электронная
180
печатная A5
567
16+
Неземная любовь

Бесплатный фрагмент - Неземная любовь

Роман в стихах


5
Объем:
440 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-9105-7
электронная
от 180
печатная A5
от 567

Предисловие

Иногда бывает сложно прямо рассказать о чём-то очень личном. Но нельзя и умолчать, ибо информация эта значима, важна для других. Есть то, чего нельзя говорить без подготовки, предыстории, если не хочешь, чтобы тебя объявили сумасшедшим и забросали камнями, как уже было в одном из моих прошлых воплощений. Порой открывается такое, в чём ты прежде всего должен убедить свой собственный разум, ибо такие осознания столь же невероятны, насколько радостны и светлы. Именно поэтому полтора года назад я решила написать роман и рассказать в нём всё как есть, начав с самого начала.

Это гораздо большее, чем просто история моей жизни, ибо это история моих ЖИЗНЕЙ, часть истории моей души. Я знаю, что ей суждено стать общественным достоянием, ведь для этого я и рождена на Земле: рассказать о себе без утайки, распахнуть душу настежь, чтобы рухнули оковы иллюзий, сковавшие сердца землян, рассеялись страхи, связанные со смертью, и пробудилось божественное сознание, частью которого все мы являемся.

Удивительно, но история, которой я хочу с вами поделиться, начинается ровно двести лет назад, в тысяча восемьсот восемнадцатом году, где-то в окрестностях Смоленска на берегу прекрасной речки — Днепра. Именно там я вспомнила себя — светловолосую девушку из дворянской семьи — и того, кто перевернул мою нынешнюю жизнь с ног на голову, единожды явившись во сне…

Лилла Джая,

8 августа 2018 г.

Книга первая. Влюблённые без памяти

Любовь, принятие, надежда,

Судьбы коварный поворот…

Людей не судят по одежде —

Важнее дух, что в них живёт.

Ничто сословные границы

И разум сердцу не указ —

Когда душа к душе стремится,

Всё меркнет прочее тотчас.

Глава 1. Возвращение солдата

Я расскажу вам сказку о неземной любви,

О том, как две души друг друга обрели

И чувства пронесли сквозь жизни и века.

Любовь их не угасла и до сих пор жива.

                                        ***

…Их чувства зародились на голубой планете,

Где обе воплотились в одном десятилетье.

В деревне он родился, она — в семье богатой.

Но ни роскошный дом, ни платья и ни злато

Не могут подарить девице юной счастье.

Любовь в её груди унять никто не властен.

Да вот беда, избранник — рыбак… Красивый, добрый!

Но дочку за него просватать неудобно

Родителям приличным. Ах, если б дворянин!

И кстати, кандидат отыскан, есть один.

Как должно образован, причёсанный по моде,

С иголочки одет, с надменным видом ходит.

Чем не жених? К тому же, мила ему девица:

Разок пришёл на чай — и уж не прочь жениться!

А что до рыбака? Пусть детские мечты

Лелеет, если хочет. К нему были добры

Родители невесты: остался сиротой

Тот мальчик деревенский. Жил в доме над рекой.

Вставая вместе с солнцем, на берег выходил

И в лодочке отцовской лещей и щук удил.

А после приносил с поклоном на обед

В богатый дом. Он знал невесту с малых лет!

В саду не раз играли детишки меж собой,

Росли, как два бутона, меж делом и игрой.

Но реже дозволялось им с возрастом гулять

Друг с другом. Не напрасно за дочь боялась мать:

Стал юношею мальчик, что рыбу приносил:

Расцвёл и возмужал — до неприличья мил!

Хоть девица моложе, сумеет ли она

Остаться равнодушной при виде рыбака?

Он — парень с добрым нравом, весёлый, озорной,

Трудолюбивый, стройный — да вот, карман худой…

Подальше бы его спровадить от греха!

Трудна была б задача, но началась война.

И юноше на фронт легла идти дорога —

Так мать моя решила, не побоявшись Бога.

А чтоб смягчить печаль друг с другом расставания,

Родители лишили последнего — прощания.

                                        ***

Тревожно по ночам порою сердце ныло.

Проходит месяц, год… Вестей о друге милом

Как не было, так нет! Живой ли он? Погиб?

Не ведаю, что тайну мой батюшка хранит

О том, что получил четыре он письма

От ставшего солдатом мальчишки-рыбака…

В безвестности печальной года мои текли:

Уроки, книжки, гости… А хочется — любви.

Родители мне скоро подыщут жениха,

Но нет вестей, как прежде, от друга-рыбака.

Окончена война, а юноши всё нет.

Как видно, сгинул он… Но нет! Ему в ответ

Мой папа написал, что вышла замуж я!

Как только врать не стыдно… Надеялась семья,

Что парень иль погибнет, иль новый дом найдёт.

А раз гляжу в окошко: ах! Кто ж это идёт?!

Дорожная одежда, красивые усы,

Сума через плечо, в руке несёт цветы:

Любимых колокольцев с ромашками букет!

Бегу я на крыльцо, хоть пониманья нет,

Кто это и зачем вдруг сердце так взыграло…

Но лишь взглянув в глаза, я путника узнала!

Очей добрее серых на свете не найти…

Мы замерли. Кто первый решится подойти?

Друг детства, рыбачок! Неужто это он?!

Что рвётся из груди: крик радости иль стон?

Я двинулась навстречу — он робкий сделал шаг.

Глядим глаза в глаза: не верится никак,

Что встретились, узнали. По имени назвал.

Я головой кивнула. Приблизился, обнял —

И нету у нас мочи друг друга отпустить…

От сердца одного к другому сердцу нить

Тянулась золотая…

— Ты замужем, прости, —

Опомнился мужчина. — Вот, мой букет возьми.

Поставить можешь в вазу, как в детские года… —

Он разомкнул объятья. — А мне… идти пора.

Я видела, печаль наполнила глаза.

— Не уходи! Останься. Я так тебя ждала!

Не чаяла, что встречу, решила, пал в бою…

Нет мужа у меня…

— Как нет?

«Тебя люблю!» —

Вдруг в мыслях пролетело и сердце обожгло.

— Ты получила письма?

— Нет…

Что произошло

Мы быстро догадались, и легче стало враз.

Опять в руках друг друга и влажно возле глаз.

                                        ***

— …Ты так похорошела, — мужчина прошептал. —

Признаюсь, в первый миг едва тебя узнал!

— Ты тоже изменился… Скажи скорее мне,

Где был все эти годы? Ведь страшно на войне?

— Да, милая, непросто там было уцелеть…

Но я хотел вернуться, чтоб снова посмотреть,

Как ты тут поживаешь, — он чмокнул меня в нос. —

Прости, не удержался… Позволь, задам вопрос:

Твой дома ли родитель?

— Он в городе сейчас.

— А мама?

— Отдыхает. Ты погостишь у нас?

Мужчина удивился:

— Послали на войну,

Не дав с тобой проститься… Нет, я домой пойду.

— Позволь мне проводить?

— Я буду очень рад.

И мы пошли в деревню через цветущий сад.

Тут мать из дома вышла:

— София! Ты куда?!

Мы обернулись к ней. Та, сделав три шага,

Остановилась вдруг, взирая удивлённо

На парня молодого в шинели запылённой.

С кем дочь её гуляет, не доложившись даже?

Казался он знакомым…

— Рыбак?! Нашлась пропажа…

— День добрый, — молвил он.

Слегка кивнула мать.

Я подбежала к ней:

— Ах, матушка, позвать

Должны его к обеду! Не виделись шесть лет…

— И что? Ведь он…

— Друг детства!

— …Мужик, Софи.

В ответ

Взяла её я руки и стала целовать:

— Ты всех добрей на свете!

Вздохнула тяжко мать,

Измерила мужчину усталым долгим взором.

Он терпеливо ждал.

— Пока отца нет дома…

— Мы пригласим его?!

— Да, свет мой, позови.

Но прежде чтоб умылся! С дороги весь в пыли.

— Конечно! — я кивнула и маму обняла.

Спешу назад к мужчине:

— Оставь свои дела,

Забудь, молю, обиду, мой добрый друг! Прошу,

Сегодня в два часа явись к нам ко столу.

Я очень рада буду…

— Но не твоя семья.

— Мамуля согласилась. Приди! Ради меня…

Он добро улыбнулся:

— Могу ли отказать,

Коль барышня желает?

Ах, как его обнять

Хотелось в этот миг! Весёлый прежний нрав

В боях не потерял он, свет нежности в очах.

— До встречи, мой дружочек, — смущённо прошептал

И маме поклонился.

«…Нет, я не опоздал! —

Сказал себе мужчина, шагая по тропе. —

София… Моё сердце принадлежит тебе».

                                        ***

Увидев мой букет, сказала мама нежно:

— София, с рыбаком тебе дружить, как прежде,

Не стоит. Ты невеста, на выданье девица —

И с парнем деревенским к лицу ль тебе водиться?

Сегодня, так и быть, он сядет ко столу,

Расскажет что да как, но после ни отцу,

Ни мне, прошу, о нём не нужно просьб любых.

И кстати, послезавтра приедет твой жених.

— Жених? — я повторила, прижав цветы к груди.

— Тебе уж двадцать скоро. Ты только погляди:

Все замужем подруги, Катрин вот-вот родит…

— Её зовут Катюша. Французский ум мутит.

По-нашему зови.

— Ну хорошо, Катюша.

К словам не придирайся, а лучше суть их слушай, —

Сказала добро мама. — Пора бы и тебе

Судьбу благоустроить, подумать о семье:

Отец в летах преклонных, а сына не дал Бог,

Кто станет здесь хозяин, когда пора придёт?

Достойного супруга должна себе избрать.

Цветы я ставлю в вазу:

— Да где ж такого взять?

Жадны как на подбор все ваши кандидаты.

Приходят не меня — именье наше сватать!

— Софиюшка!

— Ведь правда. Лишь деньги на уме.

А я… хотела б счастья. Тот женится на мне,

Кого душа полюбит.

— Ах, дочка, всё мечты! —

Мать обняла с улыбкой. — Покуда красоты

Своей не растеряла — хватает женихов,

А станешь старой девой — забудешь про любовь!

Тогда уж точно деньги — твоё очарование…

— Могу ли выйти замуж, коль нет на то желания?

— Андрей Матвеич Родин прибудет к нам с визитом.

Он молод, образован. Пожалуйста, открытым

Твоё пусть будет сердце!

Смотрю я на букет

И думаю о том, кто пропадал шесть лет…

                                        ***

Обед накрыли в кухне. Так настояла мать,

Чтоб чётко место гостя в усадьбе указать.

Мне было очень стыдно пред другом-рыбаком:

Чем сразу унижать — совсем не звать бы в дом.

Могли бы мы в беседке поесть среди цветов:

День ясным был и тёплым.

Мужчина был готов,

Когда к нему я вышла, и у крылечка ждал.

Одет не по-крестьянски и кудри расчесал.

Похоже, потрудился, чтоб гладко уложить —

Старался всей душой хозяйке угодить.

Он очень изменился за годы вдалеке:

Усы и бакенбарды! Как строен в сюртуке…

Залюбовавшись другом, я про обед забыла.

— Софи, — он обернулся.

Лицо с улыбкой милой

Знакомо было мне и новым в тот же час.

Не помню я, чтоб раньше такой поток из глаз

Красивых серых лился душевной теплоты,

Что обжигал мне грудь сейчас…

— Как быстр ты…

Вы… Да, вы… Во… Владимир, — все спутались слова.

Я опустила очи, решиться не могла,

Как обратиться к другу. Он тоже был смущён,

Но шаг навстречу сделал.

— На «вы»? Весьма польщён! —

И, поклонившись чинно, мне протянул ладонь:

— Позвольте ручку вашу?

Мы увлеклись игрой,

И мама, выйдя к нам, увидела картину:

Целует руку мне молоденький мужчина.

Преображенье друга её насторожило:

Не сразу и узнала! «Войну пройдя, стал милым! —

Подумала с досадой. — Зачем он снова здесь?»

А вслух произнесла:

— Готовы ль вы поесть?

Владимир обернулся:

— Признателен и рад!

— Тогда идёмте в дом.

…Ох, щёки как горят!

Хотел поцеловать и маме руку гость,

Но та не подала: мужчина был как гвоздь,

Что вылез из доски, когда никто не ждал,

И чем учтивей был — тем больше раздражал.

Втроём прошли мы в кухню. Моё лицо пылало:

Неужто жаль для гостя обеденного зала?!

«Прости!» сказать хотелось, но не решалась я,

Боясь обидеть маму. Да, юноши семья

Не барскою была, но нет её давно!

Был в детстве рыбаком, сейчас — не знаем кто.

Нам это предстояло сегодня лишь понять.

Быть может, поспешила принять решенье мать?

Одет по-городскому, чем он не кавалер?

А мы на кухне кормим… Радушия пример!

Расселись за столом. В груди так горько было…

Заметил друг мой давний, что стала я уныла.

Немного улыбнулся, желая подбодрить,

И молвил:

— Как приятно под крышей есть и пить!

А мы в походе дальнем, продрогнув под дождём,

Из лужи воду пили и ели, что найдём.

То летом хорошо! Куда трудней зимой:

Солдат хоть и голодный — идти обязан в бой.

Я подняла глаза. Напротив он сидел

Без тени огорченья, что не в столовой ел.

Мне сразу стало легче, но тут спросила мать:

— Так что ж, вам доводилось, Владимир, убивать?

Подобного вопроса не ждал рыбак так скоро:

Ведь тема не подходит совсем для разговора

Пусть даже и на кухне, но всё же за столом.

Сказал:

— Не в преферанс играли мы с врагом, —

Приборы отодвинул, серьёзнее стал взгляд:

— Сдружился со штыком, чтобы прийти назад, —

Глядит на маму строго из-под густых бровей:

— Погибнуть выбор был иль быстро стать взрослей.

Поверьте, умереть в бою немудрено!

Но жить куда труднее, творя убийства, зло…

Он замолчал. Никто не смел пошевелиться:

Молчания минута на кухне нашей длится.

Слова его проникли и мне, и маме в душу.

Лишь шмель, в окно влетевший, вдруг тишину нарушил.

Букет цветов заметив, он в колокольчик влез.

— Что ж, — отмерла хозяйка, — как славно, что вы здесь…

Прошу вас, угощайтесь, хоть скромен наш обед.

Спасибо, что… страну избавили от бед.

Я тоже благодарно на друга посмотрела,

Подумав восхищённо, какой он сердцем смелый.

                                        ***

Служанка наша Настя, что поодаль стояла,

За гостем наблюдая, подумала: «Каков!

Как барин разодет, обедает с хозяйкой!

Так это необычно: мужик ведь, рыболов!»

Владимир управлялся с приборами умело,

Сидел с прямой осанкой. Его за офицера

Принять бы можно было: манеры приобрёл

Он где-то как держаться в гостях и за столом.

Немногословен был, но сказанные фразы

Призвали к уваженью присутствующих разом.

                                        ***

Был тих обед дальнейший. О чем-то размышляя,

Моя молчала мама. Настало время чая.

Спросила я у друга:

— Откроете секрет,

Где пропадали вы после войны?

В ответ

Вздохнул Владимир грустно, как будто вспомнив что-то:

— Хоть кончились бои — нашлась полку работа:

В порядок привести сгоревшую Москву

Ему приказ был дан. …Я многое могу, —

Мужчина улыбнулся: — На стройке помогал

Я всяким мастерам. Теперь умею сам

И рамы поменять, и крышу постелить.

— Коли ремонт затеем, вас можем пригласить? —

Хозяйка вопросила.

Кивнул Владимир:

— Да.

У вас в распоряжении я снова. Как всегда.

Спасибо за обед. Всё было очень вкусно, —

Он отложил салфетку и встал.

Немного грустно

Мне было оттого, что он спешит домой.

Неужто говорить не хочет и со мной?

— Я провожу.

— София! —

Нахмурилась тут мама.

Но я, уже поднявшись, подле него стояла.

— Благодарю, — промолвил Владимир ещё раз,

В глаза не глядя нам. — Теперь покинуть вас

Я вынужден: с дороги изрядно утомлён,

И всё, о чём мечтаю — сейчас постель и сон.

Прощайте.

Он ушёл. Не глянув на меня…

Как на язык колюча мамулечка моя!

Наверное, обижен был юноша весьма:

Хотел казаться лучше, но мама не дала

Ему рассказ окончить о том, как жил в Москве,

Напомнив, что слуга всего лишь он в семье…

                                        ***

— Сколько ему лет? — вопросила мама.

— Старше на три года, — отвечала я.

— Значит, двадцать три… А война застала

Лишь в семнадцать лет? Будь жива семья,

Верно бы гордилась, что сынок вернулся,

Жив-здоров и знаний новых приобрёл.

— Несомненно, мама. Только сирота он.

К нам за словом добрым и теплом пришёл.

Ты… была строга.

— Я? Но как иначе?

Он же нам не родич. В чём я не права?

Про войну и стройку лишь его спросила.

— Ты… — продолжить дальше речь я не смогла.

Выбежала прочь. Слёзы на ресницах…

Да, он небогат, из простой семьи.

Но зачем над этим в тот же час глумиться?

Ведь нашёл он силы к нам назад прийти!

Мог в Москве остаться, в лучшем положении,

Чтобы подмастерьем у кого-то стать,

Но пришёл в усадьбу нам на услужение,

Чтоб меня при встрече в нос поцеловать…

                                        ***

— Душечка, сегодня говорил с Андреем.

Завтра к нам приедет! — мой вещал отец. —

Расскажи об этом дочери скорее.

Если бы сложилось замуж наконец

Выдать нам её! Он красив, богатый!

— Да. Не то другой кто решит посватать, —

Мать предположила. — Из иной среды…

— Ты о ком, родная?

— К нам «герой войны»

Ныне возвратился…

— Кто? Олег? Игнат?

Без вести пропавший двоюродный брат?

Строго на супруга глянула жена:

— Им была б я рада! Но пришёл сюда

Тот, кого подростком отдали служить.

— Рыбачок Володя?

— Да.

— Не может быть!

Врач писал, он ранен под Бородином

И умрёт, как видно…

— А сегодня в дом

Он пришёл и с нами за обедом ел!

— Стало быть, он жив?

— Да! Румян и цел! — возвестила мама.

— Славный паренёк…

— Очень изменился он за этот срок:

Ходит как военный, говорит умно!

— Расспросила ты про Бородино?

Та чуть-чуть смутилась:

— Говорили мало.

Кажется… я что-то лишнее сказала.

Это ты мастак обсуждать войну!

Папа улыбнулся.

— Ужинать пойду.

— Подожди минутку, — мама попросила,

Взяв его за плечи: — Мальчик стал мужчина!

Вдруг к Софии нашей он неравнодушен?

— Фантазёрка ты! …Мой остынет ужин.

Голоден как волк! Всё потом, родная, —

Он шепнул на ушко, маму обнимая.

— Ты не удивлён, что он с нами ел?

Он, простолюдин?

— Чудеса, что цел!

Я б его и сам пригласил к столу.

Шутка ли? Мальчишкой всю прошёл войну!

                                        ***

Я, конечно, речи эти не слыхала.

В комнате своей детство вспоминала:

Как играла с няней у реки не раз,

Как от потопленья мой кораблик спас

Мальчик деревенский с добрыми глазами,

Как потом в саду книжки с ним читали.

Я его учила: для меня забава —

Но в игре со мной грамоту узнал он.

В дверь раздался стук:

— Спишь ли, дочка, ты?

— Нет.

— О чём же думы ныне и мечты? —

Мама вопросила, в комнату войдя. —

Время отдыхать, милое дитя!

Завтра гость прибудет.

— Как? Не через день?

— Так что утром платье ты покрасивей

Выбери, родная. Может, голубое?

— Молод ли он, мама?

— Лет одних с тобою.

— А зовут?

— Андрей. Говорит, красивый,

Твой отец. Богатый.

— Чтобы стать счастливой,

Надо не тугой щупать кошелёк,

А чтоб мою душу он постиг, увлёк…

Мама улыбнулась:

— Может, так и будет?

Родичи его — неплохие люди.

Стало быть, и сын — кавалер достойный.

Ты уж будь мила и благопристойна.

А то в прошлый раз выкинула шутку:

Гостю наперчила жареную утку!

Как схватило печень!

— Ну и хорошо!

Он почти ровесник бати моего!

Я не так стара, чтобы сторговать

Старику меня…

— Ладно… Будем спать?

Завтра, не тревожься, парень молодой

Нанесёт визит. Встретиться с тобой

Он давно желает. Не грусти, родная, —

Мама обняла. — Может быть, оттает

У тебя сердечко? Не спеши, прошу.

— А его ты тоже спросишь про войну? —

Очень осторожно вопросила я.

— Он не воевал, был ещё дитя!

— Старше ненамного и Володя был… —

Прошептала я.

— Нынче поразил

Рыбачок, не правда ль? Нарядился как!

Ещё б туфли лучше, да мундир иль фрак! —

Мама засмеялась: — До чего смешной!

Кстати, он женат? Или холостой?

Я молчала долго.

— Важно ли? — сказала. —

Ведь его погибшим много лет считала…

— Снова свежей рыбой будет нас снабжать! —

Звонко чмокнув в щёку, улыбнулась мать. —

Доброй ночи, дочка!

— Сладких снов, мамуля!

Мы, обнявшись крепко, руки разомкнули.

Я переоделась и легла в постель,

Размышляя, кто же завтрашний Андрей?

Только представлялись серые глаза,

Брови и усы парня-рыбака…

Глава 2. Смотрины

Миновала ночь, соловьи поют.

Полежав в постели несколько минут,

Подхожу к окошку. Розовый рассвет!

Так легко на сердце… Думала, что нет

Я давно на свете мальчика Володи,

А вчера — вернулся. Что же происходит?

Кажется, что ярче во саду цветы,

Гуще лес сосновый, что из темноты

Проступил в рассветном розовом тумане.

Горячо в груди стало вдруг и манит

Красота природы… Хочется взлететь!

…Не забыть бы платье мне сперва надеть.

— Настя! — закричала. И умолкла. Нет!

Только для меня нынешний рассвет!

И, халат набросив, выхожу из дома.

Всё вокруг волшебно, словно незнакомо:

Старая беседка, лавочка в саду…

Холода не чуя, к лесу я иду.

Здесь, среди деревьев, можно быть собой:

Радуясь и плача, я бегу босой,

Задыхаясь счастьем — как прекрасен мир!

Отчего же раньше он тоскливым был?

Здравствуйте, деревья, травы луговые!

Здравствуй, воздух свежий, солнце, синь небес!

Что со мной случилось? Я счастливей ныне…

«Может быть, влюбилась?» — тихо шепчет лес.

Громко сердце бьётся, по тропе колючей

Я, стволов касаясь, тороплюсь вперёд:

Вот видна деревня меж колючих сучий,

А за ней, сверкая, реченька течёт.

Всё как на ладони видится с опушки.

Петухи стараясь солнцу гимн поют…

В стороне от прочих — ветхая избушка,

Рыбака обитель. Завершён маршрут.

Между сосен прячась, подбираюсь ближе.

До чего чудесный предо мною вид!

Солнце поднялось, освещая крышу,

Под которой мальчик повзрослевший спит.

Я остановилась. Прочь сошла улыбка.

Что — если приснилось? Не вернулся он?

Показалась радость вдруг нелепой, зыбкой:

Как и прежде, тих и безмолвен дом.

Поодаль в деревне началось движенье:

Кто-то топит печку, выгоняет скот.

Пробирает холод, стоя без движенья.

А быть может, сердце студит горя лёд?

Ствол сосны шершавой обнимаю нежно.

Хоть и замерзаю, не могу уйти!

Потерять боюсь я хрупкую надежду,

На щеке слезинка как роса блестит…

Нужно возвращаться: хватятся — пропала!

Да ещё в халате, босая… Пора.

Дома ли Владимир? Так и не узнала…

Может, сон за явь нынче приняла?

                                        ***

— Барышня! Нашлась! Вы куда пропали? —

Вопросила Настя, встретив во дворе. —

Встали спозаранку и вне всяких правил

Бродите раздета неизвестно где!

Я не отвечала. Было очень грустно.

Радость растворилась, как туман ночной.

Может, как и впредь, в той избушке пусто?

— Выбрали наряд?

— Всё равно. Любой.

                                        ***

— …Говорят, что нынче гость прибудет рано, —

Подавая платье, девушка сказала. —

Как для вас усердно ищут женихов!

— Только не приходит, Настенька, любовь…

— Может быть, сегодня будет гость по нраву?

Слышала, он молод!

— Счастье, что не старый…

— Да, в последний раз барин учудил!

Скрягу пожилого в гости пригласил!

Лысый, колченогий да ещё с клюкой!

Нужен ли супруг дочери такой?

— Хоть и стар годами, тот ещё повеса.

— Вас глазами ел с явным интересом!

— Да и на тебя положил он глаз! —

Улыбнулась я. — Старый ловелас!

Настя засмеялась и взяла расчёску:

— Помудрёней нынче сделаем причёску?

— А как ты считаешь?

— Всё-то вам к лицу!

Волосы — как злато…

— Заплети косу, —

Предложила я, — с лентой голубою.

— По-крестьянски это…

— Вот скажи, со мною

Гость знакомства ищет?

— Ну конечно, с вами.

— Так пускай натуру сразу мою знает.

Я, тебе известно, шпилек не люблю.

Пусть же понимает, с кем создать семью,

Если что, затеет. Это будет честно.

— Барышня, мудры вы! Слов не ждёте лестных,

А хотите парню показать себя

Без прекрас излишних.

— Лгать в любви нельзя, —

Молвила я тихо, — если хочешь счастья.

Истинную примет пусть иль безучастен

Будет. Я не стану плакать, горевать.

Быть хочу любимой, а не роль играть.

Мы молчали. Настя — заплетала косу.

Оделить хотела я её вопросом,

Правда ль приходил к нам Владимир в дом,

Только постеснялась говорить о нём.

Вдруг доложит маме? Страшновато мне:

Раз чуть не сгубили парня на войне!

Возрастом не вышел, но отдали в полк,

Лишь бы моё сердце только не увлёк.

— Настя, — я спросила. — Мне открой секрет:

У тебя жених есть ли или нет?

У служанки юной покраснели уши:

— Знать, Егор соседский чуть неравнодушен:

Подарил цветы мне на той неделе…

— Нравится тебе он?

— Еле душа в теле! —

Отмахнулась Настя. — Худенький такой…

Пополам сломаю, приобняв рукой!

На меня взгляните — не тонка, крепка!

Нужно попрочнее мне и жениха.

— Привереда ты! — головой качаю. —

Не одними ж только выбирать глазами?

Вдруг не коренаст, но в другом хороший?

Коль душа полюбит — и на вид пригожий

Он казаться станет. Не спеши судить,

А узнай получше…

— Просто говорить! —

Вспыхнула девица. — К вам, как на подбор:

Иль богат, иль молод! А что мне Егор?

Деревенский парень, да к тому же — хил!

Кабы дворянин был — может, и пленил…

А когда овечка — вся его казна,

Пусть хотя б красивым будет он с лица!

Я вздохнула грустно: молода Настюша,

Ей семнадцать только. Не готова слушать

Ни меня, ни сердце, судит впопыхах…

Я ж — не раз видала у подруг в очах,

Тех, что замуж вышли, разочарование,

Потому как нет в семьях понимания…

Положенье есть в обществе, богатство —

Только ж не с конюшней, домом целоваться…

Исчезает счастье…

Кончена причёска.

— Вам цветок вплету, а то слишком просто, —

Предложила Настя.

Я кивнула ей.

В зеркало гляжу: может быть, Андрей

Рассмотреть сумеет не отцовский дом,

А меня полюбит? Жизнь прожить вдвоём —

Это не забава: на года решение!

Пусть же обо мне верным впечатление

Будет у него.

В спальню входит мама:

— Доченька, готова? Волосы прибрала? —

Оценила взглядом: — Снова как простушка!

Ты казаться хочешь Настьке за подружку?

— Мне б такое платье! — улыбнулась та. —

Барыня, ну что вы! Дочка — хороша!

— Лишь тебя, девчонка, позабыть спросили! —

Мама проворчала. — Был вчера Владимир

Не мужик, а франт, а теперь дочурка —

Барышня-крестьянка!

— Как стройна фигурка! —

Поддержала Настя. — Мы с ней не похожи:

И наряд богаче, и белее кожа.

Вот ещё наденет серьги золотые,

Брошечку на платье…

«Приходил Владимир!» —

Осознала я, всё забыв тотчас.

Не приснился мне взор чуть грустных глаз.

                                        ***

Вновь проводит мама строгий инструктаж:

Как прибудет гость — встретишь, руку дашь,

Голову наклонишь, улыбнёшься кротко.

Не кривись, не бегай, следи за походкой,

За столом в тарелку много не клади —

Словом, ешь как птичка, куколкой сиди!

Всё давно известно, головой киваю

В такт её словам, а сама в тумане

Снова на опушке, где была с утра…

— Доченька? София! Всё ли поняла?

Я из грёз вернулась:

— Да-да-да… Конечно.

Взгляд суров у мамы:

— Сватать тебя вечно

Мы с отцом не можем. Хватит ждать любви!

Скоро неудобно нам перед людьми

Станет за тебя: двадцать лет девице —

А никто не хочет на тебе жениться!

Станут вековушей скисшей величать!

— Мне же девятнадцать, а не двадцать пять! —

Вскрикнула в сердцах я. Горячо щекам. —

Кажется, как будто я мешаю вам!

Сбыть меня готовы жениху любому…

Тесно неужели вместе в стенах дома?

У кого-то братья, сёстры… Я — одна! Да и то

Излишне места заняла…

Мама покраснела:

— Не дал Бог детей!

И меня ты этим попрекать не смей! —

Всхлипнула: — …Была бы рада я родить,

Только кто мне в этом сможет пособить?!

Плача, отвернулась, отошла к окну.

— Чем же я мешаю? Снова не пойму, —

Я пробормотала. — Вечно раздражаю…

— Ты слепа… — беззвучно, только лишь губами

Мама прошептала. Вытерла ресницы. —

Может быть, однажды ум твой прояснится.

                                        ***

— …Доченька, скорее! Слышу голоса —

Гость во двор въезжает!

Суета отца

Мне была привычна: любит он общение

И гостеприимен, щедр на угощение.

На мою причёску бросил быстрый взгляд:

— Ты скромна сегодня, чему очень рад!

Выглядишь с косой ты куда моложе!

Ведь Андрею нынче девятнадцать тоже.

Вот. И он туда же… Вторят в оба уха

Что я не девица, а почти старуха!

Словно сговорились и отец, и мать

Замуж непременно в этот год отдать!

Снова жар в лице, сердце бьётся часто —

Гость уж на пороге, а я так несчастна!

Еле удержалась, чтоб не зареветь…

Вдох глубокий, выдох… Как в лицо смотреть

Парню молодому, если жжёт глаза?

Мы втроём спустились к бричке у крыльца.

Я гляжу на небо, сердце усмиряя,

«Не рыдай, не плачь! Ты ведь молодая», —

Повторяю молча. Мама чуть толкнула,

Чтобы я очнулась и вперёд взглянула.

Опускаю взор — парень черноокий

Папе моему руку жмёт с дороги.

— Ах, Андрей Матвеевич! Добренького дня!

Рады вам безмерно! — залилась родня.

— …Вот моя супруга, — представлял отец. —

И София, дочка.

Кланялся юнец.

Целовал нам ручки, говорил «Почтение!»,

Мне пониже шеи глядя без стеснения…

Оттого неловко было и тревожно.

— Настя! Дай мне шаль, — тихо, осторожно

Я прошу служанку, что в сторонке ждёт.

Мой отец в то время гостя в сад ведёт.

Показал рукою, где течёт река,

Где деревня, лес, поле и луга.

— Не угодно ль вам совершить прогулку? —

Вопросил его. — И мою дочурку

Мы возьмём конечно, — делает мне знаки. —

…Кстати, в нашей речке водятся и раки!

Тут подходит Настя, подаёт мне шаль.

Ох… Нашла, что выбрать: тонкая вуаль!

Я прикрыла плечи, запахнула грудь.

Мама удивилась.

— Холодно чуть-чуть, —

Я пробормотала. — Свежий ветерок.

— Ты пройдёшься с нами, милый мой дружок? —

Папенька спросил.

Чуть кивнула я:

— Если вам угодно.

— Милое дитя! —

Восклицал отец, начиная торг,

В госте ожидая пробудить восторг. —

Скромничает нынче, а вообще, она

В лес, луга и поле — просто влюблена!

Часто на природе целый день гуляет,

Или выйдет в сад — шёлком вышивает.

— Тоже лес люблю, — отвечал жених. —

Бродишь меж стволов, он спокоен, тих…

А потом приклад на плечо: бабах!!

И — переполох, гомон птиц, собак!

— Любите охоту?

— Обожаю. Верно!

— Надо нам сходить с вами непременно! —

Лебезил отец. Или мне казалось…

Я шагала рядом, чинно улыбалась.

До лугов вдоль леса, далее — к реке.

Домик рыболова виден вдалеке.

Я взглянула робко: может, валит дым?

Нет, как прежде тих он и нелюдим…

Подошли к деревне. Гость слегка скучал,

Но отцу кивал, внимал, примечал,

Сколько здесь дворов, широка ль река,

Много ли скотины вышло на луга.

Солнышко пекло. Повернули к дому.

— …Ну, теперь с именьем нашим вы знакомы! —

Улыбнулся папа. — Местность хороша!

И леса, и речка.

Андрей молвил:

— Да.

Здесь красиво очень. Это несомненно!

…Вам везёт, София, необыкновенно! —

Улыбнулся он, вспомнив про меня.

— Может, погостите вы у нас два дня? —

Предложил отец. — Хороша погода!

И охота, кстати, в это время года —

Самое оно!

Был Андрей смущён:

— Вашим предложеньем я весьма польщён!

Но позвольте, позже дам чуть-чуть ответ?

— Да, — отец кивает. — А сейчас — обед!

…Будь любезна, дочка, гостя развлеки.

Я сейчас вернусь: давят сапоги…

Ох! Актёр папаша! Дал нам пять минут,

Будто мы о свадьбе сговоримся тут,

Прямо во дворе, в первую же встречу!

А Андрей Матвеич вновь глядит на плечи…

                                        ***

Долгожданный гость был высоким, строен,

Хоть и не сказать, что фигурой воин.

А по взгляду быстрых, тёмно-карих глаз,

Показалось мне, что он ловелас.

Может, просто молод? Посмотреть в лицо

Я его стеснялась.

— Всё ли хорошо? —

Вопросил Андрей, за руку беря

И её целуя. — Вас пугаю я?

Неужели страшен? Поднимите взгляд, —

Вновь целует руку. — Я знакомству рад.

Ну а вы, София?

— Мне приятно тоже, —

Отвечала я, выше глянув всё же.

Да, довольно юный. Чёрные усы.

Тоненькие губы, волосы прямы.

Симпатичный парень, но понять тотчас

Не могу, конечно, что союз с ним даст.

Хорошо одет, по последней моде.

То прямой как гвоздь, то в развалку ходит.

Видимо, стремится тоже угодить

Он моей семье. …Неужель женить

И его хотят, не спросив желания?

Может, оба мы — пленники свидания?

— Что кроме охоты любите, Андрей? —

Я спросила робко.

— Резвых лошадей.

А ещё балы мне весьма по нраву.

Но ни на одном я такую даму

Милую, как вы, не встречал ни разу!

На плечах вуаль так щекотит разум…

В этот миг мне должно, верно, засмеяться,

Веером прикрывшись? Или умиляться

Фразе непристойной? Тягостный момент…

— Я обидел вас? Это комплимент, —

Пояснил Андрей, замерший мой взгляд

Верно рассудив. — Редко говорят,

Видно, их в деревне? В городе — почаще.

…Вы бывали там? Он не хуже чащи,

Где живёте вы! — улыбался гость.

Мне смешно вдруг стало. Радостью зажглось

У меня лицо. Не могу сдержаться!

Веер разложив, начала смеяться!

Не пойму сама, что развеселило?

Фразы или то, как произносил он?

Тут из дома вышли мама и отец.

— Несмеяну нашу рассмешил юнец! —

Радуются оба, восхваляя Бога. —

Верно, свадьбы ждать нам уже немного!

                                        ***

С гостем за столом я была не рядом,

Но настолько близко, чтобы просто взглядом

Встретиться нам было. Рассадила мать,

Чтоб «товар» — меня — выгодней подать.

Впрочем, я была менее критична,

Чем обыкновенно. Парень симпатичный

И, к тому ж, весёлый. Сердце отпустило.

Я сняла с плеч шаль, легче говорила.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 567