18+
Очень хорошие стихи

Бесплатный фрагмент - Очень хорошие стихи

Стихи

Объем: 372 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Виктор Алексеевич Серов.

46 лет. Родился в Калининской области, посёлок Максатиха. Это второй авторский сборник стихов, в первом были опубликованы ранние стихи автора. Также были публикации в СМИ, в коллективных сборниках и литературных журналах. Состоит в Российском союзе писателей.

К читателю.

Не суди ни о чём, коли горько скажи,

Здесь написаны строки из жизни.

Если ты не романтик, живёшь без души,

То не сможешь понять мои мысли.

Кто был в жизни любим и влюблялся хоть раз,

Эти строки ему посвящаю!

Вроде всё о себе, но писал их для вас.

Быть счастливыми всем вам желаю!

© Первослав

Всё начинается с любви…

Всё начинается с любви

Всё начинается с любви,

С души терзанья и томления,

Когда все ночи или дни,

Порывы, помыслы, стремления…

Всё начинается с любви.

Ты нёс любовь свою ко всем,

Бывал осмеян и отвергнут,

Бывало так — был глух и нем,

Бывал сомнению подвергнут…

Но нёс любовь свою ко всем.

Любовь свою бросал к ногам,

К её ногам — она топтала,

И то, что ты ей всё отдал,

Ей не хватало, было мало…

А ты бросал любовь к ногам.

Ты создал триптих о любви,

Мазок к мазку, как на картине.

Мелькало счастье, там, вдали,

И вот оно, с тобой отныне…

Ты триптих создал о любви.

to be or not to be…

Как сильно я тебя измучил,

Коль не могу тебя забыть.

Любить тебя — тяжелый случай,

Ведь ты не хочешь рядом быть.

А не любить тебя труднее…

Быть может надо отпустить?

С твоим отказом всё больнее,

С тобою рядом мне не быть…

Но и в забвении тоже трудно,

Не вспомнить разом о тебе.

Как в сне каком-то безпробудном,

А может вовсе и не в сне…

Барышня

Одела платье белое,

Стоит одна, несмелая,

С ромашкой, под берёзкою в тени.

Венок из одуванчиков,

С улыбкою на мальчиков,

Ведь ей уж восемнадцать, без пяти.

Сосед кудрявый, взбалмошный,

Тот что кричит ей: — Барышня!

Рукой махнул, зовёт пройтись к реке.

Она краснеет, рдеется,

Да в это ей не верится,

Ах как-же быть, пришла ведь налегке.

Там комары да оводы,

Съедят все ноги поедом,

С берёзки может веточку сломать?

Да будь что будет мамочка,

Но вот пришла разгадочка,

Сосед коленки начал целовать.

Потом с утра на лавочке,

Сидит смущаясь парочка,

Гадает на ромашке о судьбе.

Счастливые, усталые,

Уже не дети малые,

Повенчаны друг с другом на реке.

Ругалась сильно мамочка: —

Вот глупая свисталочка!

Могла-б ещё лет пять-то погулять.

Влюбилась сильно, верила,

Кудрявому доверилась

И не смогла в тот вечер устоять.

Копите деньги мамочка,

На свадьбу, на колясочку,

Ведь за него готова всё отдать.

Нарядные, красивые,

Всегда вдвоём, счастливые,

С коляскою идут теперь гулять.

Ах зря боялась мамочка,

Ругала дочь: — Нахалочка!

Теперь ей зять по дому справил всё.

Такая вот история,

Хорошая, не спорю я.

Теперь не дразнят Барышней её.

Беспутная

Иди, иди… Прощалась ты со мной,

Тянулась к тем, кто жил всегда беспечно…

Ты помнишь разговор наш тот с тобой?

Мечтали под луной, что вместе будем вечно.

Что ждёшь ты и задумчиво стоишь?

Смотрю в глаза твои, как в озеро ночное…

Я говорю, а ты всегда молчишь,

Как будто говорю я не с тобою.

Ты снова прячешь вниз свои глаза,

Бестыдные глаза пороков полны.

Постельного белья в них не стихают волны

И пот мужской, с резинкой в волосах…

Пороки… И в постели без любви.

Где ищешь идеал ты свой телесный?

Не смотрят и глаза на мир твои,

Тот мир, что прогнивал с тобою вместе…

В доверии не сможешь долго жить,

Привычка жить, к себе тянуть с кого-то.

Умела-ль ты когда нибудь любить?

Любила-ль ты себя или кого-то?

Прогнила… Целый мир вокруг тебя.

Гордишься тем, что тысячи сгубила?

Ты видела хоть в зеркале себя?

Там монстр, чья душа давно прогнила.

Душа? А есть ли в той коробочке душа?

Пустая оболочка вместо тела…

Добилась ты всего, чего хотела,

Одна теперь и денег не гроша…

Сожгла меня… Растаяла свеча.

Коварством и предательством жестоким.

Впервые не томит меня печаль

И счастлив быть холодным, одиноким.

Я камень… Затвердел своей душой,

Как мрамор, стал шершавым и далёким.

Ушла… Всё ж хорошо что я не твой.

С другими, треплет нервы одиноким…

Бессонница 2

Спать легла, но спать не хочешь,

Молча смотришь в потолок.

Что-то ищешь там полночи

— А найдёшь, в том будет толк?

Что увидишь там — не знаешь,

День прошедший или два…

Вдаль куда-то уплываешь

— Утром вспомнишь всё едва.

Может даже и не вспомнишь

— На лице мелькнёт лишь тень.

Проходя, в окно посмотришь

И уйдёшь забывшись в день…

Но лишь день пригнётся к ночи

И поманит сон в постель,

Вновь блуждают твои очи

— В потолке гоняют тень…

***

Не страшно, раз дано любить,

И колдовать ночами…

Нет, не боюсь с тобою быть,

Любовь ведь с нами.

И то что ведьмою зовут,

Пускай болтают,

А сплетни долго не живут…

Поверь, бывает.

А чёрта… Чёрт с ним, как-нибудь,

Я справлюсь тоже.

Коль сунет нос — не обессудь,

Тут сразу в рожу!

Коль не для них, то на рожон

Не чёрт, не дьявол…

Твоей заботой окружён,

Сожгу их взглядом!

Ты говори мне, говори,

Я буду слушать,

Слова красивые твои,

Как мёд на душу!

И ночи, дни-ли напролёт,

Стихи слагая…

Я знаю, знаю наперёд

— Моя, родная!

Взаимно

Взаимно — это здорово, прекрасно!

Любить её и знать что ты любим,

И знать, что все стремленья не напрасны,

Что в жизни ты с любимой, не один.

Как здорово встречать её с работы,

А утром, разбудив, налить ей чай,

Приятно принимать её заботы,

Обнять её на кухне, невзначай.

Как здорово, на шее поцелуи

И нежно опуститься в грудь, и вниз,

Прекрасно всё ж любовью жить такою,

И ночью исполнять любой каприз.

Взаимно — откровенно, совершенно,

Любимы и верны Судьбе своей.

Пусть чаще в этом мире оглашенном,

Встречается взаимность средь людей.

Воскресное утро

Сон без конца, не видно и начала…

Так крепко спишь, не хочется вставать.

Пугает мир, тот мир вне одеяла,

Но час придёт, когда придётся встать.

Но вот вопрос — где сон, где отражение,

Где явь, где вымысел? Как-будто всё одно…

Мир словно сон, туманным наваждением,

Так увлекателен, как новое кино.

Не ясен миг — где сон, где пробуждение?

Лишь вечность радужная тонкой пеленой,

Чуть-чуть неясного, блаженного томления

И новый сон врывается в мир твой…

А дело было лишь в любви

А дело было лишь в любви,

Она курить любила, пиво.

Не важно — в праздничные дни,

Или по будням, лишь бы было.

Она стремилась выпить всё

И взять ещё — ведь было мало.

— Сгоняй, купи пивка ещё,

А то я что-то заскучала.

Он тоже видимо любил…

Взяв кошелёк, вздохнув натужно,

Машину молча заводил

И уезжал, раз было нужно.

Вот только он любил не так,

А по другому — нет, не пиво.

Её любил… Да, было так.

Ей до него — да пусто было!

Такая странная любовь…

Она валяется без чувства,

А он ей ноги моет вновь,

В тиши безмолвной тихо, пусто.

Потом раздевшись до нага,

Её разденет, ляжет рядом…

Как холодна рука, нога

— Прижался к ней, согреть ведь надо.

Лежит и слушает всю ночь,

Дышала б только, не замёрзла.

Обняв её как-будто дочь,

В окне, всю ночь считает звёзды…

Как долго выдержит вот так,

Любить, не встретив чувств ответных?

А утром: Здравствуй! Ну ты как?

Что будешь есть — яйцо, котлеты?

И так живёт он до поры,

Но раз, не выдержав однажды,

Он скажет ей: Я вне игры!

И повторять не буду дважды!

Коль любишь пиво, то люби,

А я ушёл. Вернусь? Не знаю.

Не видел я твоей любви,

Простил тебя. Всё понимаю…

Закинув сумку на плечо,

Не обернувшись хлопнет дверью.

Не знает — свидятся-ль ещё?

Он не хотел, да и не верил…

Встреча

Музыка где-то звучит,

Может быть там танцуют.

Сердце стучит-стучит,

Мысль о тебе волнует.

Встретил тебя вчера,

После не спал полночи.

— Как у тебя дела?

— Супер! Давай короче…

Жизнь наша — блиц-опрос,

Не разговор — реклама.

Телек — сплошной понос,

Шоу дебилов с экрана.

Было, ходили мы

В кинотеатр вместе.

От счастья сияли мы,

В последнем ряду, на кресле.

Сердце стучит-стучит,

Тебе позвонил машинально,

Но телефон молчит.

В жизни всё не случайно.

Вновь под зонтом стою,

Дождь как верёвки с неба.

В лица людей смотрю,

Встретить тебя, но где-бы…

Кто-то толкнул меня,

Голос твой звонкий сзади.

— Ждёшь что ли ты меня,

Стоишь как шпион в засаде!

Сердце стучит-стучит,

Радость в груди клокочет,

Разум залип, молчит…

Что буду делать ночью?

Вдруг убежит опять,

Вдруг блиц-опрос, реклама?

— Что даже не обнять?

Стоишь как осёл упрямый.

Жизнь вновь моя поплыла,

Обнял я её средь дороги.

— Ну двигай любовь моя!

Тебе расскажу я о многом.

В жизни часто случается это

В жизни часто случается это,

Обижаешь и даже словами,

То в «сердцах» — лишь была задета,

То неверием — Где ты? Пришла-ли?

Смысл теряется в жизни совместной,

Коль доверия нету друг к другу.

И гуляют мужья повсеместно,

И меняются жёны по кругу.

Подарите цветы в знак прощенья,

И не надо давать обещанья.

Не сложилось, долой сожаленья,

Лишь махните рукой на прощанье.

Если любы друг другу — поймёте,

Если нет — разбежитесь навечно.

Всё поймёте, когда поживёте

И придёт время думать о вечном.

Где ты?

Где ты? Я давно искал тебя.

Где-то, на осколках лета.

Где ты? Много лет терзал себя.

Где-то, с тобой, с рассветом…

Где ты? Ведь прошло не мало лет.

Где-то, письма слал, приветы.

Где ты? Так и не пришёл ответ.

Где-то, затерялись кем-то.

Где ты? Встретить бы тебя.

Где-то, муж с тобой и дети…

Где ты? Жить бы не любя.

Где-то, на другой планете…

Горит тихонько огонёк

Огонь в нас теплится, живёт,

Сокрыт под толстою бронёй.

Где нет любви, там сильно жжёт,

Пылая в нас, приносит боль.

Но если встретится тебе,

Тот кто дарует свой огонь,

Тогда горя, в одном костре,

Не страшен холод вам любой.

Но как найти тот огонёк,

Что не сожжёт, а лишь зажжёт,

В душе раздует фитилёк,

Что под бронёю тихо ждёт?

И каждый день, любой из нас,

Бредёт в толпе, потухший взор,

В надежде встретиться хоть раз,

Чтоб запылал большой костёр.

Да, любил…

Был чужим я, ты судишь,

Но любил лишь тебя.

Ты со мною не будешь,

Не была ты моя.

Ты другим увлекалась,

Я тебе ни к чему.

Ты к нему прижималась.

Но нужна ты ему?

Ты не сможешь с ним вечно,

Он не любит тебя.

Посмотри как беспечен,

Он уйдёт от тебя.

Будут ругань, измены,

Будут слёзы твои.

И придут перемены,

Чуждым станет твой мир.

Среди тысяч прохожих,

Ты увидишь мой взгляд,

Ни на что не похожий,

Обо мне говорят…

А потом может вспомнишь,

Где-то рядом я был,

Моё фото посмотришь.

Как тебя я любил!

***

Да, не богиня, да, простая — ты на земле как твердь стоишь.

Я промолчу, что «Ты такая!» Зачем? Скажу — ты загрустишь…

Поймёшь не так как я подумал, с обидой бросишь: Ешь садись!

На кресло сядешь — что надулась? Моё ты счастье, не сердись!

Нужны тебе любовь и ласка? Я завтрак сам в постель подам.

Ты как колдунья из той сказки… По выходным и по утрам.

Ты моя жажда приключений — пойди умойся, причешись.

Всю ночь, до умопомраченья, с тобой чудили — вот так жизнь!

Да ты не женщина — загадка, смеёшься ты, грустишь порой…

Влюблён, повержен без остатка, прекрасной женщиной земной!

Деловая женщина

Властная, гордая,

С виду надменная,

Может быть добрая,

Может ни кем.

Женщина модная,

Вся современная,

Нравом свободная,

Но не ко всем.

Днём управление,

Время стремительно,

Жизнь телефонная,

Подпись бумаг.

— На отдых нет времени.

Скажет язвительно.

К вечеру злобная

От передряг…

Словно в природе,

Вдруг ветер изменится,

Выглянет солнце

Теплом разогрев.

Сменит погоду,

В лице переменится,

Как блик на оконце

Погоду презрев.

И станет как прежде,

Простая, знакомая,

С тёплой улыбкой,

С сиянием глаз

И в сердце надежда,

Так долго искомая,

Затеплится искрой

Как в первый раз…

Добрейшее утро

С добрым утром друг мой милый!

Я пишу — ты спишь ещё.

Вижу сонный лик любимый,

Телом сонным обольщён.

Снится что-то, вот улыбка

Тенью мягкой на лице,

Потянулась, но не шибко,

Как принцесса во дворце.

Приоткрыв глаза немного,

Улыбнулась томно мне.

Как невинна недотрога!

Хороша-то как во сне!

Руки тянет — обними же,

— Я проснулась. Здесь, с тобой.

Ну ложись ко мне, поближе,

Поиграй со мной родной…

Утра доброго начало,

Заряжает целый день.

Дольше б только не кончалось,

Так вставать с постели лень…

Доброй ночи, с утром добрым!

Доброй ночи тебе, отдыхай!

Не тревожься и спи спокойно!

В мыслях крепко тебя обнимаю

И целую, но в мыслях, невольно…

Тёплым пледом тебя я укрою,

В мыслях тоже, подумав о том,

Посижу, в мыслях, рядом с тобою,

Иль побуду немного котом…

Лягу в ноги, иль рядом с подушкой,

Но не в мыслях уже — наяву,

Положу тебе лапу на ушко,

Помурлычу и рядом усну…

Ты проснёшься — вставать неохота,

Тронешь спящего рядом кота,

Наконец-то, — ты скажешь — суббота!

Не нужна беготня, суета…

Я котом потянусь на кровати,

Посмотрю на прелестный твой стан,

Разгляжу тебя спереди, сзади,

Оробею, попав в твой капкан…

И проснусь, но не в мыслях — реально,

Так некстати нарушив свой сон.

Как чудесно и материально

— Захотелось проснуться котом…

Доверие и Любовь

Снег метёт и ветер воет,

Наметёт печали вновь,

По дорогам где-то бродит

Позабытая Любовь.

Отпустили прогуляться

И забыли насовсем,

Бедной некуда податься

— Людям-то она зачем?

Не приемлют это чувство,

Ценна зависть и корысть,

Ревновать до безрассудства,

А потом уйти, забыть…

Вот — никчёмная, поникнув,

Не найдя «взаимный» кров…

Стой! — то юноша окликнул

— Ты куда бредёшь Любовь?

Так уйдёшь и не прощаясь,

Чувства бросив здесь свои?

Будь со мной. — сказал стесняясь

— И живи со мной в любви!

Ветер стих, она стояла

Улыбаясь, на снегу,

А потом ему сказала:

— Здесь остаться я могу.

Только здесь я жить сумею,

С тем кто верен будет мне.

Я иначе не умею,

Мир погряз в сомненья тьме.

Ты сумеешь жить, с любовью,

Никогда не ревновать?

Чтобы честно жить со мною,

Должен мне ты доверять.

— Нет и тени сожаленья,

Сразу я хотел сказать,

Что зовут меня — Доверие!

Всё, пошли, замёрз я ждать.

Есть местечко в душе

Есть местечко в душе, для любви уголок,

Там фитиль, тлеет где-то в груди.

Пусть закрыто давно, на амбарный замок,

Ключ к нему можно просто найти.

Твой смеющийся взгляд и немного тепла,

И приветливость в речах твоих,

Просто знать что к нему ты открыта, добра,

И замок тот откроется вмиг…

Важно знать, что всегда есть кто любит тебя,

Тот, кто верен сердцем, душой,

Кто живёт свою жизнь веря только в тебя,

Оглянись, он ведь рядом с тобой.

Не смотри, не ищи, просто знай что он здесь,

Ждёт когда ты вдруг вспыхнешь сама.

Только вдруг всё не так, ты оставь всё как есть,

Пусть живёт в его сердце зима…

За спиною Тишина

Разгулялся что-то дождь,

На прогулку не пойдёшь.

Только дома, у окна,

За спиною Тишина.

Сзади где-то, знаю точно,

Тихим звоном шаг её.

Лёгким запахом цветочным,

Шлейфом сонным от неё.

Подойдёт, обнимет нежно

И молчим с ней у окна.

Так спокойно, так надежно.

День проходит, Тишина.

За окошком дождь сильнее,

Сполох молний, дом дрожит.

Обнимает всё нежнее,

За спиной моей стоит.

И бегут воспоминанья,

И слышны её шаги.

Тишина, её дыханье,

И тепло её руки…

***

Зачем ты так мой друг поэт,

Себя бичуешь рифмой хлёсткой?

Пройдёт немного дней иль лет,

Разделишь жизнь на «до» и «после».

Ты встретишь новую любовь,

И в сердце вновь вспылает пламень,

И забурлит от счастья кровь,

В душе холодной словно камень.

И вспыхнет в небе яркий свет,

И жизнь вокруг тебя проснётся,

Тогда поймёшь — прекрасней нет,

Той что тебе вдруг улыбнётся.

И взявшись за руки, в глаза

Её посмотришь с восхищеньем,

И о любви своей сказав,

Поймёшь что кончились мучения…

Здесь…

Ты наверно скучаешь,

Или ждёшь что скажу.

Может быть ты не знаешь,

Что тебя ещё жду?

Жду когда ты мне скажешь

— Где же ты, приходи!

Я боюсь, что откажешь…

Будет что впереди?

Лучше пусть молчалива,

Знаю я что ты есть.

Жизнь пустою, томливой,

Одному станет здесь…

В жизни часто бывает,

В душу, в сердце стучишь,

А когда грусть съедает,

Бросишь всё и бежишь…

И не нужно не счастья,

Не томленья души,

Всё… Сгорел в одночасье

И годами в тиши…

Сердце словно в граните,

Мерно только стучит,

А к любовной сюите

Нет ответа — молчит.

И не вздрогнешь от взгляда,

И улыбки пусты…

И другую не надо —

Погорели мосты.

Только светится где-то,

Между грудью — спиной,

След от тёплого света,

Что оставлен тобой.

Здравствуй, это я!

Ночью тёмною, снится странный сон,

Рядом никого, я один в тиши.

Может это был вовсе и не сон,

Посмотрел вокруг, рядом не души.

Как случилось так, я опять один,

Ветром унесло, словно в никуда.

Только серый дым, в доме господин,

Пепел на столе, разлита вода.

Я сижу молчу, не уснуть никак,

За окном метель, снегом стелется.

Мысли в голове, как случилось так?

Года три прошло, всё надеется…

В комнате пустой, призраком ночным,

Я молчу с собой, но не верится.

Где-то далеко ты теперь с другим…

Дым от сигарет низко стелется.

Провалился в сон, словно в карусель,

Только о тебе, да по кругу всё.

Утро за окном, всё пылит метель,

Только крик в душе — Неужели всё?

Нет не всё поверь, только началось,

В мыслях ты одна, не прогнать никак.

Остановок нет, время понеслось.

Где-же ты теперь, что опять не так?

Как прийти в себя, как прогнать свой сон?

Ты на встречу мне, не узнать тебя.

Со своим ключом, вновь ко мне в мой дом.

Что ты замер там? Здравствуй, это я!

Занимается в небе рассвет

Что, проснулась уже? Прогуляйся во двор,

Там не холодно, тихо сегодня.

В отдалении слышен людской разговор,

Обсуждают свой стол новогодний.

Посмотри в небеса, с неба сыплется снег,

Невесомый, пушистый и мягкий,

Небо стало светлей, наступает рассвет,

Кот по крыше ступает украдкой…

Ватным пухом снежинка на нос упадёт,

Будет долго лежать, не растает,

А немного спустя, снег сильнее пойдёт

И немного прохладнее станет.

Снегом с неба пушистым, осыплю любя,

Ты стоишь, удивлённо моргаешь,

Ты не думай о том, что далек от тебя,

Но душой я с тобой — ты ведь знаешь.

Занимается в небе бодрящий рассвет,

В мыслях нежно тебя обнимаю,

Посылаю с рассветом тебе свой «Привет»!

Ты ведь знаешь, как сильно скучаю…

***

Падает, падает снег,

Мягкий, воздушный и с ночи.

Змейкою вьётся твой след,

Самый прекрасный из прочих.

Знаю что ты здесь прошла,

След твой из тысяч узнаю,

Спешила — работа, дела…

Устала, устала — я знаю!

Отпуск недели б на две

И спать до обеда иль дольше…

Был бы я ближе к тебе,

То смог бы помочь тебе тоже.

Ты не грусти, потерпи,

Управлюсь с делами, приеду,

Тянутся долгие дни,

Снег валит ватою белой…

Змейкою вьётся твой след,

Самый прекрасный, воздушный.

Скоро укроет их снег,

Утопчет толпа равнодушных…

Знаю — любишь

Знаю — любишь ты, любишь,

Ты в глаза посмотри.

В мыслях часто целуешь,

Вижу губы твои.

Словно алые вишни

И на щёках пожар.

Шепчешь что-то чуть слышно

И скрываешь свой жар.

Я ж не малый мальчонка,

Знаю я о любви.

Закрываешь юбчонкой,

Прячешь ножки свои.

Взгляд свой в землю, стесняясь,

Опускаешь тот час,

Когда я появляюсь,

Прохожу мимо вас.

А сынок твой смеётся

— Мама, ты посмотри,

Твоё сердце как бьётся,

Ищет выход в груди.

Успокойся — ушёл он,

Тротуаром идёт.

Мама слишком смешной он,

Слышишь песни поёт?

— Он не клоун, поэт он,

Просто слишком простой.

Напевает куплеты,

Да, ещё холостой.

По душе мне пришёлся,

Полюбила его.

Если б он не нашёлся,

Жизнь пуста без него.

— Вижу, любишь ты, любишь!

Маме сын говорит.

— Что ж его не голубишь?

Ты смотри — убежит.

Вдруг понравятся песни,

Вдруг кому-то споёт?

Стань ему ты невестой,

Пусть с тобою живёт.

***

О как же взгляд твоих глубоких глаз,

Меня пленяет томной поволокой,

При встрече я робею каждый раз

И дрожь унять пытаюсь сей же час,

Надеясь тебя видеть одинокой.

Нет-нет, я не хочу чтоб ты была,

Гулёною доступной и фривольной,

Тебя хочу испить я до пьяна,

Но только чтобы ты была вольна,

Чтоб новой одарить тебя любовью.

Прости мою наивность в письменах,

Я в них тебе себя подать пытаюсь,

В рассказах и в лирических стихах,

И образ твой в глаголах и слогах,

Украсить я пером своим стараюсь.

А есть-ли хоть надежда у меня

Всецело овладеть душой и сердцем?

Как сложно, ты не можешь быть моя,

Влачусь по жизни образ твой любя,

Ищу заветный ключик к твоей дверце.

Кофе пил я в кафе

Кофе пил я в кафе — появилась она,

Я спросил её имя и отчество.

Усмехнулась она: Я сегодня одна…

Как зовут? А зови — Одиночество.

Можно рядом присесть? Я не буду болтать,

Молчаливая я от рождения.

Почему ты один? Можешь мне рассказать.

А хотя — не имеет значения…

Она села за стол, голубые глаза,

Я тонул в них как в озере чистом.

Кофе ей предложил, но вино заказал,

А потом и себе взял «игристое».

И всю ночь с ней вдвоём, мы сидели в кафе,

Разговор под вино ведь «святое».

Я стихи ей читал о прекрасной земле,

И о том, где кончается море…

Где у каждого мужа есть дома жена,

Есть и дети — и сын есть, и дочь.

— Расскажи мне мой друг, что же ты не женат,

Восседаешь здесь каждую ночь?

Я запнулся на слове: А что мне сказать?

Объяснять очень долго — не хочется.

— Интересно мой друг мне с тобою болтать —

Улыбнулось в ответ Одиночество.

Я взглянул на часы — полшестого утра.

— Всё, давай расходиться подруга.

— Ну как скажешь — давай… Верно спать уж пора.

— Не до сна — на работу ведь утром.

На душе хорошо, хоть совсем и не спал,

Не устал, да и спать-то не хочется.

Может это и есть, та, кого я искал?

Что же назвалась она — Одиночество?

Я за кофе сходил, расплатился за всё,

Обернулся к столу — как-то пусто там.

В голове лишь вопрос — Неужели и всё?

Лишь перчатки лежат и пустой стакан.

Кто-то сзади вздохнул, обнял молча меня.

Замер я, шевелиться не хочется.

— Где ты ходишь душа? Потерял я тебя.

Мне с тобой хорошо Одиночество.

Может двинем ко мне, места хватит двоим,

Если что, то я в комнате рядом…

— Ладно парень пошли, будешь другом моим.

Подмигнула мне мило — Я Яна!

***

Чиста как красота у девы непорочной

И грация, и такт, умеренность во всём,

Но тем она ценней, я утверждаю точно,

Чем чище изнутри, в сознании своём.

Как книга на столе, застёжки золотые,

Упрятав ото всех души кристальной свет,

Как помыслы чисты, что действия простые,

Взывают к уважению и написать портрет…

Лишь о тебе

Я так люблю гулять в родных лесах,

Где птичий хор и тихое томленье,

Люблю поля, цветущий белый сад,

И рек весенних бурное теченье,

Здесь звёзды о тебе мне говорят.

И жаворонок в выси поднебесной,

И вечера с гитарой, и под песню,

И летний, яркий, розовый закат,

Твои глаза и твой прелестный взгляд.

Лучик

В чувствах, вновь, в неизбежных,

Разгораются страсти.

Сердце бьётся, не сдержишь,

Не в моей это власти.

Что ж любовь пробудилась?

Как не вовремя что-то,

Птицей-горлицей взвилась.

Разве ждал я кого-то?

Где-то встретил случайно…

В снах являлась мне часто.

Не гадал и не чаял,

Подхватила вдруг властно.

Вот капризная дева,

С нею спорить не гоже.

Разыграются нервы,

Был бы хоть помоложе…

Любите женщину, любите

Ты где-то там совсем одна.

Ищите женщину, ищите.

Стоишь наверно у окна.

Цените женщину, цените!

Придумать тысячу причин,

Найдите женщину, найдите.

Не надо прибавлять морщин,

Храните женщину, храните!

И пусть ты здесь, а там она,

Бегите к женщине, бегите.

Бери её, люби сполна.

Любите, счастье берегите!

Любовь мою ты позабыла

Ты позабыла жизнь простую,

Любовь мою, что жгла тебя.

Ты стёрла с памяти былую,

Картину счастья, не скорбя.

А потеряв меня скучаешь,

Пытаясь время возвратить…

Любовь остыла — ты же знаешь!

Не нужно было уходить.

К чему теперь пустая скука?

Костёр горит не для тебя.

Теперь ты знаешь — это мука,

Гореть любовью, но зазря…

Магнит души

О вечный мой души магнит,

Источник счастья и желаний,

Иной раз, разочарований,

Что так к себе меня манит.

Ты как кокетка, недотрога,

Твой жар пылающих ланит,

Возжёг меня, огнём горит,

Во мне оставив след ожога.

Твой след… Следы в моей груди,

Что ты оставила когда-то,

Не смоет время, знать так надо,

Горячий след твоей любви.

Мой компас, замерший в глуши,

Источник жарких вдохновений,

Почти уснул, пришёл в забвение,

Не встретив родственной души.

Мы с тобою как птицы

Полетели с тобой в небеса?

Воспарим над землёю как птицы.

Ты прикрой на минуту глаза,

Да представь, что всё это не снится.

Ты попробуй меня догони,

Ну а я поиграю с тобою.

Ты представь, будто мы журавли

И летим в небесах над землёю.

Там вдали, видишь наше гнездо?

Мы построили вместе когда-то.

Полетели туда, там наш дом,

Там нас ждут малыши-журавлята.

Будем вместе по жизни лететь,

Обнимая крылами друг друга.

Журавлиную песню мы петь,

Будем утром под солнечным кругом.

Ты лети поскорее в мой дом,

Не томи, не ломай мои крылья.

Может заново строить начнём

Дом, что мы невзначай разорили?

Миг любви

Запах терпкий любви

На постели с утра.

Рядом ноги твои,

У моих голова.

Как ложились с тобой,

Мне не вспомнить никак.

Я терял свой покой.

— Как уснули мы так?

Танцевала луна

На постели с тобой.

Ты кричала, цвела,

В неге страсти ночной.

Сделал счастья глоток,

Не напиться никак.

Головой между ног,

Эликсир натощак.

Как пружина в руках,

Снова стон, снова крик.

Тела вкус на губах,

На стене солнца блик.

Страстно руки твои

Прижимают к себе.

Миг любви на двоих

— Только мне и тебе.

Мог бы…

Мог бы я тебя долго ждать,

Очень долго и очень верно,

Жить, любить, иногда страдать,

О тебе страдать, непременно.

Так бы мог я всю жизнь прожить,

Если б знал что тебе я дорог,

Если можешь и ты любить,

Без корысти, без оговорок.

Мог бы вечность с тобою жить,

Если б ты-же того желала.

Только стоит-ли ждать, любить?

Ты другому себя отдала…

На мосту в горсаду

Я замечтался на мосточке…

Вдруг ароматный ветерок,

Немного с запахом цветочным,

Моё внимание привлёк.

Ты на скамейке, друг прелестный,

Задумчив взгляд, смотрела вдаль.

Кого-то ждала — неизвестно.

Твой взгляд таил в себе печаль.

Я стал мечтать, быть может рядом,

С тобой вдвоём, по вечерам,

Я смог бы быть твоей отрадой…

Ты б не сидела сейчас там.

Смотрел и думал, и решился

— Я подойду и ты со мной,

Пройтись по парку вдруг решишься,

И вдруг захочешь быть со мной.

Иду к тебе, слегка волнуюсь,

Вдруг ты не скажешь мне — Привет!

Вдруг я запнусь иль затушуюсь

И не скажу «привет» в ответ.

Ты улыбнулась как-то странно

И с лёгким шармом, встав, пошла.

Но не ко мне, весьма печально…

Ты там к другому подошла…

Нас время связало

Связало нас время,

Пусть даже не вместе,

Пусть ты далеко

И не помнишь меня,

А знаешь, я верю,

Что мир очень тесен,

Всё предрешено

И я встречу тебя.

Опять мы вдвоём,

По осеннему парку,

Под руку, неспешно,

Куда-то пойдём.

И снова влюблён

Я, как в юности яркой,

И так же как прежде

Тобой окрылён.

А ты как и прежде,

Стесняясь, краснея,

Глаза опустив

Что-то мне говоришь…

Я тихо шепчу

— Без тебя не умею!

Пока буду жив…

Ведь меня ты простишь?

Минуты, года,

Пролетают не с нами,

Ты в мире другом,

А я здесь без тебя.

Когда-то судьба

Посмеялась над нами,

Сведя нас потом,

Оттолкнув от себя…

Моему другу, Ирине Бочениной-Шимайло,

проживающей в Германии, посвящается.

Не держи, отпусти, прости…

Отпусти, не держи, прости,

Коль не можешь любить её.

Нет задора и нет уж сил

— Не твоё это всё, не твоё!

Хватит мучить себя и её,

Пусть гуляет, разгонит блажь.

Ты никто теперь для неё,

Ты ведь знал — то не твой типаж…

Оглянись, посмотри вокруг,

Сколько женщин, что без любви.

Повстречаешь ты ту мой друг,

Что отдаст тебе жизни дни.

Ты утонешь в её глазах,

Будешь только её любить,

Сладкий мёд на её устах,

Будешь ночью бессонной пить…

Не держи, отпусти, прости,

Не тебе это всё, не твоё.

Весь измаялся, нет уж сил,

Ты давно никто для неё.

Ночь

Присела ночь на вымученный город,

Стихает гул струящейся толпы.

У магазинов не стоят таксомоторы,

Разлился свет неоновой луны.

И мгла течёт по городу как сажа,

Прожилки жёлтые от старых фонарей.

И гаснет свет в глазах пятиэтажек,

Ко сну склоняя город и людей.

Ты где-то там, в притихшем лоне ночи,

Лежишь укрывшись, под «пуховиком»,

Я прошепчу тебе: Ты спи, спокойной ночи!

Пусть сны тебе приснятся с «огоньком».

Когда проснёшься — мокрая подушка

И жарко телу, терпкая волна,

А воздух станет сладостно-удушлив.

Ты скажешь: Сладко я спала!

Недели без тебя…

Далёко мы, одна ты, я один.

Ты мнёшь свою подушку одиноко,

Я кутаюсь под пледом, нелюдим…

Бессонницей терзаемся жестоко.

Ты тот далёкий берег и маяк,

Что мнится мне ночами и под утро,

Постель жестка и не уснуть ни как,

Там снег идёт, а одному так мутно…

Раскрылась и тихонечко сопишь,

На лоб свалился непослушный локон,

Ты сладко очень и красиво спишь,

А рядом кошка, как пушистый кокон.

Я призраком приду к тебе в твой дом,

Присяду на колени, у постели

И в сне твоём спою тебе о том,

Как долго очень тянутся недели.

Недели без тебя и без меня,

На кухне иль под пледом нелюдимо.

Ты ждёшь меня, а я всё жду тебя,

А дни, там где нет нас, проходят мимо…

Немного жаль

Немного жаль минувших дней,

Немного, только не страдаю,

Там, в мудрой памяти моей,

Вся жизнь моя, слегка хромая.

Там долго брёл я наугад,

Об корни жизни спотыкался.

О, сколько тех, кто был бы рад,

Чтоб я упал и не поднялся…

Немного жаль ушедших дней,

Беспечной юности влюблённой,

Там, где-то в памяти моей

Есть ты — с тобой я окрылённый.

Мне не хватает, может дня,

Того, что стал мне хины горше?

Мне солнца не хватает и тебя…

Тебя, пожалуй, не хватает больше.

Ушедшие мгновенья и года,

Их жаль, но вот сейчас-теперь дороже.

А прошлое останется всегда,

Вернусь к нему, но позже только, позже.

Новогодняя встреча

Часы двенадцать пробили на башне,

Уходит молча грязный, чёрствый год,

У ёлки, провожая день вчерашний,

Он счастье ждёт, вдруг мимо не пройдёт…

Быть может, кто-то с ним гуляет рядом,

Вдруг ждёт кого с надеждою в глазах,

А может провожает молча взглядом:

Куда же ты? — платок держа в слезах…

Пройдёт он, в темноте и не заметит,

Быть может та, кого всю жизнь искал,

Махнёт ему, а он в неверном свете,

Подумает, что там вдруг кто упал…

Часы пробили два, пустая площадь,

Тот, что стоял и ждал свою судьбу,

Бредёт по тротуару, будто лошадь,

Пиная что-то, жизнь кляня свою.

Комок сжимает горло от досады,

Опять начался год наперекос…

Она бредёт дорожкой по горсаду,

Платком намокшим растирая нос.

Споткнулся он, споткнулся о бутылку,

Свалился на брусчатый тротуар

И как в кино, как-будто под копирку

— Едрён-батон! Эх, чёрт тебя б побрал!

Часы пробили три на башне тёмной,

Она притихла, он молчит пред ней,

В огромном этом мире, неуёмном,

Вдруг встретились средь парковых огней.

Неважно что зима и пусть морозит,

Не важно что и праздник, пусть идёт,

Стоит он, вид чудной и чуть серьёзный,

Она ему платком коленки трёт.

Он смотрит на неё как на богиню,

Она как на небесного царя.

Но вот они и встретились отныне!

Мытарила судьба их всё ж не зря.

Не надо…

Не надо, не ищи в себе причины,

Не нужно в тишине сидеть страдать,

Ты можешь не искать, не ждать мужчину,

Он сам придёт, когда устанешь ждать.

Не нужно на судьбу пинять слепую,

Не надо суеверий тени звать,

Так трудно переждать тоску ночную

И не с кем вечерами поболтать.

Не может быть влюблённости фальшивой,

Любовь всегда берёт над нами власть.

Как в первый раз, встречая взгляд любимой,

Кипит опять безумие и страсть.

Мужчины ведь как дети — Ты мне веришь?

Я сам такой, мужчина и дитё.

И никуда страдания не денешь,

Пока один и не найдёшь своё…

Причин и оснований очень много,

Любить того кто рядом, кто с тобой.

И лишь один, из сотен тысяч многих,

Не станет заменять тебя любой.

О чём молчишь ты?

Чудесный день и солнце в небе,

Вот ты в постели, в сладкой неге,

Толкнёшь кота слегка ногой.

Ты где-то там… Но не со мной.

Проснулась ты, лежишь в «ночнушке»,

Обняв сестру свою — подушку.

О ком ты думаешь, о ком?

Задумчив взгляд — всё о другом.

Вот гости в доме, стол накрыт,

Вот старший сын на дверь глядит,

А ты качаешь головой

— Не уходи, сиди со мной!

Вот вечер — тихо во дворе,

Собака дремлет в конуре.

Там телефон трезвонит твой…

Наверно звонит тот — другой.

Вот ты задумчиво стоишь,

Ты в ночь оконную глядишь.

О чём молчишь ты, что с тобой?

Он не приехал… Он с другой.

Потухла свечка, спит твой дом,

Так тихо стало ночью в нём.

Вот ты уснула в тишине.

Там я с тобой… Но лишь во сне.

Оглянись — я здесь, всюду

Не уйду, не пропаду… Знаешь,

Я ведь рядом, оглянись — всюду.

Ты меня к себе собой манишь

И мне пишешь — я с тобой буду.

Я приду, ты только жди… Ночью,

Обниму, прижму к себе… Хочешь?

Пошепчу тебе, смотря в очи

— Я искал тебя, скучал очень!

Твои волосы — вода, косы…

Целовать тебя в уста, груди,

До утра… Вокруг туман, росы.

Соловьи с рассветом петь будут.

Свежим ветром я ворвусь — слышишь?

Только жди, не засыпай — ладно?

Ты сегодня же меня встретишь,

Полотенце принесёшь в ванну…

Целый век теперь с тобой буду,

Ты встречай меня, готовь ужин.

Оглянись вокруг — я здесь, всюду!

Твой я, твой, тебе на век суженый.

Однажды ты забудешь…

Однажды ты забудешь обо мне,

Появится другой с тобою рядом,

В объятиях его ты словно снег,

Растаешь под «портвейновым» разрядом.

И утром, лишь проснувшись, за столом,

Не вспомнишь про горячие объятья,

Про то, как обнимались перед сном,

И как потом искали долго платье…

Однажды ты не вспомнишь обо мне,

Зачем, когда и так всё в жизни гладко,

Когда коньяк всегда есть на столе

И каждый день поклонник с шоколадкой.

Не вспомнишь, нет не вспомнишь обо мне,

Зачем, ведь я коньяк не покупаю

И не тону под ночь в хмельном вине,

И ночью, и с утра не обнимаю…

Однажды я забуду о тебе,

Пускай другой с утра стоит у лавки

И тонет в этом сброженном вине,

И дарит из «просрочки» шоколадки…

Одинокий прохожий

Осень тихо шептала,

Он стоял под зонтом.

Ветром мокрым смывала,

Листья в трубы под дом.

Одинокий прохожий,

Не жены, не друзей,

В этот день непогожий,

Так гулял целый день.

Дома, серые стены,

Надоели уже.

Да сосед треплет нервы

На втором этаже.

Пьяный в «стельку» припрётся

И с женою скандал,

То вдруг с ней раздерётся,

То с ней «давит» диван.

Там дивану лет двести,

— Задолбали уже,

Лучше б трахались в кресле,

Слушать их — просто «жесть».

Нужно съехать куда-то.

Где б квартиру найти?

Враз вскочить — как когда-то,

Пять минут и в пути…

Но не двадцать, не тридцать,,

А за сорок уже,

И дорога не снится,

Плохо спится уже…

Дождь верёвками с неба,

Он стоит под зонтом…

Где б он был, где он не был?

Всё в трубу… И под дом.

***

Одно мгновение тебя стоит вечности.

— Марк Леви. «Семь дней творения»

Минуты, годы не любя,

Пустые дни, пустая вечность.

И пуст тот мир, и нет ни дня,

Где миром правит бессердечность.

И только там, где есть любовь,

Где состраданье, человечность,

Опять влюбляешься и вновь

Одно мгновенье стоит вечности.

Одной…

Одной, средь тысячи немых,

Я посвящал тебе послания,

Озвучив все свои желания,

В словах правдивых и простых…

Но пуст эфир, мои порывы,

Терялись эхом в пустоте,

Иль растворялись в темноте,

Мои стихи, к любви призывы.

Прошу, припав к твоим ногам,

Хоть целовать их и не смею,

Хочу назвать тебя своею…

Я так подумал — ты ведь там.

Я был с тобой, гулял в саду,

Лились ручьём признанья-речи

И до утра не тухли свечи…

О, как прогнать мою мечту!

Ты пишешь — друг мне, да, я друг,

Но дружбу эту ненавижу!

Тебя женой прелестной вижу

И меркнет мир меня вокруг…

Как тяжек груз моих признаний,

Я понял, знаю что пусты,

Терзают плоть и ум мечты…

Лишь стон несбывшихся мечтаний.

Она другая стала, он стал строже

Вот осень снова, жухлая трава,

Остыло небо, реки потемнели

Всё ниже солнце и в душе зима,

И дни пустынней стали, и недели.

Не спится ночью, будит телефон,

Приходят всё пустые смски,

Ты рядом, но из трубки мерный тон,

Луна лучом разгладит занавески…

…Ты там, лежишь и смотришь на луну,

А в памяти ожило всё что было.

Бессонница… Рукой махнёшь ему,

Тому, кто был стеснительным и милым.

Как холодно ночами одному…

Она другая стала, он стал строже.

Она бежит во сне опять к нему,

К тому, кто был влюблён и был моложе.

Он тоже улыбается во сне…

Она стоит под яблоней цветущей,

Как рады они оба той весне,

Дарующей любовь и вдаль зовущей…

Толкнул как-будто кто-то в бок её,

Лежит, в окно глядит, опять не спится.

Он тоже вдруг подумал про неё

— Вернуться бы назад и вновь влюбиться.

Нет счёта всех бессмысленных потерь,

Числа сердец утерянных, разбитых…

Как хочется вернуть хотя бы день

И вспомнить то, что было позабыто.

***

Странно как-то, чудно,

Вроде любишь кого-то,

Только ей всё равно,

Хоть ори до икоты.

Строишь планы на жизнь,

Пишешь письма-признанья,

Был бы только в том смысл…

Только боль и отчаяние.

Кто-то любит тебя,

Где-то тайно вздыхает,

Ходит мимо тебя,

Быть с тобою мечтает.

Взглядом изподтишка

Вдруг одарит при встрече,

Покраснеет слегка,

Будет ждать новой встречи.

Что ж судьба не сведёт

Этих двух воедино?

Всё куда-то ведёт,

Да разводит всё мимо.

Очень много красивых,

Но не их выбираем,

А лишь тех, к кому сильно,

Мы душой прикипаем.

Письмецо к…

Я пишу письмецо,

Рядом фото твоё.

Погляжу на лицо

Дорогое моё.

Ты молчишь и слова

Застывают во мне.

Закрываю глаза,

Ты опять в моём сне.

Дразнишь будто меня,

Мне покажешь язык.

Догоняю тебя,

Обнимаю на миг.

Но вдруг вздрогну во сне,

Ты исчезла опять.

Не успел я к себе

Посильнее прижать.

Чтоб сдержать твой порыв,

Чтоб осталась со мной.

Чтоб кричала внадрыв —

Отпусти! Будь со мной!

Ах душа ты моя,

Тяжело как с тобой!

Но улыбка твоя

Не даёт мне покой.

Как немое кино,

Я смотрю на тебя.

Я и не был с тобой,

Но всегда для тебя.

Не отправлю письмо,

Вдруг поймёшь всё не так…

Да уже всё равно,

Всё и так кое-как.

Прочитаешь иль нет,

Да дойдёт-ли оно?

Не придёт мне ответ,

Верно мне не дано…

Письмо

Полмира он прошёл пешком,

Стремясь познать любовь и верность.

Но был-ли с ними он знаком?

Как зыбко всё, как всё приелось…

Сожжённый ложью и коварством,

Бродил по весям, городам,

Не досыпая и в мытарствах,

Искал одну… Остаться там.

И встретил. Счастье-ль, наказанье?

Не ведал он что его ждёт,

Мечтал о женственных лобзаньях,

И верил в то, что он найдёт…

И вот, гуляя по аллеям,

В раздумьях горьких о судьбе,

Немного может и жалея,

Что начал путь свой по стране…

…Она стояла и курила

У старой парковой скамьи,

По телефону говорила,

О чём-то — может с кем своим.

Он шёл аллеей ей навстречу,

Слагая рифмы на уме,

Не ведал что здесь он встретит,

Ту, что оставит след в судьбе…

Глаза в глаза, столкнувшись взглядом,

Он улыбнулся и она,

Остановился с нею рядом

И вдруг поплыл как от вина.

Он без вина был опьянён ей,

Они гуляли до темна,

Он целовал её несмело,

Она светилась как луна…

Ночь пролетела как мгновенье,

Он до утра почти не спал.

Она в уме, как наважденье

— Ведь та, ведь та кого искал!

Но как она его воспримет,

Покажет новый, чудный день,

Быть может примет иль отвергнет,

Чужою будет иль своей…

Бежало время с дня знакомства

— И пишет ей он, и звонит,

Она, без ложного притворства,

Ему о жизни говорит.

И обсуждают то что будет,

И планы строят наперёд,

Что вместе семью строить буду,

Что жизнь в гармонии пройдёт…

Он знал её, как будто с детства,

Она рассказывала всё,

О бабке жившей по соседству,

Про детство трудное своё…

О том, как замужем бывала,

Как разводилась, почему,

Как часто денег не хватало,

Отдала б всё, но не ему…

Воспрял душой, проникся к ней

И воспылал любовью чистой,

И ждал с ней встречи — О, скорей!

И новый год уже так близко…

Звонок: Ну что, ты едешь, далеко?

— Да, еду, еду, скоро буду!

О как в разлуке не легко.

И пробки в городе повсюду.

Уж вечер, поздно, звонит ей:

Приехал я, к тебе зайти,

К любимой горлице моей,

Ведь рядом я и по пути?

Молчанье в трубке, тишина,

Спустя минуту отключилась…

И пишет: Я сейчас больна,

С тем, с кем была, я бы помирилась.

Как снег на голову, как лёд,

Сошедший вниз лавиной страшной!

Да что ж такое — не везёт,

Был так прекрасен день вчерашний…

Опять измена и обман,

И подлость, ложь, и сердце гложет.

Напиться может сильно, в хлам?

Но вряд-ли пьянка в том поможет…

Он в праздник дома просидел,

В квартире съёмной, до полночи,

Как бьют куранты поглядел

И выпил — воду, между прочим,

Поел салат, достал тетрадь,

Перо — не нужен телевизор.

Не знал что будет он писать,

Но лишь начни и будет выбор…

Строка, строка, письмо писал,

Пока не выдохся весь ночью,

Уснул под утро лишь — устал.

Хотел всё ей сказать воочию…

Ну вот, на стыд или на смех,

Послал ей длинное посланье.

Не знал что ждёт — позор, успех?

О как сжигает ожиданье…

Письмо к…

Прочтешь-ли ты письмо — а вдруг?

Тебе посланье написал я,

Прочти его мой милый друг.

Я ждал, извёл себя в терзаниях…

Как так случилось, не пойму,

Светилась ты и возгоралась.

То вдруг потухла — почему

И что с тобой такое сталось?

То отвечала на звонки

И сообщения в интернете…

Я стал не тем, я стал другим?

Ты не молчи мой друг, ответь мне!

Куда весёлость, шарм, задор,

Пропали враз — вдруг тихо стало.

Ужель я нёс какой-то вздор

И слушать ты его устала?

Прости меня мой милый друг!

Видать и впрямь проблемы дома.

А вдруг не так, а если вдруг…

Смогу-ль я жить среди обмана?

О, если б смог тебя прочесть,

О, если б знать тебя немного…

С тобою быть — то боль иль честь?

А сердце бьётся от тревоги!

Лишь только толику тепла,

Доверия малость и улыбку,

И я с тобою до конца,

Делил бы кров и жизнь. Но зыбко…

Но зыбко, смутно впереди,

Туман, холодность ощущаю.

За недоверие прости!

Я сам такой, я понимаю.

Я чужд тебе, знаком едва-ль,

Гуляли просто под луною.

Но шанс и время ты мне дай

— Я тот, кто хочет быть с тобою.

Я тот, кто жизнью опалён,

Кто был сожжён изменой подлой,

Вновь поднимался, был сломлён

Судьбой надменною, холодной.

Я тот, кто сам себя забыл,

Забыл кто есть и кем родился…

Но вновь нашёл немного сил,

Нашёл тебя и вновь влюбился.

Так что же ты, мой милый друг,

Меня терзаешь недоверием?

Я рядом, здесь — замкнулся круг,

Отбрось все старые сомненья.

Я как и ты, хочу в семье,

Жить и любить, и быть любимым…

Что ж ты молчишь, ответь же мне,

Мне ждать тебя, идти ли мимо?

Как бесконечен шар земной

— Найду-ли я, как ты, такую?

О, как же хочется порой,

Проклясть Судьбу свою лихую…

Я здесь останусь, буду жить,

Гулять аллеями горсада.

Я буду жить с тобой — любить,

Коль ты позволишь быть мне рядом…

…Но время шло, не день, не два,

Не месяц, год — летят столетья.

Пусты как ветер все слова

И нет любви в подлунном свете.

А он всё ждал, всё ждал ответ,

Она писать ему не будет.

Одна всю жизнь — ответа нет…

А он теперь другую любит.

Побывка

— Улыбнись: ты просила,

— Хмурым быть не к лицу.

Где ж тебя друг носило?

Письма слать как юнцу?

— Проглядела все очи,

Тосковала одна.

Даже в долгие ночи,

Всё ждала не спала.

— У окошка сидела,

Прикорнув иногда,

Все глаза проглядела,

Тебе верной была.

— Верю я тебе, верю:

Говорил я в ответ,

— Коли нету доверия,

Не к чему этот бред.

— Знаю что у окошка,

Всё ночами ждала.

Эвон, Васькина кошка

До сих пор не ушла.

— Вот носки у порога…

Неужели твои?

А сапог на дороге,

Как похож на мои.

— Как глаза проглядела,

Синева глянь вокруг.

Ты бы платье одела,

Вдруг заявится друг…

— Что потеешь, бледнеешь,

Худо что ли тебе?

Да, вот так вот приедешь,

Только жёны не те…

— Не боись красотуля,

Уезжаю — Прощай!

Денег надо? А дулю!

У Васька попрошай.

Так что друг мой курносый

Не звони, не пиши.

Что случится — три к носу

И почаще дыши.

Пожелай…

Пожелай ты ей счастья,

Пожелай ей любви.

Не зови, не кривляйся,

Не кричи, не беги.

Пусть идёт себе с миром,

Пусть живёт где-то там,

Кофе с пенкой и с сыром,

Пьёт одна по утрам.

Вспоминать не пытайся,

Пусть с другим поживёт.

Сам живи и влюбляйся,

Боль потери уйдёт.

Время раны затянет,

Не стучи себе в грудь.

Незаметно отстанет…

Свой найди новый путь.

Прости, что на звонки не отвечаю!

Прости, что лишь во сне тебя встречаю,

Два сердца неразлучных — там и здесь.

Прости, что на письмо не отвечаю,

Наверно почтальон не смог донесть.

Прости, звоню я редко, раз в неделю,

Тут было, что сломался телефон,

Потом недели две искал кто б сделал,

С другого делал номера дозвон…

Конечно, сам тебя учил когда-то,

Коль не знакомый номер — то не брать,

Я думал, вдруг ответишь, но досадно,

За верность ведь не стоит и ругать…

Прости, в тебя не верил, думал просто,

Твердишь мне о любви своей ко мне,

Теперь-то вижу, знаю, что серьёзно,

Прости мне недоверие вдвойне…

Мне жаль, что лишь во сне тебя встречаю.

Запутался в сомнениях к себе…

Прости, что на звонки не отвечаю.

Решился — хватит, еду я к тебе!

***

Прости что я порой бываю странный,

Что так отчаянно стараюсь не любить,

Да как же быть, коль я такой упрямый,

Во мне твой образ и ни как не позабыть.

Лишь только память затуманится немного,

Лишь только ночью начинаю видеть сны,

Где нет тебя, где мне не одиноко,

Где я средь трав, средь утренней росы.

Где воздух режут ласточки крылами,

Где небеса бездонной глубины,

И где плывёт, плывёт над облаками,

И льётся свет, волшебный свет луны…

И вновь гуляя, вечером, в раздумьях

Тебя встречаю, средь толпы, одна,

Счастливый сон, моей души колдунья,

Но не со мной… Опять в ночи без сна.

Как трудно жить, любить, не быть любимым,

Как трудно жить, стараясь позабыть,

Но вновь и вновь, ты рядом, только мимо,

Опять горю, стараясь не любить…

Пусть птицы, ветер, расскажут это

Она смеётся, да так красиво,

Как родниковый, журчащий глас.

Рукою тёплой коснётся мило,

Забыв что мы не вдвоём сейчас.

И говорит мне, а я не слышу,

Искрится пламень любви во мне.

В глазах любовь её вижу — вижу!

Впуская в сердце её к себе.

Тебя прижму я, ты смейся Яна,

Как в вальсе чудном вскружу тебя.

Взлюбуюсь цветом ланит румяных,

Шепну на ушко: Ты жизнь моя!

Пусть ветер буйный, пусть птицы в небе,

Расскажут всем о любви моей!

Плыву по волнам любовной неги…

Пусть звёзды видят — я счастлив с ней!

По «пятёрке» пантера гуляла

Я стоял улыбался прохожим,

Когда встретил задумчивый взгляд,

Она шла, на пантеру похожа,

И одета в такой-же наряд.

С вожделеньем мужчины вздыхали,

Пацаны улыбались ей вслед,

И глазели, и слюни роняли,

Взглядом «ели» её силуэт.

Сердце в такт каблукам её билось,

Но когда обратилась ко мне,

Оно замерло, остановилось,

И прилипло на мокрой спине.

Я стоял как дурак улыбался,

Рот раскрытый, глаза ей на грудь.

И подумал

— Ужели попался?

Не пожил, не успел отдохнуть.

Груди томно вздымались, как волны…

«Эго» сильно напрЯглось, гудит.

Мне она:

— Не смотрите-же, полно!

У вас что-то меж ног уж торчит!

— Помогите мне в деле пикантном,

Нужно к ужину что-то купить.

Нам в салоне, с подругой, внезапно,

Захотелось с тоски пригубить.

— Дегустатор с меня вот не важный,

Подобрать вам вино не смогу.

Я в другом деле очень отважный,

Что угодно, там делать могу.

— Так сказал и залип среди зала,

А она хохотала взахлёб,

И слегка успокоясь сказала

— Ты мужчина совсем долб… б!

— В магазине не место для съёма,

Выдвигайся ты в винный отдел,

Там возьми для «души», для подъёма,

Я хочу чтобы ты попотел!

Я волнуясь, краснел, спотыкался,

Взял Текилу и пачку «Condom»,

Но на кассе сосед повстречался,

Это был наш в дому «управдом».

И с какой-то никчёмной проблемой,

Где народу у кассы полно,

Толковал мне о счётчике «левом»,

— Нахера мне всё это нужно?

Я к подвалу ломился как «тигр»,

По спине ручейком лился пот,

— Не дождаться от вас видно «игр»,

Вместо «нас» полижите замок!

Чёрным маркером, почерк красивый,

На стекле, изнутри, для меня,

— Да поэт, береги свои силы!

Я когда-нибудь буду твоя!

Разжигая утро страстью

Твой сладкий плен,

Прекрасные объятия,

Твой нежный стан,

Влекущий по утру,

Твой сонный взгляд

До одури приятен,

Взгляд отвести

Никак свой не могу.

Соблазном тела

Пламя разжигаешь,

Костёр любви

Пылающий с утра,

Лежишь нагая,

Телом соблазняешь,

Припал к груди

И началась игра…

И полетели в небо,

В одночасье,

И стон твой страстный,

Тел-пружин изгиб…

Твоё свечение

— Как облик твой прекрасен!

И сладкий пот, и вздох,

И тихий всхлип…

Сельская женщина

Осень прохладная, солнечно, ветрено,

С детского сада бежит детвора.

Женщина с сумкой, помочь-то ей некому,

После работы всё тянет сама.

Сельская женщина, руки натружены,

И за плитой, и дрова поколоть.

В школу детишки, штаны отутюжены,

Мужу с машиной ещё-бы помочь…

Всё переделано, с долгом исполненным,

Муж на диване лежит и храпит.

Всем угодила, все в доме накормлены,

В кресле с вязаньем полночи сидит.

Только средь ночи поднимется доченька

— Что это мама так долго не спит?

Вон на дворе уже тёмная ноченька,

Время уж много, всё в кресле сидит.

Милая, добрая, руки усталые,

В кресле притихла, чуть слышно сопит.

Дочка целует ей щёки румяные

— Не разбуди!

Ей отец говорит.

Завтра опять беготня и работа,

В доме тепло и семье хорошо.

Вот и уснула, сморила забота,

Сельскую женщину с тёплой душой.

Славяночка

С горы катились саночки

И падал мягкий снег,

По воду шла славяночка,

Ей все смотрели вслед.

Коса тугая с ленточкой,

Румянец на щеках,

Кричали вслед ей: Девушка,

Зовут-то тебя как?

Глаза, что небо ясное,

Уста — им мёд бы пить,

Идёт, что пава страстная

— Ну как не полюбить?

Вдруг встала на пригорочке,

Увидев что все ждут.

Красавцу, что в стороночке

— Все Златою зовут!

И взяв ведро с водицею,

Пошла путём своим,

А парень взвился птицею

— Заговорила с ним!

Под гору шла славяночка

И падал мягкий снег,

С горы катились саночки,

За Златою в след.

Стоит мужчина под дождём

Мужчина нынешнего века,

Стоит и мокнет под дождём.

Ведь нет важней для человека,

Тех чувств, что вновь таятся в нём.

Зажжённый искрою однажды,

С огнём в груди продолжит жить.

Но сможет-ли он встретить дважды,

И вновь всем сердцем полюбить?

Искать везде, локтём толкаться,

И ухватившись за мечту,

И бросив всё за нею гнаться,

Ища в толпе судьбу свою.

Мужчина нынешнего века,

Стоит и мокнет под дождём.

Печален взгляд у человека,

Опять её не встретил днём…

Сладкий плод я вкушал

Жизни сладкий кусок

Я однажды вкусил.

Пил любви терпкий сок,

Так любил — спал без сил.

Притомился видать,

Жизнь не так уж сладка.

По ночам стал я спать,

Стала сладость редка.

Нет уж тех, что могли

В страсти ночью кричать.

Растворились, ушли.

Не найти, не нагнать.

Только сны о любви

Беспокоят в ночи.

Губы глажу твои…

Слишком сны горячи.

Так порою случается

Так порою случается,

Среди тысяч один

Человек нам встречается,

В путь готов ты за ним

Через тернии к счастью

И любовь воскресить…

Редко это, не часто,

Жизнь готов с ней прожить.

Но как только знакомство,

В апогее своём,

Вспыхнут звёзды и солнце,

Снова ясно, как днём.

Вдруг какой-то занозой,

Или палкой под дых,

Ты готовил ей розы,

Только там есть жених…

Или муж, иль любовник,

Да уже всё равно…

Ни к чему треугольник

— Счастью быть не дано.

Бродим, бродим по свету,

Зов натужный в груди.

Где ж любовь в мире этом,

Что нас ждёт впереди?

Полёт

Полёт над миром и во сне,

Полёт туда, где белый снег,

Полёт над тундрой и тайгой,

Полёт и летом и зимой.

Лети по небу друг, лети,

Где не изведаны пути.

Душа нам крылья подарила,

Мы птицы две, нам это мило.

Я поддержу тебя, лети,

Не сбейся только друг в пути.

Я буду компасом тебе,

Я как фонарик на избе.

Я буду рядом, здесь, с тобой,

Я помогу тебе, ты пой.

Среди полей меня найди.

А ты лети мой друг лети!

Отключили отопление…

Оставить женщину одну,

А вдруг отключат отопление?

В холодном, каменном плену,

Ей не согреться — вот мучения.

Одно спасенье — ванна, душ,

Подать халат иль полотенце…

Как жаль, что я летать не дюж!

Её бы согрел своим я сердцем.

О, как-же трудно мне представить,

Что там она, одна, дрожит…

Но нет, не смог бы я оставить,

Быть с ней и чай ей предложить.

Из ванны, тёплая и в каплях,

Халат накинуть и обнять,

И целовать — вот это счастье!

Хоть полминутки постоять…

Как там она, поди согрелась?

Вода-то тёплая идёт…

Хоть потеплее бы оделась.

Блин… Батареи словно лёд!

Тихий вечер

Вечер тихий, хороший,

Ветра будто-бы нет,

С неба сыплет порошей,

Манкой белою снег.

В темноте, в подворотне,

Тихий смех, голоса.

По такой-то погоде,

Не течёт по носам.

Не замёрзнешь на месте,

Да вдвоём. Ноль почти.

Парень шепчется с вестой

— Как слова горячи!

И на миг вдруг притихли,

Верно был поцелуй.

Парень, ты б свои мысли

Приструнил, не балуй…

Хохотнула девчонка,

Извернулась и в бег,

Парень дёрнулся — скользко,

Завалился на снег.

— Позвони мне Маринка!

Буду ждать твой звонок.

Вечер как на картинке,

Молодёжи урок…

Тихий вечер, хороший,

Плюс почти, ветра нет.

С неба манкой-порошей,

Осыпается снег.

Ты наверно грустишь о ком-то

Льёт серебряный, звонкий дождь,

Барабанит весь день по крыше.

Ты сидишь и чего-то ждёшь,

Время ход на часах чуть слышно.

Дымом пахнет, камин трещит,

Льёт ручьями тепло по дому.

Слышно где-то как мышь пищит,

Кот у дырки — как всё знакомо.

Струны тянутся с крыш к земле,

Как на арфе играет кто-то.

Дождь о чём-то поёт тебе,

Ты наверно грустишь о ком-то…

Дождевая струится песнь,

Ты под пледом в уютном кресле,

В доме тёплом скучаешь здесь,

Только он не с тобой, не вместе.

Дождь стучит и стучит в окно,

В небе тёмном раскаты грома.

Помнишь было давным-давно,

Ты одна не скучала дома…

Третий день телефон молчит.

Он позвонит, но только после…

Только дождик звенит, звенит,

Нет ответа — не будет вовсе.

Ты не будешь моей

Эти письма, признания твои,

Ты кому-то опять адресуешь.

Я читал их, они ведь мои,

Ты о нас в них картинку рисуешь.

Эти строки как будто ко мне.

Как ты можешь писать так послания?

Я невольно примерил к себе,

Эти строки твои и признания.

Без любви верно трудно тебе,

Но коль крылья взрастают душевно,

Устремиться ты можешь ко мне,

Даже в мыслях, но всё-ж совершенно.

Ты лети, пусть не будешь моей,

Но тебе я поддержку дарую.

Рядом много хороших людей,

Душу сможешь найти в них родную.

***

Ты не часто, но бывает иногда,

Едешь город мой туманный навестить.

Поезд твой приходит рано — в шесть утра,

Можно где-то посидеть и чай попить.

Ты задумавшись, о чём-то загрустишь,

Может думая о долгих днях разлук…

А потом позвонишь мне: Привет, не спишь?

Я хотела поболтать с тобою друг…

Всё равно, когда ты звонишь — ночью, днём,

Мне ведь тоже вроде некуда спешить,

Даже краткий разговор наш «ни о чём»,

Нам подсказывает, как мы будем жить.

— Приезжай! Бери такси, я жду тебя.

Будешь к дому подъезжать, мне набери.

Будто век прошёл, себя терзал томя

И наверное считал до встречи дни.

Я на улице, прохладно и темно,

Телефон и голос в трубке: Ну ты где?

— Оглянись, я здесь стою уже давно!

Ну привет, ты долго ехала ко мне!

Ты прости, что я не разглядел…

Ты прости, что я не разглядел,

Искорки в глазах твоих, усталость.

Значит одиноким быть — вот мой удел,

Это всё, что в жизни мне осталось…

В суматохе будней, серых дней,

Не обрёл, но потерять боялся.

Да, мечтал что будешь ты моей,

Но ушёл, о чувствах не признался…

Может ночью звёзды в небесах,

Обо мне тебе расскажут что-то,

Сон… Ну да, я видел тебя в снах,

Ты шептала ночью мне о чём-то…

Может солнце отблеском в росе,

Всколыхнёт поток воспоминаний.

Там, однажды, я бежал к тебе,

Но с другим была ты на свидании…

Время — вереница дней, поток,

Люди, суматошные создания.

Нет, не мне раскрылся твой цветок

И не я шептал тебе признания…

Уехала и скатертью дорога

— Пиши!

Сказала ты мне улыбаясь,

А я пихал сумищу в твой вагон.

Я знал, что навсегда с тобой прощаюсь,

Шагами, мокрый меряя перрон.

Град мелкий сыпал манкою хрустящей,

По крышам и по стёклам скрежеща,

В межвременьи ночном, ненастоящем,

Я брёл через весь город не спеша.

Уехала… И хрен с ней, мне спокойней,

Не нужно выцеплять по кабакам.

Смогу ночами спать, дышать свободней,

С соседями болтать по вечерам.

Пиши? Да на хера мне это нужно!

Я что, умалишённый тугодум?

Ей не был не сожителем, не мужем,

Не буду я травмировать свой ум.

Пускай живёт в неведенье далёком,

А мне здесь проще будет одному.

Один? Но нет не буду одиноким,

Кого-нибудь для жизни я найду.

Быть может не сегодня, а чуть позже,

Без разницы — я жизнь не тороплю,

Надеть хомут на шею, дать им возжи…

Потом. Пока ума, здоровья подкоплю.

Вновь жизнь моя течёт что в поле речка,

Размеренно и чинно, как в кино.

Сжигают жизнь пустые человечки,

Таких как я, понять им не дано…

Уходите без сожаления

Уходите без сожаления

От того, кто не хочет слышать вас.

Кто слова подвергает сомнению,

Кто отводит взгляд свой от ваших глаз.

Не такие они и значительные,

Подарите своё им отсутствие.

Не встречаются исключительные,

Ни к чему им ваше присутствие.

Мы не ценим того, кто рядом,

Словно мёд нас чужое к себе манит.

Вы поверьте — вам их не надо,

Если в сердце исчерпан уже «лимит»…

Фантом

В тиши туманной, предрассветной,

Возник вдруг образ предо мной,

Её я видел может где-то,

Иль образ ум рисует мой.

И не толста, не худощава,

В красивом теле и мила,

Чуть-чуть кокетлива, румяна,

Цвет карих глаз сведёт с ума…

Как нимфа тайная, Наяда,

Из ниоткуда в мой покой,

Явилась мне души отрада,

Чтобы увлечь меня с собой.

…Мой ум любови возжелавший,

Мне образ счастья одолжил,

Чтоб я от серости уставший,

Не тосковал, а дальше жил.

Хочется…

Мне щекой небритою хочется

Провести по твоей груди,

Чтоб убить твоё одиночество,

Чтобы всё клокотало внутри.

Чтоб стонала ты и кривлялася,

Чтоб кричала слова взахлёб,

Чтоб от счастия изнемогалася

И взрыдала в постели чтоб.

Чтоб кидалась в меня подушкою,

Чтоб схватив я в тебя вошёл,

На полу, как лягушка с лягушкою,

Чтоб экстаз в один миг пришёл.

Чтоб лежали уставшие, тихие,

Головою уткнувшись лобок,

А потом чтоб как вольные, дикие,

Засыпали уткнувшись в пупок.

Как мне хочется, очень хочется,

К твоей гладкой и тёплой спине,

Прижиматься, а ты расхохочешься

Расслабляясь в горячей волне…

Что любовью назвать?

Что любовью назвать,

Где ответ на вопрос?

Как любить, не страдать,

Не глотать горечь слёз?

Без остатка отдать,

Всё что есть у тебя.

Да не ждать, не гадать,

Жить в сторонке любя…

Может нужно простить,

Или всё-ж не любить?

Как тогда в мире жить,

Коль любовь не делить?

Как пустынно порой,

Коли сердце пусто,

Да не дарит покой,

Дом где пусто давно.

Что такое любовь?

Это радость и боль.

Вы встречаетесь вновь,

Но дерёт раны соль.

Разве можно так жить,

Не любить, не страдать,

С кем-то мир разделить…

Что любовью назвать?

Шла девица к реке по воду

Постучался в окно рассвет морозью,

Рисовал на стекле узор инеем,

На дороги и луг сыпал порошью,

Разгонял тучи по небу синему.

Шла девица-душа к реке по воду,

Разрумянилась, щёки-то красныя,

Голубые глаза — Ах как молода!

Брови черны как смоль, душа страстная.

Парень вслед ей кричит: Ай да девица!

Ах краса, да ланиты румяные!

А походка, ты глянь, словно стелется,

Губки словно две вишенки, алые!

Ты поди краса, набери воды,

Да испить мне дай — иссушился весь.

Что ж зарделась вся? Ты поди сюды,

Здесь давно стою, жду тебя я здесь…

Не беги, постой, не кусаюсь я,

Видишь всей душой прикипел к тебе.

Вдруг я буду с тобой, вдруг судьба моя?

Да постой же, постой, дай напиться мне!

Дева шаг свой быстрый убавила,

Сердце птицею бьётся в её груди,

Взглядом ясным своим парня жалила:

Что ты ждал меня, так ты врёшь поди!

Девки вьются вокруг тебя толпами,

Сам красавец какой, кудри густые.

Неужель не загружен заботами?

Все словами, кудрявые, шустрые.

И плеснула водицы в лицо ему,

Звонкий смех разлился над округою,

Поцелуй свой горячий дала ему,

Обещала стать верной подругою…

Парень шапку о земь: Эх чертовка-та!

Любит, любит, ведь знаю, меня она.

Верно скоро женюсь — вот она мечта,

Всем на зависть парням, будет мне жена.

А недели чрез две, на селе шумно,

Василёк с Василисою женятся.

Вот мечта и сбылась, что жила давно,

Василиса смеётся — не верится.

Я болен ею как ни кем

Кем болен я и что со мной,

Я спать ложусь, не засыпаю.

Быть может болен ей одной,

Но только кем и сам не знаю.

Не той-ли что встречал всегда

В тенистом парке у фонтанов,

Она с подругой, иль одна,

То на скамье подле каштанов…

Я болен, болен как ни кем,

Лишь ей одной я буду тенью.

Мне с нею быть или ни с кем,

Предать себя и жить в забвенье.

Мечтою к ней я окрылён

И в мыслях с нею засыпая

— Я болен ею, я влюблён!

Но я не с ней — стезя такая…

Я буду там где ты.

Там где я буду и тебе найдётся место,

Поймёшь ты без подсказок всё сама.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.