электронная
54
печатная A5
298
16+
Морис д'Эльбе. Герои Вандеи

Бесплатный фрагмент - Морис д'Эльбе. Герои Вандеи

За Бога и Короля. Выпуск 9

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-9849-8
электронная
от 54
печатная A5
от 298

Морис Джозеф Луи Гиго д’Эльбе

На этот раз мой рассказ будет о Морисе Жозефе Луи Гиго д’Эльбе (Maurice Joseph Louis Gigost d’Elbée) или просто Морисе д’Эльбе втором генералиссимусе Королевской и Католической Армии. В моей первой книге, «Герои Вандеи», есть глава о нем, но для написания оной была использована газетная статья, с присущим для статьи объемом, поэтому, я и хотел дополнить и переработать, а где надо и исправить материал, написав специально книгу об этом замечательном человеке.

Итак, я начинаю свой рассказ. 21 марта 1753 года, в Дрездене, в семье первого советника при дворе польского Короля и Курфюста Саксонии Августа третьего родился мальчик. В тот же день, он был крещен в католической церкви и имя ему дали Морис Жозеф Луи.

Его отец, которого звали так же Морис, происходил родом из Анжу, а предки будущего вождя Вандеи, были шотландцы. Из Шотландии прибыл в 1445 году основатель рода д’Эльбе поступив служить в шотландскую гвардию французских королей. В Анжу же д’Эльбе поселились в конце XVII века после женитьбы одного из д’Эльбе на некой мадмуазель де Фушье давшей будущему мужу в приданое земли Ла Лож–Вожиро и Ла Гобилиньер (Гобиньер). Он умер в 1737 году, оставив после себя сына Мориса, который поступил в 1726 году на службу в саксонскую армию, это и был отец Мориса Жозефа Луи, сделавший там удивительную карьеру, дослужившись до первого советника.

В 1750 году, он женился на Марии-Терезии дочери «полковника-лейтенанта» (или по нашему подполковника) гвардии Августа III, то же француза по происхождению, графа де Мёссан. От их союза и родился 21 марта 1753 года, будущий генералиссимус.

офицер лейб-гвардии королевства Саксония

Кстати дед мальчика, как и его отец, носил так же имя Морис, это была такая давняя семейная традиция, распространенная в Анжу и Бретани, давать первенцу имя отца.

саксонский гренадер

Мальчик получил блестящее домашнее образование, и как это было принято в дворянской семье, решил посвятить себя «искусству войны» (L’art militaire), поступил в Дрезденскую военную школу, после смерти отца, последовавшей в 1763 году. После её окончания, в возрасте 16 лет, он вступает на службу младшим лейтенантом в гвардейский корпус гренадер, где служил, когда то его отец. Через год, он уже лейтенант, но Морис хочет переехать служить во Францию, родину его предков и 1 июня 1772 года он поступает младшим лейтенантом в régiment Dauphin-cavalerie Кавалерийский полк Дофина (наследника престола). Но если в Саксонии он стал лейтенантом за год, то во Франции Морису пришлось прослужить целых 9 лет, пока 6 мая 1781 года он не получил патент лейтенанта пятого легко-кавалерийского полка в Жуанвиле, на границе Шампани и Лотарингии. Прослужив еще пару лет и видя, что карьеры во французской армии ему не сделать, Морис подает прошение об отставке, которое и было удовлетворено 17 сентября 1783 года. Важный факт, Морис отличался удивительной для того «вольтерьянского» века религиозностью и благочестием, хотя сам при этом обожал и Вольтера и Руссо. Получив отставку, он едет в поместье своего деда в Ла Лож-Вожиро, недалеко от Бопрео, Ле Пэн-ан-Мож (родной деревни Кателино), Шоле.

Франция горнист кавалерист 1786 год

Соседями д’Эльбе стали де Боншампы в Ла Бароньер, де Буаси в Ла Шатеньере, Лярошжаклены в Ла Дюрбельер.


Среди соседей, особая дружба сложилась с маркизом де Буаси, он то и познакомил Мориса с Маргаритой Шарлотой дю Гуа, дочерью, уже покойного на тот момент, губернатора острова Нуармутье. 17 ноября 1788 года, в церкви Ла Гобртьер, состоялось венчание Мориса и Маргариты Шарлоты, на котором Пьер Проспер де Буаси был свидетелем со стороны жениха.

Это была действительно большая любовь, Маргарита Шарлота останется верна своему мужу до самой смерти.


А в это время идут выборы в «Генеральные Штаты», чей созыв предполагался в мае 1789, впервые начиная с 1614 года! Провинции бурлят в ожидании перемен. Король подписал 8 августа 1788 года, указ о созыве «Генеральных Штатов». И хоть люди в провинции верны Богу и Королю, но идеи Руссо, «общественный договор», «Энциклопедия» Дидро и Даламбера так- же широко популярны, их обсуждают и читают практически все.

Дух Вольтера и идеи Руссо прекрасно уживаются с набожностью и благочестием и роялизмом Мориса. Как пишет один из современников: « в то время крестьяне хотели стать буржуа, буржуа хотели стать дворянами, а дворяне хотели стать знатью». Ну, просто как в песне: « перемен, мы ждем перемен»!

Генеральные Штаты 1789

И вот наступило 14 июля 1789 года. Стоит отметить, что благодаря патриархальным нравам и удаленности департамента Вандея от Парижа, революция была поначалу там воспринята как эдакая цепь реформ, направленная на укрепление государства (аналог нашей «перестройки»), которая не несет ничего антихристианского и антимонархического.

Свобода слова, печати, свобода гражданская и политическая, равенство всех перед законом, равное налогообложение, и при этом за католичеством сохранен статус государственной религии, а во главе государства, Король! Что здесь плохого?!

В своих наказах к Учредительному Собранию (,Assemblée constituante de 1789), крестьяне пишут об улучшении материального положения приходских священников (кюре) и их допущения в местные органы самоуправления! Где тут гонения на религию?!

взятие Бастилии 14 июля 1789

Мало того, 26 июля 1789 года Морис д’Эльбе и еще 68 жителей округа Бопро (69 из 2673 жителей прихода) празднуют взятие Бастилии и подписывают радостное «приветствие» по этому поводу, в Анжер, для передачи депутатам Анжу в Национальном Собрании! А кюре Бопро бьет в колокола и исполняет «Te Deum» в своей церкви в честь взятия Бастилии!

Отрезвление пришло чуть позже. 2 ноября 1789 года Национальным Собранием было национализировано церковное имущество, но при этом государство брало на себя обязанности по обеспечению расходов по отправлению культа, содержанию причта и вспомоществованию бедных.

Декретом от 19 февраля 1790 года Собрание запретило уход в монастырь, запретило все монашеские ордена и конгрегации.

27 марта 1790 года Римский Папа выступил против церковной политики Национального Собрания. В ответ Собрание приняло 12 июля 1790 года «гражданскую конституцию духовенства».


27 ноября 1790 года была выработана форма присяги, которую должны были приносить все духовные лица, присяги на верность и повиновение гражданской конституции.

Отсюда пошел раскол во французской католической церкви. Многие священники, а их было 55%, отказались присягать конституции. Тем самым поставив себя вне закона. Они были изгоняемы с приходов и лишались государственного жалования, которое им было положено по декрету от 29 ноября 1791 года.

Но при этом нашлось семь епископов, среди которых знаменитый Талейран, что подписали и одобрили присягу.

Закон от 27 ноября 1790 года говорить о необходимости преследования «как нарушителей общественного порядка» не присягнувших священников. При этом Папа Пий VI в своей булле от 13 апреля 1791 года охарактеризовал «гражданскую присягу духовенства» как ересь и схизму! Постановление от 19 июня 1791 года уже обязывало под страхом отставки и суда общественным обвинителям преследовать не присягнувших священников! И « не присягнувшие» служили мессу в лесу, тайком, как первые христиане. Население, как правило, привязанное к старым священникам, обращалось только к ним, ходило на тайные мессы и не признавало «обновленцев», священников принесших присягу.

тайная месса в лесу

В Ванде же приход был как одна большая семья, и крестьяне следовали за своими пасторами. К примеру, в регионе Може, только 21 пастор из 236 принял присягу.


И вот уже 15 августа 1791 года, в день « успения пресвятой Богородицы», 3000 «верных», среди которых Морис со своей женой, собираются между Бопро и Шоле в лесу Беллефонтань, где молятся святой Деве в одной маленькой часовне. Они оставались на месте в течение трех дней. В ночь на 20 августа 1791 года, национальные гвардейцы разогнали «папистов», арестовав при этом 30 богомольцев. Часовня была заколочена, а статуя святой Девы, отправлена в Шоле.

В Бопро арестован монах по имени Коквиль, друг д’Эльбе.

В виду того, что Франция вступила в войну, с 20 апреля 1792 года, Законодательное собрание приняло 27 ноября 1792 года, еще более суровый декрет против не присягнувших священников. Они приговаривались к изгнанию, если же не присягнувший священник продолжал оставаться во Франции, он приговаривался к десятилетнему тюремному заключению!

арест не присягнувшего священника

Король выступил против этого декрета, но скоро наступит 10 августа, а затем и провозглашение Франции республикой и тюремное заточение Короля вместе с семьей в Тампль. Приход к власти Конвента лишь ужесточил меры против не присягнувших священников, они уже не только томились в тюрьмах, но и шли на смерть за свои убеждения!

казнь священника

Поэт и историк Ламартин пишет о той поре во Франции

«Партия коммуны хотела с корнем вырвать все, что могло напомнить религию, и веру из сердца и из самой почвы Франции. Колокола, этот звучный язык христианских храмов, были перелиты в монету или в пушки. Раки, реликвии, предметы, посредством которых воздавались народом почести апостолам и святым католической веры, были лишены своих драгоценных украшений и выброшены. Депутат Руль разбил на площади в Реймсе склянку с миром, которая, как гласила древняя легенда, была принесена с неба, чтобы помазывать королей божественным елеем. Директории департаментов запрещали учителям произносить самое имя «Бог» во время занятий с крестьянскими детьми. Андрей Дюмон, посланный с полномочиями в департамент Севера, писал Конвенту, «Я арестую священников, которые позволяют себе справлять праздники и воскресенья. Я уничтожаю кресты и распятия. Я в восторге. Повсюду запирают церкви, сжигают исповедальни и изображения святых, из священных книг делают пыжи для орудий. Все граждане кричат:,«Долой священников! Равенство и разум!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 298