электронная
Бесплатно
печатная A5
336
6+
Ограбление Санта-Клауса

Бесплатный фрагмент - Ограбление Санта-Клауса

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-7003-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 336
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Глава 1. Ограбление

Когда в дверь тихонько постучали, стрелки старинных напольных часов чуть-чуть не дотягивалась до половины двенадцатого ночи. Седой мужчина, читавший книгу в кресле-качалке под торшером с зелёным абажуром, ничуть не удивился стуку. Как будто это было обычным делом, что в рождественскую ночь кто-то даже не то что звонит, а негромко стучится, почти что скребётся в его дверь. Он мельком глянул на часы, потом посмотрел на свои наручные, чтобы убедиться, не отстают ли те. Но нет — часы, уверенные и солидные, как и всё в этой квартире, никуда не спешили. Торопливая секундная стрелка у них отсутствовала вовсе, а часовая и минутная двигались так медленно, что казалось, будто часы стоят. Но они шли. Шли точно и аккуратно, а когда наставало положенное время, отмечали его негромким, мелодичным боем. В них ещё жила кукушка, но при последнем переезде она простудилась, охрипла и теперь если и выходила из своего домика, то молча и тогда, когда ей хотелось. Во всех комнатах горел яркий верхний свет. Тихо урчал и подмаргивал электрический камин. Было уютно, тепло и спокойно. На кухне, в пузатом чайничке, под колпаком-матрёшкой, настаивался свежезаваренный чай, и заманчиво пахло чем-то сдобным.

Неторопливо отложив книгу на журнальный столик, мужчина поднялся и, неслышно ступая по ковру прихожей, подошёл к выходу. Встал сбоку от дверного проёма и, держа левую руку в кармане домашней куртки, не спрашивая, кто там, правой резко распахнул дверь. И вот тут-то вся его невозмутимость исчезла, а глаза взмыли поверх одетых на кончик носа очков.

— Вы? Что случилось?

Перед ним на ярко освещённой лестничной площадке стояли его внук Лёнька и внучка Лиза — восьмилетние близнецы, живущие с родителями в том же доме двумя этажами ниже. Оба были полностью одеты, но одеты легко, не по-зимнему: спортивные костюмы, кроссовки, лёгкие куртки, как будто дети собрались на вечернюю пробежку. Чёрные, слегка завивающиеся Лёнькины волосы, даже постриженные коротко, не хотели лежать ровно, и хоть нахально топорщились во все стороны, но все равно не могли скрыть их фамильную черту и предмет вечных насмешек: оттопыренные уши. Как обычно, его куртка была застёгнута лишь до середины, а шнурок на одном кроссовке развязан. Худенькая голубоглазая блондинка Лиза была, напротив, тщательно причёсана и аккуратно застёгнута на все пуговки. Выглядели оба встревоженно: не то что бы испуганно, а скорее расстроенно и смущённо.

— Что с вами? Где родители?

— Все в порядке, дедушка. Ничего не случилось. Мама с папой дома, спят. А мы к тебе, — торопливо заговорил Лёня успокаивающим тоном. Лиза молча смотрела в сторону, а губки её подозрительно подрагивали.

— Вы одни? За вами… с вами, — поправился дедушка, — никого нет?

— Н… нет, — почему-то с заминкой, неуверенно ответил Лёня, а Лиза только отрицательно поводила головой из стороны в сторону, по-прежнему держа её повёрнутой вбок, так что дедушка не видел её глаз.

— Заходите же, — сказал он и, пропустив детей в квартиру, сам вышел на лестничную площадку и прислушался. Было тихо. Дом спал. Это был обычный шестиэтажный многоквартирный дом, достаточно новый, с чистеньким уютным фойе и подземным гаражом. Несколько лет тому назад его сын переехал сюда со своим разросшимся семейством, в большую квартиру на третьем этаже. А чуть позже, когда представился случай и освободилась квартирка на пятом, дед перебрался в этот же дом, решив, что неплохо бы жить поближе к внукам. Это было так чудесно — жить вроде бы как и вместе, и в тоже время в отдельных квартирах, и не надоедать друг другу. Внуки могли, конечно, не спрашивая, вломиться в любое время дня и ночи в дедушкины владения. Могли устраивать кавардак и переворачивать весь устоявшийся порядок верх дном. Но иногда могли и получить вежливый отказ. И не слишком на это обижались, хотя и недоумевали про себя, какие такие могут быть свои, да ещё и «важные» дела, у их дедушки? У человека, который так стар, что помнит время, когда не было айфонов!

Заперев дверь, он вернулся в комнату. Внуки чинно и молча сидели на диване, положив руки на колени. По одному только этому, необычному для них поведению было понятно, что что-то случилось. Но дедушка не торопился с выяснениями. Он молча сходил на кухню и принёс оттуда на подносе вазочку со свежеиспечённым печеньем, две большие кружки и поставил все на невысокий журнальный столик. Изредка на деда нападал кулинарный зуд, и тогда все родственники не знали, куда б им спрятаться от мешков с замороженными пельменями и банок с грибным супом. Но печенье на этот раз удалось. Так же молча он принёс фарфоровый чайник с только что заваренным чаем и разлил по кружкам. Подвинул все это поближе к детям, устроился поудобнее в кресле и только тогда спросил:

— Ну, и что же произошло?

Лиза молча схватила печенье и начала сосредоточено его грызть, по-прежнему глядя в сторону. Говорить пришлось Лёне.

— Дедушка, — протянул он. — Понимаешь, деда… Мы… Мы… Мы собирались тебе сказать до того… Ещё вчера. Мы собирались, но потом подумали, что…

И тут Лиза, поняв, что брат никак не может решиться, повернулась к столу, проглотила печенье, вдохнула поглубже и выпалила.

— Мы ограбили Санта Клауса, — и оба застыли на диване, боясь вздохнуть и пошевелиться, с ужасом глядя на дедушку.

— Вы, что? Вы… — и тут дед захохотал. Он смеялся так искренне и легко, хохоча и утирая выступившие слезы, что растерявшиеся близнецы не понимали, как им реагировать. Сначала они осторожно попытались смеяться вместе с ним, но потом остановились, насупились, и Лиза уже явно собралась заплакать. Дедушка перестал смеяться, ещё пару раз фыркнул, ещё раз вытер платком заслезившиеся глаза и посерьёзнел.

— Ну, а теперь поподробнее, юные гангстеры. По вашему виду я понимаю, что вы не разыгрываете своего старого дедушку. Так как и, главное, зачем вы это сделали?

— Ну как же? Ты же сам говорил! Помнишь? — почти одновременно воскликнули близнецы.

Ну, конечно, он помнил. Несмотря на возраст и звание динозавра, которым его регулярно награждали внуки, с памятью у него пока всё было в порядке. Он сразу вспомнил, как с пару недель тому назад, когда они вместе возвращались с воскресных занятий шахматами, дети хмуро пожаловались на неуспехи в школе и на то, что рождественских подарков, скорее всего, у них не будет. А он, задумавшись о чем-то, неожиданно для себя пошутил, что склад у Санты большой, подарков много, и не все их достойны. Ну а тот, кто очень хочет — добывает себе подарок сам. Дети развеселились, все вместе стали играть в отнимание у Санты мешка с подарками и разрабатывать план, как это лучше сделать. Он-то думал, что поиграли, посмеялись и забыли, а оказалось, что нет. Получается, что его шутка очень даже запомнилась и вот теперь привела к совершенно неожиданному результату.

— Я? Говорил? Ну, ладно. Да. Я помню. Говорил. Но, дети! Мы же играли тогда! Сочиняли историю и веселились, и все, что я говорил, была лишь шутка! Мне даже в голову не могло прийти, что вы отнесётесь к этому серьёзно и попытаетесь это сделать!

— Ты же сам говорил, что у него полный склад… И что многие дети, даже в нашем доме, их точно не заслужили… А мы в этом году остались без подарков… А папа сказал, что Санта в этом году нам ничего не принесёт, потому что у Лизы тройка по математике за год… А Лёня побил кого-то в школе коробкой для ланча… А Катька-задавака и противный Сашка подарки получат… Все получат, кроме нас… А мы… А нам…

Дети говорили быстро, взахлёб, перебивая друг друга, всё горячее и, уже похоже было, что оба вот-вот готовы зареветь.

— Стоп-стоп, — замахал руками дедушка. — Я всё понял. Успокойтесь. Ваши мотивы мне понятны. Я не могу сказать, что они для меня убедительны, все ж ограбление — это ограбление, а не списывание задачки у соседа, но… ладно — мы вернёмся к этому позже. Ну, и как вы это сделали?

— Как? Как ты и предлагал, — потупил взгляд Лёня. При этих словах дедушка закрыл лицо ладонями. — Мы дождались его внутри, у входа в подъезд, сбоку от двери. С той стороны, куда она открывается, чтоб он нас не заметил. Я залез на стул, а когда он вошёл, набросил ему сзади на голову чёрный пластиковый пакет для мусора. Чистый пакет, дедушка, не использованный. Мы дома, на кухне взяли. А Лиза выхватила мешок с подарками… И мы убежали. И он нас не видел.

Дедушка представил всю эту картину, не удержался и снова залился смехом, но тут же спохватился.

— Так. А дальше-то что?

— А дальше мы быстро спрятались в подсобке, в гараже, ну, ты знаешь, там есть такая комнатка, а Санта убежал на улицу. Мы слышали, как хлопнула дверь.

— Стоп. Что-то тут у вас не сходится, — сказал дедушка. — А откуда вы знали время, когда он появится? Или ты, Лёня, собирался простоять с мешком на стуле у входа всю ночь? И ещё — почему вы ждали его у дверей? Он же вроде через печную трубу спускаться должен?

— Нет, конечно, — уже с уверенной и взрослой интонацией ответил осмелевший Лёнька, почувствовав, что дед не так уж и сердится, а всё больше веселится. — Ты, дедушка, отстал. Сейчас всё есть на Гугле и на Навигаторе. А за полётами Санты уже давным-давно, каждый год, следит локаторная система NORAD — ну, это такое космическое агентство, и это видно через интернет. Так что мы точно знали, когда он должен был прилететь. А печные трубы… Деда — ну, где ты видел печи или камины в нашем доме? — И он сверху вниз, снисходительно посмотрел на современника динозавров.

Дедушка, вытаращив глаза, смотрел на внуков, и смешанное чувство восторга и изумления явно читалось на его лице. А вот чего на нем точно не было — так это праведного гнева на маленьких преступников.

— Ну, дети… Вы меня поразили в самое… Всё что угодно я бы ожидал от таких маленьких разбойников, как вы, но ограбить Санта-Клауса, — и он опять залился смехом.

Быстро отсмеявшись, он поднялся и сказал уже серьёзным тоном, направляясь в прихожую.

— Ну ладно. Что сделано — то сделано. Нельзя терять время. Ночь коротка. Теперь пойдём и на месте подумаем, как нам быстро всё это исправить, пока не начался шум. Так, где ваша добыча, пираты? Где подарки?

— Понимаешь, деда, — тут близнецы как-то осунулись, посерели и опустили головы, — понимаешь, подарков там нет, — мрачно выдавил из себя Лёня.

— Как это, нет? — остановился дедушка, не дойдя до вешалки с куртками.

И тут Лиза, с трудом державшаяся весь вечер, все же не выдержала и громко заревела.

— Там нет подарков! Там во всех коробках только нарезанная бумага! Этот Санта — обманщик! Жулик!

Дед быстро вернулся к дивану, сел рядом с ней, обнял за худые дрожащие плечики, стал гладить по голове и успокаивать. Лёня сидел насупившись. Было видно, что ему тоже не по себе, и он с трудом сдерживается, чтобы не заплакать. Дед представил, как разочарованы и расстроены дети. Представил, как они долго думали, мучились, как не могли решиться и как, наконец, не сказав никому, даже ему, ни слова, рискнули и… и вот, в результате, разорвав яркую обёртку, вместо долгожданных подарков, увидели коробки, набитые всяким хламом. Ему стало и смешно, и очень жалко внуков.

— Ну, успокойся, успокойся, милая. Ну, не реви. Разберёмся во всем. Найдём подарки. Всё будет хорошо. И у вас будут свои, персональные подарки. Свои подарки, не чужие. Я обещаю.

Твёрдый, но ласковый голос деда подействовал, и дети немного успокоились. Лиза хлюпнула ещё пару раз носом, вытерла слёзки тыльной стороной ладошки и с надеждой посмотрела на дедушку. Лёнька молча разбалтывал в чашке с чаем уже третье печение. Печенье размокало быстро, и, опустив в его в чашку, Лёнька никак не успевал вытащить его обратно. Печенье обламывалось и падало в чай. Он упорно брал следующее, макал — и снова не успевал донести его до рта.

— Понимаешь, дедушка, — задумчиво сказал он, уронив в чашку очередное печенье, — тут одно из двух: или этот Санта действительно жулик, или кто-то его обокрал ещё до нас и подменил подарки.

Дед с интересом уставился на внука.

— Так, продолжай. И какие же ты выводы из этого делаешь, мой юный грабитель, решивший стать детективом? Что, по-твоему, произошло?

— Я думаю, — Лёнька потянулся за следующим печеньем, но дедушка быстро отодвинул вазочку подальше.

— Достаточно. У тебя там и так уже густой суп из печенья, вместо чая.

— Я думаю, — повторил Лёня, с сожалением оторвавшись от чашки, — что Санта не стал бы разносить пустые коробки. Зачем? Какой в этом смысл? Значит, подарки украли ещё до нас!

— Молодец, — похвалил дедушка. — Логично рассуждаешь, но не всё так просто. Возможны разные варианты. А вдруг Санта в сговоре с ворами и просто создаёт себе алиби, разнося пустые коробки?

— Создаёт что? — хором переспросили дети.

— Алиби. Ну, это значит — делает вид, что он тут не при чём, и ничего не знал, — подмигнул дедушка. — То же ведь возможно? Вы ведь в шахматы играете. А детектив, как шахматист — должен перебрать и учесть все возможные варианты.

Лёнька в задумчивости закручивал на палец и без того спутанные волосы.

— Но подожди, дедушка. А зачем Санте красть подарки у самого себя? Ведь они все равно его? Мог бы их просто не раздавать.

— О! Вот это правильно, — с интересом поддержал его дедушка. — Тогда Санта получается у нас вне подозрений. Ему подарки не нужны. Но может дело вовсе и не в подарках?

— Подожди. Ты нас совсем запутал, — возмутился внук. — А в чём же ещё? Что ещё украли?

— Я знаю! Это Тролли! — подпрыгнула Лиза. — Это Тролли и Гринч!

— Может тролли, а может и олени, — задумчиво сказал дедушка и посмотрел на часы. — Разберёмся. И кто украл, и что украли, и у кого. А самое интересное — зачем украли? Но, как бы там ни было, нам всё равно надо спуститься вниз, посмотреть на все это и там уже решить, что нам делать дальше. Ведь ситуация серьёзно осложнилась. Надо подумать, как нам из этого выкручиваться, и какова будет реакция наших подопечных.

— Реакция кого? — спросил Лёнька. — Каких подопечных? Дедушка, ты с нами разговариваешь?

Но тот уже был не склонен к объяснениям.

— Так. Ну-ка, подрастающие Бони и Клайд. Встаём и идём вниз. Посмотрим на поле боя.

Глава 2. Санта и компания

Несмотря на позднее время, дедушка был полностью и тепло одет для выхода. Он только натянул короткие зимние сапоги и сменил домашнюю куртку на тёплую ветровку. Все трое тихо вышли из квартиры, и дедушка аккуратно и бесшумно прикрыл дверь. Когда дети направились к лифту, дед молча остановил их, приложил палец к губам, отрицательно покачал головой и показал на дверь, ведущую на пожарную лестницу. Ни слова не говоря, они осторожно, стараясь не шуметь, стали спускаться. На площадке каждого этажа дедушка останавливался, приоткрывал дверь, ведущую в коридор к квартирам, и прислушивался. В доме было тихо. Все уже спали в эту рождественскую ночь, и всем детям, наверняка, снились подарки, которые они утром найдут под ёлкой. Настоящие подарки, а вовсе не коробки, набитые нарезанной бумагой.

В гараже было немного прохладнее, но он отапливался, и, даже легко одетым близнецам, было не холодно. Гараж был полон. На своих расчерченных белой краской и пронумерованных местах, стояло с три десятка разных машин. Все жильцы были дома. В дальнем углу гаража находилось небольшое подсобное помещение, где уборщики и дворник держали свои инструменты и переодевались. Вот туда-то близнецы и притащили награбленное. В подсобке горел яркий свет. Вдоль стен стояли два стула, шкафчик для одежды, швабры, ведра, и по всем углам валялось какие-то тряпки. В центре комнаты, на полу возвышалась гора из разорванной цветной упаковки, открытых картонных коробок и нарезанной в тонкую лапшу разноцветной бумаги. Рядом валялся скомканный красный мешок.

Дети тихо прикрыли за собой дверь и застыли у входа. Дедушка прошёл к ближайшему стулу, сел на него и, подперев голову рукой, уставился на гору.

— Да… неожиданный поворот, — задумчиво произнёс он. — А, скажите мне, юные борцы за справедливость: вы открыли все коробки?

— Все, — ответила Лиза, шмыгнув носом.

— А надписи на коробках, — какая коробка, в какую квартиру, — вы читали? — спросил дедушка.

— Нет, — почти хором, тихо ответили близнецы, одновременно опуская головы.

— Понятно. Были так захвачены дележом добычи, что вам было не до того, чтобы посмотреть, кого именно вы грабите, — прокомментировал дедушка. Близнецы промолчали, и только головы опустились ещё ниже.

— И ни в одной коробке не было вообще ничего? Ну, ни одной маленькой, странной вещицы? — продолжал допрос дедушка.

Ответить дети не успели. Снаружи послышался шум, топот, странное цоканье, и дверь в каморку распахнулась. На пороге, закрывая широким телом весь дверной проем, стоял грузный мужчина в красной шубе, красных штанах и в красной же шапке-колпаке с белой меховой отделкой и с кисточкой на конце. Раскрасневшееся вспотевшее лицо, большая белая пушистая борода, круглые очки в тонкой оправе на мясистом носу и рассерженный взгляд голубых глаз не оставляли никаких сомнений в том, кто бы это мог быть.

— Санта! — в один голос пискнули близнецы и мгновенно юркнули за спину дедушки, который уже неторопливо встал со стула и засунул левую руку в карман куртки.

— Вот они, — запыхавшимся басом сказал Санта-Клаус. — Вот они, грабители!

Тут из-за спины Санты в каморку протиснулся ещё один гость. Он был ростом чуть выше Лёни, плотный и коренастый, и, в отличие от Санты, был полностью одет во всё зелёное, включая зелёный колпак и зелёные сапоги. Единственным не зелёным предметом его одежды был широкий чёрный пояс, на котором висели какие-то неприятного вида штуковины. Его колпак был надвинут на лоб так низко, что почти опирался на густые чёрные брови и острые торчащие уши. Маленькие злые глазки, приплюснутый нос и большой обезьяний рот придавали ему такой жутковатый вид, что дети поглубже вжались за дедушкину спину, и только по одному испуганному, но все же любопытному глазу, высовывалось с каждой стороны дедушкиной куртки.

— Тааак, — неприятным, дребезжащим голосом протянул зелёный коротышка, — значит, вот это и есть преступники. А вы, — обратился он к дедушке, — судя по всему, главарь этой шайки разбойников.

Они стояли друг напротив друга в позах, похожих на сцену дуэли ковбоев из старых фильмов. Рука зелёного коротышки дрожала возле чехла с короткой, но угрожающего вида изогнутой трубкой, висевшей у него на поясе, а дедушкина, которая по-прежнему была в кармане куртки, заметно напряглась. Но устраивать перестрелку никому не хотелось. Первым решил разрядить обстановку зелёный коротышка. Несмотря на свой устрашающий вид, он явно не хотел конфликта с неизвестным ему противником.

— Вы понимаете, какое жуткое преступление вы совершили, и понимаете, что это не может остаться безнаказанным, — начал он. Дедушка молчал.

— Мы разберёмся с этим позже, — продолжил зелёный, не дождавшись ответа, — а для начала вам следует вернуть то, что вы отобрали у Санты.

Он собирался сказать что-то ещё, но тут Санта-Клаус испустил такой вопль, что все, находящиеся в комнате, вздрогнули:

— Подарки! Где мои подарки! — кричал он, уставившись на кучу нарезанной бумаги посреди комнаты.

Тут дедушка решил, что пора взять инициативу в свои руки:

— Вот на эту тему, уважаемые, нам и надо поговорить, — мягко сказал он.

Но Санта не унимался.

— Где подарки! Бандиты! — вопил он уже почему-то не басом, а высоким писклявым голосом. — Верните подарки!

— Уважаемый Санта-Клаус и вы, господин Урх. Я думаю, что нам всем надо успокоиться и поговорить, — ещё раз, но уже громче и настойчивей сказал дедушка. — Я не ошибся? Вы же господин Урх — начальник службы безопасности Санта-Клауса? — обратился дедушка к зелёному коротышке.

— Откуда вы меня знаете? — насторожился тот, и углы его клоунского рта опустились вниз, а острые уши поднялись вверх, заодно приподняв и колпак.

— Ну, вы известная личность в определённых кругах, — загадочно ответил дедушка. Зелёный хотел что-то сказать, но сдержался, и его маленькие глазки ещё пронзительней уставились на всю компанию.

— Давайте присядем, — предложил дедушка и, не дожидаясь согласия, вальяжно уселся на ближайший стул, а дети быстро укрылись за его спинкой.

Урх подвинул Санте второй стул и потянул того за рукав, приглашая сесть. Санта, наконец, замолчал, позволил усадить себя и, тяжело дыша, уставился на дедушку.

— Уважаемые Санта и господин Урх, — повторил дедушка. — Я не являюсь главой, как вы изволили выразиться, преступной шайки, но это не снимает с меня ответственности за то, что произошло, хотя бы потому, что я дедушка этих двух маленьких разбойников, создавших данную ситуацию. И если у них и имеются какие-то пробелы в воспитании, то я за них также ответственен в полной мере. Не сомневайтесь, что они будут, как следует, наказаны и мной, и их родителями, — тут Лёня с Лизой приуныли и переглянулись. Дедушка говорил спокойным, уверенным и слегка убаюкивающим голосом, так что все окружающие немного расслабились. Санта задышал ровнее, а Урх снял руку с пояса.

— Но мне кажется, что сейчас нам нужно обсудить другую, очень неприятную и совершенно неожиданно возникшую проблему, — тут дедушка, наконец, вытащил руку из кармана и плавно указал ей на кучу нарезанной бумаги.

— Вот это то, что оказалось в ваших коробках вместо подарков, уважаемый Санта. Очевидно, кто-то подменил содержимое коробок ещё у вас на складе.

— Этого не может быть! — Санта попытался вскочить со стула, но Урх удержал его.

— Продолжайте.

— Да, собственно, тут продолжать-то нечего. Когда дети открыли коробки, то ничего, кроме вот этой нарезанной бумаги, в них не было. Вы ведь понимаете, что это правда. Придумывать такую историю ни мне, ни им смысла нет. Нужно срочно ехать к вам на склад и разобраться, как это произошло, — сказал дедушка. — Время идёт быстро. Сейчас уже почти час ночи. Рождественская ночь проходит, а вам, насколько я понимаю, ещё развозить очень много подарков, — обратился он к Санта-Клаусу.

— Ну, с временем-то мы разберёмся, — проворчал, все ещё ошеломлённый Санта, — Продлим ночь. Это нам пара пустяков. Руди! — крикнул он, повернувшись к двери. — Где моя палка?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 336
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: