электронная
Бесплатно
печатная A5
363
18+
Нонстоперы

Бесплатный фрагмент - Нонстоперы

#1

Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2068-1
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 363
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дисклеймер

Все действия, события, персонажи и места являются вымыслом автора. Любые совпадения с реально существующими личностями, или объектами считать случайным. Имена, фамилии, названия населённых пунктов, стран и планеты, а также названия торговых брендов, гостиниц, авиакомпаний, ресторанов, кафе, музеев, улиц, торговых точек и других мест общественного посещения, либо объектов исторического наследия взяты автором из собственной головы. События разворачиваются в вымышленном мире и не имеют ничего общего с миром реальным. Автор не ставил перед собой цель оскорбить чьи-то чувства, призвать кого-то к каким-либо действиям, или вызвать у кого-то негативные чувства. Данное произведение носит исключительно развлекательный характер.

ВСЕМ ДОБРА!


1 мая 2015. Мы с Виолеттой летим в Москву.

Ужасное состояние мандража сопровождало меня в течение всей последней недели. Особенно яростно моя нервная система лютовала по ночам, когда я старался уснуть изо всех сил, но, чем больше прикладывал к этому усилий, тем меньше у меня получалось. Не знаю, почему я переживал. В принципе, ничего нового не происходило, кроме того, что Гай в очередной раз собирался прилететь из Москвы, и на этот раз с хорошими новостями. Но всего сутки назад он неожиданно поменял своё решение.

И для меня всё стало только хуже: я ворочался, поднимался, в полной темноте находил пачку сигарет, пепельницу и курил прямо в постели. Если бы это увидела моя бывшая жена, она бы точно устроила скандал. Но сейчас в этом плане я был абсолютно свободен.

В половине шестого утра я окончательно поднялся с дивана и пошёл в ванную, чтобы умыться и вообще привести себя в порядок. Отражение в зеркале меня слегка напугало. Я подумал, что если не изменю образ жизни, то за год-два превращусь в развалину, которой не то что по миру — по собственной квартире будет сложно путешествовать. Позавтракать я так же не смог, ограничившись лишь парой стаканов крепкого кофе и ещё пятью-шестью сигаретами.

После нашего новогоднего разговора с Гаем по Скайпу, моя жизнь полностью изменилась. Теперь у меня не было цели найти работу, или что-то ещё из банальных и рутинных дел. Теперь все действия вообще, так или иначе соотносились с нашей главной Целью — организацией путешествия длинною во всю оставшуюся жизнь.

Гай признавался, что его самого просто трясло от одной только мысли на эту тему. Но он был твёрдо уверен, что у нас всё получится. Я же продолжал сомневаться даже сейчас, когда новый кемпер на базе «КамАЗа 43118» был фактически готов и ждал всего лишь оценки Гая и предварительного тестирования.

Мы оба понимали, что затягивать нельзя. Обычно так и рушатся все грандиозные проекты, когда люди начинают по тем или иным причинам «тянуть резину», придумывая себе всё новые и новые поводы для отсрочки.

— Первого июня мы стартуем, — сказал по телефону Гай. — И не ипёт!

А всего сутки назад он позвонил мне и сообщил, что пересмотрел наши планы.

— Вот, что я подумал, — немного взволнованно и торопливо заговорил он. — Какой смысл мне снова прилетать в Екат, если автодом в Москве?

Я сразу же ухватил его мысль:

— Ты предлагаешь прилететь мне?

— Ага, — ответил Гай. — И взять, наконец, всё в свои руки. Ты же знаешь, я терпеть не могу брать на себя ответственность. Я — исполнитель и точка. Босс у нас ты.

Так мы решили изначально, ещё на заре нашего грандиозного плана, когда он был так далёк от истины, что лично мне казался чем-то вроде пьяной мечты. Гай не хотел «командовать». По его словам, всё, что, так или иначе касалось управления другими людьми вызывало у него однозначно негативную реакцию. Я мог только предполагать, с чем это связано.

В тот день я сообщил ему, что намерен взять в команду Виолетту, свою старую знакомую, с которой у меня в последнее время возникло что-то вроде романа, основанного на сексе и взаимной необходимости. Ей просто не куда было деваться. Мне же требовалось избавиться от щемящего душу одиночества. Иногда я сильно жалел о том, что втянул в наше предприятие свою бывшую жену Ксюшу. Гай уже высказывался на этот счёт, но я настаивал на том, что всё будет в порядке, и Виолетта, опять же, выступала здесь в роли своеобразного щита.

— Смотри сам, тебе решать, — только и сказал Гай, когда я сказал ему о своём намерении взять с собой в Москву Виолетту.

В семь утра я позвонил ей на сотовый и спросил, готова ли она к своему первому в жизни путешествию. Она ответила, что не спала всю ночь, и вообще, её жутко «колбасит». В это легко было поверить, учитывая тот факт, что Виолетта за свои почти двадцать четыре года жизни вообще не покидала пределов Нижнего Тагила. Ни разу! Для неё и предстоящий полёт на самолёте был первым. Я сказал, чтобы она собиралась, и тут же вызвал такси.

Виолетта временно обитала у моего двоюродного брата в паре кварталов отсюда. Своего жилья у неё не было так же, как и всего остального в этой жизни, кроме, разве что, красоты и искреннего умения радоваться мелочам.

Утро было пасмурным, но сухим. Дул лёгкий восточный ветер. Я посмотрел на небо и вдруг осознал, что с этого самого момента моя жизнь изменилась радикально и навсегда. Ничто не будет как прежде. Всё перевернулось с ног на голову.

Как выяснилось, Виолетта в хлам разругалась с моим двоюродным братцем-алкоголиком в минувшую ночь. Она была взвинченная и бледная, но искренне обрадовалась моему приезду. Из всех вещей у неё едва набралась одна спортивная сумка. Даже я брал с собой куда больше, хотя и знал, что в Тагил мы ещё вернёмся. Вышедший братец дохнул на нас перегаром и пожелал поскорее подохнуть где-нибудь в дороге. Я поблагодарил его за такую «доброту», после чего мы загрузились в другое такси и поехали уже в Кольцово. На часах было девять утра. Время летело как сумасшедшее, хотя торопиться нам было особо некуда. Самолёт вылетал в 18:40. А до аэропорта в самом худшем случае можно было добраться за три часа. Виолетта сказала, что мосты сожжены. Ей реально больше некуда деваться.

— Забери меня с собой, хоть на край света, — сказала она, блеснув глазами. — Я на всё готова ради этого. Честно.

Водитель такси, молодой кавказец борцовского телосложения с опаской глянул на неё через зеркало заднего вида.

Я предложил ей успокоиться, а сам порадовался тому факту, что моя бывшая жена сейчас в Перми «Лэнд-Крузером 200», выполняет ответственное задание по контролю качества над его апгрейдом.

До аэропорта мы «долетели» за два с небольшим часа, сначала по Серовскому тракту, а затем по ЕКАДу. Мы сидели на заднем сидении, и где-то после Невьянска я уже задремал. Виолетта же таращилась в окно, как будто старалась впитать в память все нюансы пейзажа. Я ездил по этой трассе в уже десятки, если не сотни раз и в тот момент ей даже позавидовал, а потом снова вспомнил, что нам предстоит путешествие вокруг всего света и почувствовал, что голова пошла кругом.

В здании аэропорта я вообще почувствовал полный «расслабон», не смотря на то, что прибыли мы туда в 12:10. Первым делом мы прошли регистрацию, сдали багаж, а затем отправились прогуляться по магазинчикам аэропорта; посидели в «Jazz кафе»; в бутике я раскошелился и прикупил кое-что из шмоток помоднее для себя и Виолетты, поскольку летели мы всё-таки в Москву, и не хотелось выглядеть там полными колхозниками. В пассажирский зал мы прошли уже накануне вылета, поэтому сильно расслабиться не удалось. Вскоре объявили о посадке на наш рейс до аэропорта Домодедово. В глазах моей спутницы горел искренний восторг. В модных джинсах и кардигане она сильно преобразилась и теперь привлекала внимание пассажиров мужского пола.

В 18:40 наш «Боинг» оторвался от взлётно-посадочной полосы и устремился к пасмурному небу. Виолетта пялилась в иллюминатор, пытаясь что-то разглядеть в густой облачности, я же вдруг почувствовал страшную усталость, и после того, как съел сэндвич с курицей и томатным соком, уснул.

Время полёта заняло два с половиной часа, но из-за разницы в часовых поясах в Москву мы прибыли в 19:10, как будто прошло только тридцать минут. Виолетта сидела рядом со мной с почти обезумевшим взглядом и сумасшедшей улыбкой. Она не верила в то, что оказалась в Москве. Сказать по правде, я и сам раньше бывал здесь только проездом.

Конечно, аэропорт Домодедово произвёл на Виолетту ещё большее впечатление. Размеры его намного превышали Кольцово, да и вообще, всё здесь было грандиознее и масштабнее в десятки раз. Сразу из аэропорта я позвонил Гаевскому и сообщил, что мы уже прибыли. Гай тут же предложил нам подождать, поскольку хотел встретить самолично, но не успевал добраться до места по причине пробок. Здесь это явление обыденно и злободневно.

Времени мы терять не стали, вышли на улицу подышать воздухом. От резкого перепада давления кружилась голова. Виолетта прижималась ко мне как запуганный ребёнок. Позже она призналась, что слегка офигела от такого количества народа вокруг. Прежде в своей жизни она никогда ни с чем подобным не сталкивалась. В Москве тоже было пасмурно, но здесь ещё и моросил небольшой дождик, да и вообще, было прохладнее, чем на Урале.

Гай приехал примерно через час, когда мы успели выпить по три пластиковых стаканчика кофе и выкурить по пять сигарет. На часах была половина девятого вечера. Из-за пасмурной погоды стемнело раньше обычного. Мы долго метались по бесконечно-огромной парковке, пытаясь отыскать «серебристый Гелик», пока, наконец, Гай не догадался выйти из машины и не встретил нас лично. Он широко улыбался, оценивающе осмотрел Виолетту с головы до ног, одобрительно мне подмигнул, а затем сказал, что сегодня мы будем тусить по полной программе, потому что лично он уже осмотрел кемпер и пришёл в полный восторг.

— Только не надо сейчас говорить, что вы устали и хотите спать, — затараторил он. — Я настаиваю на том, что наш «дом на колёсах» должен быть тщательно «обмыт» чем-нибудь элитным.

Виолетта радостно захлопала в ладоши. Я же сказал, что для начала требую душ и глубокую тарелку чего-нибудь вкусного и горячего. Гай заверил меня, что так и будет. Но уже в его «Гелендвагене» на заднем сидении нас с Виолеттой ждала пара бокалов и бутылка шампанского «Вдова Клико», которую я открыл трясущимися руками. Аромат кожаного салона авто смешался с запахом элитного шампанского. И тогда я реально почувствовал, что оказался в Москве.

Кстати, Гай, не смотря на свой неофициальный статус сына олигарха, обитал отнюдь не в особняке на Рублёвском шоссе, а снимал квартиру в районе Хамовники. Правда, когда он сказал, что платит за неё почти триста «косарей» в месяц, я едва не подавился шампанским. И это при том, что квартира была двухкомнатная. Тут уж само собой в памяти всплывает выражение всех провинциалов о том, что москвичи зажрались. Наверное, так оно и есть на самом деле. В том же Нижнем Тагиле за полтора миллиона можно купить «двушку» в спальном районе. Здесь же этих денег не хватит даже на полгода проживания в съёмной квартире. Я сказал Гаю, что во время путешествия по провинции он будет страшно удивлён не только ценами, но и тем, как можно прожить на бюджет в десять раз меньше его квартплаты.

— Я не просто так хочу убежать от такой жизни, братишка, — сказал он с улыбкой, но получилось у него как-то грустно.

Как и следовало ожидать, на Каширском шоссе мы застряли в жесточайшей пробке. Но к этому моменту нам с Виолеттой было уже всё равно. Шампанское подействовало. Я начал шутить в своём репертуаре, подкалывать Гая и Виолетту, позвонил Ксюше в Пермь и слегка её «потроллил». Она отреагировала сдержанно, хотя и пыталась шутить в ответ, но не искренне, а так, что называется, «разговор поддержать».

— Ей там скучно, наверное, — с издёвкой произнёс Гай.

На самом деле он уже убедился в том, что найти стоящих претендентов для нашего грандиозного проекта не так-то легко. А Ксюша, кроме того, что неплохо разбиралась в машинах, так же не была привязана к месту своего рождения. Её познания в автомобилях Гай уже успел оценить при личной встрече и знакомстве в екатеринбургском кафе, когда он прилетел в январе на Средний Урал во второй раз. В этом плане она была куда ценнее той же Виолетты, которая являлась скорее украшением команды, чем её полноценным участником. Хотя Гай сказал, что это тоже немаловажно.

Около 23:00 мы были в Хамовниках. Гай припарковал свой «Гелик» на подземной автостоянке, расположенной как раз под домом, в котором он снимал квартиру. Ну, и мы, собственно, отправились наверх.

Не смотря на то, что квартира была всего на пару комнат, я очень быстро понял, почему он «отваливал» за неё такую солидную сумму. Кроме шикарного джакузи вместо привычной ванной, здесь находилась и другая куча навороченных и ультрасовременных приспособлений, делающих стандартный быт поистине королевским. Пока Виолетта осваивала джакузи, Гай извлёк из бара огромную бутыль настоящей мексиканской текилы, достал из холодильника тарелочку порезанных лаймов и солонку в виде черепа.

Мы уселись в удобные кожаные кресла. Возле стены затрещал искусственными дровами ненатуральный камин. Я почувствовал состояние небывалого комфорта и расслабился. Этому немало поспособствовала и текила.

— Почему, — спросил я друга. — Ты решил отказаться от всего этого? Ради чего?

Я и раньше задавал ему этот вопрос, но всякий раз Гай старательно уходил от ответа. Теперь он решил, что между нами больше не должно быть секретов.

— Понимаешь, — медленно произнёс он, устремив свой тёмный взор и острый нос в потолок. В этот момент он больше напоминал армянина, чем еврея. — Я три года избавлялся от наркозависимости. Героин и «кокос» никак не хотели отпускать меня, пока внезапно не пришло осознание, что живу я совсем не своей жизнью. Это сложно объяснить, но это так. Меня блевать тянет от пафосных клубов, силиконовых тёлок и фальшивых, мать их, друзей.

— В общем, пошло оно всё! — внезапно с улыбкой закончил он. — Завтра вы увидите наш «дом на колёсах» и офигеете.

Он снова наполнил наши стопки с толстыми донышками, запрокинул свою, грохнул её об лакированную поверхность журнального столика. Наверное, как и всё здесь, он был каким-нибудь антикварным и стоил бешенных денег. Из ванной комнаты показалась Виолетта с мокрыми распущенными волосами, намотавшая на себя длинное банное полотенце. Невозможно передать, каким счастьем в это время сияли её глаза. Гай рассмеялся. Я тоже.


2 мая 2015. «Дом на колёсах» и реки текилы.

Усталость как рукой сняло. После Виолетты я быстро сбегал в душ, который так же имелся в элитном жилище Гаевского, а когда вышел, увидел, что моя подружка сидит у него на коленях, хохочет и обнимает свободной рукой за шею. При этом Гай бесстыдно разминает её мягкие места обеими руками. Увидев меня, он нисколько не смутился.

— Если вы ожидали узреть мою негативную реакцию, — сказал я. — То вы ошиблись. Её не будет.

Я спокойно сел на своё кресло и налил себе текилы.

— Ты серьёзно? — спросил Гай.

Я кивнул:

— И вообще, во избежание межличностных конфликтов, предлагаю в нашей команде взять за правило установку свободных отношений.

Гай секунду подумал, а потом шлёпнул Виолетту по попке и отправил ко мне.

— Звучит сложновато, но я согласен, — сказал он.

В эту ночь нам было не до сна. Разницу в часовых поясах я практически не ощущал и Гай сказал, что это хорошая тенденция, так как в будущем мы столкнёмся с этим явлением множество раз. Текила лилась рекой, но никто из нас не перепил. Только Виолетта ближе к утру задремала на софе, и мы с Гаем бережно перенесли её на широкую двуспальную кровать. Наверняка на этом ложе мой друг «перепользовал» уже не один десяток тех самых «силиконовых клубных кукол», которых, по словам, так ненавидел.

Разговор наш был целиком посвящён проекту. Я высказывал опасения по поводу того, что мы тупо не успеем к первому июня завершить все подготовительные процедуры. Гай настаивал именно на этой дате.

— Кит на своём «Мега-Крузере» уже несётся на всех парах в Москву, — сказал он. — Мы созванивались вчера, и он обещал, что будет здесь не позднее четвёртого числа. А пятого, я думаю, мы выдвинемся все вместе в Тагил, проедем через Пермь и заберём там Ксюшу.

Он снова наполнил стопки и закончил:

— Времени вагон.

Кит Тауэр был ещё одним членом нашей команды, одним из очень немногих друзей Гая, британец, весьма недурно говорящий по-русски, юрист и бизнесмен. По словам Гая, он давно мечтал о подобном путешествии и искал единомышленников, но до недавнего времени безуспешно.

Я кивнул и снова ощутил, как где-то в районе сердца начинается странная вибрация. Возможно, это было действие адреналина, который вырабатывал мой организм при каждом упоминании о Путешествии. Должно быть, со временем это должно было прекратиться. Люди привыкают ко всему, но сказать честно, я даже представить не мог, как вообще возможно привыкнуть к такому. Реально ли это?

Спать мы всё-таки легли, но уже на рассвете, а когда проснулись, часы показывали 13:30. Гай растолкал нас с Виолеттой и сказал, чтобы мы проводили себя в порядок, а сам отправился к своему шикарному автомобилю на подземную парковку.

Пока я принимал душ, Виолетта сварила кофе и приготовила яичницу с беконом. Гай вернулся в квартиру, но от завтрака отказался, мотивировав это тем, что бережёт место в желудке для барбекю, которое он планировал устроить возле кемпера. По его же словам мы поняли, что «дом на колёсах» припаркован во дворе его знакомого на Рублёвско-Успенском шоссе. Правда, мы пока ещё не знали, куда именно отправимся для «обмывки» кемпера.

В этот день в Москве была переменная облачность. Температура воздуха колебалась в районе двадцати градусов, но дождём в воздухе даже не пахло. Моя голова тут же загудела от обилия городских шумов: машины, люди, снова машины…

Первым делом мы решили отправиться в магазин «М-Видео» на Красной Пресне и накупить там видеоаппаратуры для съёмок нашего путешествия. Гай сказал, что кемпер уже оснащён здоровенной «плазмой» и высокоскоростным интернетом, который поставлял один из ведущих российских спутниковых провайдеров. Нам же оставалось только приобрести камеры и на всякий пожарный пару Макбуков с хорошими видеокартами для монтажа видео. Я в этом разбирался не особенно хорошо. Но Гай тут же успокоил, заверив, что в магазине работает один из его многочисленных знакомых.

«Гелендваген» Гаевского прокатился с ветерком по Хамовническому валу, затем по живописной Новодевичьей набережной. Иногда нам навстречу попадались автомобили и покруче, так что мажорами мы перестали себя чувствовать почти сразу. До этого дня у меня не было возможности познакомиться с Москвой так близко. Несколько раз я бывал в аэропорту Домодедово, а почти год назад мы с бывшей женой проезжали на «Двухсотке» по МКАДУ, торопясь поскорее оказаться в Европе.

У Виолетты быстро закружилась голова от обилия высотных и значимых зданий. Многие из них я видел по ТВ, например здание Белого Дома, или похожее на крепость «Рэдиссон Ройал». Нам повезло, что в середине дня по пути мы не «встряли» ни в одну автомобильную пробку.

В «М. Видео» нас уже встречал знакомый Гая, высокий худощавый парень с сильно московским говором, который оказался менеджером логистики. Он грамотно рассказал нам о видеокамерах. Лично я сделал ставку на экшн модели, в результате чего мы приобрели десяток Sony HDR-AS300/WC, которые идеально подходили для съёмок в экстремальных условиях. Много времени у нас вся эта процедура не заняла. Как выяснилось, те самые Макбуки были уже подготовлены и оплачены. Всё программное обеспечение установлено, включая лицензионные версии прог для работы с видео. Со всем этим барахлом мне предстояло разобраться уже в ближайшие дни. Кроме того, Гай купил несколько радиостанций. Их мы собирались установить в наши автомобили.

— Ну что, — сказал Гай, когда мы выбрались из торгового зала на свежий воздух. Выглядел он удовлетворённым. — Теперь предлагаю закупиться мясом и ехать за нашим «домиком».

Виолетта осторожно поинтересовалась, а не хочет ли он купить что-нибудь из спиртного. Гай заржал как конь.

— Кемпер битком забит текилой, виски и пивом, ребята! Не спрашивайте, зачем я это сделал. Нам нужно напиться сегодня. Ибо потом это делать придётся не так часто… наверное.

Все коробки с аппаратурой мы загрузили в багажник «Гелендвагена», после чего вновь забрались в кожаный салон. Гай созвонился с тем самым мужиком, во дворе которого стоял наш «дом на колёсах» и мы поехали на Рублёво-Успенское шоссе, по пути собираясь заскочить в какой-нибудь мясной магазин.

Наш путь пролегал через проспект Маршала Жукова, известный несколькими своеобразными достопримечательностями, в числе которых вантовый мост и длинный подземный тоннель. Лично меня после посещения Польши и Чехии сложноструктурированными дорогами удивить было сложно. Но Виолетта удивлялась всему как ребёнок. Её практически невозможно было оторвать от окна. Гай с улыбкой заметил, что её компания всё больше и больше доставляет ему удовольствие.

— Девочка моя, — ласково заметил он. — Ты не представляешь, какую позитивную нотку ты вносишь в нашу мрачную мужскую компанию.

Я был с ним абсолютно солидарен.

После очередной чудовищной развязки мы оказались на МКАДе и тут же увидели длинную многокилометровую пробку, растянувшуюся по противоположной стороне автобана. Гай недовольно цокнул языком и сказал, что не хочет сегодня возвращаться обратно. Виолетта на секунду оторвалась от стекла и выдала:

— А зачем нам возвращаться в квартиру? Мы ведь едем в «дом на колёсах»!

— Устами истинной красоты глаголет истина, — сказал Гай. — Вот тебе и женская логика, братишка.

Ну, а потом мы выехали на Рублёво-Успенское шоссе, где начались дачи и виллы далеко не бедных людей. Я не стал даже спрашивать Гая, сколько здесь стоит земля, или, тем более, строения, дабы не травмировать свою провинциальную психику астрономическими суммами. Мы проехали Барвиху, Жуковку… всю эту иную планету с нереально дорогими тачками, людьми в костюмах и ботинках, стоимость которых превышала мой привычный годовой бюджет. В тот момент я ощутил себя инопланетянином, оказавшимся в чуждом и непонятном мире. Виолетта, судя по всему, вообще выпала из реальности. А Гай, подонок, поглядывал на нас в зеркало заднего вида и уссыкался.

Наконец мы оказались в местечке под названием Знаменское. Гай сбросил скорость, проехал по узкой тенистой улочке и остановился в тупике, образующем широкий заасфальтированный прямоугольник. Именно там, рядом с парой «БМВ» представительского класса стоял и наш КамАЗ, окрашенный в цвета хаки, с длинным кунгом на дополнительных восьми колёсах и параболической интернет-антенной на крыше. Именно там мы и увидели впервые наш «дом на колёсах», на котором нам вскоре предстояло отправиться в долгий и полный неожиданностей путь.

Гая искренне веселила наша с Виолеттой реакция. В принципе, я уже знал, что он представлял собой в техническом плане, и какие бонусы и фишки команда авторемонтников запихала в сам кемпер. Но знать и видеть своими глазами — это далеко не одно и то же. Военный кунг, выбранный в качестве основы для кемпера, оказался ещё больше, чем я ожидал. Высотой он был три метра, шириной — два с половиной, а длиной — семь с половиной! Кабину мастера так же удлинили. С самим кемпером она связана не была, но внутри располагалось удобное спальное место, прозванное дальнобойщиками «люлькой». При желании там спокойно могли уместиться двое.

В кемпере присутствовал комфорт премиум класса, не смотря на то, что я просил Гая обойтись без излишеств. Видимо, по его мнению, мини-гостиная с кожаным диваном в форме буквы «П», огромной плазмой на стене и складным столиком из красного дерева — это не роскошь и не изыск.

Денег он не пожалел и на кухню. Все приборы были ультрасовременные, управляемые через смартфон и по Интернету. Нашлись там и мультиварка, и соковыжималка, и блендер. В конце салона-кемпера компактно расположились четыре спальных места, сделанные по типу откидных нар, если слово «нары» вообще целесообразно использовать в контексте такого сооружения.

Гай был доволен нашими восторженными возгласами и округлившимися глазами. Из кухонного шкафчика он извлёк бутылку шампанского и три фужера.

— Сейчас я покажу вам, что он умеет снаружи, — сказал он и подмигнул.

В этот момент на его телефон позвонил Кит, а мы вышли на улицу. Пока я разбирался с пультом управления и пытался включить автоматический выпуск навеса, Виолетта обошла КамАЗ по часовой стрелке и вдруг вскрикнула. Я перебежал на её сторону и тут же понял, что вызвало у неё столь неоднозначную реакцию. Оказалось, что забетонированная площадка не была тупиком, а имела выход в виде кованых ворот, за которыми длинными неровными рядами поблескивали на солнце надгробия и могильные плиты. Кладбище было небольшим, возможно, даже частным, но от того не умоляло мрачной атмосферы. Виолетта поёжилась, что было на неё не похоже. В юности она являлась самой отпетой готессой. Кладбища притягивали её как магнит, собственно, как и любая другая тематика, так или иначе касающаяся смерти.

— Мы здесь останемся? — спросила она.

— А почему бы и нет, — неожиданно для самого себя ответил я. — Вряд ли мы потревожим мёртвых запахом шашлыков и текилы.

Однако мне долго ещё не давало покоя столь близкое соседство могильника с жилыми и, надо заметить, элитными домами. Позже я спросил об этом Гая и его товарища, который через пару часов прибыл к нам с огромным мешком древесного угля и кастрюлей замаринованного мяса. Гай просто пожал плечами и сказал, чтобы я не заморачивался.

Его знакомым оказался достаточно известный видеоблогер, который настоятельно просил меня не снимать его на камеру и не афишировать имя. Но в этот долгий и тёплый вечер под текилу, льющуюся реками, и барбекю он умудрился научить меня основам работы на программе видеомонтажа.

Гай надрался в стельку. Он залез на крышу кемпера и, расправив руки как крылья, орал, что любит этот мир, пугая и местных жителей и призраков с ближайшего кладбища. Виолетта под вечер осмелела и отправилась на прогулку. Но далеко она не уходила. Я видел её силуэт, блуждающий среди памятников с распущенными чёрными волосами. В тот момент она напоминала ведьму, а я пытался понять, что царит в её голове, но не смог приблизиться к разгадке ни на миллиметр.

Когда уже на горизонте затеплился розоватый рассвет, я забрался на одну из коек в автодоме и мгновенно провалился сон. Смутно помню, что перед этим созванивался с Ксюшей и она вроде бы возмущалась по поводу того, что мы с Гаем уже второй день подряд бухаем. И, вроде бы, я послал её в жопу.


3 мая 2015. Рандеву рядом с кладбищем.

Я проснулся в середине следующего дня в состоянии дичайшего похмелья, и в первые несколько секунд не мог вспомнить, где нахожусь. При этом, в момент пробуждения я был уверен, что вся эта пятимесячная затея с Путешествием — не более чем долгий и красочный сон. В холодильнике обнаружилась какая-то дорогая минералка в бутылке из затемнённого стекла. Я залпом выдул целый литр, рыгнул, взял вторую и вышел на улицу. Виолетта сидела под автоматическим навесом в пластиковом кресле, огромной шляпе и тёмных очках. Увидев меня, она улыбнулась.

— Ты как? — спросила она.

— Дерьмово, — честно признался я. — Где Гай?

— Они с другом уехали встречать этого британца. Вроде как, он приехал раньше срока.

Почему-то мысль о приезде Кита сильно подняла мне настроение. Я тут же захотел заменить минералку чем-нибудь покрепче, но вспомнил, что до этого пил уже два дня и передумал. С Китом мы много общались, но всегда только по Скайпу. Он был отличным парнем с полным набором джентльменских качеств, присущих подданным Её Величества, но при этом не являющийся типичным, или стереотипным англичанином. В Лондоне осталась его жена по имени Линда, которую он позже планировал внедрить в нашу компанию. Гая она почему-то страшно раздражала. Но я никогда не пытался разузнать у него, в чём была причина.

В этот день, кстати, в Москве похолодало. Небо затянулось тяжёлыми свинцовыми тучами. Изменилось направление ветра. Рядом с КамАЗом на парковке не было ни одной машины. Но пару раз на близлежащем кладбище я замечал одиноко блуждающие фигуры.


Около семи вечера Гай позвонил в первый раз, причём, как раз в тот момент, когда мы с Виолеттой активно занимались любовью, закрывшись в кемпере. Этот гад сообщил, что они с Китом несутся к нам на его «Мега Крузере», и, видите ли, нам нужно было срочно разводить огонь в универсальной печке-трансформере, которая поставлялась вместе с кемпером. Судя по всему, он планировал продолжить банкет. Виолетта тут же забыла про секс, вся засияла, как новогодняя ёлка и принялась носиться туда-сюда, больше мешая мне, чем оказывая какую-то помощь.

Но, как выяснилось позднее, два товарища застряли в адской пробке где-то в Кунцево, и, судя по всему, ждать их стоило ещё долго. Но мы, как ни странно, не скучали: Виолетта вынесла на улицу несколько настольных фонариков, которые мы поставили на раскладной стол под навесом. Я зажарил на гриле пару хороших стейков из холодильника, открыл бутылку французского красного вина. После первого же бокала захотелось в очередной раз позвонить бывшей жене и поиздеваться над ней. Но я не стал этого делать. Всё же нам предстояло заново находить общий язык уже в ином качестве, нежели супруги. Ведь впереди нас ждали тысячи километров дорог, сотни гостиниц и ночей, проведённых в единой компании.

К вечеру похолодало ещё сильней. Мы растянули сначала защитную сетку, соорудив под навесом некое подобие палатки, а затем установили к печке теплоотражатели и поставили ветрозащиту. Стало тепло и уютно, как в каком-нибудь хорошо устроенном таёжном домике. Печка весело потрескивала, поедая огненной пастью топливные брикеты. Вино приятно щекотало нервы. Мы с Виолеттой принялись обсуждать перспективы путешествия. Она знала, что народу для такого масштабного предприятия собиралось маловато, но только теперь решилась предложить взять с собой Ольгу.

Это была наша общая подруга, с которой я в своё время занимался изучением магии и шаманизма. Отношения у нас были исключительно дружеские, и по-другому просто не могло быть, поскольку знались мы практически с детства. Я был удивлён, почему мне не пришла мысль насчёт её кандидатуры раньше. Ольга была одинока, жила в съёмной квартире и по сути, ничего бы не потеряла, отправившись с нами в этот долгий и интересный путь.

Я тут же позвонил ей и без долгих прелюдий выложил всю информацию. Она сначала решила, что мы с Виолеттой её разыгрываем, но когда поверила, отнеслась к предложению весьма сдержано, хотя и ответила согласием.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 363
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: