электронная
Бесплатно
печатная A5
345
12+
Обряд

Бесплатный фрагмент - Обряд

Объем:
218 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-5296-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 345
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Пролог

Занятия в университете уже закончились, но трое студентов все еще находились в учебной аудитории. Маша сидела и переписывала в тетрадь из учебника необходимые для курсовой работы материалы. Иван сидел рядом. Держа в руках телефон, он каждую минуту отправлял сообщения или отвечал на них. От этого телефон постоянно вибрировал, что отвлекало девушку. И она то и дело просила не мешать. Дима в это время стоял возле окна, смотрел на улицу. За окном он видел не так много. В основном, только соседние здания, где были такие же стены и окна. Еще виднелась дорога, на которой скопились автомобили.

— Когда он уже придёт? — недовольно спросил Ваня, — мне нужно к семи быть на тренировке.

— Не знаю, — Маша не отвлекалась от своего занятия.

— Ждём ещё минут десять и расходимся, — предложил Дима.

— Ага, расходимся, — девушка тут же бросила ручку на стол, — ты хочешь, чтобы он тебе на экзамене оценку снизил?

— Я хочу, чтобы он мне хотя бы поставил её, а не отправил на пересдачу, — Дима повернулся и сделал пару шагов, уходя от окна. После присел на ближайший стул.

Все притихли и продолжили ждать. Прошли те самые десять минут, но никто не решился уйти. Да и про время забыли. Принялись обсуждать, зачем они собрались здесь. А собрались вот почему.

Преподаватель истории попросил их помочь с одним простым, но необходимым делом. У Николая Михайловича в подсобном помещении накопилось очень много различных книг. В основном, это были учебники по истории разных эпох и стран. Книг много, и профессор захотел классифицировать все и разложить по полочкам. Самому ему пришлось бы потратить на это немало времени. Именно поэтому Николай Михайлович попросил своих студентов помочь. Конечно, преподаватель пообещал награду за помощь, но не сказал, какую именно. Мало кто согласился. После занятий остались всего-то пять человек. А поскольку профессор задерживался, то двое из них уже успели уйти. Вот и остались в аудитории только трое.

— Ну, всё, хватит! — Дима встал и, не обращая внимания на товарищей, направился к двери.

Вдруг дверь открылась. Внутрь вошёл профессор. Дима остановился.

— Простите меня, — Николай Михайлович сразу же начал с извинений за своё опоздание, — задержался. Не люблю лифты, но из-за этого часто опаздываю. Видимо, придётся менять свои привычки.

Профессор истории был пожилым человеком невысокого роста. Седые волосы добавляли ещё несколько лет, хоть никто и не мог назвать точного возраста преподавателя. Многие считали, что ему около семидесяти.

Увидев Диму возле двери, профессор поинтересовался.

— Вы собрались уходить?

Дима не был одним из робких людей. Совсем наоборот. Никогда не лез за словом в карман. Но в этот раз повёл себя спокойно и даже растерянно. Сумел сказать, что просто хотел выйти на пару минут, пока сам профессор не пришёл. Всё-таки возможность заработать лишний балл на экзамене выглядело очень хорошей перспективой. Пусть и никто не знал наверняка, что именно это предложит Николай Михайлович в качестве поощрения за помощь.

Преподаватель прошел по аудитории к своему столу, отодвинул стул, но садиться не стал.

— Спасибо, что согласились помочь мне, — ребята сразу же заговорили, как им не сложно и даже интересно, — книг настолько много, что времени уйдёт немало.

— А сколько? — Иван уточнил, опять вспомнив о тренировке.

— Думаю, сегодня не сможем все сделать. Но всё зависит от вас.

Ваня кивнул, соглашаясь со словами преподавателя. Маша тем временем сложила свои вещи в сумку. Дима подошёл ближе к остальным.

Николай Михайлович достал из кармана ключ. Подошёл к двери своего кабинета и открыл его.

— Пойдёмте.

Ребята последовали за профессором. В кабинете было темно. Машу охватило чувство, что они перемещаются в другой мир, где царит тьма. А на самом деле окна были завешены темными плотными шторами, чтобы дневной свет не проникал внутрь. Николай Михайлович щелкнул выключатель. Освещение включилось.

— А где же книги? — книг в кабинете не было, и удивление девушки вполне понятно.

— Они не здесь, — поспешил успокоить профессор, — в соседнем подсобном помещении.

— Там тоже темно? — с сарказмом поинтересовался Дима.

— Не совсем. Там нет окон и свет не такой яркий, — и преподаватель запричитал вполголоса, — сколько раз просил заменить освещение, но никто так и не исправил.

— Давайте приступим к делу! — громко и отчётливо словно скомандовал Ваня. Все сразу обернулись и посмотрели на него. Парень не ожидал такого внимания к своим словам, поэтому добавил уже спокойнее, — мне ещё на тренировку нужно успеть.

Николай Михайлович поддержал Ивана. Поскорей отыскал в ящике стола нужный ключ от комнаты, где находились книги. Руки преподавателя слегка дрожали. Маша заметила это и мысленно предположила, что Николай Михайлович волновался по какой-то причине. Связано ли это с книгами или ещё с чем-то, девушка не могла знать. Она смотрела на действия профессора и была готова в любую минуту помочь, если ему станет плохо. К счастью, ничего такого не случилось. Николай Михайлович быстрым шагом подошёл к двери.

— Вы только не пугайтесь, — предупредил он.

— Хорошо, — Маша вообразила себе, как сейчас перед ней откроется необычный волшебный мир истории.

Дверь распахнулась, а за ней мало что было видно.

Свет в комнату еле доносился из кабинета. Преподаватель принялся искать выключатель, но как будто совершенно забыл, где он располагался. Дима тут же сообразил включить фонарик на телефоне. Как только он это сделал, свет озарил комнату, практически всю целиком. Тут студенты, да и сам профессор, увидели объём предстоящей работы.

— Ого, — Ваня не ожидал увидеть перед собой стопки книг высотой почти до потолка. А это примерно три метра. И таких стопок было много. Книги не просто занимали всю комнату. Комната была наполнена книгами, словно воздухом.

— Вы всё еще хотите помогать? — на всякий случай поинтересовался профессор.

Маша кивнула, Ваня произнёс что-то вроде слова да, а Дима уже пытался пробраться внутрь комнаты, посмотреть, что там, за первыми стопками книг. Он надеялся, за ними нет учебников или есть, но меньше. К его разочарованию они там были.

— Смотри, не зацепи ничего, — рекомендовала Маша своему сверстнику, — а то придётся ещё и тебя откапывать тут.

— Не волнуйся. Я выберусь, — но затем парень посмотрел вокруг и добавил еле слышно, — хотя, может, и не выберусь. Слишком много книг. Слишком много.

Тем временем Николай Михайлович уже подготавливал место, куда предстояло складывать классифицированные книги.

— Думаете, этого хватит? — Иван находился рядом с профессором и видел, что тех полок, которые он освободил от всего лишнего, а заодно и пыли, явно не хватит.

— Не для всех, — преподаватель спешно что-то переставлял и протирал, — сюда мы поставим современную историю. Для неё должно хватить. А когда дойдем до древних времён, то там уже доступ к другим полкам освободится. Со временем всё перемешалось.

— Как мы выберем современную историю? Здесь же не понятно, что и где лежит, — Маша взяла книгу и вторую под ней, — тут вот современная история, а тут — древняя.

Профессор пояснил, что учебники перемешаны, но большинство книг по истории наших дней должно находиться в ближних стопках. Их разобрать проще всего. И если попадется что-то из другой эпохи, то можно просто отложить в сторону, и уже потом разместить на полке с нужным временем.

В этот момент из своего путешествия в мире книг вернулся Дима.

— Всё ясно. Давайте приступать. Не будем терять времени.

Николай Михайлович порадовался такому подходу к делу. Он взял первую книгу и поставил на полку, затем вторую. Студенты не заставили профессора ждать и тоже принялись повторять нехитрые действия.

Раздался телефонный звонок. Преподаватель вышел из комнаты, чтобы ответить.

— Лифтами он не пользуется, а телефоном запросто, — заметил Дима.

— Не придирайся, — Маша ставила книги одну за одной, как будто и сортировать их не нужно было, — Николай Михайлович — пожилой человек. У него свои привычки. Посмотрела бы я на тебя, когда тебе стукнет лет семьдесят.

— Когда стукнет, тогда и посмотришь, — ответил Дима.

— К тому времени мы уже забудем друг про друга… если вообще доживем.

Только Маша успела договорить, как вернулся профессор. Он был явно взволнован. Это все заметили. Ваня хотел поинтересоваться, не случилось ли чего, но Николай Михайлович опередил его.

— Мне нужно будет отлучиться на некоторое время, примерно на час, может, полтора. Вы пока расставляйте книги по истории нашего времени, а затем переходите к остальным. Если получится, то вот здесь, — он указал на полки рядом, — ставьте историю средних веков.

Ребята только успели согласиться, ничего не уточняя. Преподаватель исчез в дверях.

Минутная тишина показалась настолько долгой, что прервать ее пожелал каждый. И все же первой оказалась Маша.

— Надеюсь, у него всё в порядке.

— Думаешь, что-то случилось?

— Я заметила, у него руки дрожат, когда он открывал комнату эту.

— Может, нужно спросить, когда он вернется? — предложил Ваня.

— Зачем? Расставляй книги быстрее, а то на тренировку опоздаешь, — и очередной учебник занял свое место на полке.

Прошел час. Монотонная работа утомила всех. Маша уже не так охотно брала книги. Ваня постоянно проверял время, отчего тоже замедлился. Дима иногда открывал учебник и прочитывал один или два абзаца, чего не делал раньше.

— Скучно, — девушка держала в руках книгу по истории средних веков, — я думала, это занятие окажется куда более веселым.

— Так может музыку включить? — Дима уже потянулся за телефоном.

— Не надо! — почти крикнула Маша, — знаю я твою музыку. От нее голова будет болеть потом.

Ваня согласился бы с Димой, но не в этот раз. Он снова посмотрел на часы.

— Да только пять, до твоей тренировки еще два часа, — парень раздраженно поставил книгу на полку, почти бросил.

— Мне еще нужно успеть дойти.

Вдруг хлопнула дверь.

— Это профессор?

— Наверно.

— Давайте, живее работаем.

Все дружно взялись двигаться быстрее, расставляя книги. За то время, что ребята провели в комнате, они убрали всего несколько стопок книг. Полки с современной историей уже были заняты. Наполовину заставлены было место для книг по истории средних веков.

Николай Михайлович вошел в комнату на позитивной ноте с хорошим настроением.

— Как дела?

— Хорошо, — ответил за всех Ваня, — уже занимаемся историей средних веков.

— Замечательно, — профессор улыбался, — средневековье — это очень интересная эпоха. Я бы сказал, загадочная.

Маша поддержала разговор, чтобы хоть как-то отвлечься от надоевшей монотонности.

— Загадочная? Чем же? Насколько я помню, в любую эпоху запоминались только войны. Ну, еще писатели какие-нибудь.

— И вы правы, юная леди, — Маше очень приятно было услышать комплимент, — история такова, что в ней чаще всего отображается только темная сторона времени. Точнее будет сказать, запоминается. Описывает история многое, но многое и утаивает от нас.

— Историю пишут победители, — отметил Дима.

— Такое суждено вполне приемлемо. И если верить ему, то те самые победители описывают то, что было до них, как мрачные годы, где не было ничего хорошего. А когда они пришли к власти, то сразу же стало хорошо.

— А потом пришли другие победители и переписали историю.

— Примерно так. Но иногда приходилось оставлять всё, как было на самом деле, чтобы народ знал не только о тьме, но и о проблесках света в истории.

Маша не получила ответа на свой вопрос и поэтому повторила его.

— Так почему история средних веков загадочна?

— А ты не слышала о ведьмах и колдунах, повлиявших на ход истории? — с сарказмом ответил Дима.

Девушка восприняла его слова в серьез. Не поняла она шутки, и от этих слов замерла на несколько секунд, словно вспомнила что-то из курса истории.

— Не совсем так, — опроверг Николай Михайлович, — в средние века довольно часто упоминали ведьм, но существовали ли они на самом деле, неизвестно.

— Если упоминали, то возможно, они жили тогда? — предположение Ивана вновь оставило вопрос открытым.

— Нельзя опровергать то, чего, возможно, не поняли люди, жившие в то время. Вот сейчас мы не всегда можем понять науку, которая движется семимильными шагами вперед. Так и раньше были люди, которые открывали что-то новое, неизведанное. Не всегда народ принимал их открытия хорошо. Многое расценивали, как магию, чаще всего, темную магию. Ученых называли чернокнижниками и отправляли на смерть.

— Мне кажется, вы уже затронули и древний мир, — отметил Дима.

— Согласен, — профессор уловил себя на мысли, что забыл о временных рамках, — все-таки всегда было так.

Николай Михайлович задумался. И никто из студентов не стал отвлекать. Со стороны это выглядело так, словно преподаватель вспоминал, что и когда произошло, и верно ли он рассказал изученную информацию.

Профессор вышел в соседнюю комнату, чтобы сделать какие-то отметки в своей записной книжке. Он разместился за столом, включил настольную лампу и положил перед собой ежедневник.

Его помощники продолжали работу.

— Я уже не рад, что согласился, — устало проговорил Ваня.

— Ну, так иди домой, — раздраженно ответила Маша. Она и сама уже устала от монотонного перекладывания учебников.

— Ага, и как это будет выглядеть? Подойду и скажу, извините, я передумал помогать. Лучше пойду заниматься своими делами. Да мне ж потом его предмет не сдать никогда.

— Не знаешь ты совсем Николая Михайловича. Ты бы мог сказать, что нужно срочно уйти. Он бы не стал тебя задерживать.

Пока Маша и Ваня выясняли, можно ли просто так уйти, Дима спокойно расставлял книги, иногда рассматривая написанное внутри. Хоть какое-то отвлечение и развлечение.

Вдруг его взгляд заметил книгу, которая располагалась внизу соседней стопки учебников. Привлекла она тем, что была чуть больше остальных. И обложка сделана словно из натуральной кожи. Необычная находка среди множества однотипных книг заинтересовала парня. Но чтобы вытащить ее, пришлось разложить по полкам всю стопку.

Дима взял в руки книгу. Она оказалась тяжелее остальных. Обложка, как и показалось на первый взгляд, была сделана из кожи.

— Интересно, — отметил для себя парень, — а что внутри?

Он неторопливо открыл книгу на случайной странице и попытался прочесть первое попавшееся слово. Сделать это оказалось сложнее, чем он думал. Язык, на котором написан текст, только казался знакомым. Парень пробежал взглядом по строкам и понял некоторые отдельные слова и словосочетания.

— Старославянский что ли?

Маша заметила, как ее товарищ перестал работать и замер с книгой в руках. Девушка и без того нервничала, а тут ещё и увидела, что и Ваня, и Дима перестали помогать.

— Что ты там смотришь? — спросила она настойчивым голосом.

Дима не отозвался. Он решил, это не к нему обращаются. Ваня, видя рассерженный взгляд Маши, подошёл к товарищу и заглянул в книгу.

— Что это?

— Не знаю точно. Какая-то старая книга.

— Среди учебников по истории?

— Ну, да.

Тут не выдержала Маша и тоже подошла.

— Вы будете помогать или так и продолжите стоять, ничего не делая? — ребята посмотрели на нее и не ответили ничего, просто перевели взгляд обратно на книгу. Тут и сама девушка посмотрела на объект их интереса.

— Что это?

— Книга какая-то.

— Старая, наверно, — добавил Ваня.

— Может, просто потрепанная? — предположила девушка.

— Не, — Дима опроверг предположение сразу же, — посмотри на текст.

Маша всмотрелась и поняла, текст не современный, и шрифт напоминал что-то старинное.

— Древняя книга? — девушка не теряла надежду на что-то таинственное, — а что если она какая-нибудь заколдованная?

Ваня улыбнулся, хотел даже рассмеяться, но сдержал смех.

— Ага, и теперь проклятие древних магов перейдёт на нас.

Лёгкая улыбка коснулась лица Димы, но он продолжал оставаться серьёзным.

— Скорее всего, это книга средних веков. Я прочёл некоторые слова. Похоже, что тут речь идёт о магии.

— Магия? — удивился Ваня, — ну, точно проклятие.

— Это же так интересно, — глаза Маши наполнились неподдельным увлечением, — загадочная книга среди учебников по истории.

Дима попытался прочесть предложение, в котором он нашёл более понятные слова.

— Тёмный маг ожидал её на погосте, — парень сам не понял, как у него вышло понять написанное.

— Ух ты, — воскликнула Маша, — а дальше что там?

Дима попробовал прочесть дальше, но не вышло. Парень рассердился на себя за незнание старого языка. И это при том, что он остался помогать для того, чтобы заработать балл на экзамене. Поэтому он ответил обобщенно.

— Тут не понятно.

Маша предложила помочь и попробовать самой прочесть написанное в книге. Девушка хорошо училась, и многое давалось ей легко. Она повернула книгу к себе, что-то проговаривала в полголоса, хмурила лоб.

— Ну, что там? — полюбопытствовал Ваня.

Маша все ещё вникала в текст. Дима замотал головой, понимая, даже Маша не может прочесть написанное в этой книге.

— Ладно, — сказал он, — хватит мучиться. Ясно же, ты не можешь перевести.

— Мне нужно больше времени, — расстроилась Маша, добавив, — а вы заметили, какие красивые у книги страницы. Малахитовые.

— Это изумрудный цвет, — высказал свой вариант Ваня.

— Нет, видишь, оттенок немного переливается.

— Так, хватит гадать, какой оттенок обычного зелёного цвета тут. Всего лишь зелёные страницы, — Дима прервал спор своих одногруппников.

Появилась идея, которая была единственной верной в сложившейся ситуации.

— Есть человек, который поможет нам понять, что это за книга, — сказал Дима.

— И кто же? — Ваня чаще других задавал вопросы, как будто это давало какие-то привилегии. А еще он явно забыл, где они находятся.

Дима посмотрел на него, давая понять, этот вопрос был лишним, ведь и так ясно, что в соседней комнате сидел профессор истории. И эта книга наверняка принадлежала ему.

— Точно, — сам понял свою ошибку Ваня, — тогда давайте спросим у него.

Дима перевёл взгляд на Машу, кивнув в сторону преподавателя.

— Хорошо, я позову его.

Девушка вышла из комнаты и уже через минуту вернулась с Николаем Михайловичем.

— Что случилось?

Парень держал перед собой открытую книгу. Он как бы предлагал профессору заглянуть в неё. Николай Михайлович тут же сделал это, но увидев саму книгу, он уже знал, чего ждать.

Преподаватель внимательно посмотрел на открытую страницу.

— Что же вы хотите от меня?

Студенты в один голос ответили, что им хочется узнать перевод данной книги.

— Но перевода нет, — утвердил Николай Михайлович.

— Как нет? — расстроилась Маша, — но нам так хотелось узнать, что это за история.

— Мы смогли прочесть одно предложение. Здесь участвует колдун. Может, это научная книга средних веков. Вы ведь говорили, колдуны были учёными в то время, — сарказм Димы был очевиден, и что самое главное уместен.

Профессор очень удивился, когда услышал слова своего студента. Он вышел из комнаты. Маша, Дима, а затем и Ваня последовали за ним.

— Что это за язык? — спросил последний, — может, мы сами переведём, используя переводчик из интернета.

— Их нет. Я вообще не знаю, как вы разобрались даже в одном предложении.

— Сейчас на многие языки сделаны переводчики, даже на те, которых и нет уже, — добавил Ваня.

Преподаватель сел за стол. Дима подошёл и положил на этот стол книгу, которая всё ещё была открыта на случайной странице.

— Хотя бы скажите, что это за книга, о чем она? — попросила Маша и сделала вид, словно на её глазах проступают слёзы. Ее игра не была отличной, но подействовала на профессора.

— Хорошо, — согласился он, — я расскажу вам, но у меня есть одно условие.

— Любое, — поспешила ответить Маша

— Какое? — спросил Дима.

— Мне придётся рассказать историю, описанную в книге с начала и до самого конца.

— Мы услышим загадочную историю из средневековья?! — теперь глаза девушки заблестели от радости.

Николай Михайлович удивился, откуда Маша знает, что история произошла в средние века, и что она загадочная. Подавать виду он не стал.

— Так, о чем она? Если коротко, — Дима решил услышать аннотацию, чтобы понять, стоит ли тратить своё время.

— Она… — профессор задумался на мгновение, — она о любви.

— О любви? — расстроился Ваня, и Дима тоже, даже сделал шаг назад, отходя от стола, где лежала книга.

— О любви и предательстве, о добре и зле, о свете и тьме, — продолжил профессор.

— Такое чувство, что в ней есть всё, — прошептал Ваня. Его слова услышал преподаватель

— Возможно и так. Я понял, что обычные истории о любви вам не интересны. Это больше заинтересует Машу. Но противостояние добра и зла… Оно вечно…

— Во мне самом борются добро и зло, — перебил Дима, — постоянно. Свет. Тьма. Всё это лишь тезисы, общие слова. Под ними можно понимать всё что угодно.

Голос парня был серьёзным, отчасти злобным. Профессор не спешил отвечать. Сделал паузу.

— А ведь верно, — выдал он после молчания, — добро и зло настолько связаны друг с другом, что их легко спутать. Под маской добра может прятаться зло. Под злым ликом способно жить добро.

— Николай Михайлович, — обратилась Маша, — что на счёт истории?

Профессор не спеша закрыл книгу. Девушка уже успела подумать, что он не станет ничего рассказывать. Все случилось иначе.

— Я уже говорил, в средние века многих учёных считали колдунами и отправляли на смерть. Это утверждение лишь отчасти верно. Точнее будет сказать, верно для тех, кто верит только в науку. Но есть те, кто видит большее.

— Что, например? — практически неслышно произнесла Маша, но её слова преподаватель прочёл по губам.

— Магия.

— Это всё выдумки, — Дима высказал своё убеждение, — если история о магии, то и она тоже выдумана.

— Кто-то скажет, что это сказка, — не обратил внимания на слова парня профессор, — другие станут убеждать, что все произошедшее является реальностью. А по сути, правыми окажутся все они.

Маша не поняла сказанное преподавателем. Она хоть и была отличницей, но профессор запутал её своими высказываниями. Девушка хотела попросить пояснение, но Ваня одернул её. Он шикнул на девушку, чтобы та не мешала рассказу.

А Николай Михайлович продолжал говорить:

— Те, кто верит в существование магии, стирают грани своего разума, который заключен в рамках. Те, кто не верит, строят стены, отгораживаясь ото всего неизвестного и необычного. Именно поэтому, перед тем, как поведать вам историю о тайном обряде, вы должны захотеть услышать её. Для этого нужно поверить, что магия находится среди нас. Она живёт в нашем мире, как и все мы. Но она не осязаема. Можно лишь видеть результат её применения. Откройте свое сознание и поверьте в неизведанный и необычный мир магии.

— А если не получается? — спросил Дима, который в отличие от остальных стоял немного в стороне.

— Если не получается, тогда можешь просто послушать историю, если интересно конечно. Как я и сказал, в ней есть и любовь, и боль. Свет и тьма. Добро и зло. Но как часто это бывает, ничто из этого не проявляется сразу. Многое скрыто от нас. Нужно продвигаться постепенно, чтобы рассматривать картину и складывать весь пазл.

Дима подошел ближе, развернул стул и сел. Ваня теперь оказался рядом. Понимая, что история займёт какое-то время, он последовал примеру товарища и тоже устроился поудобнее на стуле. Маша уже давно заняла место в первом ряду. Получилось так, что все трое ожидали рассказа преподавателя, но каждый со своими целями.

Тем временем Николай Михайлович начал повествование. Маша заметила, профессор не открывает книгу, словно знает её наизусть. Чувство, что он может рассказать им совершенно иную историю, не покидало её ещё несколько минут.

Часть 1

Глава 1. Начало

История эта случилась в поселке… но тьма начала истинный путь героев задолго до основных событий.

Темный маг задумал свой план намного раньше, будучи ребенком. С него и берет истоки все произошедшее.

Однажды обычный десятилетний мальчишка играл с друзьями в прятки недалеко от старого заброшенного замка, в котором, конечно же, никто не жил. Жители округи старались не посещать этого странного места. Поговаривали, будто здесь все еще живет хозяин замка, но не как человек, а только его тень. Такие рассказы и заставляли людей обходить стороной замок. Лишь изредка случалось так, что кто-нибудь да захаживал сюда. Часть из тех людей пропадали, часть сходили с ума. Но возможно, это было только стечение обстоятельств, так как никто из здравомыслящих не шел намеренно в развалины каменных зданий.

И вот обычный мальчишка решил проверить на себе такое своеобразное проклятие старого замка. Спрятался он в одной из комнат, куда не проникал свет солнца. Думал он, что так будет надежнее.

В замке повсюду слышались странные звуки. Мальчишка то и дело вздрагивал и дергался. Ему было страшно лишь немного. Неожиданность появления неведомых ему скрипов и шумов заставляли проявлять внимание к ним.

— Вот теперь уж точно никто не найдет меня первым, — радовался мальчик, — ну, и пусть я младше остальных, это не дело находить меня первым всегда. Пусть постараются теперь.

Ход времени был потерян. Свет, как уже сказано, не проникал в комнату. Оттого мальчик не знал, сколько уже прошло, и наступил ли вечер. Забеспокоился он сам. Мысли появились жуткие. Что если ребята, не найдя его, пошли к нему домой и рассказали родителям об исчезновении. И родители ищут его, а когда найдут, будут ругать. Но никто же не пойдет проверять замок. Страх начал расти, пока еще медленно. Разум ребенка преобладал над чувствами, не давал поддаться панике.

Проведя какое-то время в комнате, мальчишка понял, что совсем не исследовал ее. И это упущение он решил исправить. Комната была примерно квадратной со стороной в десять шагов. Именно столько насчитал он, когда прошел вдоль стены. В центре стоял большой стол, а возле него такой же большой стул. Показалось, они сделаны из камня. Когда мальчик подошел ближе и прикоснулся к поверхности стола, его ладонь наполнилась холодом.

— Из камня, — шепнул маленький исследователь.

Если бы хоть один заблудившийся луч света попал в помещение, то сразу стали бы видны и чернильница, и книга, находящиеся на столе. Но кромешная тьма не позволяла этого сделать.

Только когда мальчишка обошел всю комнату вдоль и поперек, тогда он забрался на стул и осмотрел стол. Нащупав контуры книги, захотел открыть ее, но получилось не сразу. Книга оказалась тяжелой. Сдвинуть ее с места не вышло.

— Из металла что ли? — задал вопрос тьме, но ответа не получил.

Мальчишка искал способ открыть книгу и вдруг коснулся чернильницы, что расположилась рядом. Она уж точно была металлической и намертво прикрепленной к столу.

— Наверно, чтобы никто не украл их, — предположение было отчасти верным.

Пробуя хоть что-то сделать с книгой и чернильницей, мальчик случайно повернул последнюю против часовой стрелки. Щелкнул какой-то механизм. И звук этот исходил от книги. Мальчик переметнулся к ней, оставив чернильницу в покое. Он случайно задел ее, и книга сдвинулась. Теперь она легкая.

Легкий страх все еще витал в воздухе, но интерес к происходящему был сильнее и больше. Первым же движением мальчишка открыл книгу, и комнату озарил лунный свет. Он не слепил глаза, не был слишком ярким, но теперь появилась возможность разглядеть, что же представляло собой помещение. Ничего необычного в нем не располагалось. Комната была пуста, и только в центре стояли стол и стул.

Пока мальчик разглядывал все вокруг, он совсем забыл о книге, из которой исходило свечение. При открытии свет был лунным, но минутой позже озарялась комната золотым светом. Цвет золота увлек мальчишку. Решил он, что сделана книга из благородного метала.

— Ух ты! — в мыслях уже фантазировал, как вернется с этой книгой домой, как отдаст отцу, а потом они ее продадут и станут богатыми.

Но мысли эти улетучились, как только книга сама перелистнула страницу.

Мальчик смог прочесть заголовок.

— Обряды и заклинания, — нахмурил лоб, думая, что последует далее. Перевернул лист, — прежде, чем приступить к самому главному обряду, необходимо изучить более простые, но не менее важные заклинания. Они помогут в совершении задуманного, — мальчик прочел всё вслух и без запинки, — интересно, что это за заклинания такие, которые нужно изучить?

Страх, который витал в воздухе ранее, уже исчез вовсе. Тьма рассеялась, но держалась поблизости. Она выжидала момент, чтобы пустить свои корни в его разум. Точнее, она уже запустила механизм поглощения его сознания.

Первое заклинание он произнес тут же, за столом. Оно придавало храбрости. Второе заклинание незамедлительно последовало за первым. И оно изменило зрение мальчика. Теперь он видел в темноте, как белым днем. Далее молодой исследователь прочитывал страницу за страницей, сразу же претворяя заклинания в жизнь. Думал он, что всё это нужно ему. Когда заклинания путались в голове и мешали друг другу, книга сама предложила произнести еще одно. Оно упорядочивало все важное и второстепенное. Юный чародей скорее произнес его, чертя в воздухе кистью правой руки магические жесты. Все стало на свои места. Нужное мальчик с легкостью мог повторить наизусть. То, что могло подождать, освободило память.

Заклинания закончились.

Еще одна перевернутая страница дала мальчику доступ к обрядам. Их невозможно провести здесь и сейчас. Это он понял, прочитав фразу «возьмите корень тысячелистника и волчью ягоду…».

— Это уже посложнее будет, — с неугасающим интересом в глазах сказал маленький маг.

Пусть что провести обряды он не мог, но прочесть их все, было под силу. Это и сделал. Еще одна страница подводила промежуточный итог изучения.

— Теперь, когда ты знаешь нужные заклинания и обряды, тебе можно поведать тайну, которая станет целью всей твоей жизни, — мальчик призадумался, откуда это книга знает о его мечте. Продолжил читать, — следующий обряд самый важный. Только он имеет значение. Остальное нужно лишь для достижения цели, для исполнения пророчества.

Дочитал текст юный маг и словно взглядом перевернул очередную страницу книги.

— Мир тьмы, — прочел он.

Мальчику не пришлось даже читать текст. Слова сами бросились навстречу взгляду и сознанию ребенка. Этот обряд забрался в самые потаенные отделы сознания, откуда его нельзя было убрать никакими заклинаниями. Несколько минут мальчишка провел без движения. Очнувшись, он увидел, что перед ним лежит самая обычная потрепанная книга. Нет никакого золотого свечения. Тьма вновь царила в комнате, но теперь она не казалась такой страшной. Да и все стало различимо благодаря нужному заклинанию.

В голове повторялись слова заклинаний, обрядов. Это происходило неосознанно. Юный чародей закрыл книгу, слез со стула и направился к выходу. Книгу, конечно же, прихватил с собой.

Домой он не вернулся. Обычная игра в прятки стала судьбоносной для мальчишки. Книга заклинаний, найденная в заброшенном замке, показала путь чародея, который должен исполнить пророчество тьмы. Мальчик пошел по тому пути. Не сразу заметил он изменения в своей внешности. Светлые волосы потемнели. Радостная улыбка исчезла с лица, и взгляд принял более хмурый оттенок.

Для самого важного обряда нужно было отыскать определенные компоненты. И на поиски ушло очень много времени. Более двадцати лет потребовалось темному магу, чтобы добыть кровь вампира из древнего рода и кровь оборотня из клана стражников ночи. Но сложнее всего пришлось в поисках ведьмы. Колдунья должна была считаться изгоем, несущим разрушение всюду, где появлялась.

Когда колдун смог собрать всё, что требовал обряд, что требовала книга заклинаний, только тогда и началась история, произошедшая в небольшом поселке.

Глава 2. Небольшой поселок

Место, где случилась таинственная история, возможно, было определено случайно. Но многим известно, любая случайность зачастую происходит абсолютно намеренно.

Если коротко, то расположение поселка можно описать несколькими словами. С одной стороны — река, с другой — лес, с третьей — поля.

Да, сторон было всего три. Вот в таком магическом треугольнике и расположился небольшой населенный пункт.

Если же рассказывать более подробно, то это не займет много времени, но раскроет некоторые аспекты жизни людей, живущих там.

Река, хоть была небольшой, как сам поселок, но по ней могли проходить суда. Пусть тоже не слишком грузоподъемные. Они хорошо справлялись со своей ролью, то есть доставляли и забирали товары. По дорогам всегда сложнее добираться, их во все времена не жаловали. Другое дело, вода. Поставил парус и поплыл по течению. А если нужно идти против течения, то тут помогали гребцы. Поселок потихоньку становился распределительным местом, куда доставляли груз, а после уже купцы развозили по близлежащим городкам и поселениям. Именно по этой причине, небольшим поселок был лишь на время. Все понимали, спустя какой-то десяток лет станет он городом, да таким, что прославится на многие земли вокруг.

Лес имел огромные запасы древесины. И не столь важно, что лесорубы каждый день уменьшали количество деревьев. Пока они вырубали одно дерево, вместо него сажали два, а то и три молодых саженца. Умельцы вытворяли из древесины различные изделия. Славился поселок и ими тоже.

Поля и пастбища, расположившиеся на третьей стороне поселка, уходили далеко за горизонт. Если говорить, как есть, то пастбища эти не начинались здесь, а заканчивались и принадлежали одному знатному человеку. Жил он в городе и наверняка не знал о том, где заканчиваются его владения. Но даже при условии, что владел землями городской человек, работали на них обычные работяги из поселка. И добираться проще, и пригляд есть. Воришки ведь всюду. Куда ж без них. Стадо было большое, но счет головам пастух знал. Допустить пропажу хоть одной было равно краже.

Каждый год преображался поселок.

И если запомнить, что и где находилось, как выглядело, то с легкостью можно увидеть его преображение. На место обычных старых заборов приходила узорчатая расписная изгородь. Красотой отличались и ставни на окнах. Те, кто побогаче был, отказывались от дерева в пользу металла. Благо кузнец в поселке был искусный малый. Мастер своего дела. Пока одни убеждались, что поселок прославится за счет качественной древесины и древесных мастеров, другие отмечали мастерство молодого кузнеца Уильяма. Парень крепкий, наделен силой большой, но при этом не имел богатырского сложения. Светлые волосы до плеч, глаза с синевой и всегда радостная улыбка. Приветлив с каждым, кто б ни встретился. Считали, именно он станет известен не только в округе, но и в дальних городах. И причины так думать, конечно, были.

Когда исполнилось Уильяму шестнадцать лет, умер старый кузнец, который и вырастил его. Уилл ведь сиротой был. Приютил его старик в своем доме за несколько лет до смерти. Обучил делу, показал, как обращаться с металлом, чтобы тот поддавался воле кузнеца. Судьба словно знала, нужно передать навыки новому поколению, поэтому и не трогала старика некоторое время. Но что суждено, то суждено. И вот Уильям остался один.

Горевал долго, целую осень и зиму. Не брался за дело совсем. Отказывал всякому, кто просил. Слишком велика была его скорбь. Целыми днями молодой кузнец бывал в кузне, но работу не выполнял. Возвращался домой только поздно вечером. Никто не мог понять, что случилось с Уильямом. Почему он так тяжело переносит смерть своего наставника.

Стали люди просить местного лекаря Константина, чтоб тот побеседовал с парнем, вдруг, что со здоровьем его не так, а если все в порядке, то вразумил бы парня. Ведь скоро весна, лошадям нужны подковы новые, инвентарь готовить надобно к полевым работам.

Сам Константин, как и Уильям, прослыл доброжелателем. Обычный мужчина, возраста которого люди не знали, но предполагали, что годков тридцать пять быть должно. Конечно, как только он появился в поселке, девицы сразу захотели разузнать о нем как можно больше всего. Пусть не купец богатый, но внешность странника уж никак не выдавала в нем человека, который половину жизни провел в пути. Однако информацию могли получить только от самого лекаря. Константин хоть и рассказывал о своих странствиях, но о себе говорил неохотно. Поэтому всем заинтересованным приходилось довольствоваться только приятной внешностью целителя. Любил он быть ухоженным и опрятным. Этого требовало и дело лекаря. Будучи целителем, не носил он специальных одежд, чтобы защитить себя. Пугающе выглядели они.

***

— А при чем тут лекарь? — спросил Ваня, — у них в поселке нет какого-нибудь главы?

Николай Михайлович похвалил парня за замечание.

— В любом поселении есть свой глава, это верно. Есть и другие люди, кого могли бы попросить жители, но не всегда чиновники шли навстречу обычному народу.

— А медицина шла, значит, — добавил Дима, — особенно тех лет.

Профессор не стал отвечать подробно на реплику.

— Конкретно, в этом случае, в этом поселке, в это время так получилось, что лекарь имел большее доверие.

Маше не понравилось возмущение ребят и их придирки к словам рассказчика. Тоже вмешалась в разговор.

— Вы хотя бы дослушайте, а потом уже спрашивайте, что к чему да почему. Может, тут лекарь был больше, чем лекарь, и имел влияние.

И снова Николай Михайлович похвалил, но на этот раз девушку.

— Верно подмечено, юная леди, — профессор вновь назвал девушку именно так, — об этом я и хотел сказать. В поселке этом Константин был не просто лекарем, но об этом уже далее по ходу истории.

***

Так вот попросили люди Константина поговорить с кузнецом молодым, объяснить ему, что народ понимает его скорбь, но и он должен их понять. Работа не может ждать. От их труда зависят жизни их семей, а труд отчасти зависит от кузнеца.

Думал лекарь, как подойти к Уильяму, чтобы не навязывать своего мнения и своих устоев. Решил просто поинтересоваться здоровьем парня. Собрался идти, как вдруг встретился Константину священник. В то время шло восстановление церкви. И как раз нужен был крест. Священник думал сам обратиться к кузнецу, но все времени не хватало. Эту идею подхватил лекарь и попытался заинтересовать кузнеца.

Пришёл он к парню в кузню, застал его на месте.

— Здравствуй, Уильям.

Парень кивнул, но промолчал, смотря куда-то в сторону. Константин, стоя почти у самой двери, продолжил.

— Знаю, у тебя горе. Знаю, как тяжело тебе приходится сейчас. Никто не заменит старика для тебя. Но посёлку нужен кузнец. Скоро весна. Люди приходят ко мне со своими недугами, впрочем, как всегда, но все чаще я слышу тревогу и волнения за тебя.

Уилл заговорил.

— А что обо мне беспокоиться? Вот он я. Никуда не делся. Живой и здоровый.

— Так и есть. Твоя правда. Но ты не занимаешься своим любимым делом. Кузница с осени простаивает, а посёлок не может без кузнеца.

Константин обратил внимание на не разожжённую печь. Она не давала тепла, поэтому в кузне стоял холод такой, какой и снаружи царил. Оттого при разговоре изо рта выходил теплый пар. Молот лежал на полу возле наковальни. Некоторые заготовки валялись тут и там. Легкий иней покрыл все металлическое в помещении.

— Может, найдётся кто-то.

— Уже нашёлся, а ещё есть и заказчик с очень важным и ответственным заказом.

Парень как будто отвлекся от своих тяжких дум, посмотрел на лекаря пристальным взглядом.

— Что ж за заказ такой важный?

Искра в глазах кузнеца дала понять, половина дела уже сделана. Осталось немного.

— Ты наверняка знаешь, уже который год священник восстанавливает церковь. И в этом году, скорее всего, закончатся работы. Но вот что обнаружилось. Креста ведь нет. Упустили это дело.

Константин нарочно так сказал. На самом деле священник обмолвился, как обговаривал детали со старым кузнецом. Уже и наброски были. Возможно, кузнец и начинал изготовление, но судьба и жизнь распорядились иначе.

Уильям заинтересовался работой. Стал расспрашивать о том, каким должен быть крест, стал предлагать свои идеи, рождающиеся тут же. К сожалению, Константин не рассказал о договоренности священника и старого кузнеца. Кто знает, возможно, Уилл с еще большей охотой взялся бы за дело. К слову, и без того парень согласился быстро.

Договорившись, лекарь покинул кузню, а Уильям вновь принялся за работу. К концу дня печь в кузнице снова давала жар для того, чтоб расплавить неподдающийся металл. Да такой силы был тот жар, что и следа не осталось от холода не только в кузне, но и вокруг нее. Снег растаял на несколько метров вокруг помещения.

Народ обрадовался. Каждый житель благодарил Константина, но сам целитель говорил, что ничего не делал, сам кузнец вспомнил о своей нелегкой работе. И все же нравилось ему внимание людей. Стали они чаще обращаться к лекарю за помощью. Доверие вызывал Константин не только словом, но и делом. Кто бы ни обращался, всякому помогал. Почти любую хворь умел одолеть.

Уильям начал изготавливать крест для церкви, но и про заказы других людей не забывал. Делал все, что просили. Когда же выдавалось свободное время, мастер вновь принимался за особенный заказ.

Изделие было готово к концу лета. Практически весь посёлок пришёл посмотреть, как металлический крест, изготовленный молодым кузнецом, воздвигали на купол церкви.

Разлетелась слава мастера металла по городам близким и дальним. Стали купцы разные заезжать в кузню чаще прежнего. Вспомнил Уильям слова старого кузнеца, своего учителя. Слова те были о том, что, научившись ремеслу, будут к нему приезжать люди, будут в друзья набиваться. Но помнить надобно, не каждый прохожий другом может быть. Зло часто скрывается под маской добродетели.

Вслед за купцами приезжали и другие люди. Делали они заказы такие, что Уильяму приходилось работать дни и ночи напролёт. Цену за свою работу молодой кузнец устанавливал всегда по-разному. Все происходило в момент сделки. Если видел он, что перед ним стоял весьма состоятельный человек, имеющий богатства и достаток, что сможет заплатить большую сумму, то Уильям не стеснялся и называл цену в три, а то и в четыре раза дороже обычной. Ссылался он на индивидуальный подход к работе и качественное исполнение. Богачам только и нужно было, лишь бы услышать, как их превозносят. Они готовы заплатить любую цену. Никто даже не торговался из них.

Если же Уильям делал заказ, полученный от человека более бедного, то и цена не превышала стоимости материалов, пошедших на изготовление. Бывало, конечно, и такое, что кузнец делал что-то себе в убыток. Обычно это случалось, если заказчиком была очень красивая барышня. Либо кузнец делал просто доброе дело для тех, кто не мог позволить себе заплатить полную стоимость за его работу. Всякое случалось.

Оказав помощь, Уильям стал чаще заходить в церковь. Захаживал и к Константину. Поначалу появлялся ради того, чтобы поинтересоваться, не нужно ли еще что-либо сделать. После, чтобы спросить совета. А потом и вовсе просто так, чтоб поговорить с лекарем. Другом сделался он Уиллу. Хоть кузнец и стал теперь известным во многих местах, имел множество знакомых, а вот друзьями их назвать он не мог. Никого, кроме целителя.

Сам Константин появился в поселке не так давно.

Никто из местных не ведал, откуда взялся он. В один из обычных летних дней пришел странник в поселок и начал интересоваться, где лазарет тут. Одни не обращали внимания на странного человека, кто-то пытался объяснить, но путник не понимал тех пояснений. И это при том, что поселок не самый большой.

Задумчивый присел он отдохнуть возле колодца на тропе, что вела к погосту. Решил, что те, кто проходит по той тропе, могут знать, где лазарет отыскать. К тому же народ должен часто появляться возле колодца. Прошло не так много времени, когда целитель дождался первого прохожего. Паренек молодой подошел к колодцу с коромыслом через плечо и двумя ведрами на нем. Парень тот лишь мельком посмотрел на странного бродягу и принялся набирать воду.

Константин дождался, пока молодой человек вытащит ведро и поставит его на землю. Только затем спросил.

— Мил человек, не подскажешь, есть ли в поселке лазарет? Полдня хожу, выспрашиваю. Никто не может дать ответа точного и ясного.

Парень не торопился. Зацепил второе ведро и опустил в колодец.

— Есть, — и в этот миг Константин уже успел почувствовать радость, — да только нет там никого.

— Почему нет?

— Не знаю. Уже больше года никто не лечит людей. Вон погост как за это время вырос.

— Странные дела, — задумался и пока поддавался раздумьям, парень успел отойти метров на пятьдесят вместе с полными воды ведрами, — как же это? Лазарет есть, а лекаря нет.

Конечно, вопрос был риторическим. Но ответ на него Константин всё же хотел получить и причем немедленно. Не пристало пустовать оплоту здоровья и добра в этом мире.

Добрался вновь до поселка странник, перед этим догнав паренька и разузнав, где же находится нужное место, и как найти его. Спустя еще пару часов целитель оказался там.

Картина была неприятная. Лазарет не просто закрыт, а практически заброшен. Хорошо хоть совесть не позволяла людям растащить все. Жаль, не все так считали. Кое-что таки было разрушено. Казалось, еще каких-то пару лет и не останется нечего.

Покачал головой Константин, но на лице появилась улыбка.

— Вот она миссия моя. Хватит скитаться то тут, то там. Пора и дом обрести.

Разузнав получше о том, что произошло, лекарь встретился с нужными людьми. Спустя всего день парень занял пустовавшее место целителя.

Сразу же после появления Константина, в поселок пришел еще один незнакомец, который пожелал восстановить полуразрушенную церковь. Целитель занимался благоустройством лазарета, но не отказал в помощи и в строительстве церкви. Ведь что лекарь, что священник были схожи. Один лечил тело, второй — душу.

Поначалу хотели они восстановить то, что осталось от прежнего здания. Но среди лесорубов нашлось много единомышленников. Они и пообещали помочь с материалом для новой церкви.

Два года шло строительство. Казалось, ни один человек не остался в стороне. Даже приезжие купцы поддерживали, кто делом, а кто монетой звонкой.

Как уже известно, для того, чтобы крест для церкви выковать, приходил священник к кузнецу старому. Но судьба распорядилась так, что заказ выполнил Уильям.

Поговаривал народ, будто Константин прежде был каким-то путешественником. Исследовал он земли разные, о чем и рассказывал иногда местным жителям. Никто не пожелал разузнать о нем больше. Да и ни к чему было это. За человека говорят его поступки.

Теперь, когда вновь появились места, где царит добро и свет, пришла пора сказать и о другой стороне. Было здесь место, в котором сосредотачивалась темная сила. Им являлась таверна. Появилась она много лет назад. Управляющим там считался Карл. Особой чертой его заведения были посетители. Наряду с простыми жителями таверну посещали колдуны и ведьмы, оборотни и вампиры, а также другие существа, которые жили в мире и не желали вести сражений.

Конечно, обычные жители не знали, кто соседствует рядом с ними. Да и откуда. Нечисть умеет хорошо маскироваться. К тому же только умелый и знающий человек может отличить, кто перед ним. И то не всегда это удавалось сделать наверняка.

Возможно, кто-то и связывал процветание таверны и увядание лазарета и храма, но таких было мало, и слушать их никто не желал. Считались за сумасшедших.

— Почему это таверна зло порождает? — задавались вопросом посетители, — нам нельзя отдохнуть что ли? Мы работаем полный день, мы заслужили!

И пусть, что так говорили в основном те, кто ни в церкви не был никогда, ни к целителю не обращался, но остальные слышали их речи. И хочешь или не хочешь, но задумывались об этом. А со временем кто-то соглашался, а кто-то оставался в стороне.

***

— Вы сразу обозначили главных героев, — прервал рассказ Дима, — и это не очень хорошо, по-моему.

— Ой, — возмутилась Маша, — тебе не угодишь. То не так, это не так.

— Может, дальше события будут развиваться, и кто-то еще появится, — предположил Ваня.

Николай Михайлович пока выжидал, слушал своих студентов.

— А когда уже магия начнется? — поинтересовалась девушка, — да и про любовь вы что-то говорили, — тут она уловила себя на мысли, что может это сама додумала.

Профессор ответил на вопросы и замечания по порядку.

— Вы верно заметили, героев не так много. Я считаю, привлекать множество других второстепенных персонажей в данном конкретном случае будет не очень уместно. Конечно, я мог бы рассказать о том, как Уильям встретился со своим учителем, старым кузнецом. История их встречи тоже интересна, но это займет какое-то время. А вам, как я вижу, хочется услышать саму суть, не заостряя внимания на неважные мелочи, — преподаватель сделал паузу, чтобы посмотреть реакцию слушателей, — можно узнать историю жизни парня, который стал целителем. Хотя… возможно, если время позволит, то я вам расскажу ее.

— Не знаю, как остальным, но тут я с вами согласен. Не нужно тратить время на то, что не имеет ценности для сюжета, — Дима высказал свое мнение, другие промолчали, — но все же. Вы обозначили трех героев. Доброго, злого и… героя, который будет находиться в раздумьях, терзаниях и станет центральным персонажем.

— Интересное предположение. Посмотрим, оправдается ли оно, — преподаватель постарался для себя запомнить слова Димы, — что касается развития. Далее, конечно же, появятся и другие герои истории. Но их не так много все равно. И отвечая на вопрос, когда же начнется магия, она уже началась, с самого первого слова.

Только лицо Маши расплылось в широкой улыбке, как ее радость прервал Ваня.

— А где располагался поселок?

— В Бермудском треугольнике, — спешно ответил Дима, — только не посреди океана, а между рекой, лесом и пастбищем.

— Не, я не об этом. Интересно, где именно он был? Какое государство? Хотя бы материк назвали бы.

— На самом деле, это не имеет значения. Привязки к месту нет намеренно.

— Почему?

— Так уж вышло, — Николай Михайлович пытался не говорить правды, но и оставить без ответа вопрос студента не мог, — информации об этом нет никакой.

Иван расстроился, что не получил пояснения, но не стал больше заострять своего внимания на этом. Профессор добавил, история эта может быть абсолютной выдумкой, а может быть и реальностью. Ведь в самом начале говорилось об этом.

Глава 3. Встреча

Кузнец Уильям с каждым годом оттачивал свое мастерство. Имя его стало известным, и многие знатные люди приезжали к нему всё с той же просьбой, сделать для них что-то необычное и ценное. Уильям, конечно же, соглашался. К тому же, задумал он сделать для церкви кованую изгородь. Идею эту подсказал Константин. Как-то посещал лекарь священника, увидел, что изгородь нужна. Территория церкви не слишком обширна, но материала необходимо много. Да и денег не хотел кузнец брать за это. Поэтому все накопленные сбережения, которые получал от богачей, тратил на такую благотворительность. Только спустя три года смог Уильям закончить начатое. Священник, как правило, поблагодарил кузнеца за подарок такой. Уильям благодарность принял.

Захотел кузнец рассказать об окончании работ Константину. Пришел в лазарет уже под вечер. Должна была стать эта новость радостной, но особой радости не наблюдалось в глазах Уильяма. Заметил целитель грусть своего товарища, завел разговор.

— Уильям, друг мой, всегда ты был веселым, любил поговорить о работе, о жизни. А сейчас что-то поменялось в тебе? Случилось что?

Кузнец присел на скамейку, которая была поблизости новой изгороди церковной. Константин же стоял рядом.

— Ничего не случилось. Всё идёт, как и прежде, хорошо. Жаловаться грех.

— Но что-то все же тревожит тебя.

— Тревожит одна мысль. Вот мне уже много лет, о семье думаю.

Константин вспомнил, что Уильяму не так давно исполнилось девятнадцать, поспешил уточнить.

— О какой семье? Неужто решил найти своих родных?

— Нет, нет. Найти родных я уже и не мечтаю. Где ж искать их, если не помню я ничего из той жизни. Кузнец стал моей семьей, но и его теперь нет.

Лекарь распознал грусть Уильяма, но настаивать не решился. Если и расскажет, то сам. Кузнец продолжил изливать душу.

— Думал я о том, чтобы девушку хорошую найти, свадебку сыграть, детишек завести. Я вроде не самый ленивый человек. Для дома многое могу сделать. Достаток при моей работе, думаю, всегда будет.

— Посёлок у нас пусть и не большой, но девицы молодые в нем есть. Ты присмотрись к ним.

— Смотрел, встречался с ними, общался. Да не те они. Взгляд их не тот.

— А что взгляд?

— Нет в их глазах искры, которая зажжет пожар внутри меня, словно я кузнечный горн.

Целитель не упрекнул Уильяма ни в чем. Да и не вправе он указывать, как жить. А кузнец быстро засобирался к себе в кузницу. Константин только и успел сказать, что всему своё время, и не стоит торопить события, для которых не наступило нужного момента.

Уильям принял совет.

Шло время. Парень все также отвлекался на работу, но при этом стал посещать таверну поселковую, чего раньше не делал совсем. То раз в месяц придёт, то два. А как распробовал хмельный напиток, так и через день заходил после работы в кузне.

Народ в таверне бывал всякий. Не только разбойники и пьяницы посещали это заведение.

В один из вечеров Уильям один сидел за столом в углу. Как обычно, перед ним на столе стояла кружка с терпким напитком, уже опустошенная наполовину. Разные думы посещали парня. Но вдруг подошел к нему человек и попросил пойти с ним. Не понял кузнец просьбы. С чего бы это ему, кузнецу, следовать куда-то непонятно зачем. Спустя несколько минут сам управляющий таверны, Карл, подошел к Уильяму.

— Вы кузнец Уильям? — худощавый Карл немного пригнулся, чтобы задать свой вопрос. Кузнец в этот момент разглядел его лицо. В голове мелькнула мысль, что управляющий похож на хамелеона, принявшего вид камня.

— Я, — ответил парень.

— С вами хочет поговорить один очень знатный человек.

— О чем поговорить?

— Точно не знаю, но наверняка это касается ваших умений.

— Ну, что ж, ведите.

Управляющий проводил Уильяма в отдельную комнату, где и находился тот самый знатный человек. Им являлся граф Ричард.

Кузнец прошёл в комнату, и дверь за ним закрылась. Управляющий остался снаружи. Перед Уильямом предстал граф, появившись из тени. Кузнец не понял, была ли одежда его богатой или только казалась таковой. Держался Ричард как подобало богатому человеку. Приподнятый подбородок и вытянутая по струнке спина. При высоком росте графа ему приходилось смотреть на собеседника, опуская взгляд. Ничто не давало даже намека на открытость человека, и дальнейшее поведение Ричарда изрядно удивило Уилла.

— Уильям! — как-то радостно начал граф, — знаю о твоих способностях и хочу поручить тебе работу. Заказ будет ответственный. Но не уверен я в правильности своего выбора. Нет, не пойми меня неверно. Ты лучший кузнец в округе…

— Давайте, ближе к делу, — кузнец любил говорить о деле коротко и ясно, — у меня кружка осталась почти полная, — намекнул он, что пришёл отдохнуть.

— Да, конечно.

Ричард достал откуда-то из-под стола кусок серебра и положил перед кузнецом.

— Это серебро? — уточнил Уильям.

— Именно оно. И мне нужно, чтобы ты переплавил его в вот такую штуковину, — на этот раз граф достал пергамент, на котором был чертеж.

Кузнец посмотрел на серебро, затем на чертеж. О чем-то поразмыслил и выдал ответ.

— Сделаю.

— Вот и славно, — Ричард обрадовался, — только я попрошу сделать это сегодня.

— До завтра не ждёт? — возмутился Уильям.

— Дело в том, что я ненадолго здесь. Вот решил навестить своего друга Карла. Но обстоятельства заставляют меня покинуть этот чудесный поселок. Я не тороплю тебя, но если ты войдешь в мое положение и выполнишь просьбу поскорее, то я удвою цену.

— А чего ж не войти в положение, — неспешно ответил Уильям, уже размышляя о процессе переплавки серебра, — можно и поскорее сделать. Только цену не нужно удваивать.

Ричард удивился, услышав слова кузнеца, и немного испугался.

— Может, утроить цену?

— Нет, — Уильям ответил грубо, — договоритесь с Карлом…

— Любая просьба, — перебил граф, — считай уже договорено.

Теперь уже на лице Уильяма появилась гримаса удивления.

— Хорошо. Тогда за свою работу я возьму обычную цену и вдобавок в таверне для меня всегда должна быть бесплатная кружка хмельного напитка, когда бы я ни пришел.

Ричард и Уильям ударили по рукам и договорились о сделке.

Уильям медлить не стал. Вышел от графа и отправился в кузницу. Растопил печь жаркую, которая еще и погаснуть не совсем успела. Время близилось к полуночи. Вышел кузнец на улицу, обратил свой взор на небо.

— Полный диск сегодня. Время ведьм и колдунов.

Уильям не очень верил в рассказы про нечисть, но и совсем не верить в них не мог. Порой чудилось ему что-то необычное, чего объяснить не мог. Да и сны время от времени снились ему загадочные. В них кузнец то с лешим разговор вел, то русалка его под воду утягивала, а однажды и вовсе с чертом дрался. Правда не помнил парень, чем закончилась та битва.

Половину ночи провел Уильям за работой, и заказ выполнил. Медальон получился красивым. Отдал его Уильям на следующий день.

Пришел кузнец в таверну, Ричарда не застал. Хотел выполненный заказ передать через управляющего, но тот отказался брать.

— Не могу я взять такое ценное изделие. Лучше дождитесь графа. Он обещался подойти.

Раз передать не получилось, пришлось Уильяму ждать графа Ричарда. Спросил тут же на месте у Карла о договоренности. Тот уверил кузнеца, отныне в таверне для него всегда будет полная кружка хмельного напитка. Уильям обрадовался такой новости, понял, граф не обманул. Но в этот раз не стал кузнец пить. Сел за стол и просто ждал. Ричард пришел быстро. Увидел кузнеца и снова радостно воскликнул.

— Уильям! Приветствую тебя. Неужто выполнил заказ.

— Конечно, — довольно ответил парень, протягивая серебряный амулет, — вот.

Ричард что-то шептал, когда брал в руки изделие. То ли от радости, то ли наудачу. Уильям не понял этого. Как и обещал граф, его слуга отдал кузнецу вознаграждение за работу. Повторился, что в таверне всегда рады ему. Карл в этот момент кивнул, подтверждая слова графа. В тот же вечер Ричард покинул поселок.

Прошло две недели с того дня. Хоть в таверне кузнец и стал почетным гостем, но все это время он не заходил туда. Не то, чтобы времени не хватало, просто не было желания. Работал он, как обычно, в своей кузнице целый день, а под вечер уходил домой знакомой тропою.

Однажды возвращался Уильям вечером после работы. Не дойдя буквально несколько шагов до дома, встретил парень Софию. Она приходилась сестрой Карла, что был управляющим в таверне. Женщина не молодая, да и не следила за собой настолько, чтобы называться красавицей. Но ценили ее за другие качества. Сама София занималась постоялым двором, который также принадлежал Карлу. Только он не лез в дела сестры. Будучи решительной и умной женщиной, она лучше управлялась. Увидев молодого кузнеца, женщина окликнула его.

— Уильям! Постой! Мне нужно с тобой поговорить.

Посмотрел кузнец на свой дом, развернулся и пошагал навстречу Софии.

— Что случилось? — голос парня был уставшим.

— Да ничего серьезного, — ответила женщина, — брат мой, Карл, просил, если увижу тебя, поинтересоваться, почему ты в таверну не ходишь. Думал он, случилось что-то с тобой. Я ему говорю, как видела тебя как-то, всё с тобой хорошо, но он говорит и говорит, говорит и говорит. Не умолкает ни на секунду. Все тревожится о тебе.

— Наверно, о полной кружке беспокоится.

— Не знаю, о какой кружке он там беспокоится. У меня своих дел хватает. Некогда мне думать о его таверне. Вон сколько народу каждый день приезжает и уезжает. Мест на всех не хватает.

— Так расширяться вам надо бы, — посоветовал Уильям.

— Надо, точно надо, но где ж средств взять на это расширение. Оно ведь немало стоить будет.

— Немало, но окупится вдвойне.

Глаза у Софии загорелись, как услышала про прибыль. А чтобы не подавать виду, перевела тему.

— А ты скоро ль жениться надумаешь? Дочь моя, Мирослава, красавицей выросла.

Уильям уже привык, что его почти все сватают за своих дочерей-красавиц. Вот только не все они красавицы. Так было и с дочкой Софии. Внешность у нее приятная, но характер ужасным выдался. Кузнец думал, как не обидеть хозяйку постоялого двора.

— Знаю твою дочку, — тянул время Уильям, — знаком с ней, да только не мил я ей.

— Как же это не мил?

— А вот так. Другому сердце свое отдала.

— Кому это? — София не знала ничего о том, что говорил кузнец, а Уильям и не говорил правды. Выдумывал он все.

— Так не знаю я, но слышал, молодец добрый, — чтобы отвести от себя подозрения в обмане, парень засомневался, — но это все я слышал от людей. Сам я не интересовался у Мирославы.

— Ох, я ей сейчас… — София даже разговор не закончила и не попрощалась с Уильямом. Исчезла в одно мгновение.

Уильям только и улыбнулся, когда его собеседницы след простыл. Зашел домой, поужинал и лег спать. Но перед тем как уснуть, подумал, что следует наведаться в таверну. Негоже пропадать договоренности.

Следующим вечером кузнец шел домой по той же дороге, но вспомнил о своем намерении посетить таверну. Подходя ближе, заметил парень, что народу не очень много в этот раз. Внутри ничего не изменилось с последнего посещения. Как только Уильям зашел, управляющий тут же заприметил гостя.

— Уильям! Рад видеть, — Карл так громко сказал это, что немногочисленные посетители обернулись и посмотрели на кузнеца. Уильям же в ответ кивнул, здороваясь со всеми, — проходи сюда. Уже заждалась твоя награда.

Кузнец приметил, Карл обратился к нему менее официально, нежели раньше.

— Да не награда это вовсе — возразил Уильям. Хотел он по-тихому провести вечер, посидеть в сторонке, подумать, а управляющий на все заведение раскричался.

— Награда аль не награда, а кружка хмельного напитка всегда полна, — Карл поставил перед Уильямом кружку аккуратно, не пролив ни капли содержимого.

— Спасибо, — кузнец поблагодарил управляющего, но не остался вести задушевные разговоры. Тут же схватил кружку и направился за стол, что в углу располагался. Привычное место. Оттуда и таверна хорошо просматривалась, и никто не мешал. К сожалению, не в этот раз. Только успел Уильям присесть на излюбленное место, как подбежал к нему попрошайка местный. Все звали его Беглый. Имени давно никто не называл, поэтому и не помнил никто. Беглый был шустрым мужичком. Мог выполнять любые поручения за небольшое вознаграждение.

— Уильям, как живешь? Давно тебя не видывал я. По старой дружбе одолжи пару монеток.

Кузнец полез в карман за монетой и попросил, чтобы не беспокоил его больше, хотя бы в этот вечер. Беглый быстрым движением выхватил монету из ладони Уильяма и скрылся из виду.

— Однако, — удивился парень, — просьбы выполняет быстро. Не зря кличут его беглым.

Погрузился кузнец в думы, может, не великие, но важные. Да только не суждено было отстраниться от мира настолько, чтобы обдумать все. Вдруг взгляд кузнеца уловил силуэт девушки. Не смог Уилл разглядеть ее лучше, так как видел только со спины. В таверне, конечно, были девицы, но в основном распутные. Хоть сам Карл и не жаловал их в своем заведении. Внимание Уилла привлекла она тем, что внешность скрыта. Незнакомка подошла к самому хозяину и что-то спросила. Уильям не мог отвести глаз. Рыжие огненные волосы выделялись на фоне темной одежды. Лица не разглядел кузнец. Девушка получила ответ и покинула таверну.

Тут вновь к Уильяму подбежал Беглый.

— Уильям, по старой дружбе, дай монетку.

Посмотрел кузнец на мужичка грозным взглядом. Не выполнил он поручения предыдущего. Уильям опять полез за монетой, придумав уже новое поручение.

— Узнай у Карла, кто была эта девица с рыжими волосами. Только не говори, что от меня.

Беглый схватил монету и рванул сразу же к управляющему. Не прошло и пары минут, как он вернулся и стал рассказывать все, что узнал.

— Значит так, девица эта не местная. Приезжая она. Сегодня и появилась в поселке. Ищет ночлег. Видимо, Софию не нашла, а кто-то подсказал, что можно тут спросить Карла. Вот она и приходила в таверну.

— А зовут как, не узнал?

— Нет, но Карл сказал, направилась девица в постоялый двор, к Софии. Значит, будет там, — с чувством выполненного долга Беглый протянул руку, надеясь, что кузнец наградит его еще одной монеткой.

Уильям и в этот раз отдал мужичку награду.

— Заслужил.

Беглый тут же исчез, как и всегда.

Кружка еще не была опустошена, но парень не стал ждать. Встал из-за стола и направился к выходу. На улице уже стемнело. Осмотрелся он по сторонам. Постоялый двор располагался недалеко от таверны. Идти туда всего-то несколько минут. И уже часть из них кузнец потратил на то, чтобы узнать хоть что-то про незнакомку.

— Зря только время потратил, — раздосадовался Уильям, но все же направился к постоялому двору.

Вдруг женский голос окликнул парня. Уильям остановился и обернулся, но никого не увидел.

— Простите, — теперь голос слышался совсем рядом, — я ищу ночлег, но, кажется, заблудилась.

Уильям снова обернулся и увидел перед собой сказочной красоты девушку. Огненные волосы вновь отвлекали все внимание на себя, но теперь кузнец видел лицо незнакомки. Словно сказочная принцесса прибыла из далеких земель. Все линии ее прекрасного лика говорили об идеальности. Хоть ничего кроме лица и длинных рыжих волос, собранных в нехитрую прическу Уилл не видел. В полутьме не разглядеть фигуры, которая к тому же скрыта под платьем и накидкой. И все же решил кузнец, что все идеально образе в незнакомке. Парень онемел даже и застыл на месте.

— С вами все в порядке?

— Да, — кузнец очнулся от своего временного пребывания в просторах своего сознания, — как я могу помочь?

— Я только сегодня прибыла в этот поселок. Проездом здесь, надеюсь. Мне сказали, где-то здесь я могу разместиться на ночлег, но никак не найду постоялый двор.

— Пустяки. Я провожу вас до места, — Уильям указал девушке направление, куда ей следовало идти и отправился вместе с ней к Софии, — и не страшно вам одной ходить по темным улицам незнакомого поселка?

Девушка не ответила, сделав вид, что не расслышала вопроса.

Несколько минут занял путь до постоялого двора. За это время кузнец узнал, как зовут его новую знакомую, представился и сам. Назвалась она Кристиной. Рассказала, что следует в город, который находится далеко от поселка. А тут оказалась случайно. Судно, на котором она прибыла, торговое. Дальше путь должен был продолжиться по суше. Уильям предположил, что Кристина путешественница. Девушка не подтвердила его мысли, но и не опровергла, сказав лишь, что часто переезжает.

Что-то было во взгляде Кристины. Что-то необычное. Уильям не мог понять, что это такое. Помнил он, как разговаривал с лекарем, как говорил об искре, которая зажжет его душу. Казалось ему в тот момент, искра та и вспыхнула в глазах Кристины.

Кузнец договорился с Софией о ночлеге для девушки. Женщина сразу приметила, как Уильям проявляется интерес к новой посетительнице, поэтому неохотно предоставила комнату. К тому же, шутка кузнеца про жениха ее дочери не пришлась по нраву.

Так началась история любви Уильяма и Кристины.

Все чаще кузнец оставлял свое рабочее место ради каждой новой встречи со своей возлюбленной. Из-за этого не успевал он что-то сделать, выполнить заказ. Некоторые люди стали жаловаться, но жалобы те не были строгими. Девушка же поначалу собиралась уехать, продолжить свой путь, но после решила остаться. Наверное, еще долго бы продолжались встречи их, если б не София. Хоть кузнец исправно оплачивал комнату Кристины в постоялом дворе женщины, но та все чаще и чаще выказывала недовольство, что девушка только зря занимает место.

— Женились бы вы уже, — как-то сказала София, — и мне хорошо, и вам счастье будет.

Свадьба не заставила себя ждать. Весь поселок пригласил кузнец. Прибыли гости из других городов и поселений. Даже знатный граф Ричард, для которого Уильям сделал амулет серебряный, посетил поселок в тот день, пожелал молодоженам счастья и любви на долгие годы. Священник заключил их союз узами брака. Так появилась молодая семья.

А после торжества и праздника началась обычная жизнь. Как выяснилось, родственников у девушки совсем не было. Впрочем, как и у кузнеца Уильяма. Своего прошлого Кристина не раскрыла, часто ссылаясь на отговорки и переходя на общие темы. А кузнецу и не было важно прошлое его суженой. Важней только общее будущее. Все складывалось хорошо. Смогли поселись в доме счастье и любовь, создать уют. Спустя положенный срок появился в семье кузнеца Уильяма ребенок. Нарекли его Генри, в честь старого кузнеца.

***

— Все еще не понимаю, где магия? — практически возмутился Ваня, — а то все эти милости про любовь немного утомили.

— Скоро будет, — спокойно ответил Николай Михайлович.

— Не интересно, не слушай, — в который раз возразила Маша, — вам только и надо, что магия, битвы и смерть.

— А героев прибавилось в истории, — подметил Дима, — вы же говорили, второстепенные персонажи не важны.

Профессор нахмурил лоб, вспоминая, когда это он так говорил. Нужные мысли нашлись быстро.

— Да, верно. Второстепенные герои не так важны в истории этой, но без них все равно никак не обойтись. Вот та же София — женщина средних лет, заведует гостиницей. Персонаж не обязательный, но свою реплику она получила, потому что повлияла на жизнь кузнеца.

— Как и персонаж в таверне? — спросила Маша, — как его?

— Беглый, — помог Ваня вспомнить.

— Да он! — воскликнула Маша, — но прозвище какое-то странное.

— То есть магия тебе не кажется странным? — заинтересовался Ваня.

— Я не про то, — девушка попыталась объяснить, что она имела в виду, но Дима опередил ее.

— Да все поняли. А мне это имя кажется обычным. Раньше и фамилии появлялись так, по прозвищу или по занятию, профессии.

— Верно, — согласился профессор, — но давайте вернемся к истории. На чем мы остановились?

— На том, что у Уильяма и Кристины появился ребенок Генри, — быстро сообразила Маша.

Профессор взял в руки книгу. Показалось, он хотел ее открыть, чтобы посмотреть продолжение истории. Словно забыл, что будет дальше. Но Николай Михайлович просто смахнул пыль и положил книгу на прежнее место.

Глава 4. Темный гость

Жизнь в поселке шла своим чередом. Каждый занимался своим делом, как и положено. Почти год все так продолжалось. Но вот в один из летних дней начали происходить странности.

Пошли слухи, будто в округе появился зверь неведомый. Никто его не видел, но поговаривали, что стали пропадать коровы из стада. И не просто пропадали, а еще находили останки умерших животных.

Кто-то думал, это дело рук обычных воров, которые забирали мясо, оставляя ненужное. Другие решили, что это проделки волков. В основном, так думали охотники. Им нужен был повод заняться своим любимым делом, а если за это им еще и награду дадут, то будет намного лучше. Так и было. Одни искали воров, другие охотились на волков. Но ни те, ни другие не добились нужного результата.

Спустя некоторое время стало забываться произошедшее. Но не тут-то было. Молодой пастух Игнат выполнял свою работу. Был жаркий день, поэтому он спрятался в тени возле леса. Задремал парень ненадолго. Когда очнулся, увидел, стадо ушло дальше, и нужно было его вернуть. Парень сел верхом на лошадь и поскакал к стаду. Вдруг лошадь остановилась, перестала слушаться.

— Что такое? — не понимал Игнат, — давай, вперед!

Лошадь не слушалась. Она топталась на месте. Спрыгнул Игнат на землю. Осмотрелся по сторонам. Никого не увидел.

— Волков зачуяла что ли? — как будто спросил он у лошади, но та лишь ржала, фыркала и мотала головой.

Неожиданно взгляд парня уловил вдалеке человеческий образ. Было не разобрать, кто это. Тем временем стадо уходило все дальше и дальше. Игнату одному уже и не справиться без лошади, а вот вдвоем можно было хотя бы попробовать повернуть стадо в нужную сторону. Парень оставил лошадь и побежал к неизвестному человеку. Не подумал он, что тот второй человек будет без лошади и мало чем поможет пастуху. Приближаясь к незнакомцу, Игнат смог различить, что он стоял на месте и смотрел в сторону леса. По крайней мере, ему так казалось. На человеке был черный плащ, а на голову накинут капюшон, поэтому самого лица парень не увидел. Оставалось всего пара сотен метров до незнакомца, как вдруг из леса выбежали два волка и подбежали к странному человеку. Игнат остановился, как вкопанный. Замер. Около минуты он стоял и наблюдал, как волки петляли около человека в черном плаще. Затем сели перед ним, как послушные собаки, а после сорвались с места и убежали обратно в лес. В этот момент Игнат потер ладонями лицо, думая, все это ему видится. Он снова всмотрелся вдаль, но уже не увидел никого. Человек в черном плаще исчез.

Тут же пастух кинулся к своей лошади. Забыл, что она не слушалась его. А тут еще и вышло, животное подчинилось хозяину. Забыл про стадо парень, помчался к дому. На протяжении всего пути в его голове звучал голос, который повторял одни и те же слова «не говори никому». Встретился ему на пути товарищ.

— Что случилось? — спросил тот, видя тревогу Игната.

Пастух спрыгнул с лошади.

— Ты не поверишь. Слухи про зверя неведомого на самом деле реальны. Видел я сейчас человека в черном плаще. Возле самого леса. Стоял он один, а потом к нему два волка подбежали.

— И что?

— И ничего! Посидели рядом с ним, а после взяли да убежали обратно в лес.

— Может, это собаки были, а не волки.

— Ага, что я волка от собаки не отличу?

— Отличишь, — согласился товарищ, — так, а дальше?

— Я только моргнуть успел, как человек тот растворился.

Игнат стоял испуганный. Руки его дрожали. Товарищ его не поверил парню, решил, тот не в своем уме. Лишь усмехнулся и ушел по своим делам. Пастух же заперся в доме и не выходил оттуда. На следующий день Игнат не появился на работе. Никогда не замечая за ним прогулов, простили парня. Забеспокоились только на третий день. Как это он бросил работу свою, не видно и не слышно. Непорядок.

Пришли к нему несколько человек. Стучали в дверь, в окна. Не открывал Игнат.

— Может, нет его в доме? — предположил один.

— Может, и нет, но нам надо проверить. Не возвращаться же просто так, не проверив.

Нашли способ открыть дверь. Вошли внутрь. Дом пустовал. Пастуха нигде не было.

— Странно. Я ж его пару дней назад видел, — сказал один.

— Так все его два дня назад видели, — напомнил второй.

Обыскали весь дом, все постройки во дворе. Не нашли ни следа. Так и пропал пастух Игнат. Заговорили люди, что на самом деле зверь в округе появился. И на этот раз он охотится не только на животных, но и на людей. Опасаться стали, лишний раз в лес не ходить понапрасну.

Спустя десять дней случилась еще пропажа. Двое лесорубов пошли в лес на работу и не вернулись. Забили тревогу их семьи сразу же в тот вечер. Собрали группу людей, организовали поиски, но только утром. Договорились встретиться ближе к обеду у лазарета, чтобы обсудить действия дальнейшие в случае, если не найдут лесорубов. Половину дня бродили по лесу и не только, но так и не нашли пропавших.

Двадцать человек собрались в условленном месте. Вышел Константин, подошел и кузнец.

— Нет их нигде. Обошли все вокруг, — один из мужиков махнул рукой, думая, все это бесполезно.

— Но как же нам быть? Что теперь делать? — запричитала жена одного из пропавших лесорубов, — как детей растить?

Все промолчали.

— Сегодня до конца дня мы продолжим поиски, раз уже работу бросили, но завтра нужно возвращаться к привычной жизни. У нас у самих семьи. А работать за нас никто не станет.

Пока шел спор, целитель с Уильямом вели свой разговор.

— Странные дела происходят. Люди пропадают, — начал кузнец, — может, правду говорят про зверя?

— Не стану отрицать, — согласился лекарь, — но хотелось бы узнать, кого называют этим зверем. Возможно, это и не зверь.

— А кто?

— Много в мире зла, Уильям. И не все можно объяснить простыми словами, чтобы понятно было каждому. Даже в моей практике бывают случаи, когда приходится прибегать к некоторым хитростям, которые не всегда можно разъяснить.

Задумался кузнец о чем-то своем. Думы его не продлились долго. Снова жена одного из лесорубов запричитала громко. Смотрела она вдаль при этом.

— Гляньте-ка, мы тут уже думаем, пора панихиду заказывать. Беспокоимся, — в этот момент взгляды всех присутствующих устремились туда же, куда смотрела сама женщина, — а они идут преспокойно по улице.

И действительно, двое лесорубов, которых считали пропавшими, шли по улице в направлении к церкви, где и собрались все. Но шли, это преувеличение. Еле-еле передвигали ноги, так как пьяными были.

Оказалось, они после работы решили не идти домой потому, как появился повод провести вечер за распитием хмельного напитка, доставшегося совершенно бесплатно.

После этого все решили, что нет никакого зверя неведомого, который похищает людей. Поговорили, обсудили и разошлись по домам. Вскоре забыли все про исчезновение пастуха. А скот как пропадал время от времени, так и продолжал пропадать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 345
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: