электронная
Бесплатно
печатная A5
429
18+
Неуловимый

Бесплатный фрагмент - Неуловимый

Объем:
226 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5461-6
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 429
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

Лучи утреннего солнца нежно коснулись трассы 76. Город Айкантара, через который пролегала дорога, крепко спал. Абсолютная тишина лишь изредка нарушалась ревом проезжающих машин, поднимавших за собой столб пыли, напоминая природе, что дорога еще не забыта.

— Что мы тут делаем в такую рань? — пассажир нисана опустил взгляд на часы, купленные на ярмарке. Пусть это и обычная подделка, но работу она свою знает. За 10 месяцев ужасных условий эксплуатации (плавание в реке, падение со второго этажа, частые встречи с разными стенами), они всё еще продолжали жить и показывать точное время.

— А ты, я смотрю, очень хочешь в пробках тащиться? — огрызнулся водитель. Вспышка гнева освежила сонное сознание. Машина не останавливалась более 8–и часов, а время без сна уже можно было отсчитывать сутками. — Скажи лучше «спасибо», что я тебя за руль не посадил.

— Да ты никогда меня за руль не пустишь, — усмехнулся пассажир. — Никого ведь не пускаешь. Словно бы это не просто машина, а нечто особенное, священное.

— Потому что у машины должен быть один водитель. Только тогда она будет слушаться. А на тему священности. Как ты относишься к машине, так и она к тебе. Если я её не предам, значит и она меня в трудный момент выручит.

— Опять ты за своё, Эд. Уж лучше б ты о жене своей так заботился, как о машине.

— А тебя, я смотрю, моя жена сильно интересует? — Эд крепко сжал руль. Костяшки слегка побелели, но не выдали его напряжения. Уже давно он подозревал свою жену в прогулках по левой стороне, и не раз задумывался, что это может быть его близкий друг, который теперь сидел на пассажирском сидении. Эди и Джо знакомы с детства, и вот уже 24 года были лучшими друзьями. Лишь этот фактор не давал Эду сорваться и выбить из этого наглеца всю правду о его жене.

— Я просто вижу, как ты к ней относишься, вот и всё. Она у тебя женщина молодая, ей всего 25, а ты её практически на цепь посадил. Подруг у неё нет, работы тоже. Сидит дома в четырех стенах, готовит да убирает. С ребёнком сидит. А из развлечений только соцсети да телевизор.

— Со своей женой я сам разберусь, если ты не против, да и вообще.., — Эд осекся, заметив в боковое зеркало мотоциклиста. Неожиданный гость трассы спас Джо от потенциально выбитых зубов. — Ты посмотри на него. Мчится, будто ему всё нипочём. Правила ни для него писаны. Тот, кто считает, будто бы два колеса дают ему право быть выше нас, четырехколесников. Сейчас ещё на обгон пойдет, — глаза Эда сверкнули.

— Эй, нет. Я знаю этот взгляд. Оставь парня в покое. Он тебе ничего не сделал. Да и откуда тебе знать. Может именно он по правилам ездит. Бывают исключения.

— Таких ещё не встречал. Да и не встречу, помяни моё слово, — Эд вновь посмотрел в зеркало на мотоцикл. — Я его лишь раз припугну. Подай мне лучше вон ту банку. Будет знать, как между рядами гонять, — банка издала шипящий звук и Эд сделал первый глоток холодного пива.

*******************************************************************************

Железный конь мчался по дороге, словно дикий зверь, который вырвался из оков своих дрессировщиков и теперь несется навстречу свободе. Рассекая ветер, он везёт своего ездока по абсолютно пустой трассе. Всё реже Он вспоминает жестокое предательства бывшего лучшего друга, который еще вчера вечером говорил о нерушимости их дружбы, а сегодня утром пытался быстро собраться после бурной ночи с Его невестой.

В один миг разрушилось всё. Раз, и словно по щелчку, будущее — счастливая семья, жена, замечательные дети, дом и уют — всё это разрушилось, будто карточный домик, возведенный около открытого окна.

Теперь нет ничего и никого, кроме них двоих, кроме Него и Мотоцикла. Без имён, без обязательств. Лишь верный друг, который никогда не предаст, способен унести Его как можно дальше от прошлой жизни.

Мобильник в кармане даёт понять, что всё еще может передавать сигнал, несмотря на его недавнюю встречу со стеной. В голове кружились мысли: «Это она. Больше некому. Сначала предала, а теперь ползёт просить прощения, как делала это всё то время, пока её хахаль собирал свои кровавые зубы с грязной постели. Ненавижу!»

Адреналин в крови заставил пульсировать виски от напряжения. Новое ускорение железного друга привело к встрече с ползущим нисаном. Пусть он и медленный, но обогнать его будет сложно. Водитель, видимо, под кайфом. Автомобиль мечется из стороны в сторону. Из окна вылетела пустая пивная банка, встречу с которой удалось миновать лишь в последнюю секунду.

Вновь вибрация в кармане. «Настойчивая. Хочет вернуть всё назад. Но пути назад больше нет!»

Не дождавшись ответа на вызов, телефон полетел собирать камни, лежащие вдоль трассы. Больше нет номеров, нет фотографий, нет прошлого. Есть только Он, его Железный друг и Дорога.

Добавив оборотов, мотоцикл ускорился и, воспользовавшись затишьем нисана, пошёл на обгон. Поравнявшись с водительской дверью, Он боковым зрением заметил, как машина вновь вильнула, но теперь это была уже не случайность. Он специально хотел сбить Его. В последнее мгновение, Он резко вывернул руль и оказался на встречке. Ярость вновь наполнила мотоциклиста. В мыслях начали всплывать образы, как водитель старается остановить кровь, которая плещет во все стороны после Его ударов, как Он бросает его страдать и гнить в одной из ближайших канав. Он уже был готов заставить нисан остановиться, но мысли о расправе резко оборвались.

Вновь повернув голову в сторону нисана, Он увидел, как в салоне что–то блеснуло, нечто, похожее на пистолет. По спине пробежал неприятный холодок. Здравый смысл возобладал над яростью, и вновь поддав газу, мотоцикл набрал скорость, оставив позади своего обидчика.

*******************************************************************************

— Черт, что ты творишь? — Джо бросало из стороны в сторону. Ремень безопасности на пассажирском сидении уже 2 года создавал лишь видимость собственного наличия. Единственное, что спасало во время подобных маневров Эда, это ручка над головой, но и та грозила в ближайшее время сорваться со старых крепежей.

— Ненавижу этих мотоциклистов! Для них нет законов. Ездят, где хотят, обгоняют, когда им вздумается. Уж лучше б эти двухколесные груды металла запретили раз и навсегда. Смотри, как рванул. Видимо, заметил мою малышку, — Эд взял сигарету и прикурил её зажигалкой, в форме пистолета. Машина наполнилась злобным хохотом.

— Когда я тебе его дарил, то не думал, что ты будешь использовать его для отпугивания мотоциклистов, — Джо поправил футболку, которая перекрутилась во время маневров Эда.

— А зачем ещё нужна эта штука, если не ради веселья? А что может быть веселее, чем припугнуть парочку двухколесных недоумков? — Эд залился громогласным смехом. Машина вновь вильнула. Теперь это была не попытка кому–то угрожать, а скорее неосторожность Эда, который решил немного расслабиться. Джо успел вовремя поймать руль и вернуть машину на дорогу прежде, чем они врезались бы в рядом стоящее дерево.

— Лучше следи за дорогой, — Джо отпустил руль и отвернулся к окну.

Увидев руку Джо на руле своей машины, на Эда вновь нахлынули различные мысли. Он думал о своей жене и Джо. На этот раз с гневом удалось совладать гораздо лучше, поэтому Эд решил отложить диалог с Джо о его отношениях с женой, и дальше они поехали, слушая лишь очередную утреннюю песню на случайно пойманной радиоволне.

— Джо, я хочу с тобой поговорить, — Эд взял две рюмки водки и повёл друга к дальнему столику.

После происшествия на шоссе, два друга проехали не больше десяти километров, прежде чем они обнаружили небольшой бар, стоявший в гордом одиночестве прямо у дороги. Отсутствие сна и возможность пропустить пару рюмок, подстегнули Эда свернуть на парковку, прилегающую к бару. Узнав, что заведение сегодня работает лишь с 10 вечера, два друга решили не тратить время попусту и, откинувшись на своих креслах, каждый сделал вид, что быстро уснул.

Перед долгожданным сном, оба думали об одном и том же, но с разных сторон.

Джо представлял, что, если Эд узнает о нескольких постельных встречах с его женой, то он без всякого разбора полезет со всем, что попадется под руку, на Джо.

А сам Эд думал о том, что он голыми руками отправит своего бывшего друга в реанимацию, если тот еще раз заговорит о его жене и напомнит Эду о том, что знать ему не полагалось.

Ближе к 11–и часам вечера Эд и Джо проснулись от громкой музыки. Бар открылся.

— Я думал, мы наговорились в машине, — Джо сел на стул, позади которого было пустое пространство, чтобы на случай вспышек гнева Эда, он не оказался в западне. Свет в баре был тусклый, и до столика доходил с огромным трудом, но даже при таком освещении Джо успел рассмотреть лицо Эда. На нем читалась злоба. Джо понял, что другу что–то известно. Осталось только понять, что именно.

— Я хочу поговорить с тобой о моей жене, о Маше, — Эд подвинул рюмку к Джо. — Давай, для лучшего разговора, — Эд поднял рюмку, чокнулся ею с Джо и разом опустошил. — Мы с тобой… знакомы… с детства… и, — каждое слово давалось Эду с трудом. Желание разобраться с предателем было гораздо сильнее, чем физические нужды, но после даже небольшой дозы жидкости, мочевой пузырь возобладал над Эдом. Он буквально разрывался. Эд помнил о своих проблемах с организмом, и они всегда не вовремя давали о себе знать. — Нет, я так больше не могу. Скоро вернусь, — Эд резко сорвался со своего стула и быстрым шагом пошёл в сторону туалета. Джо, дождавшись, когда Эд скроется за углом барной стойки, невольно выдохнул с облегчением.

Он понимал, к чему клонит Эд. Тайное давно уже стало явным. Но Джо был готов к такому повороту. Физически он сильно уступал своему другу, но сдаваться, словно испуганный щенок, он был не намерен. В кармане его ветровки лежал шокер. В любой момент он был готов им воспользоваться.

Джо не хотел, чтобы всё решалось здесь и сейчас. Поэтому физическая потребность Эда выиграла ему несколько минут на план отхода. Кара за прошлые грехи его миновала. Пока.

Секунды казались часами. Эди ушёл в туалет 20 минут назад, но до сих пор не вернулся. Первое время он слышал возгласы друга, который жаловался на медленную скорость продвижения очереди:

— Да ты застрял там, что ли? Открывай уже! Или я вынесу эту дверь и нассу тебе в рот!

Но сейчас Джо уже ничего не слышал. Он снова и снова пытался придумать, как уйти от разговора, как всё перевернуть в свою пользу, но как на зло, в голове не было ни одной адекватной мысли.

Время шло, людей в баре становилось всё больше. Вот пришла компания дальнобойщиков, наверное, заняли своими фурами почти всю парковку. Один из тех, кто шёл во главе, отвесил мощный шлепок по обтянутой заднице официантки, и что–то шепнул ей на ухо. Та раскраснелась, отвела всю компанию за самый большой стол в баре и быстро убежала за выпивкой.

Следом за ними зашли подростки, которые, видимо, решили отдохнуть от долгой дороги. Заприметив барную стойку, они сразу направились к ней.

— Сережа, я хочу выпить, — девушка, длины юбки которой с трудом хватало, чтобы прикрыть её выдающиеся формы, буквально повисла на плече у одного из парней.

— Сейчас всё будет, красавица. Бармен, шоты нам сделай, — парень обернулся к своим друзьям, пересчитал их и достал кошелёк. — Давай пока что 24. Для разгона пойдет. Бутылочку не убирай, — и все 6 человек залились смехом.

За этой картиной наблюдала пара, выбравшая себе самый слабоосвещенный столик в заведении. Они оба хорошо приняли, и их мысли были затуманены двойным виски. Её рука быстро справилась с пуговицей на его джинсах, и уже схватила окаменевший инструмент. Она была готова перенести их встречу в ближайшую туалетную кабинку. Уверенно обхватив член своего ухажёра, она начала активно работать рукой под столом. Но ему в голову, как всегда невовремя, при виде подростков, пришла мысль о том, что он уже слишком стар для таких заведений и девушек на одну ночь. Еще вчера ему было 17, и он прятал от отца сигареты, а сегодня он отмечает свой 43–й день рождения, и развлекается с молодухой, которую нашёл у той самой барной стойкой, где теперь молодые парни спаивают своих девушек, чтобы организовать себе веселую ночь. Орудие медленно начало увядать. Даже страстные губы партнёрши не смогли оживить спрятавшегося друга.

*******************************************************************************

«Какие же они мерзкие! Не люди, а дикие животные!» Официант начищал очередной бокал для будущих коктейлей, и между тем наблюдал за своими посетителями. 13 лет он не отходит от этой стойки. Изо дня в день, из года в год он, словно верный пёс, стоит здесь и обслуживает своих клиентов. Время шло, а люди не менялись. Каждый день он видит одни и те же картины.

— Ты только посмотри на них. Всё старо как мир. Эти девки отдадутся парням уже после 3–й рюмки, — бармен посмотрел в сторону компании подростков. — Пойдут по своим машинам. А всё почему? А потому что все кабинки займут старпёры со своими молодухами. Например, вон тот столик, — он перевёл взгляд на самый темный столик в заведении. — Она готовенькая. Отводи в туалет, ставь и вперед. Потом она будет думать, зачем же она ему отдалась, ведь он уже не первой свежести, но сегодня двойной виски сделал своё дело. Смотри, она уже у него под столом. Лучше б у меня под стойкой была. У меня, хотя бы, стоит. А те? Дальнобойщики. И чего в них девки находят. Неужели кто–то реально думает, что длина члена равна длине машины? — бармен сплюнул в урну. — Хм, а ты, видимо, моя единственная молчаливая компания до утра, да? — он слегка толкнул в плечо свалившегося на барную стойку после очередной кружки пива очередного перепившего клиента.

Несколько стаканов спустя, он заметил оживление за другим темным столиком.

— Правильно, друг ушёл куда–то почти час назад, а он всё сидит и цедит свою рюмку. Хороший друг, ничего не скажешь. Ещё и растяпа. Свои вещи забрал, а куртку друга оставил. Сопрут же. Ох, горбатого могила исправит. Андрей, последи за барной, я скоро вернусь, — молодой парень подбежал к нему и встал на его место, пока тот пошёл за курткой посетителя.

Куртка была легкая, черная. Носилась уже не первый год, на рукавах имелись большие потертости. Со спины она была вся в чем–то маслянистом, будто бы её владелец проводил много времени в ней в гараже. Решив не откладывать в дальний ящик момент воссоединения посетителя с его курткой, бармен пошёл в туалет, где намерен был найти обоих друзей.

Дверь в туалет была закрыта. Рядом висела табличка «Туалет сломан, пользуйтесь улицей». Никаких следов пребывания посетителей он не обнаружил.

— Отлично, ну и где они? Только на улице мне их искать не хватало. Эй, иди сюда, — бармен подозвал к себе уборщика, который проходил мимо с комплектом швабр. — Ты тут не видел двух мужиков? По одному сюда должны были приходить. Один, где–то, час назад, другой минуты три.

— Они через черный ход пошли. Первый туалет искал, и я ему предложил на улицу пойти. Дверь то всегда открыта. А второй пришёл, искал, видимо, своего друга. Ну, я и его туда же отправил.

Дослушав уборщика, бармен закатил глаза и пошёл через черный ход на улицу. Туалет на стабильной основе ломался, и он уже забыл, когда у него в последний раз была смена, где он всю ночь функционировал.

Дождь, который вопреки всем прогнозам синоптиков пошёл час назад, уже начал затихать. Пожалев, что забыл взять с собой зонт, бармен вышел на улицу как раз в тот момент, когда мимо него пронесся серебристый нисан. Подняв средний палец вслед слепому водителю, он начал озираться в поисках своих посетителей. Пройдя несколько метров, он встал как вкопанный. Глаза расширились, ладони вспотели, сердце начало биться, словно жаждало вырваться на свободу. Из рук выпала куртка. Он нашёл своего посетителя.

— О Боже! — тихо выговорил бармен. Между пакетами с мусором, которые он забыл утром закинуть в мусоровоз, лежал мужчина. Острое стекло разбитых бутылок, которые лежали в пакетах, вонзилось в его грудную клетку, живот и выпотрошило внутренности. Органы повисли в считанных сантиметрах над землей. Сквозь открытые раны вытекала кровь, которая смешивалась с водой и грязью. Чуть выше, крепко стоявшая на земле бутылка пронзила горло, но найти выход через шею ей помешала толстая кожа посетителя. Еще один осколок вошёл в глаз, сквозь который, видимо, добрался до мозга.

Эта смена за барной стойкой стала худшей, которую он сможет вспомнить после выхода на пенсию.

2

Начало недели, словно новая страница ежедневника, к которой еще не прикоснулись чернила. Для Криса сегодняшний день обещал положить начало его новой жизни. С детства у него была мечта: «Работать в полиции и раскрывать преступления». И сегодня он близок к её осуществлению как никогда.

Получение образования, постоянное физическое и умственное развитие. Частое непонимание со стороны родителей и друзей.

«С твоими мозгами нужно идти в бизнес. Зачем тебе эти гроши, на которые ты будешь стараться выжить, еле-еле сводя концы с концами?» — Он стабильно слышал всё это на протяжении многих лет.

Дверь отделения полиции неприятно скрипнула, когда Крис надавил на одну из них. Ветхие стены, ветхие перспективы. Возможно, родители были правы, что после школы Крис выбрал не ту дорогу, и сейчас с каждым шагом всё дальше от лучшей жизни. Отец всегда мечтал, чтобы его сын был успешным человеком и в будущем ни в чем не нуждался. Мать всегда говорила, что он обладает уникальными математическими способностями, и что их нужно лишь пустить в нужное русло, заняться делом, где он их сможет использовать. А сам он с детства хотел только одного, быть тем, кто в любой момент сможет помочь любому, кому помощь будет необходима.

Ни электронного входа, ни охраны. Странное ощущение, будто бы здесь все давно вымерли. Даже шагов не слышно. Быть может, они еще не открыты, а может, вчера было успешное дело, которое отмечали всем отделом, и теперь их можно найти только под столами в разных кабинетах.

Первых людей в отделении он встретил только, войдя в просторную комнату, которая была разделена на две части бронированным стеклом. По ту сторону время остановилось. Двое полицейских изредка подавали признаки жизни. Это было идеальное олицетворение лени на Земле. Если она была бы осязаема, то он бы смог потрогать её руками здесь и сейчас. Вот она, предстала во всей своей красе перед ним.

Он подошёл к стеклу и постучал. Ответа не последовало. Второй раз — реакция прежняя. За 5 минут, которые Крис здесь пробыл, они лишь однажды посмотрели на него, но даже это ничего не изменило. Решив, что ждать он больше не может, Крис подошёл к двери, которую, предположительно, ему должны были открыть. В голове пронеслась мысль: «Если что-то пойдет не так, то они смогут меня посадить на 15 суток. Хм, зато, я хотя бы внутрь попаду»

*******************************************************************************

— Эй, Дим, как там твоя дача то? — спросил полицейский, сидевший ближе к окну.

— А как там может быть? Пахал за четверых, тёща вновь мозг выносила, — второй полицейский, как и первый, общался, опустив взгляд на клавиатуру.

— Отправь её, что ли, на 15 суток за что-нибудь, — усмехнулся первый.

— Ага, и жена потом от секса меня отстранит, как минимум, на 15 суток. А зная её, то и на месяц, — первый поднял голову и не нашел молодого парня, который активно стучал в стекло.

— О, ушёл. Ну и правильно, если не дождался, значит не срочно.

— А может он не ушел, а наоборот, проник к нам, пока мы на него не смотрели? — в комнате воцарилось молчание. Двое полицейских с серьезным видом переглянулись. Спустя мгновение помещение заполнилось мужским гоготом.

*******************************************************************************

Проникнуть в отделение оказалось проще, чем он думал. Тот, кто «пустил» его, слишком торопился, чтобы заметить незваного гостя. Первое время, на пути ему даже уборщицы не попадались, и поэтому, поиски кабинета затянулись. Оказалось, что проще проникнуть в отделение, нежели найти кабинет начальства. По пути он встретил лишь двух лейтенантов, но те даже глазом не повели в его сторону.

— Извините, не подскажите? Я ищу кабинет полковника Герасимова.

— Прямо и налево, — ответил тот, что пониже, не поднимая головы от своих бумаг.

Крис хотел поблагодарить, но те быстро завернули за угол, и больше он их сегодня не видел. Минуту спустя Крис уже стоял у двери с табличкой «Полковник Герасимов Михаил Юрьевич». Схватившись за ручку, он выдохнул, но открыть дверь не успел. Сзади послышался женский крик:

— Стойте! Вы куда? — обернувшись, Крис увидел женщину лет сорока, которая бежала к нему на низких каблуках. Узкая юбка не позволяла ей быстро переставлять ноги, из-за чего её походка показалась ему забавной. Не докрашенный левый глаз подсказал Крису, что он отвлек эту женщину от «очень важных» дел. — К нему просто так нельзя. Вы по какому вопросу?

— Доброе утро. Меня зовут Кристофер Нортон. Я звонил вчера, наверное, вам. По поводу стажировки в отделении.

— Стажировки? — морщины на её лице собрались в кучку, но несколько секунд спустя она будто бы очнулась и бодрым голосом произнесла. — Аа, стажировка. Да, помню. Документы у вас с собой? — Крис утвердительно махнул головой, и она начала быстро набирать номер начальника на стационарном телефоне, который лежал на столе около двери. — Михаил Юрьевич, к вам посетитель. Кристофер Нортон, по поводу стажировки, — динамик телефона был тихим, но абсолютный слух Криса позволил ему расслышать злобный рык начальника: «– Черт, только стажёров мне этим утром не хватало». — Проходите, он вас ждёт.

Обменявшись с секретаршей любезными улыбками, Крис зашёл в кабинет полковника. Переступив порог, ему в нос сразу ударил резкий запах пота. Появилась мысль, что полковник не фанат ежедневного душа и стабильной стирки. Позже пришла идея о том, что он периодически организовывает митинги против горячей воды и шампуня.

— Давай сюда свои документы, — гаркнул полковник. Он сидел в своём кресле в противоположном конце кабинета. Решив не ходить вокруг да около, Михаил Юрьевич сразу же перешел к делу. — Ты почему решил к нам пойти, парень? — «Какого черта ты на мою голову свалился» — вертелось в голове полковника, но эту мысль он постарался донести в цензурной форме.

— Окончил университет, после…

— Да-да, университет, вижу. А к нам-то, почему пришёл? — «Как ты нас вообще нашёл? Я думал, наша дыра на карте не обозначена»

— Мне посоветовал знакомый ваше отделение. Говорил, что здесь можно получить хорошую практику.

— Да, практику, это хорошо.

— Вообще, я раньше здесь жил, и вот, решил обратно в Айкантару вернуться, — попытка продолжить диалог ни к чему не привела.

— Вернуться, хорошо. Раньше жил, — каждое новое слово полковник произносил всё с большей паузой, пока вовсе не замолчал.

Следующие 20 минут они провели в молчании. Начальник закрылся от Криса папкой, демонстрируя свою заинтересованность в его деле, хотя уже 15 минут, как он перестал даже листать страницы и шуршать бумагой.

Уже третий день он не мог нормально работать. После небольшого корпоратива в отделении, он вновь приполз в стельку пьяный домой. Это было уже в четвертый раз после того, как он клятвенно пообещал своей жене завязать. Сегодня пошёл третий день, как жена с ним не разговаривала. Её вещи постепенно перетекают в чемоданы, которые он тайком разбирает по ночам. Единственный шанс на искупление — День Рождение жены, до которого осталась одна жалкая неделя. Или он докажет, что его любовь всё ещё живёт, и он способен исправиться, или, она уйдет от него навсегда, после 24-х лет совместной жизни.

Крис в это время был занят своими мыслями. Решив воспользоваться временным затишьем начальника, он начал осматриваться по сторонам. Кабинет был маленький, казалось, что раньше это было подсобное помещение. Наличие множества коробок, хаотично разбросанных по разным углам, лишь подтверждало его догадку. Начальник любил работать один. Вывод пришёл сам собой, когда Крис сравнил свой стул и кресло полковника. Заметно было, что Герасимов не большой любитель посетителей, и даже стулом старается продемонстрировать, что он им не рад. Единственное окно, свет из которого скрывали жалюзи, располагалась прямо за спиной начальника. Пыль была видна на всех предметах интерьера, которые успели попасться Крису на глаза.

Сделав для себя несколько выводов, Крис перешёл к исследованию самого начальника. Грузный, суровый мужчина. Возраст, примерно, 45—50. Лишний вес и отсутствие кондиционера сказывались на его внешнем виде и на запахе, который он активно источал. Волосы были сальными, издалека заметно, что с душем они встречались достаточно давно, чтобы позабыть о его существовании. Галстук был оттянут вниз, две верхние пуговицы расстегнуты, оголяя верхнюю часть волосатой груди. Пиджак висел на спинке стула. Видимо, шкаф, который Крис успел заприметить ранее, не открывался уже давно, о чем свидетельствовал и тот факт, что он был, как и многие другие части кабинета, завален коробками.

Подождав еще несколько минут, Крис обратился к начальнику:

— Извините, может у вас ещё вопросы ко мне?

— А, что? — словно проснувшись от долгого сна, полковник перевел взгляд сначала на Криса, а потом вновь вернулся к папке, лежащей в руках. — Нет, я смотрю твоё портфолио.

— Хорошо, только, оно лежит слева от вас, — Крис пододвинул к начальнику красную папку, — А в руках вы держите копии моих документов.

— Кхм, — в мысли начальника резко ворвалась искра ненависти к молодому парню. Сдержав злобу, он сквозь зубы произнес. — Думаю, тебе стоит подождать меня там, — он указал на дверь, — Попроси у секретарши синюю папку, посмотри дела, а я тебя вызову, когда закончу.

Повторять дважды не пришлось. Намек был предельно прозрачен. Потенциальный начальник мысленно мог быть где угодно, но только не в своём кабинете. Молодой стажёр его вряд ли интересовал, а Крис с детства не любил навязываться.

Найти секретаршу не составило труда. Она стояла на том же месте, где и в тот момент, когда он заходил к полковнику. Будто бы ждала его, как верный четвероногий друг. Ему захотелось дать ей косточку или на худой конец сахарок, и улыбка слегка тронула уголки его губ.

— Мне сказали взять у вас синюю папку, посмотреть дела.

— Синюю? Ах да, секунду, — «Если синяя, значит принят. Просто нужно занять немного юнца, пока полковник собирается с мыслями. Да и паузу нужно выдержать, а то, решит ещё, что он чего-то стоит»

Она залезла в самый нижний ящик и аккуратно достала оттуда папку, которая на вид весила не меньше центнера. Или же, это секретарша её так поднимала. Теперь она смотрела на него двумя накрашенными глазами, а значит, зря времени она не теряла, пока он изучал кабинет полковника.

Взяв папку, он сел за единственный стол, который стоял у окна. С первых листов стало понятно, все дела в ней — завершенные. Алфавитный порядок, все файлики новые, ощущение, будто бы за этой папкой тщательно следят. А быть может, к ней просто прикасаются лишь в моменты, когда нужно положить очередное закрытое дело. Странным был тот факт, что папка была сравнительно маленькой для отделения, которое работает далеко не первый год. Всё встало на свои места, когда он увидел на обложке «Июнь-июль 2019»

Он начал наугад тыкать в алфавитный указатель. Б — бытовые преступления — скука. С — суицид — однообразно. Н — несчастные случаи с летальным исходом — в глазах у Криса зажглась искра, будто бы это было именно то, что он так долго искал. Подобные новости в ленте всегда его интересовали больше всего. Жизнь коротка, особенно, когда ты стараешься её максимально насытить. Она может оборваться в любую секунду, но лишь те, чьи истории связаны с делами под буквой «Н» из синей папки, способен понять, насколько легко можно в один миг потерять всё. Вернее даже сказать, именно их друзья и родственники способны осознать, как легко может из жизни уйти человек.

1 июня: мужчина, 40 лет. Возвращался вечером после работы. Предположительно, свернул во дворы с целью сократить путь. Не заметил открытый люк и свалился в него. Слабое сердце. Не выдержало удара, когда он достиг земли. Труп обнаружили утром — не повезло.

12 июня: женщина, 25 лет. Дома мыла окно. Поскользнулась, выпала и пролетела 15 этажей. Смерть наступила мгновенно — классика.

14 июня: мужчина, 49 лет. Предположительно, упал в лужу, в которой торчал металлический штырь. Смерть наступила в машине скорой помощи — не повезло.

20 июня: мужчина, 32 года. Утонул в пруду. По результатам экспертизы, находился в состоянии сильного алкогольного опьянения — интересно, сколько в этом пруду еще осталось нераскрытых утопленников?

Крис читал всё это и поражался с каждым разом всё больше и больше. Сама по себе Айкантара небольшая. Она совсем недавно получил звание «Город». Но количество нелепых смертей заставляет задуматься о том, подходит ли этот город для собственного развития, или лучше стоит поехать обратно в Москву, где и пробыл Крис последние 5 лет.

29 июня: мужчина, 43 года. Упал в мусорный мешок, в котором были разбитые бутылки. Умер от обильного кровотечения — необычно.

Слабо представляя, как именно нужно было упасть, чтобы проткнуть себя бутылками до обильного кровотечения. Крис достал дело и решил его изучить. Предположительно, он не заметил другой мешок с мусором, споткнулся и упал. Фото прилагалось. На снимках было видно, как бутылки буквально стали стеклянным продолжением тела. Шансов на то, чтобы обвести саму Смерть вокруг пальца, у погибшего не было. Бутылки глубоко вошли в его тело. Одна их них пробила горло, еще одна лишила его глаза. Ещё парочка распороли ему брюхо и грудную клетку. На последнем фото была общая картина. Следы — мешок, о который он споткнулся — бездыханное тело. Всё просто, или нет?

В школьную пору из всех возможных предметов, Крису нравились лишь математика, физика и их ответвления. Вероятнее всего это было связано с теми способностями, о которых ему постоянно твердила мама, но сам он думал, что любой предмет скучный, а, выбирая из двух зол, он выбрал ту, что ему наименее скучна. Часто решения для множества задач Крис находил за рекордное время, и со временем, это вошло в привычку. Сегодня она дала о себе знать. Несколько раз перечитав заключение и в очередной раз посмотрев на фото, в голове возникла мысль: «Здесь что-то не так»

«…возвращаясь в бар, мужчина споткнулся о мусорный пакет…», «…расстояние — 4.26 метра…», «возвращаясь… значит, он шёл, а не бежал…»

— Убери в бытовуху — на стол к Крису прилетел файл с бумагами, резко вернувший его в реальность.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 429
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: