гнусы, как же она по нему скучает… словно бы Эоны уже не сидела в своём мягком насиженном кресле…

Сандра ностальгически вздохнула.

Покончив с завтраком, усталая после вчерашнего перехода, но, бодрая, полная решимости и готовая к «рывку», храмовница вышла из их временного местообиталища и отправилась за осдшником. Им предстояло обойти почти весь город и сделать в подходящих для возведения укреплений местах пометки на карте. После чего уже принять окончательное решение о форме и конфигурации стены.

Сейсвет они делали это практически молча, потому как Сандра больше размышляла, чем говорила. И поразмыслить было над чем… Город довольно велик. Он состоял не только из котти, как Омилл или Прайм, но и из полей, расположенных прямо в городе и между котти… И из заборов. Тонны заборов! Такое ощущение, что тут огорожено почти всё… Как они вообще тут ориентируются и на соседние улицы попадают в этих лабиринтах! Как всё тут… неудобно.

Со стратегической точки зрения в том числе… Перекрывать отдельные улицы было бы куда проще, чем принимать в расчёт хоть и огороженные, но всё же при приложении некоторых усилий доступные для прохода большие поля и участки вокруг котти.

На самом деле, если Кайл уверен, что они имеют дело с крайне опасной заразной инфекцией… хорошо бы вообще эвакуировать отсюда на время всех лишних, оставив только порядочных и ополчение… Хотя бы на время. Но кто примет кантинских? Заразных кантинских. Их даже незаразных не приняли бы. В Прайме и Омилле точно.

Компенсационно-горделивая спесь, ничем не подкреплённое высокомерие и местечковый ура-патриотизм может и подняли местную мораль, но в целом сыграли городским дурную службу. Этим они изолировали себя от остального Материка надёжнее, чем йулльские физической преградой. Соседние города с большим сочувствием и любопытством отнесутся скорее к потенциально опасным северным, нежели даже к физически здоровым кантинским.

Да и сами они не двинутся из Кантина. Они словно тоже приросли здесь. Ами была едва ли не единственной известной кантинкой, которая покинула эти места охотно и добровольно.

…Так что, все расчёты предстояло производить с учётом того, что всё местное население останется здесь. Навсегда. В этой земле. Куда попадёт раньше, чем предполагалось. Потому как такими темпами, скорее всего, быстро будет заражено. Всем тесно общающимся и плохо воспринимающим ограничения и указания сверху городом.

…Вот об этом думать совсем не хотелось…

Однако, ничего оптимистического на ум Сандре не приходило. Упрямые ушлёпки. Они угробят весь Материк…

…Ладно. Будем работать с чем есть и делать что можем.

Омиллька тупо брела дальше, делала пометки в табличке и на карте, думала и брела дальше, изредка совещаясь с Кайлом по поводу дальнейшего маршрута и действий. А что ещё оставалось? Только насущные вопросы о происходящем…

Насколько эта «ленивая осада» Кантина растянется по времени? Сколько северных ещё на подходе Пустошах? Какая часть из них агрессивна? Возможно ли вообще сохранить Кантин? Что за жуть вообще тут творится?

…Кантин должен быть сохранён в любом случае. Справедливости ради, следует отметить, что эвакуировать его едва ли возможно без ущерба для всего Материка. На этом плоскогорье уникальный климат. Не жаркий, не холодный, не излишне дождливый… Почва бывших Эоны назад приокеанными земель плодородна, не слишком камениста или глиниста. Такого количества изобильно дающих урожай земель как здесь, и людей, которые отлично знают, что с ними делать, больше нигде нет. Что ни говори и ни думай -местное сочетание из аграрных талантов и особенностей почвы было критически важным. И кормило большую часть населения Материка. Без Кантина и кантинских они все обречены со стапроцентной вероятностью. Даже временная потеря местных ресурсов будет просто катастрофой.

В этот момент очередное отличие местной практики от стройной теории заставило Сандру поморщиться. Обойти город было хорошей идеей в целом. Потому как уже на имеющейся у них карте местности всё выглядело одним образом, а на самой местности совершенно по-другому! Настолько, что хоть новую карту рисуй!

Сандра фыркнула от сдерживаемого разочарованного негодования.

Да, с момента создания старой прошло довольно много времени. Но почему никто не потрудились подновить её с учётом всего перекроенного?!

Формы градообразующих полей изменились, на их краях выросло множество хозяйственных и не очень построек, некоторые из старых котти были демонтированы. И на их месте или чуть в стороне ныне красовались новые, зачастую большего размера.

Бардак!.. Дикая и разнообразная жизнь в своём естестве. Болотное великолепие во всей своей красе…

Мысленно выругавшись и смирившись, храмовница продолжила обход, задумчиво и методично отмечая изменения на своей копии карты. Не особо, впрочем, усердствуя и не стараясь соблюдать точность. Она не намерена составлять новую карту города… У неё нет на это времени сеймомент.

Одно ясно как свет — перекрывать надо начинать с северной части между котти, но закрывать ход не полностью. А так, чтобы создать контролируемую зону вбега в город, не рассеивая «поток» ещё больше. В большем масштабе — эонноголодные, идя с севера, конечно же будут пробираться по многим мелким тропкам и выбегать сюда и из леса, но основной поток всё же будет проходить именно здесь. От этого и надо чертить.

А картам больше нет доверия. Постоянно в Кантине только то, что всё здесь меняется.

Начальница храмов перевела взгляд на агента ОСД, который всё это время просто молча шёл рядом, также погружённый в свои мысли. Общество Кайла тем и было всегда приятно, что с ним можно было и поговорить, и помолчать с одинаковым удовольствием.

— Они не найдут материалов и сил оградить всё качественно. Или, во всяком случае, это будет небыстро… А нападения всё это время будут продолжаться. — прервала молчание омиллька. — Патрули по всему городу оставим в любом случае, но в большем количестве, чем указано в плане Старостой… По крайней мере, на ближайшее время. Я посчитаю и укажу примерное количество людей… Очень примерное.

— Даааа… — задумчиво потёр подбородок праймец. — Завалить всякой всячиной пространство между омами, как я думал сделать поначалу, здесь не получится… Где-то расстояния между строениями маленькие, а где-то — ну просто огромные! Мы с тобой, мысля праймскими и омилльскими мерками вновь не учли кантинские реалии.

— Что верно, то верно… Пффф! Мои ноги… — Сандра, живо помахав рукой, сделала Кайлу знак поскорее остановиться и, поморщившись, осела на землю. — Оградить огромный Омилл со свободно стоящими котти, впрочем, тоже было бы нетривиальной задачей… У нас, перегородив улицы, можно лишь замедлить перемещение, потому как всё выстроено симметрично вокруг водных каналов, понадобились бы ещё и решётки… С ума сойти, если сеймомент думать об этом… Отложу безумие на попозже. Однако, в Омилле хоть размеры и местоположения котти практически не меняются. И старые карты актуальны в достаточной мере для того, чтобы производить планирование из кабинета. А тут… Гнусы разбери что!.. Очень, очень текучая реальность… Полная непредсказуемость. Как они сами-то разбираются… Как с этим работать? Вот что значит, обеспечение водой через один канал. И вручную от озёр. Без ведьмии. Проживание неуютно большими скоплениями. И аграрно заточенная структура города. Ладно… Всему свои недостатки и преимущества. Возвращаемся обратно к тому же, с чего начали… Как обезопасить пока не ограждаемое? Патрули — раз. Уже сделано… А дальше-то?

Агнетъ устало опустился рядом.

— Оружие большого радиуса действия — два. — продолжил он. — Есть в планах, но ещё не реализовано. Нам нужны орудия. Как у кантинских. Больше инструментов с длинными древками и острыми концами. Как раз таким я и отбивался, не позволяя пожиракам приблизиться. И, думаю, большинство из тех, что не были укушены, использовали что-то подобное. Если модифицируем их инструменты под свои нужды, то получим необходимое орудие.

— Мммм. — одобрительно промычала храмовница, разминая руками свои гудящие ступни. — Ещё можно сходить в музеи, посмотреть, как выглядело старинное… А то я из университетских курсов ни кофейного зерна не помню…

Она облегчённо выдохнула и вытянула уставшие ноги.

— А ещё — хорошо бы орудие полегче было… — заметил осдшник. — А то я так умахался этой кантинской инструментиной, что потом два света продрых. Вполне себе подготовленный тренированный я, умеющий облегчать предметы ведьмией… Как они ими сами-то машут?!

— Не так часто и резво, наверняка… — предположила омиллька. — С перерывами. Они сами по себе крепки, однако, не думаю, что это потому что их культивируемые растения на них столь же яростно нападают. Хотя может мы чего-то не знаем о кантинских реалиях? Они тут довольно скрытные.

Кайл фыркнул смешком.

— Кстати, да, онебенно скрытные! Ты знала, что у них тут тоже странное нераскрытое дело повисло?

— Да что ты?

— Да! Злоумышляющие топтали поля и крали инструмент. Это, конечно, не покушение на Участок Правды, но всё же весьма заметное по местным меркам событие… Хуже для этой местности ничего придумать нельзя было.

— Это точно! — охотно согласилась служака, припоминая недавние странные события своего города. — Могу представить, сколько шума и гама было в приёмной Управления и у Старосты… Бедолаги. Жить бы да работать спокойно, так ведь, нет, кому-то неймётся… Гнусы! Пить охота страшно. Пойдём, сходим оценим объём работ с другой стороны… И заскочим за тем соком! У меня как раз водяная сумка тревожно опустела. А может, и перекусим там же. Полагаю, к тому времени мы уже вполне себе прилично проголодаемся. Другие планы у меня пока не вырисовываются… Надо спокойно поразмыслить. На сейсвет в голову я загрузила достаточно. Время переваривать и загружать желудок. Всё должно быть гармонично и равномерно. Пойдём?

Агентъ уверенно кивнул.

— Согласен. Пойдём. Всё в меру.

Они поднялись с земли, и омиллька, быстро сориентировавшись, поковыляла в желаемую сторону.

— Посидишь — совсем что-то делать трудно… — кряхтя посетовала она.

— Потому что уже вечереет. И пора бы уже полежать, отдыхая после света интенсивной работы. А ты всё кряхтишь, но ползаешь. — заметил собеседник.

— Хочу поскорее закончить здесь и отправиться домой! Вернусь в Омилл — там и посижу, и полежу… Даже буду все распоряжения давать лёжа, если захочу.

— А на осмотр по их исполнению тебя пусть носят. Прямо с лежаком.

Служаки дружно хохотнули.

— Хорошо бы… — досадливо вздохнула Главная Храмовница. — Да кто этим заниматься будет!.. Это все городские службы скорее на мне ездить норовят.

— Ну, покатались, теперь твоя очередь. — предположил осдшник.

— Дождёшься от них, как же, ага… Не пришли бы в очередной раз с жалобами на всё подряд — и на том спасибо.

— Заскучаешь.

Служивая недоверчиво хмыкнула.

— Ну да. Работа у меня такая весёлая… Сиди, таблички разбирай и удивляйся, сколько новых проблем люди могут придумать после того, как решены старые… Даже там. У злоумышляющих. И почему никак спокойно не живётся? Зачем… вот это всё? Все эти нападения… Накусывания… Кому от этого… веселее? А? Мне вот ни разу не весело… Я бы охотно поскучала.

Агентъ легкомысленно отмахнулся.

— Это ты вот сеймомент так говоришь… Потому что «наелась» активностью. А помести тебя в спокойном месте сидеть ровно на какое-то время… Надолго тебя бы хватило? Думаю — нет. Если никаких злодеяний не произошло бы — ты сама бы их со скуки придумала и принялась реализовывать.

— Да лаааадно! — состроила гримаску храмовница. — Хотя…

— Ага! Да так и было бы. — ехидно прищурился отягощенный следовательским опытом осдшник. — Начала бы… улучшать мир. А я бы тебе помогал. Тоже со скуки.

— Прям-таки… злодеяниях? — недоверчиво подняла бровь Сандра.

Кайл нерешительно скривил губы.

— Ну, ладно… Про злодеяния я, скажем, приврал немного… Я же сказал — «усовершенствования». Даже если и до этого всё прекрасно работало, и даже лучше, чем до наших «модификаций». Но всё равно на месте не сидели бы… Надо же чем-то заниматься. Мы все беспокойные и чисто физически не можем долго ничего не делать. Вот и «стараемся» все в меру своих способностей и наклонностей… Так всё в мире постоянно и происходит.

Омиллька вновь устало вздохнула.

— Ой. Вот, «остановите мир, я сойду»… Мне от него отдохнуть надо. И тебе не помешает.

— Всем надо. И всё не так просто… Но мы всегда можем остановиться сами. Как говорится в классике «будь тем изменением, которое хочешь видеть в мире». Выпьем сока. Это мы можем сделать. Да, в целом инициатива ныне не за нами… Мы разгребаем кем-то уже «улучшенное». «Наулучшали» они немало… Потому торопиться нам некуда. За раз всё равно не разгребём… Нападения мимо нас в этой части города всё равно не пройдут, основные события мы не пропустим, даже если захотим.

— Оптимистично!

Храмовница усмехнулась. Она посмотрела в прекрасное небо, одно из светил которого начинало потихоньку закатываться за горизонт… Ветры, тучи, светила… Всё в мире без устали куда-то зачем-то движется. И она — тоже часть этого непонятного для неё бессмысленного движения, одного большого фрагмента чего-то ещё большего…

Чего-то, для чего не имеет значения, будут ли они жить дальше или будут съедены этой ночью, продолжив движение уже в качестве питательных веществ в чьих-то других куда-то движущихся организмах, что перемещаются под этим небом с никогда не останавливающимися светилами и звёздами…

Всё движется. И ей никогда не понять, куда и зачем. Да и не нужно.

А ныне она останавливается на сеймомент в уютной забегаловке, чтобы разжиться парой сумок сока, расслабиться, с удовольствием потягивая вкусный напиток в хорошей компании.

XI. Ход людей. Герой Кайл

Кайл неспешно шёл рядом с уже переставшей помоментно вздыхать и шаркать ногами Сандрой, целеустремлённо сокращавшей расстояние до таверны с соком. Насколько легче и продуктивнее становишься, когда у тебя есть конкретная цель. Домой омиллька наверняка и вовсе будет собираться с невероятной скоростью.

Бедолага. Явно жаждет вернуться в Омилл. Тем не менее, всё ещё здесь, чтобы помочь Кантину… и ему лично. Это так… мило. Если не сказать большего. Бесценно.

Потому как впервые за долгое время не только мысли о неминуемой надвигающейся опасности и смерти гуляли вместе с агентом. Их потеснило живое существо. На какое-то время они остались одни где-то посреди кантинских улиц. А Кайлу стало значительно легче без них.

Несмотря на внутреннее сопротивление, агентъ изрядно расслабился, и его проблемы уже не казались ему такими уж подавляюще большими и практически неразрешимыми. В них вновь не было смысла. Улицы ими не загородить. Может, только половину… Однако, под тяжестью настигшей его депрессии, он потерял способность уходить от тревог прошлого и будущего в дела и заботы настоящего. В одиночку он не смог бы выбраться из возникшей под действием хронической усталости и неудач безнадёги, но ныне можно было надеяться, что Кайла накопившиеся проблемы уже не придавят. Они всё ещё были тяжёлыми, но вес был распределён между ним, верой и правдой служившим ему до этого Ирвиным и спасительными омилльскими.

Праймец охотно покинет это место. Уйдёт со своими старыми близкими. Ему отрадно осознать, что и он больше не приклеен к Кантину. И к своим проблемам. Ныне происходящее -последнее напряжение перед отдыхом. С кофе и тёплым общением.

Отогрев душу, ему следует всё же отправиться в Прайм. И, обедав в лучшем ресторане, серьёзно приняться за работу по распространению критически важной информации. Он станет капать по поводу происходящего в Кантине на мозги начальству. Лично наблюдать за актуальным состоянием дел по донесениям от профильных научных и силовых служб и контролировать опасное положение… но уже из дома, из своего уютного кабинета с прекрасным видом в агентстве. Он будет продолжать спасать материк. Но уже не истощая себя пребыванием в некомфортных условиях. Он любит полевую работу… но ныне с него достаточно.

Оставалось надеяться, что осдшное начальство будет посговорчивее местного управления. Они же… не перекроют ему доступ к информации? Не отстранят его от дела, едва он покинет Кантин? Это было бы крайне нежелательно.

Едва ли это произойдёт. К кому им ещё обратиться за консультацией? Никто не знает о местных проблемах столько, сколько он. Даже если забыть об очень узком круге осведомлённых о последних странных делах, так уж получилось, что он уже практически эксперт по Кантину… Один из немногих. Мало желающих работать в этих прекрасных, но недружелюбных местах. Которые ныне… ещё убавили в дружелюбности.

Даже несясь с Начальницей омилльских Храмов за едой и питьём, и сеймомент просто глазея по сторонам как обычный пришлый зевака, агентъ чисто автоматически краем глаза невольно подмечал весь попадающийся им по дороге острый инструмент с длинными ручками… Профессиональная деформация?

Впрочем, он более чем уверен, что и у Сандры в голове так же не останавливался рабочий процесс…

И вот, не зря!!… Шум и крики!.. Что там за заварушка опять?!..

— Тревога! На нас напали! Йулльские!

В тот же момент раздалось восклицание Сандры.

— Смотри!..

Храмовница быстро указала на фигуру, промелькнувшую меж домов… В одежде северных?! Снова атака… Как невовремя. Впрочем, она вовремя никогда не бывает.

Навстречу опасности уже неслась местная ополченка с тяжёлым трудовым орудием наперевес. Быстро же они реагируют.

Кайл рванулся к последнему виденному им по дороге остроконечному длинному инструменту.

…Не зря посматривал всё-таки…

Откуда-то из-за омов послышался гневный вопль, звук тяжелого падения и глухой стук отлетевшего инструмента.

…Та самая кантинка!

Схватив орудие и развернувшись, чтобы сиюмоментно выдвинуться в сторону боя, осдшник увидел быстро удаляющийся силуэт Главной Храмовницы.

Та пренебрегла предостережениями и, забыв о природе их нынешней угрозы, по заученной привычке попросту ринулась в ближний бой.

Как… глупо!

И Кайл уже нёсся в сторону баталии, стараясь догнать Сандру.

Отлетевшая кантинка, оставившая на земле длинный след, и оказавшаяся на некотором расстоянии от атакуемого ею существа, уже пыталась встать. Твердоглинянные они люди. Но почему…

Бежавшая к пожираке омиллька вдруг невольно ответила на незаданный вопрос агента, также отлетев на немаленькое расстояние от того же атакуемого объекта… И это не просто селянка с орудием! Выученная вояка-ведьма!.. Что?! Надо быть осторожнее…

Как подойти к той, что легко снесла даже принявшую крепкую устойчивую боевую стойку Сандру? Легко, как по щелчку, с помощью потока неведомой силы…

…Так же как Каллиана от двери в Участке…

Что-то за?!.. Неееееет! Они… они здесь?… Это… злоумышляющая и… пожирака?.. Что за биотехнологии они используют?!.. Эта борьба. В ней нет смысла. Они уже побеждены.

На момент Кайла охватила паника. Ни у него, ни у Сандры нет ресурса справиться с огромной мощью тех неизвестных, посеявших хаос в омилльском Участке и чуть не отправивших в землю большую часть служак. Ещё и принявших опасную форму непробиваемых, сконцентрированных только на цели совершенных убийц, этих вечноголодных. Сопротивление оттянет время, но это бесполезно…

…Нельзя просто так сдаться! Сложить руки и ничего не делать тоже не выход!

Даже если это их последний бой. Вот эти… точно не собираются опускать руки. Упавшая кантинка уже была на ногах и бежала к своему оружию.

…они не видели того, что произошло тогда в Участке. Они ничего не знают, не знают, что это за силы. Неведение — благо…

Не повод сдаваться. Ты агентъ ОСД. Это твоя работа. Пробуй справиться. Или умри.

Осдшник с боевым кличем яростно вскинул оружие и бросился в атаку. Вместе с ним к атакующей средних лет женщине с растрёпанной седой копной волос с разных сторон неслись ещё четыре патрулировавших улицы.

…Что-то здесь очень неправильно… Что-то неправильно совсем…

Он бежал на опасную пришелицу с оружием наперевес.

Быстро! Нужно быстро устранить угрозу, пока она не разобралась с тобой.

…Что-то здесь ужасно неправильно.

Не время размышлять! Дело жизни и смерти!

…Пожираки не ведьмуют.

Что?! Да… Точно!.. Вот оно! Пожираки не ведьмуют. Насколько он заметил. Их поведение было достаточно примитивным. Однако, эта тётка всё ещё могла быть злоумышляющей.

Или это просто приём, применяемый всеми северными… и она — не вражина… Но ценный источник информации?! Которого вы так ждали. А ты убьёшь её и…

А если нет?.. Она сильна, очень сильна. Если это… Думай быстрее! Мы уже на расстоянии удара! Сметём толпой, пока она ослаблена. Надо убить её. Так безопаснее.

Агентъ занёс оружие, но сердце его сжалось.

Нет! Нет.

Грязная, потрёпанная, еле стоящая на ногах, но с цепким, внимательным и вполне осмысленным, полным боли взглядом.

Нет. Даже если это вражина. Она испугана и растеряна. Атака её была актом защиты. Она никого не убила. Он не может убить её вот так.

Подбежавший к северной первым Кайл стремительно развернулся и поднял вверх орудие в защищающем жесте.

— Прекратите атаку! — громко повелительно выкрикнул он на кантинском.

Но тут же ему пришлось быстро выкинуть инструмент в одну, а самому отпрыгнуть в другую сторону, уворачиваясь и утягивая за собой северянку, так как несущиеся с огромной скоростью и тяжёлыми инструментами опешившие кантинские, не сумев остановиться сразу, по инерции полетели дальше и свалились беспорядочно барахтающейся изрыгающей ругательства злобной кучей.

— Ч… что?! — послышался сдавленный удивлённый возглас Сандры. — Что за?! Кайл!

Подоспевшая храмовница держалась за бок, но уже была на ногах и в полной готовности продолжать сражение, вновь принимая боевую стойку.

Кайл отрицательно мотнул головой, вновь быстро вскочил и широко взмахнул рукой, призывая прекратить все действия.

…Надо было отдышаться. Но начинать говорить и объяснять ситуацию следовало безотлагательно.

— Стойте… все! Она… живая! — выдохнул агентъ. — Пожираки не ведьмуют!

Все не сговариваясь уставились на северянку.

— Что толку-то! Она опасна! — процедила сквозь зубы поднявшаяся с земли кантинка. — Мало того, что ведьма… Станет пожиракой, как и все остальные! Только позже. Вопрос времени… Убьём её сразу. От беды подальше.

— Посидит… у нас в клетке. — непреклонно возразил Кайл. — Мне нужно многое от неё узнать… Сколько пожирак на Пустошах… ещё собираются на вас нападать. Что она знает… вообще. Убить… всегда успеем.

— Наберётся сил и убьёт нас всех. — упрямо мотнула светловолосой головой местная.

— Ни зерна ты от неё не узнаешь. — презрительно сплюнула патрульная. — Они ж на свойском по-дурацки балакают. Поржать только если…

— В клетках нет мест! — издалека протестующе фыркнул, вставая и поднимая упавший инструмент, один из патрульных. — Если не хочет быть убитой — пусть хотя бы убирается обратно и подальше от города. Но лучше…

Поднявшийся на ноги рядом с ним ополченец резко шаркнул ногой в знак презрения.

Агент вновь сделал жест не терпящий пререканий.

— Для меня она источник прямой информации с Пустошей и из Йулля! Если мы хотим узнать с чего это всё началось и прекратить это. Я обязан доставить её в ОСД как свидетельницу. Ради пользы расследования и избавления от этих напастей для всех нас.

Начинавшая что-то понимать в ситуации Сандра согласно кивнула.

— Да. Допросить не мешает. — она хлопнула в ладоши и деловито распорядилась. — Так, люди, расходимся! Указом Старосты я поставлена выше вас… Северянку мы забираем. Теперь это наша проблема.

— Ага… — недоверчиво фыркнула одна из защищающих. — Ведьмы ведьм выгораживают, понятно… Не жалуйтесь, когда старая грампа легко раскидает вас двоих и попрётся разносить город… Она ж не просто так сюда притащилась издалека.

Агентъ опасливо оглянулся.

Начинала собираться толпа. Северянка бессильно сидела на земле, в усталом безразличии склонив голову. Стычка забрала остатки её сил. Ещё немного и они в самом деле добьют её, просто взяв количеством… И их доводы не были лишены разумности.

Как бы то ни было. Надо быстро уводить ценную пришелицу.

Кайл осторожно приблизился к той.

Одежда в засохшей крови… Её или чужой — пока не совсем понятно… Вероятно, пожилая женщина укушена. Надо соблюдать осторожность. Но для начала нужно помочь ей подняться и уйти отсюда. Это безусловный приоритет. Просто увести пока все не опомнились.

Он аккуратно дотронулся до испачканного грязью и кровью плеча северянки. Та вздрогнула и, вскинув седую лохматую голову со слипшимися коричневыми от засохшей крови волосами, внимательно уставилась на агента затравленным взглядом.

Сердце Кайла вновь сочувственно сжалось.

…Бедная бабуся. Натерпелась… Ничего. Сеймомент мы уходим.

…И опасная бабуся. Осторожнее.

Кайл жестами показал пришелице, что им нужно покинуть это место. Та вздохнула и, понуро приняв помощь его и омилльки, с трудом встала. Однако, праймец почувствовал, как старая северянка при этом облегчила свою и без того тощую тушку ведьмией.

Рефлекс или… галантность? Даже из последних сил… Занятно.

Они втроём быстро, как могли, похромали в произвольном направлении. Нужно было просто спешно убраться отсюда… И сок, похоже, на сейсвет отменяется… Досадно. Пить хочется ужасно.

Первой задачей было решить, где поселить их неожиданную гостью. И второй — как получить от неё информацию. Лиманских в округе, насколько агенту было известно, точно не было. Они вообще крайне редко появлялись в этих местах… Как же с ней говорить?!

Так. Будет свет, будет способ. Это потом. А сначала…

— Где мы её разместим? — озвучил свою мысль Кайл. — Совсем не хочется толкать её в клетку… Да даже привязывать где-то. Я чувствую, что она и так прошла через многое и заслуживет лучшего обращения.

— Ага… Несмотря на то, что чуть кости в се мне не переломала.

— Она защищалась.

— Ага. Будем надеяться, что так… Я так понимаю, всё зависит от того, есть ли на ней укусы и всё такое подозрительное… Нужен осмотр. — состроила скептическую гримасу Сандра. — Потом решим.

— Есть. — послышался ответ.

Вояки чуть не выпустили из рук опиравшуюся на них северянку, практически подпрыгнув от неожиданности. Потому как ответ прозвучал от неё.

— Укус… есть. — слабым голосом повторила йуллька. — Старый давно. Уже не болеть.

…Во как!

Пришлая говорила с сильным акцентом и односложно, но она явно понимала омилльско-праймскую смесь языков, на которой привычно говорили Сандра и Кайл!

Удивительно! И… даже могла им ответить! Редкая удача! Пришла к ним сама… И чуть не погибла уже здесь. От рук людей. Не мы ли самые страшные монстры для своего вида?

— Мы изолируем… отделяем укушенных. Всех! — живо пояснила воодушевившаяся Сандра для северянки. — Понимаешь? Тебя надо посадить где-то. Одну. Чтобы не кусала.

Йулльская слабо кивнула.

— Понимать… Одну — уже не страшно. Страшно только устало. Почти мертво. Спать-спать… — еле слышно прошептала та.

Кайл усмехнулся. Пытается шутить как может. Даже в таком состоянии!

— Не затем шло долго, чтобы быть тут мёртв… — после паузы тихо добавила северная.

Кайл и Сандра усмехнулись.

— Нет. Никто больше не будет пытаться тебя убить. — спешно заверила её храмовница. — Мы проследим… Ну, если только ты не станешь пожиракой. Но, вероятно, тебе тогда уже всё равно будет… А пока я с тобой вообще больше связываться не стану. Если ты из остатка сил так людьми кидаешься…

Служивая досадливо хмыкнула, поморщилась и хмуро покачала головой.

Презанятная бабка. Интеллигентная и с чувством собственного достоинства. Ни дать ни взять настоящая аристократка, хоть и грязная и потрёпанная… С кем не бывает.

Немолода она уже для подобных экстремальных развлечений. Ей бы сеймомент отдохнуть, привести себя в порядок, а не сидеть на карантине вместе с толпой обезумевших кантинских… Надо оказать ценной гостье достойный приём.

— Может, запереть её в одной из комнат нашего с Ирвином дома? Или в каком-нибудь хозяйственном помещении, где можно обустроить лежак и поместить пару хозяйственных вёдер в углу… — предложил Кайл.

— Да я согласна… Надо поискать ей сносное место для… карантина. Потом уведём её отсюда.

— Ирвина, если что, на время можно переселить к вам. Будем надеяться, она… не на начальной стадии болезни. Хоть укусы и говорят об обратном…

— Они старые. Она же сказала. Сколько там инкубационный?

— У всех по-разному… Трансформация обычно происходит через свет-два… Редко через три-четыре. Мы не знаем, насколько давно её тяпнули.

Затем она умрёт. Как и все остальные заражённые. Полная смертность… Так пусть хоть остаток времени доживёт нормально. Перед тем как…

Пффф!

Труп в их с Ирвином доме?! Или… что похуже до этого? А что, если они… не справятся с пожиракой? Что если… кантинские были правы и следовало убить её там? Женщину с явными ранениями…

Ну вот возьми и убей её сеймомент.

Да шиш гнусий! Вдруг это не укусы. Что если это…

Простые царапины? Ага. Да как же.

В любом случае, просто так взять и убить этот достойный всякого восхищения сильный и смелый дошедший сюда аж с Йулля через Пустоши потенциальный уникальный источник необходимой информации не получится. Хотя бы любопытство не позволит.

От любопытства служаки сдохли… Ладно. Будь что будет. Но мы рискнём.

Они медленно дошли до жилища агентов ОСД. Профессионально активного лаборанта ожидаемо дома не было. Сандра опустила находящуюся уже в практически бессознательном состоянии северянку в кресло, которое недавно нашла комфортным сама и повернулась к Кайлу, стоявшему в задумчивости.

— Ей хорошо было бы сеймомент помыться и переодеться… — Сандра обернулась к северянке. — Я… не вижу у неё никакой сумки с вещами… И… она уже спит! А она… точно… спит?

Осдшник быстро приложил пальцы к шее старой женщины.

— Спит. Да. Это не отключка. Кровопотери уже нет… Но, вероятно, была. Как она и сказала. Вижу раны… на руках… и плече. Если эти повреждения от укусов…

— … в любом случае, нужно её как-то закрепить… По твоим словам я поняла, что трансформация происходит внезапно, даже для самих трансформирующихся.

Они не сговариваясь перешли на шёпот.

— Она… так и будет спать в кресле? — покосилась на пришелицу омиллька.

— А что ей остаётся? — пожал плечами праймец. — Не думаю, что будить её сеймомент разумно. И гуманно.

— Затечёт всё, если сидя спать… Организм-то уже немолодой. Ослабленный вирусом, голодом, стрессом, долгим переходом… Ох, не знаю, переживёт ли она это всё…

Старшая храмовница сочувственно вздохнула.

— После того как набегаешься от эонноголодных и поконфликтуешь с кантинскими, уже без разницы. Сон будет крепок.

— Но отшвырнула-то меня и ту ополченку она довольно бодро… Сил у неё ещё ого-го… Может, поспит и сможет справиться со всем этим.

Они перевели взгляд на спящую, чьё тело бессильно «растеклось» по креслу. Копна седых волос северянки рассыпалась по ручке кресла, на которую «сползла» её голова. Будить бабулю явно было уже бесполезно.

— Мы сделали всё, что могли. Вон как вокруг неё бегаем, какие скорости развили… — тихо хмыкнула храмовница. — Время оставить её в покое. Пойдём.

— Подожди! — сделал останавливающий жест Кайл. — Если тут, в нашем доме, стихийно образовался «карантин»… Мне нужно собрать свои вещи! И ирвиновы.

Он выразительно поднял брови.

— Хорошо… — согласилась храмовница.

— Пойдём в сарай… — прошептал агентъ, делая жест следовать за ним. — Мне нужна большая сумка…

Косясь на северянку, служивые потихоньку вышли на улицу, прикрыв за собой двери.

— Фффуууух… — выдохнула Сандра, возвращая голос к нормальной громкости. — Ну и вечерок…

— Ну и находка. — довольно фыркнул осдшник. — ТОлько мы с тобой переживали, что всё прошло мимо… И вот оно пришло снова. Мне не терпится её допросить. Судя по тому, как она выглядит — она значительно дольше других пробыла на Пустошах. Или в городе. И наверняка многое видела. Нам любая информация принесёт большую пользу. Бедолага. Надеюсь, она переживёт это.

— Да уж… Уникальный экземпляр. — задумчиво нахмурилась всё ещё говорящая шопотом омиллька. — Удивительнее всего то, что она говорит на наших наречиях… Только подумай. Это у нас в библиотеках есть сведения об архаичных языках. Да? То есть, даже если их язык изменился и как-то эволюционировал за время их отдельного существования, мы ещё теоретически имеем о нём хотя бы смутное представление… Ну, во всяком случае те, что это всё специально изучают… А они. А откуда у ЭТИХ сведения о наших… современных языках?

— Разведка? Общение с лиманками? Не так уж они уединённо и жили, получается?

— Получается, так…

— Если она сама всё время была в городе… то зачем в изоляции зачем-то изучала Материковые языки? Городов, с которыми нет никаких связей, ни торговых, ни культурных… Зачем? Из любопытства? Или тут что-то большее? Кто она?

— У меня эта мысль в голове промелькнула, когда она откинула тебя. Так же отлетел Каллиан от двери во время атаки на Участок. У меня был шокирующий флэшбэк. То, о чём я ныне вспоминать точно не хотел бы.

Служивые в ужасе уставились одна на другого.

— Ты думаешь… — недоверчиво нахмурилась Сандра. — Что она?.. Неееее…

Сандра ошеломлённо помотала головой, не желая верить.

— Тогда… Тогда мы должны убить её. Пока спит. — храмовница решительно вскинула взгляд на осдшника.

— И ничего не узнаем! — торопливо прошептал тот.

— Или её место в тюрьме…

— Но там всё занято! Мы же не попросим… одну из пожирак освободить нам клетку?

— Только если убить… Слушай. Я знаю, я веду себя ужасно безответственно… но я сейсвет никого не хочу убивать. Я хочу в таверну и пить.

— Я тоже.

Они молча испытующе уставились одна на другого.

— Тогда я беру на себя смелость предложить… применить презумпцию невиновности. — произнёс Кайл после паузы. — По крайней мере, по отношению к ней. Риск того стоит. Не знак ли это судьбы? Она пришла в ответ на наши просьбы Вселенной. Укушена, но не атакует. Знает наши языки и говорит на них. Не убегает… пока. От кого мы получим информацию, если не от неё?

— Согласна! — неуверенно, но облегчённо поддержала Сандра. — Может, она и из злоумышляющих… может, из нерассчитавших что-то, облажавшихся злоумышляющих… но мы не можем взять её и убить… просто из подозрений. Можем, конечно… Но я чувствую, что это будет как-то неправильно.

— Ужасно неправильно.

— Придётся запереть дверь и выставить дозор… Который чем-то поможет только если она в пожираку перекинется. В противном же случае… я предупрежу своих, что её нужно просто «пропустить по первой просьбе». Я не хочу больше жертв среди нашего состава.

— Ага… Если она проснётся и захочет уйти — то раскидает наш дозор не напрягаясь, едва пошевелив мизинцем. Сопротивление будет бесполезным.

…Если мы хотим обезопасить себя — то мы это можем сделать лишь сеймомент. И она спокойно умрёт во сне. Но мы не хотим. Она же сказала, что дошла сюда не за тем, чтобы умереть… поверим ей на слово и дадим шанс. Я только надеюсь, что мы не ошибаемся.

Служивые хмуро переглянулись.

— Я иду за сумкой. — решительно заявил Кайл. — И собираю вещи и рабочие материалы. Мне ещё предстоит «порадовать» Ирвина.

— Да ладно. Мне кажется, ему будет весело с нашими. Пока северная тут не очнётся. А вот ей… точно понадобится новая одежда… Её вся порвана и в крови. Если она, конечно, выживет, не трансформируется и очнётся… То точно понадобится. Так. Она ниже меня ростом и субтильнее.

— Наголодалась? Я видел, как этот вирус сжирает людей. Что если…

Кайл задумался.

— Нет. — продолжил он, отвечая на свой невысказанный вопрос. — Случаев выздоровления не было…

— Она примерно комплекции Рейлин… — продолжила рассуждать Сандра, поднимаясь с бревна. — Пойду, попробую выменять что-то похожее в лавке одежды… Я знаю, я оптимистка. Но раз мы её не собираемся убивать, то приоденем. Если она не убьёт нас до этого.

— Так и сделаем. Нам кроме ничем не подкреплённого оптимизма больше ничего не остаётся. Я пока перемещу сюда из комнаты свои немногочисленные вещи.

— Хорошо. Я вернусь к тебе с едой и одеждой для неё в любом случае. И помогу тебе оттащить твои к нам. Интересно всё же… она шпионка?

— Вот бы хорошо узнать сразу. — Кайл легкомысленно отмахнулся. — Но едва ли нам так повезёт. Спросим, как проснётся.

— А если трансформируется? — задумчиво изрекла Сандра и сама тут же ответила. — Тогда не спросим.

— Логично. В любом случае, это удача, уже просто встретить её. Я уже и не чаял, что мне попадётся кто-то из северных. Полагал, что все уже или прошли, или погибли. И потому я готов пойти на риск.

— Думаешь, никто не выжили в Йулле? Они там такие мощные и могли же они предпринять какие-то меры.

— Представь, сколько этого там бегало… В Эон раз больше, чем здесь. Йулль-то огромный. Да и эльфы. Они же тоже не слабенькие. Это всё наверняка просто снесло их. Всех.

— Это да. — омиллька мрачно насупилась, размышляя. — И… откуда оно вывалилось в таких огромных количествах? Где всё это держали все те самые два-три света? Откуда оно пришло изначально, заражая йулльских? Они что, портал какой-то открыли? Куда-то…

— Я… у меня нет годных версий. Ни на старые странные дела, ни на новые. Это меня и удручает.

При этих словах тяжесть вновь легла на душу Кайла.

— Ладно! Не куксись. — хлопнула его по плечу сослуживица. — Собирай вещи. Там посмотрим, что будет. Во всяком случае, это уже что-то интересное. Так. Я ушла. Жди меня тут.

— Принято.

Храмовница, прихрамывая, но деловито и целеустремлённо зашагала по направлению к рынку. Когда решение принято, остаётся действовать. Всё правильно.

Кайл поплёлся в сарай, отыскав там большую пыльную сумку и отряхнув её, вернулся в дом, принявшись складывать свои вещи. Не забыть бы чего нужное. В том числе из имущества Ирвина. Всё не унести, вещей для одной сумки слишком много. А значит, придётся вновь принимать нелёгкие решения… Начнём с вещей ассистента.

Праймец задумчиво перешёл в соседнее помещение. Так. Записи на столе. И у кровати. Хорошо. А одежда? Он растерянно оглядел комнату.

Здесь не было ничего похожего на тонкую перекладину для развешивания драпировок… Не столь требовательного к своему внешнему виду и более увлечённого служебными делами Ирвина, видимо, не сильно печалило то, что его вещи обыкновенно были раскиданы где придётся — на стульях, креслах или краях кровати. Там, где он их сбросил перед тем, как выбежать на работу или свалиться спать уже после неё, мгновенно вырубаясь от усталости. Младший осдшник пока не умел распределять силы и время более-менее равномерно на все аспекты своей жизни. Впрочем, ныне и сам Кайл не мог толково этого сделать…

…Внезапно со стороны кресла, где спала северянка, до него дошёл тихий звук, который, однако, заставил его попятиться в ужасе…

Это был рык! Не сип… Не храп… Ни что бы то ни было ещё…

Это точно был тихий рык! Подобный которому он слышал ранее… от пожирак.

…Болотники! Трансформация!..

Плохо-плохо-плохо… Сеймомент придётся ему… Надо ноги уносить, пока…

Тихо… спокойно… без резких движений… не привлекая внимания… Мы успеем… Всё успеем. Только без спешки и паники…

Агентъ начал испуганно пятиться, боковым зрением лихорадочно высматривая пути к отступлению. Если женщина сеймомент превратится в голодную, в закрытом помещении ему будет точно негде скрыться…

Проворно, парой ловких и тихих прыжков, он оказался у выхода и на улице, хлопком закрыв за собой дверь, заперев, рефлекторно наложив простенькую печать… И осев там на землю.

Так… Себя вытащил. Как заблокировать внутри северную? Заведьмовать или подпереть чем-то покрепче двери для начала… Окна? Здесь они не часть стены, как в Прайме или Омилле… На курсах безопасности их учили учитывать это. Второго уровня в оме нет… И то хорошо.

…Значит, она всё-таки трансформировалась. В голодную. И сам ом и вещи они с Ирвином потеряли… Хм. Это было так… неосмотрительно. С чего он решил, что явно укушенная северянка не трансформируется так же, как и все остальные до этого?

Глупо. Очень.

Так. Жди теперь пять-семь светов… Когда их единственный источник информации о произошедшем в Йулле и происходящем в Пустошах умрёт. Или… умрёт их подозреваемая? Хм-хм-хм. Всё нехорошо. Он же уже рассчитывал получить информацию… Не получилось. Пффф. От этих размышлений совсем не легче.

Агентъ тяжело вздохнул и, поднявшись с земли, с осторожностью заглянул в окно.

Северянка мирно спала. Осдшник грустно подпер дверь их «скамейкой» -поленом и хмуро сел на другое. Ждать семь светов. И Сандру.

Та явилась, спустя недолгое время с довольным видом.

— Ты только посмотри! — восхищенно произнесла она, демонстрируя покупки. — Они тут определённо знают толк в удобной одежде для работы и жизни! Это я ещё на местных заметила, только появившись здесь… Просто шикарно. Я и себе парочку прихватила. Не повредит. Поможет. Давно присматривалась к местным драпировкам. Прочные. Широкие. Много карманов. Почему у нас таких не делают? Кому нужно всё это отстойное изящество, на которое всё равно приходится навешивать кучу каких-то дополнительных сумок?

— Не все таскают такую гору вещей как ты… Сандра. Не хочу тебя разочаровывать. Но наша гостья… рычит. Как пожирака. И мои вещи там. Хорошо бы ты прихватила на рынке что-то и для меня.

— Не твой стиль… Она что… проснулась?! — обеспокоенно встрепенулась служака.

— Нет… — вздохнул праймец. — Рычит… во сне.

Лицо храмовницы быстро сменило выражение с радостного на озадаченное. Она быстро заглянула в окно.

— Хммм… Это точно… рык? — гнусно хмыкнула она.

Но, при взгляде на хмурое лицо Кайла её веселье окончательно улетучилось.

— Точно. — серьёзно ответил тот. — Такой же, какой я слышал при последнем нападении. Жутко. Не забывается. Ни с чем не спутать.

Глава Храмов мрачно кивнула.

— Ладно. Плохо дело. — Сандра села на полено рядом с Кайлом и задумалась. — Надо её… привязать?

— Я бы не рискнул туда заходить. Проще подождать, пока умрёт… Но, что с окнами делать? Они у них тут не цельнокаменные. Я бы заведьмовал… но нутром чую — это бесполезно.

— Их даже не цельноглиняные… — согласно кивнула омиллька. — Как они живут с этим? Ты видел, как бабуля людьми швыряется. Что ей наша ведьмия… Только если завалить со всех сторон чем-то этот котти… Чтобы разбирать ей дольше…

Храмовница задумалась, непроизвольно всё ещё удовлетворённо сжимая сумку со своей счастливой добычей из лавки.

— Инфицированные с лёгкостью сжирают и прошибают всё на своём пути. — напомнил Кайл. — Даже крепкую строительную глину. Хоть и долго, но они её подтачивают… Как… если бы за этот короткий период они использовали все силы, отмеренные им до конца жизни. А потом умирают.

— Что и мы с тобой скоро тоже сделаем. Если не отдохнём. Полагаю, с нас на сейсвет хватит. Так. — Сандра привстала и вновь заглянула в окно. — Спит. Не хочу верить в то, что наши надежды вот так вот… бездарно осыпались. Она точно… трансформируется?

— До этого все тяпнутые именно так и делали.

— Жаль… крепкую бабку. Дошла до сюда. Сильная, смелая, умная — и вот так… Всё, закончилось. Но ладно. Бывает. У всех свои судьбы. Наша с тобой главная задача выпутаться из всего этого. Удалиться отсюда живыми — невредимыми и заняться своими делами. Ну, подожди… Она ведь… спит? Не пытается сожрать нас. Или чего там они ещё делают?..

Вояка с надеждой уставилась на осдшника.

— Жрать всё на своём пути… Без устали.

Кайл вскочил от восторга и незаметно для себя перешёл на полный голос.

— Сандра! Твоя правда! Они ведь… совсем не спят!

— Значит, это не трансформация?..

— Нет!.. Или… какой-то ранее неизученный её вариант. Но она ведь… Она рычала. Знаешь… Нет смысла разбираться сеймомент. Она опасна в любом случае. И заперта даже не ведьмией, не печатью, а просто дурацким бревном в простом оме.

— Нет гарантии, что она и тюрьму бы не разнесла. Так же, как наш Участок.

— Верно… Мы уже облажались в любом случае. И теперь на её милости.

— С окнами-дверями мы так и не решили… пойду сгоняю к Храмам, посмотрю, что у нас за ситуация с клетками. И пригоню сюда кого-нибудь тебе на замену…

— И что? Мы не сможем её перетащить. Есть большая вероятность… получить как минимум укусы.

— Да, если она пожирака — это несколько упростит нам задачу. Она будет сильна, но не так же, как была бы северная ведьма. Свиснем моих, скрутим её ведьмией… А потом перенесём в подвалы. Давай признаем, что мы изрядно тупанули, не сделав этого с самого начала.

— Давай. Но, клетки же заняты.

— А вдруг они уже… освободились?

— Рановато… но возможно.

Сандра решительно вскочила, вновь будучи в полной готовности решать проблему всеми доступными способами. Сложно переоценить пользу от присутствия подобной волевой личности в любой команде.

— Я проверю. — бодро распорядилась она. — Жди меня или твою замену здесь! Проблему по заражённым в принципе нужно решать. Мы же Ирвину обещали. Хорошо?

— Хорошо.

Храмовница протянула Кайлу ладонь и тот хлопнул негромко по ней в традиционном жесте одобрения.

— А сумку с одеждой я пока закину к себе. — досадливо скривив губы добавила она. — До выяснения обстоятельств.

Кайл, всё ещё пребывая в лёгкой задумчивости, смотрел вслед уходящей Сандре. После того, как та скрылась из виду, продолжал глядеть куда-то за горизонт. Сквозь дома. И, вероятно, сквозь время.

Затем, через какое-то время немного отдохнув умом и глазами, поднялся и, заглянув в окно, скептически взглянул на их проблему. Потенциальную информатору. Или пожираку. Или шпионку… На эту со всех сторон загадочную харизматичную личность. Которую они так и не решились убить. Та продолжала мирно спать.

XII. Ход людей. Героиня Сандра

Сандра решила немного изменить заявленный Кайлу маршрут.

Сначала она пригонит кого-то из своих на дежурство вместо осдшника — тому явно нужен отдых — и заодно оставит в занимаемой ею в новом жилище комнате свои счастливо приобретённые вещи. Жаль, конечно, если северянке не понадобится то, что она приобрела… но её собственные драпировки ей самой ещё хорошо послужат. Да неношенные вещи всегда можно куда-то пристроить.

Можно спросить о них у не меньше Сандры любящей удобные и практичные вещи Рейлин. У начальницы и подчинённой помимо практтичности в делах и одежде вообще было много общего. Серьёзность и пунктуальность в работе основательной участковой давно привлекли сандрино внимание. И она хотела было отжать у Майло сотрудницу в пользу своего ведомства… Но не тут-то было. Не родились ещё те, что отожмут что-то у Майло. Конечно, тот упёрся как гнус… И торг был бесполезен. «Самим нужно». Таков был ответ. Сандра только досадливо щёлкнула зубами.

Старшая храмовница как могла быстро добрела до съёмного жилища своей бригады. Праймца нельзя было надолго оставлять одного. Оставалось надеяться, что её не предупреждённые о том, что сейсвет им всё-таки придётся поработать, жадные до еды и впечатлений жизнерадостные подчинённые не отправились все вместе в таверну. Или просто побродить по округе, пользуясь удачно подвернувшимся свободным временем.

Однако, повезло… По странности все были на месте. Можно было заключить, что они или ещё не отдохнули, или уже нагулялись. Выглядели омилльские сытыми и сонными. Скорее второе.

Отдохнуть им тоже не помешает. Большая часть из них должна быть в форме и наготове. Все они могут пригодиться при внезапной атаке. Хоть и придётся сеймомент всех распихать по заданиям.

Лейви и Кими пойдут в патрулирование, а значит, дежурить сейсвет вместо Кайла придётся самому старшему. Нет, никто не говорит, что Дэйв не годится для чего-то по возрасту. Он в прекрасной физической форме для своих лет. В ментальной тоже, несмотря на то, что в результате попадания в морок, немилосердная амнезия вырвала из его памяти некоторые «куски» умений и опыта.

— Дейвин. — обратилась она к сидевшему на скамье у входа участковому. — Пойди, пожалуйста, к дому Кайла. Там нужно подменить его и подежурить. Захвати с собой кого-нибудь…

— Принято! — бодро ответствовал служивый. — Это надолго? Что ещё захватить? Теплую драпировку брать?

— Пока не знаю… Да, возьми. На всякий случай. Будьте там начеку, внутри помещения, возможно, уже трансформировавшаяся пожирака. Или около того…

Омиллец изумлённо вскинул брови.

— Ого! Как она оказалась у Кайла в доме? Ладно, неважно…

— Ага. Это мы её туда сами притащили. Вижу, заинтриговала. — хитро улыбнулась начальница. — Подробности можешь узнать у самого Кайла. И скажи ему, чтобы шёл к Храмам. Всё. Ступай.

— Хорошо, пошёл искать себе компанию и мы выдвигаемся… Пойду с Кими. Беспроигрышный вариант.

— Вы там заключённую хохотом разбудите. Да и Кими на дежурстве с Лейви сейсвет.

— Гнусы!

Дейвин сокрушённо покачал темноволосой головой.

— Кстати… Кими и Лейви! — выловила следом весёлую парочку начальница, служивые понуро подошли к начальнице, ожидая дальнейших указаний. — С вас дежурство по городу. Прогуляйтесь по улицам вечером. И вообще, водите ушами… Слушайте все! И не говорите, что не слышали. Будьте тут вообще начеку. Вероятны нападения на город со стороны северной тропы. Если это случится… Принимайте активное участие в обороне, однако держитесь от пожирак подальше… Кайл предлагает использовать острые орудия с длинными древками. Надо поискать и как-то запастись ими заранее. Не геройствуйте особо в любом случае. Ясно? Это, как бы то ни было, не наш город. Свой нам предстоит защищать. И я должна вернуть вас в наши Храмы в целости и сохранности.

— Завалить всё-таки бы ту тропу… — хмуро вздохнул Иржи.

— И лови их потом по всему верху плато, помнишь? — фыркнув, отмахнулась Глава Храмов. — Уже обсуждали.

— Но тропа тут выходит прямо на полный людей город! — мрачно возразил участковый. — Хорошо бы организовать для них… другую дорожку. Или отсюда вообще всех эвакуировать.

— Ты попробуй! — ухмыльнулась Главная. — Они тут к полям приросли и укоренились… Иржи, всё это уже обсуждали. Вопрос с эвакуацией Староста завернул сразу. Говорит, что они сумеют отстоять город. Хм… Это на его усмотрение, конечно же… И ещё он справедливо заметил, что Кантин и его трудяги имеют критически важное значение — будет голод по всему Материку, если кантинские уйдут со своих полей. Странно это признавать, но тут он прав. Кушать будет нечего, понимаешь?

— Ударила в самое сердце. — печально вздохнул омилльский гурман.

— Если я правильно поняла описанную Ирвином и тобой ситуацию, то… Если не уйдут, их сожрут здесь. И весь город уже не кормить Материк будет, а прибежит жрать нас. — хмуро пробубнила, обращаясь к начальнице, Кими. — Похоже, голод неизбежен в любом случае. Нам будет нечего жрать и ещё и нас будут пытаться сожрать. За раз столько проблем не унести. Даже и за два раза нечего пытаться.

Сандра устало выдохнула.

— Проблем на самом деле ещё больше, Кими… Я сеймомент просто готовлю пакет рекомендаций по этому поводу. И не собираюсь ни с кем тут спорить и что-то доказывать. Нам некогда. Сделаем дела тут и пойдём заниматься своими проблемами. Сеймомент я кину сумку к себе в комнату и — приступаем. Раньше справимся — раньше домой пойдём. Ясно?

— Яснее некуда.

— Что внутри? — поинтересовался Халиан, с любопытством тыча пальцем в сторону торчащих из сумки краёв неброского цвета ткани.

— Одежда. — улыбнулась Главная Храмовница. — У них здесь замечательная одежда! У меня как-то обычно между делами всё руки-ноги не доходили до их текстильных лавок. А теперь дошли. Всем рекомендую.

Кими весело хохотнула.

— Забавно это, если припомнить как рада была избавиться от них Ами! Чьим пределом мечтаний были омилльские драпировки. Всю службу в Участке она копила на них. Так рада была, когда получалось что-то купить. Говорила, ни в жизнь больше эти безразмерные мешки унылого цвета на себя не напялит.

Команда разразилась смехом.

— У Ами предвзятое мнение! У этих вещей отличное качество и проверенный временем и практикой дизайн. Так. Всем живо браться за дело. — весело парировала Сандра, отправляясь в свою комнату выложить покупки, карты и часть исписанных табличек.

Покинув после этого свой временный котти, омиллька непреклонно направилась в сторону кантинских Храмов. Её усталость, печально вздохнув, на время отступила и спряталась. Нет пользы спорить с решительно настроенной сделать всё быстро и отвязаться Сандрой.

Дойдя до Управления Порядком и спустившись в тюрьмы, храмовница дождалась освободившегося от дежурства по северянке Кайла, тихо показала тому на сидящего здесь, а значит, вернувшегося в травмирующую ситуацию Ирвина, что само по себе было нежелательным явлением, поднялась потолковать кое о чём с местными служаками и, вернувшись в подвал, нашла агента стоящим посреди полутёмного помещения с мрачным озадаченным видом.

Без труда проследив за его взглядом, Главная Храмов заключила, что старшего не меньшее, чем младшего смущает копошащаяся в клетках толпа, что с тихим утробным рычанием тянула к ним руки, пытаясь разбить и прогрызть препятствия на пути. Пора вытягивать их отсюда. Слишком долго они наблюдали жуткие образцы безнадёжно неизлечимых жертв болезни. И это после амнезий. Которым можно приписать те же свойства.

Ирвин, находившийся чуть поодаль, встревоженно или раздосадовано отмечал что-то в своих табличках. Вероятно, до него уже дошли вести о «потерянном» для праймцев доме, и он пытался как-то отвлечь себя.

— Я вижу… клетки у нас освободились… частично… — нерешительно начала Сандра. — И ни одной полностью… Значит, разместить нашу северную гостью здесь не получится.

— Не получилось бы в любом случае. — хмуро отрицательно помотал головой Кайл. — Я посмотрел на это — и опять передумал. С гостями так не поступают.

— А с подозреваемыми? — приподняла бровь Сандра.

На самом деле, ей тоже не хотелось упихивать северянку в подобные условия даже на один свет. Кайл понуро умолк.

— Да. Пара заражённых умерла, но… в целом их всё равно слишком много. — подал голос Ирвин, поднимая взгляд от записей.

— Посмотри на эту жуть! — со сквозящим отчаянием в голосе вклинился Кайл. — Выглядит вообще безнадёжно. Даже безотносительно к нашей ситуации, мне всё это дико не нравится. В таких условиях не только заключённую, но и заражённых-то держать не следует. Я уж не говорю — работать… Ирвин. До полной чистки и дезинфекции помещения здесь вообще не стоит находиться никому. А лучше будет закопать всё это вместе с трупами.

— Если «трупы» раньше не вырвутся. — мрачно заметил Ирвин, неодобрительно покачав головой. — Да, порядочные укрепили клетки… Но и испытывающих на прочность внутри каждой поприбавилось. Мы в самом деле напрасно здесь находимся. Во всех смыслах. Но идти нам теперь некуда. Верно, Кайл?

— Идти всегда есть куда, Ирвин. — стоически выдержал подколку старший. — Вначале к омилльским. Потом — в Прайм. Печально только то, что без вещей мы остались. Но это ненадолго. Я вышлю тебе их в продезинфицированном виде, когда… дом освободится.

— Ну… нет уж. — сурово стиснул зубы лаборант. — Я виноват перед этими бедолагами. И я никуда не уйду раньше, чем исправлю свою ошибку. Я, правда, ещё не знаю как, но я исправлю…

Он вновь опустил угрюмый взгляд на таблички. Сандра подала неопределённый знак бровями Кайлу.

— Смертность всё ещё полная, Ирвин?

— Да, полная. — подтвердил тот ровным голосом.

— Значит, без вариантов… Ну что ж. — развернулась она к Кайлу. — Как я вижу, делать нечего… Кому-то придётся всё-таки принять это болотное решение. Я-то наивно надеялась, что сейсвет мне не придётся никого убивать. Ни, тем более, принимать решения… Но, такова, видно, моя жизнь.

Вояка обвела праймцев тяжёлым, как это самое решение, взглядом. Те внимательно смотрели на неё в ответ.

— …эта мутеверть больше не может продолжаться… Эти люди в самом деле не заслужили такого, и неуважительно и безответственно будет по отношению к тем, кем они были до этого, просто тянуть время и дальше…

Она сделала паузу, собираясь с мыслями.

— Я уже много думал об этом… — прервал не отрывавший глаз от своей писанины Ирвин. — Ну… как-то… уберём мы этих. И что? Набегут новые. И их разместят так же…

— Нет. Мы говорили со Старостой о том, чтобы больше не делать «вот так же». — отрицательно мотнула головой Сандра. — Но дело это небыстрое, да… Но всё возможно.

— Мы же не можем пока запретить заражённым прибегать в Кантин, пока у нас не будут готовы «правильные» помещения? — он поднял на омилльку вопросительный взгляд. — Что мы сделаем? Повесим у старого северного тракта табличку «Простите, мест в наших тюрьмах больше нет. Приходите позже.»?

— Я бы тогда повесила сразу «Пожиракам вход воспрещён. Администрация.». Или «Кантинским запрещается быть укушенными до оборудования специальных карантинных помещений. Штраф — жизнь.» — усмехнулась Сандра. — Нет, конечно, мы не сможем… пока не сможем ограничить им вход. Но можем ныне активнее поспособствовать тому, чтобы последующие содержались в лучших условиях. Или устранялись сразу после трансформации… И никак иначе. Назад из этого состояния пока пути нет, как нет на данный момент и подходящих помещений. В будущем всё изменится, сменим и стратегию. А пока… Посмотри на это. Это недопустимо.

— Я… даже смотреть не хочу! — раздосадовано помотал головой Ирвин. — Уже нагляделся всласть…

— Я о том же. — сделала согласный жест старшая храмовница. — Это не просто материал исследований и набора статистических данных. Полагаю, Староста согласится с моими доводами… достаточно лишь продемонстрировать ему то, что видим сеймомент мы сами. Это издевательство над жизнью в любых её формах всё должно быть устранено немедленно. Даже если мы не собираемся помещать сюда нашу северянку.

Ирвин устало согласно кивнул.

— Придётся отложить до завтра, рабочий свет Администрации уже закончился. — тревожно поцокал он языком.

— Тогда я иду за ним в его котти… У нас мало времени. — Сандра решительно хлопнула кулаком по ладони. — Кайл. Ты со мной?

— Всегда.

— Знаешь, где этот высокопоставленный болотник проживает?

— Спросим у служак наверху.

Расспросив порядочных и покинув Управление, они отправились на поиски обиталища чиновника. Сандра в мрачной задумчивости, Кайл — практически в неизменном для последних светов спокойствии.

Довольно быстро они наши искомое. Староста жил в большом котти неподалёку от Администрации. Очень удобно.

Добиться аудиенции у него в жилище было едва ли не сложнее, чем добраться до него на рабочем месте. Несколько раз разъяснив причину беспокойства всем любопытствовавшим родным, Сандра принялась объяснять её ещё раз целевому персонажу.

Лицо Старосты медленно изменяло своё выражение от недовольного к озадаченному. Конечно, ведь обладающая даром убеждения взбудораженная и решительно настроенная увиденным и услышанным Сандра постаралась расписать всё в самых реалистично мрачных красках.

От заманчивого предложения прогуляться лицезреть этим прекрасным вечером жуть в тюрьмах Управления высокопоставленный кантинец отказался, неохотно соглашаясь с предложенными Сандрой доводами, решениями и мерами, заверил в актуальности плана поиска или возведения новой точки для содержания заражённых, где за теми смогут ухаживать родственники и персонал храмовых лечебных служб.

Отлично… Это прогресс. Итак… перейдём к главному.

— …сперва мы должны получить разрешение родных. — заметил Староста. — Мы не можем… закончить всё вот так. Без их ведома.

— Смертность полная. — напомнила Сандра. — Эти люди уже мертвы по факту. И посмотрите на условия, в которых содержатся эти… тела. Это кощунственно. Приводите родных… хотя, нет. Им лучше не видеть этого.

— Вероятно, потому они, мягко говоря, не так часто заходят. — веско добавил Кайл. — С заражёнными находимся преимущественно я или Ирвин. И мы в шоке от зрелища.

— То, что от них осталось, агонизирует в ненужных мучениях. — поддержала служивая. — А так же подвергает опасности весь город. Для такого количества голодных клетки хлипковаты и они уже почти прогрызли отремонтированные прутья. Если угодно, конечно, можно собрать близких этих людей посмотреть на всё это и на то, что от тех осталось. Но это ныне даже попросту опасно.

— Как-то это всё… негуманно. Со своими-то, с родными, близкими и соседствующими. — возразил главный кантинец. — Мы уже забыли времена, когда были зарегистрированы последние насильственные смерти. Ну… не считая вот этих бешеных. Но тут мы подчиняемся суровой необходимости, сами понимаете… Это как сорняки выпалывать… Или мы — или они… До амнезий значительных происшествий вообще не было. Я опасаюсь, всё это всколыхнёт волну народных недовольств. Люди и так на пределе…

— Такое уж время пришло… Омилл тоже всколыхнула волна злоумышлений, и мы тоже там не в восторге от этого. Что делать. Сложная ситуация — сложные решения. Негуманно содержать даже невменяемых кантинских в таких условиях. — протестующе махнула рукой омилльская служака. — Приводите близких в тюрьмы. Пусть их семьи увидят, что с ними стало и услышат об окончательном вердикте. Они перестанут тешить себя напрасной надеждой. Исцеления в ближайшее время, скорее всего, не будет, если оно будет вообще. Пока мы не оборудуем правильные лаборатории и пока здесь не появятся исследовательские и профильные лекарские службы, что-то сказать сложно. Прежде всего нам нужно изучить и понять, с чем мы имеем дело. А пока у нас есть только ужасающей рассадник инфекции, с трудом сдерживающий её разносящих.

— Ну… хорошо. — неохотно сдался Староста, вздохнув и поморщившись. — Я подпишу бумагу о… разрешении. Управленцы оповестят родню… Вот только… делать наши порядочные этого не станут. Не смогут. И я не смогу попросить их о подобном.

Значит… Опять всё на них. Что ж. Не время отступать. Они сами выступили с инициативой.

…А так хотелось сейсвет не принимать решений. И не убивать. Но гнусов в руку.

Вояка медленно выдохнула и произнесла, чеканя слова, тоном, которым обычно отдавала приказы. Раз уж так получилось, что старшие здесь избегают ответственности.

— Реализацию… Я беру на себя. Нам нужны острые орудия с длинными ручками. Достаточно острые, чтобы проткнуть и достаточно длинные, чтобы пожираки не дотянулись до нас из клеток. — стараясь, чтобы её голос звучал ровно и убедительно, произнесла она. — К завтра. Понадобится штук пять минимум. На постоянной основе, для участия в отражении атак на город они нам нужны будут тоже.

Кайл оперативно пришёл на помощь, стараясь максимально точно описать тот инструмент, которым он при последнем нападении пользовался сам.

Староста внимательно выслушал, понимающе кивнул, нехотя сказал, что ткань разрешающего документа с подписью и печатью будет в Управлении вместе с орудиями, сделал пометку на принесённой ему ткани и велел появиться в Управление на следующий свет.

Кайл и Сандра вышли с невесёлыми выражениями на лицах.

…Ладно. Хорошо. Всё прошло успешно… Только что-то от этого не легче. Грязная работа предстоит им… Но не вся. Часть её всё же будет переложена на порядочных. Не зря же они здесь свой повышенный паёк всё-таки получают.

Храмовница была рада, что предложение встретило минимум сопротивления. Но она испытывала смешанные чувства. Ей предстояло убить несколько человек. Вероятно, даже отметить это в своём досье.

В обычное время вояка была бы незамедлительно уволена. Одна пометка «человекоубийца» способна была перекроить и поставить под вопрос всю карьеру любой служаки. Даже если это произошло на службе и в целях самообороны. Все поймут, но коситься не перестанут. Единственные, кто могли жить с этим дальше без всяких пометок в личных делах — это служившие в ОСД. Потому на них зачастую опасливо и неприязненно косились сразу. Но и с теми редко случалось что-то подобное. За каждую душу они должны были держать отчёт перед Агентством. Да и вообще, дело это такое, что приятного в этом мало… Но и не стоит забывать, что и времена ныне необычные.

Сандра напомнила себе ради чего всё это. Город, люди, безопасность, Ирвин, человечность. Нельзя оставлять неизлечимо больных рядом с гниющими. Что всё происходящее ужасающе неправильно.

Служивая перевела взгляд на осдшника. В глазах служивого читалась та же мрачная решимость.

— Это необходимо. — мягко напомнила Главная Храмов. — Для этих же людей.

— Я знаю. — кивнул тот. — Я вновь рад, что не один во всём этом.

XIII. Ход эллогос

Ещё один прекрасный свет!

Эйлинн зажмурилось, подставляя лицо дождю. Тесселинн просто радостно плясало под щедро изливавшейся с неба водой. Те эллогос, что сеймомент находились в лагере, были заняты тем же самым или, расположившись у озера, пели вместе с падающими в него каплями. Уютная идиллия.

Находившиеся же в дозоре близ Фронтира, куда дождь ещё не дошёл, доброжелательно щурясь, окидывая взглядом окрестности, грелись под светилами ближе к верхушкам деревьев.

Уже вернувшееся к своим по завершении дел в валлосском поселении Эво отдыхало в своём наскоро свитом жилище, пребывая в лёгкой дрёме. Это льюс не пожелало мастерить обиталище основательнее — домом для оно всегда был Омилл.

— Дождь! — радостно взвизгнуло Дэа.

— Вкусные капли. — поддержало Леттисс.

— Ура!

— Наберите для чая. — напомнило Айслинн.

— Ммм. Чай. Будет ещё и вкусно. — предвкушающе сощурилось Иллис.

— Даллис. Ты всё же не хочешь вернуться передохнуть на какое-то время? — заботливо осведомилось Тесселинн. — Или тебе уже вполне удобно отдыхать как придётся и где придётся?

— Не вполне… Я не Линн и не Валлис. — понуро «вздохнуло» Даллисc. — Но я ещё нигде не вижу Гаэлль… Я уже отчаялось! Надеюсь, оно всё же не разочарует меня и вскоре появится среди семян.

— Оно всегда любило и умело озадачить, звёздочка, но тут оно, на мой вкус, перестаралось. Соглашусь с тобой. — мягко поддержало приунывший молодняк Эйлинн.

— Я поищу всё же… — неуверенно продолжило усталое льюс. — Может дойду до того валлосского поселения, может нет… Пока не знаю. Сомневаюсь, что оно могло пойти именно туда, если осталось живо… Но вдруг.

— Оно бы звучало среди нас. — напомнило Ойлинн. — От этого так просто не отгородиться. Само попробуй!

— Верно, знаю! — отмахнулось Даллисс. — И теряюсь в догадках…

— Всё будет хорошо, Даллисс. — напомнило Эйлинн. — Ничего плохого не может случиться с эллогос. Только интересное.

— Да, знаю… Спасибо, Эйлинн. Я и правда просто устало.

— Так как насчёт чаю? — задорно махнуло своей кружкой Литтисс. — С дождём под дождём?

Хор разразился разнообразными по настроению комментариями от эллогос.

— Опять начинается…

— Шиккарно!

— Не гнуси!

— Я в деле!

— Я тоже.

— Блистательно!

— Уииии! Всем потоков чаю!

— За нас!

— За нас.

— Что видно в округе? — тем временем поинтересовалось Эйлинн, обращаясь к Даллис и Стеллис.

— Ничего настораживающего… Просто потому, что именно самое настораживающее мы и не видим. — недовольно фыркнуло разведающее Стеллисс. — Этеллинн учуяло недавно группку ней. Ну, ты знаешь… Едва успели перехватить их прямо у димского поселения. Я видело, димы тоже им не рады. Наверное, мы правильно сделали…

— Мы всегда всё делаем правильно. Даже если с виду накосячили. — хмыкнуло Тесселлинн.

— Спасибо, Тесс. Это утешает. Я даже сидя на дереве тут чую, что нэйи в данный момент носятся внизу по лесу. Айслинн? Что там по…

— …способ видеть ней пока не пришёл. — поняв вопрос, отрицательно отрезало Айслинн.

— Жаль… Что ж. Всему своё время.

— Зато мы наблюдаем заходящими на территорию нашего бывшего дома нескольких валло… Смотрите. — привлекая внимание хмыкнуло Стеллисc, показывая всем любопытным то, что видело само, и что наблюдал их разведотряд на Пустошах в данный момент.

— Это… В наши убийственные земли? — удивлённо уточнило Тесселинн. — Отправившие в круг перерождения половину разведки и неизменно гасящие всех попадающих в них?

— Именно.

— Осветительно!

— Не такие уж они и убийственные?! — возмутилось Даллисс. — Я иду туда! Мы должны всё выяснить. Зэйлинн, идём!

— Даллисс, стой. Ты видело, туман всё ещё там. — остановило Стеллисс. — Айслинн подтверждает это. Мы все происходящее прекрасно видим отсюда. И Гаэлль там нет… Смотри с нами. Или можешь сходить поприветствовать валло. Но издалека. И не заходя в туман. Кто их знает, что у них ныне на уме.

— Правда. — веско добавило Айслинн. — Подтверждаю. В последнем видении чувство опасности тумана всё ещё присутствовало. И чую, к димам и валло ныне лучше приближаться с осторожностью.

— В общем, Даллисс… Проверь, конечно, если хочется. — поёжилось Стеллисс. — Но по косвенным признакам ничего не изменилось.

— Чего-то… расхотелось. — вздохнуло Даллисс. — Лень потом из-под земли опять лезть. Ладно. Пойду расспрошу этих валло, как там и чего, и зачем они ходят в этом дурацком тумане. Что за туман такой нечестный, ядовитый только для эллогос?

— И хэллей. — напомнило Эйлинн. — Не знаю. Особый состав? Мы не в курсе всех валлосских новинок. Даже Линн, Эво и Ойлинн, постоянно тусующиеся в городах, без понятия, что всё это такое.

— Никто из нас не проводит время в Йулле. — напомнило Иттисс.

— Оно старое. — ответило Тесселинн. — И первые пришедшие оттуда уже достаточно «постарели» сами, чтобы потерять интерес ко всему и осесть в Лесу.

— Эй. Мне было интересно послушать пришедших оттуда! — возразило Лойлинн. — Но тащиться на бывшую родину, а, тем более, менять на валлосское поселение наш уютный Лес… Никакого желания.

— С учётом последних событий, полагаю, то было чутьё. — предположило Валлисс. — Учитывая то, что по нашим данным в среднем по Материку нэйи чаще всего попадаются именно в этих местах и запаха их практически не чувствуется в стороне больших Гор, они, судя по концентрации и направлению миграции определённо пришли со стороны Йулля.

— А появление их запаха близ Зета могло быть следствием миграции йулльских валло. — предположило Линн.

— Кстати, да. — согласилось Валлисс.

— Разведгруппа. — попросило Эйлинн. — Не сводите глаз, держите в курсе. Ай. Как бы я само хотело посмотреть на это. Надо же. Гуляют среди смертельного облака. И не темнеют. Как бы я хотело быть там сеймомент. Айслинн. Может ты вздремнёшь-посмотришь?

— Я попробую. — ответило Айслинн. — Но ничего не обещаю.

— Эйлинн, ступай сюда само. — предложило Стеллисс. — Тут и правда занятные дела творятся.

— Пойдём вместе. — предложило Даллисс. — Если ты выйдешь со стоянки прямо сеймомент, то возможно успеешь ещё застать какую-то часть этого действа.

— Хорошая идея. — согласилось Эйлинн. — Мне тоже любопытно. А ты пока смотри направленно в Лес. А направляешься ты всё же прямиком туда, как я вижу. Не глазей так часто по сторонам.

— Будет сложно… — мирно возразило разведующее льюс. — Пустоши такие красивые… вообще тут всё красивое. Посмотрите на небо здесь!

Общий вздох восхищения заполнил эфир коммьюнити, и все залипли на транслируемой Даллисс картинке. Все, включая незадачливую разведгруппу.

— Нет предела красотам Вселенной… — мягко, но настойчиво через какое-то время перевело взгляд группы обратно на их Лес Стеллисс.

— И её загадкам. — добавило Иттисс, вглядывающееся в движущиеся в ядовитом тумане точки валло. — Скучать не придётся…

— Не придётся! — подтвердило Айслинн. — Только я вознамерилось впасть в дрёму как… Небо между листьями сложилось в занятный узор! Зацените. Кажется, у нас есть новая эллограмма. Как вам?!

— Ещё красота!

— Это же… чудо. — Тесселинн замерло в созерцании.

Новых эллограмм в их Архиве давно не было. В какой-то момент они перестали поступать. Многие сочли это знаком высшей точки развития эллогос и поводом для гордости. Однако, старое льюс считало это признаком остановки в развитии сообщества.

Если лесной комфорт и в самом деле был причиной их стангации… То все эти бедствия -благо. Оно того стоило. Какая же эта новая эллограмма… прекрасная. И залипательная. Все эллогос замерли, завороженные сложностью и изяществом транслируемого образа, молча созерцая и впечатывая узор в память.

— Какая… витиеватая!

— Мне за раз не запомнить. — пожаловалось Дэа. — Придётся ещё и ещё в Архив заглядывать.

— И ещё и не раз. Полюбоваться. — трепетно вздохнуло Валлисс.

— А это эллограмма… чего? Я чую, как оно что-то меняет внутри… но не могу уловить, что именно. — неуверенно произнесло Линн, прислушиваясь к ощущениям. — Кто… чувствует точнее?

— Очень сложная… Айслинн такое умница, если сумело это поймать! Я чувствую, узорчик надо «посмаковать» и «распробовать». — предложило Тесселинн. — Потом станет понятно.

— Может она поможет нам видеть нэй? — с надеждой предположило Иллисс.

— Было бы неплохо. — оживилось Неллинн.

— В любом случае это всё любопытственнее и любопытственнее. — удовлетворённо заметило Айлинн. — Мне нравится. Эоны не было новых эллограмм.

— И новых проростков. — добавило Тэсселинн. — Встряска пошла нам на пользу.

— Нам всё на пользу. — отмахнулось Эйлинн.

— В некоторых проростках совсем нет толку… — возмутилось Дэа. — Ну, появились. Поднапрягли Тесс. Проросли, подросли… И удрали, не дозрев, только мы их и видели… Где вот они? Кто-нибудь недорослей были замечены в поселениях? Эво? Ойлинн? Линн?

— Нет. — сонно отозвалось Эво. — Не заметило.

— Нас с Эво и Линн сеймомент нет в поселениях. — напомнило Ойлинн.

— Они специально прячутся, нагнетая интерес? — присоединилось в негодовании к Дэа юное Тэллисс. — Это уже переходит границы всяких приличий… Как их самих-то изнутри не распирает от долгого молчания!

— У тебя терпения не больше, чем у наших недозрелых торопыжек, Тэллисс. — примирительно хмыкнуло Тесселинн. — Дай им время, и они тоже принесут что-то интересное.

— Отголоски нашей старой валлосской жизни. — хмыкнуло Ивлинн.

— Ностальгия! Ням-ням. — ухмыльнулось Ойлинн.

— А я и вспоминать не хочу! — хмыкнуло Литтисс. — Суета, дискомфорт, непонятки… Ну в Тьму… Нынешнее существование в разы качественнее.

— Нам ещё повезло, что ныне мы перепрыгиваем в новое качество быстро и относительно беспроблемно. — заметило любящее копаться в Архиве памяти Нэллинн. — Единственная наша нынешняя сложность — выбраться из-под земли. Но это подготваливает к жизни все системы организма и обучает пользоваться конечностями. А в остальном… «Процесс» ныне «отлажен», вызреваем мы к этому состоянию ещё при валлосской жизни, плавно, мерно и чинно. Нас не перекидывает резко, нам не приходится учиться всему в стрессовом режиме. Нас поддерживают, потому скачки практически не бывают резкими болезненными, какими они были для первых… Тимо, Эйлинн, Тесс и Хильд стали льюс вообще в эпоху превалирующих димов, когда даже валлы ещё были редкостью. И уже были редкостью. Вот это было то ещё испытание.

— Всё верно, Нэллинн. — подтвердило Тесселинн. — Но надо же было кому-то начинать это наше хорошее дело, иначе как бы появилось и удержалось в мире существование в телах льюс. И, посмотри, усилия того стоили.

— Однозначно.

— Интересно, что новые успеют поведать нам о своей старой валлской жизни… прежде чем сами отмахнутся от неё, как от неважной и незначительной и отправят в Архив.

— Мне любопытнее остальных. — заявило Дэа. — Мои собственные валлосские воспоминания ещё свежи.

— Мои тоже… — «зевнуло» Эво. — Тесс, что там с Лиа? Где выходки, где шалости, проделки всякие? Дэа просто не тянет.

— Эй! Само бы попробовало!

— Ни в какую. Эта ниша уже занята.

— В новеньких неизменно присутствует что-то очень печальное. — «вздохнуло» Иттисс.

— Это все заметили.

— Да. — подтвердило Тесселлинн. — Одно из них регулярно трясёт от грусти. Жаль, оно пока не может разделить это со всеми. Справляется, конечно. Крепкое. Но зачем такое терпеть. Сколько общаюсь, столько не знаю, как быстрее объяснить это молодняку. Что не нужно закрываться. Мы всё равно всё нутро видим. Хотим мы тут того или нет. Ладно. Пусть пока по-тихоньку привыкают. Всё зреет в своё время и всё правильно. Я делю пока с ними их печаль. И с нетерпением жду, когда они начнут уже полноценно коммуницировать.

— И всё расскажут.

— Да. Валльский опыт тяжёл, никто не спорит. Но иначе не выйти на льюсский.

— Зато самое противное для них уже тоже закончилось. — оптимистично заметило Линн. — Осталось немного дотянуть до соединения с общим «полем». И все печали будут выжжены. Вместе со старыми личностями. И тогда дела точно пойдут на лад. Как это произошло со мной.

— А пока остаётся только «обнимать» их. — лучезарно улыбнулось Лойлинн.

— Обними их пока и от меня. Найду Гаэлль — прилечу и на радостях обниму всех само. — пообещало Даллис. — И не по одному разу.

— Вообще всех?

— Да, Дэа. Не пожалею времени. И до тебя доберусь в первую очередь.

— Смотрите! Оно угрожает нам! — хихикнуло льюс.

— Пусть попробует. Я не против. — добродушно фыркнуло Лоннисс.

— Да слабо! Всех-то. — задиристо поддразнило Валмис. — Нас поди собери по Материку… Даллисс! А недорослей наобнимать выловишь? Заодно отыщешь.

— Всех отыщу! — шутливо пригрозило Даллисс. — И этих выловлю… Заодно уж. Видно, судьба моя такая. Похоже, в моих поисках мне всё равно предстоит обойти весь Материк. Всю Вселенную.

— Вселенную тут обхожу я! — задиристо фыркнуло Айслинн. — Отдохни пока, Даллисс. Мой тебе совет. Ты по моим ощущениям уже еле ноги таскаешь. В таком состоянии едва ли что-то найдётся, кроме проблем и осложнений от усталости. Слушай старшее льюс. А то я прилечу в ближайшем видении дать тебе пинка.

— Прилетай… — устало вздохнуло Даллисс. — И научи меня искать во сне так же, как умеешь само. Чую, мне пригодится. Иным способом меня лечь спать и потерять время не заставить.

— Научу, если хочешь, конечно. Но на это тоже время понадобится, помни об этом. Ладно. Пойду я всё же попробую вздремнуть по поводу этих занятных внезапно посетивших наш Лес. Будь в потоке!

— Всегда в потоке! — обозначило со своей стороны окончание беседы Даллис, не прекращая совместно со Стеллис следить за передвигающимися по их смертельно опасным землям пятью яркими точками каким-то чудом всё ещё не угасших осознанностей. Если они, попав туда, не собираются темнеть и оседать так же, как это делают все остальные, то чем таким жизненно важным, светила прояви, они там заняты?!

XIV. Ход людей. Герой Кайл

Ближе к вечеру, переждав все посещения тюрем родными и близкими заражённых и утрясание поспешное всех необходимых формальностей, мрачная компания несущих смерть из Кайла, Сандра, Кими, Вайоми и Ирвина дошла в мрачном сосредоточенном молчании дошла до Храмов.

Зайдя в здание Управления, Кайл и Сандра убедились в том, что все бумаги подписаны, а орудия уже стоят у двери наготове. Что ж. Староста не подвёл. Всё серьёзно. Это облегчает дело… хоть на душе от этого и не легче. Бригада понуро двинулась за Сандрой вниз, в подвалы Управления. К неминуемому.

— Подождите. — жестом остановил всех Кайл, и все с таким недоумением и надеждой уставились на него, что ему на какой-то момент стало жаль, что он собирается сказать то, что думает, а не то, чего они от него втайне ожидают.

Он начал мягко, как бы извиняясь.

— Нам нужно закрыть лица от брызг крови. Не забывайте зажмуриваться. Брызги не должны попасть на слизистые. Да, механизм заражения до конца не изучен… но нам всё же лучше перестраховаться по стандарту. Пойдёмте.

Все с лицами, слегка разочарованными вначале, но мрачно-решительными моментом позже, взяли по листу письменной ткани и затолкали себе за воротники, прикрывая часть лица. Выглядели они теперь ещё и зловеще. Что ж, это вполне соответствовало настрою их миссии.

Войдя в помещение, служивые невольно огляделись.

Ничего не изменилось с вчера. То же грязное помещение с запахами, приличествующими более мертвецкой, нежели месту, где содержатся живые… хоть и больше нелюди. В клетках добавилось ещё пару трупов. Но голодные не обращали на это не малейшего внимания. Так же, как и на других эонноголодных.

Давящее на психику тусклое освещение, при котором вещи выглядели ещё мрачнее, чем могли бы, довершало картину. Наряду с жуткими утробными рыками, которые до конца кайловой жизни будут преследовать его в кошмарах и заставлять его съёживаться от ужаса и отвращения наяву. А сами эти опасные плененные бедолаги…

…К зашедшим потянулось несколько десятков рук. Словно бы умоляя освободить их от этого. Остальные просто усердно грызли уже наполовину сломанные прутья клеток и провожали служак плотоядными взглядами, ожидая малейшей возможности для атаки.

«Это как-то не достойно служаки ОСД убивать беззащитных и безоружных.» — на момент промелькнуло в голове Кайла.

Ну, выпусти их. Чтобы уравнять условия. И увидишь, какие они беззащитные.

Нет, конечно же, нет. Нельзя рисковать безопасностью его и команды. Им предстоит ещё найти способ как-то справиться со всем этим безумием. Если с ним вообще возможно справиться… Бррр. Надо переключить внимание. Абстрагироваться. Иначе всё это становится чересчур давящим и уже практически невыносимым.

— И всё же… Почему они интересуются нами и совершенно не интересуются одни другими? — озадаченно прогнусил явно тоже занятый переключением внимания на абстрактное Ирвин из-под своего высокого «воротника».

Несмотря на добрую сочувствующую душу, исследователь в нём был сильнее остальных составляющих. Хорошо для него.

— Нам придётся… разобраться с этим позже, Ирвин. — понимающе мягко произнёс Кайл. — А сеймомент… нужно заняться решением нашей проблемы. Дать покой этим страдающим.

Ассистент кивнул с мрачной серьёзностью. Однако, все словно бы замерли. Никто из пришедших не решались начать своё кровавое дело первыми.

«Пора прекратить всё это. И быстро.»

Краем глаза агентъ увидел, как Сандра резко выдохнула и сделала стремительное движение, которому их учили в Академии. То, которое, как они все наивно полагали, им никогда не придётся применять на практике…

С кантинским орудием в руках бросок смотрелся непривычно, но всё же был узнаваем. И почти сразу же вояка зажмурилась, то ли памятуя об указаниях Кайла, то ли не желая видеть потоки крови, брызнувшие из замершего на момент, но даже не думающего оседать тела.

Следом и старший осдшник, вздохнув и решительно поджав губы под «маской», нанёс второй мощный удар по сандриной цели, краем глаза заметив, что Кими, Ирвин и Вайоми у соседних клеток уже тоже начали своё мрачное дело.

Так!.. Главное — закончить всё быстро, минимизируя страдания убиваемых и… убивающих. То есть, по возможности игнорируя рыки и подвывания, которые издавали… пожираки.

…Простите. Простите за это…

…Нельзя оставить всё вот так. Будь это наш выбор… мы бы такого никогда не допустили. И не допустим. Именно за тем мы здесь. Пусть ваша жертва ради Кантина навсегда останется в памяти. И не будет напрасной…

Кайл подавил рефлекторное желание стереть грязной рукой внезапную непрошенную слезу и брызги тёмной крови и прочих жидкостей из тел эонноголодных.

Кошмар продолжался.

…Такие сухонькие… и столько внезапно выплёскивается при резком ударе. Откуда только…

Минус один. Ещё один. Кажется, они с Сандрой приноровились в том, в чём до этого не имели фактически никакой реальной практики. И дело пошло.

…Скорее бы закончилось. Делать. Не думать. Так надо. Простите…

Через какое-то бесконечное по ощущениям время, перейдя к очередной клетке, Кайл увидел в ней лишь лежащих в крови.

Он быстро огляделся. Всё вокруг, включая фигуры служак, было забрызгано и залито тёмной тёмной жидкостью. В клетках уже ничего практически не шевелилось.

Трупы… Только трупы… Его сеймомент стошнит. Пора уходить.

Да, не завидует он местным порядочным, которым придётся убирать это помещение, явно претендующее для всех видевших это на декорации к кошмару наяву.

…Всё? Это все?

— Это все? — услышал он сдавленный голос Ирвина, дублирующий его собственный незаданный вопрос.

— Кажется, да. — собственный хриплый голос сдерживающего позывы к тошноте Кайла глухо прозвучал словно бы откуда-то со стороны. — Надо добить шевелящихся…

— Живучие ушлёпки… — едва слышно прошептала дрожащим голосом Вайоми, явно пытаясь за ругательством скрыть нежелательное сеймомент сочувствие недобитым раненым.

И через короткий промежуток времени все бывшие городские в клетках были мертвы.

…Это гнилоболотие закончилось. Теперь точно пора на выход. И быстро!

…Лужи тёмной крови начинали уже растекаться там, где до этого были только брызги. Боты стали прилипать к полу… Ещё не хватало, чтобы они пропитались этим…

— Уходим! — хрипло скомандовал Кайл.

Сбросив оцепенение, все повернулись и спешно отправились наружу, постепенно ускоряя шаг. Всех уже явно начинало тошнить. Даже привычного к обстановке в мертвецкой Ирвина. Что же говорить об остальных. И самого агента.

Последний раз его нутро так же бешено скрутило… в мороке! Когда его посетило прозрение о… мёртвой Ами…

…Якобы мёртвой Ами! Важная поправочка!..

…Ами со скрученной на сторону безжизненно свисающей на плечо уже подгнившей пробитой головой…

Фуфуфу!… Не думать, не думать ещё и об этом, не добавлять дурноты и тошноты…

…Всё закончилось хорошо тогда. Ами жива. По-крайней мере, осталась жива после того жуткого случая… Нет. Жива. И всё хорошо. Незачем себя пугать, дорисовывая на пока пустом месте от недостающих данных катастрофу.

…Всё пройдёт, всё будет хорошо и сеймомент… Даже если в это совсем не верится. Всё будет хорошо. Всё страшное закончилось.

Команда смерти, с окровавленными одеждами и орудиями, с пачкавшими всё, к чему они прикасались и стекающими с них крупными каплями крови, практически бегом и наперегонки поднялась на административный уровень Управления Порядком. И, краем глаза ловя невысказанные ужас и отвращение во взглядах порядочных, в общем шокированном молчании направилась к выходу.

Сандра резко остановилась, прерывая гробовую тишину. Паузы в её голосе тоже выдавали подкатывающую дурноту.

— Можно… убирать. — мрачно доложила она начальнику кантинских храмовых. — С осторожностью… Не подцепите… это сами. Не дайте… жидкости… попасть на раны и слизистые. Иначе…

Отчаянно махнув рукой, что вызвало очередной дождь тёмных брызг, не закончив фразу, она поспешила на выход. И за ней устремились все остальные.

Оказавшись на свежем воздухе под вечереющим небом, Кайл сдёрнул свою «маску» и критически оглядел остальных вояк.

Лицо Кими приобрело нездоровый зеленовато-землистый оттенок. Лекарка Вайоми была смертельно бледна, но выглядела увереннее остальных. Видимо, даже будучи зельеделкой и травницей, она всякого навидалась в своей практике… Выражение имеющего синеватый оттенок лица Ирвина несколько отличалось от остальных, выдавая явное чувство облегчения и даже некоторой успокоенности. Он насмотрелся на всё это достаточно. Сандра тяжело дышала и старалась смотреть вдаль и вверх.

…даааа… Пространство. Небо. Много закатного неба. Оно… Всегда было таким красивым?..

— Мне нужно… срочно избавиться от этого запаха. — пропыхтела главная храмовница, сгибая вниз от лица окровавленный защитный лист.

Да, и это тоже.

— У меня есть стебель… лазурянки. — ободряюще произнесла Вайоми, уже избавившаяся от маски и протиравшая лицо запасённой заранее медицинской тканью. — Я вообще-то держу лазуряку для кофе… У меня не сказать, чтобы много… Но случай у нас тут… приличествующий.

— Освежающий запах — любой — это сеймомент просто прекрасно… — выдохнула Сандра, явно испытывая облегчение от смещения акцента внимания. — Спасибо, Вайоми… Пффф… Так. Вайоми, Кими, свободны! Переодевайтесь, отдыхайте, постарайтесь забыть… Как-то… Не знаю как, самой бы что-то придумать… В общем, не стану вас обвинять, если вы захотите пойти куда-то, где подают чего покрепче и… завтра будете слегка не в форме. Вы заслужили как минимум пару выходных… По приходу домой рассмотрим прочие варианты компенсации. А пока… Идёмте… Подышим нормальным воздухом и… За лазурянкой!

Сандра сделала повелительный знак, и всё ещё зловеще выглядящая в закатных лучах последнего светила команда побрела по направлению к своему временному дому, продолжая собирать неодобрительные брезгливые, ошеломлённые, неприязненные и опасливые взгляды попадавшихся им по пути. Они шли молча. Пока мрачную тишину не нарушила внезапная Кими.

— Почему… почему нельзя убивать пожирак сразу? — в застывшем металлическом голосе участковой читалась общая для всех опустошённость и внутреннее онемение.

— Потому как до того, как их «накроет», выглядят они как самые обычные кантинские. — успокаивающе мягко пояснил Кайл. — Ни у кого рука не поднимается. Их в клетки помещают их в надежде, что всё пройдёт как-то само.

— Не проходит.

— Нет. Ни у кого ещё само не прошло.

Кайл вспомнил про северянку, и сердце его печально сжалось. И она тоже. Мало того, что потерянный источник информации. Так и ещё одно виновато незаконченное дело. Ладно. Они сделали для северной ведьмы всё что могли. Не их вина, что ту всё-таки неминуемо настигла болезнь.

Тревожно всё это. Надо бы проверить, как там дежурные.

— В наших досье теперь появятся отметки «человекоубийца»? — поморщилась Вайоми. — Ведь… именно это мы только что и сделали.

— Фу, Вайоми!.. Меня сеймомент стошнит. — пожаловалась «ожившая» Кими. — Не добавляй мне тяжести на душу, и так еле тащусь… Это уже не люди. Ты видела. Пометки будут «пожиракоубийцы».

— Мы бы это не затеяли, если бы это были не люди, так ведь? — стараясь выглядеть равнодушной, расстроенно пожала плечами в ответ лекарка. — Я всегда полагала, что мои знания человеческой анатомии будут использоваться для спасения жизней и облегчения страданий. А не вот всё это…

— Мы все искренне полагали, что наше призвание помогать и обеспечивать безопасность, Вайоми. — напомнила Сандра. — Так нам говорили. Но не сказали, что иногда защита от кого-то и помощь другим могут выглядеть и вот так… Это обескураживает. Но, тебе ли не знать, что и твоим коллегам иногда нужно причинить боль, чтобы что-то исправить. Наша работа, к сожалению, состоит не только из позитивных моментов.

Сандра резко выдохнула, пытаясь избавиться от воспоминаний и запахов.

Конечно, со временем ей удастся. Она сильная. Но точно не раньше, чем они сменят одежду. И темы для разговоров.

Держалась Главная Храмовница, впрочем, подчёркнуто бодро и уверенно, помня о том, что она является негласным примером для подчинённых.

— А записи… Нет. Не появятся. — слегка покачала головой и продолжила она. — У вас точно нет, потому что, если хотите, официально вас здесь «не было». Только я и Кайл.

— Так и было! — согласился осдшник. — Нам нужно быстро отмыть драпировки и орудия. Полагаю, сейсветные «технические испытания» также ещё и показали, что это всё вполне может быть нашей формой одежды и оружием для отражения нападений.

— Отмыть… А это возможно? — с недоверием покосилась на коллегу Сандра. — Да, я же так и не спросила, что ты… сам-то делал с одеждой после прошлой атаки? Тебе ли не знать, что с этим делать дальше.

Если бы он помнил. Вот именно ему и «не знать», к сожалению.

— Я… не знаю. — просто признался агентъ. — Я же «отдыхал», не досмотрев финала. Три света в отключке. «Что-то» делал Ирвин. Я проснулся уже в чистом.

Старшие синхронно с интересом перевели вопрошающие взгляды на ассистента.

— Я хотел было просто всё выкинуть… — начал тот, но осёкся под грозным прищуром Кайла. — Но потом вспомнил, как мало у нас с собой одежды… И от безнадёги замочил драпировки прямо в большом лабораторном чане Храмов. С каким-то попавшимся под руки местным видом дезинфицирующего раствора. Помогло, как ни странно…

Все облегчённо вздохнули. Одежды у них в активе тоже было немного. Удобная форменная и вовсе в одном экземпляре. А не надевать её на полуофициальное, но грязное дело они не догадались. Да и где догадаться о таком… Если бы воображение нарисовало им хоть часть того, через что придётся там пройти… То пойти выполнять служебный долг они пошли бы. Но не так твёрдо и уверенно. В общем, можно сказать, что в тот момент о деталях они старались совсем не думать. И правильно.

Сандра резко остановилась, хлопнув себя по бокам.

— Значит, мы зря далеко уходим?! Нам придётся сделать с одеждой то же самое! — воскликнула она. — Хотя, нет. В любом же случае нужно зайти домой переодеться… У меня нет запасного форменного балахона. Зато есть недавно удачным образом купленный кантинский шмот! Чем не повод для радости… В котти в грязном заходить не будем — скинем верхние форменные драпировки снаружи. Момент неуютной вечерней прохлады — зато чистое жилище! Я, пожалуй, наведаюсь сейсвет к пруду. Смыть с себя всё это.

Старшая храмовница продолжила движение к дому уже бодрее, видимо, предвкушая облачение в новенькие удобные и свежие драпировки.

— Нам всем необходима не помывка, Сандра, а полная дезынфекция. — напомнил Кайл — Иначе мы принесём в пруд… нечто нежелательное. Наделаем проблем больше, чем устранили.

— А, точно! — хмуро спохватилась служака. — Ладно. Я на всё согласна сейсвет. Дезынфекция даже лучше. И свежая одежда.

— А у нас с Ирвином вообще не во что переодеться! — вспомнил Кайл.

— О, точно! Блистательно… — иронично фыркнул Ирвин, издав нервный смешок, раздосадованно хлопнув себя рукой по забрызганному боку.

Осдшники резко переглянулись, синхронно мрачно саркастически хмыкнув.

— Всё, что у нас было, сеймомент бдительно охраняет в нашем доме трансформировавшаяся северянка. — понуро закончил агентъ.

— Ай-яй. Да-да-да… — поцокала языком Сандра. — Но, не факт, что трансформировавшаяся… Вторая смена дежурных доложила сейсвет, что она спит. Я за всем за этим забыла сказать тебе, Кайл… Всё это так не похоже на то… что мы недавно наблюдали… Такое её поведение… типично для пожирак?

— Нет! — удивлённо мотнул головой младший осдшник. — Значит она… симулянтка пожирачия!

— При наших условиях звучит как «немножко мёртвая». — усмехнулась Вайоми.

Ох уж этот лекарский профессиональный юморок… Впрочем, он был близок и самому Кайлу.

— В любом случае, она пока ещё опасная симулянтка. — скептически пригасил общий восторг Кайл.

— И это не решает вашей проблемы с одеждой. — добавила Сандра. — Когда слишком много всего происходит, некоторые важные вещи забываются. Потом бывают сложности. Это нормально. Так… Чем бы вам помочь? Полагаю, текстильные лавки сеймомент закрыты. Я попрошу ребят подыскать вам среди их вещей что-нибудь. Пока, на время. Запасного, правда, у всех у нас немного. Если не сказать почти совсем нет. Мы же здесь «ненадолго»…

Она досадливо фыркнула, решительно мотнула головой и продолжила.

— Ладно. Надо решать проблемы. И уходить. В самом деле… Сеймомент важно переодеться, свернуть всё и отправить… скажем, Халлиана отнести наши пожитки в Храмы. К тому самому котлу. Покажешь ему путь, Ирвин?

— Покажу. Только драпировок в этот раз много. Придётся из озера воды больше натаскать.

— Лейви и Хелаку справятся. А Иржи придётся подежурить у вашего дома ещё… немного.

— Он там один сеймомент?! — синхронно ахнули участковые. — С… пожиракой под боком?

Сандра виновато шмыгнула носом.

— Да… Кто бы могли подумать, что даже без нападения людей у меня тут на всё будет не хватать. — развела руками главная. — Мы пришлём к нему Лейви позже.

Они устало доплелись до «временного» места обитания омилльских правдивых. Халион, Лейви, Хелаку и Ирвин с окровавленным грузом немедля были отправлены в Храмы. Кими и Вайоми, договорившись с Хелаку о встрече — в питейную. Кайл, получивший во временное пользование одну из двух тесных для него драпировок Халиона, собирался отправиться спать после тщательной дезынфекции с помощью имеющихся в наличии подручных средств.

Переодевшаяся и приободрившаяся Сандра, не расстающаяся с великодушно пожертвованной Вайоми палочкой лазурянки, изъявила желание немедленно навестить единственного дежурного по северянке Иржи, заодно поинтересоваться положением дел в доме осдшников. Кайлу идея показалась более чем здравой. Хоть глаза его уже слипались от усталости и неизбежной постадреналиновой сонливости.

В результате, пара старших служак с трудом доплелась до занятого жилища осдшников. И с облегчением увидела там скучающего Иржи.

— Как оно идёт? — из последних остатков бодрости осведомилась Сандра.

— Скучно! — ответствовал дежурный. — Северянка спит… И спит. И больше ничего не делает. Кажется, даже не пошевелилась ни разу. Она… точно живая?

Старшие недоумённо переглянулись.

Действительно, не мешало бы проверить… но никому не хотелось после того, что они видели сейсвет в тюрьмах.

— Недавно рычала как живая… — вздохнул Кайл. — Пойду я… не помешает проверить, как она там. Может, удастся спасти пару моих драпировок.

— Или уделать Халионовы. Даже и не думай! — строго остановила Сандра, предупреждающе положив ему руку на плечо, удерживая от самоубийственного поступка. — Одежду ты завтра на рынке купишь. А она… Какая разница… умрёт светом раньше или позже. А вот твоей быстрой… а особенно «небыстрой» смерти при неблагоприятном стечении обстоятельств наблюдать совсем не хочется, знаешь ли. Убить мы тебя не сможем, а оборудованных лабораторий для твоей озлобленной тушки у нас ещё нет. Помнишь? Повремени с этим и не подводи нас. Пусть йуллька спит. Пришлём попозже Дэйва и Лейви на смену Иржи. Дежурство пока идёт хорошо. А нам вообще, пока мы живы-здоровы, пора брать пример с девчонок, и заскочить в таверну. Захватить там еды, напитков всяких… для вечерних уютных посиделок. Мы, как минимум, это заслужили. Если, конечно, ты способен на посиделки… после всего произошедшего. Но оценить последствия неосторожных поступков теперь точно способен. Давай доживём до Омилла. Так что сейсвет мы просто поедим и отправимся отдыхать.

Праймец невольно прислушался к ощущениям… Хочет ли он есть? Вопрос даже не в этом. Хочет ли он жить дальше. Не слишком ли он устал от всего этого. Сможет ли чему-то обрадоваться и как-то приободриться. Когда-нибудь.

Ныне кажется, что эта тёмная ночь души бесконечна. Что она не закончится никогда. И что ему в этом ослабленном состоянии всегда придётся сталкиваться со сложностями этого мира. Стоит ли продолжать? Хочет ли он есть или спать, чтобы продолжать?

— Я пока не пойму — способен я на что-то или нет… — неопределённо протянул агентъ. — У меня желудок… спазмит. И лихорадит до сих пор. Я сеймомент скорее… спать хочу. Да. Спать подольше. Если смогу уснуть… Вот это — точно.

— Тогда иди. — согласилась храмовница. — А мне благодаря вайоминой лазурянке уже лучше и я непрочь перекусить. И попить чего-нибудь кисленького. Лазурянка Вайоми наводит именно на эти мысли. Загляну в какую-нибудь таверну.

…Всё ли так безнадёжно?..

Кайл предсказуемо не мог удержаться от более глубокого самоанализа и устало опустился на бревно рядом с Иржи.

…да, отголоски прошедшего безрадостны. Придётся пока отгородиться от них, по причине ограниченности ресурса. Тут бы выжить, а разбираться с этим придётся позже, чтобы неразобранное не осело, засоряя душу мёртвым грузом. Впрочем, это можно не планировать. Оно само не даст о себе забыть. Сандра права. Им нужно добраться до Омилла. Где он сможет пройти реабилитацию под бдительным надзором Кионы. И только после отдыха уже возвращаться к сложным проблемам…

Но, сеймомент? Что у нас? Совсем всё безрадостно?

Нет. Праймец в самом деле здоров. Что учитывая последние события и степень риска — просто потрясающий подарок судьбы.

Его собственный ресурс исчерпан, но вместо этого у него есть вовремя подоспевшие омилльские. Это тоже… подарок судьбы.

Всё это не мешает отметить. Чтобы сбросить часть напряжения. Отметить в хорошей компании. И… от кислого и свежего он и сам бы не отказался. Да и небольшая прогулка так же не помешает. Перед сном. Вот и решение.

— Хотя нет, подожди… — хитро прищурился праймец, глядя на омилльку. — Сока мне хочется. Да. И от небольшого количества кислой похлёбки с шешнем, кажется, не отказался бы. А, может… и эля немного бы выпил. Давно этого не делал. А потом спать. Глядишь, тошнить окончательно перестало бы.

Произнесённая им с наигранной бодростью ерунда неожиданно ободрила его самого. Хотя, почему неожиданно. Непонятно как, но почему-то этот вид бессовестного самообмана часто работает.

— Отличная идея! — радостно поддержала оживившаяся храмовница.

Сидевший на бревне и молчавший до этого участковый завистливо фыркнул.

— И меня тут надолго не оставляйте… А то у меня аппетит уже разыгрался… Того и гляди, мы с ней вместе будем этот котти грызть с двух сторон… Ты говорил, окна здесь непрочные и их надо как-то забаррикадировать… — заметил Иржи, махнув головой в сторону дома. — От мысли, что она высадит раму на раз, мне как-то не по себе…

— Не могу не согласиться. — задумчиво почесал подбородок Кайл. — Хорошо бы заведьмовать эти местные хлипкие окна.

— А… если Кайл ошибся? — вдруг произнесла Сандра.

— Что?! — обиженно протянул агентъ.

Вот это удар со спины!

Осдшник бросил на сослуживицу недобрый взгляд. Та сделала широкий останавливающий жест рукой.

— Не смотри на меня так. Вы же с Ирвином сами сказали, что ведёт она себя не как пожирака.

— Ну, и?

Агентъ выжидающе уставился на храмовницу.

— Что, если она здорова? — продолжила та. — Мало ли, какие звуки она издаёт… Мы обещали ей кров и покой. Ссмотри… Вот ты. Очнулся в неизвестном месте. Воды — еды нет. Окна-двери заведьмованы. Выхода не видно… Жуть. Как-то не как-то, а?

— Да вообще никак-то. — хмурясь, согласился Кайл. — Но как, не забивая двери и окна, быть уверенными в безопасности Иржи? И Кантина? Что-то я не соображу… Даже если она не пожирака… Особенно, если она не пожирака, дело принимает более опасный оборот. Не хочу тревожить Иржи, но когда имеешь дело с такой мощью — тут не поможет даже Лейви. Все мы помним рассказ Ами о том, как она отлетела с «помощью» наших злоумышляющих?

— Да какой там рассказ. — поморщился участковый. — Я её в Лекарне после того помню. И Келе тоже.

— Вот! Мы это никакой своей ведьмией не сдержим. Она просто пройдёт насквозь. В общем, Иржи. Твоя задача — чисто проинформировать. Как только увидишь, что она очнулась, ори и беги отсюда со всех ног к нам. Твоя задача — только оповестить. Понятно?

— Ааааа… Хорошо! — ошеломлённо помотал головой участковый. — Так уже… легче.

Сандра заглянула в окно.

— Да. — согласно кивнула она. — И потерпи немного. Дежурство вышло долгим да, но мы все сейсвет изрядно перегружены. Скоро пришлю тебе кого-нибудь на смену.

— Да я уж понял! — хихикнул Иржи. — Ты бы слышала, как Дейв тут кряхтел! Сказал, что так его отсиженный зад не страдал ещё за всё время его службы. И что танцевать он с таким точно больше не сможет.

— Он себя недооценивает. — отмахнулась начальница. — Если он после морока плясал… То ещё и не на такое способен.

— А что касается северянки — то она явно укушена. — вернулся к старой теме Кайл. — Это нельзя сбрасывать со счетов. Судя по ране на руке, которую я у неё видел, укус уже довольно старый, малый цикл, я предположил бы… Конечно, она давно должна была бы трансформироваться. Если, конечно, не… проспала от усталости свою трансформацию и болезнь. Или… попросту не умерла. Я не исключаю и этого. Пожилой организм мог не выдержать… Хоть они и крепкие, эти северные, надо отдать им должное. Однако, мы пока не знаем, как болезнь вообще проходит у их расы. Конечно, они тоже люди и, судя по рассказам которые мы слышали, тоже страдают бешенством. И так же, как и на средней части Материка, приходят в непроходящее неистовое безумие. Это нам известно. Но мы ничего не знаем про сроки и особенности протекания заболевания у йулльских. У нас нет ни данных не только о том как, но и о том когда всё для них заканчивается. В основном благодаря тому, что их обыкновенно прогоняют отсюда или убивают раньше. Впрочем, сложно обвинять местных… Когда в общем хаосе и неразберихе вокруг несится агрессивное нечто… тут кто угодно примет сверхмеры предосторожности…

Осдшник кряхтя поднялся с бревна.

— В общем… Сандра. — испытующе посмотрел он на сослуживицу. — Я всё же предлагаю проверить. Потому как исходя из имеющихся у нас данных склонен предположить… что она всё же мертва. С одной стороны — мне безумно жаль. С другой — это откроет нам с Ирвином доступ к никем более не «охраняемым» вещам.

— А… если нет? — недоверчиво нахмурилась Сандра.

— Тогда вариантов несколько. Первый. Она трансформировалась, просто мы не знаем о подобной особенности протекания болезни у северных. Мы разбудим пожираку.

— И в лучшем случае умрём.

— Да. При самом удачном стечении обстоятельств. Второе. Она просто спит, а на плече у неё просто царапины. Маловероятно, но… Маловероятно. Третье. Ещё менее вероятное. Она «выздоровела». Тогда мы берём её кровь на анализ и пытаемся разработать антидот. Но… Однако ж я, к собственной печали, скорее предположил бы, что она уже не жива там. Стресс, болезнь, возраст, долгий переход и истощение.

— Ладно… — сделала решительный жест храмовница.– Уговорил. Идём вместе. Я… на изготовке. Рискнём ещё раз. Только быстро. Зашли-проверили-вышли.

Она напряжённо сощурилась, глядя, как приободрённый Кайл спешно убирает подпирающее дверь полено. Агент заметил, как оказавшись в дверном проёме, она сжалась в готовый к атаке комок. Однако, не отступала от намеченного.

Служивые мгновенно прошмыгнули внутрь дома, быстро и тихо заняв заученные позиции по бокам от кресла, где с виду мирно неподвижно замерла северянка, готовые действовать при малейшем намёке на угрозу. Сандра заметно напряглась, готовясь отбросить потенциальную пожираку… Но потенциально опасная пожилая женщина даже не шевельнулась. Седые волосы, с запутавшимися в них листьями и колючками, всё так же лежали спутанным полотном, закрывая её лицо.

Быстро подскочив одним грациозно молниеносным движением, Кайл быстро проверил пульс на шее спящей северянки. И невольно улыбнулся.

Слабый, но чёткий и уверенный… Жива! Всё не зря. Рано хоронить вместе с бабулей их надежды. Жива!

Храмовница лучезарно улыбнулась в ответ вояке. Это были прекрасные новости. Редкая по нынешним временам ценность. В любом случае пора было убираться. Это было в любом случае рискованно, пожилая северянка была опасна даже просто испугавшейся спросонья. Но риск себя оправдал, оно того стоило.

Забыв про вещи Кайла, улыбающиеся вояки быстро отскочили обратно к выходу и одним движением оказались наружи. Агентъ поспешно заблокировал дверь, не используя ведьмии, но вновь подперев зачем-то подперев её явно бесполезным поленом. Самоутешение.

— Жива! — повторил он для Иржи, прерывисто дыша после всех этих прыжков. — Пульс слабый, холодная, как ночной воздух… но живая.

— Минус одна неизвестная… — вместе с ним выдохнула Сандра. — Так! Иржи — укутайся потеплее в драпировки, жди замены… Кайл — идём в таверну и живо домой. Я устала как упыриха… Пожрать и в тёплую одеялку будет непересказуемо прекрасно. На сейсвет с меня более чем достаточно выматывающих миссий. Ещё больше, чем этого я хочу только домой. Здесь я устала ото всего. Больше всего, как мне ныне кажется, от отсутствия воды и туалета в доме. Какое же маленькое ведьмическое чудо эти наши водопровод и канализация. Только здесь начинаешь понимать это. И то, что я на самом деле конторский грибок, а не полноценная равнодушно относящаяся к походным неудобствам вояка. В общем… Как же хорошо будет вновь оказаться в нашем чудном городе, в домашнем уюте с его привычным комфортом, который я, как выясняется, так мало ценила.

XV. Ход эллогос. Героиня Аэллисс

Аэллисс устало брело по направлению к Омиллу.

«Турне» по городам Материка утомило их тело, а постоянная болтовня и споры внутренних сущностей, ещё не оставивших недоразвитое полуэльфийское существо, начинали утомлять и их ум. Зато путешествовавшее внутри полуэльфы мини-поселение из чрезвычайно активных «голосов» было весьма довольно происходящим. Большая часть из них любила путешествовать, ноги и языки нематериальных путниц их не уставали, и в результате им было не то что не скучно, но очень даже весело.

Шествовали они ныне из Зета, куда непосредственно перед этим пришли из Лима. Где с немалым интересом прошлись по памятным местам ранее покинувшей их субличности Рэйи, порадовавшись ряду оставленных пожилой женщиной дежавю и завершив некоторые дела, которые та хотела бы видеть законченными. Посмотрев со стороны озера и в его отражении, как она любила делать сама, на обожаемый лиманкой город, в основании и становлении коего она принимала непосредственное участие. Побеседовав с теми, кто её помнили. Погладив листики принесённых с собой из до этого родного Йулля её любимых растений. И прихватив напоследок с собой обожаемых ею бесподобных свежих и ароматных вкусных розово-фиолетовых иллидий.

Делать всё это было совершенно необязательно… ведь Рэйа покинула их давно.

Но Аэллисс чувствовало, что это необходимо остаткам духа в их разуме, и к тому же это «паломничество» доставило оно явное удовольствие. Узнавать красивые места в которых ни разу не было и умиляться позитивным изменениям в ранее не виданных частях города оказалось увлекательным.

Ко всеобщему облегчению чуть позже добродушной спокойной Рэйи их также покинула перманентно то ворчащая, то утопающая в жалости к себе сущность Тили. Растворилась, даже ещё не дойдя до родного Зета, после долгих утомительных дя Аэллисс и всех оно населяющих разговоров. Внезапно. Просто осознав, что «нужность» другим — это ещё не всё. Кроме этого, есть и своя собственная жизнь. В этом плане обитающие в полудеревянном теле были терапевтической группой одни для других.

Однако… Полуэльфу сеймомент чуть передёрнуло от этого воспоминания. Растворение Тили было… фееричным. Если не сказать больше.

Любое сильное прозрение напоминает небольшой внутренний взрыв. А это сотрясение с внезапной вспышкой надолго оставило тихими и бессловесными всех присутствовавших.

С ними осталась другая зетка, тихая, потому особенно прекрасная для Аэллисс сэльва Эсми, желавшая лишь напоследок ещё разок полюбоваться ручейками, понюхать травы и посмотреть на закат над любимыми горами…

Однако, она «обманула» их. Ко всеобщему удовольствию, сделав всё это, она решила остаться. Заявив, что хочет ещё раз посмотреть на весь Материк. И пообщаться больше с новыми приятными знакомыми.

Эсми была тихой сущностью, но ещё более тихой была омиллька Сильвия. Настолько тихой, что остальные часто забывали о её присутствии вовсе, обращаясь к ней в основном для разрешения споров и изредка спрашивая её мнение о происходящем. Сильви была сэльвой. Как и Эсми. И потому она так же обожала природу, кофе, путешествия и исследования.

Когда Эсми говорила, что хочет видеть весь Материк, она имела в виду именно ВЕСЬ Материк. Да-да-да. Включая Йулль, на который так же жаждали взглянуть ещё раз, каждая со своими целями, две разные когда-то жившие там, а ныне обитающие в передвижном полуэльфодоме сущности. Йулльки Эллена и Рути.

Эллена желала видеть, какие улучшения произошли в её родном городе, как он похорошел с тех пор, как она видела его в последний раз, что было изобретено и какие новшества на основе последних открытий сеймомент в ходу. Несмотря на то что информации из города во внешний мир практически не поступало, Йулль был известен своей технической развитостью и общаясь с Элленой, Аэллисс видело, насколько обитающие в нём помешаны на прогрессе и инновациях.

Практически легендарная личность, участвовавшая ещё в первом Исходе, покинувшая развитый северный город вместе с другими недовольными растительницами, Рути, напротив, мстительно мечтала узреть не просто упадок Йулля. Полный развал, желательно. Её больше интересовало то, смогут ли они по пути к тому подзадержаться в ненавидимом другой аэллиссовой сущностью Амелией родном городе Кантине, в становлении которого она принимала непосредственное участие, чтобы посмотреть, хорошо ли ныне ухаживают за полями, богаты ли урожаи и так же ли в современные времена так же ли вкусна до сих пор их местная кислая похлёбка…

При упоминании которой урождённая кантинка Амелия немедля морщилась и категорично заявляла, что уж где-где, а в Кантине задерживаться надолго определённо не стоит. Хотя бы во избежание несварения и депрессииъ. И что повернуть, радостно миновав злополучное поселение, вначале стоит не в Йулль, а в Прайм. Иначе вскоре их отчислят из престижной Праймской Храмовничьей Академии при ОСД, куда они с трудом попали лишь по протекции своего старого близкого и учителя Кайла. Однако, стоит отметить что пока что, несмотря на частые прогулы и неприлично долгий «академ», во многом благодаря полуэльфийским талантам и способностям Аэллисс, всё ещё были на хорошем счету.

С Амелией радостно соглашалась праймская душа Офелетта, быстро начинавшая скучать вне «города». Как и внушительная часть праймских, она называла «городом» лишь Прайм, считая остальные человечьи поселения не дотягивающими до права считаться оными. Всё остальное легкомысленно именовалось Офи «низинами» и «загородом».

Офелетта, как и многие праймские, даже после смерти продолжала безумно любить родной Прайм, его богатые возможности, широкий спектр развлечений и все прочие прелести большого города. Самого большого и влиятельного на Материке.

Умерев довольно молодой, эта юная успешная и перспективная чиновница, и сорвиголова и светская девица явно не нагулялась. Что они, к немалому удовольствию гурманки Ами и весёлой жизнелюбивой Эсми, и принялись исправлять при первой же возможности при каждом визите в город. Аэллисс благосклонно наблюдало за «своими» похождениями, инициируемыми то одной, то другой личностью из своей внутренней разудалой компании, не позволяя, впрочем, переходить опасные границы и происходить ничему, что могло бы повредить их телу. Главный инструмент всегда должен быть здоров, исправен и готов ко всему.

Помимо этого, раньше они направлялись в Прайм по дефолту, потому как недавно ушедшая от них сущность Робин также громко и безапелляционно на том же настаивала.

Что сильно расстраивало Эллену. Неужели они так и никогда не дойдут до её родного Йулля? Однако, желающая посетить и свой родной город тоже Эллена на самом деле была в не таком уж и меньшинстве. Увидеть Йулль мечтали многие и поход в закрытый для всего Материка город был уже не таким уж неопределённым. Вскоре они туда пойдут.

Но… Как? Как они попадут туда, пробраться куда невозможно? Попытки уже стоили жизни и рассудка многим. любопытным и желавшим исследовать древнейшее таинственное поселение из профессионального интереса. У ниразу не покидавшей город при жизни Эллены не было необходимости в получении персонального кодового слова. Как тогда?..

…Непонятно.

На чистом энтузиазме Эллены и Амелии. Ладно. Пока что этот вопрос решался просто. Не нужно ничего понимать, пока непосредственно не дошло до дела. Всему своё время. И если такова их судьба, то попадут обязательно. А если нет, то и не надо.

Дел пока и так пока хватало. Нутро разрывало полуэльфу на части, призывая смотреть и идти во все стороны сразу, ситуация была такова, что Аэллисс вообще постоянно перманентно «раздирало на части» внутренними противоречиями и мотало по всему Материку в таком виде, и всё это обеспечивала ей её группа живых сущностей со своими интересами и убеждениями. Тем они и были заняты два последних больших цикла. И это ещё не упоминая о том, что само Аэллисс уже начинало скучать без своих милых нутру родных эллогос.

Будучи недоразвитой эллогосской сущностью, оно не умело поддерживать с ними коммуникацию на расстоянии, как это делали зрелые сущности. И могло общаться, лишь находясь от них в непосредственной близости. Это было… досадно. Такое ощущение, что и для любопытных и жадных до новых впечатлений и знаний эллогос тоже. Но все стойко терпели разлуку и искренне радовались в моменты воссоединения.

Аэллисс было хорошим полульюс и «выходило на связь» чаще двух остальных «сиблингов». О статусе и местоположении которых ничего не было известно с момента, как они, адаптировавшись к этому миру, быстро покинули сообщество, спеша доделать важные «предсмертные» дела своих сущностей.

Ну… ладно. Зато скучно никому точно не было. Однако, черезмерная активность все же утомляла полульюс, и ныне оно чувствовало себя уже довольно-таки устало. Хорошо бы отдохнуть… в лесу? Или всё же дойти до Омилла?

«До Омилла! И поскорее!»

Амелия. Понимаю, что это твой самый любимый город. И для того есть уйма поводов, он действительно прекрасен… Но ты загонишь нас вусмерть своей нетерпеливостью.

«Поправочка. Самый лучший во всем обитаемом Универсуме город! Самый уютный и удивительный.»

«Эй!» — раздался внутри недовольный оклик Офелетты.

«По версии Ами…» — виновато внёс поправочку первый «голос». — «У Офи, как всегда, на всё своё мнение.»

Впрочем, что касается Амелии, сложно сказать, какой город бы она не любила. Кроме, пожалуй, родного Кантина, после которого все остальные казались ей «дружественными, невероятными и полными всего самого любопытного». Потому, от души порадовавшись не виданному ею ранее Лиму и Зету, она, не меньше урождённой омилльки Сильвии, была рада возвращению в Омилл.

«Там же Финиан.» — многозначительно напомнила бывшая ведьмарка.

Там же Финиан, да…

Разгуляйка и «работница среднего цикла» омилльского Ведьмария Амелия давненько не виделась со своим начальством… И не занималось своими служебными делами. Да, они славно помотались по городам… однако ей было решительно не о чем доложить любимому начальнику и совершенно нечем его порадовать.

«Печально.»

Ещё как печально. Не знаю, как ты будешь выкручиваться.

«Мы. Мы будем выкручиваться! Не отвертишься. Ты зачем-то выбрало мой образ нашим внешним видом. Вот и отдувайся теперь вместе со мной.» — заявила вредная сущность.

Дела хронологически последней по времени проживания на Материке, а ныне обитавшей в полульюс сущности Ами, были самыми свежими и считались приоритетными. Просто потому как с ними тупо ещё можно было что-то сделать. Уж не говоря о том, что само Аэллисс считало их наиболее интересными. Вообще, расследование Ами было достойно детективного романа, если кто-нибудь взялись бы записывать такое. Впрочем, оно и записывалось. В бесконечный Архив эллогос, содержащий память эонного количества людей, валло и димов, которыми раньше были эти существа, ныне стоящие на маленькую ступенечку выше в развитии.

Аэллисс не осилила даже эту ступеньку, не «допрыгнув» до полноценное льюс и повиснув наполовине, избрав продолжить суетливое человечье существование в форме ведьмарки Амелии. Да, в самом деле, и официально они всё ещё считались ею, потому как выглядели в точности как она. Сознание созревавшее Аэллисс избрало эту форму, сочтя это удобным. И никто до сих пор не заподозрили подмены. Даже самые близкие. Единственное, что могло выдать умело замаскировавшееся, это ловкое и нечеловечески сильное холодное полудеревянное тело. И некоторые их слабые, но всё же почти эльфийские способности.

В общем… Поди объясни аминому начальнику и всему тайному расследующему Альянсу (а объяснять Аэллисс и не собиралось), что их внутри этого тельца так много. Что у всех свои задачи. И в основном амина работа в последнее время была несколько «отодвинута» в сторону. К некоторому её неудовольствию… Однако, любопытная Амелия и не думала гнусить по этому поводу, потому что, как и Эсми, всегда мечтала посмотреть Материк. И очень надеялась во время странствий найти какие-нибудь зацепки по их делу. Попутно.

Так и звучало их официально задекларированное занятие. «Поиск пропавшей агенты ОСД Ингефары и следов деятельности злоумышляющих в других городах». В Лиме и Зете преимущественно, где расследования до этого вообще не велись. Но… не получилось.

Естественно, не внедряясь в местные структуры власти и правопорядка, ничего интересного для расследования в этих городах не нашлось, и по пути замечено не было. Всё выглядело тихо, мирно, спокойно и… красиво. А так же было вкусным и привлекательным. Служебные дела на какое-то время были забыты. Затем, чтобы вот так вспомниться сеймомент. Как зачёт и невыученный к нему материал.

…Да, похвастаться перед начальником было нечем. Разве что прекрасным времяпрепровождением и расширением знаний Аэллисс о съедобных растениях Лима. И премилых симпатичных кнаппах зетских гор. Всё это могло бы быть интересно ему, Сандре и начальнице лекарской части Храмов Кионе разве что с научной точки зрения. И не продвинет их омилльский тайный Альянс в расследовании странных дел ни на зерно…

Оставалось лишь надеяться, что Кайл и Сандра уже сами нашли злоумышляющих. И что Инга нашлась сама. А они вместе с компанией всё счастливо прошляпили. И Финиан всё им расскажет.

«Ага, как же…»

Жаль, это был бы не самый плохой вариант развития событий… Дело, как ни крути, было архиопасное и суперсерьёзное. И если оно само разрешилось в то время, пока они носились между городами, оно было бы и к лучшему… Можно обрадоваться устранению смертельной угрозы для нормальной жизни Материка. И отправляться… да куда угодно. Но вначале — спокойно доучиваться в Академии. И радоваться жизни в виде её студентки Ами.

«Рановато.»

Что рановато?

«Успокаиваться и радоваться. Мечтать не вредно. Посмотри, что у нас на горизонте.»

…Что? Ну… Небо. Лес. Поле. Ещё лес вдалеке. А! На дороге…

Вняв просьбе Амелии, полульюс послушно переключило фокус на указанные сущностью объекты.

…Ну, люди. Странного вида, да. Взбудораженные. Какие-то… потрёпанные, да. В грязных оборванных драпировках. Двенадцать.

«Непонятные они какие-то.» — переполошились остальные души внутри. — «Спрячемся в лесу, пока не заметили нас.»

«Они не просто потрёпанные… Драпировки их странны сами по себе.»

Согласно. Присмотримся, принюхаемся, прислушаемся...Что с ними не так. Вид не внушает доверия.

«А мне внушает!» — внезапно восхитилась Эллена, осветив нутро лучезарной улыбкой счастья. — «Присмотритесь и прислушайтесь!»

Хмурая толпа тем временем немного приблизилась. Достаточно, чтобы пока незамеченное или Аэллисс могло прислушаться.

«А говорят они… узнаёте это старое дурацкое дореформенное наречие?» — презрительно поморщилась Рути.

«Да поди ж его забудь!» — замирая от испуга фыркнула вспомнившая свои предсмертные моменты Амелия.

«На йулльском говорят, да! Это всё, что ныне важно!» — продолжала радоваться Эллена. — «Мы не дошли до любимого города, но он сам внезапно нашёл меня! Это мои, родные, северные! Почему они покинули Йулль? Это… исследовательская группа? Новая одежда несколько изменилась… язык тоже… Но очень узнаваемо и ошибки быть не может! Подойдём, пообщаемся! Спросим, куда они идут. И почему… выглядят такими усталыми и испуганными. Нужно помочь им по возможности.»

Договорив это, Эллена опешила от собственного открытия. Эта группа… явно не с исследовательскими целями здесь. Но что?..

«Ага!» — подтвердила обычно молчащая и потому не сразу обнаруженная остальными Сильвия. — «Как бы нам самим помощь потом не потребовалась… И нам потом. Посмотри как их много. Вид такой что добра не жди. Выбирайся потом опять из-под земли долгий Эон… И, может, в этот раз мы и выбираться-то не захотим. Уснём там на этот самый эон — и всё. И так и не дойдём до Омилла! Не попьём кофе. Не ужас ли?»

«Ужас.» — быстро согласилась Эллена. — " Но упустить возможность поговорить со своими, в то время как мы никак не доберёмся до Йулля ещё ужаснее! Всегда у нас находится что-то «важнее и приоритетнее.»

«Например прятаться от опасности?»

«Потенциальной опасности.»

«Да и Йулль закрыт! Как мы туда попадём? А они должны находиться в полной изоляции там, нет?»

«Лишний повод узнать, что происходит. Наверняка серьёзное и, по меньшей мере, любопытное. Что-то, что заставило их покинуть эонами не покидаемый город.»

…опять начинается…

«…получить трёпку от кантинских по пути и быть выставленными оттуда…» — вновь вставила свои язвительные три зерна Рути.

…и предсказуемо продолжается…

«Ещё кто кому трёпку задали бы!» — парировала Эллена. — «Одно северное десятка кантинских неведей стоит! Давайте… всё-таки подойдём. Пока они не ушли совсем! До Йулля мы всё никак не дойдём… всё по просьбе Ами, Офи или Робби в Прайм сворачиваем. Дайте мне хоть так пообщаться с моей родиной!»

Ладно. Я решило — идём.

«Спасибо. Хоть раз.»

«Да и мне интересно, что с ними произошло, если честно.» — поддержала Ами. — «Если они из Йулля… Источника всех странностей последнего времени… То мне любопытно вдвойне, да! И полезно для расследования»

От любопытства Ами сдохло. Уже раз. Тебе всё любопытно. Вразрез с инстинктом самосохранения. Это… я полностью принимаю и поддерживаю.

«Да, это так… Но сейсвет я тут ни при чём и инициирует опасное мероприятие Эллена. А её смерть разительно отличалась от моей.»

Прятавшееся Аэллисс, покинув лесное укрытие, проворно нагнало уже чуть ушедших вперёд северных и воспроизвело подсказанный йуллькой местечковый приветственный жест. Группа людей одобрительно, но недоумённо осмотрела её и остановилась.

— Ты… тоже из удравших? — живо поинтересовалась на современном языке смешном для всех, кроме Эллены, одна из компании. — Выглядишь… подозрительно спокойной. И чистенькой. Драпировка твоя не йулльская… но старомодный приветственный жест говорит об обратном.

— Я… не совсем из Йулля. — привычно бодро что-то соврало об источнике своей информированности Аэллисс. — Даже нет. Я совсем не из Йулля. И традиции и язык изучала лишь по книгам. Рада видеть, что в чём-то попала в точку. Хорошо для практики.

— Да. Ты умница. — подтвердила собеседница.

— И теперь понятно. — добродушно усмехнулась другая северянка. — Почему ты говоришь как моя бабушка.

— Это так мило, что на юге сохраняют наш язык и традиции. — одёрнула её первая. — Это очень важно, когда мы сами забываем их. И особенно важно теперь… когда Йуллю пришёл конец.

«Чтоооооо?!»

В голосе северянки прозвучало столько горечи, что в истинности и искренности её слов сомневаться не приходилось. Это явно не было иносказанием. Учитывая плачевный вид йулльских… Эллена внутри панически содрогнулась, вызвав спазм по всему полуэльфийскому телу. Аэллисс, вздрогнув, послало своей сущности ощущение тёплого сочувствия.

«Нет-нет-нет! Надеюсь, она не буквально!» — воскликнула та.

Да. Спокойно. Выслушаем подробности.

«Я так и знала, что это произойдёт, и заносчивость не доведёт до добра. Всё-таки дождалась…»

…вот опять. Рути. Ей плохо и страшно, чуешь? Не усугубляй.

«Да, Рути. Заткнись.» — поддержала Эллена и обратилась к полульюс. — «Аэллисс, спроси у них уже, что случилось!»

— Что с вами случилось? — послушно последовало просьбе существо. — Вы выглядите… Вызывающе. Вызывающе вопросы. Уж простите.

Северные переглянулись меж собой.

— Это… Да, долгая ужасная история… — устало покачал головой потрёпанный йуллец из компании, испытующе глядя на Аэллисс. — У тебя есть время выслушивать?

— Сколько угодно! — поспешно согласилось то, озвучивая Эллену. — Только, пожалуйства, поведайте о случившемся с вами. Я же вижу, дело серьёзное.

— …у нас практически нет времени рассказывать… — быстро согласно кивнул тот. — Пойдём! Давай не останавливаться. Я всё расскажу по пути, если тебе так интересно. Прости нас за спешку. Сеймомент ты поймёшь её причины, если дослушаешь. Мы и так много времени провели в Омилле… и хотим… Наверстать и как можно дальше убежать от ужаса нашего Йулля. И побыстрее оказаться в Лиме. Там хоть какие-никакие, но свои, северные.

— В принципе, вы можете сократить путь через лес… — предложило от Ами полульюс. — Если не заблудитесь там… с вашей старой картой.

— Мы разжились новой! — ответила йуллька из группы. — И хотели сначала в Зет. Как-то пополнить запасы, которые не удалось подновить в Омилле… Правда, у нас почти ничего не осталось для обмена, но мы что-нибудь придумаем… На то мы и северные.

Йульские устало, но тепло улыбнулись одни другим. Фраза явно подействовала приободряюще.

«Какая знакомая ситуация.» — хмыкнула с сочувствием и любопытством наблюдающая за происходящим Ами.

— Пойдёмте! И рассказывайте.

Северные с видимым облегчением понуро продолжили движение и хмурый нордъ задумчиво повёл рассказ… галантно стараясь, по большей части использовать простые книжные выражения, чтобы не осложнять задачу понимания собеседницы! Как мило.

— Так. С чего бы начать… — почесал он изрядно обросший подбородок. — Жили мы себе преспокойно, работали, ели, спали и всё по новой… мир мерно менял света один за другим, и один был похож на другой. Всё было как обычно… «Тоска» — думали некоторые из нас. Наверняка сеймомент они охотно бы потосковали. А не бегали бы от обезумевших. Или обезумев сами… Ладно. Кто нас спрашивает… Давай… сначала.

Он умолк ненадолго, явно пытаясь с трудом собраться с мыслями, что было сложно после тревог и переутомления, для того, чтобы рассказать свою печальную историю.

— …Так вот, всё шло как обычно, было тихо-мирно-спокойно, во всяком случае, бузили все в рамках приличия, ничего особенного не происходило, как вдруг… — продолжил он. — Посреди света… мне даже говорить это странно… Не верится… До сих пор… Так вот, представь… что-то на куски глины разносит Бенефакторат!

«Чтооооооо?! Как это — разносит?! Бенефакторат?! Переспроси, переспроси! Этого… не может быть!»

— Чтоооооо?! — продублировало Аэллисс. — Как это — разносит?!

— Вот, вот так… представь, здание разносит на куски и на его месте образуется огромное пламя…

«На месте Бенефактората?! Ну и дела! Что-как-зачем?!»

Эллену сеймомент удар хватит. И нас вместе с ней.

— На месте Бенефактората?! — скопировав шокированное удивление, озвучило полульюс.

— Да! Так. Я вижу, даже ты удивлена, а представь как… отемнели мы!

— Представляю! Слабо сказано!

Северный утвердительно кивнул.

«Ааа… Что такое Бенефакторат?» — вклинилась Эсми.

«Это… это по факту управляющая городом организация.» — быстро рассеянно пояснила Эллена. — «Да, есть Королевский Дворец… но все-то знают, кто на деле заправляет в городе. Бенефакторат и работающие в нём ведьмы, вышедшие из его Академии. Так повелось с тех давних пор, после того, как бенефакторствующие или по-простонародному „Бены“ принесли из эльфийских земель технологии, что помогли выжить и подняться Йуллю. Бенефакторат постепенно стал главным институтом города и… Как-то так. Аэллисс, я не верю… Не то, чтобы я не верю им, но я не верю, что это происходит… Что было дальше?!»

— И… что дальше?!

— Ну… Все были шокированы и как-то поначалу даже не обратили внимания, когда в городе были замечены непонятные маньячествующие. — неуверенно продолжил северный, видимо сам до сих пор неосознанно тестирующий свою реальность на подлинность. — Эти странные ушлёпки нападали на людей… Многие обратились в Храмы с укусами и другими травмами.

Переданный от Эллены взгляд заставил рассказчика дополнительно покивать в знак подтверждения собственных слов.

— Некоторые умудрились откинуть их ведьмией и убежать! — веско добавила йуллька, начавшая общение первой. — Пострадавшим мы в Храмах обрабатывали раны. И отпускали. Обычная процедура, если не считать того, что их было так много! И ранами были… укусы! Представь!

— Не представляю!

— Угу… Что за болотная муть, подумали мы тогда сами.

Служивая северянка угрюмо потупилась.

— Ага, а ко мне приходили писать заявление. — кивнула ещё одна из ранее мрачно молчавших. — Одно… одно… ещё одно. Все однотипные, но одни безумнее других. Мы отемнели, не нашли ничего умнее, чем посоветовать людям оставаться дома… и начали искать настойчиво этих огрызков, чтобы разобраться. Вот только они нас опередили и вскоре искать не пришлось. Они сами нас нашли.

Эта вторая служака хмуро хмыкнула, что несколько диссонировало с тем, что в глазах её на миг промелькнуло отражение того ужаса.

— Через некоторое время сидящие по домам наши перебинтованные сами начинали кусаться. — продолжила первая, делая подавленные печальные паузы. — …Многие оказывались запертыми в своих домах с угрозой и не сумели вовремя сбежать… Укушенных и кусачих в городе становилось всё больше. Как ты наверняка поняла, я в Храмах работаю лекаркой… Так вот… Одна из сбежавших пострадавших и вовсе рассказала дикую историю о том, что была укушена собственным любовником… полагая, что участвует в таких странных брачных играх… в «интимной» темноте. Которые продолжались вплоть до того, как он реально оттяпал от неё кусок. Хорошо, не в шею вцепился, не ушла бы точно… Впрочем, сеймомент я понимаю, что может лучше и убил бы… Я от неё сама еле ноги унесла. Она летела за мной с какой-то нечеловеческой скоростью и если бы не моё ведьминское умение, лекарские знания и мой острый инструмент… мы бы с тобой сеймомент не разговаривали.

Всю группу синхронно передёрнуло и они резко изменились в лицах, став ещё мрачнее и испуганнее. Видимо, живо подняв в памяти пережитое и дружно страдальчески поморщившись, они непроизвольно ещё ускорили и без того быстрый шаг.

— Я этого не видел… — присоединился к разговору ещё один северянин. — Мы живём на другом краю города… До нас дошли уже только последние предупреждения и огромная, сметающая всё орда. Как выжили — я до сих пор не пойму. Я помню, что бежал быстро и не глядя по сторонам, как чокнутый, и больше не помню абсолютно ничего… Оно и к лучшему… наверное, там от страха спятить можно было. Короче, очнулся на Пустошах… Осел там на землю. Думал, вырублюсь… Пока не услышал… эти их рыки-крики-всхлипы… Вскочил и опять резво побежал! Нёсся по этому и без того жуткому старому заросшему тракту, пока не встретил своих.

Он, затравленно улыбнувшись, мотнул головой, показывая на группу, которая, что невероятно, ещё ускорила шаг и хмуро неслась, кажется, уже на пределе сил.

«Ну и… дела. Нет слов…» — медленно произнесла Эллена. — «Нормативных по лексике, в смысле, нет совсем…»

«Да даже у меня нет!» — согласилась Ами. — «Я догадывалась, что в Йулле творится что-то странное. Но не подозревала, что настолько. Я, ты уж извини, полагала, что это йулльские отгородились от всех и что-то… презанятное там удумали. Сжить оставшийся Материк со свету, например. Но это… как-то не вписывается в мою теорию. Оно вообще ни во что не вписывается.»

«Почему же. Наверняка удумали пол-Материка себе оттяпать, точно. Начиная с нас.» — внось съехидничала неугомонная обиженная Рути. — «Да со своей болотной ведьмией опять перемудрили.»

«Я разве не говорила тебе заткнуться?» — напомнила Элена.

«Ты мне не указ… Кто ты? Что ты? Остаток отжившей рассыпающейся древности… Даже города твоего больше нет! И людей осталась… вот эта горстка?»

Тело вновь сотрясло гремучей смесью эллениного гнева и отчаяния. Это их точно сеймомент разнесёт на кусочки. Рути.

«Что — я? Всё к тому идёт само. Они — люди прошлого. Кантинские — народ будущего! Пора это признать.»

— А есть ли… ещё выжившие кроме вас? — поспешило, повинуясь инстинкту самосохранения, перевести внимание полульюс.

«Спасибо, Аэллисс. Как раз то, что я хотела спросить.»

— Не… мы не знаем. Может, из тех, что жили на окраине, выжило и ушло побольше… Может, они проходили здесь раньше, минуя Омилл, напрямик в Лим… Я не знаю. По крайней мере, из видевших начало у нас тут всего трое… А в целом… жаль это говорить, но… Я думаю, из Йулля вообще мало кто выбрались.

«Жуть!!!»

«Возможно, это те, что сразу подались в бегство после первого предупреждения. Такой „естественный отбор“ работает и в наше время.»

«Ага. Потому йулльские были обречены изначально.»

Так!..

«Кто-нибудь. Заткните эту душевнобольную… Люди погибли. Очень много. Целый огромный город! Четыре твоих треклятых Кантина. Или уже даже больше… Неужели это тебя не останавливает?

— И… что потом? — вернуло фокус Аэллисс.

— Ну вот… Мы понеслись как можно дальше от родины. — ошеломлённо продолжил северянин. — К Лиму… Проходили мимо Кантина и пытались предупредить… Но пустоголовые просто прогнали нас, даже не выслушав. И ладно. Пусть и их сожрут… И не подавятся. Естественный отбор сработает и здесь, против зазнавшихся беспричинно надменных тупиц.

«Истина.»

«Правда. Я о том же.»

«Амелия. Неразумно с твоей стороны поддакивать вражине.»

«Моя вражина, не поверишь, вся в Кантине осталась… В остальных городах я никогда не встречала столько же недружелюбия. Эллена, сочувствую, дай мне свои призрачные пять.»

«Держи! Аэллиссс. Хлопни там одной рукой о другую…»

Северные меня поймут неправильно.

— … затем проходили через Омилл. — продолжал свой невероятный рассказ задыхающийся от быстрого шага, но заметно побледневший от воспоминаний йулльский. — Нас не просто выслушали, но и отвели к какой-то высокопоставленной женщине… Та нашла… лиманку, которая как могла переводила то, что мы говорили… Наш рассказ произвёл должное впечатление.

— Омилльские добры и мудры! — согласилась идущая рядом северянка. — Жаль, в изоляции от всех не было возможности общаться с этими достойными людьми… В общем, нас там снабдили едой и медикаментами. И даже предлагали выделить место для отдыха, но мы, сама понимаешь, поблагодарив, отказались…

— …чтобы бежать как можно дальше оттуда и от нашего любимого города. — печально добавила её соседка.

Йулльские вновь мрачно замолчали, с неосознанной синхронностью снижая свой высокий темп ходьбы.

«Повезло им вообще, что они там такие спортивные.» — заметила Сильви.

«Сперепугу ещё не так побежишь.» — резонно добавила Рути.

— Может, вообще всё это зря… — попытался внести оптимистическую нотку один из потрёпанной группы. — Мы должны сохранить нашу культуру.

— Но, если орда будет всё увеличиваться то, конечно, дело дойдёт и до Омилла, и, в итоге, Лима… — мрачно возразила одна из двенадцати. — И сохранять будет нечего, и не только нам. Мощь лиманок не поможет им против количества так же, как наше ведьмическое искусство не помогло нам самим…

— Оставаться и драться с этим тоже бесполезно. — урезонила обоих третья северная. — Ты видела — это была эонно большая толпа. Величиной с… наш огромный город.

— В котором до этого жило много славных людей… — согласилась её собеседница. — Помянем их по приходу в Лим.

— Теперь от этого количества… кажется, и на горе не спрятаться. — добавила одна из служивых.

— Нигде не спрятаться. — обречённо подтвердила вторая.

«Верно. Как мрачно.» — призадумалась над масштабом трагедии обычно жизнерадостная и оптимистичная Эсми.

«Ааа… Женщиной была Сандра? — предположила Ами. — Думаю, да. Значит… История известна моей Начальнице. Хм. А значит, Финиан тоже в курсе. Вот мне интересно, что они думают по этому поводу? И ещё интереснее, что собираются предпринять? Теперь точно-срочно надо в Омилл!»

«Нет. Пойдёмте с ними!» — жалостливо вскрикнула Эллена. — «Бедняги напуганы! Мы можем защитить их! Нас, северных… их и в самом деле осталось совсем мало!»

Я так понимаю, всё идёт с юга. А значит здесь им, пока что, ничего более не угрожает… Если только не оббежит Материк с другой стороны… Так же, как в своё время там оказались сами лиманские.»

«… И там их защитят лиманки!» — попыталась утешить Ами. — «Дотуда если и добежит, то лишь небольшая доля. Мощные лиманские ведьмы легко справятся. Если я правильно оцениваю вероятность и расстояния… то большая часть всё же ломанётся через… Кантин по тому же старому тракту. А мы… Мы гораздо лучше защитим их, если поймём, как противопоставить что-то этому… хотя бы, пока оно не дошло до Лима… Я надеюсь, ещё есть время. И идеи у моего омилльского начальства. Я пока в таком шоке от услышанного, что не вижу вариантов.»

Ами права. Возможно, кое-что ещё сделать. Пока это не поднялось на верхний Материк. Если этого всего и правда много… то я серьёзно беспокоюсь за эллогос. Нам всем нужно быстро отыскать своих.

Принявшее решение Аэллисс полезло в поясную сумку, извлекая оттуда несколько ценных семян и каменьев.

— Вот. — обратилось оно к пострадавшим, протягивая ценности. — Возьмите это. Обменяете на еду и прочие нужные вещи.

Группа приостановилась, устало и благодарно заулыбались. Служивая лекарка с радостью забрала у полульюс предложенное,

— Спасибо тебе огромное! — одобрительно тряхнула головой она. — Мы так и не поняли, откуда ты сама. Случайно… не из Омилла?

Северные с интересом уставились на неожиданную попутчицу.

— Можно сказать и так… — ответила за всех Ами через Аэллисс. — Я бродяжка. Мотаюсь между городами… Весь Материк — мой дом.

— Звучит красиво… — вздохнул один из йулльских. — И наш теперь, похоже, тоже…

— Всегда хотела посмотреть Материк! — вздохнула йуллька, выглядящая старше остальных. — Не думала, что моя странная мечта сбудется вот так…

— Ну… — утешительно улыбнулась через Аэллисс Ами, продолжая беседу. — Постарайтесь именно так воспользоваться… малыми преимуществами этих жутких обстоятельств… А я буду нести ваши слова по Материку, тормошить всех… и никому не дам успокоиться, пока мы не справимся с этоим или оно не покончит с нами!

Северные тихонько выдохнули.

— Это всё, о чём мы могли бы попросить. — благодарно кивнула йулльская храмовница.

— Меня это успокаивает. — решительно согласилась одна из йуллек.

— Меня тоже. — согласно кивнула вторая.

— Удачи тебе! — пожелал северный.

— И вам счастливо. — сделало прощальный йулльский жест от Эллены Аэллисс.

Группа распрощалась с Аэллисс и они с некоторым сожалением расстались. И понеслись в разные стороны. Полульюс, в сторону Омилла, устало, но быстрее, чем шло до этого. Йулльские туда, откуда шло Аэллисс — в сторону Зета.

«Я должна обсудить это с Финианом и со своими! Что там с нашими эллогос?! Йулль-то прям совсем же близко!» — затораторила полная впечатлений Ами. — «Мы чуть не пропустили самое страшное! Жуть… но если происходит такое, то Начальник не заметит, что я проокалачивалась по Материку так долго, ничего не делая для расследования…»

С кем и надо поговорить — так это определённо с эллогос. Что они знают? Как они отбились от этой напасти?

«Легко, наверное, отбились. Это же эльфы. Бессмертные и могущественные.»

Так-то оно так… Но всё ещё уязвимые. На любое мощное существо всегда найдётся что-то помощнее… Нужно, если мы сеймомент не наткнёмся ни на кого в лесу, найти в Омилле Эво. Вопрос, как минимум, любопытный.

«Ага… Вообще интересно, что происходит на Материке! Мы пока с вами бродили по дальним землям и своим делам — сами стали как мини-Йулль. Изолировались. Не связывались ни с кем. Увлеклись. Пришло время и нам нарушить это. Не так эффектно, но всё же.»

Странно, что наши не дежурят около Лима. Уже можно было что-то заподозрить.

«Странно. Можно было.»

Эллена мрачно шокированно молчала.

Ладно. Время отвлечься.

«Эллена. Напомни. А почему Йулль вообще отгородился? Я помню, что Ами уже спрашивало, но лично я, выслушав, так до конца и не поняло причины.» — попыталась отвлечь и пополнить свои знания Эсми.

«Да потому что мы их и сами не до конца понимали…» — хмуро ответила йуллька. — «Была какая-то… шелуха о защите от агрессивных эльф… и что-то такое… И про недопустимость кражи ловкими, но бестолковыми в целом кантинскими наших продвинутых йулльских технологий… Всё это звучало странно и надумано, но влияние Бенефактората так высоко, что мы особо и ни в чём не сомневались… Не задумывались, что, зачем… Просто пожимали плечами и делали. Им же лучше знать. Их руководство до этого нас не подводило. Даже наоборот — именно благодаря ему жилось всем хорошо. Все ещё помнили голод и спасшему от него и возвысившему город Бенефакторату доверяли как себе. Про агрессивных эльф, конечно, чистая ерунда… Всем это было ясно. Ну, поржали и забыли… А вот про кантинских всем показалось более правдоподобным. Потому и не спорили… Просто поворчали и смирились. Кому идея не нравилась — те были вольны уйти сразу.»

«Да очень нам нужны ваши глупые потуги заменить нормальные умения какими-то ведьмическими штучками. Вся эта искусственность обречена на провал и вымирание. Мы естественно приспособлены к выживанию.» — вклинилась Рути.

«Насчёт приспособленности я бы поспорила…» — осадила Эллена. — «Ну, так вот, указ есть указ… Всё равно к тому времени город особо ни с кем не общался… С эльфами наши почти не контачили — нам, как и всем хорошим соседствующим, было взаимно всё равно одним на других. С кантинскими — понятно… Провозить через них по единственному тракту что-то было проблематично, потому как они мстительно постоянно чинили всяческие препятствия. Омилл, Зет и Прайм далеко. Да и с эльфийскими технологиями город быстро вышел на самообеспечение и устойчивое развитие и вовсе перестал нуждаться в любом обмене. Сохранялись лишь редкие контакты с Лимом. Периодически оттуда приходили люди с любопытными вещами и информацией о жизни на Материке… Впрочем, тоже скудной, лиманки также жили уединённо и контакты их с внешним миром были столь же редки… И Лим от Йулля ещё дальше, чем Прайм и Омилл.»

«…И жили вот так и жили, пока не… Контрабанда, беспрепятственно и тихо проходившая в Йулль через Кантин.» — подключилась Амелия, припоминая происшедшее и найденное за время расследования. — «Летучка, пересекающая Пустоши и двигающаяся по направлению к Йуллю. Амнезийное вещество, использованное при нападении на участок. Хтоническая архаичная угроза — морок. И прочие невероятно жуткие события… Совпадения? Не думаю… Что-то началось ещё до вот этого всего. Что-то… готовилось к этому? К тому, что разнесёт этот ваш… Бенефакторат. Как частично разнесло, задушило и лишило памяти наш омилльский Участок. И как в это вписываются внезапно возникшие кусачие? Чем целый город помешал… кому-то? Я подозревала, что в Йулле что-то странное. Но не настолько… Кофе этих событий заваривается невероятно густой. Что, унеси болотники, вообще происходит?! У кого есть версии? Давайте, выдвигайте. Я прям-таки требую.»

Позже. Прости. У меня сеймомент голова лопнет. Всё это в ней просто не помещается. Или вас всех придётся «высадить».

«Эй! Тебе без нас это не решить! Потому что ты беззаботно убежишь куда-нибудь в лес плясать под тенями деревьев. И решать не станешь.» — продолжила дискуссию Ами.

Идея мне нравится… Кто говорит, что это вообще может быть решено… Всё имеет свои причины.

«…а все — свои мотивы! И что-то подсказывает мне, что это всё неестественного происхождения. Но не подсказывает эти самые причины.»

Может, и хорошо, что не подсказывает… Вдруг ты прониклось бы и решило бы делать то же самое…

«Да ладно!»

Но придумали всё это тоже валло.

«Ну да… Наверное.»

Ладно. Дальше будет видно… Что увидим. А пока — терпение. Всему своё время и место и всё по воле Вселенной… И мне нужен отдых.

«Главное, чтобы не было слишком поздно! Чтобы, грызя корешки, меланхолично не наблюдать конец более-менее разумной жизни на Материке… Мне сеймомент вот что более всего интересно… что по этому поводу думает Кайл?»

XVI. Ход людей. Герой Кайл

Кайл резко открыл глаза.

Дежавю? Это уже было. Или… ему просто снова какая-то дикость снится?

Что-то большое. Тёмно-светлое. Твёрдое. А…

Это… Поверхность стола под щекой, угол таблички недожжённого отчёта перед носом… Крики на улице… Всё это здесь и где-то так далеко одновременно… И всё это точно уже было когда-то… Вчера? В прошлой жизни? Какая разница…

…Было и ладно. По исчезнувшей контрастной тёмно-светлой картине и образовавшейся вместо неё комфортной темноте перед глазами можно было бы сказать, что глаза сами вновь закрылись. Но вымотанному осдшнику было не до анализа.

И правильно. Что ему нужно — так это отдых. А все мысли Кайл додумает позже. И сеймомент… Спать-спать-спать. Спать долго, спать хорошо…

Блаженная тьма мягко поглотила всё.

…Кайл. Крики. На улице.

…Вот это по меньшей мере некстати.

Этот праймец устал. У него в ушах звенит. Крики… наверняка тоже галлюцинация. От усталости.

А если нет?

Ты же не отвяжешься, да?..

Агентъ с трудом поднял со стола тяжёлую голову.

Придётся разбираться с этой вредной реальностью. Быстро. И снова спать…

Так… Что происходит? Где он? Это не его ом… Это не их временный с Ирвином ом…

Он огляделся. Мир обычного существования стал потихоньку возвращаться…

Ага. Это — временное пристанище Сандры и её команды. В Кантине. То, что вокруг — комната самой Начальницы Храмов, которую она уступила ему на время, пока их с Ирвином жилище занято… Северянкой. Живой и пока что не превратившейся в пожираку… Уже хорошо. И интересно.

Вчера… он сел за своё традиционно «расслабляющее», а точнее, тупо забивающее тревоги занятие — за написание отчёта о произошедшем в ОСД. Полагая, что всё равно не сможет уснуть от нервного перенапряжения.

Ошибочка вышла… Уснул он крепко и хорошо.

А теперь… нужно как-то избавиться от не желающей отступать дрёмы… Или же… Обратно спать?

Даааа. Это было бы более чем хорошо и своевременно… Спать.

«Я просто напоминаю. Крики. На улице.»

И гнусы с ними… Что?! Ох! Правда же!

Это не дежавю… И уже недобрая традиция. Как и… Крики? На улице?! И шум… Ужас.

— Кайл! Просыпайся! — в комнату влетела запыхавшаяся Сандра. — Бегом на улицу, я уже всех на ноги подняла! Там определённо творится что-то неладное… Слышишь?!

— Ещё бы!

Агентъ проворно вскочил, стряхивая остатки сна и вызванное ими оцепенение, и всклокоченные вояки уже стояли снаружи их временного обиталища.

— …Тут может вообще когда-нибудь что-то «ладное» твориться? — проворчал на ходу праймец.

— Может… Когда-нибудь. Позже. Наверное. — хмуро невпопад заметила на бегу тоже сонная храмовница. — Но… не сеймомент и не сейсвет. Иначе нас здесь бы уже не было.

— Понимаю. — выдохнул Кайл, недоумённо притормаживая перед стойкой. — А где те инструменты, которыми мы орудовали… недавно?

— Они уже разобраны моими. — Сандра махнула рукой в сторону уже встревоженно выжидающе перетаптывающейся в ожидании приказа части своей бригады.

— Ага… Тем лучше… Тут не все. У нас так мало орудий?

— Да. Но тут почти все. Мы потеряли Кими. — отозвалась Сандра. — В неравной битве с местным элем. Надеюсь, обошлось без амнезии.

Служаки синхронно усмехнулись, вспомнив, как шустрые кантинские порядочные ловко закрыли амнезийное дело в своём городе, избрав первый попавшийся более-менее подходящий для того повод.

— На Вайоми лучше не смотреть! — спохватившись, делая группе знак бежать в указанном ею направлении, продолжила Сандра. — Выглядит она сама немногим лучше пожираки.

— Спа… сибо… — прошипела иссиня-бледная ведьма, страдающая от похмелья и недосыпа.

Кайл, всё ещё тщетно пытающийся включиться в происходящее и начать соображать, тупо последовал за подчинившейся приказу командой Главной Храмовницы.

— Сокровище… — на бегу обеспокоенно улыбнулась та, обращаясь к Вайоми. — Может, продолжишь отдыхать? Народу для обороны города в достатке… Будешь ведьмовать позже, среди вояк второй смены. Ты сеймомент явно не в форме.

Подчинённая решительно мотнула головой и явно пожалела об этом, чуть не свалившись. На лицу её отобразилось страдальческое выражение. Бежать в таком состоянии было и так сложно. И подступившая тошнота не упрощала задачи.

— Никто не заставлял нас… с Кими и Хелаку… методично уничтожать все запасы эля в округе… — упрямо процедила она сквозь зубы, борясь со своим состоянием. — У нас есть… служебный долг.

— Ну, а я-то была поскромнее. — озорно хихикнула Хелаку. — У меня поводов для забытья… было поменьше.

— Было. — мрачным эхом повторил её «прогноз» Дейвин.

— Я метнусь порезвее! — нетерпеливо перебила всех известная своей способностью беспроблемного послезакатного бодрствования Лейви, решительно перехватывая оружие.

— Осторожней там! — кивнула ей уже вслед Сандра. — Не лезь на рожон! Помещений для пожирак ещё нет! И нам нужно домой. И тебе ещё с Иржи дежурить…

Но служивая уже неслась к месту, источнику шума и воплей. Не слыша напутствий начальницы.

Остальные с сомнением посмотрели ей вслед и вопросительно перевели взгляды на Сандру.

— Нет. — отвечая на незаданные вопросы, отрицательно мотнула головой Главная. — Эта раскидает всех… фронтовой атакой и голыми руками… Никому из вас… кроме Дейвина, я следовать её примеру не советую… Напоминаю, выживших после укуса… ноль! А нелепо погибшие геройствующие быстро забываются… Мы зайдём с фланга.

— Я всё же пойду с ней. — неуверенно отделилась от группы целительница Хелаку. — Вдруг понадобится небоевая помощь.

— Будь осторожна. — чуть подумав, согласно кивнула Сандра. — Держись подальше от атакующих. Твоя помощь нужнее будет уже после…

Сбив дыхание, старшая храмовница взяла невольную паузу, с тревогой глядя в след второй удаляющейся подчинённой.

— Жаль, инструментов хватило не на всех… — посетовала она. — Но Вайоми, Халиан и Ирвин, как несиловая часть, в них, в общем-то, не нуждаются… Ирвин…

Сандра вновь взяла паузу на восстановление дыхания.

— …Ирвин! Что ты делал при прошлом нападении? — прочитав её мысли, отрывисто спросил ассистента также запыхавшийся Кайл.

— Да… преимущественно… уворачивался… — смущенно выдохнул тот.

Лаборант тоже явно жалел сеймомент о том, что пренебрегал пробежками, предпочитая проводить время за книгами и исследованиями.

— Там… сложно… ещё что-то… — с трудом закончил он фразу.

— Всем… несиловым понятно?! — назидательно гаркнула Сандра, делая суровое лицо, и на указывая в сторону неестественно для этого времени света оживлённого переулка. — Уворачиваться! В гущу не лезть… Кого укусят — те в Храмах служить больше не будут… Я осерчаю нешуточно — в Омилле мне нужны все… Ясно?! А теперь… В атаку!

…Лейви уже была здесь и не теряла времени даром. Вояка уже швыряла что-то… или кого-то в кучу окруживших её…

Кайл незамедлительно бросился на помощь, боковым зрением попутно отмечая, как бросились врассыпную остальные служивые, быстро включаясь в баталию.

Пожирак было гораздо меньше, чем в прошлый раз. Бой продолжался недолго. Да и когда вокруг находится команда профессиональных вояк, следить за происходящим и справляться с ситуацией уже не так сложно. Оставив свой контроль, праймский вояка больше следил за указаниями Сандры, полной сил и адреналиновой энергии. Омилльки, способной на действия, которую ещё не постигли здесь депрессия и выгорание…

Удар. Отскок. Крик «справа». Упавшая пожирака, перехваченная Дейвом по пути к нему…

Нагрузка была распределена на команду. Дело идёт легче в окружении команды сработавшихся профессиональных вояк. Это ощутимо придаваёт всем уверенности. Вплоть до того, что даже тяжёлый инструмент кажется легче. Как и волевой голос Сандры, присутствие омилльских явно действует ободряюще на всех. Помогая не поддаться панике, сосредоточиться и не перебить одни других в этом внезапном ночном ужасе.

…Кровь. Ещё шевелящиеся тела, перекошенные от ужаса и ярости лица, выхватываемые его ведьмическим светом и огнями вояк кантинского ополчения…

Оставив в стороне мысли, Кайл носился по полю боя, стараясь помочь всем, до кого мог добежать, но по большей части добивая смертельно раненых, но всё ещё живых северных. Неизвестно, сколько времени на самом деле продлился мини-кошмар, и что чувствовали при этом все остальные, но для впавшего во внутреннее онемение и ставшего на какое-то время лишь приложением к инструменту Кайла всё закончилось довольно быстро.

Повертев головой и убедившись, что больше нападающих нет, агентъ аккуратно поставил на землю окровавленное орудие, прислонив к увитому зеленью забору, и, вытерев руки об уже не расстраивающую его забрызганную драпировку, сел на землю отдышаться. И уставиться в одну точку по своему недавно приобретённому обыкновению.

Сейсвет его даже не вырубило. И хотя голова его давно не соображала, отказавшись участвовать во всём этом, адреналин держал его в этой реальности в довольно таки бодром, учитывая обстоятельства, состоянии… Однако, переодеться всё же не мешало бы. Вопрос с запасом чистой одежды вообще в последнее время становился довольно-таки острым. Неудивительно. И было отчего ей пачкаться. Столько было ужасов вокруг.

Агентъ невольно усмехнулся собственной мрачной полу-шутке. Что-то на расплывшемся в единое пятно заднем фоне двигалось. В… немалом количестве… Вторая волна?! Он так и знал…

Быстро сконцентрировав зрение и рефлекторно подсветив ярче окружающее пространство, праймец с облегчением заметил, что толпой были поднятые по тревоге лекарские службы Кантина. Наконец-то некоторое подобие адекватно ситуации серьёзной организованности… Приятно видеть.

Люди с листами писчей ткани на лицах и в лекарских перчатках осматривали раненых. Остальные добивали и осторожно складывали с краю улицы трупы северных. Молча, чётко, слаженно. Но с неизменным выражением разгневанного презрения на лицах. Это Кайлово нутро болезненно сжималось от сожаления с каждым ударом и хрустом плоти. А эти… знают, что делают. Они защищают родину.

И до чего дошёл их прогресс в организации средств спасения собственного города? Сможет ли Кантин уже справиться сам? Может у них и новые места для размещения инфицированных уже есть? И не всё здесь ныне завязано на него и Сандру? Ну, хочется верить, что это так… И Кантин после их ухода не рухнет. И не будет слопан сразу же.

А они смогут сосредоточиться на не менее, а то и более важном. Обезопасив Омилл, задействовать мощности лабораторий их тайного Альянса, для поиска средства нейтрализации самой этой жуткой смертельной болезни. Дрожь пробирает до костей при мысли, откуда могла взяться эта вещь неестественного происхождения. И сколько их ещё может быть припасено для казавшейся такой неизменно стабильно существующей жизни на Материке. И сколько эта жизнь такими темпами ещё просуществует?..

…что-то в происходящем выглядело настораживающе… И это были не только мрачные кайловы мысли. Но… что ещё?..

…Хромающая через площадь Лейви. Например. Чуть приволакивающая уже кем-то перебинтованную ногу. Что стряслось? Неужели?.. Нет…

…нет. Уронила оружие на ногу. Ударилась. Споткнулась.

Не глупи. Ты знаешь что это. Нам остаётся лишь… пойти убедиться.

Кайл встревоженно подскочил, быстро направляясь в ту же сторону, что и служивая. Они подошли к Сандре практически одновременно. Та сидела на земле, устало опустив голову, а её орудие, с засыхающими разводами и потёками крови, стояло в опасной близости к храмовнице. Праймец осторожно переставил инструмент.

— Лейви, что случилось?.. — начал он разговор первым, уже зная ответ.

— Придётся… и меня убивать, вот что случилось… — с наигранной бравадой, но дрогнувшим голосом пыталась пошутить сильно растерянная вояка. — По крайней мере, можете попробовать…

— Перегрызём друг другу глотки, Лейви. — глухо и хмуро ответила ей Сандра, поднимая голову.

Всё это время старшая храмовница смотрела на свою прокушенную руку, которую в этот момент мрачно и решительно продемонстрировала сослуживице. Та выдохнула, не то от охватившей её печали, не то от облегчения, что она не одна. И осела рядом с начальницей, выпрямляя раненую ногу.

— Я… пережила столько всего ушлёпского!.. — злобно фыркнула ночная дежурная. — Чтобы вот так!.. Всё закончилось. Тупизм!..

— Ирвин. Помоги, пожалуйста, Сандре, пока она не умерла от кровопотери и заражения… — в тумане онемения бездумно попросил Кайл столь же безвольно и оторопело наблюдавшего за происходящим ассистента.

— …это будет не худший вариант, между прочим. — отмахнулась та. — И… я уже заражена, полагаю. Осторожнее…

Кайл понуро опустился рядом на землю близ укушенных. Ему не хотелось ни вновь раскисать, ни верить в происходящее. Можно было потянуть время, задав кучу глупых вопросов. Но ясно, что это бессмысленно. Как и всё, что они делают. Их всех ожидает лишь смерть…

Вместо спасительного безразличия агента внезапно поглотил бессильный защитный гнев.

— Ты… болотница! — процедил сквозь зубы он. — Сама же говорила, так нельзя — ни лабораторий, ни мест размещения нет…

— Так получилось. — в недоумении глядя на внезапно вышедшего из себя коллегу тревожно взглянула на него Сандра.

— Я… очень зол. — спохватился тот. — Потому что… не знаю, что делать. Я опять не знаю…

Он в отчаянии охватил голову, закрывая ото всего этого глаза и уши.

Нет… нет… нет. Мир опять рушился, только начав отстраиваться заново.

Всё бессмысленно… Зачем. Зачем тогда его отстраивать… Зачем пытаться? Всё равно. Они все умрут. Одни за другими. Все.

Праймец даже не заметил, как рядом появилась Хелаку, начав осторожно возиться с раной Сандры.

— И всё же надо с этим что-то делать… — поморщившись от наложенного антисептика, прервала размышления укушенная старшая омиллька. — Я видела, к чему это приводит… Не хочу превратиться… в это. Понимаешь?

Её голос, и без того звучащий глухо, доносился словно бы сквозь толщу воды, заглушаемый стуком крови в ушах… Что?

Агентъ отнял руки от ушей и открыл глаза. Он недоумённо перевёл взгляд на храмовницу, пытаясь понять, чего Сандра хочет от него.

Делать ЧТО? Что тут сделаешь? Её же уже укусили… и это неизлечимо. Средство пока не найдено. И неизвестно, будет ли найдено вообще… Пока есть только один известный им способ остановить заболевание… Стоп. Она же не про это? Нет.

— …Нет. Не хочу понимать… — отчаянно покачал головой агентъ. — Ты же не предлагаешь… тебя убить?…

Слова гулко прозвучали откуда-то со стороны. Потому как внутри него самого всё оцепенело настолько, что он поклялся бы, что сеймомент не может произнести ни слова.

— Вообще-то именно это я и предлагаю. Но тебе это делать не нужно, — продолжила Сандра, судорожно сглотнув. — Попросим кантинских. Те, чьих родных мы убили, смогут, полагаю, оказать мне ответную услугу.

— Нет. — ещё раз мотнул головой Кайл.

— Болотное гниение… Ты видел, чем это заканчивается! — в свою очередь сорвалась на злобное шипение Сандра. — Средства от этого… нет! Я не хочу стать… Этим!.. Ой, ладно…

Хелаку молча отдала укушенной омилльке её обработанную и перебинтованную руку, и, критически оглядев начальницу, не найдя других ран, принялась озираться в поисках прочих нуждающихся в её помощи.

Старшая служака поспешно наложила поверх травмы ладонь, запуская энергию усиления регенерации. Незачем терпеть пощипывание и жжение долго заживающей раны в любом случае. Даже если она смертельная.

— Всё равно рано или поздно это сделать придётся… — немного успокоившись и стараясь придать твёрдость своему дрожащему голосу, произнесла Сандра, осторожно поднимаясь. — А пока у меня есть время… Нужно проверить, как пережили нападение остальные. И составить для всех план, что делать дальше.

Практически не слышащий её вновь впавший в кататонию шокированный происходящим праймец, уставившись куда-то в тёмную даль, словно пытаясь там разглядеть подсказку, какой-то просвет и надежду на улучшение ситуации в будущем, не мог сеймомент сфокусироваться на делах и вообще ни на чём конкретном. Часть его сознания блуждала где-то неподалёку, а вторая регистрировала движущиеся к ним неясные тени.

Галлюцинации? Видения иного мира? Или тени людей?..

Странные тени. Вон, ещё одна. Вон там, темнее и дальше остальных, на фоне леса. В ней есть что-то странное и тревожное. Видишь?

Осдшник, неосознанно повинуясь инстинкту и старой выучке, автоматически перевёл взгляд и сфокусировал внимание на необычном объект.

Определённо он выгляел как галлюцинация. За чертой города на фоне леса в кромешной темноте зловеще подсвеченная лучами последнего светила явственно виднелась практически сливающаяся с фоном неподвижная тёмная фигура. Рассмотреть её в слабом освещении и на таком расстоянии едва ли было возможным. Как он её вообще отсюда увидел?..

Определённо, галлюцинация. На фоне хронической усталости и стресса. Реальная и нереальная, как этот звон в ушах.

Смотреть на неё и нагонять внутрь ещё больше жути не хотелось. Тащиться в ночь к лесу проверять не было сил…

И сеймомент есть бОльшие проблемы, требующие срочного решения…

Ещё тень?! Так близко?!

Агентъ практически подпрыгнул, вздрогнув.

Ффффуххх… Сандра. Вернулась с осмотра поля боя. Сколько времени прошло, пока он сидел в забытье?.. Какая уже разница…

— Мы найдём выход. — механически слабо произнёс Кайл, пытаясь приободрить то ли себя, то ли Сандру и в такой же ошеломлённой неподвижности сидевшую рядом Лейви.

— Оптимист… Хорошо! Правильно… Не время раскисать. Мне надо отдать… последние распоряжения. Написать отчёт и… завещание. В самом деле… Как… глупо! — злобно выдохнула старшая храмовница, в бессильной ярости опуская руки. — Я же знаю, что я конторский грибок, а не вояка, как ты или Лейви!.. Зачем было лезть на рожон?! Теперь мой собственный город останется без моей помощи! Поглоти болото всё вокруг и унеси оно всё гнусы…

Кайл перевёл взгляд на дрожжащую от гнева храмовницу, выглядевшую теперь мрачно обессиленной. Он понимал, что та, так же как и он сам, в трудный момент из последних сил пытается отвлечь себя разговором и активными действиями.

— Да я вояка хоть куда!.. — возразила Лейви. — Но это и мне не сильно помогло.

Вокруг них уже понуро собиралась сандрина команда, узнавшая безрадостные новости.

Кайл невольно вновь перевёл взгляд в сторону леса. Жуткая фигура исчезла. Определённо, галлюцинация. Что ж. Ожидаемо.

— Вайоми ранена. — прервал общее мрачное молчание Дейвин.

— Укушена. — безнадёжным голосом уточнила Сандра.

— Да. — тихое подтверждение принадлежало уже самой Вайоми.

— Добро пожаловать в нашу веселую компанию! — нервно хохотнула Лейви, сделав почти истерически широкий жест.

— И ты? — у Дейва явно перехватило дыхание от обилия неприятных вестей.

— Ага! Ступила… Не добила как следует. — пояснила та, досадливо указывая на свою перебинтованную ногу. — Эта кошмара вцепилась мне в ляжку! Чуть кусок не выдрала…

— Вообще-то, выдрала, Лейви. — спокойно поправила подругу лекарка, осматривающая коллегу Вайоми. — Позже почувствуешь. Как адреналичик спадёт.

— Ох, спасибо, Хелаку, подруженька… обнадёжила! — горестно отмахнулась та.

Хелаку неопределённо пожала плечами.

— Вайоми, сядь, пожалуйста. — попросила она, брызнув на рану онемляющего сока и осторожно принимаясь вытирать кровь и удалять повреждённую ткань. — Халлиан, что там у нас в поле? Много ещё работы? Я устала, как упыриха…

— Наших раненых больше нет. — быстро ответил служивый. — Итак предостаточно, на мой взгляд.

— Тогда никому не расходиться до окончания осмотра. — строго приказала Сандра. — Посчитаем наши потери.

— Ааа… Что мы теперь будем делать дальше? — так же тихо, безжизненным голосом сохраняя равнодушное лицо осведомилась Вайоми, у которой явно не было душевных сил сеймомент даже морщиться от боли, словно бы Хелаку использовала обезболивающий сок не по назначению, напоив им сослуживицу.

— Определим и изолируем всех укушенных, как и сказала Сандра. — стряхивая оцепенение, заявил Кайл.

Время действовать. Терять уже нечего, всё, чего он боялся, уже случилось. Ему нельзя впадать в бессильную апатию. Слишком много их людей уже это делает. Нельзя наращивать критическую массу, иначе результат будет драматическим. Они точно проиграют. Не затем они прошли такой долгий путь, чтобы сеймомент вот так взять, и сдаться. Как северянка. Правильно сказала эта славная пожилая ведьма. «Не за тем я пришла сюда, чтобы умереть»… Подожди-ка. Северянка…

— Толку-то от этой изоляции, Кайл. — устало выдохнула Сандра. — Никуда я не иду. Я не хочу стать этим… Не хочу, чтобы кто-то видели меня такой… Покончим с этим здесь. Лейви…

Старшая решительно схватила с коричневыми потёками орудие, липкая кровь на котором уже подсохла и свернулась, и протянула то сослуживице.

— Давай, Лейви. Быстро. Ты можешь.

Подожди! Северянка!

— Нет! — сделал останавливающий жест агентъ. — У нас есть северянка, помнишь?! Которая явно была укушена — у неё были кровь и раны на руках и шее… Но она, как мы с тобой недавно убедились, ещё живая! Если она проснётся и не трансформируется, то и ты переживёшь это. У нас ведь нет ещё достоверных результатов. На омилльских опыты не проводились. Наблюдения не велись. Как и на ведьмах в целом. Возможно, вы станете источником надежды для всех, а ваша плазма — основой для сыворотки… Для антидота. Потерпи. Возможно, ты спасёшься сама. И спасёшь других.

— Кайл! Я понимаю твой энтузиазм. Но мы не северные. Да и посмотри на них. Они тоже трансформировались в это. — покачала головой Сандра. — А здесь? Ирвин сказал — все. Все — это все.

— Повторюсь! Все кантинские. — упрямо уточнил Кайл. — Плюс сеймомент данные по болезни очень скудны и однобоки.

— Х… хорошо. — махнув рукой, устало сдалась Глава Храмов. — Но… но обещай, что я буду убита… если не будет… совсем никакой надежды…

Голос её стал безжизненным, а в глазах выступили сдерживаемые слёзы. Похоже, бравая вояка отходила от шока и постепенно начинала полностью понимать произошедшее… и его последствия. Но, как примеру для других укушенных подчинённых, раскисать ей было нельзя.

— И мне обещай. — послышался с земли глухой голос Лейви.

— Обещаю сделать всё, что в моих силах, чтобы вас вытянуть! — облегчённо уклончиво пообещал осдшник. — Найдём для начала вам место для изоляции… Ваш нынешний дом не…

— Нет… — сделала останавливающий жест старшая храмовница. — Будешь смеяться, но место мы, кажется… недавно для себя сами расчистили.

Все мрачно хмыкнули.

— Точно! — хлопнул себя по лбу агентъ. — Я бы и в самом деле посмеялся… но мне сеймомент ни разу не до смеха. Надеюсь, кантинские унесли трупы и продезинфицировали помещение. Хм…

— Надеюсь. Надо подумать, что мне там нужно, помимо письменных табличек. — задумчиво принялась за новую организацию и планирование Сандра. — Нужно отправить множество донесений и указаний… В Омилл… В Прайм. Займусь! Мне некогда сидеть без дела.

— Вот это уже настрой и подход! — одобрил праймец.

Это Сандра и её сценарий обычной ментальной защиты. Эонно в делах. Всё всегда некогда. Некогда агонизировать, некогда умирать.

Кайл огляделся. Кантинские отлично справлялись с уборкой места разыгравшейся трагедии, они сами тут помогли, чем смогли и даже больше… Пора было выдвигаться в сторону Храмов, решать свои проблемы.

Все сидевшие встали и вояки, бережливо прихватив свои всё ещё ценные орудия, отправились к тюрьмам кантинского Управления Порядком. Хромающая Лейви безбоязненно опиралась на свой окровавленный инструмент, потирая глаза и в остальном игнорируя все предосторожности. Уже нечего бояться. Сандра, бессознательно поглаживая укушенную руку, целеустремлённо топала среди всех, явно желая поскорее взяться за запланированное. Вайоми с вернувшимся вдобавок ко всем прочим горестям похмелью, печально плелась, опираясь на галантно подставленную ей Дейвом руку…

Кайл невольно умилённо улыбнулся. Это были его омилльские. Прекрасные и смелые, остающиеся такими в любой, даже самой сложной ситуации.

Дойдя до места, служивые с неудовольствием обнаружили, что помещения тюрем оказались всё ещё неприбранными. Рано Кайл принялся восхищаться организаторскими способностями местных властей. Но сил на проявление недовольства уже не было… Как и смысла. Надо было решать проблему. Добровольно вызвавшиеся Ирвин и Дейв быстро сбегали в лекарню за тряпками и сумками с антисептиком.

И все слаженно, упорно, хоть и из последних сил принялись за уборку, вооружившись тряпками и принесёнными емкостями с растворённым реагентом, стараясь не обращать внимания на ужасный затхлый гнилостный запах, более подходящий для мертвецкой. Кому-то пришлось спешно выбежать и вернуться лишь после того, как химические запахи подзабили эти «естественные». Опытные медицинские служаки, с мрачной решительностью надев свои рабочие маски, в которые были завёрнуты резко пахнущие травы, прежде всех принялись за работу. Позже присоединились и остальные.

Перед этим Сандре и Кайлу пришлось попрепираться с дежурными и Начальником Управления, прежде чем удалось убедить порядочных в том, что именно им, а не кантинским укушенным, в первую очередь нужны сеймомент эти клетки. В которые вообще не предполагалось более помещать укушенных, вернув тюрьме Управления её оригинальное предназначение. О чём они сами же, в общем-то, предварительно договорились с начальством Управления и Старостой города.

Ну… обстоятельства внезапно и драматически изменились. И их мнение и планы вслед за этим. Пришлось напомнить порядочным, что их люди пострадали в битве за Кантин. Что их команда всё ещё помогает кантинским справиться с настигшей тех бедой. И эти новые «подопытные» — их общий шанс получить свежие данные, что помогут в будущем всем остальным. Так, получив подвал в обмен на обещание «прибраться и долго не занимать», омилльские и праймские принялись за дело.

Где-то на середине между переговорами и дезинфекцией помещения у Сандры закончилось терпение, и она послала Хелаку за глиняными табличками для отчётов. Через какое-то время она уже сосредоточенно выжигала, ни на что не отвлекаясь. У неё, скорее всего, было максимум три света на завершение своих дел и некогда уделять внимание волоките, как можно было делать это раньше. Лейви, на которую к этому времени уже подействовало сильное обезболивающее, тоже времени не теряла, и уже спала, сидя на скамейке. Вайоми же смотрела в точку, чуть раскачиваясь.

Кайл прекрасно понимал их состояние и торопился создать в этом хаосе какую-то опору и определённость. Даже если ею для начала будут просто обитаемые клетки. Все старались, так как им хотелось сделать хоть что-то для своих укушенных. Они рады были отвлечься и цеплялись за любую слабую надежду хоть как-то улучшить практически безнадёжную ситуацию. Омилльские не хотели иной начальницы и сослуживиц, а Кайл не мог пожелать лучших близких, чем они.

Через какое-то время помещение было очищено и проветрено, насколько это было возможно, трое укушенных уже были устроены насколько это возможно было комфортно в своих новых омах — клетках, продолжив начатое до этого — Лейви вновь уснула уже на лежаке, быстренько застеленном командой принесенными из дома вещами, Вайоми села на свою импровизированную кровать и всё так же уставилась в точку, полунеосознанно инстинктивнопоглаживая повреждённое плечо, направляя в то исцеляющую энергию, Сандра продолжала выжигать одну табличку за другой.

Ирвин вызвался остаться подежурить. Насколько понимал Кайл, смертельно усталым не меньше остальных лаборантом двигал, помимо сочувствия, так же и ничем не убиваемый исследовательский интерес. Это ведь были первые укушенные не кантинские.

Остальные, устало попрощавшись с Сандрой, поплелись в направлении их временного ома. Сам агентъ решительно отправился на выход к их единственной на данный момент надежде — северянке.

— Кайл! — окликнула его Сандра.

Это было первое, что она произнесла с того времени, как они спустились в подвалы Управления Порядком. Праймец резко обернулся.

— Попроси кого-нибудь принести мне поесть! — попросила храмовница. — Жрать охота гнусяцки!

— И мне… — отозвалась Вайоми, выходя из «транса». — Может, у меня хоть похмелье окончательно пройдёт… Хотя я, честно говоря, с перепугу почти про него забыла.

— Хорошо. — спешно кивнул осдшник, невольно переведя взгляд на ассистента.

Помешанный на своём деле Ирвин в это время сделал пометку в своих лабораторных записях. Его исследование продолжалось, отодвигая в сторону все страхи и сомнения и принося с собой дополнительные силы и азарт.

Горящие глаза и концентрированное внимание. Он как будто не устал вовсе. Это Ирвин. Работа всегда захватывала его с головой и, прекращая работать, он просто падал от усталости.

Кайл с усмешкой покачал головой и вышел из помещения. Старшим агнетом владела своя идея и у него были свои способы справляться с тяжёлыми ситуациями. Как и у Сандры, одним из них было деятельное упрямство. Не зря они занимали высокие должности в своих организациях. Их способности действовать при любых обстоятельствах были тому первейшей причиной.

Да, Кайл потерял Ингу и чувствовал полное своё бессилие и невозможность как-то исправить эту ситуацию… Но за Сандру с Лейви и Вайоми он ещё поборется.

Потому, решительным шагом, со вторым приливом сил, он деловито направился к своему бывшему временному ому. Надо было сообщить Иржи последние новости. И попробовать разбудить северянку, чтобы иметь точные сведения об её нынешнем состоянии. Она их последняя надежда. Если эта надежда, конечно… уже не трансформировалась.

Нет.. Об этом Кайлу и думать сеймомент совсем не хотелось. В такой ситуации, как у них, оставалось лишь пробовать и… пытаться. Пытаться и пробовать и не думать.

Агентъ быстро дошёл до ома. Иржи-дежурный мирно дремал на полене, прислонясь к стене. Невольная улыбка вновь расплылась по бледному усталому лицу праймца.

Иржи пока ещё был частью той более понятной и спокойной старой реальности, которую они оставили здесь, до этих ночных событий. Возможно, он и слышал крики, но не мог покинуть пост до отменяющего приказа. Потому ещё не знал ничего о том, что их мир внезапно изменился. И каким мрачным теперь выглядит их будущее. И сеймомент просто дремал настолько безмятежно, насколько позволяло опасное соседство. Жаль было будить его, разбивая и этот чудный сонный мирок такими неуютными вестями. Кайл с сожалением кашлянул. Иржи встрепенулся. Его рыжая голова быстро поднялась с груди, а пронзительно голубые глаза уже бдительно смотрели на подошедшего.

Спит чутко. Ещё бы.

— Иржи, что у нас здесь? — добродушно поинтересовался агентъ, не спеша со своим неприятным сообщением.

— Дрыхнет. Ничего не изменилось. — пожал плечами служивый. — Я решил тоже немного вздремнуть… Крики, правда, несколько мешали. Что там? Нападение?

Добро пожаловать в новый неуютный мир. Блаженное неведение закончено.

— Да. Нападение. — печально ответил Кайл. — Сандра, Лейви и Вайоми укушены. И сеймомент находятся в тюрьме Управления Порядком.

— Ох тыыыыы… — оторопел Иржи. — Это ж вот она меня недавно сюда отправила… и сама… уже так влипла…

Он ошеломлённо уставился на Кайла, явно не желая принимать на веру услышанное

— Ага. Им нужно принести побольше еды и питья. — понимающе продолжил осдшник. — Справишься?

— Конечно! — спохватившись, подскочил омилльский правдивый. — Уже бегу!

— Давай. — Кайл устало махнул рукой. — Там Ирвин дежурит, если что, помоги ему. Хорошо?

— Хорошо! — оторопело выдохнул внезапно огорошенный, но уже готовый бежать на помощь кому угодно служивый. — Конечно…

— Можешь идти. — кивнул праймец. — Я подежурю здесь.

— А… Принято! — озадаченный Иржи пошёл, явно пытаясь быстрее проснуться и сообразить на ходу, где ему в такое время раздобыть побольше еды.

А Кайлу сеймомент… предстояла судьбоносная встреча с опасной новой знакомой. Оправданный риск ради получения ответов на жизненно важные вопросы.

Ну и что… Сядет в соседнюю клетку с сослуживицами. В крайнем случае будет съеден. Всё равно его не оставляло подспудное ощущение того, что он предпочёл бы, чтобы это всё случилось с ним вместо них. Или вместе с ними. Во всяком случае, он обязан был сделать что-то для своих близких. Хотя бы помочь им обрести хоть и слабую, но надежду.

Но… Жива ли северянка?.. Не умерла ли пожилая женщина от болезни или стресса и напряжения, выпавшего на её долю? Действительно ли то, что на её шее и руках — следы укусов? Не стала ли она, в конце концов, пожиракой?.. Сможет ли она им чем-то помочь? Сможет ли вообще что-то рассказать?..

…Ответы, а так же укусы и, собственно, возможность самому занять соседнюю с Сандрой клетку, можно было получить только одним способом. Зайдя в ом и попробовав разбудить их таинственную и наводящую жуть гостью.

Так. Делать нечего. Кайл решительно развернулся к ому и… отпрянул, пошатнувшись и упав на землю. Из окна прямо на него ясным немигающим взглядом смотрела исключительно опасная, могущественная и зловеще лохматая седая ведьма.

— Выпустить меня или выйти свои силы. — прочитал агентъ по движению её губ.

XVII. Ход людей. Героиня Сандра

Есть начинало хотеться уже весьма ощутимо. Это сильно мешало сосредоточиться.

Сандра подняла глаза от табличек и пытливо оглядела соседние клетки. Лейви всё ещё спала. Что мало того что всегда делала днём, так и теперь, будучи накаченой обезболивающими и седативами из-за обширной раны, спит ещё крепче. Что Вайоми?

Лекарка, почувствовав на себе взгляд, перевела свой со стены, на которую тупо таращилась до этого всё последнее время, на начальницу. В глазах ведьмы читался незаданный вопрос. Главная Храмовница успокаивающе кивнула в ответ, стараясь излучать уверенность и спокойствие.

Это было сложно…

Обработанный Хелаку укус жёг и саднил под бинтом, мешая держать табличку. Помимо возрастающего голода, у старшей служивой начинался озноб, то ли возникший от колоссального нервного напряжения, которое принималось пульсировать во всём теле вместе с сердцебиением, как только храмовница отрывалась от работы, то ли от прогрессирующей болезни, которая… убьёт её в самое ближайшее время. Или же всё действовало сразу.

Вот так глупо всё закончилось…

Работа в Кантине не закончена, родной Омилл остался без защиты… И защищать его ныне надо от таких же, как она сама. Пффф…

Надо было успеть дописать хоть те рекомендации, что уже оформились в её голове и быстренько набросать чертежи и схемы к ним… Прежде чем… она предстанет перед коллегами безумной агрессивной прожорливой копией себя.

Хотя, конечно, когда это случится — ей будет уже всё равно. Несмотря на это, она всё же надеялась, что Кайлу хватит решительности и милосердия убить её самому или попросить кого-то… Сделать это для неё и её подчинённых. Незачем будет ждать неизбежного финала. Кайл на что-то надеется… Сандра не верит в это.

Она подвела всех. Его. Лейви. Вайоми… Майло и Финиан сожрали бы её с кишками, узнав о произошедшем… но теперь она вскоре и сама это сможет.

Омиллька задумчиво забралась с ногами на лежак и, отложив табличку, притянула колени к груди. Может, так теплее будет… Знобит. Надо попросить у Ирвина одеяло. Пусть кто-нибудь принесёт…

Сандра подняла глаза на лаборанта. Тот спал.

Уснул с табличкой в руках, склонившись вперёд. Проснётся явно от стука разбивающейся об пол письменной глины, если никто не разбудит раньше. Храмовница невольно тихо хихикнула, представив себе с грохотом рухнувшего на пол вместе со своими письменами осдшника.

Разбудить его? Нет, пожалуй, не стоит… Пусть спит. Они все устали. Если бы сама Глава Храмов могла сеймомент хоть немного поспать, как это делает Лейви… Но в сон всё ещё не тянуло. Напротив, с голодом возрастало какое-то нездоровое возбуждение. Хотелось бегать… по потолку. Размахивать руками, кричать и прыгать… Можно было бы сделать разминку, кстати. Заодно и согреться.

Нет. Ни к чему. Так она только разбудит Ирвина и Лейви.

Впрочем, ночная участковая уже зашевелилась сама. Вздрогнула, села на лежаке и поёжилась, обняв себя руками и шаря взглядом в поисках чего-то. Затем оторопело замерла и недоумённо оглядела тюремную камеру, видимо, спросонья пытаясь понять, почему находится в ней. И пытаясь восстановить в уме предшествовавшие тому события.

Сандра наблюдала на её лице весь путь воякиной мысли — от ошеломлённого осознания того, что она за решёткой и до досады, отразившейся на её лице при воспоминании почему именно. Есть с чего злиться… Редкий разнузданный кутёж даёт такие последствия как их нынешняя служба.

Участковая тем временем фыркнула и непроизвольно потёрла прокушенную ногу. И ойкнула, зашипев от боли. Затем резко подняла глаза и встретилась взглядом с начальницей.

— Жрать охота. — громко констатировала факт она. — И дубак тут какой-то…

Сандра сделала ей знак говорить потише, указав глазами на Ирвина, хотя понимала, что тот устал настолько, что так просто его не разбудить.

— Я уже попросила принести еды… — вполголоса ответила старшая служивая подчинённой. — Ждём.

— Кофе бы… — проворчала та. — Согрелись бы… И сидеть тут было б чуть поприятнее.

Лейви посмотрела в сторону спящего лаборанта и хмыкнула.

— А давайте хором громко зарычим как пожираки! — с трудом сдерживая хохот, сдавленным шёпотом предложила эта неисправимая упыриха.

Сандра, стараясь сохранить серьёзное лицо, отрицательно мотнула головой.

— Пусть дрыхнет… — укоризненно прошептала она. — Всю ночь дежурил…

С тихим вздохом встав, Сандра сгребла всё тканевое, что служило ей постелью, и завернулась в это так плотно, как могла. Лейви, немного подумав, последовала её примеру. Обе из своих коконов вопросительно посмотрели на Вайоми.

— Тебя не плющит? — на омилльский манер осведомилась о состоянии сослуживицы Лейви.

— Да, плющит, конечно… — вздохнула ведьма. — Я думала, мне вчера было плохо с похмелья. А это было просто ерундой по сравнению с тем, что сеймомент… У меня вся тюрьма в каких-то цветных пятнах. И меня вот-вот стошнит…

— Придвинь к себе гигиенведро, что у тебя в углу за занавеской стоит. — подсказала Сандра, предполагая, что её подчинённая до этого не имела возможности изучить местные тюремные камеры изнутри.

— Меня от одного вида этого ведра тошнит тоже… — пожаловалась Вайоми, сдерживая позывы.

— Тогда зачем пытаться избежать неизбежного? — чуть хохотнула Лейви. — Двигай к себе ведро — и дело с концом!

— Переживу… какое-то время. — слабо отмахнулась та. — Потом в земе