электронная
144
печатная A5
438
16+
На пороге ада

Бесплатный фрагмент - На пороге ада

Объем:
352 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0959-5
электронная
от 144
печатная A5
от 438

Таков порок, присущий нашей природе: вещи невидимые, скрытые и непознанные порождают в нас и большую веру, и сильнейший страх.

Юлий Цезарь

Он медленно шел по коридору. Он был полностью уверен в себе. Его уже ждали.

— Приветствую!

— Все в порядке?

— Да, вы можете не беспокоиться — ему никто не поверит.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно. Правду легко скрыть, когда ложь приносит кучу денег.

— Хорошо. Я надеюсь, что он останется в их памяти просто сумасшедшим.

— Так и будет.

Часть I

НА ПОРОГЕ АДА!

Глава I

Красота пейзажа внизу притягивала взгляды очарованных зрителей. Величественные горы, покрытые толстым слоем ослепительно белого снега, стоят, словно исполинские стражники, охраняющие нечто прекрасное. Маленький ручей, берущий начало высоко в горах, резво бежит вниз. По мере продвижения к подножью гор он становится больше и мощнее. И вот уже огромная река несет воды по бескрайней долине. Необъятные зеленые луга колосятся под порывами ветра. Небольшие озера смотрят в небо, будто гигантские глаза. Эта долина является домом для бесчисленного множества животных. Возможно, это место было единственным, где они могут жить в своей естественной среде, не испытывая никакой угрозы со стороны человека.

Картина, которую Ричард наблюдал в иллюминатор туристического звездолета, дарила ему душевное спокойствие. В один момент пейзаж внизу стал меняться. На смену зеленым лугам пришла черная, словно покрытая золой, пустыня. Люди отвернулись от иллюминаторов и стали переваривать впечатления.

— Не желаете чай, кофе? — спросила кареглазая стюардесса.

— Нет, спасибо, — равнодушно ответил Ричард.

Он давно ждал этого путешествия и наслаждался каждой его минутой. Он продолжал смотреть в иллюминатор в тот момент, когда прозвучало объявление:

— Уважаемые пассажиры, просим пройти вас в свои креокамеры.

После этих слов все туристы встали с кресел и отправились в заднюю часть звездолета, где находились похожие на стеклянные гробы креокамеры. Ричард с легким беспокойством лег в камеру и стал ждать. Через некоторое время крышка опустилась и раздался женский голос:

— Уважаемые пассажиры, сейчас в ваши креокамеры подадут наркоз, после чего вы уснете на несколько дней.

Как только голос стих, в камеру начал поступать газ с довольно приятным запахом, и Ричард почувствовал слабость во всем теле. Почти все пассажиры погрузились в глубокий сон, когда по внутренней связи прозвучало:

— Уважаемые пассажиры, наш корабль берет обратный курс. Всем желаем приятного полета! До встречи на Земле!

Прошла неделя с тех пор, как Ричард совершил долгожданное путешествие. Он спал в кровати. Улыбка на его лице говорила о том, что сон был приятный. Внезапно весь дом залила приятная мелодия — наступило утро. Ричард нехотя потянулся, медленно встал и начал одеваться.

— Доброе утро, Ричард, — донесся тихий мужской голос. — Сегодня двадцать шестое января восемь тысяч восемьсот девяносто первого года. Температура на улице три градуса ниже нуля, небольшой ветер и слабый снег. Как спалось?

— Прекрасно, Фрэнк, — обратился он к своему домашнему искусственному интеллекту — привычная вещь для каждого землянина. — Давно я так не высыпался.

— Снова снилась эта долина?

— Да, — он задумался. — Никак не могу ее забыть.

— Сегодня у тебя необычный день, — произнес Фрэнк.

— Ты прав, я должен заключить очень важный договор!

— Ты будешь завтракать?

— Только кофе.

С этими словами Ричард вышел из спальни и направился на кухню. Небольшой стол и несколько стульев — вот и все, что было из мебели. Вся бытовая техника вмонтирована в стены. За одной из стенок раздался механический звук. Через несколько секунд оттуда выдвинулся небольшой поднос с кофеваркой и чашкой. Ричард неторопливо налил кофе и сел за стол.

— Фрэнк, пожалуйста, включи стереовидение, — наслаждаясь ароматом кофе, попросил Ричард.

Спустя секунду все стены превратились в огромный экран. Шел очередной фильм о жизни животных.

— Фрэнк, включи новости.

Картинка на экране резко сменилась, и вместо антилоп, бредущих к водопою, появилась симпатичная брюнетка.

— Сегодня на Землю прилетает делегация с Юпитера, — в голосе ведущей улавливалось равнодушие. — Целью их визита является подписание контракта с компанией «АСК». Согласно контракту Юпитеру может быть продана партия из пяти миллионов космодвигателей стоимостью в пять триллионов земных марок.

— Фрэнк догадайся, кому придется распинаться перед этой делегацией?

— Тебе, хозяин.

— Сколько раз я тебя просил называть меня по имени, — в голосе Ричарда послышались нотки обиды. — Ты для меня друг, а не слуга.

— Прости, — с сожалением, насколько это возможно для искусственного интеллекта, произнес Фрэнк.

­­ — Сегодня состоится финальный матч по космоболу между Евразией и Австралией, — продолжала ведущая новостей.

— Неужели снова Австралия. Пятнадцатый год подряд.

Допив кофе, Ричард поднялся из-за стола и направился в гостиную. Эта комната была стилизована под старинный замок: стены были покрыты плиткой в виде камня, на полу лежали ковры, на стенах висели картины. Также здесь был деревянный стол, и главная гордость Ричарда — камин. Ни один вечер провел он у этого камина, размышляя о жизни, о судьбе, о предназначении. Это было его любимое место. Но сейчас он прошел мимо него, словно его не существует. Сейчас Ричард думал только о работе, которую любил больше всего на свете. Он был лучшим специалистом в своем деле и не раз заключал важные сделки. Но эта сделка была особенно важной, именно от нее зависел его карьерный рост. Он не мог подвести начальство. Хотя волнения Ричард не испытывал.

— Фрэнк, пожалуйста, приготовь одежду и аэромобиль.

Через мгновение Ричард стоял у входа в дом, укутываясь в большой шарф. На улице была его любимая погода. Большие хлопья снега медленно кружились в воздухе. Все вокруг было покрыто необычайно легким белоснежным ковром. Маленькие дети, как и тысячи лет назад, кидали друг в друга небольшими комками снега. Трое ребят спрятались в снежной крепости, а еще двое незаметно подкрадывались сзади.

Ричард застыл на месте, наблюдая за происходящим, но уже через минуту, вспомнив о работе, сел в аэромобиль. Аэромобили — это высшая ступень эволюции автомобилей. Внешне они очень на них похожи. Передвигались они за счет специальных двигателей, которые поднимали эти машины на небольшую высоту, заставляя аэромобиль парить над землей.

— Главный офис компании «АСК», — обратился Ричард к бортовому компьютеру.

Прозрачные двери плавно закрылись, и аэромобиль абсолютно бесшумно направился к конечному пункту. Человек не управлял этой машиной, она сама знала, как добраться до места. Все маршруты были заложены изначально. Аэромобили сами выбирали лучшую скорость для конкретной ситуации. Человек находился в полной безопасности и мог спокойно любоваться проплывающим мимо пейзажем.

Аэромобиль выехал, хотя скорее вылетел с территории дома, который представлял собой небольшую двухэтажную постройку, каких здесь было много. В этом месте не встретишь многоэтажек — это небольшой, тихий район огромного мегаполиса. Ричарду не нравился шумный город, он не мог жить в этой вечной суете, где люди мчатся по своим делам, не замечая ничего вокруг, в этих скучных, пессимистичных небоскребах. Ему нравился покой, царивший в этом маленьком домике.

По мере продвижения дома становились все больше и выше. На смену небольшим многоэтажным постройкам пришли бесконечные по высоте небоскребы. Современные технологии строительства позволяли возводить здания, пронзающие последними этажами облака. Они были самых различных форм: от классических башен, до зданий в виде арок. Но одно здание выделялось особенно — несколько сотен метров в высоту, покрытое специальными пластинами, которые отражали солнечный свет, превращая его в немыслимое сочетание цветов. Каждый человек видел его в собственном цвете, и только одна вещь выглядела для всех одинаково — три огромные буквы «АСК» на вершине этого небоскреба.

Именно у входа в это здание остановился аэромобиль Ричарда. Он вышел из машины и направился к входу. Первый этаж был оборудован под музей компании. В нем были представлены самые различные экспонаты, среди которых были и изобретения Ричарда. Небольшая группа людей слушала речь экскурсовода.

— А вот и автор данной модели! — радостно произнесла экскурсовод. — Привет, Ричард, не хочешь рассказать о своем детище?!

­ — Прости, Моника, у меня сейчас очень важное собрание!

— Жаль, ты бы мог рассказать об устройстве этих вещей намного больше!

— Не слушайте ее, ­ — обратился он к публике. — Она разбирается в этом лучше. Иногда мне кажется, что это ее изобретения!

Люди оценили шутку изобретателя и наградили его улыбками. И только один человек из этой толпы не улыбался. Ричарду показалось это немного странным, но вскоре он обо всем забыл. В тот момент, когда экскурсия слушала рассказ о первых моделях компании «АСК», Ричарда уносил ввысь необычайно скоростной лифт.

— Здравствуйте, мистер Саливан! ­

— Приветствую, Джед, — обратился он к пузатому охраннику, доедавшему ароматную булку.

— Вас ждут, — сообщил охранник. — Делегация уже прибыла.

— Спасибо за информацию.

— Вы готовы?

— Да.

И в этот самый момент десятки лазерных лучей, охватывая все тело Ричарда, опустились к его ногам. Компьютер сверил полученные данные с теми, что хранились в базе и подтвердил личность входящего. Двери в гостевую комнату открылись, и Ричард увидел своего начальника — главу компании «АСК».

— Тебе сегодня крупно повезло, Саливан! — язвительно произнес Джейсон Стивенсон. ­ — Благодари Милену, она сейчас поит этих идиотов с Юпитера чаем.

— Простите, ­ — робко произнес Ричард. — Я немного задержался.

— Я не требую объяснений, Ричард.

Услышав эти слова, Ричард расслабился. Он хорошо знал начальника и ожидал от него оскорблений и нравоучений, но этого не произошло, поэтому ему стало спокойнее. Но в тот момент, когда на лице Ричарда стала зарождаться улыбка, Стивенсон встал с кресла и направился к нему. Ричард замер на месте. Стивенсон остановился всего в несколько сантиметрах от него и произнес:

— Этот контракт должен быть подписан. Ты меня понял?

Испуг Ричарда сменился настоящим ужасом, когда он увидел глаза Стивенсона. В них не было ничего, кроме ярости и алчности. Паралич свел его челюсть так, что он не мог выдавить из себя ни единого слова.

— Ты должен выбить из них эти триллионы! ­ — гневно продолжал Стивенсон. — Или этот рабочий день станет для тебя последним.

— Я вас понял, — с неимоверными усилиями произнес Ричард.

­ — Я надеюсь на это. А теперь иди и сделай свое дело так, чтобы мы оба остались довольны.

Стивенсон резко развернулся и пошел к презентационному залу. Он шел уверенно и гордо. Ричард плелся за ним, словно собака за хозяином. В его голове перемешались тысячи мыслей. Он перебирал сотни вариантов речи, когда его начальник произнес:

— Дамы и господа, прошу прощения за небольшую задержку.

Ричард не мог поверить в то, как быстро поменял облик его начальник. Несколько секунд назад этот человек ставил ему одни из самых жестких условий в его жизни, а теперь он с лицом безобидного младенца обращался к делегации. Злость и гнев пришли на смену испугу в душе Ричарда. Это помогло ему прийти в себя и снова обрести уверенность.

— Позвольте представить вам Ричарда Саливана!

Все в комнате услышали в этой фразе нотки восхищения и уважения к изобретателю, и только Ричард уловил в ней абсолютное равнодушие к собственной персоне.

— Именно он представит вам нашу продукцию. ­

Десять человек, одетые в дорогие строгие костюмы спокойно пили чай, игнорируя их обоих.

— Спасибо, Милена,­ — обратился Стивенсон к секретарю. — Ты можешь быть свободна.

Убедившись, что гостям больше ничего не нужно, Милена направилась к выходу. Проходя мимо Ричарда, она прошептала:

— Удачи.

Улыбка Ричарда заменила слова благодарности. Он проводил эту милую брюнетку взглядом и приступил к делу.

— Дамы и господа, добро пожаловать на Землю! Я рад вас приветствовать в главном офисе компании «АСК», — ожидая увидеть интерес на лицах делегатов, произнес Ричард. — Как вы знаете, наша компания занимается разработкой различных технических устройств. Нашим самым известным изобретением является космодвигатель.

— Расскажите о том, как был создан этот двигатель и как он работает, — перебил его один из делегатов.

— Хорошо, — ответил Ричард, ему не нравилось когда его перебивали, но он не мог ничего поделать. — Тысячу лет назад закончилась четвертая мировая война. Ее спровоцировал взрыв водородного двигателя, который стер с лица Марса город Продий вместе с его тридцатимиллионным населением. Марс объявил войну Венере — именно там находились заводы по производству этих двигателей. И хотя этот взрыв был всего лишь несчастным случаем, этой войне суждено было стать роковой для человечества. Она уничтожила одну треть всего населения, сотни городов, и сделала жизнь на Венере невозможной. Водородные двигатели сделали очень многое для человека. Они открыли ему дороги ко всем планетам Солнечной системы, подарили практически неиссякаемую энергию и намного упростили жизнь. Но человечеству пришлось заплатить за это очень высокую цену. Люди слишком привыкли к комфорту, они не могли себе представить, что придется снова вспомнить о ручном труде. Они пытались найти любые возможные альтернативы водородным двигателям, но у них ничего не получалось. В то время когда на всех планетах пытались создать новый двигатель, на Венере проходила самая масштабная эвакуация за всю историю человечества. Тысячи звездолетов должны были вывести с умирающей от радиации планеты десятки миллионов людей. Сотни ядерных бомб, сброшенных на Венеру, уничтожили ее атмосферу. Отцы и матери бежали к спасательным кораблям, неся на руках детей. Эти люди оставили на Венере дома, имущество, прошлую жизнь. Единственной их целью было спасение семьи. Спасатели набивали корабли до отказа. На одном из таких звездолетов находился Алан Стивенсон. Он работал инженером-механиком и следил за надлежащим состоянием двигателей кораблей. Но тогда он, как и все спасатели, помогал размещать беженцев внутри. Во время одной из высадок на поверхности Венеры поднялась буря, всем кораблям был отдан приказ на взлет. Десятки звездолетов одновременно покинули поверхность планеты. Они взмывали вверх, пробиваясь через непроглядную завесу из песка и пыли. Сотни людей сидели в объятьях друг друга, ожидая участи, и только Алан Стивенсон смотрел в иллюминатор. Корабли, влетая в верхние слои исчезающей атмосферы, вспыхивали ярким пламенем и мгновенно гасли. Он не мог понять, почему это происходит, его долгое время мучил этот вопрос. Только спустя некоторое время он понял, что это воспламенялась пыль, осевшая на корпусе корабля во время бури. Во время следующего полета на Венеру он собрал образцы почвы и привез их на Землю. Вместе с сыном Дэвидом, он начал изучать их, и после нескольких месяцев работ Алан Стивенсон явил миру свое детище — космодвигатель. Эти двигатели стали глотком свежего воздуха для израненного и задыхающегося человечества. Люди боготворили Стивенсона за это изобретение, за то, что он вернул им потерянное ощущение покорителей природы. Алан Стивенсон основал компанию «АСК» и начал массовое производство этих двигателей. Они дали толчок к созданию большинства существующих машин: от одноместных аэромобилей, до гигантских межпланетных звездолетов. Благодаря этим изобретениям люди заселили множество планет за пределами солнечной системы.

Все делегаты смотрели на Ричарда с явным недоумением. Они ожидали увидеть торговца, пытающегося продать свой товар, а здесь, перед ними стоял человек, настолько гордый участием в жизни этой компании, настолько восхищенный ее создателем, что все присутствующие боялись его перебить. Ричард уже не смотрел на делегацию, для него их словно не существовало. Он стоял у окна и смотрел на работающий город, продолжая рассказ.

— Прошу прошения, — осторожно перебил его один из делегатов. — Вы не могли бы рассказать о принципах работы и конструкции этих двигателей.

— Вы шутите?! Его конструкция держится в строжайшем секрете. Известно только то, что главным компонентом является космическая пыль. Эта пыль веками оседала на поверхности Венеры, вбирая в себя космическую радиацию. Новая доза радиации, полученная в результате бомбардировки, «оживила» ее, сделав пригодной для использования в качестве главного компонента топлива для космодвигателей.

— Но добыча этой пыли на Венере давно прекращена.

— Совершенно верно. Алан Стивенсон понимал, что ее запасы не бесконечны и поэтому для решения этой проблемы он собрал консилиум из лучших ученых, но так и не явился на него.

На этом месте Ричард остановился. В помещении стояла гробовая тишина. Все видели искреннею грусть и боль на лице рассказчика. Взяв небольшую паузу, он продолжил:

— По дороге на этот консилиум Алан Стивенсон попал в страшную аварию. Он получил травмы, не совместимые с жизнью. Люди были в шоке, они не понимали, что им дальше делать, как производить эти двигатели. Ученые всего мира умоляли Дэвида Стивенсона открыть секретную формулу топлива, чтобы вместе найти выход из сложившейся ситуации. Но вместо этого Дэвид попросил разрешения на строительство ядерных заводов на одной из обжитых планет. Он объяснил правительству, что разработал схему получения пыли, схожей по своим свойствам с пылью на Венере, с помощью ядерных реакций. Ему дали такое разрешение, и Дэвид приступил к воплощению плана. Местоположение этой планеты засекречено для исключения возможности распространения болезней, вызванных радиацией. Именно с этой планеты на протяжении столетий привозится топливо для подавляющего большинства существующих двигателей. Это топливо поставляется потребителю в специальных контейнерах, надежно защищенных от взлома. Для работы двигателя необходимо поместить контейнер в соответствующий отсек, а после исчерпания ресурса он заменяется.

— Это, конечно, замечательный рассказ, — сухо произнес глава делегатов. — Но он не убедил нас в заключение сделки.

— Уважаемые господа, — Ричард пытался сдержать гнев. — Я понимаю, что вы хотели видеть перед собой человека, стоящего на коленях и умоляющего заключить эту сделку. Но перед вами стоит главный инженер компании «АСК» и он не собирается делать ничего подобного. Я рассказываю вам историю, которую столетие назад знал каждый человек, а вы сидите в своих креслах и делаете вид, что я читаю вам какую-то сказку. Вы не можете понять, что эти двигатели сделали столько для развития человечества, сколько ваш Юпитер не сможет сделать за тысячелетия. Их не надо рекламировать, ими надо восхищаться. Многие компании сочтут за честь иметь в своем владении наши разработки. И, в конце концов, я не понимаю, какие у вас есть альтернативы. Солнечная энергия недостаточно производительная, водородные двигатели запрещены. Неужели вы хотите использовать электричество или горючие материалы времен рассвета человечества?

Ричард посмотрел на делегатов, они были похожи на древние каменные статуи. Ему казалось, что они относятся ко всему происходящему цинично и равнодушно, так как их лица были лишены каких-либо эмоций. Но это было не так. Делегаты сидели в креслах и капались в собственных чувствах, надеясь отыскать злобу и ненависть. Но их мозг выдавал только одно чувство — чувство вины перед Ричардом. Они ощущали в себе вину перед рассказчиком за предвзятое отношение к нему, за изначальное возвышения себя над тем, что здесь происходит. Делегация слушала уже не очередного торговца, а серьезного, умного, прекрасно знающего свою работу человека. Они находились в состояние легкого шока в тот момент, когда Ричард Саливан произнес:

— Вы прилетели сюда, словно на рынок, где вас могут обмануть и обделить. Но я хочу напомнить вам, что вы находитесь в главном офисе самой масштабной компании в галактике. Наша компания на протяжении столетий доказывала высочайшее качество продукции и надежность в отношениях с партнерами. О ваших качествах мы не знаем ничего и все же относимся к вам с уважением. Хочется, чтобы и вы относились к нам также. Мы давно все и всем доказали, настала ваша очередь. Я закончил. Благодарю за внимание.

Он не замечал ничего и никого вокруг. Он пронесся мимо покрытого потом начальника, мимо Милены. Она пыталась ему что-то сказать, но он ничего не слышал. В его голове бушевал ураган из мыслей, его единственной целью был кабинет, где он сможет уединиться и огородить себя от этого угнетающего чувства. Зародившись в презентационном зале, оно шло за ним по пятам. Он пробежал мимо охранника, вскочил в лифт, спустился на несколько этажей и устремился к своему кабинету. Забежав в кабинет, он необычайно сильно захлопнул двери, сел за рабочий стол и стал ждать. Прошло десять минут. За это время он перебрал различные варианты своей дальнейшей жизни. Он не мог смириться с тем, что его будущее не будет связано с компанией, которой он отдал большую часть жизни. Им практически полностью овладело отчаянье в тот момент, когда он услышал голос начальника.

— Саливан, открой немедленно! — с необычной яростью произнес Стивенсон.

Ричард понимал, что сейчас решится его судьба. Он не мог заставить себя открыть двери, ему хотелось навсегда остаться здесь, в кабинете, укрыться от всех проблем, от людей, от этого мрачного мира. Голос его начальника становился все громче. Собрав в себе остатки мужества, он решился. Его окаменевшая рука упала на кнопку, вмонтированную в стол, и двери распахнулись.

— Саливан, что ты себе позволяешь! Как ты можешь с ними так разговаривать! — Стивенсон, опираясь руками о стол, и глядя прямо в глаза подчиненному, кричал на него. Ричард в этот момент сидел в кресле с лицом смертника ожидающего казни. Но Ричард не мог понять, почему, взглянув в глаза шефу, он не испытал никакого ужаса.

— Мне тоже не нравятся эти юпитерские выскочки, но я не позволяю себе обращаться с ними так, как они того заслуживают. Ты обязан понимать, что твои личные обиды не должны препятствовать интересам компании. Я не знаю, чем ты их зацепил, но, они подписали контракт. Благодари Бога за то, что они это сделали.

Он закончил говорить, повернулся и направился к двери. Практически выйдя из кабинета, он обернулся и произнес:

— Ричард, ты прекрасный работник, но ты должен научиться контролировать эмоции, это необходимо в твоей жизни. Я удвою твое жалование. А теперь иди домой и приведи себя в порядок, на тебя жалко смотреть.

Ричард расплылся по стулу, словно кусок масла по раскаленной сковороде. Создавалось впечатление, что его прическа пережила ураган, а по лицу промчался табун лошадей. В его голове не было мыслей. Его бессмысленный взгляд был направлен на полку с наградами за его изобретения. Каждый раз, взглянув на них, у него улучшалось настроение и возникало чувство гордости. Но сейчас этого не происходило, не происходило вообще ничего. Прошло несколько минут, прежде чем он пришел в себя. Он тяжело поднялся и очень медленно направился к лифту. Он с огромным усилием передвигал ноги, будто к ним были привязаны гири. Его дорогой, аккуратно выглаженный костюм был похож на дешевую куртку бродяги. Мятый, покрытый пятнами от пота пиджак, галстук висел на правом плече, одна половина рубашки была заправлена в брюки, а вторая торчала с боку и была похожа на голубя, пытающегося взлететь. Такого Ричарда Саливана охранник у лифта не видел никогда. От удивления он забыл, что хотел положить в рот свежую булку с сочной мясной прослойкой, и замер на месте. Лифт начал стремительное движение вниз в тот момент, как кусок мяса освободился из мучного плена и упал на брюки охраннику, после чего тот мгновенно ожил. Экскурсовод, проводившая экскурсию на первом этаже здания, внезапно оборвала рассказ о кампании, заметив, как из лифта выходит зомби в деловом костюме. Ричард успел сесть в аэромобиль, прежде чем она поняла, кем был этот зомби. Добравшись до места, он молча зашел в дом. Фрэнк безмолвно наблюдал, как его хозяин прошел в спальню, обессилено рухнул на кровать и почти заснув, произнес:

— Фрэнк, не буди меня.

Веки Ричарда медленно опустились, и наступила тишина и успокоение. Он погрузился в глубокий сон, забрав с собой все те испытания, что свалились на него.

Глава II

Залп снега, выпущенный облаками, обрушился на город, окрасив его в белый цвет. Людям, вышедшим сегодня из дома, могло показаться, что небо готово свалиться на их головы. Тяжелые, серые облака мрачно нависли над городом. Зародившись в самом сердце этих облаков, снежинка начала свое путешествие. Медленно кружась, она плавно опускалась на землю. Ее короткая жизнь проходит в полном забвении, хотя ей самой кажется, что она сама может выбрать то место, где она упадет и найдет последнее пристанище. Стоит ей захотеть, и она практически зависнет в воздухе или, наоборот, стремительно рухнет вниз. Но это не так. Ее жизнью управляет кто угодно, кроме ее самой. Земля притягивает ее к себе, а легкое дуновение ветра заставляет кружиться и определяет место гибели. Но сейчас она вместе с собратьями вызывает восторг на лицах людей. Тысячи глаз устремлены в небо. Постепенно приближаясь все ближе и ближе к земле, она готовилась лечь на площадку одного из участков, но внезапно налетевший ветер отнес ее к окну жилого дома. Она плавно опустилась на гладкую поверхность и практически мгновенно растаяла. Все что от нее осталось — маленькая капля воды, стекавшая по окну комнаты, в центре которой мирно спал человек. Этот человек был похож на нищего, укравшего деловой костюм. Его домашний компьютер не позволял себе будить хозяина, так как это был приказ. Но спустя определенное время, искусственный интеллект сделал это благодаря специальной программе, она позволяла нарушить приказ человека, если у компьютера возникли сомнения в стабильности состояния здоровья хозяина. Спокойная мелодия зазвучала в доме, но спящий человек не проснулся. Тогда мелодия заиграла громче, затем еще громче — это подействовало. Проснувшись, мужчина медленно приоткрыл глаза и посмотрел на часы в надежде увидеть время, но изображение было размыто. Он закрыл глаза, а спустя некоторое время опять открыл и увидел, что наступил полдень. Мгновенно придя в себя, человек вскочил с кровати и выбежал из спальни.

— Почему ты меня не разбудил Фрэнк, я же опоздал на работу? — с нескрываемой злобой спросил Ричард.

— Но ведь ты сам мне приказал, — ответил Фрэнк, не понимая, в чем он ошибся. — И тем более ты сегодня не работаешь.

— С каких пор я не работаю по субботам, — открывая двери душа, произнес Ричард.

— Но сегодня воскресенье.

— Я что, проспал целый день?

— Именно так.

Ричард стоял возле душа и размышлял о том, что он скажет начальнику завтра, как ему оправдаться. Он думал об этом ровно до того момента, как увидел отражение в стеклянной стенке душа. Его шокировал собственный внешний вид: растрепанные волосы, опухшее лицо и помятый костюм. Шок помог ему забыть о проблемах, заботах, вопросах, мучивших его. Ричард скинул с себя всю одежду, зашел в душ, включил воду и стал наслаждаться легкой прохладой, очищающей от грязи прошедших дней. Через некоторое время он сидел на кухне и пил горячий кофе. По стереовидению шли новости: в них сообщалось, что в Австралии продолжаются празднования в честь победы в финале турнира по космоболу. Это известие вызвало на его лице улыбку. Но она исчезла спустя мгновенье, как только Ричард вспомнил то, что не должен был забывать. Он помнил об этом каждый день с тех пор, как это произошло, но из-за всего случившегося он забыл обо всем.

Сегодня была годовщина смерти его лучшего друга — Джека Холдона. Ричард быстро надел строгий костюм, вышел из дома, и направился к тому месту, где покончил с жизнью его друг. Хотя идти надо было довольно долго, Ричард не воспользовался аэромобилем. Он шел по заснеженным улицам, понимая, что вместе с другом в нем умерла часть души. Джек был для него больше чем друг — он был готов всегда выслушать Ричарда, разобраться в его проблемах и помочь, не давая обычных советов, как это делали все остальные, Джек искал корень проблемы и, найдя его, делал все, что было в его силах. Джек Холдон работал в компании «АСК», в отделе, занимающимся поиском альтернативных источников движения. Он практически ничего не рассказывал о работе, а Ричард, понимая ситуацию, старался не спрашивать его об этом. Он знал только то, что Джек продолжает исследования отца — гениального физика, который был влюблен в свое дело и посвятил большую часть жизни компании. Его семья всегда понимала, что работа для него на первом месте, поэтому смирилась с тем, что он должен был отправиться в трехмесячную командировку. По возвращению домой, он ни слова не произнес об этом времени. Единственное, что он делал — каждые три месяца, в один и тот же день, водил сына к мосту в небольшом городском парке. Джек не понимал, зачем отец приводит его сюда, но он безумно любил его и подчинялся. Они приходили на этот мост и просто стояли, глядя на воду. Именно к этому мосту сейчас направлялся Ричард, именно с этого моста спрыгнул Джек Холдон, так нелепо оборвав свою жизнь. Джек рассказывал Ричарду, что Джейсон Стивенсон не разрешает ему продолжать исследования, что все его попытки доказать важность проводимой им работы уничтожались на стадии зарождения. Ричард видел, что Джек потерял интерес к работе, но ему и в голову не приходило, к чему это может привести. Узнав о гибели лучшего друга, Ричард несколько дней не мог взять себя в руки. Он не мог найти себе место, не мог есть, спать, он винил себя за то, что не смог понять Джека, не смог увидеть, насколько глубоко задели его проблемы, связанные с работой.

Ричард с трудом нашел в себе силы пойти на похороны. Тело Джека не было найдено, пустой гроб закопали рядом с могилой его отца. На похоронах присутствовал Джейсон Стивенсон. Увидев его, внутри Ричарда возникло чувство ненависти к начальнику, но, в тоже время, он ощущал и свою вину.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 438